Практическая педагогика. Глава 26

                Третья четверть

                Ты стал мне очень –очень нужен.
                Я не заметила когда
                Перешагнули грань мы дружбы,
                Мы ближе стали навсегда…

Двенадцатого января  зимние каникулы закончились, а жаль… Так привыкли к праздникам, а тут на горизонте замаячила самая длинная четверть в году. И если бы кто учиться хотел, другое дело, а когда половина класса катается на огромной горке, залитой собственными силами, а в это время вообще - то урок английского языка и учитель  зеленеет от обиды и злости, а вместе с учителем зеленею и я, - вот это весело!

- А чо такого? Мы просто покатались, - опустив головы, мокрые, как собаки после купания в ванной, двухметровые дядьки оправдываются перед директором. Я стою рядом и не понятно, кому стыдно больше.

- И сколько лет деткам, что не накатались? – интересуется директор, обходя виноватых со всех сторон.

- Шестнадцать, - отвечает Рома Маркин.

- А некоторым и семнадцать, - останавливаясь возле Титаренка, оглашает директор.

– Не стыдно, парни?

Взрослые «дети» извиняются, обещают больше так не делать, но через пятнадцать минут снова прутся на горку. Еще и меня приглашают.

- Вы что с ума сошли? Все дома в ваших неразумных башках? – ругаюсь я.

- Ну и зря,  Соня Константиновна, такой кайф теряете! – и айда у- лю-лю! Боже, почему ты так мало даешь молодости разума?

Директор больше не вызывал шкодников на «ковер», он  поступил, с точки зрения рядового ученика, коварно и с вызовом – просто посыпал горку песком. Лично взял ведро, набрал в него песка и притрусил горку. И кататься на ней уже было невозможно.

Но, как там говориться в сказках, утро вечера мудренее? Так и у детей. К утру новая забава была готова: залезали на крышу, лепили  снежки и пуляли в тех, кто подходил к школе. Веселая гульня… была, пока не пульнули в Виолету Марковну, учительницу истории в  пятых –восьмых классах. И снова все по –новой: разговор у директора, мне выговор за то, что не следила за учениками ( вроде там были только мои), ход на крышу начали охранять, а потом и вовсе повесили массивный замок ( надолго ли?).

Период перемирия настал под 14 февраля, день всех влюбленных. Заморский праздник как-то резко вошел в нашу культуру и детям он  был по душе. Сутра в школе музыка, у всех прекрасное настроение. Возле входа – симпатичный почтовый ящик ( обыкновенная большая картонная коробка с  отверстием  на крышке), в который все желающие бросают валентинки – сердечки.  Во времена моего ученичества  о таком не знали и не слышали, а сегодня дети пишут любовные признания направо и налево.

Смотрю, сидит мой Дима Скворцов и малюет на десяти валентинках какие-то послания. Я ему ( в шутку):

- А не много одной барышне и столько валентинок?

Дима даже не засмущался:

- Че это одной. Это разным!

В общем, то ли определиться не может, какая больше нравится, то ли еще что. Не вникаю. Пусть забавляются. Чем бы дитя не тешилось, абы при деле было.

К обеду разнесли все те валентинки. Начинается второй этап. Сидит в углу класса девчушка – пятиклассница. Чуть ли не горькими слезами плачет. Спрашиваю:

- Как зовут? Какой класс? Кто –то обидел?

- Ира.  5-Б. Никто валентинку не прислал. Хоть бы одну.

Сначала отправляюсь в учительскую, нахожу журнал 5-Б класса и по списку отыскиваю Иру. Слава Богу, с таким именем в классе девочка одна, Ира Василенко. Иду к педагогу –организатору, нахожу ящик с валентинками, объясняю, что, мол,  просил один мальчик  Ире Василенко  из 5 –Б класса передать валентинку, а я забегалась и забыла. Вытаскиваю своих штук сорок, нахожу покрасивее и побольше, там все равно текст шаблонный, кому угодно подойдет, и  прошу вручить ребенку. Все, домой девчонка идет счастливая. И счастье, и беда с этими валентинками.

Педагог –организатор на протяжении дня проводит  конкурсный марафон. На каждой перемене классы с энтузиазмом выполняют предложенные задания: отгадывают веселые загадки, придумывают строки стихотворений, поют песни, в которых встречается слово «любовь». Побеждает 6-А класс. Вот ведь настоящие знатоки и ценители любви. Все довольны! С Днем Святого Валентина!

Не успело отгреметь 14 февраля,  как на пороге 23 февраля – День Защитника Отечества! Звучит гордо. Девочки поздравляют мальчиков, а те ходят павлинами по школе, даже не мечтая служить в армии – не модно нынче такое явление.

На большой перемене выбирали богатыря школы: парни соревновались  в прыжках, беге, отжиманиях, перетягивании каната. С горем пополам выбрали богатыря – никто  и не сомневался, что им станет Кондрашов Виталик из 11-Б. Там одного веса сотка килограмм. Маленькая  медалька из шоколада, обернутая в  желтую фольгу на шее такого  здоровилы казалась  детской и не серьезной. Намного серьезнее воспринималась  дискотека, которую устроили после уроков.  По приказу директора все классные руководители старших классов должны были присутствовать в качестве дежурных (вдруг чего случится!), поэтому и мне пришлось поучаствовать в этом действе.

- Час точно будет спокойно, поэтому не сильно напрягайтесь, София Константиновна, - предупредила Розалина Павловна, классный руководитель 11-А. – Это они потом попрутся в туалеты выпивать. Вот тогда следить и начнем. А сейчас можете ухватить первого попавшегося кавалера и потанцевать. Потом не до этого будет.

- Нет, я не хочу танцевать. Слишком громкая  и шумная музыка, - ответила я. Соврала, потому что танцевать мне хотелось, но совсем сравняться с толпой старшеклассников я не была готова. И тут, как по мановению волшебной палочки, откуда-то  вырос учитель музыки Григорий Леонидович. В старших классах музыки уже не было, и он не преподавал, а значит, мог и не присутствовать на дискотеке. Почему пришел? Неужели танцевать?

Только я задалась таким вопросом, сразу же просветила Жанна Григорьевна:

- Как же без Гриши? Не пойму я его, то ли энергией от толпы питается, то ли симпатия здесь где-то его оттанцовывает. Любвеобильный мужчина. Тридцать пять лет, три года, как жена умерла. Вместе с матерью воспитывает дочь. В следующем году в первый класс пойдет.

И только Жанна Григорьевна выдала мне все это досье, как Григорий Леонидович оказался рядом и настойчиво стал приглашать потанцевать. Ну не со старшеклассниками ведь танцевать? Я согласилась, и мы отправились отплясывать под модную энергичную музыку. Григорий Леонидович оказался очень даже интересным собеседником, поэтому мы с ним говорили о жизни, о школе. Он рассказывал, как когда –то учился в своей школе, шутил и  веселил меня смешными школьными историями, как только мог. Но в то же время я не забывала посматривать за своими основными «пакостниками», которые могли в любое время учудить.

Время подходило к девяти, а это значило, что скоро дискотека закончится и можно будет наконец –то спровадить всех по домам и самой уйти.

- Григорий Леонидович, там Тамилову из 10-А плохо. Вы не могли бы его вытянуть с туалета? Закрылся и не хочет выходить, - попросила Жанна Григорьевна. – Сами понимаете, переться в мужской туалет не с руки. Григорий Леонидович пошел помогать. Я тоже хотела пойти за ними, чтобы в случае чего помочь, но меня окрикнул Титаренко:

-Мама Соня, а со мной не хотите потанцевать?

- Там кому-то плохо, сейчас не время…

Вовка взял меня за руку и начал убеждать:

- Да все нормально будет. Я специально Тамилова подговорил разыграть трагедию, чтобы вы остались без кавалера. Там без вас разберутся. Давайте потанцуем, а?

Звучала красивая медленная музыка и Вовка так настойчиво уговаривал, что я согласилась. И только когда он положил мои руки себе на шею, а своими обхватил мою талию, я поняла, что в плену. Причем, в собственном плену. Как сон из прошлого, в моей памяти всплыл вечер, когда мы вот так танцевали с Максом. Его гараж, заваленный разным хламом, в центре которого остался небольшой пятачок. На полке стоял магнитофон, еще бабинный. По гаражу разливалась красивая музыка – Джо Дассен. И Макс учил меня танцевать медляк. Я смотрела  на него снизу вверх и все время невпопад наступала ему на ноги.

- Сонь, ты бы уже стала мне на ноги, так было бы прикольнее, - он подхватил меня легким движением и поставил себе на ноги: моя правая нога примостилась на его левый ботинок, а левая – на правый.. Незабываемый танец посреди бензинового смрада.

- Хорошо танцуете, Соня Константиновна. Где-то учились? – спросил Вовка и вывел меня из транса.

- Знакомый учил. А ты?

- Сам. Дома брал уроки у бабушки. А потом по дискотекам практиковался. А вам нравится музыкант? – он перевел тему и  нервно сжал меня своими большими руками.

- Что значит, нравится? Он хороший человек. Не каждый мужчина, с которым я танцую, меня привлекает, если ты это хотел услышать, - ответила, не глядя в глаза.

- Ну то понятно. Мы вот с вами танцуем, но ведь это  не значит, что я вас привлекаю, - нашел, что сказать Вова. – Просто танец.

Знал бы он, насколько ошибался! Я же чувствовала себя глупой жертвой всепобеждающей мужской привлекательности.

-Просто, - согласилась я и очень обрадовалась, когда музыка сменилась. Быстрый танец я не хотела танцевать. А он был последним, потому что огласили о завершении дискотеки. – А почему это тебя так волнует внимание Григория Леонидовича?

- Он мужик симпотный, но легкомысленный. В позапрошлом году зажигал с училкой истории, была здесь такая яркая Мария Васильевна. Говорят, что это от него у нее детенок. Заметьте, бебика сделал и бросил. Вот такой наш Гриша!

- Так ты меня решил оградить от негодяя? – мне было приятно, что Вовка беспокоится о моей репутации и добром имени.

- Ограждаю и буду ограждать. А шо, нельзя? – он растянулся в милой улыбке.

- Что там с парнем? – спросила я Григория Леонидовича, который появился с правого крыла школы. Он смущенно посмотрел на меня и уверил, что все хорошо, просто пошутили.

- Как пошутили? – я все же думала, что Вовка обманул о розыгрыше, значит правда.
 
- Вот так. А еще запретили приближаться к вам, София Константиновна. Ваши мальчики вас ревнуют. Обещали даже побить. А я хотел предложить провести вас домой.

- Не переживайте, ее есть кому провести, -  услышала я голос из-за спины. Вовка. Кто же еще?

Учитель музыки откланялся и ушел помогать оттаскивать аппаратуру в подсобку. Молодежь быстро разошлась, ученики 11- А  на правах дежурных быстрым темпом убирали в зале.

- На удивление спокойная дискотека получилась, - подытожила Жанна Григорьевна. – Соня, я пойду. Нам с Валерией Павловной по дороге. А ты как?

- Раз прогнал моего кавалера, тогда веди меня домой, а то  темно уже, страшно, - скомандовала я Вовке. Жанна Григорьевна  подозрительно зыркнула на Вовку, но ничего не сказала, только попрощалась.

Шли неспеша. По дороге Вовка развлекал меня и смешил. А я раскрыла рот и не усмотрела, как влетела  в небольшую канавку, вывернула ногу и сломала каблук на сапоге. Все случилось быстро и бесповоротно.

- Черт, это единственные сапоги. Говорила же мама, чтобы я те короткие тоже забирала, - сетовала я, но после боя чем –то махать – глупо и  стыдно. – В чем же я завтра в школу пойду? – спрашивала сама у себя.

- Соня Константиновна, нужно еще сейчас домой дойти. Нога как, ничо? – интересовался Вовка.

- Да нога то ничего. Буду ковылять, если можно, опираясь на тебя.

Вовка сам подхватил меня за талию и мы пошли, вернее поскакали к дому, в котором находилась снимаемая мной квартира. Вовка завел меня в квартиру, помог снять  сапог, прощупал ногу и предложил вызвать скорую.

- Зачем? – не поняла я.

- А вдруг там что-то серьезное? – переживал парень.

- Ничего там серьезного нет. Немного вывихнула. Пройдет.

- Тогда нужно на ночь сделать компресс. Обязательно. У вас водка есть?

- Откуда? Конечно, нету.

- Понятно, - он по –хозяйски открыл холодильник, сгреб  наморозь, не забыв отругать меня за то, что вовремя не разморозила холодильник, и  приложил к ноге. Холод заглушил ноющую боль.

- Там возле дома ларек ночной, я сейчас, - он убежал и через минут десять примчался с небольшой бутылкой водки. Быстро наложил на ногу компресс и пошутил:

- Остальную водку не пей. Сопьешься, кто нас учить тогда будет? Сапог забираю, принесу завтра утром. Думаю, его можно отремонтировать.

- А ты умеешь чинить обувь? – удивилась я, осматривая Вовку по –новому.

- Я много чего умею, мама Соня.
 
- Если можно, чтобы хоть на завтра выдержал. А там выходные. В субботу  я собиралась на базар. Куплю новые, - сообщила я о своих планах.

- А эти вы сами покупали? – подозрительно спросил юноша.

- Да. Конечно, сама, - гордо так ответила, словно подвиг совершила. Вова быстро опустил на грешную землю:

- Вы всегда такое китайское барахло покупаете?

- Почему барахло? Хорошие кожаные сапоги… - по выражению его лица поняла – не кожаные и не хорошие. – Мне сказали, что они кожаные. Наверно, нет? – спросила, зная наперед ответ Вовы.

- Не –а, - замотал головой мой ученик. – Ладно, съезжу с вами в субботу  на рынок. Мне тоже кое-что купить надо. А то купите опять г…

- Вова! Что за слова? – взорвалась я.

- А что, разве нет? Сколько вы в этих отходили?

- Два месяца, - разочарованно промямлила я.

- Купим кожаные и качественные. Я гарантирую! Вы в котором часу встаете? – поинтересовался мой талантливый, как оказалось, ученик.

- В  семь.

- Не переживайте. Спокойной ночи и добрых снов. До завтра! – он бросил в кулек мой сапог и  ушел, оставив размышлять в гордом одиночестве.

Наутро боль в ноге поутихла, а Вовка отремонтировал сапог. В субботу, как и планировали, поехали на рынок за покупками.

- Поедем на Троещину. Там и выбор поболее, и не так дорого, - заявил Вова. Я послушно согласилась. И опять была в очередной раз удивлена. Вовка, который казался в школе ленивым и расслабленным, умел превращаться в полезного и необходимого.

Он оббегал весь рынок и заставил меня перемерять с два десятка пар сапог. А как он торговался! Без слез на это смотреть было нельзя. За считанные минуты он находил какой-то дефект и сбивал цену до минимума, а потом, когда я примеряла, оказывалось, что такие сапоги плохо сидят на ноге. И все начиналось снова. Зато мы купили кожаные прошитые на хорошей устойчивой платформе современные модные сапоги, которые приятно выглядели на ноге, стоили умеренно и были очень удобными.

- Может, вам еще чего нужно купить? – спрашивал счастливый от того, что помог, Вовка.

- Надо, Вова, только это я буду покупать без тебя. Сама! Спасибо! – покраснела я, поскольку собиралась приобретать белье. Вовка по моей реакции угадал, о чем идет речь и спокойно беспардонно заявил:

- А вообще – то  мужчины лучше  разбираются в женском белье. Я серьезно!

- И я серьезно, - улыбалась я и отпускала парня, ведь у него еще были и свои какие-то дела.

Продолжение  http://www.proza.ru/2016/02/18/280


Рецензии
Какой хозяйственный ребенок! Какой чудесный мужчина вырастет из него. Две Галочки

Галина Анастасиади   20.04.2020 14:02     Заявить о нарушении
Очень хозяйственный.Соне повезло)

Ксения Демиденко   20.04.2020 19:32   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.