Этот диалог произошёл в 2004 году

- Ярославцевы?
- Да, а что случилось?
- Вы Владимир Владимировичу Путину письмо писали? Помощи у него просили?
- Да, мы.
- Вот я и приехал по этому поводу. Я ваш участковый. Вы вообще у нас прописаны? Хотябы временно?
- Нет, у нас денег нет, за прописку заплатить.
- А как же вы детские получаете?
- Вот поэтому и писали письмо с просьбой о помощи. Работы нет. Денег нет. Прописки нет. Даже детские не можем получить.
- Ранее судимы? Может быть от суда прячетесь?
- Нет - нет, ни разу не привлекались. Мы законопослушные граждане.
- Хорошо. Проверим. А как вас сюда занесло?
- Вам вкратце рассказывать или подробно?
- Как хотите, времени у меня много.
- Жили мы в Томской области. В тайге собирали – заготовляли на долгую Сибирскую зиму грибы, ягоды да орехи кедровые. В огороде садили картошку. Животных не держали, потому что жили, окружённые Васюганскими безкрайними болотами. На топких болотах только клюква да морошка растёт, травы там не накосишь. Сено завозили по зимнику с Омской области. Муж 20 лет отработал в Аэропорту радиотехником, и предприятие сократили - закрыли. Я отработала около 15 лет в Нефтегазоразведке, и моё предприятие закрыли-ликвидировали. Потому что нефть и газ разведали, и Добыче участки нефтеносные передали - отдали. Я устроилась вахтой на работу(15X15). Следила за обваловкой качалок. Но во время аварии, когда фонтан бьёт под напором из под земли, никакая обваловка не помогает. Аварию конечно устраняют, но природу никто восстанавливать не собирается. На многие километры вокруг гибнет всё живое. Однажды я не выдержала такого варварства и пошла к начальнику:
- -Как же так? Объясните мне малообразованной. Я родилась и выросла в этой неописуемой словами, первозданной красоте. А вы пришли и всё загубили. Проложили дороги, отсыпали щебнем. Глухари и косачи камушки заглатывают - зобики наполняют. Утром туманным на насыпи сидят. А вы пока из Стрежевого до месторождения едите, их из машин расстреливаете без счёта. Нет больше дичи в лесах. При прокладке дороги дренажные отводы не делаете, с одной стороны тайга сохнет, с другой мокнет. Ягоду комбайнами гребёте - весь ягодник подчистую снимаете. Черёмушку под корень рубите, что бы ягодками полакомится. Кедры спиливаете, что бы шишек да орех набрать. Службе экологии огромные штрафы платите, за ущёрб природе. Но эти штрафы не идут на восстановление природы, а в карманах ваших же и оседают.
- Всё правильно говоришь, Николаевна! Не плачь не рыдай. С тобой не поспоришь. Однако смириться тебе придётся. Ибо не знаешь всей истины. Плетью обуха не перешибёшь. Везде, где большими деньгами пахнет, всё остальное не в счёт. А хочешь, я премию буду платить больше в два раза, чем зарплата. Можешь вообще больше не работать. Числиться будешь, стаж идти будет. Жить в Стрежевом. В отдельной благоустроенной квартире. Всё что хочешь, для тебя сделаю. Ты очень мне нравишься.
- Вы шутите? Я про загубленную природу, а вы про что? Я же замужем, и у меня двое детей.
- Детей выучу, это не проблема. Муж не помеха. Только вот если заупрямишься, жизни тебе на вахте не дам. Начальники участков мне все обязаны, и тебя никто на работу не примет.
- Вот это да! Вот и поговорили! Природа вас совсем не волнует?
- Меня ты волнуешь и деньги. Думай. Решай. Выбирай!
Доработала я до конца вахты, и приехала домой. Муж мой, безработный из запоя не выходит, пьёт горькую. Дети у бабушек. В доме всё вверх дном. Вот и выбирай, что делать дальше. Муж любимый и единственный за сердце держится, умоляет никуда больше не уезжать. Говорит, что любит без памяти и в разлуке жить не может. Просит ещё деток родить и семью сохранить. Вы думаете, я так легко согласилась? Ничего подобного. С работы то уволилась, но месяц потом пластом лежала. От переживаний, на нервной почве ноги отказали. Никакой боли не было. Онемела нижняя часть спины и ноги. Давление прыгало и в глазах темнело. Муж не отходил, ухаживал. Столько нежных и красивых слов я никогда прежде, да и после этого, от него не слышала. Муж мой от природы и воспитания, человек сдержанный и медлительный. Когда я выздоровела, тогда и договорились, семью сохранить и детей рожать. Муж потом долго и трудно от водки отучался, часто срывался и в запой уходил. Я же детей вынашивала и в великих муках рожала. Когда беременна была двойней Верой и Любой, всё продали и на Алтай поехали. Я мечтала только об одном. Уйти самой от соблазнов и лёгких денег и деток увезти- спасти от этой напасти. Уйти от цивилизации, которая уничтожает сук, на котором сидит - природу матушку. Увезти мужа от друзей -собутыльников. На Алтае дочек родила. И в горы пошли. Там, далеко в горах был брошенный сруб, который можно было достроить и жить. Но река Белая непреодолимой и неожиданной преградой встала на пути. Некоторое время жили станом у реки – ждали когда вода спадёт. Местные долгожители удивлялись, такого полноводия они не помнили. Время уходило, и с ним мои планы и мечты. Полные телеги стройматериала и инструментов, были проданы за копейки. Корова, козы, кролики, кобылки, жеребята, утки и куры. Вся живность была продана быстро и по дешёвке. Если учесть, что всё мы покупали дорого и в больном и истощенном виде, так как опыта в животных не было. Тогда понятно, что мы после Алтая остались нищими. Нас с радостью принял на работу хозяин из Адыгеи, за крышу над головой и еду.
Почти год жили, за его баранами да козами смотрели. Новые стайки строили. Дворовые постройки расширяли. Потом поняли, что он нас по хорошему не отпустит. Пришлось подключать престарелого дальнего родственника –судью из Икряного. Судья нам написал письмо, в котором обещал работу и жильё в Икряном. Мы показали письмо хозяину. Он нам нехотя вернул документы и оплатив дорогу, отправил в Астраханскую область. Родственник умер от старости. Я обратилась за помощью к главе сельской администрации, он ответил:«Только вы не умирайте с голоду на моём административном участке. Помочь ничем не могу. Денег нет»
Обратилась в район, ответили: « Жилья нет. Работа только низкооплачиваемая, столько детей не прокормите.»
Обратилась в область. Меня даже к Жилкину не подпустили, сказали:«У нас большой опыт по беженцам и переселенцам. Никто из них в нашей области с таким большим количеством детей не справился. Поэтому ответ однозначный: Детей в детдом, а вас в пастухи на дальнюю точку.» Потом мы случайно узнали, что в Карабулаке можно рыбой прокормиться, но не думали, что для себя рыбку сетями ловить запрещено. Там, где жили, для себя ловить всегда разрешалось. Просила разрешения ставить одну сеть в сутки для себя. Ответили: « Если вам разрешим, то другие захотят, а это недопустимо».
Вот теперь мы письмо написали самому Владимир Владимировичу. Ждём результатов.
-А разве вы не знаете, что все ваши письма назад к нам приходят, с припиской: «Разобраться на месте» Мне очень вас жаль, но штраф я вам большой выпишу по всей строгости закона. На каждого члена семьи выпишу. Да, да не удивляйтесь и на малышей тоже, что живёте без прописки. Советую побыстрее заплатить иначе накажут!

Раньше помогал нам немного областной депутат(судимость с меня снял, игрушки да конфетки деткам , бракованные джинсы и денежку к школе выделял) с условием, что бы никому об этом не рассказывала, не подсказывала и не помогала. Я же не выдержала и односельчанам пути-дорожки показала и рассказала. Одному-двум помогла и пути-дорожки перекрыли - закрыли, а его предупредили, что если ещё раз мне поможет, то его на пенсию отправят. Видимо не только его одного предупредили, теперь со мной никто из областных депутатов не общается.

Последний раз даже на порог не пустили. Вышел депутат на улицу, повернулся ко мне спиной и так и разговаривал, я потом даже у мужа спросила, неужели я так плохо выгляжу, что депутату на меня смотреть противно?
Я Жириновскому летом письмо писала, просила помочь старшего сына трудоустроить. Сына сразу же на биржу оформили. Платили по 800 рублей в месяц. Сейчас трудо устроили в наш детский сад на 0, 25 ставки. Зарплата 1300 рублей в месяц.
Ещё писала письмо министру Образования Астраханской области. Насчёт того, что через чур строгие требования к оттенкам школьной формы и даже к колготкам и сменной обуви. Учебники меняются каждый год. Никаких снисхождений и льгот для многодетных. Стыдно у добрых людей конкретных оттенков одежду и обувь просить(очень на мои личные капризы смахивает). Нашу одежду потом ещё многие сельские детки донашивают. Министр мне ответил, что бы разбиралась с директором, а её заставил объяснительную писать. Теперь от нашей школы каждый месяц ко мне Управляющий совет и учителя ездят. Смотрят, выясняют, спрашивают как я детьми занимаюсь, какие условия для отдыха и учёбы создаю.
Я искренне рада за Вячеслава Глинки.
С нами же всё намного сложнее. Я хожу по кругу. Что бы не предпринимала, получается не так как планировала. А иногда и хуже. Нам предлагали деньги выделить на расширение козьего хозяйства. А на наших коз какой то мор напал. Козлята новорожденные дохнут, и уже две взрослых козы издохли. У одной козлята в брюхе разложились, у другой печень разрушилась. Коз держать –разводить смысла нет…

   


Рецензии