Красное облако. Начало. Как всё начиналось 7

7

- Она сумасшедшая! – Швырнув сумку на кожаное дорогое кресло, заявила Мери.
Её раздражала мысль, что кто-то дотронулся до её Рея. Только она имела право это делать. Рей – её собственность, которая даже не подозревает о своей участи...
- Всё ведь хорошо… ничего не случилось.
- Не случилось?! О Боже, Рей! – Они посмотрели друг на друга и сменили выражение лица – каждый вспомнил о недавней клятве самому себе: быть спокойным, перестать зацикливаться только на себе (это касалось исключительно Мери с её лицемерием).
- Хорошо… - она замялась, остыв, - но мне не по себе, я волнуюсь за тебя.
Он молча расстилал постель и на минуту задумался: а что, если бы остался с Амелией? Что было бы тогда? И вспомнил резко причину расставания… нет, он не вернётся. Он не может вот так взять легко и вернуться не потому, что это не красиво и ранит сердце (как он думает) Мери, а попросту потому, что юный психотерапевт плевал на состояние своего парня.
«Это ведь глупо, Рей. Она не любила тебя, в чём проблема? Почему я… она никак… она никогда да и никак не проявляла свои чувства. Словно демон здесь она, а не моя девушка».
- Пойдём спать? – Опомнился он.
Она кивнула.
Мери заснула быстро, но Рей придался размышлениям: что было бы, если?
«Я ведь не могу всё бросить. Нет. Не могу так поступить. Ей просто нужны были мои деньги, она ведь знает психологию… точно! Она ведь знает повадки все эти. Она мной манипулировала. Хорошо, что я понял это тогда. Да. И ушёл. Какая разница? Боже, это было меньше месяца назад… она точно магнит. Какая разница? Мы расстались. Я бросил её. Понял ведь, не так ли? И всё хорошо. Мери здесь, под боком, рядом. И она не предаст. Кто меня может предать? Состояние какое! Ну, а она тогда почему вела себя так? Со мной что-то… да нет, тогда Мери бы не было рядом. Эта женщина не лежала бы сейчас рядом со мной, и… так, стоп. Расставим всё, как есть. Я ушёл от неё. От Амелии. Замечательно. Бросил из-за Мери, но поступил ли я правильно? Да! Она не была рядом никогда, и я чувствовал себя таким… одиноким? Я был одинок. А Мери спасла меня… мой луч света».
Он посмотрел на неё. Та укрылась одеялом поверх головы и не отвечала даже на стук по спине. Она крепко спала…
«Что за?!»
- Эй!
Мери перевернулась на бок, скинула одеяло до пояса, замахнулась рукой на Рея, а ногу откинула в другую сторону – и всё это за долю секунды. Рей вздохнул с облегчением – наверное, снится что-то…
«Как же это всё бесит. Все эти сны. А Амел так и не помогла. Пф, конечно. На что я надеялся? На помощь от бывшей девушки?»
- АА!
Мери резко перевернулась на живот, опрокинула руку за голову и закряхтела.
- Да что с тобой происходит там?
«О чём это я… Мери? Что же… она обещала рассказать про маму что-то. Обещала ведь и не рассказала. Напомню, как проснётся».
- ЧТО?!
Рука повисла в воздухе, упала и сжала подушку. Лицо налилось красным. Проступил румянец? Нет, скорее лицо побагровело, словно от сумасшедшей жары. Мери взвизгнула. Снова. Резко перевернулась на бок и сжала подушку.
- Эй… ты точно спи…
- Твою мать!
Мери горела. Всё её тело словно жарилось на костре. Пальцы разбухли. Она горела и от этого чувства проснулась, и заорала, что есть мочи. Это был визг страха – ужас просвечивал её глаза насквозь. Мери мигом подпрыгнула на кровати, взлетев на воздух и упала обратно.
- Что с тобой? – Он весь перепугался. Мери так извернулась, словно пять демонов только что покинули её тело.
- Это был сон. – Она только дрожала. И боялась. Ей было жутко страшно. Теперь Мери поняла, что чувствовал Рей всё это время, жалуясь на такие вот сны, от которых не то что мурашки по телу пробегают с бешенной скоростью, а сердце выпрыгивает. Ещё немного и её бы вырвало тем самым сердцем.
- Просто сон, ничего страшного. Спи. – Выдавила она из себя и легла обратно. Место под ней было слегка мокрое от пота.
«Я ведь точно видела… я точно знаю, что видела, что это было. Это не было похоже на сон» – думала она, - «обычно всё не так…».
По какому праву позволили ей высшие силы сделать это – не понятно, но она всё равно легла и начала вспоминать каждую деталь во сне.
Вот, она держит на руках больную мать, пепельную блондинку с ярко-зелёными, как и у Мери, глазами и узким, слегка вздёрнутым вверх носиком. Она была милая, прекрасная. Они смотрели друг на друга, и всё было совсем по-другому: куда-то делать прежняя ненависть Мери к матери, исчезла и у последней желание побранить, осудить, дать совет, который Мери и так знает. Мать и дочь… словно как в сказке. Они наконец пришли к перемирию и теперь, за долгие годы, наслаждаются моментом семейного счастья, которого так не хватало. Мери подумала об отце, где он сейчас, что с ним стало? И как он вообще выглядит? В жизнь, в настоящей, реальной жизни она никогда не видела своего отца даже по фотографиям – их все мать сожгла. Но теперь она вдруг вспомнила его образ, словно на плёнке. Словно она видела его давным-давно и теперь память восстановила по крупицам этого мужчину. У него были милые глаза. Красивые, янтарного цвета. Густые бакенбарды и вымазанные гелем, убранные назад, собранные в маленький хвостик волосы цвета смолы. В её видении он улыбался.
Но всё вдруг переменилось. Причем слишком быстро и неожиданно ни для Мери, ни для матери на её руках, ни для образа отца, сложившегося в голове, имя которого она даже не знала. Мама упала на землю. Нет, она не выскользнула из рук, хотя, так Мери и призналась бы ей в следующий раз встречи, но… это Мери вытолкнула свою мать. Она вспомнила боль. Фильмом ей за несколько секунд пронеслись картинки всех страданий и мучений, доставленных матерью. Она вдруг опомнилась, да!
Мама уже лежала на мокрой траве, которая взялась неизвестно откуда – главное отличие мистического мира снов. Она смотрела на дочь снизу-вверх, то ли восторгаясь ею, то ли презирая, как, впрочем, смотрела она на неё всегда. И в её глазах вдруг исчезла вся радость, а в душе – любовь. Всё рухнуло в один миг, стоило Мери вспомнить отрывок мучений из детства. Вот, мать хватает её за волосы, клонит вниз и тащит за собой на кухню. Затем бранит, снова бранит. Не известно за что… она словно сама не знает – ей нужно выпустить пар. И Мери не понимает, что она сделала не так.
- Мне больно. – Выдавила мать.
- Мне было больнее. – Не открывая рта ответила Мери.
Мери вдруг поняла, что всё начинает рушиться. Она взглянула на ладони – они красные. Затем со страхом посмотрела на мать – той уже не было. Нет, её просто нет. Она исчезла, испарилась. Возможно, её и раннее не было здесь? Возможно, это воображение сыграло злую шутку, заставив Мери выйти из себя?
Она посмотрела на небо – чёрное. Только красные облака на нём, что весьма странно, указывали на жизнь.
Её руки продолжали гореть. Они наливались красным, чесались. Пальцы вздувались, как после мороза, и она снова посмотрела на небо (что заставило её сделать это – неизвестно, тело словно не слушало разум) – оно всё залилось бордовым.
Стало жутко. Нет, не страшно, совсем не страшно, а жутко. Мери продолжала смотреть на небо и заметила вдалеке звезду – она сияла так ярко и была единственная здесь… что-то пошло не так. Мери попятилась назад, она боялась, что что-то произойдёт, и оказалась права – на неё нёсся метеорит. С сумасшедшей скоростью тёмно-коричневая глыба ужаса приближалась к ней, пока в итоге не упала рядом.
Она поняла – это конец. Всё… больше не будет ничего светлого.
- А я? – Чуть открывая рот спросила она.
Это конец…
- Зачем тогда всё это было? Я не хочу умирать.
Мери думала о том, чего добилась. Вспоминала, как окончила школу на медаль, затем – вуз на отлично, встретила Рея и забрала его себе ради богатства. Она же умная. А он повёлся на её россказни и фальшивую заинтересованность.
- Все мои старания…
Вдруг она подскочила и побежала. Мери ничего не видела вокруг себя, ни дороги, ни того, что впереди или сзади. Ей бы одно – сбежать отсюда и поскорее, ведь в другой местности будет лучше, так ведь не везде. Не может всё вот так рушиться.
Она неслась всё быстрее и быстрее, спотыкаясь о камни, слово жизненные преграды, наступая в мерзкие грязные лужи. И наконец – река. Она добежала до реки. Она холодная, ледяная и течёт с невероятной скоростью.
Мери обернулась. На траве лежала мать. Левая нога её полностью запачкана кровью – ранена. Из глаз текли, не переставая, слёзы, и, увидев дочь, она точно взвыла, но молча: пожалуйста, помоги. Прокричала о помощи, не открывая рта. Мери смотрела на неё, но ничего не видела. Она не хотела помогать – собственная жизнь, в которой она являлась преуспевающей леди, куда важнее старой, потрёпанной матери, ни разу не удосужившейся протянуть руку помощи и поговорить по душам.
Девушка посмотрела на реку. На том берегу горел свет.
- Это выход!
Мери понеслась вперёд, но как только нога коснулась реки – пожалела. Ноги окаменели и застыли на месте. Несмотря на это руки продолжали гореть и, казалось, боль переходит на другие участки тела… Мери ещё раз посмотрела на свет, но теперь поняла – там никого нет.
- Я всё потеряла. – Две солёные капли упали в воду.


Рецензии