Милостыня

Паломничать на микроавтобусе всегда легче, чем на большом:  меньше людей, меньше суеты, все быстрее притираются друг к другу.

Но в этой поездке всё равно было что-то особенное. Организатор поездки очень тепло общалась с одной из женщин, Мариной, и часто перенаправляла к ней вопросы ехавших в первый раз.

Благожелательность Марины была не только внешней. Она удивительно спокойно обходила те "острые углы", с которыми каждый из присутствующих ввалился в эту машину. За двое суток вроде бы невозможно "обкататься" тем бедам и страстям, которые везли паломники на облегчение к Божией Матери, к ее чудотворной иконе. Но Марина словно обволакивала нестроение человека своим особым, выстраданным, терпением.

Иногда кто-то делал или говорил что-то достаточно тяжелое. Тогда по ее моложавому лицу пробегала волна боли, покрывавшая его сеточкой частых морщинок и резко старившая ее лет на двадцать. Потом боль скрывалась, и глаза опять улыбались.
Часа через три после начала поездки Марина раскрыла очень большую сумку и начала доставать оттуда контейнеры с едой. Гора все росла. Пюре, овощная подливка, выпечка, несколько термосов с чаем - это все было для нас. Она подкладывала и подкладывала, объясняла постные монастырские рецепты и радовалась, когда просили добавки. Поздний завтрак стал скорее похож на очень приличный обед.

К часу дня мы добрались до источника. Женский коллектив, сплоченный акафистом Николаю Чудотворцу, завтраком и разговорами, деловито занялся православными паломническими обязанностями: записками, бутылками с водой и погружением.

Последнее добавило аппетита, сплоченности и озноба, благо мороз в Рождественский пост был небольшой. Марина ждала всех в автобусе с горячим чаем и незабываемой едой по уже известным монастырским рецептам. Всеобщая благодарность была необыкновенной.

Монастырь встретил нас покоем, порядком, трапезной и вечерним богослужением. Он как бы передал всем свою особую степенность: паломники растворились в храме среди молящихся и исповедующихся. Утром почти все пошли ко причастию.

После литургии и трапезной - дорога домой. Внутренняя напряженность ушла, все сроднились, насколько было возможно в этом маленьком доме на колесах, где Марина опять всех кормила досыта бутербродами с домашней кабачковой икрой.

***
Вечером  я позвонила своей знакомой, которая уговорила меня поехать в этот монастырь, чтобы поблагодарить.

- Ты знаешь, меня очень удивила Марина. Всех так хорошо кормила, как будто особое послушание исполняла, - поделилась я своими впечатлениями.

- Прости, я думала, что рассказала тебе. В определенном смысле это и есть послушание. Точнее, помин. Несколько лет назад у Марины трагически погиб сын.  В этих поездках в монастырь к Матери Божией она свою боль хоть немного утишает, да и сына вымаливает милостыней. Помяни раба Божия Алексия...


Рецензии