Сколько боли... сколько... сколько...

Нас собрали для необычного опроса. В зале демонстрировали документальные короткометражки только одной тематики: наркотики и молодежь. Эти ролики сделали сотрудники отдела  по борьбе с наркотиками. Это были ещё достаточно молодые люди, только рано поседевшие. И  лица у них были особенно напряжены.

Участникам просмотра надо было высказать в конце своё мнение о возможности подачи этого материала школьникам без корректировки или, все-таки, со смягчением "правды жизни". Но случилось несколько иное. Это был не просто просмотр, это было схождение в ад.

Запомнился эпизод оперативной съёмки в доме, где произошло самоубийство девушки-наркоманки. Записка, где она написала, что пыталась покончить с этим, но ей не поверили. А жить дальше ТАК она не может, точнее, не могла. И тело (теперь уже труп) в ванной, рядом отец, держащийся за сердце и медленно оплывающий на диван, вой матери. Все...

...Почти две тысячи лет назад на кресте висел разбойник. Он сам признал, что получил «за дело». Но услышал странные слова: "ныне же будешь со мною в раю". Эти слова - истина. Но между обетованием и его исполнением было несколько часов нечеловеческого страдания. После Его смерти природа пришла в смятение, римским солдатам надо было торопиться, потому что смерть на кресте занимала иногда несколько дней. Поэтому для ускорения "процесса" разбойникам, и покаявшемуся, и не покаявшемуся, солдаты перебили голени. Смерть наступила от болевого шока и потери крови...

Голени здесь не случайны. Есть такая штука - "крокодил". Делается из  растворителя для краски, йода, соляной кислоты,  бензина, и это вкалывают. Да, это делается в притонах, там, где ниже не упадешь. Но на месте укола – нагноения, раны, гангрена, плоть отгнивает заживо. Процесс идет снизу вверх, поднимаясь  вслед за последующими уколами, тянется все выше и выше, почерневшее тело отпадает от кости. Процесс необратим. А человек-то жив.  Там на дне только боль, много боли. И перебитые голени.

В книге об Иоанне Крестьянкине был описан эпизод о спившемся бомже. Он, уже умирая, попросил соседку позвать к себе священника. Тот нашёл его в заброшенном доме  на куче хлама. На вопрос, почему он решил, что умрёт, ответил, что к нему пришёл Господь и так сказал. И вместе со священником можно только повторить: что же надо было пережить человеку, чтобы утешить его пришёл сам Бог...


Просмотренный материал всех просто раздавил. Не удивительно, что люди, сделавшие его, так рано поседели. Они на передовой. И там убивают.


Рецензии
Посему и заповедано - "Не суди..." Высота страдания не видна со стороны... Слёзы автора - не наши слёзы... Мы плачем с плачущими, но разная цена у наших слёз...

Вера Ветрова 9   22.09.2017 01:57     Заявить о нарушении