Просфора

Был праздничный день, поэтому воскресная служба шла дольше обычного. Прихожане расходились  не торопясь, степенно прикладывались ко кресту, брали просфору, тоненькими ручейками растекались к другим иконам, и, журча полушепотом, выходили группами или по одному.

Тихую размеренность иногда нарушали, как камни в русле речушки, зашедшие только в честь праздника люди. Вокруг них создавались временные завихрения: в лавке, где свечницы объясняли им что-то по запискам, возле икон, особенно возле Николы и Всецарицы, и, уже реже, у панихидного столика. Через несколько секунд водовороты распадались, чтобы возникнуть в новом месте.

В  этой тихой живой пульсации мне легко и спокойно дышалось. У креста людей осталось немного, человека три-четыре. Я потянулась за просфорой, и рука знакомо скользнула в сумку, где для этого в кармашке специально лежал платочек. Пока  я завертывала просфорку, сзади послышался громкий женский голос. Через минуту женщину уже слышал весь храм.  Оказалось, что ей не досталось просфорки. Она сначала упрашивала найти ей хотя бы одну, а потом начала требовать, потому что было «очень нужно».

Батюшка тихо уговаривал её, объяснял про большой наплыв людей в праздник... Женщина вдруг резко развернулась и, стуча каблуками, вышла из храма. В притворе мы с ней столкнулись. От возмущения она раскраснелась, пот мелкими капельками выступил на губе и лбу, даже тушь растеклась. Еще несколько секунд -  и она села в остановившуюся недалеко от храма маршрутку.

....
Этот случай скорее всего забылся бы, если бы в следующее воскресенье рука не  потянулась за  просфорой и знакомо скользнула в сумку, где... уже лежала просфора. А ведь та просфора была очень нужна -  не мне…  Я смотрела на зачерствевший комочек и чувствовала только одно: СВОЮ немягкость.


Рецензии