Надежда

Матери было уже сорок, когда она появилась на свет. У  нее уже был сын от первого и крайне тяжёлого брака. А вот со вторым мужем детей у них не было почти двенадцать лет. Поэтому и и имя дочери дали особенное: имя на тот момент уже почти потерянной надежды. Надежда так и осталась единственным утешением и богатством в семье. То есть та надежда, которая НАДЕЖДА.

Первый брак мать не вспоминала никогда. Отец ребёнка бросил ее через год после рождения сына. И она, работая санитаркой в районной больнице, пошла учиться на стоматолога. Сказать, что было трудно - ничего не сказать. Ещё девочкой Надежда как-то спросила свою мать, почему она не плачет, когда чистит лук. Та отшутилась, что слёзы кончились.

  Слёзы кончились, когда она с сынишкой меняла уже пятую квартиру. К тому же Юрка рос очень сложный и бесшабашным. Трехлетние муки молодой женщины прервались вдруг, потому что главный врач, первый хирург и первый красавец района, посватался к ней. Просто пришёл и забрал ее с сыном к себе. Почему он женился на ней, так и осталось для неё до конца  не понятым. Возможно, Петра Тимофеевича  поразило ее противостояние жизненным скорбям, а, может быть, это была  жалость. Галина Алексеевна ответила беззаветной любовью и великим почтением к человеку, который был к тому же старше ее на десять лет.

Последующие сорок лет они жили в ногу со всей cтраной. Вначале работали согласно пятилетним планам партии  и правительства, затем, в девяностые, выживали вместе с больными, которых иной раз лечили только словом. Семья практически нищенствовала и выживала только за счёт каторжного труда на земле.  Петр Тимофеевич продержался тогда в больнице дольше всех, хотя уже разменял седьмой десяток. Он ушёл, когда медсестра случайно выкинула последний скальпель.

...В тот день семья собралась на день рождения Галины Алексеевны. Надежда, тоже уже врач, приехала из города, а Юрка - из соседней деревни, где бездумно кувыркался неизвестно с кем, как, впрочем, кувыркался он всю свою сознательную жизнь. Ещё не успели сесть за стол, как брат упал замертво. Три врача бились не просто на смерть, а бились со смертью близкого человека. Скорая констатировала смерть от сердечного приступа...

Пережитое горе, но, в еще большей степени, застывшая от потери сына в немой судороге мать заставили Надежду задать тот особенный вопрос, вопрос-путеводитель: почему так получилось?  И как помочь матери выйти из этого состояния?  Эти вопросы привели в храм. А там открылось новое измерение, где на каждый вопрос ответ  шёл из вечности. А еще пришла молитва.

 Боль в истрепанном сердце, если не проходила совсем, то трансформировалась в понимание необходимости прошедшего, в принятие всего, что было, есть или будет. Своё одиночество избаливалось милостыней, а ещё необыкновенной заботой о стариках-родителях, этой ее особой боли и любви. Надежда отдавала им свои выходные, праздники и отпуска.

Хрупкость видимого постоянства становилось все очевиднее с каждой минутой, которые подводили их к уже обозримой черте, за которой ждет вечность. И все-таки принятие испытаний даётся всегда трудно, как не готовься. Диагноз "рак" прозвучал вначале для отца, а затем и для них с матерью.

Семья снова была вместе. Они жили теперь в городе у Надежды, где легче было получить лечение. Отец, правда, был уже не операбелен, слабел на глазах. Скоро метастазы поразили мозг,  и он перестал узнавать своих. Пока дочь была на работе, Галина Алексеевна сидела напротив Петра Тимофеевича и тихо плакала. Свою беспомощность она переживала спокойнее, чем боль от пролежней у мужа. И ещё сильно давило ощущение  одиночества дочери в будущем. Это было всеобщее мучение болью друг о друге.

Все  держались верой Надежды. Она приглашала священника домой каждый месяц. Отец умер на Крещение через день после причастия.

Надежда взяла кредит. Через две недели после похорон мать была уже на операции. Врачи уверили, что шансы не плохие.

Теперь Надежде надо обеспечить матери курс  лучевой терапии. Но самая главная ее боль - тоже успеть прооперироваться и не умереть прежде матери. А пока она не выходит мать, ей не лечь в больницу.

Надежда не умирает…


Рецензии
Трудно что-либо писать по прочтении таких судеб... Но ярче светят заповеди блаженств...

Вера Ветрова 9   22.09.2017 02:06     Заявить о нарушении