Гиганты - кто они? Боги - полная версия

(фото: снимок из космоса: Большой и Малый Арарат; Караундж, Сисиан; Денеб – самая яркая звезда созвездия Лебедя-Грифа; пещеры близ водопада Шаки; водопад Шаки близ Сисиана; скалы Сюника; трех найденный в пещере Арени; фигуры Караунджа – слева гриф; шенки породы гампр; праздник «трндез»; межевой камень царя Арташеса I,  II –й век до н.э.; горячий источник под природным мостом – «чертов мост» близ Татева; фаллические символы найденные при раскопках Мецамора; раскопки Мецамора – пещеры)

Гиганты — кто они? Боги


Моему отцу посвящается
*
/разговор после вспышки очередного конфликта на планете/
— Прилетят наши инопланетяне и наведут порядок на Земле.
— Почему именно наши?
— Они за справедливость.
*

Предисловие. Почему гиганты?

Есть разные версии происхождения человека на Земле: человек произошел от обезьяны; предком человека был дельфин; Бог вылепил человека из глины и вложил в него дух; на Землю прибыли астронавты и остались здесь; астронавты прибыли для создания новой цивилизации и улетели, и много разных подобных версий. Сторонники одной версии яростно защищают свою и высмеивают другие. Мне кажется, все версии имеют право на существование. Если версия возникла, значит автор имеет определенные доказательства. Может, доказательства хранит его Ген Памяти. Сколько цивилизаций возникло на Земле и погибло? Неизвестно. Одну версию о возникновении нашей цивилизации я записала в жанре фантастики. Смею утверждать, что у этой версии много сторонников.

Однажды я задала себе вопрос: как и почему люди придумали богов?
Я поставила себя на место пещерного человека и подумала: что могло меня восхитить? Кого бы я назвала богом?
Ответ прост – я бы назвала богом ослепительно красивого гиганта.
Когда он начал обучать чему-то, всё это выглядело чудом.

Потом вопросы посыпались один за другим:
Откуда явились гиганты?
Как возник культ фаллоса? Фаллос – символ плодородия в язычестве.
Почему у греков и армян некоторые боги изображались обнаженными или полуобнаженными?
Почему боги изображались очень высокими? Может, их видели такими?
Как и откуда появились Заповеди?
(Только не нужно утверждать, что они чисто христианские. Заповеди были известны задолго до появления каких-либо религий.)
Как люди научились говорить?
Как люди стали лепить горшки? Почему люди вдруг решили, что из грязи получится миска? Для чего им понадобилась миска?
Кто научил людей готовить пищу: варить сухое зерно, чечевицу и прочее, жарить мясо на огне?
Как люди догадались, что из льна, хлопка, шерсти можно получить нить? Как люди догадались, что с этой нитью делать?
Как появилась обувь? А набедренная повязка?
Как люди научились строить жилища? До этого люди жили в пещерах.
Как люди стали разбираться в руде и плавить металл, получать железо, золото, бронзу?
Откуда взялся символ известный как свастика? Люди невооруженным глазом видели движение Галактики?
Кто научил людей наблюдать за звездами? Кто подсказал людям названия созвездий?
Я не верю в гениев, которым вдруг в голову пришли ответы на эти вопросы.
Сначала должен был возникнуть вопрос, потом гений начал искать на него ответ.

Почему у меня возникли эти вопросы? И откуда у меня ответы на эти вопросы?
Вопросы возникли из-за загадочного монумента Караундж (3 км от Сисиана, Армения). Местные жители называют его: ‘торчащие камни’.
Кто создал это удивительное сооружение? Главное, для чего?

Монумент состоит из 223 (только пронумерованных Парисом Геруни) базальтовых (андезитовых) камней высотой 1,5—2,8 м, весом до 8,5 тонны. Камни покрыты мхом и лишайниками. Много сломанных и ненумерованных камней.
80 камней имеют сквозные отверстия диаметром 4—5 см в верхней части. В настоящее время стоят 37 камней с 47 отверстиями.

Некоторые историки называют эти камни: Зорац карер – каменное войско.
Рассмотрим эту версию.
Имеем следующее: на площади семь гектаров, что занимают эти странные камни, под дольменом обнаружено захоронение. Сторонники этой версии утверждают, что камни принесены для придания значимости захоронению, как дань уважения видному военачальнику.
Получается, что к этому делу: таскать камни из ближайшего ущелья, должны были привлечь целое войско.
Предположим, камни там уже лежали. Но это еще не всё. Многие камни (80 камней) имеют круглые сквозные отверстия диаметром 4—5 см в верхней части. Выходит, всё войско сидело и выбивало круглые отверстия конкретного размера? Для чего?
У них есть два объяснения.
1 – чтобы привязывать лошадей. Трудились в поте лица — все отверстия круглые почти одного размера. Не могли для лошадей сделать просто дыру.
2 – чтобы души умерших вылетали в круглое отверстие. Если отверстие не будет соответствовать заданному стандарту, души не смогут вылететь.
Подобный бред на полном серьёзе несут образованные люди. Странно...

Парис Геруни — армянский ученый, радиоастроном, радиофизик и радиотехник назвал сооружение: Караундж и доказал, что монумент — древнейшая обсерватория. Возраст сооружения более 7500 лет. Как обсерватория Караундж служил до 1 тыс. до н.э.
В отверстия на камнях видно небо или разные точки горизонта. Отверстия намеренно делали под определенным углом.
Среди камней Караунджа есть ‘перископ’ — его отверстие с изгибом. Если на месте изгиба вставить зеркало, получится перископ. Вместо зеркала древние использовали хорошо отполированный обсидиан. Около 7650 лет тому назад через этот ‘перископ’ можно было сто лет подряд наблюдать ярчайшую звезду созвездия Лебедя – Денеб.
 
Есть еще одна версия о назначении Караунджа.
Некоторые исследователи считают монумент Космодромом, потому что там видели неопознанные летающие объекты.

Я придерживаюсь иной версии: Караундж – это генератор космической энергии.
Если кто-то где-то упоминал эту версию, прошу у него прощение. Мне не нужно авторство. Эта версия мне кажется наиболее правдоподобной.
Как работал генератор? Не знаю. Могу лишь строить догадки.
К сожалению, Караундж не сохранился в первозданном виде.
А именно: его основные камни гораздо позже (во 3-2-ом тыс. до н.э.) использовали для захоронений и поселений вокруг. Так возник дольмен разрушивший целостность монумента. Не исключено, что наши современники также приложили руку к его разрушению.

Как работал генератор? Вероятно, свет звезд, отражаясь и многократно увеличиваясь, где-то накапливался.
Где отражался свет звезд? В отверстия были вставлены зеркала. Зеркалом служил хорошо отполированный обсидиан.

«Отверстия имеют 4-5 см в диаметре и расположены на 15-20 см ниже вершин камней. С обоих концов отверстия конически расширяются в диаметре до 12 см. Внутренняя поверхность отверстий чистая и гладкая, как если бы была специально отполирована». (Парис Геруни)

Отверстия внутри гладко отполированы и не так сильно повреждены временем и непогодой, как сам камень.
Почему камень не всюду поврежден одинаково? Потому что в отверстии долгое время (три или четыре тысячелетия) находился некий предмет, например, отполированный обсидиан. 
Есть камни напоминающие прицельное приспособление, их могли использовать как мушку ружья — прицел. В некоторых камнях есть два отверстия.
Возможно, эти камни усиливали свет звезд.
Обсидиан или другой более прозрачный минерал, вставленный в отверстие, мог служить не зеркалом, а лупой.

Как были устроены зеркала? Как зеркала держались на камнях?
Размер зеркала зависел от размера обсидиана или от замысла автора идеи. Предполагаю, что зеркало было круглым и чем больше зеркало, тем лучше. Лицевая сторона обсидиана была отполирована до зеркального блеска, обратная сторона — имела выступ по размеру отверстия в камне – те самые 4—5 см в верхней части камня. Зеркало этим выступом пристегивалось к камню, как кнопка.

Кто-то спросит: куда делись обсидиановые круглые лупы (или зеркала)?
По местности, где расположен монумент, прошли многочисленные недоброжелатели. На его территории произошло хотя бы одно сражение. Об этом свидетельствуют разбитые камни. Среди них встречаются глыбы с отверстиями. Возможно, из них трудно было вынуть обсидиан.
Какой завоеватель пройдет равнодушно мимо блестящих предметов, которые можно снять?

В Караундже есть остатки циклопической крепости. Значит на его территории жили гиганты.
В 1984 г. на окраине Сисиана (3 км от Караунджа) обнаружен город гигантов. Его стены с циклопической кладкой.
Циклопическая кладка — конструкция, состоящая из больших тёсаных каменных глыб без связующего раствора. Древние греки приписывали их циклопам (киклопам/великанам).

Уверена, разгадав тайну работы этого генератора, человечество выйдет на совершенно иной уровень развития.

Почему был построен ‘перископ’? Чтобы наблюдать ярчайшую звезду созвездия Лебедя – Денеб. Для строителей Караунджа это было важно. Я решила, что гиганты прилетели из созвездия Лебедя.

Почему гиганты прилетели именно из созвездия Лебедя?

Исследователь Вачаган Ваградян пришел к выводу, что архитектура памятника Караундж отражает расположение звезд созвездия Лебедя (древнейшее армянское и шумерское название – созвездие Грифа). Камни памятника, соответствующие звездам созвездия, поставлены на пьедесталы. Остальные камни врыты в почву. 200-й камень соответствует Денебу — ярчайшей звезде созвездия Лебедя.

23 июля 2015 года в мировой прессе прошла информация: «Астрономы NASA с помощью телескопа Kepler впервые обнаружили экзопланету, очень похожую на Землю по своим размерам в созвездии Лебедя».
«Вторая Земля», или «Земля 2.0», как ее называют ученые, получила название Kepler-452b. Она стала второй из обнаруженных экзопланет у звезды Kepler-452, находящейся в созвездии Лебедя. При этом существование Kepler-452a пока не подтверждено. Звезда созвездия Лебедя несколько ярче Солнца, расстояние до нее 1400 световых лет. Один световой год — это расстояние, которое преодолевает свет за один год.
По данным ученых, диаметр Kepler-452b на 60% больше, чем у Земли. Планета обращается вокруг своей звезды за 385 дней. В ‘обитаемой зоне’ звезды планета просуществовала 6 миллиардов лет. Обнаруженная планета старше Земли. Это можно расценивать как значительную вероятность существования жизни на открытой планете, если все необходимые компоненты и условия для этого будут присутствовать.
В Интернете можно найти подробнее по запросу: двоюродный брат Земли.

Так возникла книга о гигантах.
В процессе написания книги возник вопрос: как формировалась Армянская мифология? Кем были прототипы богов? Какие из их поступков могли стать основой обожествления прототипов и закрепления за ними определенных функций?

Использован материал из книги Париса М. Геруни «Армяне и Древнейшая Армения».


Глава 1. Гиганты спустились на Землю

Рассекая пространство Солнечной Системы, космический корабль с пятью астронавтами на борту стремительно приближался к Голубой планете. Собственно, это небесное тело являлось желанной целью межзвёздного путешествия. Планету называли Голубой, потому что такой ее видели, надеясь, что именно вода придавала ей данный цвет. Позади остались другие объекты системы и спутник долгожданной цели странствия по просторам Вселенной.

— Голубая планета уже близко, — сообщила бортовая программа корабля. — Командир, займите место у пульта управления.

Чтобы разнообразить жизнь экипажа, бортовая программа говорила певучим женским голосом. Мелодичный голос сообщал в поле притяжения каких планет и звезд попадает космический аппарат, предупреждал о пролетающих мимо астероидах и кометах, а также будил астронавтов, желал приятного аппетита и спокойной ночи, напоминал кто дежурит.

Пульт управления кораблем находился в рубке, расположенной в носовой части. Рубка представляла собой просторную комнату с овальной стеной. Весь овал занимал огромный монитор. Панель управления охватывала треть помещения и состояла из процессора и сенсорного дисплея, и была установлена на расстоянии от овальной стены, так что сидящий у пульта мог хорошо видеть происходящее за бортом судна на гигантском экране. Перед панелью в кресле пилота сидел дежурный астронавт Тир — помощник командира. За ним стояли еще четыре кресла для членов экипажа.

Сразу за рубкой следовали зоны — спальная и отдыха.
Каюты астронавтов, запасник и отсек со снаряжением для выхода в открытый космос составляли спальную зону и располагались на левой стороне судна напротив зоны отдыха, включающей: кают-компанию, тренажерную и бассейн.

Кают-компания служила местом работы и отдыха, а в определенные часы становилась столовой. В ее центре стоял длинный стол и пять кресел. На перегородке, прилегающей к рубке, висел монитор. У противоположной стороны разместились кухонные устройства: холодильный с едой и напитками, и печь для разогрева пищи. Другие стены занимали встроенные шкафы: справочный — с накопителями, освещающими разные области знаний; развлекательный – вмещающий кассеты с книгами и фильмами для отвлечения от дел; лечебный для восстановления здоровья – с тюбиками, содержащими питательные желе для принятия внутрь, ранозаживляющие мази, хирургические инструменты; ремонтный – хранящий приборы для наладки оборудования этой комнаты.
Тренажерная располагалась в одном помещении с бассейном сразу за кают-компанией.
Спальная часть челнока занимала существенно меньшую территорию, чем зона отдыха.

Экипаж провел в пути к планете много месяцев. Певучий голос сообщил радостную весть: о близости конечной цели экспедиции.

Командир корабля вошел в рубку. Тир — специалист во многих областях науки, уступил ему место пилота.
Вараздат — специалист по флоре и фауне Вселенной, положил отчет о Голубой планете, полученный от Верховного Собрания, во встроенный шкаф, вышел из кают-компании и перешел в рубку.
Торк остановил фильм о вымерших животных, когда-то населявших их родную планету, выключил монитор кают-компании и присоединился к экипажу.
Последним в рубке появился Сирак. Сообщение бортовой программы застало самого молодого астронавта в его каюте.

Пятеро мужчин, устроившись в удобных креслах, с возрастающим интересом наблюдали за происходящим на внушительном экране. Экипаж словно смотрел в окно и видел ночное небо со звездами.

Данные о функционировании всего оборудования межпланетного корабля поступали в процессор панели управления. Итоги анализа полученных чисел выводились на сенсорный дисплей. На его верхних строках светилась вся информация о работе двигателя, запасе и расходе всех ресурсов: топлива, воды, энергии, кислорода. В средней части экрана отражались показания систем жизнеобеспечения челнока, отвечающих за энергоснабжение, состояние воздуха, температуру и давление в помещениях. На нижней строчке дисплея отображалась текущая скорость движения корабля и режимы ее изменения.

Панель управления выполняла команды астронавтов, распознавая их по отпечаткам пальцев и голосу. Пальцем коснувшись слова ‘тормозить’ в нижней строчке сенсорного экрана, пилот задал режим замедления скорости, из списка выбрав нужную величину.

Космическое путешествие подходило к самой интересной ее части. Будто кто-то быстро увеличивал масштаб изображения на экране — вот уже стали различимы голубые океаны и материки покрытые растительностью. Межзвёздный корабль постепенно сбавлял скорость.
Увиденное на экране обрадовало присутствующих, мужчины радостно переглянулись.

— Наши ожидания оправдались! – восторженно воскликнул командир. — Голубая планета покрыта водой и лесами, значит температура воздуха способствует сохранению водных ресурсов и росту растительного мира. На планете могут быть живые организмы, возможно, есть не только животные, но и разумные существа. Планета может иметь идеальные условия для их появления и развития.

— Облетим планету, рассмотрим ее и выберем место для посадки, — предложил Тир.
— У меня другое предложение. Полетать над планетой можем на летающей машине, для этой цели тарелка по величине и маневренности удобнее челнока. Нам нужно определить местность откуда сможем наблюдать наше созвездие. С самого начала ориентиром в пути нам служили две снежные вершины смежных гор планеты. Корабль посажу на удобном плоскогорье недалеко от этих верхушек, изучим окрестности. Раз мы смогли разглядеть их горы, значит наши звезды будут хорошо видны оттуда. Как тебе эта мысль?
— Прекрасная мысль!
— Уже не терпится, хочу скорее ступить на твердую почву, — улыбаясь, заявил Вараздат. – Хочу бегать по суше, не на тренажере.
— Мечтаю прыгнуть в глубокую реку — холодную, горную, бурную! — восторженно воскликнул Сирак.
— Я не против поплавать в тёплом море, — вставил свое слово Торк.
— Вы так уверены, что на планете нет крупных опасных животных и агрессивных разумных существ? – командир охладил пыл астронавтов.
— Могут быть, — согласился Тир, — но всегда хочется верить в лучшее. Эта планета в два раза моложе нашей, будем надеяться, что условия на ней почти такие, какие хотим мы.

Все члены экипажа обладали приятной похожей внешностью: спортивного телосложения, светлокожие, синеглазые, с пышными кудрявыми рыжими волосами и бородой, одетые в легкие облегающие фигуру комбинезоны серебристого цвета. Если бы не блеск материала костюма, создалось бы впечатление отсутствия одежды – полной наготы. Командир казался на несколько лет старше всех, остальные — почти ровесники. Все астронавты получили академические знания — на своей планете имели ученые степени. Лишь таким Верховное Собрание могло доверить серьезное задание.

Команде предстояло найти планету подобную их родной по природным и климатическим данным. На Голубой планете им следовало выполнить несколько задач. Главная из них: собрать генератор для накопления энергии космоса, с целью использования ее для зарядки кораблей. Выполнение этого задания позволило бы увеличить область исследования космического простора и продлило бы время пребывания челноков во Вселенной. Потеря энергии и ее невосполнимость часто становились причиной гибели экипажей – исчезновения межпланетных аппаратов в безвоздушном пространстве.

— Как назовем планету? – Тир обратился командиру с важным вопросом.
— Посадим корабль и решим.

Корабль неуклонно приближался к ориентиру их пути. Большая и Малая горы с заснеженными вершинами увеличивались в размерах, словно вырастая из твердой поверхности планеты. Форма Большой горы выдавала в ней потухший или уснувший вулкан. Малая гора походила на конус.

Пилотируемый межпланетный аппарат совершил посадку на просторном плоскогорье, расположенном на выступе Большой горы — там где отсутствовал снег. Всё прошло без помех и почти бесшумно.
— Живых существ крупного размера нет, — сообщил певучий голос.

— Назовем планету: Земля. Имеем право, — улыбаясь, предложил командир.
— Согласен! Удачное название, — обрадовался Тир.
— Поздравляю всех с успешной посадкой! – радостные мужчины обменялись рукопожатиями.
— Прогуляемся вокруг корабля?
— Чуть выше лежит снег, и клубится туман. Не думаю, что прогулка доставит нам удовольствие, гора высока, значит воздух сильно разреженный и дышать будет трудно. Нет, Торк, мы поступим иначе: пересядем в тарелку и на ней облетим окрестности, исследуем их подробно. На летающей машине будет легче выбрать удобную территорию для генератора и отыскать материал для выполнения нашего основного задания. Если понадобится, можем жить в палатке, тарелка снабжена всем необходимым для работы, отдыха и восстановления здоровья в случае необходимости. По каютам! Наденьте браслеты, не забудьте тиары, и займите кресла в салоне машины.

В восторженном настроении астронавты моментально разошлись по каютам, не желая тратить время на обсуждение долгожданного события. Командир настроил свой браслет на получение всей важной информации из процессора корабля, выключил экраны – большой и сенсорный, покинул рубку, и перешел в свою каюту – первую в левом ряду.

Его каюта, как у других членов экипажа, включала в себя спальню и блок гигиены. Большую часть спальни занимала койка, остальную — шкаф для личных вещей. Над дверью висел монитор. Астронавт мог на своей личной территории в часы отдыха смотреть фильмы и слушать музыку. Из коробки, закрепленной над койкой, командир достал и надел на голову совершенное оружие защиты — тиару. Выполненный из золота для легкости, этот предмет выглядел красивым украшением и состоял из широкого кольца с двумя деталями в виде рогов, словно вытянутых из тора. Тиара надевалась так, что рога начинались у затылка и сходились на лбу с короткими концами, направленными наружу. Усилием мысли астронавт выпускал из них смертоносный луч, способный убить крупное животное, по своему росту намного его превосходящее.

Командир прошелся по кораблю: мимо кают-компании, спален, отсека со снаряжением для выхода в открытый космос, тренажерной, бассейна. Выключив и закрыв всё на своем пути, направился в хвост челнока.
Мужчины в прекрасном настроении входили в тарелку, жестикулируя, бурно выражали свои чувства:
— Долетели.
— Крупных животных нет.
— Скоро увидим, что растет на лугах и кто бегает в лесах.
— Узнаем есть ли разумные существа.

Салон летающей машины представлял собой круглое помещение. В центре пространства стояли четыре кресла – в них устроились астронавты в тиарах. Пятое место находилось перед пультом — уменьшенной копии панели управления корабля, в сегменте немного превышающем размер монитора, висящего над ним. Остальную часть периметра круга заполнили встроенные шкафы и запасные выходы.
Последним в салон вошел командир:
— Тир, как дежурный, займи место пилота.
Помощник пересел, командир занял освободившееся кресло.

На строке со словом ‘монитор’ сенсорного дисплея светились команды – ‘поднять’ и ‘опустить’, ‘отсек’ и ‘вылет’. Тир решил воспользоваться голосовым приказом:
— Опустить! – велел пилот.
В центре тарелки от потолка отделился крупный прямоугольник, принял вертикальное положение и опустился на середину помещения. Им оказался двухсторонний монитор.
Астронавты подвинули кресла так, чтобы хорошо видеть изображение на мониторе – двое сидели против двоих.

После того как прозвучали приказы ‘отсек’ и ‘вылет’, открылся люк отсека корабля, тарелка покинула свою стоянку и зависла возле челнока. Люк автоматически закрылся.

На мониторе мужчины увидели свой корабль, освещенный солнцем. Пилот ту же картинку видел на экране перед собой.
— Погода благоприятная – ясная и безветренная, хотя мы находимся в высокогорье, — произнес Тир.
— Планета благосклонна к нам – встречает безоблачным небом, — отметил командир.
— Прекрасное начало отношений.
— Надеемся, они будут долгими и плодотворными.
Космический аппарат внешне походил на сигару с овальным носом и обрубленным хвостом. Гигантская сигара покоилась на подушке, вышедшей из плоского брюха в момент посадки.
Словно сговорившись, астронавты заулыбались.

— Мне кажется, мы все чувствуем одно и то же, — начал командир. – Нас переполняет чувство благодарности к создателям нашего дома — летательного аппарата нового поколения. Я не оговорился, мы не просто летели, а жили в нем со всеми удобствами, как в доме. Космический челнок доставил нас на Голубую планету – цель нашего долгого, но не обременительного путешествия. Наша планета имеет почти двухтысячелетний опыт в изучении космоса, однако так далеко и с такой скоростью еще не летал ни один экипаж. Этот межпланетный корабль легче всех подобных предыдущих челноков. Благодаря высоким технологиям, свет звезд обеспечивал энергией системы жизнеобеспечения. Так большой экран стал тонким, панель управления уменьшилась – носовая часть судна укорочена. Система производства и очистки воды совершенна. Современный вид горючего облегчил двигатель. Недавние достижения науки и техники избавили корабль от лишнего груза — запаса воды и топлива. Космическая энергия заменит нам топливо, и даст возможность вернуться домой. Дело за малым – собрать генератор. Другой экипаж или роботы, используя его, смогут продолжить исследование просторов Вселенной.
— Верховное Собрание разрешило эту экспедицию после нашей короткой прогулки на ближайший спутник, — вспомнил Тир.
— Пробный полет с использованием всех систем записали на видео для показа принимающей комиссии, — вставил Вараздат.
— Нас снимали даже в блоках гигиены, — рассмеялся Сирак.
— Приступаем ко второй части нашей экспедиции – к выполнению поставленных задач. До свидания, корабль, — тихо добавил командир, — береги себя.
— Включить отпугиватель? – уточнил пилот.
— Нет необходимости в усилении безопасности, энергию следует экономить. Крупных живых существ локатор не обнаружил.

Тарелка внешне походила на гигантскую перевернутую конусообразную чашу с расплющенным и утолщенным дном, где оборудование создавало благоприятные условия пребывания астронавтов в салоне – поддерживало нормальное давление, освежало воздух, снабжало светом и теплом. Летающая машина казалась легкой из-за серебристой оболочки.

На нижних строках сенсорного дисплея панели управления светились команды передвижения летающего объекта. Тир выбрал режим скорости и задал направление движения. Сверкая серебром, тарелка поднялась выше корабля и медленно полетела вокруг Большой горы, придерживаясь высоты, где отсутствовал снег.

У летающей машины без окон, по всему периметру дна, центра и верхушки располагались камеры слежения, снимающие доступную им область. На мониторах отображалась местность, над которой пролетала тарелка. Астронавты смотрели с растущим вниманием.

Верхушка потухшего вулкана имела неровные ободранные края, словно срезанная гигантским кривым ножом. Очевидно, выброс лавы сопровождался взрывом, перекос кромки указывал направление движения огненной реки. На этой каменистой половине горы зелень отсутствовала, по всему пути следования раскаленного потока, почву покрывали лишь застывшие сгустки вулканической породы и мелкие куски базальта, выброшенные взрывом. На противоположной стороне Большой горы простиралась низменность с пышной растительностью, зеленое море сползало с возвышенности, растекаясь по обширной долине.

— Как видим, здесь нет камней нужного нам качества. Тир, поищем материал в ближайшем горном массиве. Лети ниже и медленно далее малой вершины. Посмотрим, что растет и кто живет в долине. Двигайся вдоль реки, огибающей подножие Большой горы.

Пролетев над конусообразной вершиной Малой горы, тарелка полетела над небольшой долиной в сторону горной гряды.

На экране длинноногое животное отчаянно пыталось убежать от пятнистого коротконогого зверя такого же размера.
— Вот и животные, — радостно заметил астронавт.
— Да, Вараздат, и бедняжке, похожей на нашу лань, не уйти живой от сильной кошки.
— Мясо лани вкусное, я завидую кошке, надеюсь, и мы поохотимся.
— Вижу, в тебе проснулся азарт охотника.
Салон тарелки наполнился звуками: пением птиц, рычанием и мычанием животных.
— Жизнь в долине кипит!
— Верно, Сирак, и это радует. Мы нашли желанную планету.
— И дали ей правильное название, — добавил Тир. — Земля, как обитель живых существ.
 
Тарелка пролетала над полем с созревшим зерном.
— Зерновые созрели, а собрать некому? – удивился Торк.
Стадо коров жевало зерно.
— Может быть, разумные существа еще не знают о зерновых.
Ветви плодовых деревьев гнулись под тяжестью спелых фруктов. Деревца и кустарники чередовались, отличаясь по цвету плодов. Аромат зрелых фруктов чувствовался в салоне тарелки.
— Как вкусно пахнут плоды! Мы прилетели к сбору урожая. Если некому его собрать, мы этим займемся! – воскликнул Вараздат.
— Не забудь проверить съедобны ли плоды, — предупредил командир.
— Конечно, для этого есть браслет.
– Внешне похожи на наши фрукты, — обрадовался Торк.

Пролетев вглубь цепочки гор, тарелка зависла над плоской вершиной холма. На выгоревшей траве, в блаженстве раскинув руки и ноги, греясь на солнце, лежал старик с седой бородой в длинном сером балахоне.
— Вот и житель планеты, — обратил внимание Тир. — Внешне кажется стариком, значит есть и моложе.
— Интересно, локатор корабля показал, что нет живых существ крупного размера, — напомнил командир, — а мы видели животных и человека.
— Вероятно, Большая гора необитаема, может, вулкан недавно уснул. И еще, смотря какие размеры программа считает крупными, — усмехнулся Тир. — Мы видели мелких животных, очевидно, и люди намного меньше нас ростом, старика высоким не назовешь.

Тарелка свернула налево, пролетела над обширным плоскогорьем, достигла речки, ненадолго зависла над громадными валунами в ущелье. На мониторе высветились сведения о породе скал.
— Эти исполины могут нам пригодиться, — заметил Тир.
— Данные камня нам подходят, и местность удобная по протяженности. Посади тарелку на равнине.
Пропарив над холмами, летающая машина повернула к той же речке, вернулась к месту приглянувшемуся командиру и опустилась почти на пустом участке. На каменистой почве плато отсутствовали деревья и кустарники — росли только колючки и цветы.

На экране появилась информация о составе и температуре воздуха, параметрах равнины, наличии крупных животных.
— Как видим, место ровное и чистое – нет валунов, леса и крупных живых существ, подойдет для нашего задания.
— Согласно показаниям приборов, на планете хороший климат и приятная температура для тела. Тот старик явно получал удовольствие: отдыхал и грелся под лучами Солнца — их главной звезды, — подчеркнул Тир.
— Может, прогуляемся? Крупных животных нет, значит нет угрозы нападения. Ара, сколько можно сидеть? Разомнем ноги, чуть отдохнем и начнем работать с утроенной энергией. На Большой горе ты не разрешил нам пешую прогулку из-за тумана и снега на вершине.
— Согласен, Торк. Мы около часа на планете и проверили все данные. Думаю, можем спокойно прогуляться по местности. Конечно, не стоит пренебрегать атрибутами безопасности, нет крупных животных, но могут встретиться ядовитые существа. Не забывайте браслеты и тиары.

Один из членов экипажа сразу снял с себя костюм и встал из кресла.
— Воздух чист, мы можем обойтись без скафандров и костюмов. Показатели воздуха лучше, чем в наших оранжереях. Я готов, — объявил вставший астронавт.
— Сирак, в таком виде? – рассмеялся Тир, оглядев мужчину.
— Ну, ты в своем репертуаре, — хихикнул Торк.

Сирак стоял нагой, на запястье левой руки красовался браслет безопасности, на голове в густых рыжих волосах, выросших до плеч, сверкала тиара защиты.
— Надоел костюм комфорта. Да, он перенастраивается по погоде — согревает в холод и охлаждает в жару, но здесь температура +30. Почему я не могу выйти как мне удобно: в чем мать родила?
— А чувство стыда? Что о нас подумают жители планеты? – напомнил Тир.
— На этой планете нет существ равных нам по разуму. Кого мне стыдиться? Чего мне стыдиться? Красоты? Так выглядят боги! – Сирак с пафосом произнес своё любимое выражение.

Красавец Сирак ростом немного превосходил остальных и гордился своим тонким носом и большими раскосыми глазами. Торк считался некрасивым из-за носа необычной кривизны, маленьких близко посаженных глаз и широких скул, хотя в остальном внешне ничем не уступал другим членам экипажа с правильными чертами лица.

— Мы видели старика. Откуда ты знаешь его уровень развития? – насмешливо спросил Тир.
— Что в этом такого? На нашей планете давно никто не обращает внимания на такие мелочи.
— Конечно, при температуре +42 нам ничего другого не остается, как обнажиться.
– Старик был в простом балахоне и трехах, мы видели не убранные поля, бесхозные стада, вряд ли здесь есть высокоразвитая цивилизация. Вы хотите выйти в костюме? У нас лишь в специальных оранжереях можно насладиться воздухом, полежать на рукотворном пляже искусственного озера. Для таких маленьких человечков, как тот старик, мы боги. Скоро вы вспомните мои слова, когда услышите их из уст местных жителей.
— Мы нигде не заметили поселений, даже одиноких жилищ. Где они обитают? – удивился Торк.
— Может, и мы рискнем – выйдем обнаженными? – заговорил Вараздат. — Один раз станем легкомысленными, как Сирак.
— А, ладно, — махнул рукой командир. — Что меня зря называют Ара? Раздевайтесь.

— Вдруг здесь есть ядовитые змеи или агрессивные люди со смертоносными стрелами? – заколебался Торк.
— Браслет и тиара нам в помощь, — напомнил командир. – Их снимать запрещаю.
Довольные мужчины, хихикая и толкая друг друга, снимали комбинезоны.

*** трех — традиционная армянская кожаная обувь. Ее шили из грубой сыромятной кожи крупного рогатого скота. Шнуровали шерстяными или кожаными шнурками. В каждом районе Армении трехи шнуровали на свой лад. Трехи носили с шерстяными узорчатыми носками ручной работы — гулба. 


Глава 2. Встреча Оника с гигантами

Лежа на траве, греясь на солнце, отдыхал старик с седой бородой в длинном балахоне, он пребывал в состоянии покоя – многочисленные неглубокие морщины почти разгладились. Возраст отдыхавшего выдавали: седые брови, ресницы и борода, лежащая на груди, в его руках и ногах чувствовалась сила. Им оказался Оник, известный в своем городе маг и мудрец.

За прошедшие три дня Оник успел узнать многое. Сначала с помощью снадобья маг побывал в далеком будущем. Вместо привычного для него периптера Творца обнаружил другой храм. Поиски родного города привели его к развалинам поселений. От помощника археологов, участвующего в раскопках, старик услышал о грозящей согражданам беде, и немедля разыскал своего ученика Размика. Убедившись в том, что Размик привык к новым условиям и хорошо устроен, вернулся в свою эпоху. Мудрецу удалось уговорить горожан переселиться в долину, однако сам остался — хотел проверить действительно ли его родным местам грозит катастрофа. После ухода жителей началось разрушительное землетрясение, путешественник чудом спасся, и, желая увидеть давние времена, использовал остатки своего зелья. Все руины строений исчезли, странник очутился на пустом холме, понял, что попал в прошлое, и решил отдохнуть.

Огромная тень накрыла старика мирно лежавшего на траве, затем его ослепил яркий свет. Оник открыл глаза и живо сел, огляделся и посмотрел на небо. Над ним повисло нечто внушительное и круглое, но висело недолго, резко повернуло в сторону и улетело, улетающий объект напомнил ему перевернутую чашу. Мудреца осенила догадка, сердце захлестнул восторг.

— Чаша полетела в сторону ‘торчащих камней’! — старец проворно поднялся на ноги, взяв в руки посох. – Боги спустились на Землю! Боги пришли к нам, чтобы дать нам знания. Свершилось! Я должен увидеть Богов! Где опуститься чаша? Наставник говорил, что Боги спускались у ‘торчащих камней’.
От этой мысли старик помолодел, засуетился и, опираясь на посох, быстрым шагом направился туда, где должны находиться ‘торчащие камни’.
— На плато есть поселение? Богов встретят местные жители? Хотя я не знаю в какое время попал, — негромко рассуждал путешественник. — На месте Гавазана ничего нет, лишь трава. Место оказалось пустым — не обжитым. В ущелье также не видно жилищ. Может, ‘торчащих камней’ еще нет. Кто знает когда их поставили? Правильно ли иду?
Странник остановился, оглянулся, посмотрел по сторонам.
— Те высокие горы, названные именем Творца, на своем месте, они не изменились. И справа вершины те же, значит иду в нужную сторону, — Оник торопливо продолжил свой путь.

Путешественник удивился отсутствию ущелий — все время шел по почти ровной местности, внимательно глядя под ноги. Сначала ему попадались низкорослые деревья, затем — лишь мелкие кусты и цветы, потом — только колючки и небольшие камни, не понимая почему так торопился, остановился, чтобы перевести дух, поднял голову и, от удивления широко раскрыв глаза, замер...

Практически перед ним высилась та самая перевернутая чаша, высотой превосходившая храм Творца в его городе. Летающая машина блистала, словно отлитая из чистого серебра, и стояла на высоких подпорках. С его стороны открылась дверь – отошла вправо, из возникшего проёма выпали две ступени. Шагая по ним, вышли пятеро мужчин гигантов. Нагие и прекрасные, плечистые и стройные – почти одного роста, белокожие, бородатые, синеглазые, с огненно-рыжими кудрями, у каждого на левом запястье сверкал золотой браслет, их волосы при ярком солнце отливали золотистым блеском — в них сияла тиара.

Гиганты остановились, огляделись, подняли руки к солнцу.
— Тепло приятное, легкий ветер щекочет щеки, — мечтательно произнес Вараздат, подставив лицо солнечным лучам и прикрыв веки.
— Какой чудный воздух! – Сирак потянул носом.
— Горный воздух пьянит, — добавил Торк. – Не помню, когда дышал с таким удовольствием.
— Всё кажется знакомым и таким родным будто мы на своей планете, но температура не +42, как всегда, а уменьшилась до +30, — улыбнулся Тир.
Последним из тарелки вышел командир.

— Рога на кольце – всё из золота. Так изображали головной убор богов, — прошептал потрясенный Оник. – Я не ошибся – прилетели Боги! Какого они роста?
От избытка чувств странник упал на колени, поднял руки к небу и восхищенно воскликнул:
— Как они прекрасны! – от изумления его рот остался открытым.

Гиганты заметили и услышали старика.
— Житель пришел к нам с поклоном, — добродушно усмехнулся Ара, вышел вперед и жестом остановил остальных, поднес к глазам левую кисть, навел браслет на жителя и сообщил полученную информацию. — По своему строению старец похож на нас, только меньше ростом.
— Этот старик отдыхал на холме, — напомнил Тир. — Да уж, намного меньше нас – ростом с нашего годовалого ребенка.
Услышав голоса гигантов, Оник непроизвольно ладонями прикрыл уши.
— Похоже, житель нас боится, — тихо заметил Торк.
— Его потрясло увиденное им зрелище — явление богов в чем их мать родила, и красота богов, — хихикнул Сирак и театрально провел руками вдоль тела, очерчивая свою фигуру.
— Повод для тебя заявить о своей неотразимости, — пробормотал Торк.
— Кто знает, Торк, как бы ты отреагировал на внезапное появление людей в три раза превосходящих тебя по росту? – скептически заметил Вараздат.
— Наши голоса для него прозвучали как гром среди ясного дня, — понизив голос, заключил Ара. — Нам придется говорить тише или перейти на телепатию, иначе у него лопнут барабанные перепонки и старик оглохнет по нашей вине. Предлагаю взять жителя в тарелку и расспросить, прогуляемся позже.
— Мы с Торком можем разведать окрестности, – к Ара обратился Вараздат.
— Житель разъяснит нам обстановку на планете, — возразил командир, — что важнее прогулки.
— Вы без нас беседуйте, – предложил Торк. – Мы поохотимся, поймаем и приготовим чего-нибудь натурального — мясного.
— Да, надоела еда из тюбиков, — вставил Вараздат.
— На охоту пойдете с голыми руками? – уточнил Ара.
— Используем тиару.
— Нет, вернемся в тарелку. Беседа с жителем займет не больше получаса, потом отправитесь на охоту с оружием.
Ара направился к Онику.

«Главный Бог идет ко мне», — опираясь на посох, странник быстро поднялся на ноги и оказался ростом чуть выше колена гиганта.
Старик стоял, задрав голову, пытаясь рассмотреть лицо великана. Ара наклонился к нему, и, глядя на старца с доброй улыбкой, тихо произнес:
— Не бойся меня.
— Я не боюсь, только у вас громкие голоса, — Оник улыбнулся.
Ара кивнул, поднял его как ребенка, и посадил на свою левую руку.

Команда вернулась к тарелке. Прежде чем войти внутрь, все прошли очищающие процедуры в кабине, расположенной сразу у входа.
Оник с интересом наблюдал за происходящим. Гиганты поднимались в чашу по одному. Как только великан проходил в проём, дверь возвращалась на своё место. Через некоторое время проём открывался, следующий пришелец переступал порог летающей машины. Последним вошел главный из них со старцем на руке. Вход закрылся, они на мгновение оказались в темноте, включился неяркий свет, их со всех сторон обдало струями свежего воздуха как при сильном ветре, но без пыли.
«Здесь место чистки, — догадался Оник, – они очищаются так, как я чищу снег или капли дождя с балахона и трехов у порога своего жилища».
Ветер стих. Гигант приложил палец к зеленой кнопке над входом – проём открылся, ступени поднялись внутрь, чаша закрылась, открылась внутренняя дверь. Они вошли в круглое помещение. В месте чистки погас свет, кабина закрылась.
Все гиганты сидели в креслах, главный сел на свободное место и посадил старца на свое колено.

Из встроенного шкафа Тир достал шлем.
— Зови меня Ара. Мы хотим поговорить с тобой, — тихо старцу объяснил главный пришелец. — Этот головной убор нужен, чтобы ты не боялся наших громких голосов.
— Понял.
Тир на голову старца надел шлем и опустил наушники.

Оник оглядывал средство перемещения богов. Как ожидалось, оно оказалось круглым, просторным, чем-то напоминало ту машину, в которой его везли к Размику. Тогда он незаметно для водителя погладил обивку внутри салона, приятно удивился ее мягкости и подумал, что это хорошо обработанная шкура животного, но в машине было тесно, чаша показалась ему необъятной. В центре, под потолком висело нечто крупное из неизвестного материала. Похожую вещь путешественник видел в доме Размика, дети сидели перед ней и смотрели на движущиеся картинки.

Вещь приняла вертикальное положение и опустилась на середину помещения на уровне глаз гигантов. Она состояла из двух встроенных друг в друга прямоугольников, сделанных из различных материалов. Внутренний прямоугольник, по размеру немного уступавший внешнему, наполнился светом — на нем появилось цветное изображение. Глаза Оника заблестели – он понял, что не ошибся.

«На нем балахон из грубой ткани, на ногах примитивные трехи, посох сделан наспех. Похоже, местные жители отстают в своем развитии. Впрочем, Оник может быть отшельником и довольствуется малым», — про себя заметил Ара и вслух спросил:
— Как тебя зовут? Чем занимаешься? Где живешь? Можешь отвечать мысленно, мы понимаем.
— Меня зовут Оник, люди называют магом, перешел из будущего, живу в городе, расположенном в ущелье ниже холма, где я отдыхал, лежа на траве.
— Врет или нет? – хихикнул Сирак.
Ара кинул на Сирака строгий взгляд и задал Онику следующий вопрос.
— Почему горожане считают тебя магом?
— Я разбираюсь в растениях, лечу людей, читаю их мысли, внушаю им что-то, передвигаю предметы, перемещаюсь во времени и пространстве.
— Хорошие способности. Расскажи нам, что знаешь о жителях этих мест.
— Ничего не знаю, еще никого не встретил, пришел чуть раньше вас и видел, как вы прилетели.
— Сколько тебе лет?
— Давно не считаю свои года, меня это никогда не интересовало. Знаю лишь, что мне приходилось лечить стариков, чьих отцов я лечил в их младенчестве.
— Сколько лет живут жители вашего города?
— Восемьдесят лет, иногда больше, если нет войны и эпидемии.
— Тебе что двести лет? – недоверчиво рассмеялся Сирак.

— Будь сдержаннее, Сирак, — Ара неодобрительно покачал головой.
— Я умею готовить целебные и омолаживающие снадобья. Меня многому научил мой наставник, уже тогда бывший долгожителем, хотя он не всегда выдавал свои секреты. Самые сложные травяные сборы мне пришлось получить самому, пробуя зелье на себе. Думаю, мой учитель был намного старше меня нынешнего, его возраст для всех остался тайной.

«Оник чистоплотен и пахнет благовониями, значит разбирается в травах».
— На сколько лет назад ты вернулся?
— Три дня прошло, как я побывал в далеком будущем. Там мне сказали, что мой город разрушился четыре тысячи лет назад. Испугавшись за горожан, вернулся в своё время, землетрясение подтвердило их слова. Поскольку обратно шел столько же кругов, возможно, попал в прошлое, оставив позади такое же число лет. Но я могу ошибаться, а спросить не у кого.
— Вспоминай мысленно, чем занимался прошедшие три дня. Мы всё увидим и узнаем правду ли говоришь.
На строке со словом ‘монитор’ сенсорного экрана Тир выбрал команду ‘шлем’ — на мониторе сменилась картинка. Астронавты увидели события прошедших трёх дней из жизни Оника. Кадры мелькали с паузой достаточной, чтобы рассмотреть всё.

*
Капнув зелье на корочку хлеба, Оник положил его в рот, пошел вокруг Гавазана — высокого столба, и статуй на постаментах, окружающих колонну.
Ночью Оник стоял на плоской крыше помещения. Люди во дворе храма радовались появлению звезды.
Оник с мужчиной и женщиной утром осматривал Гавазан и храм с конусообразным куполом.
Оник купался в горячем источнике, усыпил двоих мужчин, побежал по дороге.
Грустный Оник стоял возле раскопок города, беседовал с парнем.
Спрятавшись под кустом, капнув зелье на хлеб, Оник положил его в рот и стал невидимым — едва заметен силуэт старика.
Мужчины, от которых он сбежал, беседовали с археологами. Невидимый старец подслушивал разговор, затем гулял по территории монастыря.
Видимый Оник гулял на празднике, ехал в автобусе с молодежью.
Оник гулял с девушками среди ‘торчащих камней’ — глыб с круглыми отверстиями в верхней части, усыпил девушек, пошел по дороге.
Оник ехал в машине и встретился с Размиком, которого искал.
Размик одел на Оника брюки, сорочку и шляпу.
В машине Размик переодел старца в его балахон.
Капнув зелье на хлеб, Оник положил его в рот, пошел вокруг Гавазана и статуй.
В храме с колоннами мужчины сняли золотую статую, завернули в полотна и положили на повозку, запряженную быками. Жители покинули город.
Окропив кусок лаваша остатками зелья, Оник положил его в кисет.
Землетрясение разрушило храм и помещения вокруг, колонна упала на жреца. Гавазан и статуи раскачивались, старец сел возле Гавазана, мимо него летели деревья и камни.
Гавазан перестал качаться, Оник достал из кисета кусок лаваша и положил его в рот. Старик пошел вокруг столба и статуй в обратном направлении.
Всё исчезло, старец одиноко стоял на ровном пустом месте и лег на землю.
*

Монитор погас.
Увиденное потрясло странника, от изумления глаза старца остались широко раскрытыми. Конечно, Оник знал, что боги слышат его мысли, но не представлял, что мысли можно увидеть:
«От богов ничего не скроешь».

— Ты хотел что-то скрыть? — Ара улыбнулся, его глаза смеялись.
— Нет, не хотел, — честно признался старик. — Просто не ожидал увидеть такое. Неужели я был видим?
— Нет. Мы смогли увидеть тебя с помощью нашего шлема, другие тебя не видели.

На сенсорном экране в строке со словом ‘монитор’ Тир выбрал команду ‘поднять’. Погасший экран вернулся в прежнее положение – под потолок салона.

— Что вы поняли из увиденного? – командир обратился к экипажу.
— Оник говорит правду, — отозвался Сирак.
— На плато, где в данный момент находимся, будут стоять камни, многие из них с круглыми отверстиями, как мы хотим. Значит мы их поставим, — отметил Торк.
— Гавазан и статуи вам ничего не напомнили? – к астронавтам обратился Тир.
— Точная копия нашего, только размеры намного меньше, — удивился Вараздат.
— Местные жители всё это умеют? – спросил Тир.
— Как думаешь, Оник, жители многое знают и умеют? Ты пришел из будущего и посетил отдаленное будущее.
— Думаю, жители еще многого не умеют. Вы прилетели, чтобы помочь нам — дать знания.
— Сколько длятся сутки — день и ночь?
— В сутках 24 часа, сейчас лето, ночь длится шесть часов.
— Кроме лета есть иные времена года?
— После лета наступает осень – листья желтеют и опадают, затем наступает зима. В моем веке зимой идет снег, ночь длиннее дня. Какая зима в этой эпохе не знаю. Потом теплеет и наступает весна, природа пробуждается, всё расцветает. Летом созревают плоды и зерновые.

«Всё как у нас в прошлом, — заметил про себя командир».
— Когда наступил полдень? Когда стемнеет?
— Полдень наступил не так давно, до темноты много времени — дольше, чем длится ночь.
— Судя по бликам на реке у подножия Большой горы, Оник прав. В нашем распоряжении восемь часов до темноты.
Ара пригляделся к внешности старика: «Правильные черты лица, белокожий».
Посмотрел внимательно на его глаза – их цвет напоминал синь глубокого озера.
— Какого цвета были твои волосы в молодости?
— Как у вас, в нашем городе все такие. Они могли быть другими? – удивился старец и спохватился. – Ах, да, в далеком будущем встречаются черноглазые и темноволосые люди. Я их видел.
— Тир, наложи на его локоть повязку.
— Хочу узнать насколько ты крепок, — старцу пояснил Ара и мысленно обратился к Тиру: «Меня интересует состав его крови».
Закрепив манжету на локте старца, Тир приложил палец к миниатюрному экрану на ней. Через минуту на экране повязки высветились цифры, через несколько секунд цифры исчезли и осталось сообщение:
«Данные в норме. Здоров!».

Оник вопросительно смотрел на Ара.
— Здоров, как астронавт, можешь с нами полетать на тарелке.
«Состав крови не отличается от нашей», — командир телепатически сообщил экипажу.
— Как вы называете свою планету?
«Интересно, он поймет мой вопрос?».
— Так, как ее назвали Боги – Земля.
«Умен и образован».
— Боги раньше спускались на Землю?
— Спускались много раз, но я не могу сказать когда именно.
«Значит тот пропавший экипаж достиг Земли. Может, топливо закончилось и они не смогли вернуться, энергии не хватило даже на связь с нашей планетой».

Оглядев экипаж, Ара распорядился:
— Охотники, берите оружия, идите на охоту, остальные пойдут со мной на прогулку, будем искать местных жителей. Оника беру с собой, как переводчика и проводника, хотя, кажется, эти места он знает не лучше нас, но может помочь наладить контакт с жителями.
— Я хорошо знаю эти места, каждый день гуляю, однако частые землетрясения многое сдвинули со своих мест.
«У него открытый, дружелюбный взгляд. Оник — мудрый старец, поможет нам в общении с местными жителями. Надеюсь, мы их скоро обнаружим».
— Дадим ему тиару защиты? – уточнил Тир.
— Вдруг среди жителей найдутся агрессивные, – предположил Сирак.
— Мы будем с ним — этого достаточно, — возразил Ара. — Запасные приборы терять не следует, тиара ему велика. Кроме того, Оник не знает принцип ее действия, уметь внушать мысли не значит суметь воспользоваться тиарой. Даже если здесь найдется кто-то из высокоразвитой цивилизации, он не сможет пользоваться нашим имуществом. Для нашей безопасности все средства защиты, приборы и инструменты – всё оборудование, настроены на отпечатки наших пальцев и наши голоса.
Тир снял шлем с головы старца.
— Решено. Выходим! — скомандовал Ара.

Первым из тарелки вышел Сирак, за ним — Ара с Оником на руке. Торк и Вараздат взяли ножи и копья и вышли следом. Последним тарелку покинул Тир — дежурный на тот момент астронавт, пальцем коснулся кнопки на браслете — ступени исчезли в проёме, дверь тарелки закрылась.

***
Оник — один из персонажей историй о Караундже: «Сон или не сон? История 3»,
‘торчащие камни’, он же Караундж – древнейшая обсерватория, Сисиан, Армения.
Гавазан — качающаяся колонна в монастыре Татев, близ Сисиана, Армения. Это восьмигранный каменный столб высотой восемь метров, два метра в обхвате, сложенный из мелких отесанных камней, на восьмигранном пьедестале, имеет карниз с орнаментом. Колонну венчал шар. В 904 году наверху установили хачкар (крест-камень). Гавазан на местном наречии означает фаллос – символ плодородия в язычестве. Дата его постройки неизвестна. Вокруг Гавазана сохранились пустые пьедесталы с шарнирами. Очевидно, на них стояли статуи знаков зодиака, которые разбили первые христиане фанатики. На Гавазане есть солнечные часы. Столп служил сейсмографом – начинал качаться, если дрожала почва при приближении вражеского войска или землетрясении. Гавазан качался при легком толчке ладонью, но через некоторое время возвращался в прежнее положение. Землетрясение 1931г. разрушило все постройки вокруг столба, даже главный храм Сурб Погос—Петрос (святых Петра и Павла), который простоял более 1000 лет. Перед стихией устоял только Гавазан. Советским ученым стало интересно, как устроен качающийся столп. Его разобрали, узнали, что столб стоит на шарнирах, собрали, но Гавазан больше не качается. Чтобы столб не рассыпался, его скрепили металлическими обручами.


Глава 3. Налаживание контакта

Равнина казалась безжизненной, тишина завораживала, недалеко от тарелки виднелись макушки деревьев. Команда ждала распоряжений командира.
— Зверей и птиц не слышно. Далеко отсюда лес, Оник? – почти шепотом, чтобы не оглушить, к старцу обратился Ара.
— Равнина имеет наклон, внизу по неглубокому ущелью течет река, лес растет вдоль ее берегов.
— Неплохо знаешь местность. Где могут быть жители?
— Если пойдем направо — по течению реки, встретим водопад и необычные скалы. В них есть пещеры, там можно укрыться от непогоды и хищников. Я туда не входил. 
— Разумное предположение, поищем пещеры. Охотники пойдут налево, мы – направо.
Торк и Вараздат с копьями и ножами пошли к деревьям, остальные гиганты начали спускаться с пологого холма в поисках жителей.

Команде недолго пришлось идти. Возле быстрой горной речки, перед скалами причудливых округлых форм, стоявших так, словно каменные исполины сбились в кучу, подпирая друг друга, отдыхало многочисленное племя. Послеполуденное солнце окрасило скалы в оранжевый цвет, вытоптанная тропа вела к просторному входу в глубокие гроты. Имевшие неопрятный вид, жители грелись под теплыми лучами дневного светила: одни сидели на камнях, другие лежали на выгоревшей лужайке, ребятня играла. Мужчины выглядели суровыми из-за бороды и шкур крупных животных, наброшенных на плечи, женские бедра прикрывали плетенки из травы, грудь скрывали шкурки мелких зверюшек, дети бегали нагими. Приближение гигантов вызвало панику у племени – некоторые закричали, сидевшие и лежавшие вскочили на ноги. Самые пугливые убежали в гроты – матери с малышами живо спрятались внутри. Оставшиеся испуганно пятились к пещерам.

«Волосы и бороды всклочены и кажутся темными, наверно, они не любят купаться, хотя речка рядом и сейчас лето. Жители нашего пещерного города выглядят лучше их», — с грустью подумал Оник.

Повинуясь жесту командира, гиганты остановились.
— Скажи им, чтобы не боялись нас, — Ара опустил старца у своих ног.
Опираясь на посох, Оник поспешил к племени.
— Не пугайтесь!
Жители остановились.
– Боги пришли нам помочь.
Люди смотрели, не понимая чужака.
«Обитатели пещер меньше меня ростом или мне показалось? Собственно, в молодости меня считали высоким».
— Или вы онемели от увиденного, или вовсе не понимаете меня, — старец растерянно оглянулся, ища поддержки у гигантов.

Ара поднял левую кисть к груди и вызвал Вараздата. На экране появилось довольное лицо гиганта.
— Что интересного в лесу?
— Дичи полно, есть райские плоды, здесь даже воздух ароматный и вкусный.
— Проверил качество фруктов?
— Конечно! Никаких токсинов, плоды сочные и сладкие, – восторженно пропел Вараздат. — Звери не пуганные. Здесь нет охотников? Вы нашли местных жителей или место безлюдное?
— Жителей обнаружили близ пещер, у речки. Судя по их внешнему виду, они недалеко ушли в своем развитии, видимо, у них примитивные орудия, если вообще имеют. Постарайтесь не разогнать всех животных, но дичи нужно в два раза больше обычного.
— Командир, ты так голоден? – на браслете возникло удивленное лицо Торка.
— Угостим жителей – накормим мясом. Кто откажется от сытной еды? Попробуем так наладить контакт с ними и постепенно приучим к обильным жертвоприношениям богам, — широко улыбнулся Ара.
— Выполним, командир, — рассмеялся Вараздат.
Через минуту экран браслета командира погас.

Речка, протекавшая мимо пещер, низвергалась водопадом и впадала в широкую реку.
— А нам что прикажешь делать? – Тир развел руками.
— Хочу купаться! Вон какая река. Данные указывают, что вода в ней чистая, хищных рыб нет, — радостно сообщил Сирак.
— Согласен. Чуть не сказал: раздевайся, — Ара рассмеялся. — Прыгай в воду, но осторожно – река бурная и горная, в ней могут быть острые камни.
— Догоняй! – Сирак побежал к реке и прыгнул в воду.
Тир и Ара последовали его примеру.

— Что нужно богам? – из замершей в ожидании толпы вышел старик и шагнул к Онику.
Старик выделялся среди соплеменников — выглядел старше и вел себя властно.
«Наверное, старейшина – глава рода или племени», — про себя решил Оник.
— Боги добрые. Только добрые могут так смеяться. Голоса громкие, потому что боги высокие, — для большей убедительности свои слова Оник сопровождал жестами.

Старейшина вернулся к застывшей толпе, схватил за руку девчушку и толкнул ее к Онику.
— Им нужны жертвы?
Малышка от страха закрыла лицо руками и заплакала.
— Не плачь, дочка, не бойся, — Оник провел ладонью по волосам девчушки, она с мольбой посмотрела на него, старец улыбнулся ободряюще. — Может, именно ты станешь матерью нового человечества.
Мысленно заметил: «Девочка ниже меня ростом, но молода и еще подрастет».
Выждав минуту, наклонился над ней.
— Как зовут злого старика?
— Мукуч, — еле слышно произнесла напуганная девочка.
Оник взял ее за руку и повел к реке, где купались гиганты.

Любопытство взяло верх над страхом, обитатели пещер стали выходить из гротов, некоторые присоединились к толпе, и осторожно двинулись к реке. Осмелевшие жители спустились с крутого холма, обходя водопад, но остановились, не дойдя до берега.

— Сирак, ты молодец! – воскликнул Ара. — Какая чудная вода! Давно не испытывал такое наслаждение. Ух, здорово!
Громкий голос гиганта испугал многих. Толпа отпрянула назад, пугливые бросились обратно к гротам.
Ара нырнул глубже и вынырнул далеко от прежнего места, оглянулся, заметив на берегу Оника с девочкой, развернулся и, широко размахивая руками, поплыл к ним.
«Мы ждем тебя, — гигант услышал мысли старца. — Эта красавица может стать матерью нового поколения людей».

Ара вышел на берег, с волос и бороды смахнул капли воды и, добродушно улыбаясь, разглядывая девочку, направился к Онику. На первый взгляд подопечная Оника показалась ему смуглой и темноволосой, фигуру скрывала уродливая накидка из шкурок зверюшек и длинные неопрятные волосы. Смуглянка смотрела на гиганта с любопытством и страхом, широко раскрыв глаза, ее взгляд прошелся по его фигуре и задержался на фаллосе. Густо покраснев, малышка стыдливо опустила взор.
Взяв за талию, гигант легко поднял ее и мысленно спросил:
«Ответь мне: хочешь пойти со мной?». 
Она удивилась голосу прозвучавшему у нее в голове, заглянула в сияющие большие синие глаза Ара, перевела взор на улыбающийся рот и кивнула утвердительно. Гигант обратил внимание на правильные черты лица и увидел искорки в зеленых глазах девчушки.
«Как тебя звать?».
— Нанэ, — смущенно прошептала малышка.
«Ты красива. Идем купаться! — мысленно с восторгом произнес Ара».
Гигант сбросил шкурки с ее плеч и с ней на руках вошел в воду. Лег на спину, уложил девочку себе на грудь, Нанэ радостно рассмеялась. Ара начал мыть ее волосы и тело, ей стало щекотно и приятно от его прикосновений — она хохотала.
Стоявшие близко к берегу соплеменники растерянно смотрели друг на друга. Три ровесницы Нанэ осмелели и, взявшись за руки, подошли к воде, еще одна отделилась от толпы и зашагала к берегу. Словно сговорившись, девчушки скинули с себя одеяния.
«Девочки не прикрывают бедра, видимо, так они отличаются от взрослых женщин», — заметил Ара.
«Ножки стройные. Они смуглые или немытые?» — мысленно спросил Сирак.
«Похоже, второе», — ответил Ара.
— Этим стало завидно, — насмешливо добавил Сирак, — две малышки мои.
— Э, каждому из вас достанется одна из них. Охотники сейчас к нам подойдут.
Нанэ, сидящая на груди Ара, зябко повела плечами. Гигант обнял ее одной ладонью:
— Оник, здесь есть горячий источник?
— Да, где-то поблизости должен быть, сейчас спрошу и поищу.
— Где горячая вода? — помогая себе жестами, Оник обратился к старейшине. – От нее поднимается пар.
Не сразу, но Мукуч догадался о чем речь и повел туда чужака.
Ара направил браслет в сторону стариков, на экране появились показания термометра.
— Друзья, идем за старцами, там есть горячий источник, — Ара обнял Нанэ и вышел из реки.
Тир и Сирак вышли из воды, взяв на руки по две девочки, пошли по берегу вслед за Оником.

Горячий источник бил фонтаном из-под груды камней. Вытекающая вода, стремилась к быстрой реке, в этом месте сворачивающей направо и несущейся вниз по ущелью.
Браслет на руке Ара выдал состав воды и ее полезность.
— Вода минеральная, полезная. Строим бассейн.
Гиганты посадили девочек на камни чуть поодаль от источника.
Сначала они разобрали кучу вокруг фонтана.
— На дно водоема уложим плоские камни – здесь есть такие.
Выбирая гладкие, отполированные горячей водой, ровные с одной стороны камни, гиганты передавали командиру. Ара клал их близко друг к другу, оставляя промежутки для свободного выхода воды из-под камней. Заполнив плитками прямоугольник по длине чуть превышающий рост Сирака – самого высокого астронавта, чтобы любой из них смог на нем лежать, по его периметру строители поставили ограду из глыб. Вокруг источника образовался глубокий рукотворный бассейн, быстро заполняемый теплой водой.
— Будем заходить в бассейн по очереди, я первый, — объявил Ара, со своей Нанэ вошел в водоём, лег на спину, девочку посадил себе на грудь. — Горячая, лечебная процедура длится пятнадцать минут.
— А нам бегать вокруг бассейна? – недовольно вздохнул Сирак.
— Правильная мысль, готовьтесь морально. Вы же хотели побегать по твердой почве.

Тир с девочками вошел в бассейн раньше, чем Сирак сообразил, что Ара выходит из него. Гигант стал мыть девчушек, внушая им, как правильно купаться. Боясь ему не понравиться, малышки усердно водили руками по волосам и телу.
— Нужно установить пробку – закрывающий брешь съемный булыжник. Один искупался и вышел. Другой за ним спускает воду, отодвигая затычку, потом снова задвигает камень и набирает в водоем чистую воду, — предложил Ара.
— Отличная мысль! – обрадовался Сирак. Тир нахмурился.
— Напор фонтана хороший, вода быстро заполнила бассейн, значит через несколько минут она очищается. Проверь ее чистоту, Тир, и учти, мою малышку я искупал в реке, а в водоеме девочка согрелась.
— Ты прав, командир.
Тир и Сирак с удовольствием заметили, как отмываясь от грязи, девицы становились красивее – тело приятно розовым от горячей воды, волосы светлее. Гиганты радостно переглянулись.
Через пятнадцать минут Тир вышел из бассейна и вынул пробку. Едва водоем опустел, Сирак поставил затычку на место, взял на руки девчушек и сел на теплое дно. Горячая минеральная вода приятно щекотала тело, наполняя пространство вокруг него.
— Мойте себя сами, — малышкам велел Сирак, когда вода заполнила бассейн, и показал обеим, как именно мыться. Девицы тщательно тёрли руками волосы и тело.

Лес находился левее и дальше источника, расстилался по холму и тянулся вдоль реки вниз по ущелью. Ара оглядывал окрестности.
— Охотники возвращаются. Вы займётесь тушами, они искупаются, затем поставите вертел и зажарите дичь. Ух, как я голоден!

Охотников долго ждать не пришлось. В одной руке нож и копье, в другой — туша убитого животного, Торк и Вараздат остановились у бассейна.
— Что принесли?
— Два быка, надеюсь, достаточно, – Торк опустил возле водоема большую тушу и охотничьи орудия.
Второго быка рядом уложил Вараздат.
— Быки крупные, не ожидал увидеть здесь таких. Как вам охота на дикой природе?
— Такого удовольствия на мониторе не получишь, — улыбнулся Торк.
— И я того же мнения. Здесь горячая лечебная ванна? Ну что, мужики, наша очередь купаться? – Вараздат радостно потирал ладони.
— Да, пожалуйста, — раскрасневшийся от тёплой воды, Сирак с малышками вышел из бассейна.
Ара отодвинул камень, вода стала вытекать из водоёма. Вараздат удивленно следил за действиями командира, но промолчал. Затем Ара установил булыжник на прежнее место – вода стремительно заполняла водоем.
— Хороший способ набрать чистую воду, — обрадовался Вараздат. — А красавица мне достанется?
— На, возьми любую, только одну, — Тир протянул к Вараздату обе руки, на них удобно сидели девицы.
— Хорошо устроились словно птички.
Одна из них оказалась ближе или ей захотелось новых впечатлений, девица сразу прыгнула в объятья Вараздата.
Довольный Вараздат с девчушкой на руке вошел и лег в бассейне.
— Уф, хорошо, — простонал от удовольствия, поглаживая спину красотки. Девица гладила его грудь.
— Я, как всегда, последний и без девушки, — огорчился Торк.
— На, возьми эту, — Сирак протянул ему одну из своих девиц. – Вам достались чистые.
— Для сравнения, рассмотри других малышек вокруг источника, — Тир ответил на вопросительный взгляд Торка.

— Пыль странствий смыли, пора заняться обедом. Нам придется разделывать быков, — Тир оставил свою девицу около бассейна и взял нож. Она, прикрывшись своими длинными волосами, удобно устроилась на камне под солнцем, красотка Сирака села рядом. Сирак последовал примеру Тира и занялся разделкой второго быка.
Вокруг бассейна и гигантов собралась взволнованная толпа взрослых жителей пещер. Несколько девушек робко подошли ближе к Ара, приняв его за главного.
Оник услышал их желания и мысленно обратился к Ара:
«Очевидно, эти девочки хотят присоединиться к вам».
«В другой раз. У нас много времени и важных дел, — Ара ответил Онику и малышкам».
Оник кивнул. Девушки переглянулись, и отошли от водоема – они поняли ответ главного бога.

— Мужчины, принесите дрова, чтобы зажарить быков, — Ара велел толпе зевак.
По знаку Мукуча пятеро из них побежали к лесу.
Торк и Вараздат соорудили два внушительных вертела: камни поставили в виде двух башен, освежеванного быка нанизали на копье, концы копья положили на башни. Туша оказалась подвешенной.
Мужчины вернулись из леса с толстыми сучьями в руках, один из жителей волочил за собой сломанное дерево.
Торк обломал чурбаки, Сирак и Тир сложили дрова под тушами, Ара и Тир выпустили лучи из тиар. Сухие ветки вспыхнули и загорелись, огонь сразу охватил чурбаки. Любопытная толпа в страхе отпрянула от вертелов.
«Так Боги могут убить любого», — испугались жители пещер.
Гиганты заметили реакцию зевак, услышали их мысли и насмешливо переглянулись.

— Пока мясо жарится нужно сделать кое-что. Мужчины построят водоем по своему размеру под большим бассейном. Вода из большого будет перетекать в малый водоем, — Ара велел властным тоном.
По знаку Мукуча пятеро мужчин взяли в руки камни и стали торопливо выполнять приказ. Жители пещер подчинились со страхом – огонь из тиар их напугал.
В новый водоем Ара бросил кишки быков.
— Вымойте всё и слейте грязную воду, — велел строителям малого водоема.
Мужчины скинули с плеч шкуры, вошли в бассейн и начали усердно мыть кишки.
— Тир, кишки нам пригодятся.
Помощник согласно кивнул командиру.
— Сирак, соскобли с внутренней стороны шкур всё лишнее.
Гигант занялся шкурами: ножом снимал куски сала и пленку под ним.

Кишки стали белыми, мужчины показали их главному гиганту.
— Хорошо вымыли, — Тир забрал у них кишки и развесил на ближайшем дереве. — Так быстрее высохнут.
Строители малого водоема решили, что теперь они могут отдохнуть в теплой воде, как гиганты, и легли довольные собой.
— Шкуры останутся в воде до утра, — Ара бросил к ним бычины.
Мужчины выскочили из воды.
— Зачем мочить шкуры? – удивился Мукуч.
— Высохшие без обработки шкуры огрубеют.
— Бычины в воде станут мягче, — пояснил Оник. – Тогда из шкур можно сделать много одеяний.
Чтобы бычины не всплыли, Ара бросил на них крупные булыжники.

Торк и Тир крутили бычьи туши, так мясо жарилось равномерно – со всех сторон. Мясо уже источало аппетитный запах, у обитателей пещер потекли слюни, люди смотрели на туши голодными глазами. К вертелам примкнули осмелевшие женщины с детьми и старики.

Ара подозвал Оника и мысленно спросил: 
«Как зовут старейшину?».
«Мукуч».
— Мукуч, вели всем мужчинам встать перед тушами в две очереди. В этой очереди я буду давать им мясо, а в той – мясо даст Тир. Мужчины должны делиться с женщинами и детьми. Кто будет заботиться лишь о себе, больше ничего не получит. Мяса много, все получат долю.
Глава племени удивился тому, что гигант знает его имя и обрадовался: «Сами дадут нам мясо. Не придется их просить».
Старейшина тут же радостно выполнил требование Ара — мужчины быстро встали в две очереди.
Гиганты со своими девицами стояли по одну сторону вертелов, жители – по другую.
Ара сел на камень напротив вертела, отрезал кусок мяса и попробовал его. Остался доволен вкусом, дал кусок Нанэ. Так же поступил Тир — проверил готовность мяса, дал кусок своей малышке. Гиганты перестали класть дрова под тушами, постепенно огонь под вертелами погас.

Отрезав изрядный кусок мяса, Ара отдал его старейшине и, глядя ему в глаза, приказал:
— Мукуч, раздели мясо на мелкие части, отдай женщинам. Немного мяса можешь оставить себе.
Глава племени выполнил приказ гиганта, оставив себе лишь скромный кусок.
Тир проводил ту же процедуру с другой тушей, давая долю местным жителям и своим друзьям.
Оставшиеся кости гиганты поделили между собой.
— Кости и останки следует бросить подальше отсюда, иначе запах мяса привлечет сюда хищников, — Ара стал бросать кости в лес, стараясь закинуть их как можно глубже в чащу.

Мясо досталось всем, дети радостно резвились вокруг, никто уже не боялся гигантов. Женщины принесли в корзинах фрукты, Ара с помощью браслета убедился в съедобности плодов. Жители пещер не прикасались к фруктам, первыми плоды взяли гиганты. Ара расценил это как знак уважения к гостям.
Тир взял в руки пустую плетенку, свитую наспех, с большими дырами и покрутил в воздухе.
— Придется вас учить многому, даже плести удобные и прочные корзины.

Солнце скрылось за горой, наступал вечер, в воздухе повеяло прохладой.
Ара взял на руки свою Нанэ и вошел в теплый бассейн, остальные астронавты ушли к реке, захватив ножи и копья, служившие вертелами. Вымыв охотничьи орудия, гиганты оставили их на берегу и вошли в реку. Красотки, с кем они купались днем, тут же попросились к ним на руки, девицы заметили других, готовых занять их места. 
— Конкуренция есть, можно выбрать любую, — усмехнулся довольный Сирак, плескаясь в воде, — но остальных можно приласкать в следующий раз.
— Э, вы случайно не забыли о своих размерах и наших задачах? – пыл красавца Сирака охладил, подошедший к реке Ара с сидящей на его руке Нанэ.
— Сейчас свою чистую красавицу не променяю на дюжину немытых, — Сирак вышел на берег.
— Забирайте каждый свою птичку, не забудьте ножи и копья, возвращаемся к тарелке. Темнеет.

Темнота подкралась незаметно, горы стремительно чернели на глазах. Жители побежали к гротам.
Гиганты с девочками на руках шли молча, уверенно ступая по твердой почве. Все обладали прекрасным зрением и слухом: хорошо видели и слышали ночью – сразу улавливали малейший шорох и движение вокруг.
По пути к тарелке Сирак выплеснул свой восторг в возгласе.
— Мечты сбываются! Как здесь хорошо! Столько положительных эмоций! Командир, позволь нам еще одно удовольствие.
— Какое удовольствие? Тебе всё мало? Ходишь нагишом, искупался в реке и горячем источнике, наелся мяса, с девочкой балуешься. Чего еще тебе надо? – голос командира звучал насмешливо.
— Хочу спать на свежем воздухе, — мечтательно отозвался Сирак, — смотреть на звезды, найти нашу планету или хотя бы наше созвездие.
— А хищники и горная прохлада? Нет! Ставим общую палатку!

Тарелка приветствовала экипаж мигающими огнями, расположенными по кругу в нижней части корпуса.

***
Пещерный город – Хндзореск, Сюник.
***


Глава 4. Тесный контакт

Боги спустились на Землю и
 любили дочерей человеческих.

В сгустившейся темноте тусклого света, мигающих огней у основания тарелки, хватило на освещение летающей машины и пространства вокруг нее. Астронавты подошли к тарелке, над плато раскинулось безоблачное небо. Проступившие в необъятной вышине звезды становились ярче, небосвод — черней, на нем появлялись новые небесные тела, светила группировались в созвездия. Гиганты стояли молча, поддавшись очарованию наступившей ночи, вдыхали прохладный горный воздух и слушали тишину равнины.

Молчание нарушил Сирак:
— Местные жители живут в чудесном месте — оранжевые округлые скалы, речка, водопад, бурная река, леса вокруг. Впрочем, они не замечают красот природы.
— Их интересует еда. Еще волнует вопрос: как самому не стать пищей хищника? — уточнил Вараздат.
— Красоту природы замечаешь, когда она потеряна на своей планете, — вставил Тир.
— Ценишь то, что потерял безвозвратно, — согласился Торк. — Немного завидую землянам.
— Напрасно. Наши экологи сумели многое сохранить и воссоздать, эти уголки природы ухожены, в таких заповедниках под куполом можно погулять в лесу, искупаться в искусственном море, загореть на пляже, собирать ягоды на фермах.
— Только в них, — с горечью подчеркнул Торк. — А еще можем полистать книги, посмотреть фильмы о потерянном рае на нашей планете, поохотиться в виртуальных джунглях — блеклой копии густого тропического леса.
— Число подобных парков растёт.
— Смогут ли на всю планету натянуть купол?
— Пожалуй, дело идет к этому.
Лица астронавтов стали серьезными.

— Мы пролетели над разными холмами и равнинами, но такие дивные яркие скалы не попались на глаза, — восторгался Сирак.
— Изменчивые скалы — оранжевые днем, красные на закате и темные в сумерки, — поправил Торк.
— Оник говорил, что землетрясения многое сдвинули со своих мест, — подчеркнул Тир.
— Однако в его мыслях мы увидели камни с отверстиями на том же месте, как он ожидал. Так будет много тысячелетий, — отметил Ара.
Астронавты умолкли, рассматривая звездное небо.

— Мы выбрали удачное место для главного задания — тарелку посадили на просторной равнине, нужный материал есть в ближайшем ущелье, живописная местность подходит для работы и отдыха, — начал Тир.
— Рядом бурная, горная река, — восторженно продолжил Сирак.
— Горячий минеральный источник, — добавил Торк.
— Лес, в котором много дичи и разных пород деревьев, тянется по всему ущелью, — вставил Вараздат.
— Нашли местных жителей — есть все условия для создания новой цивилизации, — закончил командир.

— Здесь удивительно тихо, словно нет зверей в округе и нет рядом леса, — вздохнул Сирак.
— Охотники распугали хищников, наши голоса слышны далеко, быков на вертеле все видели, — напомнил Тир. — Почему вы думаете, что звери ничего не понимают?
— Охотники, скажите честно: можно ли охотиться, используя тиару? — спросил командир.
— Нет, не стоит, — ответил Торк.
— Кто-то может стащить тиару с головы? — хихикнул Сирак.
— Лес древний, в нем много старых, высохших деревьев, — начал возражать Торк.
— Можно нечаянно поджечь чащу, — закончил мысль Вараздат.
— Стало намного прохладней, — заметил Тир, почувствовав как сидящая на его руке девочка передернула плечами.
— Слева горы, справа холодная быстрая река, — пояснил Ара.

— Наконец, поспим на природе, — мечтательно произнес Сирак.
— На корабле уютно, как в доме, но на природе все ж лучше, — согласился Торк.
— Первый случай, когда Торк и Сирак не спорят, — рассмеялся Вараздат.
Сверчки застрекотали, словно хотели заявить о своих правах на ночную равнину.
— Однако сверчки поют свои мелодии, — улыбнулся Торк.
— Интересно, когда на небе появится спутник Земли? — задумчиво спросил Вараздат.
— Друзья, вы наблюдательные романтики, — заключил Ара.

Нажав на кнопку браслета, командир открыл вход в тарелку, из проёма выпали две ступени. Астронавты по очереди поднимались в летающую машину. Пройдя в кабине чистки процедуру омовения струями воздуха, гигант с гостьей на руке переходил в салон, последним, как обычно, вошел командир. После того как его с девочкой обдало очищающим ветром, Ара убрал ступени, закрыл тарелку, и с малышкой перешел в помещение.

— Кто дежурный? — командир сел в свободное кресло, девочку посадил на свое колено.
— Я! — откликнулся Торк.
— За много месяцев полета мы видели лишь звезды. Несмотря на массу новых впечатлений, за день я успел по ним соскучиться. Ночной небосвод — привычная картинка перед глазами, как стены родного дома. Торк, ставь палатку обязательно с прозрачной пленкой на потолке, включишь отпугиватель, чтобы смело обнажить верх. Мне, как Сираку, не хватает еще удовольствий: смотреть на звездное небо и спать на свежем воздухе. Убедимся, что созвездие Грифа и нашу планету хорошо видно отсюда, полюбуемся на красавицу Денеб, и счастливые уснем.
— Когда сообщим о нашем местонахождении? — спросил Тир.
— Энергии недостаточно для передачи информации о нас, когда будем иметь минимальный необходимый ресурс, тогда и отправим сообщение. Надеюсь, к тому времени нам будет чем похвастать перед Верховным Собранием.

При искусственном освещении командир рассмотрел малышек и с удовольствием отметил про себя, что все хорошо сложены, белокожие, в меру загорелые, рыжеволосые, зеленоглазые, с приятными правильными чертами лица, скромные и стыдливые — одним словом, красавицы.
«И в этом нам повезло, девочки внешне похожи на нас. Здесь кто-то из пришельцев постарался или земляне самостоятельно достигли такого развития? — размышлял командир. — Может, легенда об исчезнувшем тысячу лет назад экипаже правдива. Тогда двигатели челноков были другие и топливо устаревшее, возможно, корабль достиг Земли, но астронавты не смогли сообщить о себе и, тем более, вернуться домой».

Тарелка представляла собой салон с креслами для астронавтов и пультом управления. Иных помещений летающая машина не имела, потому что служила лишь средством передвижения, но была оснащена всем необходимым для длительного пребывания на чужой планете. Для работы, отдыха и срочной лечебной помощи экипаж мог развернуть временное жилище со всем требуемым оборудованием. Палатки, инструменты и приборы находились во встроенных шкафах вмонтированных по всему кругу летательного аппарата.

Торк приложил палец к белой кнопке над запасным выходом, где располагалась готовая к установке палатка отдыха. Выход из тарелки открылся, заработал вентилятор очищающий прилегающую территорию от камней и колючек, палатка стала наполняться воздухом и раскрываться наружу. Когда она раскрылась полностью, открылась дверь салона, обнажив вход во временное жилище, из тарелки в нее образовались две ступени.

Экипаж со своими гостьями перешел в палатку. Наполненный воздухом пол под ногами оказался мягким и теплым, его покрывали полосы символично делящие пространство на пять зон — по одной для каждого астронавта. Гиганты сели — каждый на своей полосе, сняли тиары и браслеты, вложили их в карманы на стенке у изголовья и легли на спины, уложив девочку себе на грудь.

Потолок скрутился в рулон, под ним оказалась прозрачная воздухопроницаемая пленка. Ночная прохлада заполнила временное жилище из ткани, создалось полное ощущение пребывания на свежем воздухе.

Палатку изготовили из сверхпрочного материала способного выдержать сильные морозы и высокую температуру, никакие зубы самых крупных, даже по размерам гигантов, животных не смогли бы повредить ткань. Ара велел включить отпугиватель, имея в виду ядовитых пресмыкающихся, теперь командира не беспокоила безопасность экипажа.
В наступившей темноте южной ночи всё небо засверкало миллиардами звезд.

— В горах ночь и небо особенные, звезды завораживают, мигают, манят. Солнечная система заманила нас к себе, Голубая планета не обманула наши ожидания — атмосфера, вода, климат породили богатый растительный и животный мир. Пока всё складывается удачно для нас: воздух чист — хорош для дыхания, погода нам подходит, мы остановились на удобной равнине, вблизи нашли камень, необходимый для выполнения главной задачи, гигантских зверей нет, встретили знающего помощника и местных жителей, обитатели пещер не опасны — они находятся на низшей ступени развития. Уверен, мы справимся со всеми заданиями. Вот и наши бриллианты заблестели, — тихо вздохнул командир, найдя среди множества скоплений звезд то самое желанное: созвездие Грифа.

— Друзья, хочу высказаться по деликатному вопросу. Мы летели сюда много месяцев, надеюсь, не одичали, потому что всё это время не знали женщин, — продолжил командир. — По сравнению с нами, эти девочки по росту во всех смыслах — размеру и развитию, дети. В данном случае палец предпочтительнее фаллоса, не торопитесь, дети любопытны, все случится, друзья, будьте терпеливы. Всем приятной ночи!

Сначала палатку заполнила тишина. Пока гиганты любовались звездным небом, вдыхая свежий горный воздух, малышки, думая, что их мысли никто не слышит, размышляли над своим нынешним положением. Астронавты всё слышали и молча улыбались.

Сердце Нанэ — девчушки командира, переполняла радость, гигант ей нравился, ее страх перед неизвестностью развеялся от его первой улыбки.
«Ара — главный из богов: самый добрый, красивый и умный. С ним я спокойна и ничего не боюсь, — радовалась Нанэ. — Мукуч остался с носом, глава племени хотел мне зла, а получилось добро».

«Красавец Сирак отдал меня, а не Вард, потому что я не хотела в теплой воде при всех ласкать ‘это’. Все боги красивые, только Торк некрасивый, зато он добрее Сирака, — рассуждала лежащая на груди Торка Лала».

Манэ — девица Тира, оказалась самой рассудительной:
«Мукуч отдал Нанэ, чтобы откупиться от великанов. На наше счастье, великаны оказались богами. Нам всем повезло — к нам прилетели добрые боги, они нас купали в ласковой воде, угостили мясом и носят на руках. Как приятно, когда гладят тело в теплой воде! Тир самый лучший из богов».

Ачон — малышка Вараздата, радовалась больше всех:
«Вараздат веселый и сильный охотник, с ним хорошо. Все боялись, что великан съест Нанэ. Глупости. Зачем мы им такие маленькие? Они могут убить и зажарить больших и вкусных животных, которых мы всегда боялись. Великаны не забыли нас угостить, так вкусно мы никогда не ели, нам не пришлось выпрашивать у них еду, как у Мукуча. Тир учил меня купаться, Вараздат ласкал в теплой воде. Приятно быть чистой. Оник назвал их богами, значит великаны — добрые боги».

Вард — девица Сирака, считала себя самой удачливой:
«Сирак — красивый бог. Из двоих девочек красавец выбрал меня, значит я самая красивая, — решила Вард. — Если ему приятно, я буду ласкать его везде. Богам нравятся чистые девочки, Сирак отказался от немытых».

Затем послышались звуки смачных поцелуев и хихиканье девиц.
Нанэ, лежащая на груди Ара, руками гладила могучее тело гиганта, ее восхищала его кожа и упругие мышцы под ней.
«Мужчины племени волосатые, как звери, и ведут себя грубо. У всех богов гладкая кожа, на теле нет волос, только красивые кудряшки на голове и рыжая борода на лице, от которой щекотно».
Ара не спеша гладил тело девушки, приподнял, целовал губы и грудь. На его ласки она отвечала тем же.

«Ласковая девочка, очевидно, не знала мужских рук и внимания, — подумал Ара. — Всем нравятся нежные прикосновения, она поняла, что мне приятно».
«Как хорошо, что никто не кричит от боли. В пещере всегда и все знают кого захотел потрогать Мукуч, — вздохнула Нанэ».
«Все оказались девочками — прекрасно, значит не будет смешения нашей крови с кровью мужчин их племени, — заметил про себя командир. — До них Мукуч не добрался. Эти, наверное, строптивые или числились некрасивыми малышками».
Нанэ подтянулась, обняла гиганта за шею и в густой бороде начала искать его губы. Нашла, что искала, и стала облизывать их языком.
«Знаешь, как мне понравиться, — мысленно общался с ней гигант. — Кто научил тебя этому?».
«Никто, — мысленно ответила Нанэ, — мне самой хочется с тех пор, как увидела тебя. У тебя красивые губы и большие глаза, когда я в них посмотрела, сразу захотела к тебе на руки. Ты прекрасный, ласковый и сильный Бог. Тебя не боятся, а слушаются, потому что ты лучше всех. Теперь я поняла — ты действительно главный Бог».
«Мукуч тебя толкнул к Онику. Ты оказалась ближе остальных или он выбрал девочку не случайно?».
«Я ударила его, когда он ко мне приставал».
«Мукуч пристает ко всем девушкам?».
«Да. Все говорят — даже моя мать, что ему всё можно, потому что Мукуч глава племени, но я ему не позволила трогать меня. Злой старик так отомстил мне».
«Приятная месть для тебя? — улыбнулся гигант. — Тебе хорошо со мной?».
«Хорошо! Его месть принесла мне радость!».
Гиганта обрадовал восторг девчушки.

Внезапно палатку залил свет.
— Ты включил освещение, командир?
— На небе светит Луна, — прошептала Нанэ.
— Нет, Торк. Вараздат хотел увидеть спутник планеты, — улыбнулся Ара.
В левом углу потолка показался лунный диск.
— Спутник явился во всем великолепии, — произнес изумленный Вараздат.
Астронавты зачарованно смотрели на небесное тело.
— Ночное светило круглое, красивое, но от него в палатке стало слишком светло, его сияние помешает сну, — пробормотал Торк.
— Не только сну, сейчас полумрак предпочтителен. Земля не закрывает его от Солнца. Думаю, все полюбовались, — Ара приблизил браслет к глазам и пальцем провел по экрану.
Над ними поползло нечто плотное — звезды исчезли, через минуту во временном обиталище экипажа снова стало темно.
«Боги могут всё, даже тучкой закрыть Луну, — восхитилась Нанэ».
«На отдельной территории, — уточнил Ара».

В палатке долго слышалось довольное сопение гигантов и томные вздохи девушек.
«Кажется, все счастливы, — про себя отметил командир, — экипаж и красотки. Сегодня мы устроили себе отдых со всевозможными развлечениями. Первый день на новом объекте исследования прошел плодотворно — лучше всех ожиданий. Земля — удачное название для данной планеты, его запомнят наши потомки. Если в ближайшую неделю будет такая же ясная погода, отправим Верховному Собранию подробный отчет об открытиях прожитых дней и результатах наблюдений. Солнце — хороший источник энергии. Завтра приступим к работе, в полдень на браслете установлю земное время».

***
Издревле и до сих пор фаллос в просторечии армяне называют ‘бан’ — ‘это’.
Слово ‘бан’ так часто использовалось, что стало словом паразитом — его используют в речи машинально в обычном значении: что-то, это (эта вещь, этот человек).
Денеб самая яркая звезда в созвездии Лебедя.
Созвездие Лебедя армяне и шумеры называли созвездием Грифа.
***


Глава 5. Утро нового дня

Ветер с гор принес прохладу, разнеся по равнине горький запах полыни. Звезды погасли на небосводе, ночь отступала, небеса начали изменяться — из черного стали фиолетовыми, линяя на глазах, на его тёмном фоне проступили замысловатые, сиреневые рисунки. Ближайшие горные вершины покрылись каймой из всех цветов радуги, в считанные минуты приобретшей оранжевую окраску, перетекающую в небо, залив его синевой. Тающий узор оказался полупрозрачными облаками.

Крупный пёс вышел на опушку и направился к сияющему объекту, но что-то мешало кобелю приблизится к сверкающему серебром необычному огромному предмету. Исходящая от него сила не подпускала к себе. Пёс повернул к лесу.

Рассвело, через прозрачный потолок дневной свет вторгся в палатку, разбудив ее обитателей. Звуки потягивания и зевоты сменились чмоканьем, хихиканьем девиц и довольными стонами астронавтов. Ара не подслушивал, чем заняты другие — наслаждался жизнью: ласкал Нанэ, принимал ее ласки и поцелуи.

Где-то близко запели птицы. Во временном жилище астронавтов наступила тишина, её жильцы завороженно слушали многоголосье пернатых. Порой трели рассыпались дробью, щёлканья и свисты объединялись в птичий хор.

— Кто включил звуки леса? — молчание нарушил Торк. – Как много певчих пташек!
— Сегодня я дежурный, убрал завесу – впустил свет, и выключил отпугиватель — хотел послушать звуки местности. Лес рядом, птички осмелели и подлетели близко к нам. Командир, не возражаешь?
— Спасибо, Вараздат! Птичий хор – лучший исполнитель мелодий природы.
— Хорошо засыпать под стрекот сверчков и просыпаться под пение пичуг и аромат горных цветков, — мечтательно произнес Вараздат.   
— Не плохо проснуться от нежных поцелуев и ласк пташек, выбранных нами, — добавил Сирак.

На браслете командира зажегся свет и послышалась музыка.
— Наш гимн прозвучал, пора вставать и взяться за работу. Земные сутки почти совпадают с нашими.
— Что на завтрак? Опять еда из тюбиков?
— Что предлагаешь, Торк? – в разговор вступил Тир.
— Здесь много разных ягод. Как вам известно, моя мама специалист по здоровью, она рекомендует утро начинать с ягод тутовника, здесь они растут в изобилии.
— Командир, прислушаемся к рекомендациям специалиста?
— Мне нравится эта мысль.
— Выйдем без костюма как вчера, — предложил Сирак.
— Ладно, водные процедуры, завтрак, прогулка, разведка что и где — можно нагишом, но работать будем в костюмах.

Астронавты с малышками на руках бодро вскочили со своих спальных мест, выбежали из палатки через тарелку и наперегонки убежали к реке. Последним пристанище команды покинул Ара с Нанэ. Командир внимательно посмотрел на временное жилище, соединенное с летающей машиной. Палатка цвета выгоревшей травы по высоте не уступала тарелке, а по другим параметрам превышала в полтора раза. Усмехаясь в бороду, гигант с помощью браслета закрыл дверь летательного аппарата и побежал вслед за экипажем.

Ара становился у реки, посадил девчушку на плечо.
«Крепко держись за мои волосы! – мысленно велел ей, прыгнул в реку и поплыл».
В холодной воде астронавты наслаждались, малышки взвизгивали.
Немного поплавав, гиганты с девушками на руках выскочили из воды и быстрым шагом пошли к лесу.

Тутовые деревья опоясывали лес, спелые ягоды — белые и черные, густо облепили все ветви. Гиганты направились к самым высоким тутовникам. Мелкие зверюшки, сидевшие на них, перебежали на соседние стволы. Жители пещер прибежали следом за великанами. Сочные ягоды сыпались в ладони, все — люди и звери, ели их с удовольствием.
— Молодец, Торк, что вспомнил совет своей мамочки! – восторженно воскликнул Сирак.
— Мамы всегда дают полезные советы, — вставил Вараздат.
— Здесь много вкусных плодов и ягод, — заметил Тир. — Воздух, вода и почва не испорчены.
— Тута не только сладкая, но и сытная еда, — пояснил Торк и вздохнул. — У нас фрукты и ягоды растут лишь в оранжереях.
Мальчишки с завистью смотрели на великанов, срывающих крупные сочные ягоды с макушек высоких деревьев. Дети могли взобраться лишь на низкие, молодые деревца, взрослые жители пещер подбирали ягоды, упавшие под тутовники.

Наевшись сладких ягод, гиганты пришли к горячему источнику, оставили девушек около малого водоема, велев им вымыть руки, сами ополоснули ладони в большом бассейне. К ним спешили глава племени и Оник — его мысленно вызвал Ара.

Из малого водоема Ара достал одну из бычин, помял ее.
— Шкура стала мягче, но надо еще поскоблить.
У водоема собралась толпа зевак, в основном состоящая из мужчин.
— Возьмите камни и начните скоблить шкуру с внутренней стороны, чтобы на ней не осталось ничего лишнего.
Расстелив бычину на ровном месте изнанкой к себе, Ара присел на корточки, взял в руки круглый камень и стал тереть им шкуру, снимая остатки жира.
— Делайте так.
Достал из воды вторую бычину и развернул рядом с первой. Мужчины молча занялись скоблением шкур.
— Закончив скоблить, бычины положите в большой водоем, оставьте там на весь день. Вечером посмотрим, что стало с ними. 
— Зачем их чистить? – Мукуч снова задал свой вопрос.
— Из бычин можно изготовить прочные и теплые одеяния для тела и обувку на ноги.
— Шкуры можно положить в речку рядом с пещерами. Зачем класть сюда?
— Эта вода другая — соленая, в ней шкура станет мягче, а в речке — загрубеет.
— Понял, — Мукуч остался доволен ответом.
— Так вы должны поступать со всеми шкурами убитых животных.
— У нас много старых шкур, — обрадовался старейшина. – Можно их тоже положить сюда и наши одеяния станут мягкими.
— Старые шкуры не станут лучше, если их сейчас положить в эту воду, всё нужно делать сразу после освежевания, так как мы показали вам.
— Жаль, — разочарованно протянул старик.
— Оник, нам нужны крупные камни твердой породы, желательно, скалы. Ты знаешь базальт?
— Тут есть еще одна речка, должна быть, — поправился странник. – На ее берегу — в ущелье, я видел базальтовые валуны.
— Покажи дорогу к речке, надеюсь, там всё так, как ты видел.
— Наверно, это те исполины, что мы приметили вчера, облетая окрестности, — предположил Тир.
Гиганты взяли своих малышек на руки.
— Ты знаешь наши места? – Мукуч удивился словам Оника, но не дождался ответа на свой вопрос.
Ара поднял Оника правой рукой и понес, прижав к торсу. На его левой руке сидела Нанэ.

Гиганты двинулись в указанном странником направлении — мимо тарелки вниз по природной тропе в противоположную от леса сторону, в ущелье.
Речка оказалась там, куда повел их Оник. На ее левом берегу высились массивные валуны, астронавты подошли к самым высоким из них. Утреннее солнце позолотило верхушки молодых скал, окрасив их в светло-сиреневый цвет. Остроконечные каменные исполины словно выросли из почвы и тесными группами поднимались по холму. Ара опустил Оника и Нанэ на траву рядом с крупной глыбой.

— Как здесь красиво! Воздух и вода чудесные! — восторгался Сирак и подошел к роднику, бьющему из щели валуна.
— Не пей! – остановил его Торк. — После ягод тутовника нельзя пить воду.
— Почему? Твоя мама так говорит?
— Кишечник расстроится.
— Хочу пить.
— Возьми, пожуй — это мята, — Торк протянул листки Сираку и сорвал длинный лист. — Можно пожевать и эти кислые листья щавеля. Колючие шарики съедобны, разломи его — внутри вкусная сердцевина. Эти коробочки — семена мака, тоже съедобны.
— Не увлекайтесь маком, — усмехнулся Ара. — У нас экскурсия по ботаническому саду?
— Твоя правда, командир, у нас эти растения встретишь только в ботаническом саду.
— Всё как у нас — природа, животные, растительность, будто мы не прилетели на чужую планету, а вернулись в прошлое — на нашей, — удивлялся Вараздат.
— Многое знакомо нам из книг, к сожалению.
Оник слушал гигантов внимательно, переводил взгляд с одного на другого, не веря своим ушам: «На планете – обители богов, природа в плохом состоянии? Боги не так всесильны, как мы думаем?».
— Я всё сфотографировал. Интересно, когда мы сможем передать снимки домой? – вздохнул Сирак.
— Когда построим генератор, — ответил Тир.

Ара подошел к высокой скале, астронавты оставили девиц возле группы валунов и подошли к командиру. Настроив свой браслет, Ара направил его на исполина, на экране отобразились данные камня.
— Молодой базальт, материал найден, здесь организуем нарезку скал. Тир, сколько и каких размеров глыбы нужны для малого генератора?
— Понадобится четыреста камней. Предлагаю вырезать глыбы размером четыре на три метра. Основную работу можем проделать на равнине — крупный валун поделим на две части.
— Согласен. Осталось решить, как будем переносить глыбы к тарелке.
— Таскать камни в руках я не согласен, — вставил Сирак.
— Боишься поцарапать нежные ручки? – насмешливо спросил Торк.
— Не в этом дело, у нас есть рабочие перчатки.
— Четыреста камней необходимо только для малого генератора, для большого — понадобятся еще двести глыб, — уточнил Тир.
— Столько камней носить в руках не будем, — командир успокоил Сирака.
— Построим повозку, запряжем быков, — предложил Вараздат.
— Верное решение. Торк и Вараздат займутся повозкой, Тир и Сирак будут резать скалы...
 
— А-а-а, — испуганно закричала девушка, прервав разговор.
Стоявший к ней ближе всех Ара схватил девчушку за талию и поднял в воздух. С ее ноги упала большая гремучая змея.
— Змея ядовитая! – закричал Оник.
Из тиары Сирака лазерный луч ударил по гадюке. Пошел резкий запах паленного мяса – змея дернулась и перестала двигаться.
Ара присел на корточки, посадил малышку на свое колено, сжал ее голову ладонями:
«Плохая кровь, вытекай из раны!».
Из места укуса потекла темная кровь, девочка повисла на руках Ара, ее била дрожь.
— Возьмите девушек и Оника, бегите к палатке. Тир, приготовь противоядие. — велел командир и бросился к речке, пару раз окунул пострадавшую в воду.

С помощью браслета Тир определил кратчайший путь.
— За мной, — позвал и побежал.
За считанные минуты Тир добрался до тарелки.
На сей раз Ара с пострадавшей на руках вошел в палатку сразу после Тира.
Помощник ждал командира с иглой в руке.
— Доза противоядия должна быть в десять раз меньше обычной, — напомнил Ара.
— Да, я так и сделал, — Тир ввел раствор в вену раненой.

Пройдя в кабине очищающую процедуру, астронавты с малышками перешли в палатку. Девушек посадили на мягкий пол.
Оник остался ждать снаружи.

Правее ступеней поднялся небольшой — по меркам астронавтов, столик. Из кармана палатки Торк достал пачку белых стерильных салфеток, вынул одну и постелил на столе. Ара осторожно опустил на нее пострадавшую:
— Обсудим сложившуюся ситуацию, все пройдите в салон.
Раненая зашевелилась, на столе — под ней, образовалась лужа крови.
Торк испуганно поднял девушку.
— Что с ней?
— Яд добрался до женских органов, — предположил Тир.
— Она забеременела и потеряла плод. Теперь ничего с ней не выйдет?
— Всё получится с ней, но некоторое время спустя. Повремени с этим, кровь должна очиститься от яда. Если для тебя это так важно, можешь попробовать с другой девушкой, но здесь есть одна, даже две опасности, — Ара умолк в ожидании реакции Торка.
— Только когда остальным можно будет с другой девушкой.
— Обсудим эти вопросы со всеми, — командир отрицательно покачал головой.
Торк постелил чистую салфетку, перенес на нее пострадавшую, окровавленную ткань бросил в урну под столом.

Экипаж перешел в салон, астронавты сели в кресла.
— Нам важно доброжелательное отношение жителей к нам, если Торк вернет девушку, такой поступок породит плохие эмоции. Мукуч подозрительный человек, наверно, недоверчивость — необходимая черта характера старейшины для выживания племени, — начал разговор Ара. — Если мы заберем много девушек, так настроим против себя всех молодых мужчин.
— Наши поступки следует тщательно обдумывать, прежде чем совершать, — согласился Торк.
— Есть немаловажный момент: что станет с девушками во время беременности. Как долго будет расти плод нашего семени, до какого размера вырастет? Подозреваю, что наш новорожденный в три раза крупнее местных малюток. Сможет ли женщина выносить великана по их меркам? Как только убедимся, что наши избранницы беременны, будем внимательнее к ним, потом изолируем от всех — установим отдельную палатку. Не исключаю, что возникнет необходимость достать ребенка из чрева матери раньше времени с помощью операции. Нужно серьезно подумать над этими вопросами. Кроме того, я читаю мысли Оника: жители прячут от нас самых красивых девушек, берегут, бояться лишиться потомства, не доверяют нам.
— Ты прав, как всегда, — одобрил Тир.
— Теперь обсудим наши дальнейшие действия, связанные с генератором.
— Мы решили нарезать камни и строить повозку.
— Как и где будем строить генератор?
— На плато, близ тарелки или на ее месте.
— В палатку мы входим через тарелку, выполняя лишнюю процедуру. Воздух хорош для дыхания и не содержит опасных вирусов, незачем каждый раз проходить через кабину чистки. Какое-то время нам придется жить в палатке. Спусти экран, Тир, рассмотрим изображение равнины.
Двухсторонний монитор опустился на середину салона.
— Чтобы не сворачивать, разворачивать заново палатку, желательно отделить ее от тарелки. Освободим территорию для генератора, передвинув машину сюда, — Тир нарисовал круг на экране. 
— Да, верное решение, но сейчас указанный участок занят созревшим зерном.
— Заставим или научим — называйте, как хотите, жителей убирать урожай и не только зерновые.
— Построим малый генератор и тарелку опять придется передвинуть.
— Летательный аппарат можно переместить сюда, — Тир нарисовал еще один круг на экране. — Значит и здесь мы должны расчистить участок.
— Тир, займись уборкой урожая. Все наденьте костюмы, нам не нужны такие происшествия с ядовитыми особями, — в голосе командира прозвучала решимость. — Вараздат пойдет в лес искать самую прочную породу дерева для повозки, Торк и Сирак займитесь камнями, возьмите вирлы и перчатки.
— Если жителей занять полезным делом, они не будут много думать о девушках. Почувствовав пользу от общения с нами, станут нам доверять и мы сможем спокойно заняться своим главным заданием.

Астронавты достали свою одежду и стали облачаться. Комбинезон надевали начиная со ступней — здесь ткань была плотнее, имелась толстая подошва и небольшой каблук под пяткой. Далее костюм натягивался на ноги и торс, руки продевались в рукава длиной до запястья. От пупка едва заметная цепь застегивалась до горловины. Эластичный материал легко растягивался, не причиняя астронавту неудобств при любых движениях, комбинезон не требовал ухода, костюм комфорта оправдывал свое название — согревал в холод и охлаждал в жару.
— Снаружи собирается толпа, — бросив взгляд на монитор, Тир сообщил с озабоченным выражением лица.
— Я поговорю с ними, Оник среди них, — Ара оделся и вышел из тарелки.

Увидев командира пришельцев, толпа непроизвольно отпрянула назад, блеск костюма главного гиганта при ярком солнце вызвал у них благоговейный трепет – от астронавта исходило сияние подобно дневному светилу. Его волосы казались золотыми.
— В чем дело, Оник? Почему все собрались здесь?
— Нас интересует судьба пострадавшей, — старец отделился от толпы.
— Змея оказалась ядовитой, девушку лечим, сейчас она отдыхает.
Гигант поднял левую руку к груди и настроил браслет.
На экране появилась картинка с пострадавшей. Приблизив фигуру девушки, Ара жестом подозвал Оника и Мукуча, опустил перед ними левую кисть. На экране старцы увидели раненую, лежащую на столе, она смотрела куда-то отрешенным взглядом.
— С ней все хорошо, — подтвердил Оник.
Глаза Мукуча округлились, в них застыло изумление от увиденного — он заглядывал в жилище богов.
— Я прослежу за ней, — голос гиганта звучал убедительно.

Ара вернулся в салон.
— Командир, могу я взять девушку с собой?
— Выйдем все вместе, ее не стоит оставлять одну, я позабочусь о ней, Торк.
— Ее зовут Лала. Остальные девушки тоже нуждаются в заботе, чтобы с ними не случилось подобного происшествия.
Ара внимательно слушал Торка.
— Наши салфетки изготовлены из мягкой материи и могут заменить им платье, — закончил свою мысль Торк.
— Ты самый заботливый и догадливый из нас.
Экипаж перешел в палатку.

Торк достал салфетку. Пострадавшая села на столе, астронавт вытер ее, немного окровавленную ткань оставил в урне под столом, чистую салфетку продел ей под правую руку и завязал соседние концы квадратного полотна, доходящего ей до колена, над левым плечом.
— Так обе руки свободны, Лала одета. Оденьте остальных и мы будем отличать наших девушек от других, — Торк взял девицу на руки.
— Хотя салфетки по нашим понятиям одноразовые, их можно использовать многократно — постирав, кровь можно смыть, и материи кому-нибудь послужат платьем, — Тир сложил использованные тряпицы. – Вараздат, тебе идти в ту сторону, брось их в малый водоем.

Своих девушек астронавты одели в салфетки. Торк, Сирак и Вараздат надели перчатки и взяли вирлы. Взяв малышек на руки, астронавты стали выходить из тарелки, последним, как всегда, вышел командир.

Оник и Мукуч стояли на прежнем месте, жители толпились за старцами. Глава племени и его соплеменники с любопытством смотрели, как гиганты с девушками на руках по одному выходили из сверкающего жилища, легко ступая на ступени непреодолимой для них высоты.
Астронавты собрались около тарелки, ожидая распоряжений командира. Дверь тарелки закрылась.

На фоне огромной серебристой машины пришельцев гиганты в блестящих костюмах выделялись светящимся пятном, выглядели строже и выше ростом. Рыжеволосые девушки в белых салфетках у них на руках усиливали впечатление. Жители пещер почувствовали себя детьми перед строгими родителями. От страха толпа инстинктивно подалась назад и сбилась в кучу.
Мукуч вопросительно посмотрел на Оника.
— Боги, — ответил старец.
— Боги... — пронеслось по завороженной толпе.

— С пострадавшей все хорошо, — увидев Лалу на руках Торка, Оник кивнул главе племени. 
— Все девушки здесь, — согласился Мукуч.
— Вы надели что-то? — Оник нерешительно спросил у Ара.
Блестящие, облегающие фигуру, костюмы казались второй кожей на теле гигантов и под ярким солнцем слепили взор.
— Да, нам предстоит работа, некогда смотреть по сторонам в поисках ядовитых змей, — усмехнулся Ара.

***
гимн гигантов – мелодия известной армянской старинной песни: «hingala».
Вирл – инструмент, подающий лазерный луч согласно заданной программе, внешне похож на дрель.
*** 


Глава 6. Первые уроки

Солнце поднялось высоко и сияло в синем безоблачном небе, словно дневное светило хотело показать жителям пещер разницу между ними маленькими в старых шкурах и рыжеволосыми великанами в ослепительных костюмах перед сверкающим обиталищем, на котором они прилетели.

Жители пещер не решались приблизиться к тарелке, стояли в отдалении и с опаской смотрели на жилище, куда могли войти только боги. Старцы отделились от толпы. Оника люди считали помощником пришельцев, а Мукуч имел право общаться с гигантами как глава племени.

— Девушек оставьте здесь, — командир велел астронавтам. — В скалах и в лесу могут быть ядовитые существа, вам нужно работать, не озираться.

Тир и Ара шагнули к старцам.
«Может, пора обучать племя, чтобы исчезло недоверие? – озабоченный Оник мысленно обратился к ним».
— Хорошо, что все собрались здесь. Поля и леса могут дать вам много пищи, вы должны знать о ней и уметь делать запасы на зиму. Мукуч, Тир научит вас собирать полезные растения и племя будет сыто круглый год. Слушайте его, — Ара указал на своего помощника.
Старейшина понимающе кивнул.
— Сейчас время созревания растений, зерно созрело и опадает, его следует сорвать. Если соберете хороший урожай, зимние месяцы будете иметь еду, иначе всё унесет ветер и зимой вы будете голодать, — начал Тир.
— Да, да, и я хотел сказать об этом, — согласился Оник. — Урожай пропадет, если его не убрать с поля.
— Зеленое зерно мы едим — оно вкусное. Зачем нам сухое? – Мукуч повернулся к Онику.
— Это сытная еда, я покажу, как сделать зерно мягким и вкусным, если правильно готовить, получим хорошую пищу.
— Ты знаешь, что делать с зерном? Ты многое знаешь. Откуда?
— Боги научили.

— Чем нам заняться? — Мукуч обратился к Тиру.
— Все пойдут со мной на уборку зерна, я покажу вам, как надо его собирать. Мужчины будут рвать стебли зерновых. Нужны пустые корзины, женщины и подростки могут собирать в них опавшие колосья. Оник, умеешь плести корзину?
— Да, и могу научить этому.
— Кто принесет мне то, из чего вы делали плетенки?
Из толпы по знаку главы племени вышли четверо юношей.
— Пойдете с Вараздатом в лес, он покажет вам из чего получатся хорошие плетенки, — Тир велел юношам, указав на гиганта. — Нарвете много веток и бегом вернетесь к Онику, вместе с ним будете вить корзины. Мужчины пойдут со мной, женщины дождутся корзин и с детьми придут к нам.

Астронавты оставили девушек возле командира и разошлись — Тир с местными мужчинами ушел к полю с созревшим зерном, Торк и Сирак направились в ущелье к базальтовым скалам.
Вараздат с юношами пошел к лесу, попутно в малый бассейн бросил окровавленные салфетки.

— Лала! – позвал Ара.
Пострадавшая от укуса змеи, девушка подошла к нему, гигант взял ее на руки.
Ара прошелся вокруг тарелки и палатки, осматривая равнину, заметил много коконов хлопка и стручки чечевицы, сорвал несколько стеблей и стручков, и отдал их девушке.

Юноши принесли тонкие веточки ивы. Оник сел на выгоревшую траву и начал медленно плести корзину, показывая и объясняя ученикам. Юноши сели рядом с учителем, взяли прутья и повторяли все движения старца. Мукуч сидел недалеко от них на камне и довольный улыбался. Рядом с ним стояли женщины и подростки.

Ара вернулся к тарелке и шагнул к Мукучу.
— Чтобы зерно не испортилось, в пещере для него необходимо выделить сухое и прохладное место.
Глава племени пальцем поманил к себе женщину и сказал ей что-то. Она поспешила к округлым скалам выполнить поручение.

«Оник, тебе дали место в пещере? – гигант мысленно обратился к старцу».
«После вашего угощения Мукуч стал добрее и устроил меня рядом с собой».

Новые плетенки получились красивыми и прочными, женщины сразу заметили и выхватили их из рук юношей.
— Постойте! – остановил их Ара. — Совсем не обязательно каждой иметь отдельное лукошко. Поставите плетенки между собой, будете собирать колосья и класть в них. Корзины общие – для всех.
— Понадобится много плетенок не только для зерна. Принесите еще ветки и сделайте корзины, — гигант велел юношам. — Так лучше запомните, как их сплетать. Пусть к вам присоединятся и другие мальчики.
Гигант посмотрел на подростков.
— Они малы еще, — за детей вступился старейшина.
— Пусть учатся — вьют не спеша, корзин много не бывает, в них сможете собирать плоды и орехи. Самые быстрые мальчики пусть сбегают за прутьями.
Подростки побежали вслед за юношами.

— Оник, два лукошка дашь девушкам, пусть собирают хлопок, вокруг палатки растет много коконов. Покажи им хлопок и объясни, как собирать, иначе ветер легко развеет весь пух.
— Да, я объясню.
Мукуч переводил взгляд с Оника на пришельца, не понимая о чем идет речь.
— Это стебли хлопка, — гигант отдал их Мукучу. – Кокон нужно оторвать от стебля, потом следует хлопок отделить от семени.
— Хлопок для чего? Это пух, дунешь – улетит. 
Оник оторвал волокно от семени и скрутил нить.
— Это нить, из нее плетут полотно, будет вам одежда и много полезного. Оник расскажет и покажет вам. На нем балахон из хлопка, — пояснил пришелец.
Мукуч с интересом посмотрел на одеяние Оника.
— Давно хочу спросить: что это?
— На мне летнее одеяние. У вас не сразу всё получится, но постепенно научитесь.
— Будут еще плетенки, Оник, отдашь девушкам, пусть собирают чечевицу, — гигант продолжал давать указания.
«Нашим девушкам. Я покажу им, где ее собирать, — мысленно пояснил гигант».
— Что такое чечевица? – не удержался от вопроса Мукуч.
— Это стручки чечевицы, — пришелец отдал их Мукучу. — Стручок раскрывают, оттуда высыпают семена.
— Что с ними делать? – поразился Мукуч, раскрыл стручок, высыпал содержимое в ладонь, положил в рот и пытался разгрызть семена. – Мы их пробовали есть, они сухие — не разгрызешь.

«Оник, у них есть посуда? – Ара мысленно обратился к старцу».
«Я видел лишь деревянные чаши».
— Оник всё объяснит. У вас нет нужной посуды, скоро всё будет. Сейчас соберите чечевицу, иначе стручки высохнут, звери затопчут, семена рассыпятся и ветер их унесет, — пояснил пришелец.

Девушки в салфетках смотрели на гиганта, Ара понимал, что их нужно чем-то занять и повел их туда, где росли хлопок и чечевица.
— Идите за мной. Оник даст вам лукошки, придете с ними сюда.
 «Последи за нашими девушками, — попросил Ара, когда они вернулись к Онику».

— Юноши могут плести корзины возле леса, — пришелец обратился к тем, кто постарше. — Вы уже знаете, как их делать.
— Мои пальцы устали, — пожаловался один из них.
— Мои тоже, — повторил за ним другой.
— Я видел, как вы работали, — Ара присел рядом с ними на корточки, протянул к ним кисть левой руки. — Положите сюда свои ладони, им нужен отдых.
Жалобщики подчинились с некоторым недоверием – они боялись великана. Ара поверх ладоней юношей положил свою вторую кисть, не сильно потер.
— Эти ручки работали, устали, теперь отдохнули.
Легонько хлопнул кистью по их ладоням и отпустил.
— Сожмите кулаки и разожмите. 
Юноши сжали кулаки и разжали.
— Не болят! – радостно воскликнул первый жалобщик.
— Как тебя зовут? – улыбнулся ему гигант.
— Манук, — юноша смущенно захлопал глазами.
— Меня зовут Разо, — тут же заявил о себе второй юноша. 
— Идите к лесу. Сможете сами плести корзины?
— Да, я могу не смотреть, как делает Оник, — подтвердил Манук.
— Готовые плетенки отдадите Онику. А мы узнаем, как дела у Вараздата, — гигант взял на руки Лалу и направился к лесу.

Ара издали увидел, как Вараздат вирлом срезал дерево, затем у подрубленного ствола обрубил ветви.
— Дровосек выбрал самый прочный из деревьев?
— Конечно, сначала исследовал все типы деревьев – здесь много разных пород, этот самый прочный и высокий ствол.
— Найди самый толстый ствол, пригодится для колес повозки.
— Да, есть тут один такой. Хорошая идея! Вырежу колеса на оси, — Вараздат понял мысль командира.
— Трехметровая повозка подойдет для нашего дела. Камни можно поделить пополам возле скал, чтобы деревянные колеса вынесли тяжесть. Ты не можешь делать повозку для нескольких глыб, надеюсь, будет достаточно одной прочной повозки.

Юноши прибежали к лесу.
— Манук и Разо устали плести корзины. Вараздат, дай мальчикам другую работу, пусть немного отвлекутся, потом снова займутся плетенками.
— Мальчики, соберите обрубленные ветки, отнесите их к тем камням, где мы вчера жарили быков. Ветки пойдут на дрова.
— Но самые толстые ветки могут пригодиться для повозки.
— Да, конечно, я их отделю. Мальчики, собирайте лишь тонкие ветки.
Юноши с радостью взялись выполнять поручение.
— Я могу немного отдохнуть, — Вараздат углубился в лес, осматривая деревья.

— Мы будем искать глину, — Ара с девушкой Торка гулял по берегу реки, внимательно изучая почву в округе – часто смотрел на показания браслета.
Лала положила голову на плечо гиганта и всё время пристально смотрела на него, улыбаясь.
Астронавт остановился: «Что тебе нужно?».
«Ты меня не хочешь? – Лала кокетливо скосила глаза, погладив грудь гиганта. — Ты мне нравишься, хочу быть твоей».
«Не хочу тебя, не хочу огорчать Торка, и тебе не советую огорчать его, — Ара смотрел, нахмурив брови. — Быть с разными мужчинами плохо».
Взгляд гиганта выражал гнев, его глаза потемнели.
Девушка заплакала от страха.
«Я больше не буду так думать, прости меня».
«Успокойся и запомни мои слова».
Лала кивнула, утирая слезы.

Ара с Лалой решил вернуться к горячему источнику.
Глава племени с мужчиной подошли к малому водоему.
— Полежим в теплой воде, Вруйр.
— Хорошая мысль, Мукуч, следует устроить купание для всех. – Над ними стоял пришелец. — Но этот водоем слишком мал для племени, а большой – слишком глубок для вас.
— Ты почему не работаешь со всеми? – гигант обратился к Вруйру.
— Там всё собрали, — заикаясь от страха, ответил Вруйр.
— Поможешь мне тут, неси сюда камни.
Посадив Лалу на глыбу возле большого бассейна, Ара снял несколько камней малого водоема.
— Передвинем ограду и увеличим водоем, — гигант взял камень из рук Вруйра и взглядом отправил его за следующим, усмехаясь в бороду:
«Лентяя заставлю работать».

Новый водоем получился длинным. Ара достал из него бычины и положил на ограждение большого бассейна, затычку чуть отодвинул — вода стала быстрее перетекать в малый водоем.
— Когда все искупаются, шкуры вернете на место, — велел Мукучу. – Можете купаться в большом бассейне, будете первыми.
Мукуч и Вруйр сбросили шкуры с плеч, полезли в воду и довольные прислонились спинами к ограде.
— Мойте голову и тело, — велел им гигант.
Мужчины стали усердно мыться, боясь рассердить великана.

Ара вызвал Вараздата.
— Слушаю, командир, — на экране браслета появился дровосек.
— Хватит рубить деревья, стань охотником, сегодня будем обедать раньше.
— Тут кабаны пасутся, — радостно откликнулся астронавт. — Можно парочку заколоть.
— Удачная мысль, выполняй! Пойдешь за копьями и ножами, вирл занесешь в палатку. Пришлю к тебе Торка.

Командир вызвал помощника:
— Тир, как дела с зерном?
— Поле почти убрано, собрали хороший урожай. Мужчины уносят снопы, женщины и дети собирают опавшие колосья.
— Вараздат обещал забить кабанов. Пусть жители отнесут зерно в пещеры и идут к водоемам, племя следует искупать, устроим им это удовольствие. Ты сразу иди к бассейну.

Командир вызвал астронавтов, трудившихся в ущелье.
— Сирак, как дела? Позови Торка.
— Режем камни. Торк, иди сюда.
На экране появился довольный гигант.
— Чему радуешься, Торк?
— Мне нравится резать скалы, но иногда камень дает трещину.
— На сегодня достаточно, отнесите вирлы в палатку. Торк, отдели палатку от тарелки, чтобы не входить в машину без необходимости, потом иди к лесу, поможешь Вараздату забить кабанов.
— О, отличная мысль! Бегу, командир!
«Оник, вместе с юношами спускайся к водоему, — старцу мысленно велел Ара».

Торк и Сирак подошли к тарелке.
— Тебе помочь? – спросил Сирак.
— Я войду в палатку, ты закрой запасной выход, — Торк забрал вирл у Сирака.
Положив вирлы в карман с инструментами, Торк достал сложенную втрое опору для палатки. Выход из салона летающей машины закрылся.
Стоя на ступеньке у проема, Торк отстегнул вход в обиталище, спустился и выпустил воздух из ступеней, закрылся выход из тарелки. К палатке подошел Вараздат, поднял полог, Торк поставил опору для входа. Вараздат оставил вирл в кармане с инструментами, из другого — взял охотничьи орудия. Астронавты вышли из временного жилища, застегнув молнию полога, и зашагали к источнику.

Мужчины со снопами и женщины с плетенками полными зерна шли к красным скалам.
Оник вместе с юношами и новыми корзинами пришел к водоемам.
К источнику подошли девушки в салфетках с лукошками в руках – в них лежали коконы хлопка и стручки чечевицы. Мукуч отдал женщинам распоряжения – они унесли лукошки в пещеры.

— Женщины с детьми купаются в малом водоеме, мужчины — в большом, — объявил Ара. – Посмотрим какого вы цвета.
Мужчины скинули с плеч шкуры и залезли в большой водоем.
— Если мелко, можно затычку поставить на место и полностью закрыть брешь, — подсказал им гигант.
Женщины сняли с себя шкурки и с детьми вошли в малый водоем.
— Мойте голову и тело. Матери, купайте детей, — велел им гигант.

Ара заметил, как Мукуч отдал женщине салфетки, оставленные Вараздатом в малом водоеме. Она постирала тряпицы, сложила и унесла к красным скалам.
— Мукуч, все жители здесь или в пещерах есть еще кто-то?
— Нет, нет, там никого нет – все здесь, но я пошлю посмотреть, — поспешно заверил Мукуч, подозвал женщину и сказал ей что-то. Она побежала к красным скалам.
— Если в пещере есть старики, пусть идут сюда купаться, — ей вдогонку сказал гигант.

— В горячей воде нельзя долго лежать, — жителям пояснил Ара. — Искупались — смыли с себя грязь, выходите сушиться на солнце.
— Хорошая идея, — подошедший Тир кивнул командиру. – Я пойду к реке.
— Командир, пожалуй, я тоже искупаюсь, – пришел Сирак.
— Ты хочешь с ними?
— Нет, лучше в реке.
— Возьми меня с собой, — попросила Вард, девица Сирака. 
Сирак поднял девушку и побежал к реке.
Торк и Вараздат проходили мимо водоемов с копьями и ножами, помахали ими в воздухе и ушли к лесу.
Ара поднял Нанэ и пошел за Сираком.

Гиганты оставили девушек на берегу. Сирак снял костюм, прыгнул в реку и плескался с удовольствием. Ара разделся, вошел в воду и поплыл. Девушки сняли салфетки, оставили на камнях около костюмов и направились к воде. Астронавты взяли малышек на руки и посадили себе на грудь.


Глава 7. Заповеди

День выдался теплый, безветренный, погода создала жителям пещер все условия для купания. Кажется, всё живое вокруг наслаждалось солнечным днем, по небу лениво ползли прозрачные облака, в воздухе весело щебетали птицы. До водоемов доносился ставший привычным шум реки — удары стремительной воды о большие камни.

Мужчины, женщины и дети искупались в теплой воде и грелись на солнце возле источника. Девушки сушили длинные волосы, многим из них служившие одеянием. В малый водоем вошли старушки, в большом — устроились старики.
— Хорошо мыться в горячей воде, — радостно произнес один старик, — кости согрелись.
— Боги плохому не научат, — изрёк лежавший рядом Оник.

Торк и Вараздат принесли из леса двух крупных кабанов. Тир вышел из реки, оделся и занялся разделкой туши, Сирак вышел вслед за ним и занялся вторым кабаном, охотники сняли костюмы и вошли в воду.
Глава племени сидел на камне и с любопытством наблюдал за пришельцами. Ара вышел из воды, оделся и обратился к нему.
— Мукуч, вели юношам принести дрова, те что срубил Вараздат, трогать нельзя.
— Манук и Разо принесли достаточно поленьев, — вмешался дровосек.

— Отдай! – раздался вопль девушки.
Все оглянулись на крик, две девушки тянули одну салфетку — каждая на себя.
— Прекратите! – велел им Ара.
Девушки умолкли и перестали дергать салфетку.

«Я искупалась и похожа на нее, сейчас займу ее место», — гигант услышал мысли одной из драчуний, пытавшейся завладеть салфеткой Нанэ – девушки командира астронавтов.
«Лгать плохо! Сейчас же отдай чужую вещь. Воровать плохо! – Ара мысленно строго приказал драчунье».
— Это моя вещь, — вслух упрямо твердила девушка, не поняв сразу, что голос гиганта прозвучал у нее в голове.
«Чем я хуже Нанэ? Мукуч говорит, что я красивая, — подумала драчунья».
— Чья ты девушка? – Ара смотрел, нахмурив брови. – Только не лги!
— Твоя! – с вызовом ответила драчунья.
— За ложь будешь наказана! Скажи правду!
— Я не лгу, это моя вещь.
— На твоей правой руке, укравшей чужую вещь, появится пятно, оно будет расти с каждой плохой мыслью. Будешь другим желать зла — пятно станет крупнее, его ничем не смыть. Пятно уменьшится и даже исчезнет, если людям будешь желать лишь добра.

Девушка пожала плечами, но всё ж невольно уставилась на свою руку. На предплечье появилось темно-красное пятно, на глазах увеличиваясь в размерах. Отпустив салфетку, драчунья бросилась к реке и стала тщательно мыть руку, однако пятно увеличилось и дошло до локтя.
Оник поспешил к драчунье.
— Бога не обманешь. Сейчас же проси у него прощение! – сердито велел ей старец.

Девушка отрицательно покачала головой, упрямо сжав губы.
— Что с ней станет? — Мукуч подошел к Онику.
— Нужно слушаться Бога и делать, как он велит. Всё случится так, как он решил, Бог слышит и видит наши мысли. Я знаю, что говорю, однажды он мне показал мои мысли – все до одной, ничего не пропустил. От Бога ничего не скроешь.
— Что он ей сказал?
— Не лги! Не кради! Не убивай себе подобного! Не желай чужого мужчину или женщину! – голос Ара прозвучал достаточно жестко.
От громкого голоса пришельца жители в страхе упали на колени, сжав уши обеими руками. Дети заплакали и подбежали к своим матерям. Страх повис в воздухе.
Тир и Сирак прекратили разделку туш, Торк и Вараздат вышли из воды, астронавты смотрели на своего командира.
«Всё в порядке. Им такая встряска не помешает», — Ара кивнул команде.

Женщина выбежала из плетущейся от источника толпы, подбежала к провинившейся девушке и гневно ей что-то кричала. Драчунья повесила голову и подошла к Ара.
— Прости меня, я больше не буду! — девушка упала на колени.
«Кто эта женщина? Что она требовала от тебя?» – гигант мысленно спросил драчунью.
— Моя мать приказала извиниться, иначе грозилась прогнать меня из пещеры, — драчунья произнесла еле слышно.
— Надеюсь, ты все поняла. Не думай, что всё сразу пройдет, случится так, как я сказал, не иначе.
Девушка кивнула, не поднимая глаз.

Астронавты занялись обедом — Тир и Сирак вонзили копья в туши кабанов и повесили на каменные башни, Торк и Вараздат сложили дрова под вертелами, Ара и Тир выпустили лучи из тиар. Сухие ветки загорелись, огонь стремительно охватил поленья.
Племя, наблюдавшее процесс подготовки к жарке туш, отпрянула от вертелов:
«Боги могут не только накормить, но и наказать – сгорим, как эти ветки», — метались мысли в толпе.
Ара рукой подозвал мужчин.
— Еду нужно заработать, идите за мной, несите кишки и шкуры кабанов.
Мужчины молча взяли шкуры с кишками и поспешили за гигантом.
Из малого водоема Ара достал бычины и бросил их в большой бассейн.
— Бычьи шкуры останутся здесь на ночь. Вымойте кишки в малом водоеме, сделайте всё как вчера.
Одни мужчины стали усердно мыть кишки, другие – скоблили слой жира на кабаньих шкурах.

Тир подошел к водоему, забрал у них чистые кишки и повесил на дереве.
Шкуры кабанов мужчины уложили в малый водоем, положив на них камни.
— Этот урок усвоили, — Ара одобрил действия жителей, — еду заслужили.
Гигант жестом отправил их к вертелам, откуда аппетитный запах разносился по округе.

Ара сел на камень напротив вертела, попробовав мясо, остался доволен. Всё повторилось, как в прошлый раз: мужчины выстроились в две очереди согласно возрасту. Гигант отрезал большой кусок от туши и давал стоящему впереди, мужчина делился с женщинами и детьми. Так все стоящие в очереди мужчины получили свою долю. То же самое происходило перед второй тушей, где мясо делил Тир.

Во время обеда среди племени чувствовалось напряжение, жители пещер искоса боязливо поглядывали на пришельцев. Ара заметил, что никто не хотел делиться пищей с провинившейся девушкой, даже родная мать оттолкнула дочь, когда та попросила у нее еду. От отчаянья драчунья побежала к гротам, гигант встал и успел схватить ее за талию. Жители испуганно ахнули, ожидая худшего.
«Не уходи, я дам тебе мясо», — мысленно велел ей гигант.
Ара опустил девушку возле себя, отрезал маленький кусок от туши и дал ей.
Девушка низко поклонилась ему и взяла еду.
«Это будет хорошим уроком для всех! – подумал Оник. — Хочется в это верить».
«Надеюсь, — ответил ему Ара».

После обеда глава племени подошел к сидящему на высоком камне командиру астронавтов, кашлянул, стараясь привлечь его внимание.
— Мне нужно попросить, — старейшина робко обратился к пришельцу.
— Говори, Мукуч, я слушаю.
— У нас случилась беда: младенцы умирают, беременным плохо. Помогите нам.
— Женщина спит с одним мужчиной?
— Нет, с разными, — старейшина удивился вопросу – его глаза распахнулись, лицо вытянулось.
— Этого делать нельзя! – гигант нахмурил брови. — Женщина может быть лишь с одним мужчиной.
— Если ее мужчина умер, можно?
— Если женщина не беременна.
— Роженица умерла и младенец тоже, я решил, что виновата повитуха, — тихо добавил старейшина. — С роженицей были разные мужчины. Значит повитуха не виновна?
Мукуч с испугом смотрел на Ара.

«Все решили, что повитуха их убила, племя забросала ее камнями, — Оник мысленно пояснил гиганту, не решаясь произнести это вслух, предоставив главному пришельцу возможность показать свои способности».
«Понятно, — откликнулся гигант. — Ситуация могла быть сложной, однако проще найти виновного, теперь некому принимать роды».
«Да, может, кто-то умеет, но боится оказаться в том же положении».
— Повитуха не виновна в смерти роженицы и младенца, — пришелец строго смотрел на старейшину. — Ты обвинил невиновного человека. 
Мукуч упал перед ним на колени:
— Прости меня, я ошибся и обвинил невиновного, но я многого не знал.
— Встань! – голос гиганта звучал строго, но тихо. — Я верю, что ты не знал. Запомните все: нельзя обвинять невиновного!
Кряхтя и охая, старейшина поднялся с колен.

— Где беременные? Пусть придут сюда, — громко велел гигант.
Глава племени что-то приказал стоявшим рядом с ним женщинам. Те побежали в пещеры. Через некоторое время они вернулись с тремя беременными, от слабости еле передвигавшими ноги.
— Вы им не давали мяса, — гигант строго смотрел на Мукуча.
«Им дают мало еды, я видел и слышал, — мысленно сообщил Оник».
— Беременным нельзя голодать и жить в темноте, днем им необходимо выходить на воздух, — назидательным тоном произнес гигант. – Сейчас они нуждаются в лечении, мы возьмем их с собой.

— Тир, очевидно, беременных следует искупать.
Кивнув командиру, Тир взял на руки двух беременных, Торк поднял третью женщину. Астронавты направились к горячему источнику.
Ара присоединился к ним, достал из большого бассейна бычины, спустил грязную воду — набрал чистую. Торк лег в бассейне, женщину посадил на свою грудь.
«Мойся, не стесняйся, я не обижу тебя. Здесь глубоко, одна ты утонешь, — мысленно велел Торк».
Женщина удивилась прозвучавшему у нее в голове голосу и подчинилась – мылась с удовольствием.
Когда искупались все три женщины, Торк тоже помылся.

Солнце скрылось за холмами и начало темнеть. Астронавты не стали ждать наступления ночи — взяли на руки беременных и своих девушек в салфетках, и направились к палатке.
— Тир, открой лечебницу для беременных, - попросил Ара.
Помощник командира быстрым шагом ушел вперед.
Несколько минут спустя из временного жилища экипажа наружу выросла небольшая палатка, со всем необходимым оборудованием для лечения.

Беременных уложили в специальных люльках, уменьшив ложе до нужного размера. Тир набросил на первую женщину тонкое одеяло, в нижней части которого имелся маленький экран. Тир коснулся его пальцем, чтобы проверить состояние здоровья беременной. Через минуту на экране появилась информация.
— Вроде всё не так плохо, — помощник сообщил командиру, — только вес ненормальный для беременной.
— Вероятно, они слабы от голода. Проверь всех и дай им по капле нектара, — посоветовал командир.
Тир кивнул, из кармана на стенке палатки достал тюбик.
— Открой рот, — приподняв ладонью голову первой беременной, велел ей гигант и на язык женщины капнул нектар из тюбика, — глотай.
Те же процедуры — проверку органов и кормление из тюбика, Тир провел и с двумя другими беременными.

— Ты нагнал страху на главу племени, командир, — немного позже многозначительно заметил Торк. – Надеюсь, этот урок пещерные люди запомнят.
— Сомневаюсь, что один урок их изменит, — возразил Тир. – Зло нужно наказывать, а старейшина отделался легким испугом.
— Лёгким ли? – усомнился Сирак.
— Придя в себя, Мукуч вздохнул облегченно: «Теперь пусть боги доказывают, что они всесильны и решают вопрос повитухи», – это его мысли. Старик обрадовался, что спихнул проблему на нас.
— Старик коварен, надо за ним следить, — согласился Ара. – Тир, ты думаешь, следовало его наказать физически? Разве это правильный метод воспитания?
— Они должны усвоить, что зло будет наказано, — жестко заметил Тир, — иначе нечто подобное еще случится.
— Интересно прочесть мысли Оника об этом.

Остаток дня астронавты отдыхали со своими девушками как в прошлую ночь.

«Я рада, что ты опять взял меня, — Нанэ обратилась к Ара».
«Могло быть иначе?».
«Лала красивая. Я боялась, что ты захочешь ее».
Гигант затрясся, еле сдерживая смех.
«Ты смеешься?».
«Это Лала себя считает красавицей или все так думают?».
«Все так говорят».
«Вы все ничем не хуже Лалы, особенно красивыми стали после купания. Сегодня я убедился, что все белокожие, светлые с зелеными глазами. Красавицу Лалу, красавец Сирак отдал некрасивому Торку. Ха-ха-ха».
«Ты добрый, я не хочу быть с другим богом».
«Что скажешь о других?».
«Торк тоже добрый, Вараздат веселый, Сирак самый молодой и нетерпеливый, Тир умный, но ты умнее и добрее всех, поэтому ты главный».
«Вы девочками обсуждали нас между собой?».
«Да, ну и что? Нам же интересно».
«Женщины — особый народ... хм».
«Возьми меня с собой, не оставляй здесь, когда улетишь».
«Я пока не собираюсь улетать».
«Мне нельзя беременеть».
«Почему? Кто тебе сказал? – нахмурился гигант. Это откровение его рассердило».
«Моя мать сказала, иначе я умру, как та роженица. Повитуху убили, я сама не смогу родить».
«Глупости. Мы здесь будем очень долго, я помогу не только тебе, сначала этим трем беременным. Не переживай об этом и слушайся только меня».
Нанэ кивнула и поцеловала его в губы.
«Я счастлива, что твоя, сладкий, сильный, самый лучший мужчина. Бог».
«Я это знаю, но ты говори мне об этом часто. Я хочу знать, что ты так думаешь».

*
Все обитатели пещер устроились на ночлег. Оник понимал, что надо объяснить племени кто такой Тир, чтобы сегодняшний урок с Заповедями жители усвоили.
— Мукуч, произошедшее сегодня очень серьезно. Ара был добр, не наказал тебя, потому что ты многого не знал, однако Тир – его помощник, всё записывает – добрые и злые поступки, учти это. Его не зря называют Грох. Тир читает свои записи и сурово карает злых, — Оник говорил старейшине, надеясь, что всё племя слушает внимательно. — Не повторяй прежних ошибок, иначе Грох унесет тебя в загробный мир раньше времени.
«Главное для главы племени найти того кто поможет, - успокоил себя старейшина».
Оник не понял – Мукуч вспоминает прошедший день, старается забыть произошедшее или решил впредь не принимать скорых, необдуманных решений.

***
Тир — бог наук, знаний и письма. Народ его называл «Грох» – пишущий.
Тир записывал поступки людей и провожал души в загробную жизнь. В Армении и сегодня можно услышать фразу, отпущенную в качестве проклятия: «Грох Тани!» – «Да заберет его Грох!».
***


Глава 8. Спасение коров

Утро началось, как обычно — астронавты проснулись от поцелуев малышек и пения певчих птиц. Девушки чувствовали себя избранными и любили гигантов, в ответ получая ласки.
— Прекрасно начинать день с любовных игр, а значит – со сладостных ощущений, — мечтательно произнес Сирак. – Что может быть приятней любви под музыку брачных трелей птиц?
— Эстету необходим красивый фон, — иронично вставил Торк. – Любить как все, он не может – ему нужна мелодия.
— Через пять минут будет вам песня – наш гимн, — обещал командир.

В лечебнице беременные тихо лежали в своих люльках, боясь прогневить богов.
Тир проверил состояние их здоровья как накануне вечером.
— Командир, наши опекаемые чувствуют себя хорошо. Дать им еще нектара?
— Нет, возьмем их с собой на воздух и к лесу, беременным полезны витамины.
— На поляне растут тыквы и много ягод, — напомнил Торк.
— Тир, одень их, — подсказал командир.
Из кармана палатки Тир достал салфетки и каждую из женщин одел, как свою Манэ.

Заиграла музыка на браслете командира.
— Подъем! Всех берем с собой. С беременными бегать нельзя.
— Я возьму двоих женщин, — предложил Тир. — Мою малышку пусть возьмет кто-нибудь.
— Я заберу третью, остальные могут пробежаться.

Радостные Сирак, Вараздат и Торк с девушками на руках наперегонки побежали к реке, Тир и Ара спокойным шагом двинулись следом.
Астронавты оставили женщин на берегу и вошли в воду. Освежившись, со своими подопечными и малышками направились к лесу.

На поляне сразу бросались в глаза оранжевые плоды тыквы. Посадив своих спутниц на пни, гиганты сорвали несколько тыкв, раскололи их, поделили на доли и раздали женщинам.

Наевшись ягод тутовника и тыквы, астронавты взяли девушек и опекаемых женщин на руки и пошли к горячему источнику. Оставив своих спутниц около малого водоема, в большом бассейне вымыли сладкие ладони. К ним спешили Оник, Мукуч и жители.
— Торк и Сирак пойдут к скалам, Вараздат будет распиливать стволы на доски. Не забудьте надеть костюмы и взять вирлы, — распорядился командир.
Команда ушла к палатке одеваться.
К водоемам вернулись Ара и Тир, остальные астронавты разошлись выполнять распоряжения.

Из большого бассейна Ара достал бычину и попробовал ее на мягкость.
— Шкура стала мягче, можно сушить, — сообщил помощнику.
— На дереве высохнут быстрее, — одну бычину Тир развесил на высокой ели, вторую — на соседней сосне.
— Чего ждем? – Ара спросил жителей. – Забыли, что делать со шкурами?
Из малого водоема мужчины достали шкуры кабанов, расстелили их на ровном месте и стали усердно скоблить круглыми камешками.
— Так, правильно, не забывайте, как следует обрабатывать шкуры.

— Что еще необходимо сделать? – к Ара обратился Оник.
— Женщин с лукошками отправьте на сбор хлопка и чечевицы. Нам понадобятся длинные веревки. Умеют ли мужчины их вить? — лицо Мукуча выражало непонимание.
— Веревка, чтобы привязать что-то, – уточнил Оник.
Ара кивнул утвердительно.
— Можно свить из... – старейшина огляделся, — такая трава, которая жжет.
— Крапива, — догадался Оник, — сойдет.
— Выполним, — глава племени что-то велел мужчинам.
— Насколько длинных?
— Два ваших роста.
Трое мужчин кивнули и побежали к поляне.

— Тир, найди пять плоских камешков, — попросил командир. — Камушек с одной стороны должен быть острый, с другой – закругленный, чтобы не пораниться. Такие есть возле базальтовых скал.
— Я поищу на берегу реки.

Тир пошел к воде, и вернулся с кучкой в руках.
— Возьми. Зачем они?
— Камешки не для меня, отдашь мужчинам в качестве режущих инструментов, пусть используют их вместо ножей. Научишь жителей подстригать баранов, стадо пасется на лугу.

Помощник командира ушел и вернулся с двумя баранами на руках.   
— Мужчины, встаньте ближе, сейчас вам покажу, как стричь барана, держите этого, чтобы не сбежал, и смотрите внимательно.
Одного барана Тир отдал двум мужчинам, другого — уложил на плоскую, удобную глыбу. Отделив пальцами длинную шерсть, одним взмахом камушком отрезал клок.
— Вы еще не умеете, поэтому один из вас держит барана, другой выпрямляет шерсть, и резким движением отрезает клок. Старайтесь действовать быстро, чтобы не поранить животное, — Тир предупредил мужчин, собравшихся возле него, раздав им плоские камни.
Некоторое время спустя четыре барана стояли оголенные. Близ глыбы образовалась гора шерсти.

Оник подозвал женщин.
— Принесите старые плетенки, уложите в них шерсть, отнесёте к речке, вымоете всё и разложите сушиться на берегу.
— Зачем нам баранья шерсть? – Мукуч не понимал этих действий.
— Из шерсти можно скрутить нить и связать теплые одеяния. Я научу женщин, — обещал Оник. 
Мужчина приволок овцу готовый ее состричь.
— Овца принесет ягнят и даст молока, не надо ее стричь, — запретил Ара.
«Для гончарных изделий нужна не только глина: понадобится корзина — приносить почву, и миска для воды. Есть старые плетенки, можно использовать плошки, выдолбленные из дерева. Пусть мальчики научатся и этому делу», — про себя решил гигант и позвал юношей:
— Манук и Разо!
Парни прибежали с лукошками в руках.
— Плетете корзины? Молодцы! Закончив, покажите мне. Для вас есть новое дело.
— Вараздат, отрежь три кружочка из мягкого дерева высотой в половину твоего указательного пальца и диаметром равным ладони взрослого жителя. Мальчики из них сделают плошки.

Юноши отдали гиганту готовые плетенки. Ара положил в один из них три чурбана, отрезанные Вараздатом.
— Мальчики, найдите плоские камушки немного острые с одной стороны. Будете ими выковыривать древесину из чурбана, так делают миски. Принесите мне камешки, я покажу, как работать с ними.
Юноши кивнули и убежали выполнять поручение.
Манук вернулся первым, гигант объяснил ему, как изготовить миску.

Недалеко от них мирно паслись коровы с быками. Краем глаза Ара заметил, как мужчина схватил деревянное копьё и побежал в сторону стада.
Мгновенно поняв намерение мужчины, Ара схватил его за талию и поднял в воздух.
— Корову нельзя убивать! Она может стать кормилицей, даст вам молоко – это вкусная и сытная еда, – нахмурился гигант, отпуская горе охотника.
Мужчина в страхе попятился от великана.

— Вараздат, отрежь кусок мягкого ствола длиной равной твоей ладони, — попросил Ара, — и вырежи ведро. Для нас чаша — для них ведро. Срежь пень дерева, Оник будет на нем сидеть.

Легко подняв корову, Ара опустил животное рядом с Оником и гладил пальцами пока та не успокоилась. Дровосек срезал пень недавно сваленного им дерева и поставил возле коровы. Выковыряв ножом древесину из куска ствола, Вараздат получил цилиндр. Из другого куска ствола вырезал кружок и впихнул в один конец цилиндра — получилось дно. Готовое ведро отдал командиру.

— Оник, умеешь доить корову? – уточнил Ара.
— Давно как-то в молодости приходилось, — улыбаясь, подтвердил старик.
— Садись на пень и подои сюда, — гигант протянул ему ведро и мысленно велел Мукучу: «Дай корове траву».
Оник доил животное, глава племени давал ей траву, гигант поглаживал корову.

Манук оказался исполнительным малым и быстро справился с заданием – радостно вручил Ара готовую миску. Гигант ополоснул посудину в бассейне, отдал Онику и получил ее полной молока. Первой новую для нее пищу попробовала Нанэ, сидящая на руке главного астронавта, остальное допил юноша.
— Пей, ты заслужил, трудолюбивый малец.
Сначала Мукуч настороженно наблюдал, как соплеменники пили, ожидая негативной реакции молодежи на вкус выпитого, потом смотрел с завистью. Оник наполнил напитком плошку и дал главе племени. Мукуч выпил с наслаждением. Довольный старик подозвал матерей с малышами. Женщины подходили к старейшине, из ведра миской черпали молоко и давали детям.
С поляны Ара перенес к ним ближе еще две коровы. Оник объяснил женщинам, как животное поманить за собой пучком травы.

Девушкам астронавтов Ара поручил сматывать высохшие чистые бычьи и кабаньи кишки в отдельные клубки. Смотанные клубки Тир спрятал под камнями у источника.

Ара с Нанэ на руке отправился на поиски глины — гулял вдоль реки, оглядывая ущелье, изучая почву, и дошел до водопада. Быстрая речка сбегала по крупным камням разбросанных по склону и у подножия холма.
«Интересное место. Словно великаны хотели изменить русло речки, завалив ее валунами. Почва оказалась мягкой – не выдержала тяжести этих глыб и осела. Камни осыпались, речка падает с высоты и втекает в большую реку. Браслет показывает высоту водопада двадцать метров. Почва на холме справа от воды мягкая, но посуда из нее не выйдет. По данным браслета здесь нет глины, — рассуждал пришелец. — Возможно, на противоположном от пещер берегу речушки есть глинистая почва».

День прошел в заботах — Торк и Сирак резали скалы, Вараздат разрезал, спиленные накануне, стволы на доски, Тир с жителями стриг баранов.

На браслете Ара зажегся свет.
— Командир, мы сегодня будем обедать? – с экрана браслета смотрело усталое лицо Сирака.
— Да, заканчивайте, несите вирлы в палатку и приходите к водоемам.

Ара вернулся к горячему источнику.
— Тир, можно оголенные бараны взять на обед?
— Можно, — улыбнулся Тир.
— Стволы разрезаны, осталось собрать повозку, — дровосек подошел к источнику.
— Пора обедать, на сегодня достаточно.
— Что планируется на обед? Мне заняться этим?
— Сегодня на обед будет баранина. Тир с жителями их оголил.
— Прекрасная идея! Сбегаю за копьями и ножами.
Вараздата эта мысль привела в восторг, он поспешил к палатке.

Торк и Сирак подошли к командиру.
— Что сегодня на обед?
— Жареная баранина. Помогите разделать туши.
— Кто их раздел? – рассмеялся Сирак, увидев оголенных баранов.
— Тир устроил массовую стрижку с обучением. Отправляйте мужчин за дровами.
— Пожалуй, я им помогу заготовить дровишки, иначе они молодые деревья сломают. — Торк направился к лесу, жестом поманив за собой мужчин. 

Женщины вернулись с хлопком и чечевицей, лукошки унесли в пещеры. Подростки с новыми плетенками побежали за фруктами. Вараздат вернулся с копьями и ножами, занялся разделкой туш, ему помогал Сирак.

В остальном всё происходило как в предыдущие дни — Сирак и Вараздат нанизали бараньи туши на копья, Торк сложил под вертелами поленья, Ара и Тир подожгли дрова, выпустив из тиар лучи. В этот раз жители не испугались огня богов, возникшей из искры. Люди с благоговением смотрели, как вспыхнули ветки и пламя мгновенно охватило сухие коряги.

Пока жарилось мясо, Ара велел мужчинам вымыть кишки, кабаньи шкуры уложил в большой бассейн, бараньи — в малый.

Ара заметил, что к беременным подходили женщины и расспрашивали их. 
— Какое оно – обиталище богов? – спросила одна.
— Не знаю, боялась смотреть по сторонам, чтобы не сердить их, лежала в отдельном месте с закрытыми глазами. Боги отдыхали в другом жилище.
— Что с тобой делали боги? – поинтересовалась другая.
— Бог меня лечил и кормил чем-то вкусным.

Аромат жареного мяса собрал обитателей пещеры вокруг вертелов. Ара велел племени встать в две очереди, пропустив беременных вперед, чтобы они первыми получили мясо.
— Ваша доля больше обычной, потому что вам надо кушать за двоих, но если не хотите много, насильно не пихайте еду в рот, — улыбаясь, объяснил Ара.
Гиганты раздавали жареное мясо жителям. Ко вчерашней драчунье уже относились лучше – мать дала ей кусок.

После обеда Ара обратился к главе племени:
— Мукуч, есть незанятая пещера куда можно устроить животных?
— Да, есть такая — самая нижняя пещера.
— Можете там оставлять скотину — вечером загонять внутрь, утром выводить на луг. Не забывайте: корову нужно доить утром и вечером, в пещеру необходимо отнести как можно больше травы, чтобы животные не сбежали и на них не напали хищники, вход закрывайте глыбами.
— Сделаем.
Мужчины племени побежали выполнять указания старейшины.
Сытые участники обеда расходились — жители шли к округлым скалам, пришельцы направились к своему жилищу.
«Мы едим новую пищу, она вкусная — хорошо. Всё племя, даже я выполняем приказы главного бога — мне это не нравится. Я перестал быть главой племени? — нахмурив брови, размышлял Мукуч. Его взгляд беспокойно перескакивал с одного соплеменника на другого».

Астронавты возвращались в палатку со своими девушками и подопечными на руках.
— Нам придется принимать роды? – усмехнулся Сирак.
— Да, разве мы не обсуждали подобные вопросы перед полетом? – напомнил командир. — Думаешь, легко создавать новую цивилизацию?
— Пока мы разбираемся со старой.
— Нам придется строить иные отношения в диком обществе с грубыми привычками. Принимая роды, мы получим опыт, повитухи нет, если найдется ее помощница, хорошо. Завтра с жителями обсудим эту тему.

Как прошлым вечером, в лечебнице Тир проверил здоровье беременных, укрыв их одеялом.
— Им намного лучше, но пока не могу определить срок беременности, плоды у них явно меньше, чем должны быть. Дать им еще нектара, командир?
— Да, ты знаешь, что нектар не просто еда, а лекарство.
Тир повторил вчерашнюю процедуру кормления, теперь женщины благодарно улыбались своему спасителю.

Астронавты наслаждались женским обществом. Девушки не только привыкли к ним, но и сами жаждали близости.
Ара положил ладонь на живот Нанэ и ему показалось, что он вздут.
«Вздутие живота? Нанэ, ты себя хорошо чувствуешь?».
«Ну, это... – замялась Нанэ».
«Говори как есть, от меня ничего не скрывай, это важно не только для тебя, но и для моего спокойствия».
«До еды немного подташнивало, но прошло, наверно, так было от голода».
«Такое случалось раньше?».
«Нет, раньше от голода живот крутило».
«Ясно, — Ара остался доволен ответом и улыбнулся своим мыслям».


Глава 9. Новый ритм дня

Наступил очередной солнечный летний день. Дневной свет проник в палатку через прозрачный потолок. Зевоты и потягивания гигантов сменили хихиканья девиц и звуки смачных поцелуев.

Ара усмехнулся в бороду, лаская Нанэ и принимая ее восторженные поцелуи.
«Кажется, и это случилось, — астронавта обрадовало откровение девушки накануне вечером. — Теперь буду еще внимательнее к ней».
«Командир, — мысленно к нему обратился Сирак, — мне кажется, что-то с животом моей девушки. С твоей то же самое? Они беременны?».
«Думаю, да, будь с ней ласков».

Пропел гимн на браслете Ара.
— Командир, вчера ты говорил о новой повитухе, — напомнил Тир.
— Да, сначала водные процедуры и завтрак как вчера. Созову всё племя по данному вопросу, друзья, не удивляйтесь тому, как я буду говорить сегодня.
— Ты прав, с ними следует разговаривать жестче.
— Затем вернемся, оденемся. Торк и Вараздат возьмут вирлы, Сираку вирл не понадобится.
— Я займусь чем-то иным? – в голосе Сирака слышалась радость.
— Очевидно, тебе не нравится твое вчерашнее занятие. Займешься другим важным делом – гончарным ремеслом, дам тебе помощников, будешь лепить горшки и обучать юношей. Сначала найдешь глину. Речка напротив округлых скал низвергается водопадом и впадает в реку. На противоположном берегу речки есть высокие валуны. Посмотри участок от них ближе к водопаду. Вчера я стоял перед тем холмом, изучал почву, мне показалось, что там почва подходящая.
— Интересное занятие. Спасибо, командир!
— Торк, не обидишься, если один будешь нарезать камни?
— Не обижусь, мне нравится резать скалы. Можно я несколько фигур вырежу?
— Каких фигур?
— Животных и людей.
— Сделай, почему нет, работа должна приносить радость творцу и зрителю. Тир, важна ли форма камня?
— Внешний вид для генератора не имеет значение, главное, расположение глыб. К тому же, можно поставить больше камней, чем я назвал, базальт создаст желаемый фон, увеличит энергию.
— Как продвигается наземное средство передвижения, Вараздат?
— Стволы нарезаны на доски. Сегодня вырежу колеса на оси и начну собирать повозку.
— Отлично. Подъем! Беременных берем я и Тир, остальные возьмут всех девушек, – весело объявил командир.
Астронавты бодро вскочили со своих мест и с девушками на руках побежали к реке. Тир и Ара с беременными на руках вышли следом.

Толпа зевак – жителей пещер, ждала их у реки. Оставив женщин на берегу, гиганты вошли в воду.
— Чего ждем? – Ара оглядел толпу. – Прыгайте в реку, учитесь быть здоровыми и сильными.
Мужчины неуверенно переглянулись, скинув с плеч шкуры, нерешительно вошли в реку.
— Живей, живей, двигайте ногами и руками, так согреетесь и привыкнете.

Немного поплавав, Ара вышел на берег.
— Кто замерз — бегите к лесу. Там вас ждет сытная еда.
Подняв беременную и свою Нанэ, Ара быстрым шагом направился к лесу.
Жители пещеры выскочили из воды, накинули шкуры на плечи и побежали за гигантами.
Посадив своих спутниц на камни возле поляны, астронавты сорвали тыквы, поделили на доли и раздали женщинам. Наевшись тыквы и тутовых ягод, пошли к горячему источнику мыть руки.
Мужчины племени позавтракали как гиганты и поспешили к водоемам.

Жители собрались возле малого водоема. К ним присоединились Оник и Мукуч.
— Все пришли? – Ара смотрел на старейшину.
— Многие здесь, почти все, — подтвердил Мукуч, удивляясь вопросу гиганта.
— Вам срочно нужна повитуха. Знаю, что все напуганы, и никто не хочет занять место погибшей. Женщины, к вам обращаюсь: хоть одна из вас видела, как надо помогать роженице разродиться? Мы поддержим и обучим, но я хочу, чтобы не случайный человек, а кто-то понимающий научился, как правильно принимать младенца. Мне назвать по имени или помощница сама выйдет вперед? – Ара оглядел толпу. – Не бойтесь этого полезного дела — содействовать появлению на свет здоровому малышу. Когда настанет время родов, просто скажите: помогите беременной, мы услышим и придем.
Одна женщина нерешительно шагнула в его сторону.
— Молодец! Понимаешь насколько важна повитуха для племени, — похвалил ее гигант.
— Одна из беременных моя дочь, — смущаясь, произнесла польщенная женщина.
— Постарайся быть ближе к дочери, наблюдай за ней. Остальным пора работать. Торк, Сирак и Вараздат наденут костюмы и возьмут инструменты.

«Можно мне попросить? – Оник мысленно обратился к гиганту».
— Говори, — вслух ответил Ара.
— Нам нужно веретено, даже несколько штук, шерсть высохла, надо ее обработать.
— Да, конечно. Вараздат, выполни просьбу Оника — вырежи веретена.
— Вырежу, как только вернусь с инструментом.
— Еще нам нужны вёдра, у нас три коровы, а ведро одно, — добавил старец.
— Хочу сказать вот что — это касается всех, — громко начал Ара. — Всё, чем вы занимаетесь – добывание пищи. Еда необходима каждому, значит трудиться должны все. Я заметил, что некоторые из вас отдыхают на солнце, когда другие работают, но за мясом в очереди стоят впереди. Каждый из вас должен заработать еду. Мне хорошо видно, кто чем занят. Не опускай голову, иди сюда, — гигант перенес юношу ближе к себе.
— Думаешь, опустил взгляд и тебя не видно? И вы, — гигант поднял другого юношу и его соседа. – Вы трое умеете плести корзины, совьете плетенки сейчас и покажете мне. Вараздат придет с инструментом и нарежет вам чурбаны, из них изготовите вёдра. Тир покажет вам, как работать с деревом, иначе сегодня от меня мясо не получите.

— Тир, шкуры высохли?
Помощник командира принес бычину, помял в руке:
— Да, стала намного мягче.
— Научишь мужчин делать полезные вещи из бычины. Кабаньи шкуры можно сушить, — Ара достал их из большого бассейна, Тир развесил — на ели.
Достав шкуры из малого водоема, мужчины стали их очищать круглыми камушками.
— Кто лучше всех трудится, первым получит одеяние на плечи и бедра, — объявил Тир.
Мужчины стали скоблить усерднее, бараньи шкуры один за другим полетели в большой водоем.

— Женщины берут лукошки и идут собирать хлопок и чечевицу, беременные отдыхают, – продолжал давать указания Ара. — Мукуч, пусть принесут корзины с хлопком. Манук и Разо идите ко мне.
Юноши подбежали к гиганту.
— У вас есть новые пустые плетенки?
— Нет, они заняты.
— Изготовите корзины, сегодня вы начнете учиться новому делу. Поторопитесь.

— Где каменные ножи? – Тир повернулся к одному из мужчин. – Как звать?
— Вруйр. Ножи в пещере, сейчас принесу.
Четверо мужчин побежали к гротам.
Женщины принесли корзины с хлопком. Ара посадил девушек гигантов и показал им, как отделять волокно от семени.
— Чистое волокно – хлопок, кладите в чистую корзину, мусор — в старую плетенку. Мусор пойдет в обеденный костер. 
Подняв сухую бычину и взвесив ее в руке, Ара спросил Тира:
— Как думаешь: эту тяжесть кто-то из них сможет носить на себе? 
— Скорее, согнутся под бычиной, силачами их не назовешь, из кабаньих шкур они смогут носить лишь набедренные повязки.
— Этим займешься завтра, а бычины пойдут на трехи – обувку на ноги.

Вруйр вернулся раньше других мужчин.
Тир разложил материал для обувки изнанкой на ровном месте.
— Вруйр, возьми камень, который пачкает, не режет.
Тот с готовностью нашел камень.
— Учимся обуваться, посмотрите, во что обут Оник.
Жители уставились на ноги старца.
— На моих стопах трехи.
— Откуда они у тебя?
— Я сам их делаю, могу объяснить, как изготовить. Ставь стопу сюда, — Оник попросил главу племени поставить ногу на бычину. — Я черчу вокруг стопы, но беру овал больше на длину среднего пальца, трех должен обнять стопу, смотрите, как он сидит у меня на ноге. Острым камнем отрезаю обрисованный фрагмент.
Оник быстро вырезал овал, отодвинул вырезанный клочок в сторону.
— Нам понадобятся два таких куска. Кладем отрезанный кусок на большую шкуру, очерчиваем его и отрезаем второй овал. Теперь нужно пробить отверстия для шнура. Мелкий камень ставлю на край куска, где располагаются пальцы ноги, булыжником ударяю по нему, получилась дыра. Пробьем еще одну такую же над пальцами. Так пробьем дыры по всему кругу до тех пор пока останется столько места, чтобы вошла стопа. На конце противоположной пальцам должны быть две дыры. Что могу использовать для шнуровки? – Оник повернулся к Тиру.
— Возьми бычьи кишки. Мы вчера тут под камнем оставили. Что используешь ты?
— Лён или хлопок. Здесь растет лён, хочу сорвать его и обработать. Мне бы с корзиной пройтись, заготовить много разных трав.
Оник размотал значительный кусок из клубка бычьих кишок.
Старец объяснял жителям пещер, как делать трехи, Ара наблюдал за поведением мужчин племени:
«У некоторых такие кислые лица, словно их заставляют работать на других, а не обувать себя».
«Это сын главы и его дружки, — мысленно пояснил Тир».
«Грубо тянет шкуру к себе».
«Пока не будем вмешиваться».
«Сдерживают себя, как ни странно».
«Огонь тиар заставляет их молча подчиняться».
Оник ловко зашнуровывал обувку:
— Сильно не затягиваю шнур, надеваем трех и стягиваем по своей стопе. Этот трех для Мукуча.
— Садись на камень, подними ногу, — старец кивнул главе племени, тот быстро сел. Оник одел трех на его стопу. — Затягивай шнур как тебе удобно, в конце завяжешь узлом выше лодыжки.
Оник ловко зашнуровал и второй трех. Мужчины внимательно повторяли вслед за старцем все его действия, и на глазах обувались. Мукуч стоял довольный и свысока смотрел на соплеменников – сам помощник богов обул его ноги.
— Каждый должен уметь делать обувку, в них удобно ходить. Трехи необходимы, чтобы при ходьбе не поранить стопы, — закончил урок Тир, доставая вторую шкуру. — Себя обули, обуйте женщин, из самых маленьких кусков сделайте обувку для детей.

— Оник, ты можешь поселиться в отдельной маленькой пещере, — предложил Мукуч. — У нас есть свободная, можешь там сушить свои травы. Я дам тебе старые шкуры, на них мягко спать.
— Хорошо, сейчас самое время для сбора растений, сплету себе корзину и начну собирать.
— Есть пустая плетенка и дам тебе помощницу, с ней соберешь больше растений. Вторую шкуру отнесем в нашу пещеру, из нее получим трехи для женщин, — Мукуч велел мужчине унести бычину.
«Завтра увидим какие они боги, — подумал старейшина».
«Интересно, что имеешь в виду, Мукуч? – нахмурился Ара».
Старик удивился прозвучавшему в его голове грозному голосу, смутился и отошел от водоема, глядя на свои трехи.

На браслете Ара зажегся свет.
— Командир, — на связь вышел Сирак, — я нашел глину немного дальше тех скал у водопада. 
— Тир, пожалуй я зря послал Торка к базальтовым исполинам.
— Горшки желательно обжигать, — согласился Тир. — Торк может собрать печь для обжига горшков, ему для этого потребуется время.

Командир вызвал Торка.
— Уже начал резать камни?
— Нет, только что спустился в ущелье.
— Сирак начнет лепить горшки, но их необходимо обжечь.
— Требуется печь для обжига. Я с радостью займусь этим.

— Где мои помощники? – Сирак подошел к горячему источнику.
— Манук и Разо! – позвал Ара.
Юноши прибежали с корзинами в руках.
— Для глины можешь взять старые плетенки, если есть такие, — Ара посоветовал Сираку.
— Можем поменять новые на старые, если женщины не дадут плетенки. Нам понадобятся деревянные плошки, сойдут использованные. Скоро вы вылепите много новых полезных мисок и горшков. Так и скажите женщинам. Идем вместе к гротам, так будет лучше, — Сирак пропустил юношей вперед себя.
Присутствие Сирака сыграло важную роль, женщины охотно принесли старые плетенки и плошки – ведь красавец бог сам просил их об этом.

Торк подошел к стоящему возле речки Сираку.
— Сложу печь для обжига, лепите свои горшки. Где тут глина?
— Перейдем речку, глина есть за теми каменными исполинами.
— Мальчики не смогут с тяжелой корзиной перейти речку — она для нас мелкая, а для детей быстрая, в ней большие и скользкие камни. Мы сами пойдем за глиной, заодно осмотрю скалы.
Набрав в корзины глинистую почву, Сирак и Торк подняли их и перешли речку.
— Такую тяжесть мальчики не поднимут, тем более не понесут, — заметил Торк, опуская плетенки на берегу.

— Манук, принеси мне воду, — велел Сирак.
Устроившись близ скал на плоских камнях, гигант горкой высыпал глинистую почву на плоский низкий крупный камень; сделал в горке углубление; воду, которую принес мальчик, влил в ямку; начал смешивать ее с глиной и слепил кружок; немного надавил в середине круга, выровнял центр и получил неглубокую миску. Юноши пришли в восторг.
— Мы будем делать такие вещи? – у Разо заблестели глаза.
— Да, много интересных и полезных вещей. Теперь вы попробуйте размять глину.
Юноши принялись старательно повторять действия Сирака.
— Молодцы! Быстро схватываете. Теперь усложним задачу, возьмем больше глины и получим толстый круг, попробуем вылепить глубокую миску.
Недалеко от пещер, на том же берегу речки высились массивные валуны. Торк посмотрел на показания браслета о качестве камня и решил, что эти валуны подойдут для задания; нарезал камни и перенес их к ровному месту, где решил строить печь. Со стороны водопада над этим местом высилась небольшая горка.

Торк связался с Ара.
— Командир, приходи к речке, посмотришь какое место я выбрал для печи, может, предложишь что-то иное.
Ара подошел через несколько минут, обошел кучу камней.
— Мне нравится место. Печь будет дымить, ветер с реки унесет дым дальше от пещер. Тропа в гроты с той стороны, горка защитит печь от ветра, тепло не пропадет. Собирай ее здесь, ты все предусмотрел.
Вараздат выполнил просьбу Оника — вырезал несколько веретен. Старец показал пожилым женщинам, как пользоваться веретеном.
— Прежде чем скручивать нить, из шерсти уберите колючки, чтобы не пораниться, — посоветовал Оник.

Тем временем Вараздат начал собирать повозку. Возле него крутились любопытные мужчины.
— Хорошо, что вы пришли, поможете мне.
Гигант велел мужчинам держать продольные доски, когда он деревянными гвоздями приколачивал их к поперечной доске — сначала на одном конце повозки, потом на — другом. Затем гигант вырезал колеса на оси из ствола одного самого крупного дерева: с помощью вирла уменьшил толщину в середине ствола, срезав понемногу со всех сторон, так образовалась ось, а концы ствола стали колесами. Вараздат приладил ось к повозке.

Несколько мужчин под руководством Тира стригли баранов.
Юноши выполнили задание Ара — принесли корзины и вёдра.
Девушки гигантов отделили волокна хлопка от семян.
Пожилые женщины смотали первые клубки шерсти.
Оник с помощницей вернулся с корзиной полной разных трав, женщина несла в руках снопы льна.
Торк строил печь.

Шаг за шагом усложняя задачу, Сирак к концу дня слепил горшок. Мальчики повторяли за ним его движения и тоже вылепили первые горшочки.
— Ничего не замечаете? – над юношами и Сираком стоял улыбающийся Ара.
Манук и Разо смущенно оглядывали собравшуюся вокруг них толпу.
— Так увлечены лепкой, что ничего не видите. Молодцы! Хорошо потрудились, пора обедать, идите к вертелам. Мальчики, я обращаюсь к тем кто только наблюдал за работой Манука и Разо, вы тоже можете делать такие вещи. Племени потребуется много разных горшков, учитесь сейчас и приносите пользу всем.

— Пошли мыться, — Сирак показал ученикам свои ладони в глине, — грязь нужно смыть.
— В реке холодно, — тихо произнес Манук.
— Бежим к горячей воде смывать с себя пыль, — предложил Торк. — Сирак, к купанию в реке приучим их медленно, чуть позже.
Торк быстрым шагом направился к источнику, мальчики побежали за ним. Из большого бассейна гигант достал кабаньи шкуры, оставил их на ограде, слил грязную воду. Так же поступил с бараньими шкурами из малого водоема. Пока набиралась чистая вода, Торк снял костюм и лег в бассейне, Манук и Разо искупались в малом водоеме. Помывшись, гигант вернул шкуры в водоемы.

— Повозка почти готова, — подойдя к вертелам, Вараздат доложил командиру. — Осталось собрать ярмо, найти быков и привязать к повозке.
— Мукуч, веревки готовы? – Ара посмотрел на главу племени.
— Да, готовы, — Мукуч ответил, когда мужчины кивнули ему утвердительно.
И в этот раз на обед решили приготовить баранину. Тир и Ара занялись обедом: зарезали несколько баранов, которых постригли жители.

Всё происходило в той же последовательности, как в предыдущие дни, но чуть быстрее.
Пока гиганты занимались жаркой туш, жители направились к источнику, Тир достал кабаньи шкуры и развесил их на елях, бараньи шкуры из малого водоема мужчины переложили в большой, вымыли кишки и замочили новые бараньи шкуры в малом бассейне, мокрые кишки Тир повесил на дерево.

Обед прошел весело, Манук и Разо стали героями дня — Сирак хвалил мальчиков.
После обеда Ара обратился к главе племени.
— Мукуч, там, где устроили коров, есть свободное место? 
— Да, пещера просторная, — подтвердил Мукуч.
— Можно и овец с баранами загнать туда, — предложил Ара. — Овечье молоко тоже пойдет в пищу, появятся ягнята и будет у вас своё стадо.
— Да, да, хорошо, — обрадовался Мукуч. – Мужчины этим займутся.
— Вам понадобится много травы — свежей и сушенной. Надо собрать травы и высушить, чтобы коровам и овцам хватило еды до весны.
— Где сушить?
— Соберите и принесите ближе к пещерам, здесь достаточно места, — велел Ара. — Когда травы хорошо высохнут, занесете внутрь. Будет много травы, отнесете туда, где сами спите, на сушенной траве спать лучше, чем на старых шкурах.
— Горшки нам пригодятся? Как именно?
— Горшки еще не высохли, — пояснил Сирак. — Горшки следует обжечь в огне, иначе они рассыпятся раньше времени. Торк строит печь. Когда горшки будут готовы, Оник объяснит вам, как их использовать.
— Да, я покажу и научу, — подтвердил старец.
— Завтра мы вылепим еще много разных горшков и мисок, — продолжил Сирак. — Пусть и другие мальчики учатся. Работы много, в горшках можно хранить и готовить еду.

Участники обеда разошлись – пришельцы ушли к тарелке, местные жители направились к пещерам.
Возле красных скал Вруйр остановил Мукуча и отвел в сторонку.
— Отец, ты больше не глава племени?
— Почему ты так решил?
— Главный бог велит, ты выполняешь. Моих друзей бог заставил работать, мальчишек хвалит.
— Потерпи до завтра.

Довольные прожитым днем астронавты со своими девушками и беременными шагали к палатке.
— Кажется, ритм жизни ускорился, — своими впечатлениями поделился Тир.
— Да, они ленивы, потому что многого не умеют. Мы научим и заставим их двигаться быстрее, — согласился командир.
***
Трех найденный в пещере Арени, Вайоц дзор имеет возраст 5500 лет, хорошо сохранился, благодаря микроклимату пещеры. Найденный трех – башмак на левую ногу, имеет отдельную подошву и отверстия для шнура обработаны — не просто дырки. Эти подробности означают, что пять с половиной тысячелетий назад армяне имели обувь — не примитивную обувку.
***


Глава 10. Погребальный костер

Звуки местности – птичий гомон, мычание коров, блеяние овец и лай пса, вторглись в палатку.
Астронавты проснулись – шумно зевнули, потянулись. Нанэ обняла Ара за шею, подтянулась, нашла его губы в густой бороде и поцеловала.

«Ара, где вы? Ночью в пещерах происходило что-то плохое, — Оник пытался сообщить гиганту».
«Я тебя услышал, сейчас мы спустимся к реке».
— Радужное настроение длилось недолго, сегодня нет времени для разговоров, — озабоченно произнес командир, вставая. — Всё, как всегда, но быстрее. Беременную и мою Нанэ возьмет Торк. Я бегу к реке, что-то случилось у жителей. Не забудьте браслеты и тиары.

«Я пытался узнать, что случилось. Ночью слышал девичьи крики, кажется, двух разных. Мне никто ничего не говорит, все отворачиваются, — Оник пытался передать ситуацию».
«Понял тебя, скоро будем».

— Я передумал, если пойду один, все спрячутся в гротах. Сделаем вид будто мы ничего не знаем, пойдем вместе, как обычно. Там, возле пещер попытаюсь поймать Мукуча, — объяснил свое намерение командир.
Астронавты встали. Сирак, Торк и Вараздат с девушками побежали к реке, Тир и Ара с беременными пошли быстрым шагом. Оставив своих спутниц на берегу, команда вошла в реку.

Обитатели пещер не показывались. Когда гиганты вышли из воды, к Ара направилась девочка, одетая в салфетку.
«Вараздат в малом водоеме оставил две салфетки, видимо, это одна из них, — догадался командир пришельцев».
Малышка протянула к нему руки и попросила.
— Возьми меня.
Ара взял ее на руки, девочка положила голову ему на грудь и вздохнула.
«Как тебя зовут? Тебя кто-то обидел? – мысленно спросил ее гигант».
Она удивилась голосу, прозвучавшему в голове.
«Я Манушак. Могу так отвечать и меня никто не услышит?».
«Да, думай про себя, никто не услышит, только я».
«Боюсь говорить вслух, я его боюсь».
«Со мной ничего не бойся. Я никому не позволю тебя обижать. Тебя Мукуч обидел? Как именно? Расскажи».
«Стыдно, но я расскажу. Мама говорит: тебе можно всё. У Мукуча большой этот... не такой, как у вас, но большой. Мне было больно, я кричала, — малышка тяжело вздохнула».
«Тебе никто не помог, даже мама?».
«Мама объяснила, что так надо, чтобы ты взял меня и потом не будет больно».
«Только ты кричала? Я слышал другую девочку тоже».
«Другой девочке плохо – она умирает, у нее идет кровь».
Ара закрыл ладонью ее ухо, прижав второе — к своей груди, и пошел к гротам. Команда следовала за ним.
— Кто умирает у вас? – Ара сердито обратился к обитателям пещеры. — Сейчас же принесите ее сюда.
Жители выходили из грота и собирались на тропе, Мукуч стоял среди собравшихся. Глава племени пытался боком выйти из кучки людей, однако соплеменники начали его теснить от гротов к реке, старейшина вынужденно остановился. Женщина на руках принесла обессиленную малышку одетую во вторую салфетку.
«Кажется, я начинаю понимать зачем Мукучу понадобились эти салфетки, — гнев нарастал в душе гиганта».
Тир взял девочку из рук женщины, вероятно, матери, и опустил на выгоревшую траву, пощупал пульс, положил ладонь на область сердца.
— Поздно, она мертва, — тихо произнес Тир.
— А-а-а, — закричала ее мать.
— Почему ты тогда не закричала? – рассердился Ара. — Почему утром никто не рассказал Онику, что случилось?
Главный пришелец грозным взглядом смотрел на жителей.
— Мукуч объявил, что вы заберете с собой всех, кто в салфетках, — заикаясь, ответила мать погибшей. – Я хотела для дочери лучшей доли.
Старейшина еще раз попытался выйти из толпы, соплеменники отодвинулись от него. Все заговорили одновременно, присутствие пришельцев сделало их смелее, каждый высказывал свою обиду на Мукуча. Им не хватало слов выразить свой гнев, в главу племени полетели камни.
«Тир, они убьют его».
«Он заслуживает такой участи».

— Прекратите! Прекратите немедленно! – крикнул Ара. – Что вам мешало раньше ему возражать?
Жители перестали бросать в старейшину камни.
— Его помощники сильные мужчины, — отозвался кто-то.
Толпа отошла от Мукуча еще дальше, старейшина был завален камнями.
— Я бросил в него самый большой камень, — из толпы вышел мужчина. — Он убил повитуху — мою женщину, хотя сам был виноват в смерти роженицы и младенца.
– В реку его! Бросай в реку! – крикнул кто-то.
Люди начали торопливо освобождать тело старейшины от камней.
— Стойте! Нельзя пачкать воду! – Ара остановил рассерженных людей.
— Что делать с ним?
— Я знаю, что делать, сложу погребальный костер, — раздался голос Торка.
— Мою дочку положишь вместе с ним? – ужаснулась мать погибшей.
— Нет, я сделаю отдельный костер, — успокоил ее гигант, подойдя к речке.
— Торк, выбери возвышенность с учетом ветра, чтобы гроты не наполнить дымом, — подсказал Ара.
— Мужчины помогут мне с дровами. На том берегу реки растет лес, я войду в него, выберу поленья, и буду бросать их сюда. Стойте на этом берегу, соберете чурбаки и отнесете на тот холм.
Торк указал на близлежащую возвышенность и перешел речку.

«Тир, унеси эту малышку в лечебницу. Ей плохо, как бы мы и ее не потеряли, — командир обратился к помощнику».
Тир взял Манушак на руки и побежал к палатке.
— Женщины и дети останутся здесь! Вам нечего делать у погребального костра. Идите сюда, хочу с вами поговорить.
Женщины подошли ближе к Ара, дети стояли рядом с матерями.
— Мукуч вам многое наврал, когда улетим, мы с собой никого не возьмем, это невозможно. Запомните все - пока мы никуда не улетаем, будем здесь долго — за это время ваши дети и внуки станут стариками. Мы прилетели, чтобы сделать вашу жизнь лучше.

На браслете Ара зажегся свет.
— Командир, — Тир вышел на связь, — у ребенка разрывы, пытаюсь лечить, оставлю в люльке.
— Понял, можешь остаться с ней.
— В этом нет необходимости, я сделал всё что надо, дал ей нектар, она скоро заснет.

Торк побросал достаточно поленьев с того берега на этот, вновь перешел реку и направился к холму с оставшимися чурбаками. На холме гигант сложил дрова в два костра. Вернулся к гротам и унес тело старейшины. Через некоторое время пришел за телом девочки.
Мать бросилась следом.
— Стой! – остановил ее Ара. — Тебе нельзя смотреть на костер, иди к своим детям.
— Но у меня больше никого нет, — горестно прошептала мать.
— Побудь со мной, — пришелец сел на камень, посадил ее на свое колено.

— Хочу поговорить о Мукуче, хотя нельзя дурно отзываться о покойниках. Глава племени плохой, если не заботится о каждом из вас. Вам следует хорошо подумать, прежде чем выбрать нового предводителя.
— Наверно, им станет самый сильный мужчина, — заметила одна женщина.
— Сильный мужчина – это хорошо. Будет ли он заботиться о каждом из вас? Кто из мужчин сильный?
— Вруйр — сын Мукуча.
«Он бросил моего ребенка большой кошке, — Ара услышал мысли другой женщины. – Будь проклят этот мужчина!».
— Тот кто бросил кошке ребенка, чтобы спасти свою жизнь? – уточнил гигант.
Толпа угрюмо молчала.
— Как вы узнали об этом? Кто-то сообщил?
— Вы забыли, что мы боги?
Активная женщина от страха упала на колени.
— Нет, не забыла, удивилась, прости меня.
— Мукуч был подлым человеком — отослал Оника в другую пещеру, чтобы творить злые дела без посторонних свидетелей. Вас он не стеснялся, вы ему не сопротивлялись, не осуждали его действия. Таким же подлецом и трусом оказался Вруйр, бросивший ребенка зверю. Вы готовы доверить ему свои жизни?
— Нет, но кто займет место Мукуча?
— Вам необходим мудрый, знающий человек, к кому вы можете обратиться за советом и помощью. Оник вас многому научит, к тому же, он добрый и справедливый.
— Что скажут наши мужчины?
— Они подчинятся моему решению. Я должен был раньше сделать это, сейчас все были бы живы и здоровы.

Торк и жители пещеры спустились с холма, погребальные костры догорали.
— Мужчины слышали о моем решении?
Многие поспешно закивали. Очевидно, четверо из них были не в восторге от такого решения – они прятали взоры.
— Торк, дело сделано?
— Да, осталось похоронить останки. Займусь этим, когда костры окончательно погаснут.
— Следует устроить поминки, Вараздат и Сирак пойдут на охоту.
— Я сам принесу копья и ножи, мне нужно зайти в палатку за лопатой. Мужчины подождут возле горячего источника и пойдут со мной за дровами для обеда.
— У меня есть еще один вопрос: кого прятал Мукуч? Приведите их сюда.
Женщины побежали к гротам. Оттуда вышли пять девушек.
— Отведите их к водоему, пусть искупаются, посмотрим какого цвета эти люди.

В лесу на противоположном берегу реки Вараздат и Сирак закололи кабанов, отнесли их к каменным башням для вертелов, и занялись разделкой туш.
Тир подошел к охотникам. Жители вернулись из леса с дровами. Племя потянулось к вертелам.
Вараздат и Сирак повесили кабанов на вертела, Тир сложил под тушами поленья и поджег их лучами из тиары.
Толпа в страхе отпрянула от вертелов, дружки Вруйра пугливо переглянулись: «Нельзя сердить богов».
— Мужчины помнят, как обрабатывать шкуры? – Ара посмотрел на жителей.
Кивнув гиганту, трое мужчин схватили кишки, бросили в малый водоем и стали их мыть. Четверо жителей повернули кабаньи шкуры изнанкой к себе и начали скоблить, закончив, положили шкуры в водоем, обложив булыжниками.
Тир снял с деревьев бараньи кишки, повесив — кабаньи. Девушки астронавтов смотали высохшие кишки в клубки.
— Эти комочки отнеси в пещеру, положи возле бычины для трехов, — Ара велел активной женщине.
Она схватила клубки и услужливо бросилась выполнять поручение.

Торк засыпал костры песком и обложил камнями, спустился с холма и подошел к командиру, не выпускавшему из рук мать погибшей малышки: «Дай ее мне».
«Помоги ей, ты можешь», — Ара передал ему ослабевшую мать погибшей.

Торк направился к большому водоему, спустил воду, набрал – чистую, снял костюм, с женщины сбросил шкурки, лег в бассейне, уложив ее на свою грудь.
Она удивилась его действиям.
— Зачем я тебе? Мойся, не хочу тебе мешать.
«Ты мне не мешаешь, я устал от плохого дела, хочу отдохнуть в лечебной воде. Тебе следует успокоиться, — мысленно ответил ей гигант. — Просто лежи, об этом не беспокойся, поплачь, слезы соленые как эта вода, горе надо выплакать».
— Которая из холмиков могила моей дочки? – прошептала женщина.
«Та что ближе к тропе».

Лала – девушка Торка, подошла к бассейну:
— Ты возьмешь эту женщину с собой?
— Нет, я помогаю ей успокоиться. Зачем спрашиваешь?
— Я могла бы остаться здесь, хочу побыть с матерью.
— Ты можешь остаться, я тебе не запрещал.

Пять прятавшихся девушек искупались и предстали перед Ара.
— Интересно, почему Мукуч прятал вас и от кого?
— Прятал от вас, — тихо ответила одна из них. – Мы самые красивые девушки.
— После купания стали похожи на девушек. Вы знали мужчин?
Девушки отрицательно замотали головой.
— Задам другой вопрос: мужчины познали вас?
— Только Мукуч, — подала голос одна.
— И Вруйр, — добавила другая.
— Они не мужчины?
— Им можно — они главные в племени, — вместо девушек ответила активная женщина.
— Ты всё знаешь о жизни племени. Ответь мне: они беременны?
— Нет, не может быть, — она пробормотала растерянно.
— Ты это говоришь после того, как я сказал, что женщине нельзя быть с разными мужчинами.
Девушки опустили головы, активная соплеменница прятала взор.
— Кто-то еще скажет, что Мукучу и Вруйру всё можно?
Племя молчало.
«Я тебе покажу, старикашка Оник, — злился Вруйр».

«Оник, тебе нужна моя помощь? – мысленно спросил Ара».
«Я действительно маг, за меня не беспокойся».

Обед прошел в угрюмом молчании. Мужчины нервничали, не зная чего ждать от нового главы племени, женщины оставались в недоумении, дети притихли, чувствуя напряжение среди взрослых от неожиданных перемен.

— Еще светло, — после обеда начал разговор Оник. — Женщины немного приберутся, используя веник. Я покажу из каких трав, и как его связать. Мужчины уберут старые шкуры Мукуча.
— Отдайте их мне! – крикнул Вруйр, вложив в крик всю свою злость на произошедшее.
— Хорошо, отодвинь их в свою сторону.
— Я займу место отца, другой стороны у меня нет!
— Спешишь попасть на холм к отцу? – поинтересовался Торк.
— Нет, нет, — поспешно ответил Вруйр.
— Ты против решений главы племени?
— Не против, — испугался Вруйр. — Меня обвинили в том, что я бросаю младенцев зверям. Оник может сделать что-то другое?
— К вам хищники заходят часто, — напомнил Ара. — Скоро увидите, что умеет Оник. Сколько детей ты бросил зверям?
— Не много, – смутился Вруйр.
— Когда отдашь всех, начнешь швырять женщин? Так поступают сильные мужчины?
— Сильные мужчины убивают хищника! – вмешался Вараздат. — Сильный мужчина — охотник и защитник слабых.
Жители вздрогнули от гневного голоса гиганта.
— Надеюсь, ночь пройдет спокойно и вы все хорошо подумаете над тем, что произошло сегодня, — Ара встал.
Астронавты подняли своих девушек и подопечных, и ушли к палатке.

*
По просьбе Оника мать Манушак обняла мать погибшей и повела ее в пещеру.
— Ты зачем осталась с нами? – возмущалась мать Лалы.
— Хочу узнать, что будет дальше, — с вызовом ответила дочь. — Вруйр сильный мужчина, хочу увидеть, как он станет главой племени.
— Ты меняешь бога на Вруйра?
— Да, все слышали, что боги никого не возьмут с собой.

Обитатели пещеры устроились в своих уголках. Оник остался сидеть почти у входа в гроты. Никто не дал ему места и старую шкуру. Кто-то демонстративно отвернулся от нового главы племени, некоторые жители под пристальными взглядами Вруйра и его дружков смущенно прятали глаза.

Оник смотрел на реку. Стемнело.
— Ну что, жалкий старикашка, что ты можешь, как глава племени, если тебе никто не дает места? – рядом с Оником встал Вруйр, ехидно хихикая.
— Опустись на колени, — тихо, но внятно велел Оник, — проси прощения.
— М-м-м, — Вруйр пытался что-то произнести, падая на колени.
— Ничего не выйдет, ты не сможешь произнести ни одного слова, кроме ‘прости’. Так и будешь ползать на четвереньках. Отползи отсюда в свой угол, сюда идет большая кошка.

На тропе блеснули желтые глаза. Оник посмотрел на Вруйра. Зрачки Вруйра расширились от ужаса – в них отразилась хищница. Оник повернулся к зверю и спокойно произнес:
— Иди в лес, кошка, здесь нет еды для тебя.
Хищница беззвучно повернулась и исчезла в ночи.
— Ах... — пронеслось по пещере.
— Прости меня, — пролепетал Вруйр.
— Ступай в свой угол.
Вруйр поднялся на ноги и поплелся в глубь пещеры.
— Оник, садись сюда, — к главе племени подошла активная женщина. — Кошка больше не придет, не сиди у входа.
Усталость одолела старика, он уснул сидя. В полудреме Оник почувствовал, как кто-то поднял его и перенес на что-то мягкое. Кто-то другой укрыл его шкурой.

***
В глубокой древности жители пещер имели много проблем – одна из них: хищные звери. Им приходилось выбрасывать трупы хищникам. Они не занимались погребением мертвых. Если звери досаждали им, вероятно, люди выбрасывали им не только трупы, но и немощных — больных и стариков, когда те становились обузой для племени в периоды нехватки еды.
Ритуал сожжения мог возникнуть по такой или подобной причине, которая описана в этой главе.
***


Глава 11. Возмездие

Ночь отступала, луна бледнела, словно хотела слиться с небосводом, светало.
Оник открыл глаза и увидел тусклый диск на утреннем небе.
«Ох-ох, пора вставать, — старец вздохнул, вспомнил вечер и улыбнулся. — Жители поняли, что со мной не будут бояться зверей, и позаботились обо мне. Хорошо».
Старейшина сел и огляделся, некоторые соплеменники уже проснулись – потягивались и садились, иные еще спали кучками на шкурах. Лежавшая рядом женщина смотрела на него выжидающе.
— Время доить коров, пойду вниз, открою пещеру. Тебя как зовут?
— Ануш. Нам поможет Варсик.
— У нас три коровы, возьми с собой двух женщин и спускайтесь.
— Слышу, уже встаю, со мной придет Вард.
— Где вёдра? – спросил другой голос.
— Рядом с тобой, два ведра передай сюда, — откликнулась Ануш.

Глава племени живо спустился туда, где разместили скотину. Небольшой вход закрывали камни: три поместились наверху и два — внизу.
К нему подошел крепкий мужчина:
— Помогу тебе, отойди.
— Сос, молодец, что пришел. Желательно здесь придумать ограду — удобную для нас, неудобную для скотины и хищников.
Вдвоем быстро разобрали камни.

В пещере стояли три коровы. Женщины подошли к главе племени. Оник посадил Ануш на пень рядом с животным.
— С коровой говори ласково, все любят ласку — кормилица понимает, хорошая, добрая коровушка даст нам молока и освободится от тяжести.
Старейшина гладил животное, Ануш поставила емкость под вымя. Оник устроил и двух других женщин на камнях возле коров.
— У кого наполнится ведро, скажите мне, сначала молоко выпьет Сос. Кто-нибудь принес миску?
— Я принесла! – раздался радостный детский голос.
— Значит первая выпьешь сытный напиток, — рассмеялся Сос.
— И ведро принесла, — добавила девочка.
— Сбегай, принеси две чистые миски, — Ануш велела мальчику.

Дети и взрослые спускались, подходили к главе племени, ждали своей очереди, чтобы вкусно позавтракать.
— Кто выведет стадо на луг?
— Ншан с сыновьями имеет опыт, — ответила Ануш.
— Я здесь. Нам молоко достанется?
— Целое ведро, — Ануш протянула мужчине полную ёмкость.

Племя собралось на берегу смотреть, как гиганты прыгают в реку.
— Идите сюда, — Ара позвал жителей, — окунитесь в воду.
Мужчины сбросили с плеч шкуры и вошли в реку.
— Мальчики, идите ко мне, — позвал Сирак.
Манук и Разо нерешительно подошли к гиганту.
— Сначала помахали руками и ногами в воздухе, немного разогрелись и не думаем какая вода, — Сирак подхватил юношей под мышки и с ними вбежал в реку. – Болтаем ногами — раз, два, три, можно выходить. Побежали к лесу завтракать.

Глава племени подошел к реке с полным ведром.
«Как прошла ночь, Оник? — к нему мысленно обратился Ара».
«Хорошо. Выпейте молоко».
Оник протянул ведро и миску.
— Дай молоко всем с кем мы пришли, сначала беременным. Им уже лучше, они могут остаться у вас, выдели для них удобное место.
Старейшина опустил ведро на землю, второе — рядом поставила Ануш. Оник протянул миску беременной женщине, она зачерпнула молоко из ведра.
Спутницы гигантов с удовольствием выпили молоко.
— Если осталось, дайте мне чуть, — попросил подбежавший Сирак. — Забыл вкус настоящего молока.
Оник протянул ему полную миску.
— По глотку достанется всем, — Ара поднял беременную и Нанэ, и зашагал к лесу.

Опустевшее ведро и миску глава племени отдал женщине:
— Вымой в реке и унеси в пещеру.
— Сос, бычину из общей пещеры отнеси в мою — маленькую, — попросил мужчину, вышедшего из реки. – Ануш, отнеси туда лён, что ты вчера нарвала.
Быстрым шагом Оник прошел в свою пещеру, на ровном месте расстелил бычину. Ануш положила на шкуру снопы льна.
— Встряхни, как следует, опадут семена, это сытная еда.
Ануш занялась этим.
— Кто принесет чистую миску?
— Я принесу! – малышка побежала выполнять поручение.
— Ануш, соберешь опавшие семена в миску.
Девочка вернулась и дала плошку Ануш.
Активная женщина вернула плошку с семенами льна.
— Поставь там, где лежит зерно, — Оник велел смышлёной малышке.
— Кто-нибудь, хорошо замочите снопы льна в речке и оставьте на берегу, — глава племени обратился к женщинам. Одна из них забрала у него снопы.
— Ануш, вынеси из пещеры бычину и клубки кишок. Будем для вас делать трехи.

Бычину расстелили на плоском камне чуть дальше тропы.
Под скалой Оник нашел подходящий камень — острый с одной стороны, и показал собравшимся вокруг него женщинам, как делать обувку.
— Обуйтесь, вы пойдете рвать траву. Нам понадобится много травы — корм для скота. Встретите чечевицу, соберете в корзины.
Пока женщины обувались, Ануш послала мальчика за пустыми плетенками.

Несколько женщин обулись.
— Мы остались без трехов, бычина закончилась, — обиженно произнесла одна из прятавшихся девушек.
— Там еще сохнут шкуры, скоро все будут обуты. Из остатков можно сделать трехи для детей, этим займетесь после обеда, пока спрячьте лоскуты. Сейчас быстро идем к водоемам. Послушаем богов.

Как обычно, все собрались у источника.
— Сирак продолжит лепить горшки, Вараздат доделает повозку. Торк, сначала расчистишь дорогу от ущелья к палатке — по ней должна пройти повозка, затем закончишь печь, — командир давал указания астронавтам.
— Для повозки потребуются веревки, — вставил Вараздат.
— Кто плел веревки?
Трое мужчин вышли вперед.
– Сколько веревок вы сплели?
— Каждый сделал одну веревку.
— Сделаете еще столько же и быстро несите Вараздату.
— Оник, пусть принесут корзины с чечевицей. Кто пришел с нами, очистят семена от стручков, так они займут меньше места. Я покажу им, как очищать.
Старейшина кивнул Ануш, активная женщина с двумя девушками ушла к гротам.
— Кто сможет управлять быками? Как ты думаешь, Оник?
— Самые сильные: Вруйр и Сос.
— Кабаньи шкуры высохли, Тир?
Помощник командира снял с дерева шкуру, помял в руке.
— Можно сделать набедренные повязки для мужчин.

Тир прикинул на глаз сколько у Вруйра от талии до колена.
— Длинная повязка из кабаньей шкуры будет тяжела, — подсказал Ара.
— Сделаю короткую повязку — до середины бедра, сэкономим шкуру и повязка достанется нескольким мужчинам.
На шкуре с края по ширине Тир провел прямую линию, прикинул сколько от талии мужчины до середины бедра, провел параллельную линию.
— Острым камнем, сильно нажимая, проведи по этой линии, так отрежешь кусок, получим повязку на бедра.
Вруйр выполнил указание Тира.
— Повязку оберни вокруг талии ровным краем наверху. Пусть внизу будет чуть неровный и длинный край – он не помешает двигаться.
Мужчина скинул с плеч одеяние и обернул отрезанный кусок вокруг талии. К длине талии Тир прибавил еще немного и отметил пачкающим камнем.
— Этого куска достаточно для повязки, лишнее отрежь.
Тир провел линию вниз, Вруйр отрезал ненужную часть.
— Теперь поставь палец на шкуру.
Гигант на шкуре начертил линию шириной равной указательному пальцу Вруйра, длиннее повязки на две ладони мужчины.
— Отрежешь полоску для пояса.
Вруйр выполнил задание.
— Повязку оберни вокруг талии.
Пачкающим камнем на обоих концах повязки, на спине, сбоку и впереди на толщину пальца Вруйра глубже края гигант провел вниз линию по длине его пальца.
— Здесь сделаем надрезы, в дыры войдет пояс, — Тир продел в них кожаную полоску.
— Чтобы пояс не раскрылся, завяжем его. Пояс удобнее завязать впереди, так узел не будет мешать рукам. – Тир показал, как завязывать узел. — Понятно?
Мужчины закивали.
— Если что-то не поняли, Оник вам поможет, — вставил Ара.
— Да, да, я слушал внимательно, — подтвердил глава племени.
— Чтобы набедренная повязка не мешала при беге, впереди снизу вверх сделаем надрезы.
На передней части повязки, от центра бедер снизу к талии длиной чуть меньше ладони Вруйра Тир провел две линии. Вруйр сделал надрезы.
— Сделав шаг, обнажишь обе ноги, но мужской орган будет прикрыт. Это необходимо, чтобы случайно не травмировать фаллос.
Мужчины рассмеялись.
— Такую же повязку сделай для него, — Тир указал на Соса. — Приступай.

Раздался лай и крики. Все посмотрели в ту сторону.
— Стойте! — Ара остановил крикунов, прогонявших огромного пса. — Не отгоняйте кобеля, он вам поможет стеречь стадо.
Пастух и его помощники стояли в недоумении.

Ара направился к ним и жестом подозвал пса. Виляя хвостом, кобель подошел к гиганту.
— Дружище, сейчас нет подходящей еды для тебя, но днем будет, угостим обязательно. Тыкву хочешь?
Гигант сорвал тыкву, разбил на части и дал псу.
— Во время обеда соберем кости и накормим пса, тогда он послушно пойдет с вами и стадом куда поведете.

Ара вернулся к источнику.
— Вруйр сделает для мужчин повязки из шкуры, — велел Тир.
— Каждый может сам сделать себе повязку, — недовольно сдвинув брови, пробурчал тот.
— Верно, снимай повязку, — Тир отдал ее Сосу. – Здесь нечего делать: отрезал широкий кусок для повязки и узкий для пояса. Шевелитесь! Дел много. Кто будет хорошо работать, получит новые одеяния на плечи, иначе долго будет ждать своей очереди. Сос принесет неостриженных баранов и начнет стричь с тем, кто будет иметь повязку на бедрах. Из остатков шкур сделаете трехи себе или детям.

Астронавты, получившие задания командира, вошли в палатку. Торк надел костюм, взял лопату и зашагал в сторону ущелья с базальтовыми скалами, Сирак оделся и побежал к речке возле красных скал, Вараздат облачился, взял вирл и ушел к лесу.
Торк спустился в ущелье, прикинул откуда лучше видна речка; поднялся на выбранную возвышенность, чтобы сверху рассмотреть окрестности базальтовых скал; решил, как именно пройдет тропа удобная для быков с повозкой, и лопатой расчистил путь от речки до тропинки возле временного жилища астронавтов; затем вернулся в палатку, оставил там инструмент и зашагал к реке.

Возле гротов Сирак с Мануком и Разо лепил горшки. К ним присоединись еще трое юношей.
— Сейчас вылепим крышки для всех горшков, делаем так, смотрите внимательно, — ученикам объяснял Сирак.

Торк проверил прочность печи, поставил недостающие камни, закончив, перешел речку и вошел в лес за дровами. С того берега гигант бросал поленья в сторону пещер, и вернулся к печи. Огляделся, заметил женскую фигуру возле холмика, где похоронил останки девочки.

Гигант быстро положил дрова в печь, лишние поленья уложил горкой рядом.
— Сирак, стоит ли сейчас ставить горшки в печь?
— Нет, мы сделаем еще горшки и крышки к ним, все вместе сложим в печь.
Торк направился к холму, к той женщине.

— Давно здесь стоишь?
Она обернулась на голос и опустила голову.
«Хватит, идем отсюда, — гигант взял женщину на руки и зашагал в сторону противоположную водопаду».
— Я виновата перед ней, хотела как лучше, а получилось, — женщина вздохнула.
«Ты не виновата, сама знаешь кто виноват, зло наказано».
— Но мать должна чувствовать беду.
«Все предусмотреть невозможно, ты доверчива и поверила лжецу».
Торк дошел до горячего источника, рукой проверил глубину природного водоема, посмотрел на показатели браслета.
«Здесь много минеральных источников, вода в них разная, но всюду полезная. Нам обоим необходимо отдохнуть, — гигант посадил женщину на камень».
Снял свой костюм, с нее — шкурки, сел в большой яме, уложил женщину на свою грудь: «Расскажи о себе».
— Я некрасивая, меня никто не хочет.
«Глупости. Как тебя зовут?».
— Асмик. Даже моя мать не любила меня так, как любил мой мужчина – Гор, красивый и добрый человек. Все удивлялись почему такой красавец – лучший в племени, жил с дурнушкой. Многие женщины хотели быть с ним, но он смеялся над ними, — вспомнив что-то, еле сдерживала смех. Потом умолкла и печально вздохнула. — Гор ушел в лес и не вернулся.
«С ним ходил Вруйр».
— Да, как ты догадался?.
«Первая мысль редко бывает случайной. Забудь, что ты некрасивая, красота не в форме носа и разрезе глаз, твоя красота внутри: ты добрая, доверчивая, преданная».
— Мне никто такого не говорил. Я для тебя сделаю всё, что ты хочешь, только скажи, как тебе сделать приятно.
«Ты не думаешь о том, что я некрасивый?».
— Ты лучше всех! Ты самый добрый Бог. Скажи, что сделать для тебя.
«Ласкай мои губы, если найдешь в бороде».
Асмик пальцами искала уста гиганта в его рыжей густой бороде, нашла и поцеловала крепко.
«Роди мне сына».
— Я? Другие красивее меня.
«Забудь о других, нет никого — только ты и я. Ты когда знала мужчину?».
— Давно, дочка была совсем кроха.
«Я не тороплюсь, кто торопится, не имеет сына».
— У тебя много сыновей?
Гигант усмехнулся в бороду.
«Красавец Сирак удивится, если узнает сколько женщин я познал. Красавцы гордые — не берут каждую женщину. Эти отвергнутые ими несчастные идут ко мне и бывают рады. Многие из них родили мальчиков».

На браслете гиганта зажегся свет — его вызвал командир.
— Торк, ты где?
— Отдыхаю в горячем источнике.
— Но я тут...
— Здесь много разных источников, я обнаружил удобный водоем дальше водопада.
— А-а-а, понял, ты не один.
— Да. Срочное дело? Сейчас приду, я уже отдохнул.

Торк встал, вышел из водоема, одел на плечи Асмик шкурки, надел свой костюм.
«Вечером возьму тебя с собой».
«Как же Лала?».
«Ей хорошо в пещере, между нами ничего не было, ей со мной скучно».

*
Вараздат вырезал ярмо для привязи быков к повозке. На соседней поляне увидел двух бычков и перенес их к готовой повозке. Сос стоял рядом с ними. Животные стали беспокойны.
— Что происходит? Что не так? – удивился гигант. — Я еще ничего им не сделал.
— А-а-а, — раздался женский вопль полный ужаса и боли.
Из леса выбежали подростки.
— Что случилось?
— Там большая кошка напала на Вруйра и Лалу, — заикаясь от страха, промолвил мальчишка.
Гигант бросился в лес. Кошка терзала Вруйра, Лала была растерзана. Астронавт выпустил из тиары два луча, кошка дернулась и застыла в неестественной позе.
— Теперь понятно, почему волновались бычки, — Вараздат оттащил кошку от мужчины.
*

Торк с Асмик на руках дошел до тропы в пещеру. Подростки добежали до гротов, попутно всем объясняя, что произошло.
Гигант опустил Асмик возле скалы и связался с другом.
— Вараздат, что случилось?
— Тебе лучше не видеть.
— Понял, сейчас приду.
За ним увязалась толпа жителей.
— Стойте! – остановил их гигант. — Вам там нечего делать, я всё сделаю сам.
— Не подожги лес, — предостерег Ара.
— Всё что нужно я сделаю на том лысом холме, — Торк указал рукой. — Вы увидите, только не мешайте мне.

Торк обнаружил друга в лесу рядом с останками Вруйра и Лалы.
— Тебе помочь с дровами?
— Нет. Проследи, чтобы никто не ходил за мной.
Собрав останки Вруйра, Лалы и кошки, Торк вышел из леса и пошел к лысому холму. Оставив там трупы, гигант вернулся в лес за дровами.
— Хорошо, что здесь много старых деревьев, на погребальные костры не напасешься, — ворчал Торк, собирая сухие ветки.

Вараздат вызвал  Сирака.
— Я тут нашел лань. Похоже, кошка ее убила, но передумала есть и набросилась на тех двоих. Неси сюда копье и нож, устроим поминки, сообщи Ара и Тиру.
— Понял, сделаю.

Сирак связался с командиром.
— Вараздат зовет нас отведать мясо лани.
— Возьми два копья и два ножа, для жителей тоже устроим поминки, не обязательно лань. Не забудь лопату, Торк похоронит останки.

Вараздат поставил камни для вертела в лесу ближе к холму, где друг соорудил погребальные костры. К нему подошел Торк.
— Как это понимать? Откуда лань?
— Помнишь, когда мы летели сюда, за ланью бежала кошка? Похоже, это та лань. Хищница несколько дней гонялась за ней, поймала, но кушать передумала. Ей захотелось отведать Вруйра и закусить... Прости, не хотел тебя задеть за живое.
— Меня Лала не волновала так же, как я ее. Не думай об этом, не нужно меня утешать, предоставь это занятие женщине.

Астронавты собрались вместе. Вараздат приступил к освежеванию лани, остальные сели на камнях у вертела.
— Сбылась мечта отведать мясо лани, — заговорил Вараздат.
— Что-то полетать захотелось, — мечтательно произнес Сирак.
— Жизнь полна трагедий, не всё радужно на планете с райскими условиями, — изрек Тир.
— Что подадим на обед жителям пещеры? – спросил Вараздат.
— Оголенные бараны ждут нас, — ответил Тир.
— Куда положить шкурку лани?
— В большой бассейн, как всегда, — отозвался командир. — Мы не обязаны отчитываться перед ними за свои действия.
— Все ж кошка была бешеная, — обронил Вараздат.

Похоронив останки – хищницы и ее жертв, Торк присоединился к друзьям. Отведав мясо лани, астронавты вышли из леса. Торк направился к реке смывать с себя кровь, пыль и дым. Сирак и Вараздат занялись оголенными баранами – освежевали и повесили на вертела, закончив с тушами, пошли к реке мыться.
Тир и Ара следили за жаркой туш, затем, как обычно, делили еду между жителями.

Обед с жителями прошел в мрачном настроении.
Мать Лалы тихо всхлипывала:
— Я предупреждала, говорила ей: близость с Вруйром плохо закончится.

— Хочу сказать лишь одно: не творите зло — к вам вернется. Вруйр бросал кошке младенцев, его убила именно эта хищница, — жестко напомнил Ара, обращаясь к жителям.

В сияющих чистотой костюмах, с мокрыми волосами Сирак и Вараздат вернулись к вертелам. Чуть позже к ним присоединился Торк.
— Сирак, я положил ваши глиняные изделия в печь и зажег ее, еще много времени до темноты. Поленья добавлять не нужно, печка закрыта большим камнем, так тепло останется внутри, она очень горяча, не подходите к ней, я говорю всем, особенно, любопытным детям: можно получить страшные ожоги. Дрова догорят, печь постепенно остынет. Завтра сниму заслон, и достанем горшки.
«Командир, я устал, пойду к тому водоему, за меня не беспокойся, — Торк мысленно обратился к Ара».
«Асмик, — гигант отыскал женщину в толпе, — иди ко мне».
Асмик нерешительно вышла из кучки жителей, Торк взял ее на руки и, провожаемый удивленными взглядами, удалился в сторону водопада.

***
Большая кошка – снежный барс, их в Армении осталось немного, но еще 70 лет назад они беспокоили жителей тех мест.
***


Глава 12. Планы на ближайшее будущее

Солнце висело высоко в безоблачном небе, день был в полном разгаре. Река шумно неслась по ущелью, вода из горячего источника тихо струилась из бассейна в малый водоем, стекая узким ручейком в бурный холодный поток.
Торк с Асмик на руках быстрым шагом уходил в сторону водопада.
Обед местных жителей завершился — мужчины доедали последние куски мяса.
— Что ж, — продолжил Ара, — Торк ушел. Главное, меня не услышит Асмик, можно продолжить разговор, речь пойдет о зле — оно непременно возвращается. Взрослые еще помнят Гора — мужчину Асмик?
— Да, — послышались одинокие голоса.
— Значит вы помните, что Гор ушел в лес с Вруйром. Вруйр вернулся один и сказал, что на Гора напал медведь. Подлый человек солгал – это он убил Гора.
— Ах, — пронеслось по толпе.
— Скажу больше: свидетель убийства извлекал из этого пользу, ведь Вруйр сын Мукуча. Когда все работали, тот свидетель отдыхал, покрывая убийцу. Может, он оказался в лесу не случайно – был не наблюдателем, а соучастником преступления? Если его вина велика, однажды очевидец заплатит высокую цену. Скажу почему Лала стала жертвой большой кошки – Лала знала, как погиб Гор, но молчала и надеялась, что сильный Вруйр однажды возглавит племя, а она будет его женщиной. Вы хотите, чтобы убийца стал вашим вождем?
— Нет, — послышались возмущенные голоса.
— Теперь не станет, потому что его самого постигла та же участь, которую он уготовил своим жертвам. Запомните: зло однажды вернется к вам в самом неприятном виде. Остерегайтесь творить злые дела!

— Добавлю, что я рад за Торка и Асмик, две чистые души нашли друг друга. Пусть им будет хорошо, — Ара встал с места. — Вы не забыли о собаке? Соберите кости в старую корзину и отдайте пастуху.
— Я принес корзину, — прибежавший Манук начал собирать в нее кости.
— Дашь псу еду – так с ним подружишься. Вараздат, сначала нужно приучить быков возить небольшие грузы. Где веревки?
Трое взрослых побежали к округлым скалам.
— Мужчины, идите в поле, где женщины рвали траву, она уже высохла – это сено, соберите всё, свяжите веревками. Сос и Ваго приведут бычков, сено привяжите к спинам животных. Потребуется немного зелени, чтобы манить их за собой, я уговорю быков подчиняться вам. Юноши помогут главе племени подготовить территорию для скота. Оник, для овец и баранов небольшими камнями отдели дальний угол пещеры, для коров выдели участок в середине, для бычков оставь место в другом углу. Надо успеть подоить коров до возвращения самцов, возможно, быки захотят потискать самок, это вам выгодно, стадо увеличится – в нем появятся телята.
— Кто вил веревки?
— Мы принесли, — мужчины показали веревки.
— Ты совьешь еще одну очень толстую веревку, для этого вместо одного стебля возьми два, — Ара указал на говорившего мужчину и показал два пальца. — Беги, выполняй. Остальное вам скажет Оник, у него тоже есть поручения.

— Ануш, снопы льна еще раз окуните в воду и оставьте сушиться на берегу; из остатков шкуры сделайте трехи детям, соберите высохшую шерсть в старые корзины, приберите в пещере, устройте лучше беременных – они вернуться к нам.
Манук с корзиной полной костей убежал к стаду.
Вараздат привел быков. Ара пальцами гладил спины животным, бычки брыкались.
«У вас есть выбор — работать на людей или быть зарезанными, — Ара мысленно обратился к животным».
Бычки посмотрели в глаза гиганта и успокоились.
«Значит договорились — вы помогаете людям, они вас кормят».

Поглаживая быков, Сос и Ваго повели их на луг, где сохла сорванная трава. Соплеменники взяли веревки и пучки зелени, и шагали перед ними, подкармливая животных.

Пастух с помощниками привел стадо к округлым скалам. Радостно виляя хвостом, за ними бежал крупный пес.
— Можно пса звать по имени, — улыбнулся Оник. — Пес огромный, значит — Гампр.

Женщины, доившие коров утром, приступили к дойке, остальные соплеменницы выполняли поручения старейшины. Старушки с веретена сматывали клубки шерсти.
— Что мы будем делать с этими клубками, Оник? — недоумевала Ануш.
— Я попробую вспомнить, как моя мать на пальцах вязала полотно, так можно связать теплые и мягкие одеяния, постараюсь вспомнить.

Мать Манушак ходила вокруг Ара, стараясь привлечь его внимание.
— Хочешь узнать о дочери?
Женщина кивнула.
— С ней все хорошо, она спит, мы ее лечим — у нее внутри были разрывы. Нельзя ребенка отдавать мужчине, даже если он многое обещает, это зло, — сердито закончил гигант.
Мать Манушак смутилась, согласно кивнула и отошла в сторону.

Сирак принес корзину глины к округлым скалам и начал лепить большой горшок. Манук и Разо присоединились к гиганту.

Ара подозвал главу племени.
— Там, где ночуют животные, есть место для травы?
— Да, места достаточно, пещера большая.
— Она уходит дальше в гору?
— Нет, нет. Пещера большая, очень удобная для стада — вход один. Хорошо бы придумать к ней ограду, чтобы хищник не пугал животных и они не разбежались.
— Вараздат, поможешь племени, сделай деревянную массивную дверь для пещеры, где ночует скотина.
— Оник, покажи мне вход, хочу уточнить размеры. Могу я посмотреть или пещера находится в глубине?
— Пещера расположена справа от тропы, сразу видна, вход в нее просторный, — глава племени указал Вараздату на проём в скале.
Гигант подошел к гротам, заглянул внутрь.
— Сейчас сделаю дверь, на том берегу посмотрю деревья, — обещал Вараздат, спускаясь по тропе.
Астронавт перешел реку и направился к лесу.

Срезав три ствола, Вараздат вернулся к округлым скалам, разрезал стволы пополам, приколотил друг к другу, не обрывая ветки.
— Зазоры небольшие, в основном наверху, зверь не пролезет, зато в пещеру будет поступать воздух, — гигант остался доволен своей работой.
– Дверь тяжела, ее можно открыть лишь выдвинув вперед. Делайте это вдвоем, — объяснил старейшине, высокой оградой закрывая вход в нижнюю пещеру.
— Попробуйте отодвинуть дверь без меня.
Оник вместе с крепким мужчиной передвинул заграждение, открыв вход. Женщины вышли оттуда с вёдрами полными молока, к ним подошли соплеменницы с мисками в руках. Зачерпнув из ведра миской сытный напиток, матери давали пить детям, оставшееся молоко выпили взрослые.

— Сирак, не хочешь поиграть в мяч? – Вараздат обратился к другу.
— Откуда мяч?
— Там полно спелых тыкв круглых как мяч. Буду бросать их тебе с того берега, ты складывай — на этом.
— Давай, разомнемся, — обрадовался Сирак. — Мальчики отнесут тыквы в пещеру, будут им зимние запасы.

Вараздат ушел в лес, рвал и кидал оттуда тыквы. Сначала гигант бросал их с ближнего расстояния, потом — из глубины леса, мальчики не успевали таскать плоды.
— Их так много. Что будем делать с тыквами? – удивилась Ануш.
— Научу вас готовить вкусную еду, — обещал старейшина.
— Чудеса, — прошептала Ануш. – Разве такие грубые можно кушать?
— Ты еще не пробовала чудеса, попробуешь завтра, когда остынет печь.

Астронавты вернулись в палатку, когда стемнело.
— Мы им помогаем, это хорошо, — начал Сирак, — но когда мы займемся своим заданием?
— Это одно из заданий, Сирак — создаем новую цивилизацию, — улыбнулся командир. — Всё что мы делаем нужно не только для них, но и для наших потомков, надеюсь, они появятся в скором времени. Подозреваю, что плод у наших женщин развивается быстрее их обычного — земного, ведь это плод нашего семени.
— Да, и я заметил, что животик растет как-то быстро. Что-то необходимо предпринять для их безопасности. Мы не можем все время носить своих женщин на руках. Работать кто будет?
— Вы обратили внимание на поведение пса? Кобель не стал грызть все кости, что дал ему пастух, он уносил еду куда-то, значит у него есть потомство. Нам следует переманить его щенят, вырастить себе надежных помощников и защитников наших будущих детей.
— Отличная идея, командир! – воскликнул Вараздат.
— Надеюсь, вы не думаете, что я бездельничаю, — усмехнулся Ара. – Кто из вас обратил внимание на черные камешки под ногами?
— Это обсидиан.
— Если есть мелкие, где-то должны быть крупные образцы, надо поискать.
— Обсидиан заменит зеркало, из этого вулканического стекла можно сделать колющие и режущие предметы, — добавил Тир.
— Возможно, Манук и Разо знают, где найти обсидиан, — вставил Сирак. — Мальчишки — народ любопытный.
— Оник научит женщин готовить пищу в горшках, им понадобятся каменные жернова и ступка для дробления зерна, а мы сможем свой день планировать по-другому.
— Я вырежу жернова и ступку, командир, — обещал Торк. — Мне нравится работать с камнем.
— Хорошо, займись этим. Через несколько дней придется передвинуть тарелку, это хороший повод полетать.
— Здорово! – не сдержался Сирак. — Я соскучился по небу, полетаю с удовольствием.
— Изучим подробнее Большую долину и ее окрестности, посмотрим как там наш корабль, и пошлем сообщение Верховному Собранию.
— Грандиозные планы, — вздохнул Вараздат.
— Командир, я думаю о нашем потомстве, мне кажется, они будут высокими как мы.
— Да, Торк, говори, что надумал.
— Нам следует построить для них жилище, они не смогут жить в пещере.
— Да, можно после родов перевести матерей с малютками в жилище. Лучше нашим детям расти не в палатке — в тепличных условиях, а в естественной среде, где им предстоит жить. Всё ж рожать нашим избранницам придется здесь, неизвестно, как скоро это произойдет, как будут протекать роды. Можем начать строить жилище.
— Что думаешь делать с девочкой? Я проверил ее, с ней все в порядке.
— Хорошо, Тир, девочку верну матери и строго запрещу мужчинам целый год подходить к ней.

*
— Оник, почему ты опять сидишь у входа? – ночью удивилась Ануш. — Большой кошки нет, нам бояться некого.
— Есть и другие хищники — волки например.
— До сих пор волки нас не тревожили.
— Построим здесь очаг, будем поддерживать огонь. Зверь боится огня и перестанет нас беспокоить. Так было всегда, странно, что вы не делали этого раньше.
— Мукуч считал, что нет необходимости в пещере поддерживать огонь.
— Вруйр нашел простой способ спасения от хищника — бросал ему младенцев. Не он рожал деток.

— Оник, иди ко мне, — прошептала Ануш, — неужели я тебе не интересна? Даже глупышка Асмик нашла себе мужчину, чем я хуже нее?
— Я очень стар, найди себе кого-нибудь моложе меня.
— Ты стар? Когда ты мыл ноги в речке, я видела какие они у тебя крепкие, молодые, силы в тебе много. Тот камень я не смогла сдвинуть, а ты легко откатил.
— Женщины давно меня не волнуют и я их тоже.
— Я от тебя сына хочу. Такой хороший человек должен иметь наследника.
— Стар я, не смейся надо мной, женщина.
— Прости, я думала лишь о себе.

Утренний свет едва забрезжил, старейшина обнаружил Ануш, лежащей на нем.
«Когда она успела? Я так устаю, что ничего не чувствую?».
— Всё было чудесно, — ласково прошептала Ануш ему на ухо, — я никому ничего не скажу, отодвинусь будто спала одна, как всегда.

***
Гампр огромный пес — порода армянский волкодав, хороший сторожевой пес, не боится волков.
Жители Сюника сохранили многое, в том числе технику вязания на пальцах.
***


Глава 13. Не боги горшки обжигают?

Наступил новый день, где-то замычала корова и залаял пес, астронавты зевали, женщины их ласкали.

Пропел гимн на браслете командира.
— Пора вставать. Кто-то слышал о чем вчера спрашивал Оник? – Ара ласкал Нанэ.
— О вязании на пальцах, — откликнулся Тир. – Старец хочет одеть племя в шерстяные балахоны.
— В детстве я умел вязать, — заявил Торк. — Бабушка меня научила.
— Чему еще научила тебя бабушка? – поинтересовался Сирак.
— Не завидуй, но очень многому, в том числе, любить женщин. Насчет вязания, бабушка при мне одной беременной сказала, что ей категорически нельзя вязать, иначе плод запутается в пуповине.
— Ты суеверный Торк, хотя твоя мама специалист по здоровью.
— Это не суеверие, а опыт поколений.
— Так кто напомнит Онику, как вязать на пальцах? – словесную перепалку перебил командир.
— Я посмотрел видео и вспомнил, — ответил Тир. — Обучать жителей — моя обязанность.

— Я займусь ступкой, потом вырежу жернова, — обещал Торк.
— Сначала открой нам печь, — напомнил Сирак. — Посмотрим, что стало с глиняными горшками.
— Все наденьте костюмы, хватит демонстрировать фаллосы, — распорядился командир. — Скоро у жителей появится культ фаллоса.
— Так или иначе, культ фаллоса появится — на холме поставят Гавазан, мы его видели в воспоминаниях Оника, — усмехаясь, заметил Сирак.
— На своих мужчин в вашем присутствии женщины не хотят смотреть, они пялятся на ваши фаллосы.
— Многие мечтают к нему прикоснуться, — рассмеялся Сирак, — так пусть хотя бы посмотрят.
— Мужчины станут нас ненавидеть за это. Об этом ты не подумал?
— Они намного ниже нас ростом и потому всё так, не иначе, — пробормотал Сирак.
— Тема закрыта, наденьте костюмы. Вараздат, попробуешь запрячь быков и привезти первый камень. Двигайтесь быстрее, иначе жители пещер решат, что мы улетели.

Жители действительно с нетерпением ждали прихода астронавтов, коров подоили, стадо увели, старейшина и его помощница стояли на тропе с ведрами полными молока, а гиганты еще не появились.

Астронавты шли быстрым шагом, командир запретил им бегать со своими беременными женщинами на руках, Ара нес свою Нанэ и Манушак.

Торк нес Асмик и вирл, дошел до реки, инструмент оставил на берегу.

Оставив своих избранниц возле реки, гиганты окунулись в воду, не обращая внимания на жителей пещеры.
Оник переглянулся с Ануш.
— Сперва боги умоются, потом примутся за еду, нам следует поучиться у них чистоплотности.
Ара вышел из реки и строго обратился к зевакам, собравшимся на берегу:
— Почему мужчины не хотят купаться? Манук, Разо, как вас учил Сирак? Сначала разогрейтесь — двигайте руками и ногами, потом входите в реку. Живее!
Мальчики решительно подвигали руками и ногами, и с визгами вбежали в воду. Мужчины скинули с плеч шкуры и вслед за ними вошли в реку, высоко поднимая стопы и размахивая руками в воздухе.

Отведав молока, гиганты занялись делами.
Вараздат вместе с помощниками — Сосом и Ваго, повел быков к ущелью с базальтовыми скалами.
Сирак взял старые плетенки и отправился за глиной.

— Пусть женщины принесут сюда клубки шерсти, — велел Тир. — Пора вас научить вязать что-то полезное из ниток.

Торк направился к печи, отодвинул камень, заслонявший горшки, и осторожно один за другим достал глиняную посуду. Сирак сделал карас (большой горшок), плошку и кувшин, Манук и Разо — четыре горшка и две миски, еще шесть плошек слепили другие юноши. Все горшки имели крышки.
— Всю посуду следует протереть песком и вымыть в речке, — Торк посоветовал главе племени.
По знаку старейшины соплеменницы взяли по глиняному предмету и стали осторожно выполнять приказ.
— Мытую посуду оставьте на берегу сушиться, — велел им Торк и повернулся к Онику. — Сейчас для вас возле печи соберу очаг.
Гигант подошел к ближайшей скале, вирлом вырезал восемь небольших прямоугольных камней и перенес их к печи.
— Очаг строю тут — ветер с реки не потушит огонь, не заберёт тепло. Пусть мужчины соберут похожий небольшой очаг в пещере, его тепло вас согреет, будет на чем готовить еду, и пламя отпугнет незваного хищника. На закрытой территории проще найти место для открытого огня – там нет ветра. Для такой печи достаточно иметь четыре камня.
Торк быстро сложил очаг, внутрь положил поленья:
— Попробуй, Оник, посмотрю, как будет работать эта печка.
— Варсик, сбегай в пещеру за очищенной чечевицей, Вард возьми кувшин и принеси из реки воду, — глава племени дал указания соплеменницам.

Вард с кувшином пошла к речке и, осторожно опустив сосуд в поток, набрала воды.
Варсик убежала в пещеру и вернулась с корзиной полной чечевицы.
Оник насыпал чечевицу в четыре горшка чуть больше половины емкости, налил воды столько, чтобы она покрывала семена. Горшки накрыл крышками и поставил на очаг. Торк поджег дрова, выпустив лучи из тиары.
— Вард, следи за пламенем, если внутри останется мало дров, можешь положить полено. На несильном огне обед будет готов, когда все соберутся отдохнуть после дел.

Старейшина велел Варсик и Вард на краю огня очага положить четыре тыквы, иногда поворачивать другим боком, чтобы плоды пропеклись со всех сторон.

— Манушак! – позвал Ара.
Девочка вместе с матерью подбежала к гиганту.
— Хорошо, что вы обе пришли. Говорю матери: до следующего лета не позволяй мужчинам подходить к Манушак, она еще ребенок и должна окрепнуть после того, что случилось, — строго наказал Ара, помахав в воздухе указательным пальцем.
— Слушаю, постараюсь, выполню, — лепетала мать девочки.

Женщины принесли из пещер клубки шерсти.
— Смотрите все, хотя раньше всех вязанию должны научиться старушки и будущие бабушки, — Тир начал объяснять. — Каждая из вас взяла в правую руку нить, конец оставила за внешней стороной ладони левой руки. Нить, что в правой руке, проведем под указательным левой ладони и перекинем на средний палец, так пойдем до мизинца и еще три раза...
Оник стоял рядом с гигантом и внимательно слушал.

Тир следил за тем, как ученицы выполняли его указания, проверял и уточнял на ладони каждой из них, после этого продолжал объяснение.
— Все поняли? – спросил Тир, когда ученицы прошли необходимые действия несколько раз.
Довольные женщины кивали. — Оник, ты вспомнил?
— Да, да, если забудете, можете спросить у меня, я покажу.

— Мужчины, идите за мной. Новые шкуры, как верхние одеяния, получат те, кто хорошо работает, — Тир двинулся к горячему источнику, жители побежали следом.

Высохшие бараньи шкуры получили Сос и Ваго для работы с быками и мужчины, свившие веревки. Шкуры из большого бассейна Тир развесил на деревьях. Из малого водоема шкуры перекочевали в — большой.
— Кто плетет веревки, должен вить их быстрее, — строго велел Ара. — Это негоже за весь день плести одну веревку. Я вижу кто, как трудится.
«Оник, как прошла ночь?».
«Хорошо, — почему-то смутился старец».
«Женщина позарилась на твое мужское достоинство? Не смущайся, ты сильный мужчина, сам говоришь, что не знаешь сколько тебе лет, главное, крепок, — улыбнулся Ара».

Сирак принес новую порцию глины и юноши занялись лепкой горшков.
— Почему другие мальчики лишь смотрят? – строго спросил Ара. — Сейчас же садитесь рядом с мастером и повторяйте его движения. Когда вам не достанется еда, потому что варить не в чем, вы обидитесь, но еду получит тот, кто работает. В горшках готовится пища, ее раскладывают в миски. Сделайте всем миски.

— Чтобы незанятым девушкам не было скучно, очищайте чечевицу от стручков, — гигант предложил девушкам астронавтов. — Остальным пора рвать траву.
— Мы идем искать обсидиан, — Ара взял на руки Нанэ и направился к тарелке.

Почти рядом с палаткой Вараздат, Сос и Ваго тщетно пытались сладить с быками.
— Похоже, вам нужна моя помощь, — командир приблизился к бычкам, погладил им спины.
«Вы забыли наш уговор? – быки успокоились и поплелись по тропе».
«Командир, как тебе удается договориться с животными? – спросил Вараздат».
«Сказал, что их зарежут, если откажутся работать, но это очень опасный трюк — животные могут взбунтоваться. Лучше напомни им, что мы договорились — быки работают, люди их кормят, да, и с коровами самцы потешились ночью».
Вараздат улыбнулся: «Тебе хорошо известна психология мужских особей — животного и человека».

Солнце близилось к закату, дневная жара ослабела. Ануш несла снопы льна, ее соплеменницы с трудом передвигались от усталости. Вараздату с возницами удалось привезти из ущелья два больших камня. Торк сделал каменную ступку и принес к пещерам. Тир с мужчинами ушел к соседнему лесу, они вернулись с баранами, которых остригли жители пещеры под руководством гиганта.
Ара выследил Гампра, узнал, где прячется потомство пса, и вызвал охотника.
— Вараздат, сегодня пойдем в лес обедать в своей компании с нашими женщинами. Возьми из палатки копья и ножи, я заберу твою красавицу.
Затем командир вызвал остальных астронавтов, на экране его браслета появились лица друзей — Тира, Торка и Сирака.
— Возьмите своих красавиц и приходите к лесу за водоемами, сегодня мы будем обедать отдельно от племени.
Ара прогулялся к округлым скалам. Глава племени стоял на тропе, ведущей ко входу в гроты.
— Оник, сегодня обедайте без нас, дайте мне пустую корзину.
По знаку старейшины Ануш побежала к гротам и вернулась с плетенкой. Ара отдал корзину Нанэ, сидящей у него на левой руке, правой рукой поднял Ачон и зашагал к лесу.

— Ануш, что вы ели до прилета богов? – старейшина обратился к помощнице.
— Плоды, ягоды, иногда птиц, не умеющих летать. Сос и Ваго умеют их ловить и жарить на огне.
— Мужчины слышали нас?
Сос и Ваго кивнули.
— Значит выполняйте, на обед будет чечевица, тыква и, надеюсь, птица. Боги ушли по своим делам.

Экипаж собрался у соседнего леса подальше от пещер.
— Вараздат, признайся, где ты видел ланей? – спросил командир.
— Вам знать необязательно. Мы с Торком войдем в лес, а вы можете отдохнуть в теплой воде, — загадочно улыбнулся Вараздат. — Поблизости есть скрытое от глаз уютное место с гротами и водоемами – купайся, сколько хочешь. В том месте глубокое ущелье, река ныряет под холмы и выныривает с той стороны. После обеда и мы побалуемся с вашего разрешения.
— Отличная мысль!

Астронавты легко нашли необыкновенно красивое место с горячим источником - под природным мостом между холмами они обнаружили несколько водоемов, над естественными бассейнами висели цветные сталактиты, от края крупного бассейна вглубь холма уходили гроты. Вода оказалась горячей и более соленой, чем известный им источник возле пещер.
Оставив своих спутниц на берегу, гиганты окунулись в теплую воду. Немного позже взяли женщин к себе, чтобы те тоже искупались.

Вараздат и Торк из леса принесли две лани и устроили обед на вертелах.
— Соберем еду для пса и его потомства, — предложил командир.
Астронавты ели дичь, кости бросали в корзину.

Вараздат обработал шкуры ланей, Торк уложил их в водоеме, и положил на них камни, чтобы не унесла вода.
— Прекрасное место для обеда и отдыха, — заметил командир. — Можно каждый день приходить сюда.
— Здесь замочу шкурку вчерашней лани, — решил Торк. – Когда шкуры высохнут, мы оденем наших красавиц.

Когда астронавты пришли к бассейну, солнце скрылось за холмами, вечерело. Ара подозвал пса, дал ему погрызть кости. Пес отнес еду своим щенкам и вернулся.
— Позволь мне угостить твоих щенят, – Ара обратился к Гампру. – Тут есть много костей. 
Гигант показал корзину. Пес радостно завилял хвостом и привел свое потомство. За ними гордо шествовала самка Гампра.
Ара поманил щенков за собой.

Так незаметно всё семейство дошло до палатки.
— Пусть они останутся у нас, внутри тепло и безопасно. Ты всегда можешь их навестить. Мы будем кормить самку и щенков и тебе что-то достанется. 
Пес согласно кивнул и убежал к своему стаду.
— Умный пес, свою работу не забывает. Если бы все люди так жили...

В палатке почти у входа Тир установил низкую люльку для самки Гампра и ее щенков.

***
’Сатани камурдж’ — чертов мост — природный мост близ монастыря Татев. Вода и ветер создали это чудо природы, шлифуя застывшую лаву. Здесь находятся целебные источники и гроты со сталактитами, ставшими разноцветными из-за минеральной воды.
***


Глава 14. Гости из соседнего племени

В светлеющем небе погасли звёзды, на равнине открытой горным ветрам гордо высился крупный серебристый объект – тарелка пришельцев, рядом проступали очертания жилища гигантов. Начинался новый день, где-то пропел петух, в палатке постепенно становилось светлей – ранний утренний свет проникал через прозрачный потолок.
Астронавты проснулись и удивленно переглянулись.
— Рано еще, петухи поют до восхода солнца, — зевая, произнес Торк.
— Раз уж проснулись, можно любить и принимать ласки, — спросонья заметил Сирак. — Палец в этом случае безопаснее фаллоса.
— Кто о чем... – хихикнул Торк. — Не много ли внимания ты уделяешь своему достоинству?
— Командир, не пора ли нам найти другое племя? Здесь нет свободных девушек. Хочется новых впечатлений и потомство будет больше, — пропустив мимо ушей замечание Торка, мечтательно произнес Сирак.
— Есть такое намерение. Посмотрим, как пройдет сегодняшний день, надеюсь, всё более или менее вошло в некий ритм.

Астронавты ласкали своих красоток и получали ответные поцелуи, слышались их довольные стоны и томные вздохи девушек. Каждый переговаривался со своей малышкой мысленно – так никто никого не подслушивал.

«Командир, мне кажется или животик у беременной растет слишком быстро?».
«Так и есть, Сирак, поэтому я хочу разведать окрестности тех гор, где мы оставили корабль, пока малышки в состоянии передвигаться самостоятельно».
«Наших беременных бросим на произвол судьбы? – вступил в разговор Торк».
— Торк, раз ты заговорил, хочу сказать сегодня: мы не можем оставить своих женщин и все улететь. Возможно, будем отсутствовать несколько дней. Здесь должен остаться кто-то из нас — лучше двое.
— Речь идет обо мне и Торке, — обреченно вздохнул Вараздат.
— Ты обиделся? – удивился Тир.
— Нет, я понимаю, что мы не можем вернуть своих женщин в пещеру, кто-то должен их кормить и оберегать – мы хотим здоровое потомство. Щенята слишком малы, нельзя их считать надежной охраной. Самое главное – генератор, нужно нарезать и переносить камни. Торк и я легче других справимся с этими задачами.
— Хочешь, для тебя привезу красавицу? Если их будет много, самую красивую отдам тебе, — обещал Сирак.
— Не давай подобных обещаний, — возразил командир. — Неизвестно, сможешь ли его выполнить, найдем ли мы другое племя?
— Раз я остаюсь, начну строить жилище, — в разговор вмешался Торк. — Тир, подскажи мне участок, где могу его поставить, чтоб оно не помешало генератору.
— Наденем браслеты, покажу тебе место, — Тир настроил экран. — Вот картинка равнины, сверху наложу схему генератора.
— Лучше сразу используй рисунок большого генератора, — попросил Торк, рассматривая картинку на плато.
— Красные кружки — это тарелка и палатка. Справа квадрат, куда вы складываете глыбы. Слева свободное место, здесь начни строить жилище. Оно нам не помешает.
— Хорошо, Тир.
— Прежде чем переставить тарелку, нам необходимо сложить камни по кругу вокруг нее, как контур малого генератора, — напомнил командир.
— Это мы выполним вместо зарядки, не станем валить камни на повозку, а принесем в руках, даже если Сирак против, — предложил Торк. – Это же не глыбы.
— Хватит считать меня неженкой! Спорим, я принесу камней больше тебя?
— Тебе улетать, ты и таскай, — тихо произнес Вараздат.
— Я тоже буду таскать камни, хотя... – задумался командир. — Зачем носить в руках? Мы можем давать их из рук в руки. Сначала нарежем много камней, потом встанем в цепочку, передавая камни друг другу, перенесем к тарелке. Вероятно, придется на полпути поставить горку и снова образовать цепь.
— Отличная идея! – обрадовался Сирак. — Этим можно заняться после обеда, сейчас мне пора лепить горшки.
— Торк, про жернова не забудь.
— Я вчера начал делать жернова, сегодня быстро закончу.
— Есть еще один тонкий момент: если все улетим, возможно, жители решат, что мы не вернемся. Справится ли Оник в этой ситуации с ними? Среди них есть дружки Вруйра, им не понравились изменения в жизни – ленивых заставили работать. Неизвестно, как они себя поведут, хотя старец доказал всем на что способен как глава племени.
— Интересно, некая Ануш постоянно его домогается, — хихикнул Сирак. — Удалось ли ей зачать?
— Ануш мечтает о власти, и надеется получить ее через ребенка. Хотя ей подчиняется почти всё племя, Оника она не может прибрать к рукам.
— Но Оник действительно стар, чтобы стать отцом.
— Оник крепок, можно зачислить в астронавты. Я бы его взял в свою команду.
— Он и так в твоей команде, — возразил Тир. — Нам повезло, что мы его встретили.

На браслете Ара пропел гимн.
— Подъем! Жители уже ждут нас. Щенков берем с собой.

Астронавты взяли своих малышек и щенков, самка Гампра вышла с ними. Все быстрым шагом направились в сторону пещер.
Им навстречу, радостно виляя хвостом, бежал кобель, стадо брело к лугу. Гиганты оставили щенков возле Гампра, давая возможность псу пообщаться со своим потомством.
Увидев Оника и Ануш с ведрами, Ара улыбнулся.
— Жизнь вошла в новый ритм.

Оставив беременных на берегу, гиганты окунулись в реку, несколько жителей вошли следом. Манук и Разо нерешительно потоптались у берега, помахали руками и ногами и вбежали в воду.
— Хорошие привычки, — пробормотал старец. — Я свои растерял, но кто-то должен следить за дойкой коров.
— Ты хотел с утра что-то делать иначе? – поразилась Ануш. — Женщины умеют доить коров. Оник, ты глава племени, займись собой.
— Я пойду за травами, но только после того, как послушаю богов. Всё, что они говорят, очень важно для всех нас.

Отведав молока, Ара обратился к старейшине:
— Что еще требуется для племени в данный момент?
— Видимо, у вас много дел, — растерялся Оник. — Я не зверолов, но неплохо бы охотникам иметь метательное оружие с острым наконечником. Как жарить убитого животного? У вас железное копье, у нас такого нет. Надеюсь, Торк вырежет нам жернова и можно будет что-то готовить из зерна.
— Торк принесет вам жернова, скажу ему про жаровню, пока используйте ступку.
— Да, да, жаровня для жарки мяса, — обрадовался старец. — Ануш, вымойте ступку, в ней будем дробить зерно. Там есть еще шкура кабана?
— Кабаньи шкуры, скорее всего, высохли, — подтвердил Тир.
— Надо бы шкуры расстелить в пещере, на них высыпать зерно, перебрать и засыпать в большой горшок.
— Правильно. Зерно лучше хранить в горшках. Сирак, слепи два караса, — попросил Ара.
— Вылепим: я два караса, мальчики – маленькие горшки, а новички – миски.
— Сирак, разожги очаг. Оник, вам пора иметь постоянный огонь и печку в пещере.
— Да, да, попрошу Соса после обеда построить там очаг.
— Не нужно ждать так долго, — заговорил мужчина. — Я видел, как его строил бог, могу сейчас собрать печку.
— Хорошо, молодец.
— Меня зовут Вреж.
— Если есть клубки шерсти, дайте нашим женщинам и научите их вязанию. Насчет острых наконечников, — задумчиво произнес Ара. — Я ищу обсидиан — это блестящий черный камень. Здесь встречается много мелких камешков под ногами, нам нужны крупные образцы.
— Это такой? – Манук поднял камушек. – Я знаю, где искать.
— Идем со мной, — Ара взял Манука на руки, — покажешь место.
— Мужчины займутся своими делами: кто вил веревки, совьет новые; кто стриг баранов, пойдет со мной за животными; Сос и Ваго пойдут с Вараздатом, — давал указания Тир.

— Кто вчера следил за очагом? – глава племени обратился к собравшимся.
Две женщины медленно вышли вперед.
— Повторим вчерашний обед. Принесите чечевицу, положите в горшки, залейте водой и поставьте на очаг, положите у огня тыквы. Варсик, неси сюда клубки шерсти. Ты уже умеешь вязать, научи вязанию женщин богов. Я с остальными пойду на новый луг за травами. Дети пойдут с нами, помогут взрослым, покажу им съедобные и сладкие цветки.
Гиганты и жители пещер ушли по своим делам.

К очагу боязливо приблизились двое мужчин – небольшая шкурка на бедрах, другая – на плечах, и тихо обратились к Варсик, раскладывающей чечевицу в горшки.
— Это кто? Что у вас происходит? – один из них пугливо оглядывался по сторонам.
— Это боги, они спустились к нам и учат нас многому. Сейчас я готовлю чечевицу, а раньше мы ее не знали, теперь варим еду, едим горячую пищу.
— Боги нас не убьют?
— Если будете слушаться богов, не убьют, — усмехнулась Варсик. — Зачем пришли к нам?
— Хотим поговорить с Мукучем, нам нужны женщины вашего племени, рожать некому, — так же тихо пояснил гость.
— Мукуча нет и не будет.
— Как нет?
— Совсем нет — умер, похоронили там, — женщина указала на холм.
— А Вруйр где?
— Похоронен там, — Варсик указала на дальний холм.
— Их убили боги?
— Нет, боги их похоронили. Мукуча мы забросали камнями, потому что он убил девочку, а Вруйра растерзала большая кошка. Оба — отец и сын, заслужили смерть за свои подлые дела.
— Кто сейчас главный в вашем племени?
— Оник. Идите быстро и догоните его, все ушли на луга рвать траву, — Варсик указала направление.
— Зачем вам трава? Вам нечего кушать? Вокруг много вкусной еды.
— Трава нужна для нашего стада — коровы дают нам молоко, мужчины стригут баранов, шерсть используем для одеяний. Сейчас я покажу сидящим тут, как вязать полотно.
— Это что такое? – гость указал на печь.
— Бегите за Оником, спросите у него, он вам все расскажет. Мне некогда болтать, кто не работает, тот останется без еды. Не мешай мне, — Варсик демонстративно отвернулась от гостя.
— Идем, Ваго, — соплеменник тянул его за руку.
Сирак перешел речку с двумя корзинами полными глины в руках и двинулся к тропе, ведущей к гротам. Ваго, увидев гиганта, бросился бежать в указанном Варсик направлении, его товарищ побежал за ним.

Гости бежали так быстро, что чуть не пробежали мимо женщин.
— Стой! – один из них крикнул другому. — Наверно, это они, здесь нет других племен.
— Вы кого-то потеряли? — поинтересовалась Ануш у говорившего мужчины.
— Нам сказали Оник глава племени, мы его ищем.
— Оник — это я, — отозвался старец. – Кто вы? Что вас привело к нам?
— Мы из соседнего племени, живем недалеко отсюда, хотим взять у вас девушек.
Женщины дружно рассмеялись.
— Я сказал что-то смешное? – обиделся Ваго.
— У них опять нет женщин, уже сколько раз приходят к нам, — пояснила Ануш.
— Вы живете ближе всех. Теперь не хотите к нам? Раньше с радостью шли самые красивые.
— Мы теперь многое умеем, а вы — нет. Мы делаем запасы на зиму, у вас зимой можно умереть от голода. Мы не забыли наших женщин, вы им не давали еды.
— Мы все голодали, не только они, — растерялся гость.
— Если вы действительно хотите взять наших женщин, оставайтесь, поживите с нами, научитесь всему, что мы умеем. Если наши красавицы согласятся, пусть идут с вами, а сейчас не только смотрите, но и работайте вместе со всеми. Бездельников кормить не станем, — решил Оник.
— Мукуч всегда соглашался без условий, — пробормотал Ваго.
— Другой гость почему молчит?
— Меня зовут Гор. Мне нравится всё, что вы сказали, я согласен и остаюсь – буду работать с вами. Ваго, если ты не хочешь, возвращайся и расскажи всем, что увидел.

Сирак с юношами делал горшки на привычном месте около пещер. Манук прибежал, сел рядом с гигантом и тоже стал лепить посуду.
— Мы нашли большие темные блестящие камни – вот такие, — восторженно похвастался юноша, разведя руками.
— Хорошо. Надо успеть слепить горшки и крышки к ним, после обеда Торк зажжет печь.

Ара с обсидианами подошел к Вараздату, стоящему возле бычков в ущелье с базальтовыми скалами.
— Эти небольшие камушки порежь, сделай наконечники для копий и лезвия для ножей. Крупные образцы обсидиана унесу в палатку, они пойдут на зеркала.
— Сделаю, только подтолкну быков. 
Торк резал скалу, увидев командира, перестал.
— Жернова готовы, отнесу их, когда пойдем к пещерам.
— Хорошо, Торк, вырежи им жаровню.
— Вырежу. Как там наши малышки?
— Сейчас пойду к ним, заботливый наш, не беспокойся о малышках, Сирак рядом с ними.
— Сирак так увлекается лепкой, что ничего не замечает.

Командир вызвал Сирака.
— Как дела?
— Хорошо, приходили гости из соседнего племени.
— Интересно, рядом есть другое племя? Где гости?
— Искали главу племени, увидев меня, от страха чуть не наложили тут, убежали на луг, — рассмеялся Сирак. – Оник расскажет больше. Сегодня обедаем как вчера?
— Да, но до обеда еще есть время.
— Мне не терпится, когда наступит завтра.

Солнце клонилось к западу, касаясь вершин холмов, окрасив округлые скалы в красный цвет.
Оник с соплеменницами и гостем возвращался к пещерам, все несли снопы льна или корзины с травами.
— Как тебе наши новости, Гор?
— Очень хорошие новости, но боюсь, Еро – глава нашего племени, такой же, как Мукуч, не согласится с этими новшествами.
— Мой тебе совет: вернись к своим. Поговори с Еро, расскажи, что видел и понял, передай ему, что мы не будем давать вам пищу, когда вы будете голодать и придете попрошайничать. Работайте как мы, сейчас поможем — научим чему сами научились, но зимой кормить лентяев не намерены, от своих детей, от себя еду отрывать не станем. Вы можете сами собрать пищу – сделать запасы, ее вокруг много. Если Еро согласится, пусть пришлет еще двоих мужчин, если не хочет учится новому, приходи жить к нам. Ты работящий парень, любая девушка захочет стать твоей. Сначала поедим, потом уйдешь.

Торк принес к пещерам жернова, потом из леса бросил поленья. Собранные чурбаки сложил в печи, лишние — положил рядом с очагом. Сирак вложил внутрь всю вылепленную посуду, Торк закрыл печь и поджег дрова.
— Пусть всё высыхает, печь открою завтра утром, — пояснил Онику.
К ним присоединился Вараздат с изделиями из обсидиана.
— Эти наконечники следует приладить к деревянным копьям, для этих лезвий надо сделать рукоятки, — гигант дал старейшине острые куски обсидиана. – Сам справишься или помочь?
— Справлюсь.
Гор увидел и это.

Гиганты ушли в ущелье, где Торк успел нарезать много камней. Выстроившись в цепочку, мужчины перенесли камни к тарелке и уложили их по контуру летающей машины. Выполнив ‘зарядку’ – так эти действия утром назвал Торк, астронавты пришли к округлым скалам за своими избранницами.

— У вас гость, — заметил Ара, подошедший к гротам.
— Да, пришли двое, один остался, чтобы посмотреть, как мы живем, и работал с нами в поле, — ответил Оник.
— Как зовут? Где живешь? – Ара обратился к гостю.
— Я Гор, живу недалеко отсюда.
— Зачем вы пришли? Почему другой гость ушел?
— Нам нужны женщины — рожать некому. Другой мужчина вернулся в наше племя, чтобы рассказать о том, что увидел.
— Что думаешь делать дальше?
— Пойду к своим и расскажу племени обо всем, что увидел и делал у Оника. Хочу вернуться сюда.
Ара одобрительно кивнул гостю.

Астронавты со своими малышками ушли к недавно открытому источнику с подземными гротами.

Сос и Ваго принесли птиц и зажарили их. Оник сделал один нож. Соплеменники смотрели внимательно и сделали еще ножи.
Все жители пещеры сели на траву недалеко от печи с плошками полными чечевицы. Мисок не хватило на всех, поэтому мужчины брали кашу и передавали посуду с едой женщине. Та давала пищу детям и возвращала миску мужчине. Глава племени разрезал жареных птиц и раздал мужчинам, велев им делиться с женщинами и детьми. Разделив ножом запеченные тыквы на доли, Оник раздал их соплеменникам.

После обеда Гор ушел в своё племя.
Старейшина велел расстелить в пещере новые кабаньи шкуры и перебрать зерно. Чистое зерно засыпали в карас.
— Остальное зерно переберем завтра, когда остынут новые карасы; одну шкуру оставьте здесь, встряхните на ней принесенные снопы льна, соберите семена в миску и отнесите в пещеру; оставшиеся снопы замочите в реке; другую шкуру расстелите у реки, положите на нее высохшие снопы льна, их нужно поколотить, все лишнее опадет и останутся тонкие нити; лишнее пойдет на корм скоту, отнесем в пещеру, где устроилось стадо.
— Что будем делать с нитями? – поинтересовалась Ануш.
— Сплетем шнуры. Я покажу, как и где их использовать. Такие нити прочные, ими можно завязывать трехи. Чтобы шкура согревала, можно в ней проколоть дыры, как в трехах, нить провести через дыры и завязать узлом.
— Оник, Гор придет к нам? – робко спросила одна из девушек.
— Думаю, Гор вернется — он хочет жить как мы. Возможно, Еро не согласится. У них много мужчин, но старейшина не умеет руководить ими. Вероятно, в племени найдутся такие, как Гор, и они тоже придут к нам.

***
В районе впадения речушки Шаки в бурный Воротан обнаружена крупная стоянка первобытного человека. Само место представляет собой ущелье, его крутые склоны изобилуют скальными нишами и относительно глубокими гротами. В них найдены следы человеческой деятельности, в том числе остатки золы, датируемые древне каменным веком. Река Шаки имеет длину всего 18 километров. Она и образует этот изумительный водопад, облюбованный древними людьми. Низвергающаяся с высоты 18 метров грохочущая тяжелым роком вода наполняет воздух первозданной свежестью, будто сохранившейся с девственных времен палеолитических пещер. На этом микроскопическом участке плато развитие человека, оказывается, происходило с небывалой скоростью. Археологи шутят, что именно здесь эволюция продвигалась макрошагами. Район Шакинского водопада — уникальная археологическая кладовая. На этой территории обнаружено более десятка древнейших гротов.
Источник: http://imyerevan.com/ru/society/view/4898
***


Глава 15. Новые племена

Солнце давно скрылось за холмами, но было еще светло. Уставший, но полный надежд на лучшую жизнь, Гор вернулся в свое племя. Соплеменники ждали его с нетерпением и забросали вопросами, все хотели знать о новом в быту соседей. Гор подробно разъяснял, рассказал, как провел день, чему учил Оник, что видел и делал весь день, как выглядят боги, как себя ведут.

— Боги большие? Что они делают? – спросил один.
— Они убили Мукуча и Вруйра? – вставил другой.
— Заставляют всех работать? – ужаснулся третий.

— Боги очень большие. Боги научили их многому. Теперь Оник глава племени вместо Мукуча. Они собирают травы для животных, у них есть коровы и бараны, — терпеливо объяснял Гор.
— Они смогли поймать животных? Зачем им коровы?
— Коровы дают молоко – это сытная еда. Племя пьет молоко.
— Бараны им зачем?
— Стригут шерсть и делают одеяния.
— Шкур им мало?
— Из шкур делают обувку и одеяния на бедра.
— Они не боятся зверей? У них безопасно?
— Они жгут огонь в пещере, зверь боится входить к ним.
— Ваго видел огонь в камнях. Что это? Зачем им это?
— Это печь, на огне варят еду.

— Что-то ты воодушевлённо рассказываешь, не даешь слово вставить, — сердито перебил глава племени.
Старейшине не понравилось восторженное настроение людей. В этом он почувствовал угрозу своей власти.
— Еро, они много работают, чтобы зимой не голодать, — терпеливо объяснил Гор.
— Тебе обещали женщину и ты в восторге их хвалишь, – нахмурился Еро.
— Оник сказал, что может научить нас многому. Если вы не хотите работать сейчас, зимой, когда мы будем голодать, они нам не дадут еды.
— Удивил, можно подумать Мукуч нам просто так дарил еду, — зло хихикнул Еро.
— Мукуч сам от голода сгибался, — напомнил Гор. — Я тогда ходил к ним и всё видел. Теперь Оник делает много нового: у них свое стадо, они пьют молоко, едят каши, на ногах обувка, одеваются в шерсть...
 — Хватит болтать! – рассердился Еро. – Раз эти не дают женщин, у других — возьмем.
— Я уйду к ним, лучше сейчас работать, когда вокруг полно еды, собирать ее, чем потом пухнуть от голода и умирать. С меня хватит! Оник хочет нам помочь и показать чему их научили боги.
— Эти боги убили Мукуча и Вруйра!
— Неправда! Я тоже слышал, что рассказала женщина. Племя забросала Мукуча камнями, потому что старейшина замучил девочку. Вруйра убила большая кошка. Вруйр бросал кошке младенцев и однажды кошка пришла за ним. Не хотите верить — ваша беда. Зло однажды вернется к каждому!
— Ты отсюда ничего не возьмешь!
— Мне ничего не надо, хотя я работал, а ты жрал. Там работящего ценят, пять девушек смотрели на меня, две из них просили выбрать ее. Кого захочу, та с радостью примет меня. Они приютят любого, кто хочет работать — им нужны мужчины, лентяев они кормить не станут.
— Тебя накормили? – ехидно вставил Еро.
— Я заработал еду! Ел горячую кашу, печеную тыкву и жареную птицу.
Гор выбежал из пещеры, взял в руки ветку дерева и направился к племени Оника, бормоча себе под нос:
— Еще есть время до темноты, добегу до них, мне не страшен зверь.

— Мы позволим ему уйти, отец? – к главе племени обратился старший из сыновей.
— Тогда все выйдут из подчинения, — тихо на ухо старику шепнул младший сын.
— Свободы ему захотелось. Не позволим ему бросить нас! Все бегите за ним! Не дайте ему уйти живым!
Всё племя выбежало из пещеры и бросилось вдогонку Гору, каждый взял в руки камень.
Гор бежал по полю, расположенному близко от пещер племени Оника.

*
— Воздух полон ненависти, — сдвинул брови Ара. – Похоже, новое племя не отличается миролюбием. Сирак и Вараздат останьтесь в палатке с женщинами. Остальные следуйте за мной.
«Оник, собери своих, идите навстречу Гору, его преследует всё племя. Мы тоже идем туда, — мысленно велел старцу».
*

Сыновья Еро выкрикивали непристойные слова в адрес Гора, требуя расправы над ним и взвинтили племя. Гиганты вышли навстречу разъяренной толпе. Увидев их, толпа остановилась и в страхе попятилась назад, пыл соплеменников Гора сразу угас, в тот момент каждый хотел спрятаться, но некуда – вокруг ни скал, ни леса. Испуганные люди непроизвольно сбились в кучу.

Гиганты в блестящих костюмах, с тиарой из золота в развевающихся от ветра рыжих волосах, с золотым браслетом на левой руке, производили сильное впечатление. Племя не знало как выглядят боги и не поверило рассказам Ваго и Гора, теперь ужас сковал их.

Племя Оника собралось возле гигантов.
По знаку Ара, Гор перешел на их сторону.

— Так, так, всё племя здесь, даже женщины с детьми. Стариков нет, потому что их, многих женщин и детей вы бросили зверям, спасая свои шкуры, — громко заговорил Ара.
Толпа в страхе и ужасе от громкого голоса упала на колени, люди смотрели на гиганта, широко раскрыв глаза.
— Вооруженные камнями люди бежали за одним беззащитным человеком.
Все выпустили камни из рук, встряхивая ладони будто в них ничего не было.
— Кто у вас главный? Что вас рассердило? Глава племени боится выйти вперед? Как всегда, прячется за вашими спинами?

Старейшина затрясся от страха, поднялся с колен и вышел из толпы, еле передвигая ноги, упал на колени.
— Не притворяйся немощным стариком, все видели, как прытко ты скакал с булыжником в руке.
— Прости меня.
— Ты не ответил на мой вопрос.
— Он не подчинился племени.
— Захотел работать, чтобы жить сытно, — иронично вставил Тир.
— Да, да, — закивал старик.
— Что плохого в том, что человек хочет работать? 
Суровый голос гиганта испугал главу племени.
— Ничего плохого, — он лепетал со слезами на глазах. — Но что делать нам?
— То же что и всем: работать.
— Зачем работать, когда вокруг полно еды? – с вызовом крикнул старший из сыновей Еро.
— Не стану говорить дважды, слушайте внимательно. Кто хочет, как Гор, работать и жить сытно, пусть переходит на сторону Оника. Если вас много, будете жить в отдельной пещере, Гор станет главой вашего племени. Если вас мало, Оник позволит вам жить вместе с ними. Будете работать, выполнять всё, что скажет Оник. Кто хочет жить как раньше, идите с миром к себе.

Сыновья старейшины сердито оглядывали соплеменников, люди прятали взгляды и переходили на сторону Оника.
Женщина с ребенком обратилась к гигантам:
— Мой мужчина не хочет переходить к Онику. Кто мне поможет? У меня ребенок, одна я его не прокормлю.
— Все работают одинаково и получат ту еду, что собирают сейчас. Вы оба — ребенок и ты, будете сыты и в безопасности.

По тону гиганта женщина поняла, что так и будет, не дослушав, она с ребенком перешла на сторону Оника. Новое племя не смотрело в сторону Еро, люди с надеждой глядели на Оника.

Возле Еро остались лишь пятеро его сыновей и Ваго — первый из племени, увидевший гигантов. Семеро мужчин разного возраста развернулись и, беспокойно оглядываясь по сторонам, быстрым шагом пошли к своей пещере. День угасал, напуганные надвигающейся темнотой, боясь встретить хищника, мужчины побежали.

Племя Оника вернулось к своим гротам. С ними пришло племя Гора.
Оник указал на соседнюю пещеру:   
— Гор, признаюсь, я в нее не входил. Возьми горящую палку, посмотри что внутри и введи всех туда, поставь небольшой костер у входа. Возле печи есть дрова – возьми сколько нужно на ночь. Спите по очереди, огонь нужно поддерживать. Зверь боится огня и не войдет к вам пока горят поленья. Можем дать две корзины плодов для тех, кто голоден. Утром всё обсудим.

*
Ваго первым добежал до пещеры, но передумал входить в нее – влез в дыру над ней. Это было его тайное убежище, однажды он принес сюда камни и остался ночевать, обложив ими вход. Так поступил и в этот раз, в норе было тесно, он мог лишь сидеть, в руке держал оголенную ветку. Среди ночи, в полудреме Ваго услышал, как кто-то пытается проникнуть в лаз, встрепенулся — на него смотрели желтые горящие глаза зверя. Испуганный мужчина ткнул в око хищника прутом. Зверь завыл от боли и упал с высоты.
Немного спустя, в пещере раздались вопли ужаса и чей-то предсмертный хрип, что-то тащили. Ваго дрожал от страха, обняв свои колени.
«Какой я дурень! Почему не ушел со всеми? – переживал Ваго. — Дождусь утра и убегу к Гору».
*

Рассвело, палатка наполнилась свежим прохладным воздухом, заскулили щенята Гампра. Астронавты зашевелились, послышались звуки потягивания и зевоты.
— Все проснулись, будем действовать, как решили, — заговорил командир. — Надеюсь, Оник договорится с новыми соседями и справится с возникшими трудностями. Он рассказывал, что в своем городе был судьей и одним из старейшин.
— Мы будем следить за ними, — обнадежил Вараздат. — Пусть наша работа будет идти медленнее, зато без происшествий.
— Обещаю внимательнее слушать мысли Оника, — добавил Торк.
— С племенем Гора проблем не возникнет, его люди хотят нормальной жизни, им необходимы добрые человеческие отношения. Думаю, Еро с сыновьями придет к Онику, понимая что здесь безопасное и сытное место. Вот они станут мутить воду, потому что привыкли командовать и жить за счет других, кто-то из них захочет стать главой своего племени, — закончил свою мысль командир.
— Буду часто ходить вокруг пещер и на поле, где они работают. — Уверен, кто-то им расскажет про погребальные костры — такое сразу не забудешь.

Астронавты со своими малышками и щенятами на руках вышли из палатки раньше, чем пропел гимн на браслете командира. Гампр встретил свое семейство на пути к реке.
— Какая преданность делу и отпрыскам, — улыбнулся Ара.
Гиганты оставили щенков возле Гампра, чтобы пес пообщался с потомством.

Оник и Ануш уже ждали с ведрами полными молока. Астронавты купались в реке, пока их малышки пили молоко.
Торк открыл печь – снял передний камень, Сирак осторожно достал из печи готовые горшки, миски и крышки. Женщины племени Оника стали мыть глиняные изделия в речке.
— Вы сегодня встали рано, — поразился Оник, подавая ведро Ара.
— Мы улетим на несколько дней, Торк и Вараздат останутся. Если возникнут вопросы, они помогут, в остальном живите, как жили. Как прошла ночь?
— Хорошо, соседи устроились в пещере, что слева от нашей. Думаю, проблем не возникнет, если...

К старцу подбежал запыхавшийся Ваго, тот из соседей, кто первым увидел гигантов.
— Оник, разреши мне остаться у вас.
— Гор — глава вашего племени, обратись к нему, — кивнул Оник в сторону гротов.
По тропе спускался глава примкнувшего племени.

— Надеюсь, Гор, вы устроитесь на новом месте и научитесь всему, — Ара приветствовал главу нового племени и, указав на гигантов, добавил. — Торк и Вараздат помогут вам, если будут ближе, чем Оник.
— Понял, хорошо, постараемся, — пробормотал Гор, польщенный вниманием главного бога.

— Берем малышек и возвращаемся к палатке, — командир обратился к астронавтам.
Гиганты со своими избранницами и щенками ушли.
Через некоторое время жители пещер в небе увидели тарелку, в свете утреннего солнца серебро летающей машины слепило взор. Это зрелище произвело на них столь сильное впечатление, что они упали на колени и стояли так, подняв головы к небу.

— Что это все на коленях? — к Онику быстрым шагом подошел бывший глава соседей с сыновьями.
Оник посмотрел на Еро, перевел взор на его сыновей.
— Вас стало меньше? – вставая с колен, вопросом на вопрос ответил старец.
— Хищник ночью унес старшего сына, — заплакал Еро.
— Своего жалеешь, а чужих бросал с легкостью.
— Своего жаль, конечно, здоровый мужчина, сильный...
— Сильный мужчина убил бы зверя, а трус прячется за чужие спины, — перебил Оник. — Вас было шестеро, вы не могли сладить с одним хищником? Зачем пришли к нам?
— Хочу спасти других сыновей, у вас безопасно. Неужели вы нас не пожалеете?
— Здесь нет места жалости, вы никого не жалели, спросите разрешение у Гора.
— Гор? Подчиняться ему? – возмутился младший из сыновей Еро.
— Главой может быть лишь тот, кто заботится о каждом человеке своего племени – это слова главного бога. Мы следуем всем его словам. Вам это не нравится? Вас никто не держит, живите в своей пещере, вы сильные мужчины.
— Замолкни, Гнел, дай сказать мне, — отец бросил на сына сердитый взгляд.

Гор, отдававший указания соплеменницам, подошел к Онику.
— Там есть старые шкуры. Они вам нужны?
— Нет, нет, пользуйтесь. Есть такая мягкая трава, можно взять охапку и убрать в пещере, — посоветовал Оник.
— Гор, — к новому главе обратился Еро, — позволишь нам остаться?
— Если будете работать как все, оставайтесь. У нас нет ничего, даже старых плетенок.
— Да, мы поторопились, — пробормотал Еро. — Надо было взять хоть что-то из той пещеры.
— Я туда не вернусь! – выпалил Гнел.
— Для сбора еды понадобится много прочных корзин, вам нужно их сделать, — посоветовал Оник. — Манук умеет их плести и может научить вас этому, он поможет — покажет где и какие ветви можно сорвать для хороших плетенок.
— Мне плести корзину? – возмутился Гнел.
— Замолчи, — прошипел Еро, — мне стыдно за тебя: назад не хочешь, работать не хочешь.
— Лентяю у нас делать нечего, — отрезал Гор. — Ваго пойдет со мной искать корову, хотя нам нужны две, чтобы молока хватило всем.
— Я пойду с вами, — заявил старший из сыновей Еро. – Помогу, чем смогу.
— Хорошо, идем. Кто хочет жить с нами, пойдут с Оником собирать зерно и чечевицу.
— Я стар, — пролепетал Еро.
— Не старше меня, не жалуйся, я видел, как ты бежал, — неодобрительно покачал головой Оник. — Забудьте свои старые привычки и живите по-новому. Жизнь станет лучше, вы узнаете много полезных вещей, будете кушать вкусную еду. Если останетесь с нами, должны работать как все и следовать всем словам бога.
— Каким словам? – насторожился Еро.
— Не лги! Не кради! Не убивай себе подобного! Не желай чужого мужчину или женщину! Не обвиняй невиновного!
— Ну, да, понятно.
— Кто из вас Манук? – Гнел с вызовом посмотрел на юношей. — Идем за ветками.

Гору и его помощникам удалось найти две коровы и поманить за собой. Гор пристроил животных к стаду племени Оника.
— Если вымя свисает, значит у коровы полно молока, ее надо подоить. Попроси наших женщин помочь вам, пусть кто-то из них займется дойкой и научит этому твоих соплеменниц, — посоветовал пастух. – Вам нужны вёдра, сделайте их из мягкого дерева. Я видел, как их изготовили, покажу, если хотите.
— Хорошо, — обрадовался Гор, — побегу к пещерам. Попрошу Варсик и Вард – я смотрел, когда они доили. Ваго найди острый камень, будем вырезать ведро.

Манук показывал, как плести корзину, Гнел лениво повторял движения учителя. Медлительность и безразличие Гнела начали раздражать Манука.
— У меня много дел, Гор, — рассердился Манук, когда к нему подошел глава нового племени. — Я не прошу помогать мне, это я вам помогаю. Скажи ему, пусть двигается быстрее, за это время у меня получается три корзины.
— Ты и делай, я не умею! – сердито крикнул Гнел.
— Никто не обязан делать вместо тебя. Как раньше, никто вас кормить не станет, — крикуна остановил Гор. — Не будешь трудиться, уйдешь в свою пещеру, там живи, как хочешь.

— Чем сегодня занят Манук? – поставив ноги на ширину плеч, над юношами стоял Торк.
— Учу плести корзину, — пробурчал Манук.
— Дело плохо движется?
— Хорошо, я все понял, теперь буду плести быстрее, — с опаской глядя на Торка, вставил Гнел.
— До обеда сделаешь еще две, — гигант показал ему два пальца. — Закончишь плести, пойдешь рвать плоды в эти корзины.
Гнел поспешно кивнул.
— Какие проблемы, Гор?
— Нам нужно ведро, лучше — два, — Гор смотрел просяще.
— Сейчас нарежу чурбаны из того леса, что через реку, и брошу сюда. Их в огонь не бросать! Дрова для очага и печи принесу после обеда. Найдите острые камни и сделайте из чурбанов ведра и миски.

Варсик и Вард принесли два ведра.
— Пойдем к стаду доить коров.
— Доделайте корзины и можете пойти к стаду, пить молоко, — мальчикам разрешил Торк и ушел к реке.
— Какой грозный бог, — пробормотал Гнел.
— Это он построил погребальные костры, сжег и похоронил Мукуча и Вруйра, — между прочим, заметил Манук. — Бог грозен к тем, кто непослушен, и помогает всем, кто работает.

Доделав корзины, мальчики побежали к стаду. Гнел с удовольствием выпил молоко.
— Теперь идем делать миски из глины, — тоном не терпящим возражений велел Манук.
— Зачем нужны миски?
— Не будет миски, останешься без каши — в руки горячую еду не положишь.

Новое дело увлекло Гнела.
— Уф, не ожидал, что это так интересно, — разминая глину, честно признался Гнел своему учителю.
— Мы будем делать разную посуду из глины, нужно успеть слепить много всего. Бог Сирак положит всё в печь. Бог Торк зажжет ее. В печи посуда высохнет. В горшках можно варить кашу, хранить зерно и чечевицу, в миски кладут горячую пищу. Мы заняты очень полезным делом, — гордо заявил Манук. – Корзин тоже понадобится много. Сейчас на поле убирают зерно и чечевицу, складывают в плетенки, затем очищают и переносят в горшки. После обеда в плетенки собираем плоды. Уже созрели орехи, необходимо сделать запасы, зимой будем иметь сытную еду.

Варсик и Ваго принесли ведра с молоком и поставили в пещере племени Гора.
Усталые жители возвращались с поля — женщины держали в руках корзины с зерном и чечевицей, мужчины несли снопы зерна.
— Не буду работать, уйду к другим соседям, нужно было сразу уйти туда, — сквозь зубы зло пробубнил один из сыновей Еро, подошел к женщине с ребенком и сердито толкнул ее, выдвинув из толпы.
— Мы уходим.
Женщина заплакала и, взяв сына за руку, поплелась за мужчиной.

Они ушли недалеко. Перед ними появился Торк.
— Куда идете? Почему плачет женщина? – гигант грозно обратился к мужчине.
Торк стоял широко расставив ноги, играя поленом – бросал из одной руки в другую.
— Хочет и плачет, — пожал плечами мужчина. – Мы уходим.
— Замолкни! Я спрашиваю женщину. Ответь мне: он тебя обидел?
Она растерянно посмотрела на гиганта и со страхом на мужчину.
— Женщина с ребенком уйдет в пещеру к Гору, ты уходи куда хочешь. Я жду.

Мужчина пошел быстрым шагом, потом побежал. Немного пробежал, остановился, оглянулся – за ним никто не шел. Успокоившись, мужчина добежал до соседей.
Удивленные люди подробно расспрашивали его обо всем.
— Мы хотим жить сытно? – старейшина бодро обратился к соплеменникам.
— Да! – дружно ответило все племя.
— Собирайте, что имеете. Уходим к Онику!
— Но, Авак, вас заставят работать, — ужаснулся беглец.
— Хорошо, у нас будет много еды, зимой и весной будем сыты.

Солнце спряталось за вершинами холмов, радостные люди спешили к гротам.
— Кто Оник? – глава пришедшего племени обратился к сидящим на берегу речки. — Я Авак, это мое племя, все хотят работать.
За ним стояла многолюдная толпа с плетенками и шкурами в руках, и с надеждой смотрела на присутствующих.
— Я Оник, — отозвался старец. — Оставайтесь, раз пришли.
— Разрешите жить в свободной пещере рядом с вами?
— Да, конечно, посмотрите слева. Какая понравится, там и живите. Поможем, чем сможем.

Беглец подошел к Еро.
— Ты меня опозорил, — недовольно покачал головой Еро, — сильный мужчина работы не боится.


Глава 16. Большая долина

Серебристый объект, похожий на перевернутую чашу в безоблачном небе летел над рекой к Большой горе. Утром того же дня, когда вновь примкнувшие люди перенимали опыт племени Оника, астронавты — Ара, Тир и Сирак на тарелке направлялись к кораблю. Помощник командира сидел у пульта управления.
— Такое настроение будто мы сбежали с работы и летим развлекаться, — радостно улыбался Сирак.
— Тебе наскучило заниматься одним и тем же делом с теми же людьми. Неизвестность манит и немного будоражит, — согласился сидевший напротив него командир. — Думаю, зря не расспрашиваем жителей о других племенах? Возможно, они иногда общаются друг с другом. Мы взяли на себя роли учителей и совсем не интересуемся их прошлой жизнью.
— Их прошлая жизнь примитивна, мы хотим ее улучшить. Не сомневайся в своих действиях, — высказался пилот.

Тарелка достаточно низко пролетела над небольшой долиной.
— Хорошо, зерновые не совсем опали. Если в долине есть жители, еще успеют собрать богатый урожай, — заметил Сирак.
— Всюду бродят бесхозные стада коров, овец и других животных, можно их приручить, — добавил Тир.
— Прежде чем искать племена, посетим корабль, — командир дал указание пилоту, — пошлем сообщение Верховному Собранию. Здесь много солнечных дней, энергии их светила достаточно для связи с нашим Центром Управления Полетами. Уже имеем кое-какие результаты, не стыдно послать такой отчет.
— У меня накопилось множество снимков, приложи их к отчету, командир, — предложил Сирак.

Туман над Большой горой рассеялся, снега стало меньше, корабль одиноко стоял под ярким солнцем. Отсек челнока открылся и тарелка заняла свое место.
— Мы вернулись на кусочек нашей планеты. Тир, набери текст отчета и выбери лучшие из фотографий, перешлешь отчет на монитор управления кораблем. После можете отдохнуть полчаса в каютах, — Ара вышел из тарелки.
— Сирак, перекинь мне снимки, — пилот занялся отчетом – стал на мониторе пульта управления заполнять бланк.
Настроив свой браслет, Сирак выбирал изображения и переводил их на тот же монитор.

Завершив дела, астронавты собрались в тарелке.
— О себе, изучаемой планете и успехах сообщили, руководство и родные обрадуются весточке, — командир сел в кресло.
— Куда теперь? – пилот занял место у пульта.
— Полетаем над Большой долиной — там, где еще не были.
Тарелка вылетела из отсека корабля и зависла возле него. Когда люк закрылся, летающая машина медленно полетела над обширной долиной.

— Мне кажется, новое племя следует искать в пещерах. Как сказал Оник: в пещере тепло и можно укрыться от непогоды и хищников.
— Ты прав, летим к той возвышенности перед рекой, там могут быть пещеры — на том участке всё, как любят земляне.
Тарелка зависла над полем, не долетев до реки.
— Под нами собирается толпа, — удивился Сирак. — Жители приветствуют нас? Здесь нас ждали? Кажется, у них восторженное настроение.
— Куда опустить машину? Под нами созревшее зерно.
— Дальше пустырь, там удобнее – хватит места и для палатки, пройдемся пешком.
— Я выйду без костюма, — бросив взгляд на появившиеся на мониторе данные о погоде, заявил Сирак. — Здесь жарче, чем у Оника, почти как у нас.
— Тир, мы с тобой серьезные астронавты поэтому выйдем в костюмах.
— Согласен, командир.

Летающая машина, сверкая серебром под ярким солнцем, приземлилась на пустыре. Дверь тарелки открылась, из нее выпали ступени. Шагая по ним, вышли три пришельца — высокие, белокожие, бородатые, синеглазые: Ара и Тир в блестящих костюмах, облегающих фигуру, и обнаженный Сирак. У каждого на левом запястье блестел браслет, в огненно-рыжих волосах сияла тиара.

Толпа бежала к тарелке, но ослепленная величиной, блеском тарелки и великолепием гигантов, остановилась на почтительном расстоянии. От костюмов астронавтов исходило сияние.

— Я Апи — глава племени. Мы вас ждали, — начал говорить старик, вышедший вперед из толпы.
Собравшиеся на пустыре люди одеянием не отличались от жителей других племен — плечи старейшины покрывала шкура крупного животного.
— Я Ара. Вы знали, что мы прилетим?
— Наш Тесо хорошо видит. Тесо первый увидел, как гора упала на Большую гору и ваше жилище летало вокруг Большой горы.
— К вам раньше прилетали?
— Боги прилетали к нам, это случилось очень давно, нам деды рассказывали. Кто их видел — давно мертвы.
— Ваши поля не убраны, ветер уносит зерно. Почему вы его не собираете? Боги не научили вас кушать мягкую пищу?
— Зерно жуют быки и коровы.
— Мы обучим вас многому. Чтобы вы жили сытно весь год, нужно сейчас собрать урожай — зерно и чечевицу, — строго сказал Ара и указал на астронавта. — Тир вам объяснит.
— Я научу вас собирать созревшие съедобные растения.
— Я научу вас делать из глины миски и горшки. В горшках будете хранить сухие зерна, варить семена, чтобы получить мягкую еду. В миски можно класть горячую пищу, — добавил Сирак.
— Всему обучитесь постепенно. Все мужчины идите за мной, — Тир кивнул толпе и направился к полю, где колосья клонились к почве.
Жители пещеры послушно двинулись за ним.
— Плетенки есть? – Ара обратился к главе племени.
Старейшина кивнул, по его знаку женщины побежали к пещерам и быстро вернулись с корзинами.
— Женщины и подростки пойдут с плетенками собирать опавшее зерно и чечевицу. Двое юношей, — Ара показал два пальца и указал на гиганта, — пойдут с Сираком. Он вам покажет из каких прутьев получатся хорошие корзины и научит их плести. В пещере найдите сухое и прохладное место для зерна. Хорошо поработаете, будете сыты.

Командир вернулся в летающую машину за орудиями охоты.
Глава племени дал указания женщинам и поспешил за пришельцем. Увидев в его руках копья и ножи, Апи от страха упал на колени.
— Не бойся, я хочу убить быков. Где они пасутся? – Ара поспешил успокоить старца.
— Я покажу, — облегченно вздохнув, Апи вскочил на ноги и с готовностью побежал мимо поля к лесу.

Пройдя вглубь леса, охотник обнаружил стадо, ему удалось убить двух крупных быков и принести их к пещерам. Построив для вертелов башни из камней, гигант начал разделывать тушу.
Юноши сплели первые корзины. Женщины взяли в руки новые изделия, обрадовались их красоте и прочности, и с ними в руках побежали к полю.

Солнце склонялось к закату, яркие блики поплыли по медленной реке.
Первым с поля вернулся Тир и стал помогать командиру – разделывал второго быка, к ним присоединился Сирак. Жители пришли со снопами и корзинами, зерно и чечевицу унесли в пещеры. Мужчины с любопытством следили за действиями пришельцев, но держались на почтительном расстоянии – взмахи ножом размером равным туловищу наблюдателя, наводили на них ужас.
— Не стойте без дела, принесите дрова, — распорядился Ара.
Мужчины с готовностью побежали к лесу и вернулись с толстыми ветками в руках.

Вонзив копья в туши, гиганты повесили их на башни. Сирак сломал ветви деревьев и вместе с сухими корягами сложил их под вертелами. Выпустив лучи из тиар, Ара и Тир подожгли дрова, огонь мгновенно охватил сухие чурбаки. Жители пещер отпрянули от вертелов, с опаской посмотрели на пришельцев, и обратили вопросительные взоры на главу племени.
— Боги, — значительным тоном произнес старейшина.
— Боги... — пронеслось по восхищенной толпе.
— Я послежу за тушами, — обещал Тир.
— Тогда я искупаюсь. Интересно, какая здесь вода, — Ара направился к реке.

Женская половина племени последовала за ним на почтительном расстоянии.
Смыв с костюма бычью кровь, гигант снял комбинезон и обнаженным окунулся в голубую артерию.
На берегу появился Сирак, входя в реку, зачерпнул горстью воды, выпил глоток и поморщился.
— Вода теплая, но неприятная на вкус, не такая, как в горячих источниках близ оранжевых скал.
— Там минеральный источник, а здесь неторопливая река, прогретая солнцем. Ты любишь холодную воду, мы запомнили, — улыбнулся командир и добавил. — Все пялятся на твой фаллос.
— Читаю их мысли, вечер проведу на пляже, полюбуюсь на закат, пока местные красотки будут изучать меня, — хихикнул Сирак, выбираясь из водного потока.

Глава племени спустился на берег и обратился к пришельцам:
— Наши дочери хотят быть с вами.
Подталкиваемые сзади, из толпы вышли пять девушек. Их груди скрывали шкурки мелких зверюшек, длинные волосы доходили до середины бедер. Они дружно посмотрели на фаллос Сирака, густо покраснели и смущенно опустили головы.
Нырнув под воду еще раз, командир выплыл ближе к толпе и вышел на берег.
«Похоже, племя не любит купаться. Ножки девочек стройные, сами кажутся смуглыми, а на самом деле не мытые», — Ара смахнул капли с волос и бороды.
— Пусть Тир искупается, я присмотрю за тушами, — Сирак хмыкнул и зашагал к вертелам.

— Эти девушки самые красивые, я сам проверял, — Апи указал на вышедших вперед малышек.
— Нам не нужны такие, кого кто-то проверял, нам нужны те, кого никто не проверял. Женщина не может быть с разными мужчинами – это смешение кровей. У нее не будут здоровые дети, во время родов она может погибнуть вместе с младенцем, — голос Ара прозвучал строго.

«Правильно, лучше их запугать, — одобрил подошедший Тир, — иначе они не смущаются даже нашего присутствия — готовы лечь прямо перед нами».
Двое в толпе извивались в экстазе — он ласкал ее, она сжимала в руке его фаллос. Сердитые взгляды гигантов охладили их пыл, любовники поспешно отдалились друг от друга. Толпа сомкнулась, скрывая беглецов.

— Таких среди ваших девушек нет? – Ара заметил замешательство старейшины.
«Видимо, здесь такие же законы, как у Мукуча, — к нему мысленно обратился Тир».
— Есть, — смутился Апи, почувствовав осуждение в словах бога, — но они не красивые девочки.
— Река рядом. Часто ли вы купаетесь?
— Когда очень жарко, — Апи виновато опустил взгляд.
— Кто из девушек захочет, может искупаться с нами. Мы сами решим красивы ли они.
Помощник командира смыл бычью кровь с костюма и снял его. Гиганты вошли в реку.

Глава племени давал какие-то указания, девушки входили в воду — сначала те, кого выдвинул Апи, затем другие, и стали усердно мыться.
— Голову тоже мойте, — велел им Ара. — Посмотрим какого вы цвета.
Помывшись, купальщицы выходили из реки и выстраивались в шеренгу. За ними собиралась толпа, чувствовалось всеобщее возбуждение и любопытство.
 
Вода оказалась прохладнее воздуха, Ара купался с удовольствием, краем глаза рассматривал малышек и слушал их мысли. Те пятеро, кого выбрал старейшина, уверенные в своей красоте, не сомневались, что боги выберут именно их.
«Я самая красивая! Сам Апи говорил мне, — думала каждая из них».
Скользнув еще раз взглядом по ряду девушек, Ара задержался на одной и мысленно обратился к ней: «Как звать тебя?».
Девочка широко раскрыла глаза от удивления, она не ожидала услышать голос в своей голове, и прошептала: — Анахит.
«Иди ко мне».
Анахит робко шагнула к воде, гигант легко взял ее за талию и посадил на свою грудь.
«Признайся, тебя мужчины трогали? – он смотрел ей в глаза».
— Нет, я не красивая, — покраснела девочка, опуская взор.
«Ты самая красивая, но не умеешь мыться, никому не говори об этом, — гигант улыбнулся и принялся ее мыть».
Ей стало щекотно, она рассмеялась.

Обняв Анахит, Ара вышел из реки. Тир тоже выбрал себе малышку. Гиганты надели костюмы и с девочками на руках подошли к вертелам. Племя собралось возле них, соблюдая некоторое расстояние, и голодными глазами смотрело на туши. Запах жареного мяса разносился вокруг, вызывая непроизвольное слюноотделение.

Чуть обсохнув после мытья, Анахит оказалась белокожей, рыжей и зеленоглазой.
«Откуда у них эти гены? – удивился Ара».

— Пусть все мужчины встанут в очередь перед каждой тушей, — Ара велел главе племени.
Предвкушая вкусную еду, по знаку Апи мужчины радостно становились в две очереди согласно возрасту, такое поведение понравилось командиру. Гиганты с избранницами стояли по другую сторону вертелов.
Попробовав мясо, Ара остался доволен, дал кусок Анахит. Так же поступил его помощник – проверил готовность мяса, дал кусок своей избраннице. Астронавты перестали класть дрова под тушами, огонь под вертелами постепенно погас.

Гиганты отрезали мясо и давали стоящим в очереди мужчинам, те делились с женщинами и детьми.
— Хорошо, — Ара одобрил их действия.

После обеда Ара отнес бычины к реке, замочил, оставил в воде и сверху положил крупные булыжники.
— Шкуры должны остаться в воде, — велел главе племени.
Вымыв охотничьи орудия, Тир и Сирак вернулись к вертелам. Ара и Тир взяли на руки выбранных малышек. Сирак стоял с ножами и копьями.

«Сирак, ты не выбрал себе девочку? – удивился командир. – Ни одна из красоток не пришлось по душе?».
«Дневная жара спадает, отнесу орудия охоты к тарелке, пойду к реке и там выберу пташку. Уверен, женская часть племени придет посмотреть на мой фаллос, эти мысли витают в воздухе».
— Тир, поставь палатку, мы можем уединиться. Сирак сам разберется и присоединится к нам.
 
Оставив охотничьи орудия возле тарелки, Сирак ушел к реке.
Решив, что бог никого не выбрал, потому что они плохо очистили тело, девушки и женщины собрались на берегу и стали тщательно мыться, уделяя особое внимание волосам. Краем глаза посмотрев на их старания, астронавт усмехнулся своим мыслям и вошел в речной поток.
— Хочу потрогать ‘это’, чтобы зачать, — призналась одна женщина другой.
Услышав эту мысль, пловец поплыл по течению прочь от них.

Пока Сирак плавал, будто по чьей-то воле, купальщицы выстроились у реки в шеренгу. Пловец вышел из воды и, не обращая внимания на собравшихся, лег на берегу. Шеренга превратилась в очередь.

Первая девица из очереди робко подошла ближе к гиганту.
— Я самая красивая, возьми меня.
Он не обратил на нее внимания, более того, прикрыл глаза.
Вторая девица оттолкнула первую и сказала то же самое.
Гигант даже не пошевелился.

Следующая малышка робко попросила.
— Разреши потрогать ‘это’.
«Подойди, — мысленно ответил Сирак».
Девушка подошла к нему, встав на цыпочки, дотронулась до его фаллоса и радостная отошла в сторонку.
Многие купальщицы осмелели и стали обращаться к нему с той же просьбой, но Сирак хотел другого.
 Неожиданно для него одна девочка прошептала:
— Разреши мне обнять ‘это’.
Открыв глаза, гигант рассмотрел ее заинтересованным взглядом, поднял и посадил на свое бедро. Девочка обняла фаллос, боясь упасть.

— Ты оказалась глупее дурнушки, — женщина громко ругала первую девушку.

Крепко прижав малышку к сердцу, Сирак стремительно встал и направился к тарелке:
«Как тебя звать?».
— Зови, как хочешь, — прошептала счастливая девочка.
«Астхик – звездочка. Ты красивая, словно звездочка».

Палатка ничем не отличалась от первой, установленной в горах близ оранжевых скал, астронавты попали в нее через тарелку, пройдя кабину чистки. Ара и Тир с малышками уже лежали на своих спальных местах, когда к ним присоединился Сирак.
Командир вызвал Торка.
— Как у вас дела? Как себя ведут новые соседи?
— Работа движется неплохо, режу скалы и для жилища принес много камней. Вараздат перевозит крупные глыбы. Слежу за сыновьями бывшего главы. Младший из сыновей Еро усердно работает после того, как я его напугал, а Манук рассказал ему о погребальных кострах. Один из старших сыновей решил сбежать и прихватил с собой женщину с мальчиком. Мать с ребенком я вернул, мужчина убежал к другому племени.
— Там есть еще племена?
— Там его выслушали и обрадовались, всё племя прибежало к Онику. Их глава заявил: пришли работать, хотим жить сытно, — рассмеялся Торк.
— Интересное событие. У нас тоже есть новости. Оказывается, наш прилет и первый полет на тарелке вокруг Большой горы видели жители Большой долины и потому нас ждали. Племя обжило пещеры на возвышенности близ реки. Люди более послушные, чем первые обнаруженные нами племена, хотя законы, как у Мукуча, но преодолеть легче.
— Сирак нашел красавиц? – на экране браслета Ара появилось лицо Вараздата.
— Да, он пришел в палатку с красоткой.
— Вараздат, я не забыл свое обещание, но эта малышка мне самому понравилась. Следующая красотка будет твоей, — на экране появился Сирак с девочкой на руках.
— Похоже, на планете все девушки рыжеволосые и зеленоглазые. Надеюсь, командир разрешит мне появиться у вас хоть на день и я сам выберу себе красавицу.
— Да, Вараздат, очень может быть.
— Как чувствуют себя наши беременные? Торк, твоя Асмик может тебя порадовать?
— Все чувствуют себя хорошо, Асмик меня порадует потомством, — улыбнулся Торк.

Наступила ночь, прозрачный потолок палатки позволял экипажу созерцать звезды. Мужчины не спешили получать удовольствия, еще не забыли наставления командира в прошлый раз. Гостьи рассуждали о своем новом положении, не догадываясь, что хозяева слышат их мысли. Астронавты слушали размышления малышек и довольные улыбались. Девочки чувствовали себя счастливыми – боги выбрали их, хотя в племени они считаются некрасивыми.
«Нам везет на красоток, — командир мысленно обратился к друзьям».

«Тир меня пожалел, потому что перед рекой я стояла последней, — думала Арус. — Нет, не поэтому. Бог добрый и умный. Я доверчивая и верная, Бог понял, что никому не позволю трогать меня после него. Иногда хорошо быть последней».

«Сирак нежный и восторженный — не любит гордых красавиц. Ему приятно, когда его ласкают везде, особенно ‘это’. Хорошо, что бог взял меня, я рада, — улыбалась Астхик».

«Какая гладкая кожа у главного бога, сильные руки и ноги – так много ходит, всё видит и слышит. В пещере всегда было страшно, а с ним могу уснуть спокойно, — радовалась Анахит».
«Ты хочешь спать? – удивился гигант».
«Я хочу того же что и ты — моя радость, мой Бог».
Анахит руками гладила его грудь, он млел от этих прикосновений, его сердце забилось учащенно.

«И здесь мы не ошиблись, — Ара был рад, что они выбрали именно этих малышек».
Стоны удовольствия гигантов и вздохи блаженства девиц слышались всю ночь.

Прозрачный верх палатки пропускал воздух, астронавты наблюдали появление и перемещение звезд на небе.
«Наши бриллианты хорошо видны отсюда, — тихо вздохнул командир».
«Да, наши звезды особенные, — согласился Тир. — Никакая другая звезда не заменит нам Денеб».

Никто не спал. Долина словно вымерла от духоты. Только к утру стало чуть прохладней.
— Командир, ты включил ветер? – прошептал Сирак.
— Нет, утренний ветер с Большой горы несет прохладу, — шепотом отозвался Тир. — Теперь можно уснуть.


Глава 17. Откуда у них эти гены?

Солнечные лучи проникли в палатку, когда прозвучал гимн на браслете командира.
Ара открыл глаза и посмотрел на небо.
«В горах утром небо синее — прозрачнее, чем в долине. Здесь небо голубое, словно подернуто белой дымкой, облаков нет, но испарения еще остались в воздухе. Очевидно, вчерашняя жара не развеялась полностью, впереди ждет знойный день».
— Ночью было жарко и тяжело дышалось, — зевая, признался Сирак.
— Такая страсть? – удивился Тир.
— Нет, я имел в виду погоду. В горах легче дышится и вода холодная — приятная для питья и купания, даже та из горячего источника под природным мостом вкуснее мути в здешней реке. Придется искать плоды для утоления жажды.
— Лес рядом, там посмотри, — посоветовал командир.
— Верно, но сначала искупаюсь, может, утром вода в реке прохладнее. Пожалуй, пробегусь — сначала к реке, потом к лесу.
— Подъем!

Астронавты с избранницами на руках вскочили со спальных мест, выбежали из палатки через тарелку, помчались к реке и прыгнули в воду. Обитатели пещер ждали их на берегу, сбросили с плеч шкуры и вошли в речной поток.

Первым из воды вышел Сирак, за ним последовали Тир и Ара, гиганты с малышками на руках устремились к лесу. Жители пещер выбрались из реки, набросили шкуры на плечи и бросились за пришельцами.
На опушке росло много фруктовых деревьев и ягод. Сначала великаны поели тутовые ягоды.
— Здесь жарче, тута раньше созрела и почти закончилась, — вздохнул Сирак.
— Последние ягоды самые крупные и сладкие, — уточнил Ара.

Под жарким солнцем трава успела выгореть, в ней оранжевыми пятнами выделялись спелые тыквы.

— Хорошо, что здесь растут тыквы, у нас привычный завтрак — полезный, как говорит Торк, — заметил Тир, разламывая плод.
– Жаль, что здесь нет горячего источника, — добавил Ара, разбив ударом тыкву.
Дольки плода астронавты раздали девушкам: Анахит, Арус и Астхик.
Жители добежали до леса, увидев, как гиганты разбивали тыквы, поступили так же и стали есть мякоть.
— Может, горячий источник есть, — предположил Сирак. — Уточним у старейшины.

— Вам нужна другая вода? – в разговор вмешался подошедший Апи. – Если идти мимо леса, дойдете до места, где много холодной воды.

Астронавты со своими девушками на руках зашагали в указанном старейшиной направлении и увидели зеркальную поверхность озера. Медленно выплывая из-за дальних гор, солнце освещало водную гладь овала очень крупного бассейна, в нем отражались деревья и кустарники, росшие на противоположной стороне. Этот берег покрывали песок и мелкие камушки.
Сирак зачерпнул горстью воды, выпил глоток:
— Вода холодная и приятная на вкус! – воскликнул радостно.
Оставив Астхик на берегу, великан с удовольствием окунулся в прохладную среду и поплыл к середине водоема.
— Вероятно, озеро питается подземными ключами с ближайших гор, — предположил Ара, опуская Анихит, и прыгнул в воду.
Поплавав немного, гигант вышел на берег, смахнул капли с волос и бороды:
— Однако я спрашивал про иную воду.
— Другую на вкус? – уточнил подошедший старейшина. — Недалеко отсюда есть теплая вода: неприятная на вкус — горькая.
— Для обработки шкур нужна соленая вода, иначе бычины загрубеют, когда высохнут, поэтому твоё одеяние тяжелое и жесткое.

Подняв малышек, Тир и Ара двинулись за главой племени и пришли к болотистому месту.
Эта вода командиру сразу не понравилась.
— Ближе подходить не нужно, здесь болото, грязь, — проворчал гигант.

— В Большой долине жарко, можем не надевать костюмы, – к нему обратился Тир.
— Да, ты прав, кроме того, жители всё видели, ходят за нами толпой и смотрят во все глаза. Всё ж надену костюм и прогуляюсь к горному массиву, надеюсь, среди гор воздух прохладнее, посмотрю, что там растет и кто бегает по этим возвышенностям, есть ли в них полезные ископаемые. Достань бычины из реки и оставь на берегу сушиться, иначе шкуры совсем огрубеют, к сожалению, минеральной воды здесь нет.
— Сначала оденем наших малышек в салфетки.

Астронавты вернулись в своё жилище. Ара надел костюм. Из кармана палатки Тир достал пачку салфеток, через несколько минут их избранницы стояли в одинаковых одеяниях.
Взяв малышек на руки, гиганты разошлись по своим делам — помощник ушел к реке выполнять просьбу командира, Сирак направился к пещерам, Ара с Анахит отправился на прогулку по окрестностям в сторону горной гряды, расположенной напротив Большой горы.

«У подножия горного массива нет леса, лишь много камней. Браслет выдает, что все они вулканического происхождения разной твердости, а передо мной нет вершины, значит вулкан сказал свое последнее слово, надеюсь, оставил нам не только эти камни, но и полезные ископаемые, интересно, какие, — рассуждал Ара поднимаясь по извилистой тропинке. – Густого леса нет, но трава и цветы растут. Тропу скорее всего вытоптали крупные животные».

*
Сирак посадил юношей плести новые корзины. Тир дал указания жителям по уборке соседнего участка с зерновыми, сам с двумя мужчинами отправился на поиски мелкого рогатого скота.
Недалеко от леса мужчины обнаружили стадо баранов, выбрали самых крупных особей с длинной шерстью и привели к пещерам. Тир учил жителей стричь животных. Женщины вымыли остриженную шерсть и разложили сушиться на берегу реки.
*

Гуляя по склонам горного массива, Ара поднялся на самый верх. На севере виднелись четыре рванные снежные вершины.
«Похоже, передо мной тот самый потухший вулкан. Если подойду к нему ближе, возможно, найду полезные ископаемые, - решил гигант, остановился и сел на удобный камень лицом к равнине, чтобы полюбоваться открывающейся панорамой».
Солнце находилось в зените и припекало, хотя воздух на горном хребте был намного свежее, чем внизу. Ветер с севера нес прохладу. На той стороне низменности высилась Большая гора, справа от нее тянулась гряда с вершинами, уступавшими ей в высоте более чем в два раза. В низине выделялись возвышенности, словно выпуклости на почве. Почти в центре долины расположился холм с пещерами. Прямо перед ним простиралось поле с зерновыми, часть которого жители убрали. Далее на пустыре сверкала тарелка, за ней зеленела чаща, где охотился Ара.
«Звери непуганые. Разве это охота?».
Существенно правее чащи протекала река, несущая текущие с хребтов талые воды. По ее берегам рос лес, редеющий по мере движения водного потока по равнине. Замедляя ход, река вливалась в голубую артерию, известную астронавтам — они летали над ней у подножия Большой горы.
Правее и глубже чащи на зеркальной глади озера, как в маленьком зеркале отразилось полуденное солнце.
«Браслет показывает, что камни разбросанные здесь мягкой породы – очевидно, это выброс лавы. Завтра пойду по левой тропе вверх по течению, — размышлял астронавт.
— Анахит, ваша зима бывает холодной?».
«Зимой выпадает снег и очень морозно, мы редко выходим из пещеры».
«Внутри тепло?».
«В пещере намного теплее».
«Значит порода пористая и легкая».

Солнце спускалось к закату, золотистые блики отражались в реке. По уже знакомой тропинке Ара вернулся к пещерам, вместе с помощником разделал оголенных баранов и повесил на вертела. Сирак с местными жителями принес из леса высохшие деревья, сломал их и сложил под тушами. Тир поджог дрова, выпустив из тиары лучи, огонь запрыгал по сухим веткам. Обитатели пещер напряженно ждали появления пламени и вздрогнули от радости.
— Боги... — восторженно шептали жители, переглядываясь.

— На обед жареная баранина, — усмехнулся Сирак. — Мы движемся по накатанному кругу.

После обеда Сирак с Астхик на руках прогулялся к озеру. Женщины и девушки поспешили за ними, многие из них не потеряли надежду попасть красавцу на руки.
«Хочу прикоснуться к фаллосу Бога, чтобы родить такого великана», — думала каждая.
Сирак слышал эти мысли и усмехался, лаская Астхик. Оставив малышку на берегу, поплавал, затем искупал ее, посадив на свою грудь. Соплеменницы Астхик плескались неподалеку, но красавец не обращал на купальщиц внимания.
— Моя звездочка, ты лучшая, — астронавт вышел из водоема с избранницей на руках и зашагал к жилищу экипажа.

— Под жаркими лучами солнца вода в озере согрелась к вечеру, но все ж оказалась прохладней, чем в реке, — войдя в палатку, сообщил Сирак. – «Теплая вода не заменит минеральную», — поучительно заметил бы Торк и на сей раз я бы с ним согласился.
— В его отсутствии хвалишь оппонента, — рассмеялся Тир.
— Вчера я хотел, чтобы вы отделили палатку от тарелки, но сегодня передумал. Здесь кабина чистки необходима, поскольку горячего источника мы не нашли.
— Райские условия нас избаловали, командир.

Следующие два дня Сирак обучал юношей лепить из глины миски и горшки.
Тир учил мужчин делать трехи из бычьих шкур.

Каждое утро Ара гулял в близлежащих горах, изучая состав почвы и скал, обнаружил обсидиан, мелкие камешки дал в руки Анахит, два больших образца нес сам.
— Здесь много обсидиана. Крупные образцы подойдут для зеркал, их оставлю в тарелке, — командир показал вулканические стекла Тиру. — Мелкие куски разрежь на лезвия для ножей и сделай наконечники для копий.

Помощник выполнил просьбу командира и отдал главе племени острые детали из темного стекла, подробно объяснил и показал, как их приладить к дереву и как использовать полученные орудия: копье для охоты и нож. 

Вечером в палатке астронавты делились своими впечатлениями о прожитых днях.
— Как здесь не хватает Оника! — сожалел Тир. — Дело пошло бы намного быстрее.
— Мы налепили много глиняных изделий, их следует обжечь. Мне нужно сложить печь для обжига горшков, — сообщил Сирак.
— Я прогулялся дальше холма в горную гряду, нашел обсидиан и заметил еще кое-что, — задумчиво произнес командир. — Может быть, пора обитателям пещер из каменного века перейти в железный, тогда придется вызвать Торка. Сирак, ты готов полететь туда и остаться вместо него на несколько дней?
— Да, с удовольствием, там вода и воздух гораздо приятнее. Это из-за печи для обжига горшков? Я справлюсь с таким заданием, для меня не трудное дело.
— Нет, нужна сложная печь для плавки металла.
— Пожалуй, мне с такой печью не справится.

— Из головы не выходят кое-какие мысли. Увидев в небе корабль, жители племени Апи нас ждали и сразу предложили своих девушек. Старейшина так и сказал: наши дочери хотят быть с вами. После купания малышки оказались белокожими, рыжими и зеленоглазыми красавицами. Откуда у них эти гены? Их прадеды видели прилет нашего исчезнувшего экипажа. Они не случайно запомнили тех, кто прилетел к ним, значит те астронавты оставили потомство, только так могу объяснить свои наблюдения. Впрочем, местные жители могли быть светлыми до их прибытия.
— Но почему они такие мелкие – ростом не вышли? – засомневался Сирак.
— Вероятно, виноват климат, — предположил Тир.
— На нашей планете климат хуже. Почему мы не меняемся?
— Представьте, — Ара начал свое объяснение, — у вас родились сыновья, а девочек соответственно их росту нет. Что делать? Остаться без женщин и потомства?
— Брать какие есть, — выпалил Сирак.
— Правильно. Кто сказал что их сыновья, внуки и правнуки найдут себе девушек близких по росту?
— Значит они постепенно уменьшатся? — разочарованно протянул Сирак.
— Только бы не стали глупее, — усмехнулся Тир.
— Торк сказал бы: сколько над твердью, вдвое больше под ней. Возможно, они хитрее, чем кажутся? – рассмеялся Сирак.
— Тебе не хватает словесных перепалок с Торком.

— Я говорю серьезно, — прервал их командир. — Прошло более тысячи лет. Тысяча наших лет. Но земные сутки меньше наших, и здесь время накрутило еще не одно столетие, за прошедший период могло произойти многое. Пока им повезло и к ним не пожаловали космические пираты. Оник сообщил, что в далеком будущем среди потомков будут темноволосые и черноглазые люди, значит, пираты доберутся до этой планеты. Удастся ли землянам справиться с агрессорами? Космические бандиты — безжалостные убийцы, если они одолеют наших потомков, Земля погибнет. Совет Галактики осудил злодеев за разрушительные действия, изолировал, но после лжепокаяния их главарей погибла еще одна планета.
— Ты прав — пираты слащавы и хитры, притворяются друзьями до тех пор пока станут сильнее, завладев высокими технологиями, бандиты опустошают и разоряют всё, что попадается у них на пути. Что-либо внушить им невозможно, космические злодеи запрограммированы на агрессию и убийства, — согласился Тир.
— Здесь тоже встречаются агрессивные и злобные люди — Мукуч например, — напомнил Сирак.
— Мукуч и ему подобные ленивы и похотливы, не более того. Хотя от Еро и его сыновей можно ожидать чего угодно ради власти, но в основе их деяний лежит всё та же лень и похоть, им очень далеко до пиратов. Космические злодеи коварны. Пока их главари слащаво улыбались и обещали подчиняться законам Галактики, их слуги опустошали очередную планету. Мы гуманны и не имеем права применять к ним их методы, — грустно закончил командир.

«Мечтаю родить крупного сына похожего на тебя, чтобы он носил меня на руках, — призналась Анахит».
«Откуда знаешь, что мой сын будет высок, как я? — удивился Ара».
«Деды рассказывали, что красивый и высокий сын носил свою мать на руках».
«Значит мое предположение верно, — у гиганта от радости и удивления поднялись брови и засияли глаза. — Среди вас встречаются высокие люди? Вы все намного ниже нас».
«Иногда рождаются высокие, не такие, как вы, но в два раза выше любого жителя. Мой брат был очень высокий, — грустно вздохнула Анахит».
«Что с ним стало? Почему грустишь?».
«Он погиб, защищая нас от зверя».

***
Мецамор — город в Армении (в 35 км юго-западнее Еревана), расположен почти в центре Араратской долины — столица Аратты, древнейшей страны.
На территории города существовали поселения в период с V тысячелетия до н. э. до XVIII века н. э.. Геолог Корюн Мкртчян на территории городища нашел медеплавильный шлак, что подтверждает наличие здесь древнего меде— и бронзоплавильного комплекса. В ходе раскопок была найдена также древняя обсерватория.  Среди наскальных изображений есть символизирующие небесные светила.
***


Глава 18. Слышат ли боги наши мысли?

Рассвело, утренний свет и прохлада заполнили обиталище экипажа, ночевавшего в Большой долине. Гимн пропел на браслете командира, Ара потянулся, зевнул и вызвал молчуна гиганта.
— Торк, разбудил тебя?
— Нет, я уже проснулся. Есть срочное дело?
— Да, нужно сделать печь.
— Для обжига горшков?
— Нужна сложная печь для плавки металла, хотя для разминки соберешь и печь для обжига глиняной посуды. Здесь другие скалы.
— Есть руда? Жители осилят такое сложное дело?
— Научим, пора им из каменного века переходить в железный, иначе застрянут в каменном надолго.
— Кто прилетит?
— Сирак. Есть проблемы с новыми соседями или беременными?
— Проблем нет.
— Договорились, сначала Сирак с борта корабля отправит отчет Верховному Собранию, потом направится к вам. Захвати с собой вирл.
*

Обитатели палатки на горном плато тоже проснулись, щенята заскулили.
— Вараздат, — к другу обратился Торк, — Сирак заменит меня, возможно, на два дня. Женщин доверяю тебе, наш красавец иногда слишком увлекается работой.
— Обед и молоко для женщин и щенков моя забота, — Вараздат кивнул, улыбаясь.
«Асмик, сегодня не беру тебя с собой к реке, останешься со всеми женщинами здесь, можешь еще поспать», – Торк встал, уложил ее на ложе и выбежал из палатки.

По сложившейся привычке, астронавт освежился в реке. Как только Торк вышел из воды, к нему с двумя вёдрами полными молока подошли Оник и Ануш.
— Как дела, Оник? Есть проблемы с соседями?
— Нет, никто не жаловался, всё хорошо.
— Сирак прилетит и останется вместо меня на день или два. Если возникнут вопросы, обращайся к Вараздату, но можно и к Сираку. Он не так мягок, как кажется, на него всегда можно положиться, — уверенно произнес гигант, заметив, как внимательно Еро слушает разговор, и поманил старика пальцем. Бывший глава соседнего племени поспешил к нему.
— Еро, боги слышат все ваши мысли. Вы легко забыли зачем пришли сюда, я напомню: здесь безопасно и вы каждый день едите вкусную пищу, которую раньше не знали. Ты и твои сыновья должны благодарить Гора за доброту, а не думать о том, как его убить. Выкинь из головы все чёрные мысли, развей их по воздуху, не то ветер развеет прах твоего погребального костра. Передай мои слова своим сыновьям, это касается всех вас. Работайте, как соплеменники, и жизнь вам улыбнется, иначе Грох не пощадит ни тебя, ни твоих детей.
На прощанье пришелец погрозил старику пальцем, глаза Еро расширились от ужаса.

Подняв ведра с молоком, гигант быстрым шагом направился к палатке.
Оник подошел к бывшему главе соседнего племени:
— Еро, видишь, Бог услышал ваши злые намерения. Я тоже их слышал. Торк напомнил о Грохе, так все называют Тира – помощника главного Бога. Я уже говорил, повторю еще раз: Тир записывает ваши поступки и плохие мысли. Не сердите его, оставьте черные мысли, иначе Грох заберет вас – тебя и твоих сыновей, в загробный мир. Смерть ваша будет ужасной.
Пожав плечами, Еро зашагал к гротам, откуда выходили его сыновья.

День астронавтов, ночевавших близ оранжевых скал, входил в привычное русло – Торк принес ведра, женщины выпили молоко, остатки налили в миски для щенков.

Скоро в небе появилась тарелка. Жители побежали к палатке, всем стало интересно посмотреть кто прилетел.
Дверь летающей машины открылась, из проёма выпали высокие ступени, шагая по ним, спустился красавец астронавт. На его левой руке сидела рыжеволосая девушка в белой салфетке.

Вард — женщина Сирака, поддерживая большой живот двумя руками, переваливаясь с бока на бок, пошла ему навстречу. Астронавт поднял ее правой рукой и прошептал, смутившись:
— Как быстро растет живот, с трудом узнал тебя. Со мной Астхик, надеюсь, вы подружитесь.
— Теперь мы сестры, — Астхик потянулась к Вард, женщины обнялись.

Астронавт с женщинами на руках вошел в обиталище экипажа.
— Смотрю на Вард и думаю: что я натворил... — Сирак бережно опустил ношу на ложе.
— Они счастливы, не переживай, — Торк, протянул руку для пожатия.
— Может, следует для них поставить отдельную палатку? Скоро нас станет больше.
— Пожалуй, ты прав, сейчас спрошу у командира.

Ара попросил показать ему Нанэ, удивился тому, как вырос живот и озадаченно добавил:
— Установи для беременных отдельную палатку со входом в большую. Возможно, им захочется иных условий — будет жарко или наоборот прохладнее.

Торк приставил к палатке небольшой, но просторный шатер для женщин.
— Введи меня в курс дела, на что и на кого следует обратить особое внимание, — к нему обратился Сирак.
— Подслушивай смутьяна Еро и его сыновей, лентяи не хотят мириться с новыми для них порядками, не желают работать, потому что привыкли всем приказывать. Остальные жители примкнувшего племени подчиняются Онику и Гору. Будь внимательней к нашим женщинам.
— Понял, постараюсь держать всё под контролем. В Большой долине жарче, чем здесь, ночью душно и трудно уснуть; вода в реке теплая, но неприятная; есть озеро с холодной по утру водой; женщины мечтают прикоснуться к фаллосу — любая с радостью согласится быть с тобой. Командир считает, что наша пропавшая экспедиция оставила потомков и жители еще не забыли тот экипаж, поэтому такое благоговение перед нами и почитание фаллоса — сразу назвали богами и подчиняются без пререканий.

«Разреши прикоснуться к твоему ‘этому’ до того, как другая его коснется, — Торка мысленно попросила Асмик».
Астронавт сел на ложе, посадил избранницу к себе на колени и поцеловал в лоб.
«Не думай о другой женщине. У каждой из вас свое место в жизни, — он гладил грудь и живот Асмик. — Я дал тебе свое семя — ты мне подаришь сына. Ты сама хотела этого, больше ни о чем не думай».
«Бог! Ты самый лучший! Пусть у тебя будет много сыновей! Будь спокоен за меня».

Асмик не стала его провожать, Сирак пожал ему руку и отошел от тарелки.
Вараздат махнул другу рукой из ущелья. Сос бичом подгонял бычков, гигант гладил им спины, напоминая:
«Вы работаете, люди вас кормят и дают порезвиться с тёлками».

Жители с трепетом провожали взглядами тарелку, почти все стояли на коленях.
Еро с сыновьями сели на низкую глыбу в стороне от остальных обитателей пещер.
— Они улетают не навсегда, снова прилетели, — пробурчал Гнел.
— Тот кто улетел, мне угрожал. Нам следует быть осторожными, они слышат, о чем мы шепчемся и даже наши мысли, — отец тихо ответил сыну. – Помощника главного Бога Оник назвал Грох, и сказал, что Тир записывает наши поступки и плохие мысли. Если не перестанем их думать, смерть наша будет страшной.
— Ерунда, это невозможно, — сквозь зубы проворчал старший из сыновей. – Кто такие боги? Они высокие и всё. Нужно лишь найти предлог и время, когда рядом с нами не будет свидетелей.

Чужие злобные мысли постоянно сверлили мозг Сирака:
«Торк прав, эти злыдни что-то замышляют, от их черных мыслей болит моя голова».
Достав вирл из кармана палатки, астронавт зашагал в ущелье к Вараздату:
— Скажи, чем могу быть полезен.
— Будешь резать скалы на части как в первый день. Почти все нарезанные глыбы я перевез на плато.

*
Тарелка летела над Большой долиной.
— Командир, подлетаю к заданному холму, — доложил Торк. — Есть еще указания?
— Посади машину справа от палатки, приходи к пещерам. Жду.

Взяв вирл в левую руку, Торк вышел из тарелки в костюме. Его радостно встречали ребятишки, девушки и женщины.
«Надеюсь, остальные заняты делом, — улыбнулся им гигант».
Женская половина толпы пыталась под комбинезоном рассмотреть его фаллос, не стесняясь, изучала зону паха. Дети с любопытством смотрели на инструмент в руках великана.
— Главный Бог там, — перебивая друг друга, мальчики указывали путь.
Гигант взял на руки двух самых энергичных подростков, они засмеялись от восторга.

Ара и Тир ждали его у возвышенности, друзья обменялись рукопожатиями.
Тир объяснял женщине, как доить корову.
— Осмотри холм, здесь довольно мягкие красные скалы, — прилетевшему предложил Ара.

Торк обошел возвышенность, внимательно изучая окрестности и показатели, что выдавал браслет, попробовал резать глыбу и вернулся к командиру.
— Хочешь что-то сказать о качестве камня? Есть идея, как его использовать?
— Удивительно податливая порода, очевидно, вулканического происхождения облегчает задачу — нет смысла резать скалу на куски и собирать печку, достаточно в холме вырезать печь и трубы, короче, всю систему.
— Хорошо, дело упрощается, тогда сначала сделай печь для обжига горшков. Сирак налепил много посуды, глиняные изделия следует обжечь.
— Печку для обжига соберу рядом с пещерами, огонь в ней будет отпугивать хищных зверей, этим решим еще одну проблему жителей.
*

После трудового дня Вараздат с копьями и ножами ушел в лес поохотиться. Сирак пошел к горячему источнику под холмом. Охотнику удалось убить двух ланей. Друзья разделали туши и повесили на вертела. Пока мясо жарилось, астронавты по очереди искупались в бассейне; поедая мясо, кости бросали в старую плетенку; пообедав, оставшиеся куски тушек сложили в чистую корзину.
Друзья принесли в палатку еду для женщин и корм для щенков и самки Гампра.

Следующий день прошел для Сирака так же, как предыдущий.
Через день нервы астронавта не выдержали натиска злых мыслей Еро и его сыновей. Привыкшие бездельничать сыновья бывшего главы племени постоянно думали, как заманить Гора к скалам и столкнуть оттуда.
 
Решив, что промедление опасно для Гора, Сирак связался с помощником командира.
— Тир, мою голову постоянно сверлят злобные намерения Еро и его сыновей, но это еще не всё — животы наших женщин растут по часам. Я в этих вопросах ничего не смыслю. Может, прилетишь сюда и поможешь? Не сочти за нытье, я готов резать камни и носить в руках, чем решать эти проблемы.
— Понял тебя, не переживай, чувствительный наш. Вараздат тоже слышит черные мысли злыдней, и думает, как их подловить. Подобные проблемы – моя забота. Вылечу рано утром, когда прозвучит гимн на браслете командира. Торк быстро справился с задачей — изготовил печи, красные скалы оказались мягкими и удобными для таких целей, остальное Ара попробует сам. Жди нас с Торком. Вараздат нужен здесь — соберет им повозку, чтобы возить руду.

Через несколько минут на браслете Вараздата загорелся свет, с ним связался командир.
— Вы с Сираком прилетите сюда, вас заменят Тир и Торк.

Жители не видели прилет тарелки, Тир подлетел к палатке с другой стороны плато. Сначала прилетевшие навестили обитателей временного жилища экипажа. Женщины еще спали, Сирак и Вараздат ждали друзей. Астронавты вышли из палатки.
— Есть еще новости? – уточнил Тир.
— Других новостей нет, — Вараздат и Сирак переглянулись.
— Вараздат, принеси молоко, чтобы ни у кого не возникло подозрений — о нашем прилете Еро не должен знать.

Вараздат ушел к округлым скалам и вернулся с полными ведрами.
— В добрый путь, мы разберемся с проблемами, — Тир пожелал улетающим и обратился к Торку. — Останься с женщинами, остальное предоставь мне.
Торк занес молоко в палатку. Вараздат и Сирак улетели.

«Я тут всего ничего, а голова раскалывается от черных мыслей мерзавцев. Бедный Сирак, как терпел эту боль? Сейчас положу конец безобразию», — твердо решил Тир и двинулся туда, откуда исходил поток злых мыслей.
Его взору открылась весьма неприглядная картина: Еро что-то говорил Гору, завлекая парня на высокие валуны, с другой стороны поднимались сыновья старика. Доверчивый глава племени оказался на краю скалы, сыновья Еро встали перед ним и, размахивая руками, теснили, пытаясь скинуть с валуна. Гор не удержался и... был подхвачен Тиром.
— Ступай по своим делам, у тебя их много, — удивленному Гору велел гигант, опуская его у подножия скал. — Иди быстро, не оглядывайся.

— Все в сборе? — угрожающим тоном спросил Тир, хватая злодеев за ноги.
Поднял мерзавцев в воздух и понес прочь от пещер.
Мужчины запаниковали, заплакали, запричитали, стали молить о пощаде.
— Пожалей хотя бы младшего сына, — слезно умолял Еро. – Он еще очень молод.
— Того, кто первым толкнул Гора? Кого вы мечтали сделать главой племени? Однажды вас пощадили – приняли в племя, хотя вы всегда были безжалостны к другим. Хорошо устроившись на новом месте, решили, что вам нужно больше власти, чтобы бездельничать как прежде. Хватит!
— Нас сожжешь? – зарыдал старик.
— Лес в чем провинился? Нет, звери тоже хотят есть. Вы многих скормили хищникам, пора вам вернуть ваши долги. Я отпускаю вас, идите, бегите как можно дальше отсюда.
Гигант швырнул злодеев в поле, развернулся и зашагал к реке. Раздались рычания зверей, вопли страха и ужаса, крики о помощи. Наконец, рыки хищников, вскрики и стоны жертв утихли, наступила тишина.

Ему навстречу шел Торк.
— Незачем идти туда и смотреть на их останки, нужно в воде смыть эту тяжесть.
Разбежавшись, астронавты прыгнули в реку, поплавали в бурном потоке. Жители удивились появлению гигантов, не ожидали увидеть их с этой стороны пещер. Пришельцы вышли из воды, встряхивая капли с волос и бороды.
— Теперь чистыми и спокойными займемся нашим потомством, похоже, нашим деткам не терпится посмотреть на внешний мир, — Тир улыбнулся Торку.

Возле них крутился Оник.
— В чем дело? – к нему обратился Торк.
— Хочу спросить, — старец с опаской глядел на Тира.
— Поможешь Онику, — Тир удалился в сторону палатки.
— Говори, какие у вас проблемы?
— Все в недоумении: утром Еро ушел вместе с Гором. Гор вернулся один, с трудом передвигая ноги, и, кажется, онемел. Еро и его сыновья исчезли. Боги всё знают. Что случилось?
— Грох унес Еро и сыновей, за ними накопилось много плохого, — гигант строго смотрел на Оника. — Надеюсь, тебе не нужно объяснять кто такой Грох.
— Я их предупреждал, значит они мне не поверили, — пробормотал старец.
— Гор! – позвал гигант.
Еле передвигаясь, к ним плелся глава соседнего племени, Торк взял его на руки и велел старейшине:
— Пусть его женщина придет к горячему источнику, будем его лечить.

Торк раздел Гора словно ребенка и уложил в малый бассейн, к нему подбежала женщина.
— Раздевайся и ложись рядом с ним, ласкай его, вот так, — гигант пару раз провел рукой по телу Гора, — держи голову выше воды — вода унесет всё плохое. Как только ему станет лучше, выходите, в горячей воде долго лежать нельзя.

Внимательно посмотрев на большой бассейн, Торк сдвинул камень, слил содержимое, поставил затычку на место и стал набирать чистую воду.
— В верхний водоем никому не входить, — строго велел собравшимся вокруг бассейна.
«Отличная мысль пришла в голову, — довольный астронавт быстрым шагом направился к палатке, — новорожденных искупаю в минеральной воде».

***
Тир (Дир на древне-армянском) — бог письменности, мудрости, знаний, защитник наук и искусств, писец бога Ара, прорицатель судьбы, считался проводником душ в подземное царство. Тир записывал добрые и злые поступки. Народ называл его ‘Грох’ – пишущий (на восточно-армянском) или ‘Крох’ (на древне-армянском).
***


Глава 19. Первенцы гигантов на Земле

Утренняя прохлада отступила, развеяв облака, ветер унесся высоко в горы, солнце согрело воздух.
— Отличная погода для купания младенцев. Природа нам помогает, — Торк в хорошем настроении вошел в палатку.
— Мне понравилась твоя мысль купать новорожденных в тёплом бассейне, — Тир встретил его с улыбкой. — Поможем их появлению на свет?
— Ты у нас лучший целитель, а я займусь организационными вопросами. Не торопись, дай мне время сделать кое-что. Женщин пока усыпи.
— Что еще надумал? Я услышал не все твои мысли?
— У матерей не хватит молока, чтобы насытить маленьких великанов, младенцам будем давать коровье молоко. Необходимо сделать кубки для деток и крышки для вёдер.
— Хорошая мысль, займись этим. Женщин усыплю, подниму люльки для новорождённых, и подготовлю всё для операций.

Тир вывел щенков из палатки, самка Гампра вышла следом.
— Будь умницей, оставайся с щенками тут, не путайся под ногами.
 
Захватив вёдра и нож, Торк направился к лесу.
— Манук, ты где? – позвал юношу.
— Я здесь! – Манук появился около гиганта.
Торк срезал дерево, от толстой ветки отрезал два чурбана для крышек по диаметру ведра и пять чурбанов для кубков.
— Возьми острый камень и ковыряй внутри этого, — вручил юноше один маленький чурбан.
— Зачем такая глубокая миска?
— Не миска, а кубок, из него удобно пить молоко. Делай быстро и хорошо.

Гигант сделал крышки для двух ведер и три кубка. Юноша успел сделать два кубка.
— Молодец, Манук! Не уходи далеко, ты мне еще нужен, проследи, чтобы в большой бассейн никто не входил.

Астронавт в бассейне вымыл вырезанную посуду, кубки положил в ведро, вёдра накрыл крышками, взяв емкости в руки, бросился к палатке.

Его приветствовал крик младенца.
— Ты пришел вовремя, — приветствовал его целитель. – Иди сюда, принимай первого новорожденного.
Оставив вёдра у входа в жилище астронавтов, Торк перешел в женскую палатку. На свободном пространстве перед спальными местами рожениц возвышалось высокое кресло, в нем, оттопырив ноги, головой ко входу полулежала женщина. Рядом с креслом стоял небольшой столик с инструментами.
Отрезав пуповину, Тир вручил ему малютку.
— Погоди, обработаю, – целитель завязал узел на трубочке, висящей у живота ребенка; со стола взял тюбик величиной с большой палец, открыл его, провел им, едва касаясь кожи, вокруг узелка. – Ты не в первый раз держишь в руках новорожденного.
— Да, присутствовал при родах двух сыновей.
— Теперь ступай, искупай его.
— Дай салфетку, использую как пелёнку — заверну в неё ребенка после купания.
— Заботливый наш, держи тряпицу, а я займусь его мамой, тут подлечить нужно. Другие детки подождут немного.
— Этот младенец чей?
— Первым родился сын командира, чувствуется, что мальчик станет лидером — сильный, нетерпеливый малыш и голос громкий.

Крепко прижимая ребенка к торсу, астронавт поторопился к бассейну.
— Держи пеленку, Манук, дашь, когда скажу, — гигант протянул салфетку юноше. 
Торк окунул новорожденного в воду, держа малютку на одной руке, другой — мыл его осторожно.
— Солнышко, красив, как отец. Назову тебя Арам, что означает Араи манч — сын Ара, — приговаривал гигант, опуская ребенка в воду. – Арам крещенный водой из лечебного источника.
— Манук! – юноша подал пеленку.
Обернув младенца в салфетку, астронавт поспешил к палатке.

— Клади его в люльку рядом с Нанэ, — Тир велел Торку. – Будь готов принять следующего новорожденного.
— Я назвал его Арам, надеюсь, командиру понравится имя.
— Держи моего сына.
— Какое имя дать твоему наследнику?
— Назови его Ваге, — целитель вручил мальчика, отрезал пуповину, конец завязал узлом.
Торк одной рукой обнял ребенка, другой – забрал чистую салфетку и поторопился к водоемам.

Возле большого бассейна стала собираться толпа жителей пещер. Гигант их не замечал, отдал салфетку Мануку и погрузил малютку в воду:
— Тебя наречем Ваге. Будешь сильным и выносливым, как Тир — твой отец, Ваге, крещенный в минеральном источнике.
Завернув ребенка в салфетку, астронавт побежал к палатке.

— Дети богов появляются на свет по законам и желанию их отцов, — глубокомысленно изрек Оник, стоя у большого водоема.
— Слишком быстро выросли животы их женщин, — удивилась Ануш.
— Боги очень высокие и дети у них крупные, — вставил Гор.
— Кто бабушки этих мальчиков? – Оник обратился к толпе.
Из толпы стали выходить женщины.
— Ступайте к жилищу богов, им понадобится ваша помощь — новорожденных много, вдвоем трудно справиться, — женщинам велел глава племени.
Бабушки устремились к палатке.

Следующим на свет появился сын Сирака.
— Назову тебя Сероб — жгущий, огненный, как сама любовь, как твой отец, — купая ребенка, шептал Торк. – Красив мальчишка — точная копия Сирака: те же раскосые глаза и желание понравится. Сероб, крещу тебя в лечебной воде.

— Не поверишь, но скажу, Ара наблюдает весь процесс и доволен именем первенца, — сообщил Тир, когда друг вернулся в палатку. — Пока у нас нет ни секунды свободной для разговора с тобой, командир. Торк, держи отпрыска Вараздата.
— Светлый малыш. Назову его Васак — свет очей. Дать сыну другое имя Вараздат может в любое время, — астронавт поспешил к водоему.

— Васак, светел и мил, радуй нас всех. Даже если Вараздат будет звать тебя иначе, для меня ты Васак, — приговаривал гигант, купая новорожденного.
Мальчик слушал внимательно, словно понимая.
— Ты родился на плато, Васак, крещенный в источнике среди гор, отныне принадлежащих тебе и всем родившимся сегодня.

Едва Торк вошел в палатку, как целитель вручил ему еще одного ребенка.
— Не удивляйся, но твой мальчик решил не отставать от наших сыновей, может, наши детки своими криками позвали твоего. Держи его крепче, назови, как хочешь. Кажется, рожениц на сегодня больше нет, — выдохнул Тир, смахнув пот со лба.
Для Торка это стало неожиданностью. Крепко прижимая к сердцу малютку, астронавт понесся к водоему.
— Так растерялся, что забыл салфетку, — усмехнулся Тир.

— Во что будешь заворачивать мальчика? – Манук встретил гиганта.
— Беги и принеси пеленку, я забыл о ней.
Сообразительный юноша помчался к палатке.

— Молодец, Манук — хороший помощник, — Тир похвалил влетевшего в палатку юношу, — держи пеленку.

Торк купал новорожденного бережно, не спеша.
— Как тебя назвать? Зачем мудрить с именем? Назову тебя Торк Ангех, похож на меня, словно я вновь стал младенцем. Как отличить тебя и меня по имени? По правде говоря, это я Торк Ангех (из Грифа). Ну и что? Ты мой сын, пусть тебя все знают, как меня, Торк Ангех, крещенный в горячем источнике среди гор.

Манук подал салфетку, гигант завернул в нее ребенка.
— Тебе понравилось купание в теплой воде, у нас одинаковые желания. В подобном бассейне будем купаться много раз, здесь несколько таких источников, — тихо обещал сыну и поспешил к палатке.

– Как назвал своего мальчика? – спросил Тир, когда Торк уложил малютку рядом с Асмик.
— Торк Ангех.
— Редкое имя, — тихо рассмеялся Тир, — главное, ты доволен. Друзья просили передать, что всем понравились имена, никому из нас не пришло в голову придумать имя заранее.
Жалобно захныкали младенцы.
— Детки голодны, бегу за молоком, — Торк схватил вёдра, кубки раздал женщинам и выскочил из палатки.
— А мне нужно убедить новорожденных сосать материнскую грудь.

У палатки толпились новоявленные бабушки.
— Кто из вас умеет доить корову? – спросил Торк.
Две женщины шагнули вперед.
— Идем за молоком, детки голодны, — гигант дал им в руки вёдра, поднял женщин и помчался к поляне, где Ншан с сыновьями пас стадо.
Когда вёдра наполнились молоком, Торк накрыл вёдра крышками, молодым бабушкам велел поднять посуду, взял их на руки и побежал к палатке.

Тиру удалось уговорить новорожденных покушать материнского молока, однако его у женщин оказалось недостаточно, маленькие великаны не наелись и подняли дружный рёв. Торк с дополнительным питанием подоспел вовремя.
— Не думал, что моя голова будет болеть от плача младенцев, — признался целитель.
Торк посадил бабушек возле их дочерей, наливал молоко в кубки, женщины кормили внуков. Малыши наелись и уснули.

— Мне необходимо окунуться в теплый бассейн, — признался Тир, — помыться и отдохнуть.
— Пора поесть чего-нибудь – время обеда, — напомнил Торк. — Идем к природному мосту.
— Бабушки, вам доверяем мам и малышей. Вернемся с едой для вас.
Торк взял копья и ножи, Тир — корзины.

Астронавты направились к холму с источником. Охотник свернул с пути в лес. Целитель дошел до водоемов, смыл кровь с костюма, разделся и лег в бассейне.

Охотник вернулся с двумя убитыми ланями и занялся тушкой, отдохнувший целитель вышел из водоема и приступил к разделке второго животного. Закончив с разделыванием ланей, друзья повесили их на вертела, по очереди лежали в воде и следили за жаркой дичи. Затем сытно пообедали, а кости для щенков бросали в старую плетенку. Оставшееся мясо порезали на мелкие куски и сложили в чистую корзину для женщин.

Счастливые астронавты отдохнули и довольные шли к палатке.
— Свет вашим очам! – новоиспеченных отцов приветствовал Оник. — Все мальчики здоровы? Их мамы здоровы?
— Всё хорошо, Оник, — ответил Торк.
— Надо бы жителей угостить, — тихо произнес Оник. – Этому нас научили боги.
— Угостим, Оник. Я сам всё организую.
— Один не справишься — жителей стало больше, — возразил друг. — Посмотрю как там наши женщины и вернусь. Подожди у бассейна, ты сегодня набегался.

На браслете Тира зажегся свет – на экране появилось улыбающееся лицо командира. 
— Не хочешь рассказать, как вы справились с родами? Мы: я, Сирак и Вараздат поздравляем вас с первенцами на Земле!
— Взаимно — я и Торк тоже поздравляем вас! Извини, командир, что я не позвонил раньше — мы набегались, устали, проголодались и убежали к нашему месту отдыха. Я принимал роды, Торк купал маленьких великанов в тёплом бассейне и приносил их к матерям. Вы бы видели, как нежно Торк обращался с новорожденными. Никто из малышей у него на руках не заплакал, детки смотрели на него с интересом.
— Его вырастила необычная бабушка — повивальная.
— Да, это чувствуется. Торк сделал для младенцев деревянные кубки, Манук ему помогал. Затем Торк велел бабушкам подоить коров и поить малышей коровьим молоком — у рожениц мало молока. Сначала я убедил малюток откушать материнского молока, но без коровьего — детки остались бы голодными. Мы отдохнули на нашем месте у подземных гротов. Торк накормил меня дичью, теперь несу еду женщинам. Оник попросил угощение для жителей пещер, сказал, что боги приучили их к этому. Мы с Торком поохотимся, чтобы отметить рождение сыновей с жителями.
— Все мальчики? Шучу, мы подслушивали вас.
— Кто бы сомневался в силе нашего семени.
— Потому плоды росли по часам. Мы тоже отпразднуем рождение сыновей.
— Какие у вас новости? – спохватился Тир.
— Вараздат сделал повозку, быков учим перевозить грузы, завтра попробуем привезти руду и опробуем печь.
— Как там наши женщины? Мы их бросили на ваше попечение.
— Оба дела срочные, отложить никак не могли. Ты отлично справился с трудными заданиями, пришло время наказать злодеев. Надеюсь, Оник всем рассказал об участи Еро и его сыновей, чтобы жители запомнили этот урок. Никто из нас не сделал бы лучше тебя. Твою Арев к пещерам ношу я, Агун носит Сирак, Вараздат размахивает вирлом. К сожалению, и здесь произошел эпизод похожий на тот неприятный случай с одной из девиц при Мукуче. Помнишь, как одна девушка хотела завладеть салфеткой Нанэ?
— Да? Девушки так глупы, что думают будто мы их путаем? Они решили, что нам всё равно с кем быть и кого взять?
— Родичи одной девушки спрятали Агун — малышку Торка. Новая девица упорно твердила, что она и есть Агун. Я обещал родным, что убью ее, ведь она им никто, раз родственникам всё равно и настоящую избранницу не возвращают. Родня перепугалась и просила у меня прощения. Я им наговорил то же, что и племени Мукуча: не лги, не воруй, не убивай себе подобного, не желай чужого мужчину или женщину, не обвиняй невиновного.
— От твоего громкого голоса в страхе все упали на колени, — хихикнул Тир. — Правильно, командир, люди обязаны знать и соблюдать законы Вселенной.
— Как думаешь, женщины смогли бы родить самостоятельно? Другим женщинам после нас самим придется разрешаться.
— Думаю, да, женщины практически рожали сами, я чуть-чуть помог им, повитуха справится.
— Мне кажется, мы не учли разницу наших суток и земных, и, главное, скорость движения нашего семени — здесь всё протекает медленно. Размеры плода, к счастью, не столь губительны для женщин, как показалось в начале, — улыбнулся командир. — Надеюсь, после нашего вмешательства жизнь на планете ускорится, а наши потомки будут в несколько раз умнее и способнее нынешних землян.

Перед щенками и самкой Гампра Тир выложил из плетенки кости ланей.
— У нас родились сыновья, порадуйтесь вместе с нами, — самка слушала внимательно и кивнула.
Корзину с мясом лани астронавт внес в палатку для женщин.
— Что еще нужно? – спросил шепотом.
— Воды или молока для матерей, — ответила одна из бабушек.
Гигант кивнул, взял пустые вёдра и пошел к горячему источнику.

Друг успел поохотиться — Торк принес к водоемам двух быков.
— Жители будут довольны угощением. Нас с тобой поздравили Ара, Вараздат и Сирак. Я поздравил их от нашего имени. Надо отнести молоко или воду для наших женщин.
— Молоко лучше воды, сейчас организую. Манук!
Юноша прибежал к гигантам.
— Нам нужно молоко, возьми эти вёдра и найди еще одно. Детки проснутся и станут требовать еды, их мамы хотят пить.
— Скажи женщинам, что велел Оник, — добавил подошедший глава племени. — Угощение для нас — это хорошо. Мы должны помочь младенцам. Пусть надоят четыре ведра молока, ведь с ними еще и бабушки.
— Манук, сделай две крышки для вёдер, — велел Торк. — Ты справишься.

Сос и Гор подошли к вертелам и предложили свою помощь при разделке туш.
— Эти ножи велики для вас, мы справимся быстрее. Принесите дрова, почистите шкуры и положите в малый водоем. В большой бассейн ничего не класть и никому не входить! – строго наказал Тир и мысленно обратился к другу:
«Торк, в нем будешь купать детишек. Я помогу тебе».

Обитатели пещер радовались обилию вкусной и сытной пищи. Сначала весомый кусок мяса Тир дал Мануку.
— Юноша помогал нам и заслужил получить угощение раньше всех.
— Принесите чистую корзину, положим в нее еду для матерей и бабушек младенцев, — распорядился Оник. – Манук, отнесешь ее в жилище богов.
— Кости соберите для Гампра, — велел Торк.
— У Гампра новая самка! — крикнул сын пастуха.
— Хорошая новость. Кормите самку, пусть она подарит вам щенков. Собаки будут охранять вас всюду. Большие псы — верные защитники и зверей не боятся.

После обеда Тир взял два ведра с молоком и ушел к палатке.
Торк вымыл копья и ножи в реке, поднял оставшиеся вёдра и двинулся следом.
— Мы остались без молока, — недовольно вздохнул кто-то из жителей.
— Зато наелись мяса, — напомнил ему Оник.

Торк догнал друга возле тарелки.
— Мне придется срочно заняться жилищем. Нам необходима своя корова.
— Корова нужна, лучше — две.

***
Обитатели пещер не отличались чистоплотностью, в силу многих причин. Тем более, их мало заботила гигиена новорожденных. Имена, точнее, клички жители давали детям не сразу, а лишь для того, чтобы знать о ком идет речь. Долгие тысячелетия не знали имен детей, называя: сын или внук того-то.
Ритуал крещения христиане заимствовали у язычников. Обряды язычников формировались веками. Вероятно, жители пещер переняли их у гигантов, слепо копируя привычки богов. Гигантов волновала гигиена недавно родившихся и здоровье их потомства. Имена младенцам они давали сразу, чтобы отличать своих детей.
Ритуал угощения после появления на свет ребенка до сих пор популярен в Армении. В начале радовались только рождению сына, как наследнику.
Значения имен:
Арам – Араи манч — сын Ара, манч — мальчик;
Ваге – сильный, выносливый;
Сероб — жгущий, огненный;
Васак — свет очей;
Ангх — гриф.
***


Глава 20. Жилище гигантов

Едва рассвело, младенцы стали хныкать. Торк вскочил, взял пустые ведра, и побежал к пещерам.
Тир появился в проеме женской половины – с одной стороны каждого младенца лежала мать, с другой – бабушка, все – в отдельных люльках. Матери взяли малышей на руки.
«Мне придется убеждать малюток поесть материнского молока».
— Я голоден. Кто меня покормит? – матери поняли его задумку и улыбались, детки принялись сосать грудь. – Так лучше.

Оник и Ануш ждали Торка с ведрами полными молока.
— Приду еще раз, этого молока будет мало, — гигант забрал два полных, отдав порожние вёдра.

Торк вернулся в палатку с вкусной ношей.
— Хорошо, что люльки освобождают нас от необходимости следить за гигиеной малышей, — вздохнул Тир, — но один раз в день сыновей нужно искупать, и кормление никто не отменял.
— Не переживай так. Сейчас еще раз схожу за молоком. В полдень возьмешь на себя кормление деток, Сос, Гор и Манук тебе помогут. Не стесняйся их использовать, это временно — пока построю жилище, уже натаскал много камней. Будут свои коровы – дела пойдут быстрее. Младенцев и матерей искупаем днем, я буду в бассейне, ты их принесешь.

Пока Тир следил за кормлением малюток, Торк начал строить небольшой дом:
«Если потребуется, позже его расширю, пока выделю место для четырех коров, одного астронавта, учитывая рост Сирака, и угол для запасов. Крышу грубого строения покрою бревнами, дверь сделаю из стволов по своей ширине и росту красавца».
Гигант работал проворно — днем уже стояли стены дома для астронавтов, внутри помещения камнями отгородил стойло для коров, осталось сделать крышу и дверь.

— Ты настоящий строитель и справляешься без помощника, — похвалил Тир, обойдя сооружение. — Пока я вожусь с младенцами, вёдрами и молоком, у тебя жилище почти готово.
— Давай искупаем детишек. Я возьму Нанэ и ее сына, ты принесешь следующую женщину с малюткой, будешь уносить чистого ребенка с матерью.
— Отлично. Последними возьму Манэ с малышом и вместе с ними отдохну в водоеме, побуду немного с сыном.
— Потом пойду на охоту, и мы пообедаем.
— Прекрасно.

Днем после купания младенцев Тир отдыхал в бассейне со своей женщиной и сыном. Торк организовал дойку коров, Сос и Гор помогли донести молоко до палатки.
— У нас временные трудности, скоро закончу жилище и найду коров. Где бы найти пищу для скотины? Здесь вся трава выгорела и опала.
— Если идти дальше по берегу реки, можно найти зеленую траву. В той лощине всегда влажно, но идти далеко.
— Кому далеко? – рассмеялся гигант.
— Да, конечно, далеко для нас, для вас — близко.

Поев молока, младенцы уснули, Торк ушел в лес за дичью, Тир направился к водоемам под холмом. Охотник пришел с ланями, целитель помог ему разделать тушки и повесить на вертела. Друзья пообедали и немного отдохнули на излюбленном месте.
— Сегодня из леса отнесу бревна для крыши и двери, завтра дострою жилище, — строитель поделился планами.
— Я немного помогу.
— Если успеешь, не переживай за меня, я могу сделать больше. Не хочу ставить крышу или дверь – всё до темноты завершить не удастся, вдруг в доме поселится какой-нибудь зверь, днем легче выгнать незваного гостя из нашего жилища.

Тир унес еду для женщин. Прежде чем отправиться в лес за бревнами, Торк позвал Манука.
— Собери юношей и все плетенки. Пока я буду рубить деревья, собирайте орехи. В моем присутствии не будете бояться зверей. Две корзины соберете для меня.
Пришли все юноши и подростки. Гигант встряхнул несколько деревьев и велел мальчикам:
— Уносите в пещеры, высыпайте там и несите сюда пустые плетенки, чтобы всё собрали, пока я рядом.
Юноши стали собирать орехи в корзины, Торк рубил деревья и выносил их на опушку леса.
Тир срезал со стволов ветки, складывая бревна друг на друга, и велел Гору:
— Пусть мужчины отнесут ветки к печи.

Две корзины с орехами Манук принес к палатке, оставил возле самки Гампра:
— Сторожи, Торк их заберет.
Астронавты перенесли бревна к строению.
Торк занес корзины с орехами в женскую палатку:
— Вот вам вкусная и сытная еда.

До темноты строитель успел сделать дверь — в ее верхней части оставил небольшие зазоры, чтобы внутрь поступал дневной свет и воздух. Готовую дверь прислонил к стене сооружения.
— Дверь поставлю на место завтра, когда закончу крышу, — пояснил Тиру. – Утром пойду за травой.

Тир связался с командиром, показал друзьям их сыновей и рассказал последние новости. Командир сообщил, что первую партию руды привезли и опробовали печь.

Манук и другие юноши вылепили много горшков и мисок. Вечером Торк все изделия из глины уложил в печь, под посудой сложил дрова и зажег их.

Утром следующего дня Торк отправился вниз по ущелью в поисках корма для коров. На всем пути астронавт видел много пещер и гротов:
«Может, нарвать зелени и оставить в этих пещерах? Если в них есть жители, они могут использовать сено, но тогда наши коровы останутся без корма, а детки – без молока».
Гигант нашел много высокой травы и сорвал ее, из крапивы сделал веревку, связал траву, взвалил на спину и пошел к своему строению. На обратном пути краем глаза он видел в панике разбегающихся людей. С ношей на спине могучего телосложения Торк выглядел еще более внушительно.
«Пещеры обитаемы, его жители ленивы — утром не спешат выйти на свежий воздух. Солнце согрело почву и они вышли погреться. Если б я к ним подошел, то напугал бы».

Половину принесенного корма Торк разложил внутри жилища на месте для астронавта. Остальную траву положил в угол ближе к стойлу для коров.

Строитель порезал стволы деревьев на бревна одного размера по длине сооружения и положил так, чтобы они опирались на противоположные стены. Пару стволов порезал на доски, уложил поперек бревен, прибив к ним.
«Такая крыша защитит дом от дождя и хищников».

— Жилище готово, — Торк днем сообщил Тиру, — осталось найти коров.
— Я принесу две коровы, знаю где они прячутся. Сначала искупаем младенцев.
— Пора наших женщин одеть в шкурки ланей и сделать им трехи, тогда они смогут гулять с малышами. Мы не можем носить их на руках до тех пор, пока малыши вырастут. У нас скопилось много шкурок и детям потом хватит на одеяния.
— Ты прав. Кто этим займется?
— Манук мастер на все руки. Если он чего-то не умеет, объяснишь — смышленый малый всему учится быстро. Вместе с каждой мамой к водоему принесешь шкурку.
— Понадобятся шнуры. Где их взять?
— Попроси у Оника.

По просьбе Тира Оник принес шнуры из льна для трехов и одеяний. Пока Торк купал мать и младенца, Манук под руководством старца делал обувку и одеяние для женщины.
Тир приносил других — маму с ребенком, и уносил искупавшихся – женщину в трехах и в одеянии из шкурки лани, с малюткой на руках.

После купания детишек с матерями Торк ушел на охоту и принес кабана к гротам, где его ждал Тир. Друзья пообедали и отдохнули под природным мостом.

Торк с едой, высохшими шкурками, копьями и ножами вернулся в палатку. Тир отправился на поиски рогатых животных.

Коровы паслись на поляне в лесу. Подняв двух из них, Тир перенес их к жилищу гигантов, опустил у входа, ввел в стойло строения, дал им траву, гладил спины, успокаивая. Затем связался с другом.
— Жду в твоем сооружении бабушек, умеющих доить корову.

Торк привел бабушек с вёдрами, Тир посадил их на пни возле скотины. Две женщины подоили коров, астронавт перенес полные вёдра в женскую палатку. Три ждавшие внутри бабушки разливали молоко по кубкам, матери кормили малышей. Опустевшие вёдра гигант уносил в жилище и возвращался с полной посудой.
Младенцы наелись, их мамам и бабушкам тоже хватило напитка.
— Молоко осталось, — удивилась одна из женщин в палатке.
— Нам нужны кувшины, — решил Тир. — Излишки молока можно использовать иначе. Может быть, Сирак прилетит к нам на пару дней.
— Вниз по ущелью есть пещеры, некоторые из них обитаемы. В тех местах я встретил много людей, увидев меня, жители в панике разбегались.
— Можно послать к ним кого-нибудь, Гора например. Пусть расскажет им о новой жизни, возможно, и они захотят жить сытно. Кого поселим в жилище?
— Самку Гампра с щенками для охраны коров. Когда прилетят наши друзья, переведем туда бабушек наших сыновей.
— Кто и где будет пасти коров?
— Бабушки в сопровождении нашей собаки могут пасти коров близ жилища. Почему нет?

Вечером строитель завел в жилище самку Гампра с щенками:
— Спите тут, можно на сене. Ночью будете сторожить коров, лаем отгоняйте зверей, хотя сюда проникнуть невозможно — строение новое и надежное.

Астронавт вернулся в палатку.
— Неужели завтра смогу заняться генератором? — вздохнул Тир.
— Да, а я буду нарезать новые камни и помогать перевозить их к тебе. Где могу поставить фигуры людей и зверей из глыб?
— Ставь их с краю от основных камней, если скульптуры помешают, потом переставишь.
— Я вырезал грифа. Пусть все знают, что камни поставили пришельцы, прилетевшие из созвездия Грифа.
— Поймут ли? – в сомнении покачал головой Тир.
— Надеюсь, когда наши сыновья подрастут, ты им расскажешь о звездах и созвездиях, научишь деток астрономии, покажешь им наше созвездие и красавицу Денеб.

Тир связался с командиром, показал друзьям их сыновей и рассказал новости дня.
— Нам нужны горшки, кувшины, миски, у нас есть жилище и свои коровы. Молока много, можно разлить в кувшины и делать молочные продукты. Нам следует подумать о запасах еды для малышей и их матерей или придется каждый день ходить на охоту, чтобы прокормить женщин и детей.
— Пришлю к вам Сирака, – обещал Ара.

Утро следующего дня началось с дойки коров — Торк привел бабушек в жилище и устроил возле животных, ведра полные молока отнес в женскую палатку.
После дойки гигант помог бабушкам вывести скотину на пастбище, самка Гампра вышла следом.
— Будешь с коровами постоянно, днем мы позаботимся о щенках, — Торк наказал собаке.

До того, как прилетел Сирак, Тир и Торк успели окунуться в реку и вернуться к палатке – им тоже досталось молоко.

Красавец Сирак непрерывно восторгался сыном, не выпуская малыша из рук. Младенец сперва удивился такому вниманию, потом обрадовался.
— Сынуля возгордится, как его папаша, — проворчал Торк.
— У тебя много работы, — Тир слегка охладил восторг красавца.
— Можно посмотреть на твое жилище, Торк? – попросил Сирак.
— Это наше жилище — общее.

Сирак обошел постройку.
— Добротное сооружение, даже красивое на фоне дикой природы – толстые стены, двойная крыша и тяжелая дверь, — с уважением в голосе признался Торку.
После осмотра строения, оба направились к пещерам.

Торк открыл печь и достал готовые глиняные изделия.
— Гор, там, куда ты меня послал за травой, в пещерах живут люди, — гигант обратился к подошедшему главе племени.
— Да, я их знаю, иногда бываю у них.
— Жители меня видели и в панике разбежались. Ступай к ним и расскажи о вашей новой жизни, может, они тоже пожелают жить сытно, — улыбнулся гигант.

Сирак выпросил у женщин старые плетенки и принес много глины. Манук и многие юноши сели с ним лепить горшки.
— Ого, вас стало больше. Мне придется чаще ходить за глиной, на вас не напасешься.

Тир начал переставлять первые камни согласно схеме малого генератора.

Торк вернулся к палатке, где его ждали Сос и Ваго. Быки стояли на дороге. Астронавт взял вирл и с мужчинами спустился в ущелье с базальтовыми скалами.
Готовый камень гигант клал на повозку и мысленно уговаривал бычков везти груз, поглаживая им спины. Бичом подгоняя животных, Сос и Ваго довозили валун до нужного участка на плато. За это время гигант успевал вырезать новую глыбу, оставив вирл у скал, шел к возницам, выгружал камень и возвращался к речке. Порожней повозкой легко управлять — возницы самостоятельно спускались по тропе.

В конце дня на браслете Тира зажегся свет, с экрана браслета смотрел усталый Сирак.
— Когда планируете обед?
— Можно сейчас, иди к нашему месту отдыха.
Тир связался с Торком.
— Хватит сегодня резать камни, вирл верни на место, возьми копья и ножи, сейчас время обеда и отдыха.
— Как же купание детей?
— Извини, заработался и забыл о них. Давай искупаем сразу по две мамы с детишками.
— Можно, надеюсь, они на мне поместятся.
Тир первым подошел к большому бассейну и посадил Нанэ с ребенком на ограду водоема.
Затем пришел Торк с Вард и ее сыном.
— Женщины отдайте мне детей, снимайте одеяния и трехи, — велел Торк, ложась в теплую воду.

Когда Сирак шагал к горячему источнику, ему навстречу шло новое племя. Люди жались друг к другу — кто с опаской, кто с восхищением, смотрели на великана. Одна девушка отделилась от толпы и протянула к нему руки. Гигант усмехнулся и поднял ее ладонями грязными от глины, она этого не заметила, счастливо улыбалась.
«Кто тебе рассказал обо мне? – мысленно спросил Сирак».
— Гор часто ходит к нам, — девушка смотрела, удивляясь голосу, прозвучавшему у нее в голове. — Хочу быть твоей. 
«Как тебя звать?».
— Лило или сам придумай.
«Лило, будешь меня слушаться?».
— Я умею всё, что хотят мужчины. 
«Плохо, мне не нужны такие, — красавец нахмурился. — Ладно посмотрю на тебя после купания».
Сирак с девушкой на руках вошел в речной поток. В холодной воде Лило завизжала, выпрыгнула из реки и убежала вслед за племенем.
«Нет, такая – пугливая или с капризами, мне не нужна, — решил гигант, направляясь к излюбленному месту отдыха – к источнику под природным мостом».

Сирак искупался и отдыхал, лежа в горячей воде, когда к нему присоединился Тир.
— Мы только сейчас смогли оставить младенцев на попечении женщин.
Торк пришел с охоты с крупным кабаном.
— Отдохни, я займусь тушей, — охотнику предложил Сирак. — Сегодня мы много налепили, зажжешь нам печь?
— Конечно, после обеда вы отнесете всё, что здесь, в палатку, а я займусь печью. Как тебе новое племя?
— Девушек, кажется, нет, законы, как у Мукуча наверно. Они мне не понравились. Можно мне поспать на сене в новом жилище?
— Можно. Боишься плач младенцев не даст тебе уснуть? – хихикнул Торк.
— Не боюсь, мне просто интересно для разнообразия поспать на сене.

Вечером Торк вошел в жилище с щенками и самкой Гампра.
— Сирак придет сюда спать, подвиньтесь в угол, оставьте ему место на сене.

Сирак зашел в палатку, обнял сына и отдал его Вард.
— Буду спать в новом строении Торка, посмотрю насколько оно удобное, — он повернулся к выходу.
— Мы скучаем, возьми нас с собой, — попросила Вард.
— Не будете бояться? – он не рискнул спросить о плаче младенца.
— С тобой мы ничего не боимся, иногда ночью малыш сосет грудь.
Бабушка завернула ребенка в салфетку. Вздохнув недовольно, Сирак взял на руки Вард и малыша.

Включив свет на браслете, Сирак осветил вход, отодвинул дверь, вошел в жилище и закрыл проем.
Гигант лег на сено, Вард уложил на правой, сына — на левой стороне груди.
Желая его ублажить, женщина гладила и целовала натренированное тело красавца, постепенно опускаясь ниже.
«Знаешь, как меня порадовать», — Сирак остался доволен.

Астронавт проснулся среди ночи и услышал странные звуки, прислушался и понял, что зверь царапает дверь, пытаясь по ней подняться. Залаяла самка Гампра.
«Уходи, зверь! – мысленно велел ему гигант. — Уходи прочь, пока жив».
Послышались звуки множества удаляющихся сильных лап.
Собака умолкла, ребенок мирно сосал материнскую грудь, Вард дремала.
«Видимо, для нее это привычные звуки. Наверно, в пещеру часто заходят хищники».


Глава 21. Число удовольствий растет!

За горами на востоке начало светлеть, лучи восходящего солнца окрасили небосвод в оранжевый цвет, наступало утро. Дневной свет с трудом пробивался сквозь зазоры между бревнами.
Что-то теплое лилось астронавту на живот. Сирак оглядел себя — остался недоволен, малыш успел опорожнить кишечник и притих в ожидании услышать недовольство отца.
«И в этом случае костюм удобен — достаточно дойти до воды и смыть с себя отходы еды малютки, — подумал практичный мужчина».

— Сирак, открой! — Торк постучал в дверь жилища. — Пора доить коров, детки голодны.
— Сам открывай, — Сирак произнес сонным голосом и сел. – Мне придется бежать к воде.
Торк открыл дверь, всё увидел и понял.
— Пожалей ребенка — не лезь в холодную реку, беги к теплому водоему. 
Торк впустил бабушек в жилище, усадил их доить коров.
Сирак обнял сына и Вард, вскочил и побежал к горячему источнику.

— Посади меня на ограду, позволь снять одеяния, — попросила Вард.
Сирак выполнил просьбу избранницы, сам лег в бассейне и забрал у нее мальчика. Она сняла с себя обувку и балахон из кожи лани, и устроилась на груди гиганта. Женщина постирала пеленку малютки и расстелила сушиться на ограде водоема. Затем искупала малыша и быстро помылась сама. Сирак посадил ее рядом с вещами, она оделась и взяла на руки ребенка.
— Да, такого младенца тебе трудно носить на руках, — гигант убедился, что его сын не намного меньше матери, живо помылся и встал, вышел из воды, взял мальчика левой рукой, женщину – правой.
— Скоро высохнет, — Вард успела поднять пеленку, размахивая ею на ходу.

*
Гимн прозвучал на браслете командира, ночевавшего в Большой долине. Ара зевнул, и связался с помощником.
— Как дела, Тир?
— Неплохо, переставил несколько камней. Сирак налепил горшки. Торк нарезает и перевозит глыбы, успел поставить несколько фигур — людей и животных. Среди скульптур есть гриф, автор надеется, что наблюдатели поймут кто строители этого монумента.
— Хорошо, если в будущем наши потомки будут знать и помнить нас. Тир, можешь прервать работу?
— Конечно, есть срочное дело?
— Хочу прилететь к вам, но не на чем. Кроме того, есть неточности с плавкой. Ты лучше меня разбираешься в этом вопросе.
— Жди, скоро буду.
*

— Торк, я улетаю, командир хочет прилететь, — Тир сообщил астронавту, вошедшему в палатку. — Сирак проснулся? Интересно, как он провел ночь?
— Сынуля его украсил, сейчас наш красавец купает женщину и отпрыска, — хихикнул Торк.
— В Большой долине вода неприятная. Я пожалуй тоже окунусь в теплую воду и улечу, — Тир встал с места.

На пути к горячему источнику он встретил Сирака.
— Как спалось в жилище?
— На сене хорошо спится. Ночью хищник пытался подняться по двери, собака залаяла, я припугнул мысленно, звери убежали, кажется, лап было много. Жилище надежное. Торк молодец! 
— Ты меня хвалишь? – подошедший Торк улыбался.
— Да, строение отличное, на сене спать приятно.
— Помоги мне принести еще сена.
— С удовольствием прогуляюсь по окрестностям. Отнесу сына в палатку, открой печь, после пойдем за травой.

Астронавты разошлись в разные стороны: Тир пошел к бассейну, Сирак ушел к палатке, Торк направился к пещерам.
Тир помылся в теплой воде, выпил молока, что предложил ему Гор, и улетел на тарелке.

*
Летающая машина приземлилась на пустыре Большой долины. Из нее вышел Тир. Его встретил командир и протянул руку для пожатия.
— Рад тебя видеть. Мы оставим тебя здесь одного, Вараздат тоже летит. В этот раз возьмем с собой всех наших беременных женщин, помоги рассадить их в креслах.
— Хотите обнять сыновей, — Тир понимающе кивнул.
— Да, и есть кое-какие мысли. Посмотрю строение Торка и все вместе обсудим некоторые текущие вопросы.
*

Торк и Сирак мыли большие горшки и кувшины, когда в небе увидели тарелку.
Командир посадил летающую машину на новом участке и вызвал Торка.
— Торк, ты где? Помоги нам.
— Вместе с Сираком идем к палатке. Чем помочь?
— Подойдите к тарелке.

— Сирак, прогулка за сеном ненадолго отодвигается, командир просит помочь ему.
Гиганты положили глиняную посуду около палатки.

Ара передал в руки Торка двух женщин и вернулся в салон. Вараздат вышел из тарелки с двумя беременными. Командир покинул летающую машину с Анахит на руках.
Ара закрыл дверь тарелки, нажав на кнопку браслета и обратился к экипажу:
— Пообщаемся с детками, осмотрим жилище и соберемся в салоне.

После объятий, поцелуев, возгласов восторга, восхищения сыновьями, командир попросил внимания.
— Женщины, обращаюсь ко всем вам. Тир принимал роды, потому что я переживал за вас, думая, что повитуха одна не справится. Наш целитель сказал, что роженицы сами разрешились. Меня это радует, значит любая из вас сумеет помочь рожающей. Каждая женщина должна знать, что делать при родах. Жизнь полна неожиданностей, не всегда возле вас окажется опытная помощница. Тир примет и этих младенцев. Я привез сюда всех наших беременных, чтобы уже родившие помогли им освободиться от бремени, участие в этом процессе даст вам необходимые навыки. У нас много дел, мы не можем всегда находиться рядом, хотя будем прилетать часто. Учитесь помогать роженице, не бойтесь. Помните: чужих детей не бывает.

Торк и Сирак отнесли горшки в новое строение, Ара пошел с ними, чтобы рассмотреть сооружение.
— Излишки молока можно вливать в кувшины, мы их оставили в жилище, — Торк сказал бабушкам, пасшим коров неподалеку.
— Но в ближайшие дни излишков не останется, — заметил подошедший командир, — женщин стало больше и еще детки родятся.

Ему понравился каменный дом.
— Торк, ты молодец – настоящий строитель! Жилище крепкое словно ты всегда строил дома из таких глыб, — восхищался Ара, обходя и осматривая сооружение со всех сторон.
— Не успел все хорошо обработать, — Торка смутила похвала, — только немного подточил камни, чтобы плотно прилегали друг к другу.
— Строение надежное, не скромничай. Эту ночь я спал в нем, — вставил Сирак.
— Ты все учел, Торк. Дверь жилища пропускает свет и воздух. Двойная крыша защитит в непогоду тех, кто окажется внутри, — похвалил Ара.

Экипаж собрался в тарелке. Командир опустил монитор на середину помещения и вызвал Тира. На мониторе появилось лицо его помощника.
— Тир, оставайся на связи. Извини, что оставил тебя там одного.
— Есть работа для меня, я уже посмотрел результаты, мы находимся на планете для выполнения заданий.
— Нам нужно обсудить дальнейшие дела. Верховное Собрание положительно оценило результаты нашей работы, одобрило наши действия. В их послании так и сказано: «продолжайте строить генератор, искать и обучать новые племена, изучать полезные ископаемые Земли». Это не значит, что мы можем ставить палатки на каждые двести пятьдесят километров. Первое жилище из ткани пока оставим. Следующих малюток примет Тир, ему помогут наши уже родившие: Нанэ и Манэ. Тир сказал, что повитуха справится с родами. Всё не так сложно, как я думал в начале. Если рядом с роженицами не окажется никого из нас, наши женщины должны уметь принимать новорожденных. Жилище в Большой долине свернем, когда будем работать там, заночуем на корабле. Как вам мои мысли? – Ара оглядел экипаж.
— Ты всегда видишь дальше, как бы сверху, — поддержал Тир.
— Правильно, командир, — кивнул Сирак.
— Ты, как всегда, прав, — согласился Вараздат.
— И еще, в палатке тепличные условия, нашим потомкам придется жить в более суровой обстановке. Пусть наши дети привыкают к жизни в твоем жилище, Торк.
— Но это жилище рассчитано лишь на одного с нашими размерами, придется строить поселение для великанов по меркам местных жителей.
— Да, необходимо строить поселение для наших деток. Торк, у тебя уже есть опыт строительства жилища, значит ты построишь дома для наших первенцев.
— Но на плато не поместится нескольких строений.
— Поселение построишь на более просторном участке.
— Есть еще одна не менее важная причина строить жилища в другом месте, — в разговор вступил Тир. — Даже неработающий генератор создает энергетически мощный фон — свойство базальта. Такое соседство для детей не желательно.
— Торк, выбери просторный участок для поселения близко к скалам и лесу, чтобы не пришлось таскать глыбы и бревна издалека. Сирак будет лепить глиняную посуду для наших женщин и детей. Позже Вараздат приведет коров и овец. Я тоже помогу, когда буду рядом.

— Теперь поговорим о главном задании — о генераторе. Тир будет собирать его в одиночку. Кажется, натаскали достаточно глыб. Если камней не хватит, нарежем позже. Какой порядок работ по сборке?
— Сначала соберу малый генератор. Затем расставлю глыбы согласно расположению звезд в нашем созвездии, но не все небесные тела отсюда будут выглядеть неподвижными. Пока не знаю какие из них окажутся подвижными, значит придется долгое время вести наблюдение за видимыми объектами Грифа. Выявив движущиеся из них, соответствующие им камни следует поставить на постаменты. Надеюсь, когда-нибудь обучить наших сыновей астрономии — показать им светила, созвездия и рассказать о них.
— Верная мысль. После установки глыб на местах, узнаем под каким углом нужны отверстия и сделаем зеркала. Я нашел много обсидиана в горной гряде напротив Большой горы, где стоит наш корабль, и принес вулканические образцы в салон летающей машины, перенесем их в палатку. Если понадобится, найду обсидиан.
— Только после этого мы сможем проверить работу генератора в действии — сначала малого, затем большого, — закончил мысль Тир.

Торк обдумал данное ему задание.
— Разреши высказаться, командир, — Ара кивнул, Торк продолжил. — Мне кажется, ниже пещер за рекой достаточно места для поселения. Сейчас там лес и скалы. Для стен строений понадобится много камней, для крыш и дверей нужны бревна. Буду строить жилища, вырезая глыбы из скал и деревья из леса, так освободится место для следующего жилища. Если свернем палатку, где будут жить наши женщины и детки, пока я буду строить поселение?
— У Оника. Родня они им или нет? Как только женщины из Большой долины родят, вернем их в племя. Мы зря обучали жителей? У них вдоволь еды. Хотя наши детки растут быстро, до подросткового возраста они могут жить в пещерах. Мы будем летать туда часто, еще многому научим жителей, проследим за ростом и развитием наших потомков, построим для них жилища и в Большой долине.

Командир посмотрел на серьезные лица астронавтов.
— Мы полетим дальше, к тем морям, что понравились Торку, может, и там найдем племена. Тебя тоже возьмем с собой, Торк. На планете много солнечных дней, проблем с энергией нет — энергии их звезды хватает для летающей машины. Сначала подробнее исследуем те горы, где я нашел руду. Апи сказал, что там есть племена. Животные в тех местах ходят большими стадами, научим племена одомашнивать коров, быков, овец, коз. Жители не смогут, как мы, взять корову в руки и перенести куда хотят.
 
— Я не вернусь в Большую долину?
— Вараздат, ты хотел там остаться?
— Хотел обнять сына и вернуться. В Большой долине созрело много винограда. Есть идея: смастерить бассейны — большой и малый. Можно в больший из них поместить гроздья, выдавить сок, который потечет в малый бассейн.
— Хочешь заняться виноделием? – рассмеялся Ара.
— Виноградный сок полезен, так можно использовать виноград, иначе пропадет богатый урожай. Если сок начнет бродить, получится вино, тоже хорошо.
— Одобряю. Когда выпьем вино?
— Надеюсь, молодое вино созреет через месяц.
— Жизнь на Земле становится всё интересней! – радостно воскликнул Сирак. – Число удовольствий растет!

— Торк, до моего прилета ты что-то планировал на сегодня? – спросил Ара.
— Мы с Сираком хотели пойти за травой вниз по ущелью.
— Возьмёте меня с собой? Возможно, там есть что-то интересное, например, другие племена.
— Другие племена есть, кто-то уже присоединился к известным нам жителям. Рядом с пещерой Оника много свободных гротов. Однако Сираку их девушки не понравились.
— Может, там есть девушки, ко мне приставала женщина, — поморщился Сирак. — Зачем мне такая, которую познали много мужчин?
— Есть идея: устроим гулянье с угощением для местных жителей, — предложил Ара.
— Командир, мы для них часто устраиваем праздники, — вмешался Тир.
— Пока праздников у них не было, лишь угощения. Ты караешь злых и это правильно, однако иногда людей нужно поощрять. Неплохо бы увеличить наше потомство, гулянье даст нам такую возможность, иначе наши пятеро первенцев на плато будут одинокими.
— О каком празднике речь? – заинтересовался Сирак.
— Веселье для молодых и одиноких. Соберем таких жителей и поведем к тем водоемам под мостом, устроим массовое купание и выберем себе новых женщин. Не только мы будем выбирать, но и местные мужчины тоже выберут себе подружку. Во время такого гулянья одиноким не будет завидно и обидно, у каждого из них появится возможность найти себе пару. Идея плоха?
— Прекрасная идея! – воскликнул Вараздат. — Люблю праздники.
— Наше любимое место станет общедоступными? – неприятно удивился Торк.
— Да, пусть у них будет праздник с таким купанием. Вряд ли они смогут ходить туда каждый день, этот источник близок для нас, для них – далек. Признаюсь, я успел соскучиться по этим местам — горам, горячим источникам, холодной бурной реке. Сегодня к концу дня устроим отдых на нашем любимом месте с сыновьями и женщинами. Кто-то из вас против?
— Таких нет! – довольные астронавты рассмеялись.
— Тир, не скучай, я с Вараздатом прилечу в Большую долину до темноты.

***
В 1984 году, на окраине Сисиана обнаружен город гигантов. Дома в нем расположены в пять рядов, сделаны из массивных глыб весом в несколько тонн. Город разрушило землетрясение. Жители ближайших поселений использовали камни для своих нужд. Со временем оставшиеся камни засыпало песком, и люди забыли о городе.
Большое поселение гигантов обнаружено с той стороны горячего источника ‘Сатани камурдж’ (чертов мост), бьющего из-под земли под холмом, где ныне расположен монастырь Татев. Город зарос лесом.
По всему ущелью реки Воротан, где в этой истории купались астронавты, находят могилы гигантов.
По всей Армении обнаружены остатки циклопических крепостей.
В Армении до геноцида 1915 года не было сиротских домов и приютов. Армяне всегда жили по принципу: чужих детей не бывает. Если погибали родители, родня забирала детей в семью. Не было родни, сирот забирали соседи. Не осталось соседей, детей забирали в соседнее село, оставшееся после нашествия очередных завоевателей.
После 1915 года сиротские дома открыли иностранцы, желая помочь многочисленным сиротам.
Аратта, древнее государство со столицей Мецамор в Араратской долине, поставляло вино в Шумер. Об этом есть записи на шумерских табличках.
***


Глава 22. Танец вокруг костра

Солнце выглянуло из-за гор и осветило снежную верхушку Большой горы, яркие лучи спустились по белому покрову и очертили черный корабль пришельцев.
Гимн заиграл на браслете командира.
— Тир, ты проснулся? – Ара вытянулся на койке.
Астронавты — Тир и Ара, ночевали на корабле. Двери в спальных каютах оставили открытыми.
— Привычка, здесь спокойно, не слышно мычания, кукареканья и лая, я выспался.
— Хорошо, тебе нужен отдых, в ближайшие дни будешь принимать роды. Первой роженицей займись сам, Нанэ и Манэ пусть смотрят и помогают. Следующих младенцев наши избранницы примут самостоятельно, ты наблюдай, так они станут повитухами.
— Чем займемся сегодня? – помощник появился в дверях.
— Отдохнем, хотя мы себе устроили отпуск на теплом море, но придумаем еще одно развлечение.
— Сирак и Вараздат продолжают загорать на пляже, один Торк за всех отдувается.
— Ему тоже предоставим такую возможность, но позже. Торк вызвал нас раньше времени — переживает, заботливый наш. Пока такая ситуация: роженицы вот-вот разродятся, кто-то должен за ними следить, кормить, оберегать. Когда эти женщины тоже родят, всех привезем к родне, сами займемся делами. Торка отправим на море, я полечу с ним, его оставлю на берегу, и пойду искать племена. Ты займешься сооружением.
— Какое развлечение планируешь на сегодня? В долине мерзкая погода — туман, облачно, сыро, жители спрятались в пещерах.
— Апи меня предупреждал, говорил здесь такая зима и могут быть сильные морозы, но вроде обошлось в этот раз. Устроим им ритуал призыва весны, тепла и, главное, солнца.
— Интересно, каким способом? — рассмеялся помощник.
— Не скажу, иначе тебе будет не интересно. Не читай мои мысли! – Ара погрозил ему пальцем.
— Что возьмем с собой?
— Успел подслушать, знаешь что именно.
— Возьмем копья и ножи, устроим пир, как умеют боги.
— Сперва умоемся свежевыпавшим снегом, — Ара поднялся с койки.
— Прекрасная мысль! Надену костюм — нагишом не хочу, здесь морозно.
— Согласен.

Легкая, словно собственная тень, летающая машина вылетела из отсека корабля и зависла над челноком, оказавшимся в белоснежном плену.
— Как ярко светит солнце! — воскликнул пилот. – Белый цвет ослепляет.
— Да, а чуть ниже висят неплотные облака.
— Может, разгоним их?
— Нет, сначала исполним ритуал, если завтра ничего не изменится, включу ветер. Так или иначе, докажем жителям пещер, что мы боги. Опусти тарелку поблизости.
Друзья умылись снегом, поиграли в снежки.

— Интересно, как там на море? – по пути к летающей машине Ара вызвал Сирака. — Одиноко лежите на пляже?
— Лежим, но не одиноко, тут нашлись красотки.
— Да? Где же они столько дней прятались? Почему мы их не видели?
— Прятались, но перед нашим обаянием и своим желанием прикоснуться к фаллосу, не устояли, — рассмеялся довольный Сирак. — Очевидно, вы с Тиром слишком серьезные, вас боятся.
— Сколько их с вами?
— Не скажу, не завидуйте. Как вы там? Мерзнете? – свободной рукой Сирак гладил грудь лежавшей на нем красавицы.
— Снегом умылись, в снежки поиграли.
— Хочу к вам.
— Почти верю, — усмехнулся командир.
— Наши женщины родили? — На экране браслета возникло лицо Вараздата.
— Вопрос ко мне? – спросил Торк.
На браслете одновременно появились лица трёх астронавтов.
— Как дела, Торк?
— Как вчера, командир, будут изменения, сразу же сообщу.
— Роды отложили на завтра, мы с Тиром спустимся в Большую долину, — Ара пояснил Сираку и Вараздату.
— Командир, долину еще не называют твоим именем? – поинтересовался Вараздат.
— Такая мысль витает среди жителей возвышенности. Мы легко взяли на себя роли богов, — вставил Тир. — Ара — главный бог.
— По сравнению с обитателями пещер, мы — боги. Кто-то еще сомневается? – искренне удивился Сирак.
— Удачного дня всем нам, — усаживаясь в кресло Ара отключил связь.
Серебристая летающая машина поднялась в воздух и полетела к Большой долине.

— Внизу собирается толпа. Они нас ждали? У них что-то случилось? – удивился пилот, опуская тарелку на пустыре.
Ара спустился по выпавшим из проема ступеням и направился к толпе.
— Апи, в чем дело?
— Вышли вас встречать. Боги могут всё! Разгоните облака, мы устали от холода, хотим тепла, — глава племени смотрел просящим взглядом.
— Мы прилетели с этой целью. Сначала устроим праздник – веселье и угощение, который завтра переменит погоду. Сейчас отправимся на охоту.
Тир вышел из тарелки с копьями и ножами, гиганты направились к лесу.

— Я говорил, что Боги знают, когда спуститься к нам и помочь, — старейшина обратился к соплеменникам.

Охотники вернулись с убитыми быками, и молча занялись разделкой туш. Закончив освежевать животных, повесили их на вертела. Мужчины успели принести высохшие деревья и коряги. Тир обломал ветви и сложил чурбаки под тушами, Ара выпустил лучи из тиары и поджог дрова. Толпа, с нетерпением ждавшая этого момента, радостно вздрогнула, и с восторгом смотрела на пламя, охватившее сухие поленья.
— Боги, — шептали жители, потирая замерзшие руки.
— Обработайте шкуры и проследите за мясом, — мужчинам велел Ара и обратился к девушкам, стоявшим в стороне. — Нам нужно смыть с себя кровь. Кто хочет искупаться с нами?
— Желающие могут присоединиться в реке, — закончил мысль Тир.

Гиганты окунулись в речной поток. К их удивлению некоторые малышки бросились в воду.
«Командир, кажется, многие хотят стать нашими женщинами, забыв про холод».
«Выбери себе красавицу, я нашел для себя».
Рядом с ним барахталась девушка, Ара подхватил ее и посадил себе на грудь.

Довольная малышка рассмеялась, гигант стал ее мыть. Вначале она дрожала от холода, однако быстро согрелась от тепла его рук и своего желания.
«Ого, эту можно иметь прямо в воде. Как тебя звать?».
— Лилит. Хочу от тебя сына, — красотка улыбалась и ласкала его грудь. — Возьми меня с собой, я сделаю всё, что ты хочешь. 
«Ты сделаешь всё, что я хочу. Куда тебя взять?».
— Всюду, куда пойдешь. 
«Это невозможно».
— Я боюсь жить в пещере, внутри холодно и страшно. 
«Мы никого не берем с собой, у нас много дел. Ты передумала родить мне сына?».
— Нет, не передумала, — поспешно ответила Лилит. — Может, ты еще передумаешь?
«Споришь с богом?».
— Нет, подчиняюсь ему.
«Моё семя ты не получишь, — про себя решил астронавт. — Найду других, послушных девочек, женщина мне не нужна. Не исключено, что еще вчера ты развлекалась с кем-то из ваших мужчин. Нам не нужно кровосмешение».

— Мясо подгорит! — Тир выскочил из воды, прижимая к себе малышку.
Ара вышел из реки с Лилит на руках.
Опустив красавиц возле огня, гиганты заняли места у вертелов и следили за жаркой мяса. Девушки сушили волосы и грелись у пламени. Комбинезоны не причиняли неудобств астронавтам — мокрый костюм высыхал без сушки, согревал в холод и охлаждал в сильную жару.

Глава племени подошел к Ара с кувшинами в руках, закашлял, привлекая к себе внимание. Гигант посмотрел на него вопросительно.
— Вот, остался сок из винограда для Богов, я сохранил, — Апи протянул ему кувшин.
Ара взял кувшин, в нос ударил запах созревшего вина.
— Сохранил, не выпил?
— Остатки попробовал. Вкусно, — признался старик. — Если Боги разрешат, из нового урожая сделаю много сока.
«Тир, они не так глупы, как показалось вначале».

Проверив браслетом качество напитка, Ара остался доволен и кивнул Тиру:
— Можно пить – хорошее вино.
— Второй кувшин для другого Бога, — Апи протянул посуду Тиру.
— Очень кстати, вино согреет после купания и приятное дополнение к мясу.
Астронавты выпили напиток с удовольствием.
Жареная еда вкусно пахла, гиганты перестали класть дрова под тушами, начали понемногу срезать готовое мясо с туш и раздавать жителям, привычно ставшим в две очереди. Огонь под вертелами потух.
Опустевшие кувшины гиганты вернули главе племени. Апи отдал посуду женщине, она повернулась к пещерам.
— Стой! – Ара протянул ей кусок туши. — Мяса много, положи в кувшин.
Старейшина благодарил, кланяясь.

Когда обед подошел к концу, Ара обратился к племени.
— Мужчины, идите в лес и соберите засохшие ветки, потребуется много сучьев.

Сытые мужчины с готовностью побежали в лес. Очень быстро перед вертелами выросла гора из высохших прутьев.
Ара встал и показал, куда и как складывать сучья – получилась пирамида.
— Подожгу горку — получим костер.
Гигант поджег пирамиду, выпустив лучи из тиары. Огонь запрыгал по сухим веткам, пламя взметнулось высоко в небо, вызвав ликование племени. Жители смотрели на огонь завороженно и радостно, костер запылал, согревая людей.
— Все встаньте в круг, возьмитесь за руки и двигайтесь вокруг костра в ту сторону, — приказал Ара, указав направо.

Племя подчинилось с удовольствием, сытые и довольные люди шли вокруг костра, держась за руки.
— Ускорили шаг, остановились, снова пошли, — командовал ими Ара.
Люди подчинялись, смеясь и радуясь.
— Тепло приди к нам, солнце согрей Землю, пусть зеленеет трава! Расти новый урожай! – Тир поднялся с места, подошел к костру, подняв ладони к небу.
Жители подняли ладони, не расцепляя их.
Ара сел на свое место.

«Праздник в разгаре! Прекрасная идея! — Тир не скрывал восторга».
— Считаем круги: раз, два. Идем быстрее. Научим вас танцевать: все остановились, подняли правую ногу, опустили, подняли левую ногу, опустили.
Тир показал, как надо двигаться.
– Пошли — раз, два, три, четыре. Повторим — остановились, подняли правую ногу, опустили, подняли левую ногу, опустили. Пошли — раз, два, три, четыре. Еще раз.
Люди сбивались, у них то получалось, то нет, у всех поднялось настроение.
— Всего пройдете семь кругов.
Огонь пылал, ветки сгорали, костер оседал.

— Теперь остановились. Пламя опускается и можно перейти к следующему действию ритуала. Найдите себе пару, будете вдвоем — юноша и девочка, прыгать через костер, — велел Ара.
Люди удивленно переглядывались.
— Одинокие, у кого нет пары — парни и девушки, нашли друг друга и прыгают через костер, взявшись за руки. Остальные прыгают следом по одному. Живее. Так надо, чтобы ушло старое — сгорело в пламени, чтобы скорее пришло тепло и новое. Старики смогут перепрыгнуть, когда костер совсем опуститься.
Молодежь стала прыгать вдвоем, стараясь не расцеплять рук, следом по одному прыгали мужчины и женщины.
— Костер гасить нельзя! Он должен догореть дотла и погаснуть. Часть золы женщины отнесут в пещеры и больше всего разбросают по углам, где находятся животные – это необходимо для плодовитости. Оставшийся пепел мужчины развеют на полях. Так надо для богатого урожая, — закончил мысль Тир.
— Молодые пары — кто прыгал через костер, могут быть вместе, — Ара поднялся и приметил красавицу, она едва высохла и согрелась в танце.
«Как тебя звать? – Ара взял малышку на руки».
— Арпи, — девочка удивилась больше голосу, прозвучавшему в голове, чем тому, что оказалась у него на руках. 
— Тир, не забудь копья и ножи.
«Малышек возьмем на корабль?».
«Закроешь девочке глаза или усыпишь».

Астронавты внесли спящих девочек в свои каюты.
Ара снял комбинезон, малышку оставил на нем и ушел в умывальню. Вернувшись в спальню, астронавт обнаружил ее, кутающуюся в его костюм, освободив девочку от одежды, лег на койку и уложил избранницу на свою грудь.
«Еще мерзнешь?».
«Нет, хочу чувствовать запах Бога».
«Мой костюм приятнее моей кожи?».
«Красивый и добрый Бог, — восторженная Арпи ласкала руками его тело».

Ранним утром сверкая серебром летающая машина опустилась на поле. Астронавты вышли из тарелки с малышками на руках, своих избранниц одели в плотные салфетки и второй салфеткой укрыли их плечи.
«Увидев наших малышек, Торк будет гордиться нами, — Тир улыбнулся командиру».
В небе ярко светило солнце.
«Если хочешь от меня сына, не позволяй мужчинам прикасаться к себе, — Ара строго велел Арпи».
«Я мечтаю о сыне от тебя — от главного Бога, — счастливо улыбнулась ему избранница».

Обитатели пещер собрались на поле и радостно улыбались солнцу, греясь в его лучах. Гиганты подошли к толпе и оставили своих девушек возле главы племени.
— Спасибо добрым Богам, вы подарили нам тепло, — кланяясь, благодарил Апи.
— Теперь дни станут теплее, солнце будет чаще выглядывать из-за туч, но и дожди нужны для урожая. Нам пора, — астронавты зашагали к тарелке.

Лилит бросилась вслед за главным пришельцем.
— Обманул! – крикнула Лилит.
Гигант остановился, обернулся, наклонился к ней и пальцем указал на толпу:
— Ступай к своему мужчине.

Астронавты быстрым шагом ушли к тарелке. Через минуту летающая машина взмыла ввысь.

— Что болтаешь, замолчи! – Апи строго велел Лилит.
— Обещал взять меня с собой.
— Не лги! Боги никого не берут с собой.
— Анахит взял, — сердито возразила Лилит. — Почему вместо меня взял Арпи?
— Если взял не тебя, значит ты плохо себя вела, наверно, сболтнула лишнее, как всегда. Анахит родит и ее привезут сюда. Так надо, — глава племени развернулся и пошел к пещерам.
Матери девочек, выбранных гигантами, подбежали к дочерям, обняли их, счастливо улыбаясь, и повели к холму.
Жители отвернулись от Лилит.
— Забудь глупые мысли, иначе тебя прогонят из племени. Не позорь нас, — гневно велела ей мать.

— Я им еще покажу! – Лилит погрозила кулаком вслед тарелке.
Глава племени вернулся.
— Замолчи! Не навлеки беду на нас! Глупая, ты забыла, что рассказал Сирак?
— Сирак тоже не хотел меня, — обиженно пробормотала Лилит.
— Выбрось из головы плохие мысли! Главный Бог добр, но Тир всё записывает и карает каждого за злые поступки и даже мысли. Ты забыла историю Еро и его сыновей?
— Подумаешь. Чем закончилась та история? – немного остыла Лилит.
— Тебя не было, ты гуляла где-то, когда я всем рассказывал. Еро и его сыновья не хотели ночью жечь огонь в пещере и бросали зверю младенцев, стариков и женщин. Злыдни долго готовились к убийству нового главы своего племени — Гора. Тир их опередил — поймал на лету Гора, когда те толкнули парня со скалы. Тир унес злодеев далеко в поле и бросил хищникам. «Долги нужно отдавать! – крикнул им вслед». Помощника главного Бога не зря называют: Грох. Не забывай! – Апи погрозил пальцем Лилит. – Грох всегда наказывает злых людей. Смерть злодея будет ужасной.

***
Данный праздник, обрастая новыми ритуалами, стал ежегодным и самым любимым праздником молодежи Араратской долины. С появлением домов праздник стал называться Дрндез – буквально: стог сена у двери. В названии пожелание благополучия, плодородия. Его отмечают 13 февраля многие тысячелетия.
Христианская церковь не смогла его упразднить и потому придало празднику новый смысл: называет‘тиарн энд дзез’ (Господь с вами) или ‘тиарн энд арач’ (навстречу Господу) — как День Сретения Господня, отмечает 14 февраля, начинает праздновать с вечера 13-го. Встреча младенца Иисуса Христа с огнем Господа приходится на 14 февраля через 40 дней после его рождения.
Полное описание праздника можно прочесть в рассказе
«Языческий праздник молодежи Трндез» — http://www.proza.ru/2014/02/08/1166
***


Глава 23. Рождение Ария

Легкий ветер, дующий с гор, развеял редкие облака над равниной, солнечные лучи ласкали желающих погреться. Самка Гампра следила за коровами и старалась не терять из виду щенят, затеявших возню возле каменного жилища.
Торк вышел из палатки и улыбнулся солнцу:
— Сегодня удачный день для родов. Планета к нам благосклонна – создает все условия для появления на свет наших деток.
Гигант направился к самке Гампра:
— Проследи за щенятами, не путайтесь под ногами.
Летающая машина показалась из-за гор и скоро заняла свое место на плато.
Торк встречал командира, вышедшего из тарелки.
— Как детки? Что нового? Какие проблемы?
— С детками всё хорошо. Проблемы с молоком, корова отелилась, возможно, и вторая скоро отелится. Что будем делать? Сегодня деток станет больше, чтобы всех накормить, молока не хватит.
— Следует найти еще корову или коз, — вмешался Тир, вышедший из тарелки вслед за Ара.
— Да, это выход, можно найти козочек. Козье молоко лучше коровьего. — Но, учитывая аппетит наших деток, нам потребуется стадо.
— Кажется, во мне проснулись отцовские чувства, обниму первенца и пойду искать козочек, — обещал командир и поспешил в палатку.

Увидев в небе тарелку, жители побежали к водоемам.
— Собирайтесь возле малого водоема, чтобы не мешать богам — они будут принимать роды и купать новорожденных, — жителей предупредил Оник.

Тем временем друзья навестили своих первенцев. Тир обнял и поцеловал сына и Манэ.
— Золотой малыш, как ты хорош, — Ара не мог налюбоваться сыном, поднял и держал мальчика на вытянутых руках, умиленно улыбался, прижал к сердцу и поцеловал в лоб. — Моё солнышко, Арам.
Опустил взгляд, увидел мать младенца, спохватился, поднял Нанэ и поцеловал ее. Оставил обоих на своем ложе и перешел на женскую половину, где в люльках лежали роженицы.
Бережно поднял Анахит, поцеловал и опустил на ее спальное место.
— Послушаем, что скажет Тир.
— Скоро займусь роженицами.
— Не спеши, дай мне время найти дойных животных, детям нужно молоко. Хочу сам искупать новорожденного сына.
— Хорошо, пока подготовлю всё необходимое, объясню своим помощницам, что и как им придется делать.
— Пойти с тобой? – к Ара обратился Торк.
— Нет, вдруг здесь понадобится твоя помощь, сам справлюсь.
— Козочек найдешь в тех горах, похожих на верблюда, что видны за жилищем, недавно я обнаружил их у озера. Корову найти труднее, Тир знает лучше, где искать.
Командир кивнул и вышел из палатки, быстрым шагом обошел каменное жилище и отправился к указанным Торком горам.

Пройдя по тропе среди невысоких холмов, Ара прошел к покрытому льдом озеру, пошел дальше и увидел другое — незамерзшее. Вода в ней оказалась теплее воздуха и потому не замерзла, хотя вокруг лежал снег и было морозно. На берегу заметил стадо коз.
— Интересно, два озера по соседству. Один водоем покрыт льдом, другой — теплый. Может, озеро согревает минеральный источник, коих здесь множество. Козочек нашел, а чем кормить прожорливых животных? Потом подумаем об этом, сейчас выберу несколько крупных самок и унесу.
Гигант подозвал козочек, четырёх взял на руки.
«Животные всегда подчиняются мне, — улыбнулся своим мыслям. — Значит я бог?».
Не теряя времени, вернулся к каменному жилищу, вошел внутрь и опустил козочек, гладил им спины, успокаивая. Торк привел бабушек, умеющих доить корову. Женщины сели, Ара помог им начать дойку животных. Молоко из вёдер Торк выливал в большие кувшины, когда карасы наполнились, полное ведро унёс в палатку. Матери кормили первенцев пришельцев козьим молоком.

На браслете Ара загорелся свет, на связь вышел Тир.
— Пора принимать младенцев.
Взволнованный гигант вбежал в женский шатер.
— Не паникуй, держи своего наследника, — целитель протянул ему новорожденного.
С расширенными от удивления глазами Ара осторожно взял на руки малютку, прижал к себе, боясь уронить. Мальчик с интересом смотрел на мужчин.
— Идем со мной, помогу. Используем салфетку вместо пеленки.
Торк с материей в руке направился к выходу из палатки. Ара вышел следом, внимательно глядя под ноги.

Пока нерешительный отец с новорожденным спускался по тропе, Торк ждал его возле горячего источника.
— Осторожно опусти сына в воду. Он мал, поместится на одной руке, другой рукой купай его. Имя придумал? Называй ребенка по имени, разговаривай с ним, младенцам это приятно.
Двумя руками держа новорожденного, Ара осторожно опустил его в водоем, уложил дитя на левую руку, правой ладонью нежно касался тела малютки.
— Зачем придумывать имя? Назову тебя Арий. Ты — моя копия, мой малыш, — Ара купал младенца осторожно, мальчик серьезно смотрел на него.
— Недавно рожденный, а взгляд осмысленный. Неужели ты всё понимаешь? Я твой отец, рыжий и синеглазый мой, Арий.
— Крещенный в лечебной воде. Заверни ребенка.
Ара поднял дитя из бассейна, смахнул с волос капли, Торк завернул младенца в салфетку.
— Я побегу, возможно, следующий малыш уже вышел.
Счастливый отец прижал сына к груди, его помощник быстрым шагом пошел к палатке.

Ара внес ребенка на женскую половину, целитель указал ему, куда уложить малютку. Анахит лежала в соседней люльке и счастливо улыбалась.
Торк взял новорожденного из рук Нанэ и поспешно покинул палатку.
— Возьми пеленку, помоги Торку, — Тир протянул материю командиру. — С ним мой наследник, назовите его Тирос.

Когда Ара подошел к бассейну, Торк уже купал младенца.
— Я за тобой не поспеваю. Как ты один купал пятерых детей?
— Как назвать сынишку целителя?
— Тирос, так просил его отец.
— Тирос, красивый мальчик, умный взгляд, как у отца, — купая ребенка, приговаривал Торк. – Тирос, крещенный в горном источнике, будешь с отцом отсюда наблюдать за звездами, станешь ученым, астрономом.
Торк забрал салфетку, завернул в нее младенца и зашагал к палатке. Командир едва успевал за его крупной фигурой.

Как только Ара вошел на женскую половину, Нанэ протянула ему очередного новорожденного.
— Я приняла сына Сирака, — покрасневшая от напряжения, улыбалась новоиспеченная повитуха.
Ара поспешил к водоему, забыв про пеленку, Торк взял салфетку и побежал за ним.

Жители толпились возле малого водоема, не рискуя подойти к большому бассейну, с интересом следили за действиями великанов, улыбались и высказывались.
— Смотрите, как боги заботятся о детях.
— В прошлый раз Торк один купал новорожденных.
— Остальные были заняты.
— Чем они занимаются?
— Тем же, чем и здесь – обучают племена.
— Где? Какие племена?
— Откуда привезли рожающих женщин.
— Мне пастушок сказал, что они из Большой долины.
— Сегодня главный Бог сам купает младенцев.
— Не только своего, всех малюток любят одинаково.

Занятые процессом купания потомства пришельцы не обращали внимание на жителей пещер.
— Как назовем отпрыска Сирака? – Ара уже увереннее купал второго новорожденного.
— Оган — огненный, этот мальчик кажется более рыжим, чем твой, — хихикнул Торк.
— А-а-а, — закряхтел младенец.
— Малыш, тебе не нравится имя?
— Нет, он на меня обиделся, как Сирак привык, это у него в генах. Оган — красавец, красивее отца, синеглазый, с огнем в глазах, — заговорил Торк приятным голосом, ласкающим тоном. – Оган, крещенный в теплом источнике.
Мальчик внимательно слушал, переводя взгляд с одного мужчины на другого.

Следующего новорожденного приняла Манэ.
— Сын Вараздата, — женщина отдала ребенка Торку.
Он потянулся к салфетке, но Ара его опередил, взял сам.
— Помогу, иди к водоему.

— Назовем его Ванатур, — едва Торк погрузил малютку в воду, предложил Ара. – Вараздат гостеприимный мужчина, ого красавца так и назовем. С именем утвердим в нем это качество.
— Ванатур, красив, как отец, добр и умен. Подрастешь, пойдем с тобой на охоту, — Торк говорил тихо, но младенец слушал внимательно. – Ванатур, крещенный в лечебном горном источнике.
Ара протянул салфетку, Торк завернул в нее младенца.
— Отдай его мне, беги в палатку. Может, твой сынишка уже родился.
Торк побежал, Ара не спеша пошел за ним.

— Держи своего наследника, — Тир отдал новорожденного отцу. — На сегодня роды закончились благополучно.
Ара с салфеткой пошел за Торком к бассейну.

— Назову тебя Торк Ангех, — мужчина с удовольствием купал мальчика, — пусть мои сыновья получат от меня не только лицо, еще имя и силу.
— Доброту и любовь к справедливости, — дополнил Ара.
— Торк Ангех, крещенный в минеральной воде.
— Ты не забываешь ритуалы.
— Меня воспитала бабушка, она уважала обычаи и ритуалы.
— Ты тут многое знаешь, подумай, где взять корм для коз.
— Подумаю, — Торк завернул дитя в материю и удалился.

— Девочки потрудились и заслужили отдых в лечебной воде, как и я, — целитель подошел к горячему источнику с новоявленными повитухами на руках.
— Дай мне Нанэ, я ее искупаю, получи удовольствие со своей красавицей.
Тир спустил воду из бассейна, стал набирать чистую, подождал немного и сел в водоеме с Манэ.

— Свет вашим очам! – к ним подошел Оник. — У вас есть козы?
— Сегодня принес, иначе деткам не хватит молока, — ответил Ара. — Но чем их кормить?
— Козам нужна свежая трава, знаю где найти, придется очень далеко идти, по ущелью.
— Для кого далеко?
— Да, да, конечно, далеко для нас. Нужны мешки для сорванной травы – она мелкая. У меня есть мешки, сейчас принесу.
Тир искупался и вышел из водоема, спустил воду, поставил камень — затычку на место.
— Я передам Торку слова Оника, — Тир с Манэ на руках ушел к палатке.
Бассейн стал наполняться чистой водой.
Ара с Нанэ сел в водоеме.
«Трудное дело принимать роды?».
«Первый раз страшно, но можно. Малыш выйдет, если время пришло».
«Будешь помогать роженицам и тебя будут уважать. У нас много дел, мы должны улететь, но не можем оставить вас одних. Вы поживете в пещере, Оник найдет для вас удобное место, дадим вам шкуры, заготовим еды. Торк вернется и начнет строить жилища для всех на другом участке, закончит поселение, будете жить там, но я не знаю, когда он вернется, ему необходим отдых».
«Вы улетите сегодня?».
«Завтра. Сегодня все дела не успеем. Роженицам надо окрепнуть, после увезем их к родным в Большую долину».
«Вместе с детьми?».
«Конечно, родня ждет их с нетерпением».

Немного спустя, к горячему источнику подошли Торк и Оник. Гигант взял старца с его мешками на руки и пошел в указанном им направлении.
— Нам идти на юг, там раньше, чем здесь, появляется зелень. Я ходил в те края за первыми травами. Их могут есть и люди, но так много травы нам не принести, козы прожорливы.
Они нашли и нарвали зеленые однолетние растения, заполнили все мешки. Оник завязал мешки нитью и привязал друг к другу. Торк взвалил груз на спину, взял старца на руки и пошел обратно.
Гигант оставил старейшину возле водоемов и направился к жилищу.
Принесенную траву уложил в жилище в углу для запасов, оставив козам немного зелени, астронавт присоединился к друзьям.
— Пора подумать о еде для нас. Я пойду на охоту, придёте к нашему месту отдыха, — Торк взял копья и ножи, и вышел из палатки.
— Мы, как всегда, возьмем плетенки для женщин и щенят, — Тир протянул другу две корзины и две — взял сам.

Раньше, чем его друзья подошли к излюбленному месту отдыха, Торк успел поохотиться. Тир занялся разделкой быка.
Довольные прожитым днем астронавты по очереди лежали в минеральной воде и следили за жаркой туши, потом сытно поели. Кости складывали в плетенки для щенят, оставшееся мясо разрезали на мелкие куски и сложили в корзины для женщин.
— Что думаешь делать дальше?
— Ты отдохнешь, Торк, мы уже отдыхали. Сирак и Вараздат еще наслаждаются на теплом море. Деток с матерями вернем в пещеры.
— Мне не нужен отдых такой ценой!
— Что тебя возмутило? Мы и раньше говорили об этом. Детки будут жить у родни, пока ты построишь жилища.
— Младенцы слабы, мы не можем бросить их в такие условия.
— А как же другие малыши в пещерах?
— Наши детки намного крупнее их, мать не сможет такого ребенка носить на руках.
— Прости, кажется, я задел твои чувства, но для матерей деток пещеры — привычная среда обитания. Женская участь такая, мужчина и у нас может оставить женщину. Мы же не бросаем их насовсем.
— Но у нас иные условия. Женщина рожает и ребенком занимаются соответствующие организации — малыша кормят, воспитывают, учат, лечат. Мать приходит в гости к нему, обнимает и радуется его успехам. Женщина не думает: голоден или сыт ребенок, мокрая ли у него попа, почему урчит животик и лоб горячий, — возбужденно возразил Торк.
— Это твои первенцы? Поэтому ты так близко принимаешь к сердцу?
— Нет, там у меня много мальчиков, но все хорошо устроены. Эти детки совершенно беспомощны. Я не могу относиться ко всем одинаково. Матери этих малюток не могут помочь деткам, даже молока им не хватает, чтобы накормить маленьких великанов, — заволновался Торк.
— Мне кажется, в твоем детстве случилось нечто из-за чего ты такой чувствительный, — тихо заметил Ара.
— Да, ты прав. Увидев мое лицо, отец отказался от меня и ни разу не вспомнил о моем существовании. Когда я повзрослел, мама мне его показала, мой биологический отец очень красив. Достигнув совершеннолетия, я уточнил у генетиков в чем проблема. Мне ответили, что все мои предки красавцы, но случился сбой в генах.
— Извини, не хотел тебя обидеть. Ты поэтому стал астронавтом и отправился в это путешествие?
— Да, уверен, нас показывают по всем каналам и о наших успехах говорят часто. Красота и счастье не в форме носа и разрезе глаз.
— Ты прав, оставайся.
— Спасибо, командир! Я не вмешивался в ваш разговор и рад, что ты принял верное решение, — вставил Тир.
Друзья молча вернулись в палатку.

Торк устроил бабушек на ночлег в жилище на сене. Щенята и самка Гампра провели ночь там же.
Обняв своих женщин и первенцев, друзья ночевали в палатке на своих спальных местах. Ночь прошла спокойно.

Едва утренний свет проник в помещение через прозрачный потолок, как первенцы начали хныкать.
— Бегу за молоком, — Торк стремительно встал с места.
Гимн заиграл на браслете командира, хныканье прекратилось, Торк остановился у выхода.
Ара открыл глаза и увидел направленный на него радостный взгляд первенца. Не успел астронавт подумать, что ребенок радуется тому, что лежит на отце, как лицо мальчика погрустнело. Арам поднял голову и растерянно смотрел по сторонам. Мать поняла в чем дело – песня закончилась.
— Ла-ла-ла, ла-ла-ла, ла-ла-ла, ла-ла-ла, — пропела Нанэ, опережая плач ребенка.
— Музыкальный слух у обоих? Да нет, у всех деток абсолютный слух. Все малыши притихли.
Нанэ умолкла и Арам опять стал озираться.
— Сейчас включу музыку, — Ара поднял руку и настроил браслет.
Мальчик с интересом смотрел на действия отца. Послышались звуки флейты и полилась та же мелодия. Арам поднял голову и радостно смотрел на отца.
— Друзья, смотрите, что происходит, — с сияющими глазами тихо произнес командир, его приятно удивила реакция малюток.
— Жаль, здесь нет Сирака, он сразу бы записал видео репортаж о наших первенцах на Земле, — тихо заметил Тир.
Торк улыбнулся и ушел за молоком.

Астронавт вернулся с молоком раньше, чем перестала звучать музыка, но Ара поставил повтор мелодии. Наполнив кубки малышей молоком, Торк раздал матерям. Дети слушали музыку и не спеша пили молоко.
— Наш гимн легко запомнить, действительно заразительная мелодия, — проронил Ара.
— Это мелодия? – спросила Нанэ.
— Мелодия, мотив, песня, музыка. У тебя музыкальный слух и приятный голос, напевай эту мелодию сыну, ему песня нравится.
Нанэ согласно кивнула.
— Вы остаетесь здесь, пещеры отменяются, Торк отдохнет позже.
— Устроим угощение для местных жителей? Оник сказал, что боги научили их так отмечать рождение сына.
— Конечно, но сначала искупаем младенцев. Ты будешь приносить мне маму с ребенком и уносить искупавшихся, я полежу в бассейне.
— Согласен.
— Я тоже помогу, — обещал целитель. – И у нас будет утреннее купание.

— Hingala, hingala, песнь алым щечкам, песнь жгучим очам, песнь веселым дням, — пропел Ара, выходя наружу с первенцем и его матерью на руках.

*** Значения имен:
Оган — огненный,
Ванатур – гостеприимный.
***


Глава 24. Навасард

Солнце поднялось высоко, близился полдень. Сверкая серебром, из-за гор показалась летающая машина и через минуту опустилась на свое место. В ее салоне сидели два астронавта – командир и его помощник.
— Камни для генератора словно вырастают из каменистой почвы и образуют идеальный круг. Тир, как тебе это удается?
— Я чувствую пространство и время – мне не нужны линейка и часы. Всё ж работа идет медленнее, чем я думал.
«Оник, ты где? – Ара мысленно вызвал старейшину».
«На поле убираем зерно, недалеко от вашего жилища».

Командир вышел из тарелки и направился к полю, глава племени шел ему навстречу.
— Кого-нибудь, кому доверяешь больше всех, оставь вместо себя на два дня.
— Доверяю Сосу, сейчас ему скажу при всех.

Оник вернулся к племени. Гигант стоял близко.
— Сос, ты останешься за главного на два дня, проследи, чтобы собрали всё зерно, не забудьте про чечевицу и хлопок. Все слышали? – старейшина смотрел на внимательно слушавших людей. Соплеменники закивали.
– Оник нужен мне, — пояснил Ара.

Старец подошел к нему, Ара взял его на руки и пошел к тарелке.
— Что-то ты ослабел за год. Тебя заботы племени измотали или женщина?
— Мне надо настой из трав пить, но не успеваю, — смутился старик.
— Ануш родила сына и твердит, что он твой.

Командир вошел в тарелку, нажал на зеленую кнопку, ступени поднялись внутрь, входная дверь закрылась.
— Тир, молодец, что отключил кабину чистки. На Земле воздух везде одинаково хорош, проходить очищающую процедуру каждый раз — пустая трата времени, — командир одобрил действия помощника, сидевшего в кресле.
Ара сел напротив, старика посадил на свое колено.

— Твои травы, Оник, кто-то уничтожает или смешивает, — заметил Тир. — Я скоро выясню, раньше не вмешивался, но пора узнать правду. История с Ануш мне также не нравится и в этом разберусь.
— Дай ему немного нектара, этими вопросами займешься позже.
Из встроенного шкафа помощник достал тюбик, старец открыл рот, астронавт капнул нектар на его язык.
— Глотай, закрой глаза, можешь подремать.
«Спи, Оник. Тир, у тебя есть полчаса, а я пойду к деткам».
Помощник кивнул и вышел из салона.
Ара оставил уснувшего старика в кресле, вышел из летающей машины и направился к палатке.

*
Дети встретили его восторженными криками. Ара сел на свое ложе, Арам и Арий залезли на отца. Астронавт поднял руку и настроил браслет, послышались звуки флейты, и полилась полюбившаяся мальчикам мелодия. Все малыши в палатке — все десять сыновей гигантов, слушали мелодию, открыв рты, с радостной улыбкой.
«Полчаса блаженства, — счастливый отец улыбался».
Нанэ и Анахит прислонились к его ногам.
*

Желая выяснить, что происходит в пещерах, Тир подошел к оранжевым скалам. Гигант хорошо запомнил Ануш — активную женщину, постоянно крутящуюся вокруг Оника. С младенцем на руках она сейчас грелась на солнце, сидя на камне близ гротов.
«Не работает как все, вот для чего хочет считаться женщиной главы племени».
Увидев великана, Ануш невольно встала и, думая, что гигант ищет старейшину, пролепетала:
— Оник ушел на поле.
— Знаю, я к тебе, — Тир взял на руки женщину с ребенком и брезгливо поморщился. — Когда купала ребенка? Когда купалась сама?
— Оник искупал нас недавно, — она пробормотала еле слышно.
— Странно, что чистоплотный Оник терпит тебя возле себя. Искупаю вас в тёплом источнике.

Тир дошел до водоемов, опустил женщину в малый водоем, забрал у нее ребенка.
— Раздевайся, купайся быстро, потом отдам сына, искупаешь и его.
Женщина скинула шкуру на край бассейна и мылась торопливо. Потом села в воде, взяла мальчика на руки и стала его купать.
— Так, теперь вижу какого он цвета. Какие у него глаза?
— Зеленые, — пролепетала женщина.
— Дай, посмотрю, — он выхватил у нее ребенка. — Желтые глаза, а у Оника глаза синие. Кто отец ребенка?
Гигант наклонился к ней и тихо, но жестко произнес:
— Говори правду, иначе утоплю обоих в твоем дерме!
Ануш от страха зарыдала.
— Женские слезы меня не трогают, а здоровье Оника беспокоит. Глава племени вас кормит, обучает, защищает от зверей, лечит. А вы? Вы должны охранять его сон, а он не спит, ты знаешь почему. Кто отец ребенка?
— Вреж. Пощади моего сына, — слезно умоляла Ануш.
— Я никого не предупреждаю, а забираю. В этот раз ты исключение ради Оника, не забудь об этом. Вылезай из воды!
Женщина выскочила из водоема и набросила на плечи шкуру, гигант отдал ей ребенка.
— Дорогу знаешь – дойдешь сама, и не смей докучать Онику, — великан погрозил пальцем, развернулся и удалился.

*
— Всё дети, мне пора, — Ара поцеловал мальчиков и их матерей, — прилечу завтра.
— Hingala, hingala, — пропел, выходя из палатки, и быстрым шагом пошел к летающей машине.

Помощник присоединился к нему на тропе:
— Всё выяснил, надеюсь, уладил.
Друзья вошли в салон, закрыли дверь и сели в кресла. Командир взял Оника на руки.
— Я заснул, простите, — старик открыл глаза.
— Как себя чувствуешь? – улыбнулся Ара.
— Хорошо, будто стал моложе.
— Ты помолодел, нектар сильнее твоего зелья, которое тебе не дают приготовить, — пояснил Тир.
— Перейдем к делу, — начал Ара. — У меня есть вопросы, мне следовало задать их в день нашего прилета.
— Но тогда мы почти ничего не знали о Земле и ее обитателях.
— Да, прошел год, теперь мы знаем о землянах многое. Многому вас научили, меня интересуешь ты, Оник, точнее, твои знания.

— О, мои знания ничтожны.
— Особенно, по сравнению с жителями пещер, — засмеялся Тир. – Мы это заметили.
— Знаю больше, чем они, но я пришел из будущего и учился у хороших учителей.
— Когда мы смотрели твои мысли, ты рассматривал ночной небосвод и люди радовались появлению какой-то звезды. Какое светило вас так обрадовало? – серьезно спросил Ара.
— Мы ждали звезду нашего прародителя. Ее мы называем: ‘плечо Айка’, она появляется к утру. Навасард празднуется 11 августа в честь победы Айка над Белом – лучник трехперой стрелой поразил жаждущего нас покорить высокомерного врага.
— Найдешь звезду на небе? Сможешь показать нам? – уточнил Тир.
— Смогу. Через день или два соберем весь урожай и можно праздновать. Ах, да, это событие еще не произошло.
— Но звезда появится.
— Несомненно.
— Каким был или будет Айк? – поинтересовался Ара.
— Похож на вас — ваш потомок, я так думаю.
— Высок ростом?
— Да, конечно. Насколько был высок не могу сказать, но то сражение известно как ‘битва титанов’ — оба противника считались титанами. Широкотетивный двухметровый лук Айка передается по наследству. Дети и внуки Айка тоже прослыли высокими. Так говорит народ.
— Где ты учился? Кто научил тебя распознавать звезды?
— Сначала меня обучали жрецы нашего храма Творца. Меня хвалили и послали учиться в главный жреческий пророческий центр Мецамор.
— Звучит внушительно, расскажи подробнее.
— Учился там два года. Днем изучал растения – собирал в горах, сушил их, готовил целебные настои из смеси трав; вечером читал книги мудрецов; ночью и ранним утром знакомился со звездным небом. Жрецы Мецамора обучали многому. Я умею лечить, готовить омолаживающее зелье, читать и внушать мысли, перемещать предметы.
— Интересно, на ком ты проверял свои знания? – удивился Тир.
— На своей женщине — Вард, потом на очень многих. В своем городе я был судьей и лекарем. Будучи судьей приобретенные знания и способности помогали мне разрешать споры без тяжелых последствий. Не каждому нравится истина, некоторых приходилось действиями убеждать в том, что злые намерения наказуемы.
— Как насчет пророчества?
— Жрецы Мецамора никому не раскрывают главных секретов, только одному из своих сыновей. Такие знания считаются тайными, их передают лишь по наследству. Мецамор – известный пророческий центр не только в нашей стране. Сюда прибывают правители многих городов и земель — даже издалека, чтобы узнать будущее — своё и страны, исход задуманных дел. Жрецам несут дорогие подношения из золота и драгоценных камней.
— Какие небесные тела ты наблюдал ранним утром? Один раз в год ждал ‘плечо Айка’, а в остальные дни?
— Восход Большой звезды.
— Солнца? Для чего?
— Нет, не Солнца, хотя оно самое важное для нас. До его восхода на небе появляется другая, более крупная и яркая звезда, когда она показывается, жрецы назначают время посева и сбора урожая.
— Интересно, покажешь нам это светило. Где находится, вернее, будет расположен Мецамор?
— На холмах, почти в центре Большой долины, названной в честь Творца — Арарад.
«Что я говорил?» – Тир мысленно обратился к командиру и вслух спросил:
— Как назовут Большую гору?
— Масис, в честь Амасия — внука Айка.
— Полетаем и посмотрим. Расскажи о празднике подробнее.

— Навасард — это проводы ушедшего и встреча наступившего года. После сбора зерновых готовится еда, ночью люди идут к храму, несут приношения: приготовленных — ягнят и козлят, сыры, плоды, вино в кувшинах. Вино пьют мало — лишь глоток, чтобы не обидеть собранный урожай — продукты труда в прошедшем году, благодарят Творца за обилие пищи и просят в следующем году дать столько же. Навасард празднуют везде, но в каждом месте есть свои привычки, однако всюду устраивают состязания в силе, скорости, меткости — кулачные бои, перетягивание каната, стрельбу из лука и другие игры. Обязательная часть праздника — танцы, где юноши выбирают себе девушку для совместной жизни, затем — массовое купание.
— В чем же различие?
— Я принимал участие в празднике в нашем святилище — сначала как житель города, потом долгие годы как жрец. Наш храм Творца расположится на холме, под которым вы отдыхаете со своими женщинами, Гавазан построят там же. Будучи юношей во время Навасарда я нашел свою Вард, обнимал ее в танце и побежал с ней к гротам — к горячему источнику. Желающих искупаться оказалось много, кто-то отодвинул камень, вода утекла. Мы испугались, что нас увидят нагими, схватили свои балахоны и убежали в лес. В Мецаморе люди массово купаются в реке. В Багаване празднование проходит интереснее, чем в других местах.
— Где находится или будет Багаван?
— Далее Масиса за цепочкой гор течет река Арацани, на ее берегах раскинется город у подножия горы Нпат, расположенной в следующей горной гряде. Туда съезжаются правители соседей, приходят паломники издалека. Ночью народ с нашим повелителем во главе стоит и ждет, когда жрецы объявят о появлении звезды ‘плечо Айка’, и начале праздника. Багаван — священный город с двенадцатью храмами и дворцом правителя нашей страны. Река Арацани считается священной. В разгар праздника народ купается в реке. Но здесь празднуют иначе.
— Интересно, они не идут к вашему храму? Это же близко.
— Кому близко? Для жителей этих мест – наш храм далек, думаю, вы заложите иные привычки. Жители идут к двугорбой горе, что видна за каменным жилищем, между холмами есть два озера.
— Мне известно это место, я оттуда принес козочек: одно озеро ледяное, другое — теплое.
— Именно там жители приносят в жертву ягнят, просят Творца о здоровье и богатом урожае. Гору назовут Ухтасар — гора паломничества. Но главное отличие от празднования во всех прочих местах в другом — на камнях, разбросанных на берегу озера, мужчины должны что-то высечь. Поэтому жителей этих мест назовут: ‘пишущие’.
— Что они высекают?
— Животных, птиц, звёзды и сцены – земледелия, охоты, состязаний и танца.
— Тир, летим к Большой долине, посмотрим на холмы и реки.
Пилот сел за пульт управления, летающая машина взмыла ввысь и полетела в сторону Большой горы.

Тарелка медленно пролетала над равниной залитой ярким солнцем. В центре салона висел монитор, на нем отображалась местность.
— Кажется, жители собрали почти весь урожай, — одобрил Ара. – Где твой Мецамор? Смотри внимательно, мы почти в центре долины.
— Вот эти холмы. На этой возвышенности утром я наблюдал Большую звезду.
— Под холмом есть пещеры, мы общаемся с их обитателями. Где Багаван? Куда лететь?
— Левее Масиса цепочка гор тянется словно в танце – плечо к плечу, рука в руке, за ней должна протекать река, перед ней горная гряда.
— Мы остановились на одной горе, может, на той самой — Нпат, — вставил пилот.

Внизу показалась широкая синяя водная лента.
— Арацани! Какая бурная! – невольно воскликнул Оник, и с сожалением в голосе добавил. — Раньше реки были чище и полноводнее.
— Летом реки мелеют, — подсказал Ара.
— Время года ни при чем, причина иная, виноваты землетрясения, вызванные извержением вулкана. Реку питают талые воды Масиса, возможно, некоторые потоки уходят под землю.

Тарелка опустилась на плоскогорье, командира встречал Вараздат.
— Вы прилетели к обеду, нас ждет дичь на вертеле.
— Торк строит поселение, Сирак лепит горшки, ты изучаешь местность за Большой горой, — Вараздату улыбнулся Ара.

— Гора Нпат действительно пристанище Богов, — во время обеда Оник в изумленном благоговении оглядывал все вокруг.
— Мы прогуляемся по окрестностям, посмотрим на реку, мне тоже интересно, — предложил Ара, — здесь красиво.
Тарелка стояла на небольшом пятачке горы — единственном участке лишенном зелени. Палатка утопала в траве. Весь холм зарос лесом, в котором яркими островками выделялись фруктовые деревья — зрелые гранаты густо облепили небольшие деревца, на кустарниках зрел миндаль и орех, высокие деревья склонили ветви под тяжестью темных и оранжевых черешен.
Зеленое необозримое море с горных хребтов стекало к бурной реке.
Оник собрал мяту, Ара нарвал гранаты, Тир принес три ветки черешен. Всё выложили на плоский словно отполированный камень.
— Не хватает вина, — усмехнулся Тир.
— Сейчас принесу, — Вараздат побежал к палатке, вернулся с кубками и кувшином по меркам старца равным крупным чашам и карасу.
— Так питаются боги – дичь, вино и гранаты, — улыбнулся Ара, проведя рукой над продуктами.
— Есть мята и черешня, — робко добавил старец.
— Эти продукты привычны для любого местного жителя, наверное, круглый год.

— Ты присутствовал на празднике как гость или вместе со жрецами ждал появления вашей звезды? – Ара уточнил у старца, когда после сытного обеда они вернулись с прогулки.
— О подобной чести можно лишь мечтать, я присутствовал на празднике как паломник.
— Полежим, отдохнем, нам рано вставать. На какое время настроить будильник? Когда поднимется светило? – натолкнувшись на непонимающий взгляд Оника, уточнил Ара.
— Час лусачемн, перед рассветом, летом рассвет наступает раньше, чем в другие времена года.
— Установи время на три часа, — предложил помощник.
— Я проснусь рано в любом случае, по привычке.
Тем не менее командир настроил будильник.

*
Оник открыл глаза, над ним раскинулось звездное небо. Верх палатки оказался прозрачным.
Гимн прозвучал на браслете командира.
— Оник проснулся, Тир, сделай нам рамку наверху палатки.
Помощник настроил свой браслет, на потолке появился светящийся прямоугольник.
— Покажи нам вашу звезду, Оник, рамку можно перемещать пальцем — просто толкни ею. Можешь двумя пальцами изменить ее размеры, для этого в центре прямоугольника указательный палец сомкни с большим и раздвинь их в желаемом направлении. Просто так попробуй.
Старец поднял руку, пальцы направил на светящееся изображение, соединил указательный палец с большим и разомкнул их, превратив прямоугольник в квадрат.
— Молодец! – Ара похвалил его действия. — Если появились небесные тела соседние с той, что мы ждем, передвинь рамку. Постарайся поместить нужные звезды внутрь полученного квадрата.
— Еще есть время до появления нашей звезды, но мне нужно кое-что вспомнить, ведь расположение небесных тел может быть перевернутым. Несколько тысячелетий что-то меняют.
— Правильно, не торопись, подумай, — подбодрил Тир.
Оник передвинул рамку.
— Вот эти три звезды, расположенные рядом под наклоном к нам, и есть трехперая стрела. Если я не ошибся, ‘плечо Айка’ скоро появится в левом углу, — Оник внимательно разглядывал скопления звезд. – Я оказался прав, все мне знакомы, они перемещаются одновременно. Вот, вот она — ‘плечо Айка’!
— Это созвездие Ориона. Сначала Оник показал пояс Ориона, их интересует Бетельгейзе, – пояснил помощник.
— Интересная информация. Теперь посмотрим на утреннее светило, что ярче Солнца.
Тир и Ара с Оником на руках вышли из палатки и направились к тарелке.

Через несколько минут летающая машина опустилась на поле перед пещерами. Гиганты со стариком поднялись на возвышенность и устроились на камнях на вершине. Ара посадил Оника на свое колено.
«Где появится Большая звезда? В какую сторону смотреть? – не желая нарушать тишину, астронавт мысленно обратился к старейшине».
— Между Большой и Малой горами, там, — старец указал рукой.

Ждать пришлось недолго — яркий свет ударил в глаза, в небе поднимался огромный светящийся диск. Немного спустя поднялось Солнце. Астронавты переглянулись.
«Тир, успел заснять небосвод до появления светила?».
«Да, я догадываюсь какая звезда, но уточню, наложив снимки».
Гиганты вернулись в тарелку.

«Это ‘собачья звезда’ из созвездия Большого Пса, восходит раньше Солнца, — сообщил помощник. — Как насчет старика?».
«Усыплю и блокирую в его памяти эти два дня, хотя он не болтлив, для него это лишняя информация. Праздник такой, как я его планирую».

Летающая машина опустилась на привычном месте недалеко от палатки и каменного жилища.
— Оник, солнце встало. Когда твоё племя выходит на поле? – Ара обратился к проснувшемуся старейшине.
— Я так долго спал, простите. Жители уже подоили коров, выпили молока и идут к полю.

Астронавты вышли из тарелки и направились к округлым скалам.
— Похоже, в твое отсутствие люди не спешат трудиться, — насмешливо заметил Тир.
Ара опустил старика на тропу, ведущую к гротам.
Люди стояли возле пещер, пастухи только начали выводить стадо.
— Сос, приведи сюда Ануш, — велел Тир.
Сос побежал к пещере. Тир заметил, как Вреж метнулся к гротам, и успел поймать его за ноги. Рассерженный гигант держал мужчину вниз головой. Сос вывел из пещеры с трудом передвигающуюся Ануш, ее ребенка на руках несла другая женщина.
— Что случилось? – спросил Тир.
— Ее избил Вреж, — вместо Ануш ответила женщина, державшая ее ребенка.
— За что? – Тир поднял Врежа, посмотрел ему в глаза и сам ответил на вопрос. – За то, что Ануш сказала мне кто отец ребенка.
Вреж дёрнулся и пожал плечами.
— Ануш, скажи всем: кто отец ребенка! – приказал Тир.
— Вреж, — пролепетала Ануш.
— Все знают об этом! — крикнул кто-то.
— Все знают и не защищают Оника от нападок Ануш, — великан погрозил пальцем. — Вы все должны охранять сон главы племени. Он вас кормит, обучает многому, оберегает от зверей, исцеляет. Вреж выбрасывал травы, из которых добрый старец готовил зелья, лечил вас и хотел помочь себе. Почему Вреж уничтожал растения? Потому что желал смерти Онику и надеялся занять его место. Я всё вижу и слышу, вы забыли историю Еро и его сыновей, я вам напомню – зло будет наказано. Долги нужно отдавать, сегодня день расплаты Врежа.
Возмущенный великан зашагал прочь от пещер, унося провинившегося за ноги как ветвь сломанного дерева. Мужчина от страха онемел и закрыл лицо руками, жители стояли, опустив взоры. Вслед Врежу смотрела только Ануш с ужасом застывшем в глазах.

— Сос, зерно собрали? – спросил Ара.
— Поле убрано, там осталось лишь немного чечевицы.
— Оник, хороший урожай в этот раз?
— Да, урожай богатый.
— На поле пойдете завтра утром. Сегодня праздник, готовьте вкусный обед из нового зерна, можете зарезать ягнят и сварить с кашей. Мужчины займутся животными, женщины приготовят пищу. Сначала купание в водоеме, потом сытное угощение, — объявил гигант и направился к палатке, чтобы пообщаться с детьми.
Присутствующие обратили свои взоры на старейшину.
— Вы хорошо поработали и заслужили праздник, — улыбнулся им глава племени.

***
Название ‘Арарат’ связано с именем Ара и в форме Арарад означает ‘обиталище Ара’.

В древнем мире Сириус называли ‘собачья’ или ‘пёсья звезда’. Сириус возглавляет созвездие Большого Пса.

Река Арацани берет свое начало со склонов Арарата, течет по всему Армянскому нагорью и втекает в Евфрат. Жители страны Аратта из козьих шкур делали мешки, вливали в них вино и по реке Арацани отправляли в Шумер. Шкуры, привязанные к большим лодкам, оставались в воде до места прибытия, чтобы вино не испортилось в пути.

Гора Ухтасар расположена в 17 км от города Сисиан. Берег ледяного озера усыпан камнями с петроглифами. Ухтасар — гора паломничества.
Ухт – на армянском имеет два значения: паломничество и верблюд, оба толкования подходят этой горе.

Во время праздника Навасард под горой Нпат в жертву арийским божествам подносились тысячи бычков, ритуал сопровождался крове помазанием — обрядом массового раскрашивания лиц участников празднеств жертвенной кровью; проводились общенародные спортивные игры с участием борцов, мастеров кулачного боя, метателей копья и дисков; устраивались забеги на колесницах и скачки. Праздник заканчивался массовым купанием в священной реке Арацани для очищения тела и души. 
Подобные торжества имели место по всему арийскому миру: на древнеиндийском праздник именовался Навасарата, на древнеперсидском — Навасарату.
***


Глава 25. У теплого моря

/остров Эвбея облюбовал для себя бог морей,
ударом трезубца отделив его от материка/

Утро выдалось теплое, солнечное, безветренное. Зеленый материк от синего моря отделяла широкая полоска суши, усыпанная мелким белым песком. Вода низкими волнами неслышно подкатывала к берегу. Прозрачность морской глади позволяла разглядеть многие метры каменистой поверхности дна, уходящего вглубь водного простора. Бескрайняя гладь казалась почти неподвижной, только почему-то исчезли дельфины, еще недавно игравшие недалеко от берега.

Астронавты: Ара, Тир и Сирак лежали на берегу теплого моря.
— Из головы не выходит то, что нам рассказал и показал Оник, — тихо начал командир.
Сирак лежал в отдалении, не прислушиваясь к разговору, не участвуя в нем.
— Речь о празднике Навасард? – уточнил Тир.
— Наш праздник прошел хорошо, как я планировал.
— Массовое купание — самый важный момент праздника, иначе обитателей пещер не приучить к чистоплотности.
— Жизнь в пещере трудна, где-то понятно нежелание жителей лезть в холодную реку в ненастную погоду, но они и в жаркий день не хотят мыться. Пусть хоть в праздник очищают тело. Однако я имел в виду знания Оника о звездах, точнее, о созвездиях. Навасард празднуется после появления звезды созвездия Ориона. Оник наблюдал восхождение ‘пёсьей звезды’ — главной в созвездии Большого Пса. По преданию местных жителей: Айк убил Бела. Какое созвездие рядом с Орионом?
— Созвездие Тельца.
— Значит из этих созвездий прибудут пришельцы и будут принимать активное участие в жизни землян. Возможно, инопланетяне, как мы, будут ориентироваться на снежную вершину Большой горы.
— Верно. Интересно, когда это произойдет?
— Когда случится, не знаю. Надеюсь, наш локатор предупредит нас, если мы еще будем находиться на планете. Как пришельцы отнесутся к нашему присутствию? Айк убил Бела. В чем причина вражды? Можно ли давать землянам железное оружие? Они используют оружие для защиты от непрошенных гостей или станут убивать друг друга?
— С какими намерениями прибудут пришельцы с других планет? Если с целью захвата Земли, тогда оружие землянам необходимо. Однако в случае прибытия агрессивных инопланетян железное оружие против них ничего не значит, летающие так далеко имеют высокие технологии и серьезное оружие. Вероятно, пришельцы из созвездия Большого Пса захватят планету и заставят жителей поклоняться своей звезде.
— Хотя жрецы Мецамора не открыли Онику секреты пророчеств, он нам поведал многое. Может, прежде чем покинуть Землю, отдадим детям свои тиары? Сейчас на планете настоящий Рай — богатый растительный и животный мир, мягкий климат, прозрачные воды, чистый воздух, незагрязненная почва. Неужели земляне не смогут сохранить эту чудесную среду обитания?
— Всё может быть. На нашей планете тоже когда-то были райские условия. Мы здесь пробудем очень долго, у нас будет достаточно времени подумать над этими вопросами.

Разморенные от жаркого солнца, астронавты лежали на пляже и увидели в небе свою тарелку. Ее манёвры сильно удивили — летающая машина недолго покружила над ними, достаточно низко пролетела над морем и опустилась недалеко от них — там где начинался твердый грунт.
Командир вызвал Торка, на экране браслета появилось радостное лицо астронавта.
— Почему посадил тарелку так близко к воде? Что высматривал в море?
— У меня сюрприз, не скажу какой, сам увидишь.

Дверь летающей машины открылась, из нее выпали ступени, шагая по ним, с детьми на руках вышел Вараздат, следом спустился Торк с остальными мальчиками, повисшими на нем.

От неожиданности отдыхающие на пляже сели на песок, астронавты так растерялись, словно онемели.
Торк и Вараздат опустили малышей на песок. Дверь тарелки закрылась.
— Бегите к своим отцам, похоже, папы от счастья потеряли дар речи, — хихикнул Торк.
Ребятишки нерешительно шагнули по пляжу, оглянулись и посмотрели на него.
— Не бойтесь, отцы вам рады.

Старшие мальчики побежали, младшие засеменили за братьями, нагие, рыжеволосые малыши разного роста напоминали растёкшейся огонь. Дети снова остановились в нерешительности.
— Арам, Арий, ко мне, — раскинув руки, малышей позвал Ара.
— Ваге, Тирос, ко мне, — детей позвал Тир.
— Сероб, Оган — красавцы мои, идите сюда, — сыновей позвал Сирак.
Услышав знакомые голоса, ребятишки радостно побежали к отцам.

Сыновья недолго сидели рядом с отцами. Старшие вскочили с мест и стали бегать по песку, обрадованные свободой и простором. Младшие тоже встали и менее решительно топали по пляжу, падая и вставая. Рыжий ручей растекался по берегу и стекался в одну точку, ребятишки сталкивались, смеялись и бежали прочь друг от друга.

Вараздат и Торк сели на песок, дети гигантов уселись возле своих отцов, играли с песком — пересыпали из одной ладони в другую, лепили лепешки.

— Мы более года здесь, у тебя не было выходных. Я хотел дать тебе возможность отдохнуть от дел и послал Вараздата на замену. Ты настолько привык к детям, что не можешь без них прожить день?
— Да, командир, ты прав, я всех люблю одинаково. Разве наши сыновья не чудо? Все белокожие, рыжие, кудрявые, синеглазые, — астронавт добродушно улыбался. 
— Наша копия, только нет бороды, — рассмеялся Ара.
— Ребятишкам тоже нужно солнце и море.
— Матери знают, что вы увезли детей? Они согласились, разрешили вам привезти сюда малышей?
— Мы их поставили в известность, но обещали не задерживаться, улетим сегодня в конце дня, — астронавт стал серьезным.
— Чем будем кормить деток? Здесь нет молока, наверно, есть, но мы не знали о вашем намерении посетить нас.
— Плоды созрели, мы сверху всё увидели, можно рыбу поймать.
— Голыми руками? Копьем? Ты не заметил какие рыбины плавают в море?
— На поверхности плавали крупные рыбы, у меня есть трезубец. Пока поиграем с детьми.

— Толпа любопытных собирается на пляже, — заметил Сирак. — Мальчики имеют больший успех, чем мы, жители рискнули посмотреть на нас вблизи спустя час после нашего появления. За это время мы успели искупаться и загореть.
— Завидуешь успеху собственных сыновей? – поразился Торк.
— Ничего удивительного. Что подумали обитатели здешних пещер, увидев великанов лежащих на песке? Испугались наверно. Вспомните, как вели себя и что думали о нас первые племена, обнаруженные нами у оранжевых скал, — вставил свое слово Вараздат. 
— Они решили, что мы их съедим, — хихикнул Торк.
— Наши малыши, как ангелочки с гравюр. Ребятки почти такого же роста как здешние жители.
— Читаю мысли толпы: женщины и девочки в восторге, хотят обнять наших мальчиков, — добавил Тир.
— Я привез ребят на море не для того, чтобы их обнимал кто попало, — пробурчал Торк.

Сыновья возились с песком, отцы пытались лепить что-то. Торк строил крепость с квадратными башнями.
— Окунемся с детками в море? – неуверенно предложил Сирак. — Хотя признаюсь, сразу с двумя малышами в воду входить неудобно и немного боязно.
— Сначала проверю морское дно, — категорическим тоном заявил Торк. — Перед матерями я в ответе за них своим телом, то есть жизнью. Сейчас принесу трезубец, проверю дно и попробую поймать рыбу, зажарим улов и накормим деток нежным мясом.
Астронавт направился к тарелке.
— Не доверяет нам наших сыновей? — неприятно удивился Сирак.
— Он прав, мне тоже дно показалось подозрительным, — заметил Ара. – Если что-то случится, любой из нас в одиночку справится, но с двумя детьми на руках не стоит рисковать.

— Морской бог, собственной персоной! – увидев Торка с трезубцем, громко объявил Сирак. — Сделаю снимок на память.
Это было впечатляющее зрелище. К берегу шел гигант плотного телосложения с трезубцем в руке. Его рыжие волосы струились ниже плеч и при каждом шаге колыхалась, доходящая до груди, большая рыжая борода. Любопытная толпа невольно подалась назад и сбилась в кучу.

— Правильно, морского бога нужно не просто уважать, а бояться, — подняв указательный палец вверх, громко произнес Вараздат.
— Хорошо, что сказал ты, Вараздат, а не Сирак, — улыбнулся морской бог, направляясь к воде.
Его сыновья встали и поспешили к нему.
— Куда? Подождите здесь, — Ара успел обнять обоих мальчиков и посадить рядом со своими детьми. — Папа занят, проверит дно и поймает большую рыбу, позже сам возьмет вас на руки.
Дети слушали внимательно, младший оглянулся на старшего, тот кивнул, соглашаясь. Мальчики смотрели на отца, уходящего в море — гигант шел медленно, ощупывая дно трезубцем, и остановился.

Неожиданно ожил браслет командира — прозвучал сигнал, тревожный звук нарушил тишину.
— Сигнал бедствия! – крикнул Ара. — Торк, друзья, берите деток, бегите к тарелке!
Ара обнял и поднял всех четверых детей, Торк бросился к ним, бросив трезубец в море. Гиганты взяли мальчиков на руки и побежали к летающей машине. Тир первым нажал на кнопку браслета, дверь тарелки открылась, из нее выпали ступени. Астронавты быстро входили в машину и садились в кресла. Тир отдал Вараздату своих сыновей и сел у пульта.
— Все дети здесь? – командир пересчитывал ребятишек.
Торк закрыл входную дверь и забрал у него своих сыновей:
— Все десять здесь.
— Тир, поторопись, — Ара почувствовал толчок.
Летающая машина взмыла ввысь.
— Что происходит под нами, Тир? – Торк не скрывал озабоченность.
— Опусти монитор, — добавил командир.
— Землетрясение. Молодец, Торк, что посадил тарелку близко к воде, иначе мы бы не успели покинуть берег. Внизу происходит нечто неприятное. Часть материка откололась или полоска суши осела в море. Местные жители, стоявшие на пляже, исчезли в воде. Там, где мы отдыхали, теперь остров.
Монитор отделился от потолка и опустился на середину салона, на нем отобразились вздыбившиеся море, остров, пустынный пляж.
— Если кто-то из той толпы любопытных останется жив, люди впоследствии будут говорить: «Морской бог отделил ту часть материка, чтобы жители не мешали отдыху богов», — многозначительно изрек Вараздат.

— Торк, что ты говорил насчет своего тела? – Сирак пытался снять напряжение повисшее в воздухе салона.
— Это случилось не вчера, три дня спустя после того, как на равнине я остался один с детьми. Тогда обещал матерям наших детишек, что они могут порезать мое тело на куски, если хоть с одним ребенком что-то случится.
— Ты ничего не рассказывал. Что произошло? – нахмурился командир. – Что от нас скрываешь?
— Ничего страшного не стряслось, не стоит тревожиться, но в тот день мне стало немного не по себе. В солнечный, теплый день я решил, что детям можно полежать на свежем воздухе – под лучами солнца. Вынес и разложил бычины рядом с палаткой. Принес туда двух малышей, уложил на шкуру. Матери ребят стояли рядом. Я встал в полный рост. Признаюсь, в один миг мое чуть сердце не остановилось. На меня летел огромный орел. Размах крыльев не меньше трех метров. Кажется, увидел его глаза и подумал: лети прочь! Хищная птица пролетела надо мной, ее тень накрыла меня. От страха за малышей мои ноги подогнулись.
— Выпустил бы луч из тиары, — вставил Сирак.
— Ты не знаешь какие у него страшные когти. Упав, подстреленный орел покалечил бы ребенка или обоих. Хищная птица могла вернуться поэтому, не теряя времени, я схватил ребятишек и быстро унес в палатку. Матери прибежали за мной и дружно заголосили. Взглянув на размеры хищника, они онемели от страха, а в помещении рыдали в полный голос. Признаюсь, боюсь женских слез. Пытаясь их успокоить, обещал: «Если хоть с одним малышом что-то случится, режьте меня на куски, я дам нож». Все сразу замолчали, потом стали просить прощения, говорить, что испугались. Когда вышел за шкурами, в небе увидел ту же птицу, несущую в лапах ягненка.
— О том, что стряслось на море, мы матерям ничего не расскажем, — заверил Ара. — Скажем, что прилетели рано, потому что возле моря не нашли молока. Хорошо, что дети еще не умеют говорить.

Летающая машина опустилась на своем месте рядом с палаткой. Гиганты взяли на руки сыновей и вышли из тарелки.
— Детки голодны, дайте им молока, — заявил Ара матерям, стоящим возле палатки.
Женщины кивнули. Все вошли в палатку.

Ара включил музыку на своем браслете. Малыши пили молоко и слушали любимую мелодию.
— Пойду на охоту, — Торк взял копья и ножи.
— Мы все пойдем к нашему месту, — решил командир, — поедим, отдохнем, искупаем детишек.
— Вы были возле воды и не купали детей? – удивилась Нанэ. — Мальчики играли в песке. Почему вы их не искупали?
— Горячие источники лучше и дети от морского воздуха сильно проголодались. Поэтому мы решили вернуться.

Сыновья радовались — отцы их купали, малыши барахтались в водоеме.
— Здесь можно научить ребятишек плавать, — обрадовался Ара.
Торк принес несколько ланей.
— Мясо ланей нежное, старшие мальчики смогут его поесть, у них уже выросли зубки, — объяснил свой выбор Торк.

— Я вот о чем подумал: первое жилище сделаю вместительным для всех деток с матерями и одного из нас. Поселение буду строить, но жить будем все вместе до тех пор пока наши наследники подрастут и станут сильными. Что скажешь, командир? — после обеда предложил охотник.
— Одобряю, Торк. Ты меня приятно удивляешь. Пока я думаю о еще не существующих проблемах, ты заботишься о нашем потомстве, — улыбаясь, ответил Ара.

***
В заповеднике области Сюник всё еще обитает орел ягнятник с размахом крыльев не менее трех метров.
***


Глава 26. Полетаем, включив невидимку

Армен отправился в путешествие под громким названием: «к Ноеву ковчегу», по своим соображениям. Эти мысли крутились в голове уже в тысячный раз, но молодой парень двадцати семи лет не уставал размышлять над ними.
«Как-то сразу поумнел обитатель пещеры – так не бывает. Жил в каменном веке и бац... сразу мешок знаний: стал лепить посуду, готовить на огне, мастерить одеяния и обувку, приручать животных, использовать обсидиан – делать наконечники для стрел и нож, строить жилища, обрабатывать руду, высекать на камне и даже разбираться в звездах. Об этом нам рассказывают многочисленные петроглифы в разных горных массивах: Ухтасар, Севсар, Цлаберд, вулкан Пайтасар и на склонах горы Арагац.
Пришельцы с другой планеты научили нас – землян, многому. По своим знаниям прилетевшие астронавты превосходили землян многократно, и потому древний человек считал их богами. Космонавты утверждают, что вершина Большого Арарата хорошо видна из космоса – их снимки подтверждают эту мысль. Инопланетяне могли посадить корабль на горах Араратских, точнее, на Большом Арарате. Вполне возможно, они настоящие строители ‘торчащих камней’. Завершили ли они задуманное? Улетели?

Если пришельцы по каким-то причинам не смогли покинуть Землю, значит остались на корабле. Их потомки и местные жители не должны были видеть, как боги стареют и умирают. Боги не умирают, тем более, в присутствии свидетелей. На корабле они могли жить долго. В течении знойного лета снега Большого Арарата тают и стекают вниз, питая реки и болота у подножия. Река Арацани образуется таким образом, течет по Армянскому нагорью и втекает в Евфрат. К осени снежный покров горы сокращается более чем на половину, стремясь к вершине. От жары вода у основания Арарата испаряется, образуя пелену и облака. При температуре +38 гора скрывается за непроницаемой белой дымкой. Поэтому обнаружить космический челнок не просто.

Возможно, автоматика корабля использует энергию Солнца, а солнечных дней здесь предостаточно – облака обычно висят ниже макушки. Обнаружив живые существа, локатор включал отпугиватель. Как действовал или всё еще работает отпугиватель? Думаю, напускает дымку и будоражит психику, вызывая панический страх. Случалось, люди отправлялись на поиски Ноева ковчега и блуждали в тумане около предполагаемой стоянки деревянного судна. Однако возвращались ни с чем, утверждая, что место мистическое.

Может быть, автоматика челнока и сейчас функционирует в режиме невидимки. В таком случае межпланетный корабль невозможно отыскать современной техникой землян. Земляне и в наше время намного отстают в развитии от тех, кого назвали богами. Чтобы добраться до нашей планеты, те астронавты преодолели 1400 световых лет — расстояние от их звезды до Солнца. Могут ли земляне позволить себе такое?

Что если космический челнок всё еще там, где приземлились пришельцы? Извержение вулкана Арарат в 1840 году сопровождалось землетрясением. Корабль мог провалиться в возникшую трещину. Я должен сам подробно осмотреть окрестности. Мне следует пойти не с группой к вероятному месту стоянки Ноева ковчега, а в противоположную сторону. Туда где туман гуще».

Группа туристов, шагающая по плоскогорью, остановилась. Гид рассмотрел карту и указал в каком направлении им надлежит идти.
Армен надел очки. Во внутренний карман замысловатой куртки положил что-то завернутое в целлофан:
«Шоколад пригодится, если заблужусь».
— Готов идти дальше, — Армен посмотрел на гида, будто раздумывая. — Я передумал, не пойду с вами. Искать Ноев ковчег пустая затея. Но поскольку нахожусь на Арарате, воспользуюсь таким шансом и прогуляюсь по плоскогорью, осмотрю всё вокруг, и вернусь в деревню. Жители меня запомнили, там вас дождусь.
— Странно, люди стремятся сюда, а ты здесь стоишь и отказываешься идти с нами? Это ведь тоже прогулка по Арарату, — растерялся гид. — Такого случая не помню. Не тащить же тебя насильно. Ладно, надеюсь, один не заблудишься.
— Я увлекаюсь альпинизмом и хорошо ориентируюсь на местности, — Армен оглянулся по сторонам. — Запомню на всякий случай что-нибудь приметное.

— В любом случае необходимо всё запомнить, — парень внимательно рассматривал окружающий пейзаж.
Группа двинулась дальше в указанном гидом направлении. Туристы оборачивались, надеясь, что парень передумает. Армен не спешил сдвинуться с места. Когда группа ушла достаточно далеко, достал из кармана лист с планом, рассмотрел пристально, сравнивая с окружающей территорией. Решив, что он на правильном участке, путешественник в темпе зашагал в противоположную сторону и вскоре оказался на территории, где клубился густой туман.
«Очки действительно противотуманные, — войдя в пелену, Армен остался доволен недавним приобретением, — мне повезло».

*
После долгого блуждания в дымке его взгляд наткнулся на нечто странное.
«Неужели это ноги живого существа?».
«Верно, это мои ноги, — в голове раздался грозный голос. — Что ты делаешь в моих владениях?».
Путешественник поднял голову, над ним возвышался великан. Легко подняв Армена на руки, гигант зашагал куда-то.
«Сними очки или я их выброшу, — Армен услышал приказ и выполнил немедленно».
«Закрой глаза!».

«Можешь открыть глаза, — великан опустил его на твердую поверхность».
Армен огляделся – он сидел на огромном столе в окружении пятерых гигантов, одетых в блестящие комбинезоны.
— Что тебе нужно в моих владениях? – тот, кто его принес, насупил брови и повторил вопрос вслух.
— Можно мне заткнуть уши ватой? Иначе я оглохну.
Великан кивнул, Армен из внутреннего кармана достал пакетик с ватой и ватными шариками быстро заткнул уши.
— Находчивый малый. Как звать?
— Меня зовут Армен. Не могу передать словами мое состояние – я волнуюсь. Давно мечтал встретить вас. Мечты сбываются.
— О-о-о, ты знаешь кто мы? Почему решил, что встретишь нас именно здесь?
— Я много читал, размышлял и пришел к такому выводу: вы те, кого мы назвали богами.
— Интересно. Мы – это кто?
— Земляне. Вы же с другой планеты.
— Ты искал нас? Как же Ноев ковчег? Сюда ходят и ходят туристы. Все ищут деревянный корабль. Ссылаются на Библию, молятся на нее, слепо верят этой книге.
— Я не верю Библии. Араратские предания исказили и создали эту книгу – записали всё по-своему. Потом сожгли все первые экземпляры и написали новую Библию, но не успокоились и множество раз ее корректировали, как неопытный автор, каждый раз вписывая то, что им удобно в данный момент.
— Какое пылкое и категоричное заявление, — остальные насмешливо переглядывались. – Что за Араратские предания?
— В них правдивое описание событий тех времен. К сожалению, первые христиане — фанатики уничтожили все книги – сожгли или утопили в водах Евфрата. Дошедшие до наших дней предания могут быть неполными и даже искаженными, поскольку сохранились в устном изложении. Вы прилетели к нам с планеты с высокоразвитой цивилизацией из созвездия Грифа, во всем мире почему-то данное скопление звезд называют созвездием Лебедя.
— Почему так думаешь?
— Вы создатели ‘торчащих камней’. Камни монумента соответствуют звездам созвездия Грифа.
— Много ли таких, кто думают так же?
— Нас много, станет больше, когда узнают всё что известно мне. Интернет нам в помощь!
– Зачем ты хотел нас видеть? – гигант смотрел, насупив брови.
— Уверен, вы в курсе всех событий, происходящих на нашей планете. У меня к вам много вопросов.
— Ты рассчитывал, что мы ответим на них?
— Планета на грани гибели. Какие вы боги, если ничего не делаете для спасения Земли? Или вы бессильны?
— Что ты себе позволяешь? Кто разрешил тебе врываться в мои владения и говорить подобное?
— Вам нравится, что вы наблюдаете? Вы в ответе за своих потомков, — втянув голову в плечи, тихо, но внятно произнес Армен.
— Земляне попрали все законы Вселенной! Разве я учил вас убивать друг друга и разрушать планету?
— Я не был свидетелем тех событий, но неужели вы не могли остановить процесс в самом начале?
— Сначала земляне придумали язычество. Ладно, вроде тогда к природе относились уважительно и под страхом перед богами уважали законы, но многим захотелось золота. Блеск презренного металла ослепил им глаза.
— Пришельцы с ‘пёсьей звезды’ — ее сейчас называют Сириус, виноваты в этом, - вмешался другой гигант.
— Да, Тир, ты прав, но у них есть оправдание: золото им нужно было для восстановления атмосферы своей планеты.
— Или это вранье, мы же не проверяли это утверждение.
— Почему вы не помешали пришельцам с Сириуса? – отважился спросить Армен.
— Что ты болтаешь? Мы воевали с ними. Иначе почему они покинули Землю?
— Я читал что...
— В ваших книгах пишут много глупостей, не желаю их слушать, мне они известны. Расшифровывая глиняные таблички — свидетели тех времен, разбитые и потерянные куски текста предпочитают дописывать, как им хочется, не считаясь с истиной. Взять хотя бы историю Шумера. Я сам следил за перемещением и расселением людей, а в ваших книгах придумали сказки. Когда племена научились многому и стали многочисленнее, в пещерах стало тесно. Людям нужно было больше земель для выращивания еды. По мере увеличения численности племен, я отправлял их в разные стороны, туда где было просторно. И наказал всем не забывать, что они братья, должны уважать другие племена и Законы Вселенной. Все клялись, что между ними нет различий, никто не искал отличия. Но время шло, племена стали говорить на разных языках, признавать только себя, гордиться собой и стали разными народами. Народы отдалились друг от друга, не понимают ни языка, ни душу, воюют между собой. Все погрязли в материальном — хотят больше золота, власти и новых владений, даже если своей территории много и страна неухоженная, запущенная. Вы губите планету, а боги должны ее защищать? У каждого своя правда. Кому верить? Мы вмешивались часто и не позволим уничтожить Землю.
— А люди? – прошептал побледневший Армен.
— Вы хотите, чтобы за вас всё сделали боги. Может, пора вам самим действовать? Если многие, как ты, уже знают правду, значит научились мыслить самостоятельно. Действуйте! Защищайте людей и планету!

«Ара, он может всем рассказать о нас, – озабоченный Тир мысленно обратился к командиру».
«Не расскажет — забудет, усыплю и заблокирую в памяти весь день, утром перенесу его на противоположную сторону».
Гигант приложил ладонь к голове Армена, парень обмяк и лег на стол.
— Я знаю, куда уложить его спать, — Тир поднял Армена и унес в лечебницу. Уложив незванного гостя в люльку, накрыл прозрачным колпаком.
«Колпак нужен в случае, если случайно проснешься среди ночи. Пусть тебе сняться приятные сны».

— Друзья, в ближайшее время нам понадобятся силы, — продолжил командир, когда помощник занял кресло. — Пришло время принять нектар. Тир, раздай каждому по тюбику. Утром поговорим подробнее о наших делах. Всем спокойной ночи.
Взяв тюбики, астронавты разошлись по спальням.

Ранним утром гимн заиграл на браслете командира.
Ара бодро встал с койки и быстрым шагом прошел в лечебницу. Армен спал в люльке. Подняв крышку подвесной кровати, астронавт взял парня на руки. Из кармана гостя достал очки и отдал Тиру.
«Очки напомнят ему о его намерении. Разбей их».
Тир протянул командиру рюкзак нежданного гостя.

Ара вынес Армена из корабля и понес по тропе. Дошел до участка, где туман рассеивался, оглянулся по сторонам:
«Вокруг ни души. Эта легкая тропа выведет к ищущим тебя туристам».
Спящего парня поставил на ноги.
«Просыпайся! Ступай вперед! Не оглядывайся! Ты заблудился, но скоро встретишь своих товарищей, они тебя ищут. Ты искал ковчег и ничего не нашел. Увиденное и услышанное вчера, забудь! — голос в голове звучал требовательно.
— Искал ковчег — остальное забудь!».
В голове путешественника долго звучали эти слова.
*

Неуверенными шагами – словно во сне, парень двигался в указанном направлении и, наконец, вышел на широкую тропу. К его радости воздух стал почти прозрачным.

— Армен! Наконец, тебя нашли, — кто-то его обнимал, кто-то хлопал по плечу. – Где ты пропадал?
— Заблудился, — Армена смутило такое внимание. — Туман обманчив, сбивает с толку.
— Я говорил, Библейская гора — место мистическое, — смеясь, сказал кто-то.
— Глупости. Библия — большой обман. Не было никакого Ноя и ковчега. Ничего здесь нет. Простачков дурят, на нас дельцы деньги зарабатывают. Турист верит всякой ерунде.

*
Ара вошел в комнату отдыха. Каюта оказалась пуста. 
— Тир, займешься моими волосами? – громко спросил командир.
— Сейчас займусь, иди к нам, мы у бассейна.

Бассейн располагался в соседнем помещении. В свободном углу Тир поставил кресло и стриг астронавтов. Сирак сидел в кресле с короткой стрижкой, лишенный бороды. Вараздат и Торк плавали в водоеме с укороченными бородками и постриженными волосами.
— Совсем мальчишка! – воскликнул Вараздат, посмотрев на сияющего Сирака.
— Чувствую себя двадцатилетним юношей.
— Так и есть, — одобрил командир, — за ночь мы помолодели.
— Постричь, как Сирака? – уточнил Тир, когда Ара сел в кресло.
— Нет, оставь небольшую бороду и волосы чуть длиннее, чем у Сирака. Всё ж я старше, мне тридцать лет, — рассмеялся Ара.

После принятия душа астронавты собрались в комнате отдыха.
— Какие планы на сегодня, командир? – спросил Тир.
— Полетаем, включив невидимку. Посмотрим сверху, что земляне натворили и творят. Пообедаем в каком-нибудь заповеднике, куда люди боятся входить, например, в горах Телуи в Южной Америке. Подумаем, сможем ли изменить что-нибудь в нынешней ситуации или будем ждать глобальной катастрофы. Можно найти виновных, как поступают земляне, но мы реалисты и должны быть честными перед собой — чего-то не учли. Может, стоит всерьез задуматься о создании новой цивилизации. Что именно упустили в прошлый раз?
*

В аэропорту путешественника встретил близкий друг Сос.
— Интересно, Армен, что ты видел? Нашел, что искал? – на пути к машине Сос не удержался от расспросов.
— Нет, всё обман, нет никакого ковчега.
— При чем здесь ковчег? Ты искал нечто другое.
— Другое? Не помню ничего иного. 
— Hingala, hingala, — пела девушка по радио, звучавшему из соседней машины.
— Где я слышал эту мелодию недавно? – поразился путешественник.
— Эту старую песню ты слышал несчетное число раз с раннего детства.
— Конечно, знаю песню, — с досадой махнул рукой Армен. — Эта мелодия прозвучала недавно в необычном месте.
— Какая-то армянка напевала мелодию.
Путешественник отрицательно покачал головой.
Ожил телефон Соса, Армен вздрогнул от неожиданности.
— Звучал ринг тон песни. Но где?
— Отдохнешь с дороги – поговорим. Кажется, на Арарате с тобой приключилось что-то серьезное.


Глава 27. Суд богов

Армена разбудил звонок в дверь.
— Сос? – Армен впустил друга в квартиру. — Ты что так рано?
— Это я должен спросить: ты что так поздно встаешь? Не завтракал? Ну да, только встал, — Сос открыл холодильник друга. — Еды нет. Поехали ко мне.

— Странный ты какой-то после этой поездки — задумчивый. В чем причина? Ты, ранняя пташка, спишь до полудня, пунктуальный Армен стал забывчив, — угостив друга бутербродами, допивая свой кофе, начал разговор Сос.
— Стыдно признаться — засмеешь, меня измучил сон. Я просыпался, засыпал и снова видел продолжение сна, никак не мог отделаться от него, самое странное, хотел его досмотреть.
— Рассказывай, не томи, мне всё интересно. Ты побывал в мистическом месте — на Арарате, священной горе для каждого армянина. Что тебе снилось?
— Суд богов, — Армен посмотрел на реакцию друга. Сос удивленно поднял брови, но смолчал, его взгляд требовал продолжения.
— Меня не привели, а позвали — я шел на голос, оказался на открытом пространстве, передо мной стоял трон, на нем восседал верховный бог Ара. По правую руку от него сидел его секретарь.
— Неужели Тир? – прошептал Сос. — Интересно, продолжай. Как они выглядят?

— Белолицые, рыжеволосые, синеглазые, бородатые гиганты. Представь, кудрявая рыжая борода прикрывает горло и волосы не доходят до плеч. Одеты странно, как астронавты: в обтягивающие комбинезоны серебристого цвета. На коленях Тира лежал огромный рулон из очень тонкой бумаги исписанный мелким почерком, конец рулона стелился у стоп гиганта. Я растерялся и стоял, как вкопанный.
— Тебя вызвали на суд как наблюдателя, — заговорил Ара. — Именно ты должен это увидеть. Торк, посади его.
Ко мне подошел гигант, взял на руки и посадил на высокий каменный стул по левую сторону от Ара, так что я мог видеть всё и всех вокруг.

— Неужели Торк Ангех? – пробормотал Сос.
— Да, его внешность ни с кем не спутаешь: крупного телосложения и лицо красивым не назовешь. У него нос странной формы — такие бывают у боксеров, и маленькие, близко посаженные глаза. Торк в руке держал бич.
— Это не для тебя, не бойся, — заметив мой испуг, успокоил меня великан.
Сос не торопил друга. Армен начал свой рассказ.

*
— Позвать Григория? – Тир спросил Ара.
— Нет. Сперва позови Месропа, ему тоже полезно послушать. Не забудь про эффекты.
Тир вытянул перед собой левую руку — на кисти красовался браслет или часы, указательным пальцем нажал на кнопку наверно. Около них началось свечение, особенно яркое вокруг Ара, будто за ними взошло солнце. Их комбинезоны словно вспыхнули – стали ослепительными. Перед нами появился седовласый мужчина.
— Торк, посади его на соседнее кресло рядом с Арменом.
Моему удивлению не было предела — рядом со мной сидел Месроп Маштоц. Перед нами предстал тощий, высокий старик, если бы я стоял рядом, поддержал бы его, он едва держался на ногах.
— Творец, прости мне мои прегрешения! – старик упал на колени. — Я боялся твоего гнева и потому построил новые храмы лучше прежних на тех же местах, сохранил все главные праздники и обряды.
— Лжец! Перестань лицемерить! Не изображай страдание! — строго велел Тир. — Ты коварством захватил власть, уничтожил государство, разрушал храмы, убивал сотни тысяч людей, сеял ужас и смерть, отменил праздники, отнял у людей радость!
— Здесь, — Тир правой рукой указал на рулон, — все мерзости, что ты совершил за свою жизнь в ответ на доброту. Истину можно топтать, терзать, пачкать, убивать, но однажды всё станет известно всем. Истину, как солнце, не скроешь.
Тир посмотрел в глаза Ара.
— Кто ты? Расскажи о себе, — Ара велел старику.
— За каждую ложь и умалчивание будешь наказан ударом бича, — предупредил Тир. — Следи за своими словами. Не забывай: ты на суде богов!
— Я Григорий парфянин, сын Анака, убившего царя Хосрова за то, что тот противостоял распространению христианства.
Бич прошелся рядом с ним. Старик от страха втянул голову в плечи.
— Лжешь! Следующий удар почувствуешь на спине. Говори правду!
— Анак хотел занять место своего брата на троне, — прошептал старик. — Он имел на трон такие же права.
— Только потому что родственник? Хорош родственник. Что делал ты после цареубийства?
— Моя семья тоже пострадала во время тех событий. Меня — малолетнего ребенка, спасла христианка. Я жил с бедными христианами, слушал проповеди, скитался в дальних странах.
Очередной удар бича лег на спину старика.
— Лжешь! Малолетним был сын убитого царя. Имея много золота, ты весело проводил время, радуясь тому, что единственный уцелевший наследник трона не преследует тебя. Для чего ты изучал свойства растений? — голос Тира звучал гневно.
— Может, ты хотел заняться целительством? – старику подсказал Ара.
— Яды самое главное, что его интересовало в растениях, — сердито уточнил Тир, и, раскрутив рулон, ткнул пальцем в строку.
— Прошли годы. Как тебя принял царь? Продолжай, Григорий.
— Трдат оказал мне тёплый прием как родному брату – других близких родичей у нас обоих нет. У царя было прекрасное настроение – ему удалось отвоевать страну у врагов, восстановив прежние границы. Трдат разрешил мне жить в его дворце до тех пор, пока он решит вопрос моего имения.
Бич прошелся по его спине.
— Ты забыл упомянуть, что сначала проверил на случайных людях, как действуют полученные тобой зелья.  Вместо того, чтобы сына убийцы своего отца не подпускать к себе близко, Трдат отнесся к Григорию как к родному, — Тир смотрел на Ара. – Сейчас мы услышим к чему приводит чрезмерная доброта к подлецам. Какие сказки ты рассказывал потом, Григорий?
— Что я провел в темнице 13 лет, — прошептал старик, с опаской глядя на бич.
На кивок Тира старик поспешил продолжить рассказ.
— Меня всё устраивало — окружающие относились ко мне как к брату царя, ни о чем не подозревая. Я отдыхал и размышлял над тем, что задумал.
— Что именно ты задумал?
— Распространить в стране христианство. Мне нужны были сочувствующие, — наткнувшись на хмурый взгляд Тира, старик поправился, — сообщники. Сестра царя оказалась самой подходящей для задуманного дела. Девушка родилась дурочкой, целители утверждали, что жить ей недолго и потому Трдат не выдал ее замуж. Девочка жила, как хотела, вела себя как капризный ребенок. Я потакал ее капризам. Трдат благодарил меня за такое отношение к девушке и просил остаться в его дворце, как можно дольше.
— Чем ты ответил на доброту царя? – спросил Ара.
— Я ждал момента, когда во дворце осталось мало людей – летом многие уезжают в прохладные имения. Верховный жрец уехал из столицы. Дурочку легко убедил, что Трдат серьезно болен и нуждается в лечении. По моему совету доверчивая сообщница подсыпала зелье в кубок брата. У Трдата начались сильные головные боли, первые дни он их мужественно терпел. Я увеличил дозу, и от боли он выл по ночам. Мне удалось пустить слух, что правитель по ночам превращается в вепря — впадает в безумие. Недовольные есть в любой стране. Скоро нашел достаточное число обиженных людей и уговорил их встать на мою сторону, обещая сытную жизнь в достатке. Сообщница по моему научению, объявила, что ангел во сне ей сказал, будто Григорий вылечит заболевшего царя. Я приступил к лечению: давал то яд, то успокоительный настой. Трдат полностью зависел от моего желания. Враги пошли на нас войной. Обессиленный царь передал мне власть над войском, чтобы я сражался с врагами. Но я начал войну с язычниками так, что сначала никто ничего не понимал в происходящем. Я убил верховного жреца и его окружение, крестил царя и всю знать с их семьями в реке Арацани. По моему приказу воины сравняли с землей все храмы священного города. Сочувствующие мне стали разрушать другие святилища по всем государстве. Язычники не хотели принимать новую религию и вспыхнула кровопролитная война.
Григорий умолк.
— Кровопролитная братоубийственная война длилась триста лет, — закончил Тир.
*

— Я посмотрел на Месропа, — Армен вздохнул. — Мой сосед качался из стороны в сторону, будто оплакивая чью-то гибель.
— Да, гибель нашего государства, смерть сотен тысяч невинных людей, разрушенные храмы, сожженные книги, утерянные знания, попранные ценности, обряды, праздники — гибель всего, — согласился Сос.
— Я заставил себя проснуться, и долго лежал с открытыми глазами, пытаясь переварить всё услышанное.
— Боги слышат наши мысли и передают нам информацию через сны. Вижу, ты устал, отдохни. Я спущусь в магазин, куплю продукты, похоже, нам предстоит долгий разговор. Вернусь и поставлю кофе, — Сос встал с места.
Армен удобно устроился в кресле и закрыл глаза.

— Запах кофе отрезвляет, — Армен сел прямо. – Могу продолжить, чувствую потребность рассказать всё, что видел во сне.

*
— Бедный мой народ, бедный мой народ, — Месроп качался на месте, не уставая повторять эти слова. — Я активно участвовал в этой чудовищной войне, слепо верил всему, что говорил Григорий и его внук, считая Григория мучеником и святым.
— Ты не знал правды, Месроп, — Ара хотел успокоить старика. – Однако продолжим.
— Что проповедовал твой Христос, Григорий? Какие слова по твоему самые важные в его проповедях? — Тир продолжил допрос.
— Возлюби ближнего, как самого себя, — выдавил из себя Григорий.
— Что? – возмущению Ара не было предела. — Под этим лозунгом скольких ты возлюбил?
— Вот полный список имен, — Тир начал раскручивать рулон, лежащий на его коленях. — Григорий задохнется в этой тонкой бумаге, если я разверну рулон до конца.
— Про тюрьму и 13 лет проведенных в ней — враньё. Что еще ты придумал? – еле сдерживая гнев, спросил Ара.
— Про дев, которых забросали камнями за веру в Христа. Их действительно забросали камнями, но потом я из этого сделал легенду. К другим мифам я не причастен, их создавали монахи после меня. Наш народ жалостливый и доверчивый, каждое событие век спустя, когда очевидцы мертвы, можно преподнести так, как удобно и желательно для власти.
— Вот к чему может привести алчность и высокомерие. Поняв, что верховный жрец выше царя, Григорий хотел занять его место. Поскольку стать верховным жрецом не просто, Григорий принес в страну новую религию, — заключил Тир.
— В Библии есть умная фраза: благими намерениями вымощена дорога в ад. Тир, убери его с глаз долой, — Ара сердито махнул рукой.
Тир встал с места и исчез вместе с Григорием и рулоном, как ни бывало.
Через минуту Тир вернулся один.
*

— Я снова проснулся, не знаю, сколько лежал без сна.
— Мне кажется, что ты перед поездкой на Арарат начитался всякой литературы. Оттуда вернулся задумчивый и рассеянный. Там что-то с тобой произошло.
Армен кивнул и вздохнул.
— Я их всех видел наяву там — на Арарате. Помню, что сидел в окружении гигантов. Этих троих запомнил, других — нет. Голос главного мне не забыть, потому что тогда говорил только Ара.
— Ты сообщил интересную информацию: ты видел богов раньше?
— Не сомневаюсь, если бы не этот сон, не вспомнил бы голос и внешность гигантов.
— Твои сомнения о Григории и христианстве мне хорошо известны, я их разделяю. Язычество формировалось веками. Из привычек и будней складывались ритуалы и обряды. Чтобы украсить жизнь, люди устраивали праздники. Григорий хотел силой за несколько лет ввести новую религию в приказном порядке.
— Я продолжу рассказ, должен всё рассказать.

*
— Торк, помоги Месропу, — попросил Ара. — Теперь поговорим с ним.
Торк поднял Месропа с каменного стула и поставил перед троном.
— Прости, Творец! — Месроп упал на колени. — Мне стыдно, что я принимал в этом участие.
— Встань, я тебя вызвал, чтобы ты узнал правду и рассказал нам кое-что. Твои слова важны для Армена, как представителя народа. Расскажи о письменах.
Месроп встал и начал говорить.
— Народ не ходил в новые храмы. Все говорили, что первые христианские храмы разрушали прежние боги, потому что их строили на новых местах. Однако в мое время их стали возводить на месте прежних, под алтарем сохраняя капища. Если крестьянин шел мимо церкви, обязательно останавливался и что-то тихо говорил. Однажды я спросил крестьянина: что ты шепчешь? Он ответил: прошу прощения у Творца за то, что не смог защитить его святилище от разрушения. Никакие беседы, угрозы, казни не могли заставить народ забыть праздники, обычаи, обряды, ритуалы. Народ насильно загоняли в церковь, заставляя слушать проповеди и ставить свечу. Один крестьянин сделал, как ему велели, вышел из храма и рассмеялся. Я спросил его: что тебя рассмешило? Он ответил: жрецы в храме пели и народ пел вместе с ними, эти мычат не пойми что. Крестьянин был прав. Священник показал мне Библию на сирийском и объяснил: я не знаю сирийский, даже если б знал, крестьянин всё равно не поймет, поэтому говорю, что придет на ум. Тогда я понял, что нужны книги на своем родном языке, и с этими мыслями пошел к главе церкви. Саак меня поддержал. Сначала я пытался создать новые письмена, но царь подсказал мне, что сохранились книги с нашими письменами у сирийца Даниила. Мне удалось разобраться в буквах и я стал обучать монахов алфавиту. Однако ничего не получалось. Размышляя о причинах, понял, что алфавит несовершенен — в нем не хватало букв: гласных и специфичных для нашего языка. Изучив алфавиты других языков, в наш — добавил новые буквы; нанял каллиграфа — он придал буквам красивый вид; стал обучать учеников и переводить Библию.
— С армянского на армянский, — Тир прервал Месропа, — точнее, с арамейского на армянский язык. Однако арамейский — это язык Арама, сына Айка. Арам создал эти буквы, используя Керхач (гнутый крест) — символ Ара.
Тир дал в руки Месропа лист толстой бумаги и карандаш.
— Нарисуй Керхач и посмотри внимательно: сколько букв алфавита найдешь в нем? Ты не видишь гласных букв?
Месроп нарисовал Керхач, долго смотрел на него и закрыл лицо руками.
— Я посрамлен, — Месроп опустил голову. — Мои ученики аккуратно переписывали слова, используя новые буквы.
— Что было потом?
— Я сообщил главе церкви, что возвращаюсь с алфавитом и новой Библией. Мне устроили торжественную встречу. Всюду говорили, что я создал алфавит. В начале я робко пытался возражать, но меня убедили в важности моего труда. Каюсь, приятно, когда восхищаются, хвалят, называют мудрецом и гением. Так все думают до сих пор.
*

Армен умолк, друзья сидели задумавшись.
— Наверно, мне следовало сказать им, что мои современники спорят об алфавите. Месроп Маштоц сделал многое, но не всё, что ему приписывают, — вздохнул Армен.
— Боги слышат наши мысли, они хотели показать тебе истину и верное направление в исследовании истории нашего народа. Сон – это твои переживания и желания. Что-то подобное снится многим. Мы думаем: «Ах, если б...». Нам хотелось бы увидеть подобный суд над многими известными людьми, вершившими историю империй, чтобы узнать истинную историю нашего народа.

— Армен, ты побывал там, где обитают гиганты, они же наши боги. Нашу историю боги знают лучше нас. Интересно, они имеют постоянный источник информации или сами присутствуют здесь постоянно?

***
Арам — царь объединенного армянского царства, объединил города-государства, носил титул царя царей.
Григорий парфянин — Григорий Просветитель (род. ок. 252 г – 326 г) первый Католикос армян (302 г – 325 г).
Трдат III (род. ок 250 г – 330 г) — царь (287 г – 330 г). 
Месроп Маштоц (род. ок 361 г – 440 г) — восстановил армянскую письменность и литературу, лингвист, переводчик, теолог, основоположник национальной школы. 
Керхач (гнутый крест) — крест с загнутыми концами, на санскрите называют Свастика.
Межевой камень царских земель времен царя Арташеса I (дата рожд. неизв. — умер около 160 до н. э.), найденный близ Сисиана, служит убедительным доказательством того, что арамейский это армянский. Надпись на нем была прочитана Парисом Геруни.
***


Послесловие

Конечно, это фантастика, однако в ней не много фантазий, гораздо больше истины. Многое в истории, археологии и даже в мифологии станет понятным, если предположить, что Землю посетили гиганты.

Что в этом произведении фантазии автора?

Оник — маг, перешел на много тысячелетий назад и сам не знает на сколько. Предположительно, на восемь тысяч лет для нашего современника.

События происходят слишком быстро, то, что произошло за день, особенно обучение чему-нибудь, на самом деле длилось неделями или месяцами.

Конкретные люди с именами.

Интриги могли происходить такие или похожие.

Возможно, не угадала с именами всех астронавтов.
Ара — командир, и Тир — его помощник, сомнению не подлежит, об этом написано в мифологии.

Рассмотрим, что становится ясным в мифологии, если гиганты и есть боги.
 
Во-первых, чтобы кого-то назвали богом, ему мало появиться, покрасоваться, показать, что умеешь, и исчезнуть, даже если зритель неграмотный, пещерный человек. Того, кто присутствовал недолго, скоро забудут и, тем более, не будут помнить несколько тысяч лет.

Гиганты пробыли на Земле очень долго, возможно, тысячу лет. Несомненно, гиганты были долгожителями. Те, кто преодолел расстояние в 1400 световых лет, имели высокоразвитую цивилизацию, значит и соответствующий высокий уровень медицины.
Термин: ‘нектар’ появился на Земле с их легкой руки. Нектар был не просто едой или напитком богов, но и лекарством от всех болезней и средством, омолаживающим организм.

Их дети и внуки также были долгожителями – им это передалось с генами, но потомки гигантов постепенно лишились этой особенности организма. Причин может быть несколько. Одна из причин – потеря состава нектара, вероятно, потомки не придавали ему должное значение, надеясь на здоровые гены, через какое-то время опомнились, но уже утратили его рецепт.
В шумерском эпосе о Гильгамеше главный герой искал растение дающее бессмертие. Гильгамеша изображали гигантом — лев в его в руках выглядит котенком. Возможно, гиганты передали потомкам знания о растениях и омолаживающее средство. Увы, его состав утрачен. Многие тысячелетия человек не устает искать ‘эликсир молодости’, значит что-то такое существовало.

Астронавты подчинялись командиру и жители пещер сразу приняли Ара за главного. Так Ара стал верховным богом в древнеармянском пантеоне — создателем неба и Земли, громовержцем, богом плодородия, отцом богов.

Почему громовержцем? Командир, как и все астронавты, имел тиару — средство защиты, оружие испускающее смертоносные лучи. Может быть, ему пришлось использовать тиару чаще других членов экипажа?

Несколько тысяч лет спустя, под давлением персов, в Армении верховного бога Ара переименовали в Арамазд. Имя происходит от парфянской формы имени зороастрийского бога творца Ахура Мазда (Ормазд). В Армению культ Арамазда пришел в VI—V веках до н.э. 

Тир — помощник Ара, часто сопровождал его и потому в мифологии признан секретарем верховного бога. Тир (Дир на древне-армянском) — бог наук, знаний и письма, защитник наук и искусств, писец бога Ара, прорицатель судьбы, считался проводником душ в подземное царство. Тир записывал добрые и злые поступки. Народ называл его ‘Грох’ – пишущий (на восточно-армянском) или ‘Крох’ (на древне-армянском).

Гиганты летали на своей тарелке, часто навещали свой корабль и останавливались на горе Арарат. В мифологии это выразилось так:
«Боги часто наведывались на Землю. Они поднимались на двуглавый Масис, откуда был виден весь Арарат, и развлекались там».

Гору Арарат местные жители всегда называли Масис.
Название ‘Арарат’ связано с именем Ара и в форме Арарад означает ‘обиталище Ара’. В древности армяне говорили Арарад.
В древнеармянском во многих словах некоторые буквы звучали иначе – ‘т’ как ‘д’, ‘г’ как ‘к’, ‘б’ как ‘п’. Так бог Тир именовался Дир, область Арарат – Арарад. ‘Грох’ произносили ‘Крох’, ‘трндез’ — ‘дрндез’.
Именем Арарат называли местность вокруг реки Аракс — территорию включающую Араратскую долину и берег ныне подконтрольный Турцией вместе с горой Арарат. Страбон — древнегреческий историк и географ, называет эту область ‘Араксена’.

«Боги управляли Вселенной. Каждый делал свое дело. Затем собирались все на Земле, в Арарате — для забав, для божественных утех, приправленных виноградным вином... А умелец Тир на вершине горы Арагац воздвиг роскошный трон, на котором иногда восседал Отец Ара. Боги являлись к нему, получали отеческое благословение и опять улетали на Масис — продолжать свои игры».

Гора Арагац расположена напротив горы Арарат, своим подножием обнимая Араратскую долину.
Считается, что слово Арагац произошло от слова: Арагаh (последняя буква латинская) дословный перевод слова: трон Ара. Видимо, Тир проводил на горе Арагац и у его подножия много времени, потому возник этот миф.

Чем занимался Тир на Арагаце и у его подножия?
На Арагаце добывали руду и обсидиан. У подножия горы гиганты для своих потомков строили жилища. Выше Мецамора, где на возвышенности раскопаны пещеры и живут герои моей книги, есть поселение Агарак. С 2001 года здесь ведутся раскопки. В Агараке найдены поселения раннебронзовой эпохи. Вся вышеназванная территория — подножие горы Арагац, залита туфом — камнем вулканического происхождения. Скалы мягкой породы оказались хорошим материалом для жилищ — легко поддаются обработке. Туф хорошо сохраняет тепло зимой и прохладу — летом. Используя особенности местного рельефа, древние жители Агарака превратили естественные массивы туфа в единую гигантскую систему каменных сооружений. Улица, обнаруженная на северо-восточной части плато, и наличие по обе ее стороны круглых в плане домов и прямоугольных пристроек указывают на то, что в эпоху ранней бронзы здесь существовало поселение с регулярной планировкой. В Агараке раскопано много винодавилен и хранилищ вина.

В Араратских преданиях абрикосовое дерево названо Животворным – «нежным шелестом листьев оно напоминало новому богу Арию божественный животворный завет».
Детей богов называли земными богами.

Нанэ — главная богиня пантеона богов древней Армении, жена верховного Бога Творца — богиня (дицуи) материнства и мудрости.
Созвучно ее имени шумерская богиня Инанна с теми же функциями. Согласно мифам об Энмеркаре, первоначально Инанна была богиней Аратты.
Аратта — Арарат — Урарту — Араратское царство — Ванское царство — Армения это названия одной страны в разные времена разными народами.

Во времена Шумер, 6 тыс. лет назад, Армению называли Страной Богов, Страной Божественных Законов, а эллины Малую Азию называли ‘Асией’, от понятия ‘Ас’ –высший, божественный, т.е. местом богов.

Анаит (Анахит) — богиня-мать, богиня (дицуи) плодородия и любви, дочь и жена Ара. В армянском фольклоре Анаит изображалась с младенцем на руках, с внешностью и в одеянии армянской женщины. С именем Анаит стал связываться в первую очередь культ плодородия. Возможно, пришла в Армению из персидской мифологии, где Анахита — богиня воды и плодородия. Анаит взяла на себя часть функций Нанэ (богиня плодородия) и Астхик (богиня воды).

У того, кто впервые читает армянскую мифологию, тот факт, что богиня была дочерью и женой одновременно может вызвать недоумение. Однако, если боги были гигантами, всё становится понятно. Анахит дочь какого-то племени, где хорошо знали, что Анахит женщина Ара. Тогда не было понятия жены.
Гигант намного превосходил Анахит по росту и потому носил свою женщину на руках. Другие племена считали Анахит дочерью Ара, ведь на руках носят детей.

Ара в мифологии называют арев (солнце) и арарич (творец).
Представим, как выглядел гигант, и всё объяснимо: с кудрявыми рыжими волосами и бородой — таким его изображают. Так изображают солнце. Арарич — творец, потому что гигант многое создавал и имел многочисленное потомство.

Трндез, Затик и Вардавар — языческие праздники возникли раньше язычества.
Трндез или Дрндез — танец вокруг костра, как призыв к солнцу появиться, согреть землю после суровой зимы.
Затик наши предки праздновали, приветствуя приход весны. Тогда же начинался год. Деревья расцветали, появлялась зеленая трава — серый пейзаж становится цветным. Яйца красили в яркие цвета, желая ускорить этот процесс. Затик христиане превратили в пасху.
Вероятно, Вардавар возник, когда Ара пытался приобщить пещерных людей к чистоплотности — праздник хороший повод. Вардавар до сих пор популярен и отмечается в самый жаркий день в Араратской долине. Во время этого праздника люди обливали (всё ещё обливают) друг друга водой.

У читателя произведения возникнет несколько вопросов.
Что нам дали гиганты?
Куда делись гиганты?
Завершили ли гиганты строительство сооружения?
Где потомки гигантов?

Длительное пребывание гигантов требовало возведение Караунджа. Камни сооружения ставили не как попало, а соответственно расположению звезд в созвездии Грифа, значит требовалось время для наблюдения за светилами, ведь многие из них для наблюдателя с Земли подвижны. Если именно строительство монумента являлось их главным заданием, астронавты не могли вернуться, не завершив работу. Возможно, Тир автор идеи и потому сам занимался формированием мегалитического комплекса.

На Армению шли войной, разоряя крепости города и села, все кому не лень: кочевые племена, орды, хорошо обученные войска государств, возникающих по соседству и очень далеко. Армению делили между собой, появляющиеся и исчезающие империи. Но именно в этой оставшейся части некогда Великой Армении есть все доказательства, что эта страна — родина ариев. Народы назвали арийскими в честь бога Ара.

Сейчас Армению археологи из разных государств разрыли вдоль и поперек. Всё, что находят, отправляют на экспертизу в различные лаборатории многих стран мира. Случается, что из-за нехватки финансирования раскопки консервируют, надеясь позже вернуться к ним.
Мецамор — столица Аратты вызывает особый интерес. Обнаруженная в 1963 году глиняная табличка с неизвестными письменами еще не расшифрована. Может, это письменность страны Аратта. Найдена цилиндрическая печать с другими таинственными символами.

Если раньше спорили, то теперь уверенно говорят, что Месроп Маштоц не создал, а восстановил, точнее, вернул письменность армянам. Вопрос теперь в том, кто и как давно создал армянский алфавит. Возможно, Тир обучил своих потомков письму и астрономии.
Тир — бог письменности. Тот факт, что ему поклонялись — аргумент в пользу существования армянской письменности до восстановления армянского алфавита в 5 веке н.э.

На нынешней границе с Турцией, на стороне соседнего государства расположены река Арацани и гора Нпат. В дохристианской Армении река и гора считались священными.
Может, потому что там часто останавливались боги? (гиганты)
У подножия горы Нпат располагался город Багаван (город богов). В нем находилось двенадцать храмов посвященных языческим богам. Этот город вплоть до того, как христиане в 301 году разрушили все храмы, посещали паломники из Индии и Персии, считая Багаван священным. В Индии не стесняются говорить, что Армения родина ариев.

Что нам дали гиганты?
Именно они научили жителей пещер лепить горшки и варить пищу, делать нити и одежду из нее. Но это лишь малая часть данных землянам знаний.

Гиганты научили жителей говорить. Тогда возник протоязык ставший основой индоевропейских языков. До прилета гигантов словарный запас племен живших на территории нынешней Армении был не велик. Вероятно, словарный запас жителей состоял из восклицаний, выражающих эмоции и желания.
В книге о гигантах все герои разговаривают (на то она и фантастика). Читатель ничего бы не понял, будь всё иначе.
В начале общение гигантов с жителями происходило на телепатическом уровне и лишь годы спустя жители научились говорить. Гиганты читали мысли жителей пещер — это также послужило основанием считать их богами.

Смею утверждать, что среди первых слов были:
тут – тутовая ягода, бамбак – хлопок, панир – сыр, дамбаран – гробница.
Эти слова и сейчас звучат одинаково в Индии и Армении. Наверно, есть и другие слова. Многие глаголы звучат одинаково, но армяне произносят их резче, индийцы — мягко.
У каждого арийского языка найдутся слова совпадающие с армянскими.
В Индии и Армении сохранили древнюю детскую игру «кар-ктик» – щелкни камнем.

Какие правила игры «кар-ктик»?
Раньше в эту игру играли на земле, присев на корточки. Теперь можно играть, сидя за столом. Для игры требуется пять круглых камней размером равным грецкому ореху. Все пять камней должны уместиться в ладони игроков.
Играют так.
Первый шаг: в руке пять камней, один камень подбрасывают вверх. Пока камень летит нужно успеть остальные камни положить на поверхность — землю или стол, и поймать — падающий камень.
Второй шаг: в руке один камень, его подбрасывают вверх. Пока камень летит нужно успеть схватить, лежащие на поверхности, камни и поймать — падающий.
В случае успеха с одним камнем повторить шаги для двух, трех и четырех камней.
К следующему шагу игрок переходит лишь успешно преодолев данный шаг.
Эта игра имеет некий смысл. Возможно, это лишь игра моего воображения, но число камней ровно пять, по числу гигантов? Они на тарелке по очереди летали в Араратскую долину или туда, где жили греческие племена, в Сюник — где строили генератор, в другие места. Могли летать по одному, вдвоем, втроем, вчетвером или все пятеро — как в детской игре. Дети непосредственны в своем восприятии. Кроме мелких камней играть им было не с чем. Дети играли в то, что видели.
Интересно, что в городе гигантов, обнаруженного близ Сисиана, пять улиц.

Какие у меня основания утверждать, что гиганты научили нас говорить?
Лингвисты считают, что армянский и греческий языки самые древние на Земле – им 8 тысяч лет. Именно эти 8 тысяч лет дают мне основания утверждать это.

Парис Геруни армянский ученый, радиоастроном, радиофизик и радиотехник, используя законы прецессии Земли, доказал, что Караундж древнейшая обсерватория. Возраст монумента более 7500 лет. Около 7630 лет тому назад оттуда можно было наблюдать Денеб – ярчайшую звезду созвездия Грифа.

Кроме Армении гиганты оставили свой след в районе средиземноморья. Под Арменией здесь я понимаю гораздо более обширную территорию, чем нынешняя республика. В состав древней Армении входила Западная Армения захваченная турками-сельджуками всего тысячу лет назад. Эту территорию до 20-го века называли Армянским нагорьем. Легенды и мифы Греции могли возникнуть в следствии длительного пребывания гигантов в том регионе. В Араратской долине тоже возникли предания, мифы, легенды вошедшие в Араратские предания — они же армянская мифология. 

Гиганты дали землянам астрономические знания. Шумеры и армяне созвездие Лебедя называли созвездием Грифа. Вероятно, так называли это созвездие астронавты. Среди камней Караунджа есть камни похожие на фигуры людей и животных. Гриф легко узнаваем среди них. 
Более того, первой мелодией звучавшей на древней земле Армении был гимн гигантов. Смею утверждать, что эта мелодия жива до сих пор. Есть песня, которую армяне и евреи считают своей. У каждого народа свой текст. В армянском варианте в припеве многократно повторяется словосочетание: древняя Галактика (hin gala).
В песне о влюбленном пастухе слова: древняя Галактика?
Эта песня всегда звучала в Сюнике, где находится Караундж.

Свастика — так называют крест с загнутыми концами на санскрите.
Свастику армяне называют Аревахач (солнечный крест) а также Керхач (гнутый крест). Бог Ар — главный бог древнеармянского пантеона богов, он же Ара, арев (солнце), арарич (творец). Видимо, аревахач имеет к нему прямое отношение. Аревахач видоизменялся — имел, как прямые, так и закругленные лучи, четыре и более ветви. Аревахач использовался всюду: на посуде, одежде, оружии, доспехах, коврах, на стенах храмов. Свастика — символ жизни и благополучия.
Самые ранние изображения свастики в Армении относятся к неолиту периода человеческой культурной эволюции (приблизительно 7000-5000 до н. э.). Свастика в большом количестве встречается на наскальных изображениях в горах Гегама (возле озера Севан) и Сюника — в 17 км от города Сисиан, возле горы Ухтасар на берегу ледяного озера, на высоте 3300 м. Берег водоема усыпан камнями с петроглифами.
Ухтасар — гора паломничества. Местные жители праздновали Навасард (древнеармянский Новый год) у этого озера, приносили в жертву ягненка и встречали первые лучи солнца. Паломники просили у гор дать им здоровье, хороший урожай, обеспечить обильные дожди и благополучие. Оставлять петроглифы долгие века считалось ритуалом у жителей тех мест и потому жители других областей Армении их прозвали ‘пишущими’. Не потому ли что бог знаний и письма Тир, строя сооружение, там часто бывал и научил их многому?
Петроглифы Ухтасара имеют богатую тематику и разные сюжеты. На камнях Ухтасара изображены животные и птицы, сцены — охоты, земледелия, борьбы и танца, а также астрономические объекты и явления: Солнце, Луна, звезды, созвездия и звездное небо, кометы и молнии.

Завершили ли гиганты строительство сооружения?
Да. Если Караундж генератор космической энергии, то в этом качестве он функционировал вплоть до 3-го тысячелетия до нашей эры, когда в тех краях появились завоеватели. Именно они разрушили или растащили на захоронения многие базальтовые плиты и унесли обсидиан. Даже оставшиеся камни своим расположением соответствуют звездам созвездия Лебедя (Грифа).
Кроме того, в тех местах часто видели неопознанные летающие объекты.

Где потомки гигантов?
Дети и внуки гигантов также были невероятно высокого роста. Об этом свидетельствуют многочисленные циклопические крепости разбросанные по всей Армении и их могилы, которые находят до сих пор.

Гиганты живут в каждом из нас: тех кто принадлежит к арийским расам, в ком есть любовь и доброта, тяга к путешествиям и новым знаниям, любовь к праздникам.
Однако чистокровного арийца найти невозможно или очень трудно. Многие тысячелетия происходили смешения рас. Исследователи петроглифов в Армении пришли к выводу, что многие из них оставлены пришельцами с разных планет.
Возникает вопрос: все ли пришельцы оставили о себе хоть какую-нибудь информацию? Может, не все хотели заявлять о себе.

Более конкретно о потомках.
Начиная с 11 августа 2492 года до н.э. вплоть до начала ХХ века армяне отмечали Навасард — армянский новый год.
Айк — прародитель армян, основатель царской династии Айказуни и армянского государства. От имени Айка произошло самоназвание hай и hайастан (первая буква латинская). Армянами нас называли греки и персы. Навасард праздновался в честь победы Айка над ассирийским тираном Белом, возле озера Ван. Это сражение известно, как битва титанов. Высокими считались не только предводители войск, а также их ближайшее окружение. Айк имел двухметровый широкотетивный лук, выпустив из него трехперую стрелу, Айк сразил Бела. После этого схватки герой получил прозвище Айк – лучник. Лук длиной два метра был найден при раскопках древних могил (Навер), предположительно потомков Айка.
Неужели человека ростом ниже его лука кто-то назвал бы титаном?

Откуда уверенность в том, что гиганты прилетели из созвездия Грифа?
В Армении много поселений с названием: Ангх (гриф) или начинающихся с этого слова: Ангехакот. Удивительная любовь населения к этой птице.
Может, там жили потомки гигантов?
В далеком прошлом — до принятия христианства, перед дворцами царей ставили изваяния грифов. Один из них прекрасно сохранился на территории крепости Эребуни. Точно такой ныне стоит перед входом в этот город — крепость.

Еще раз о возрасте монумента Караундж.
Нынешние исследователи этого сооружения называют цифру 12000 (двенадцать тысяч) лет. Среди них всемирно известный исследователь древних цивилизаций Грэм Хэнкок, побывавший в Армении в 2015 году.
О языке. Еще несколько лет назад лингвисты утверждали, что армянскому языку четыре тысячи лет, теперь говорят, что – восемь тысяч лет. Может, лингвисты снова пересмотрят свое утверждение и назовут большую цифру?

Впрочем, это фантастика и моя шутка. Хотя в каждой шутке лишь малая доля шутки.


Рецензии
Начал знакомиться с Вашим сочинением, и сразу вспомнилось вот это:

«Все на Пэ-У верили, что обитатели Ар-А с незапамятных времён прилетали на Пэ-У в железных кораблях. Именно они, светлоликие, научили людей строить дома и считать дни, они дали людям одежду и законы. Непокорных они поражали молниями.
Затем гиганты перессорились между собой, чему виной интриги богини Солнца УрО, не терпевшей конкуренции со стороны смертных. А так как гиганты были разделены на кланы, то началась страшная война, в которой гиганты перебили друг друга, к удовлетворению злобной богини», - Кир Булычёв, «Агент КФ». Рекомендую.

Если на Землю прилетали гиганты и научили армян говорить и лепить кувшины, то кто учил говорить гигантов?

Сможете ответить?

Воки Шрап   16.02.2019 17:22     Заявить о нарушении
Спасибо за внимание к моей книге!
Видите как получается - не мне одной пришли подобные мысли. )))
Значит в них есть гораздо больше правды, чем вымысла.
Кто научил гигантов говорить? Тот кто научил их всему чему они обучили землян.)))
Как далеко вглубь/ввысь/в ширь... уходят корни?

Написав книгу, мне в голову приходили разные воспоминания, все они вылились в рассказы, они в разделе Мистика, прочитайте 1,2,4 и 5.

Что мы знаем о Вселенной? Мало, очень мало... даже о себе любимом наши знания скудны.

Карин Андреас   17.02.2019 10:40   Заявить о нарушении
Ах, гиганты научили армян тому, чему научил их Тот, корни к которому уходят в таинственную глубину мироздания? Некий вселенский клубень, что ли? Он-то от кого нахватался знаний о кувшинах и лингвистике?
:)
Сударыня, перед нами примитивный парадокс, не имеющий решения. Потому нет смысла плести словесные кружева, увиливая от ответа. К новым знаниям приводит решение парадокса, но сам он никогда не является основой знаний. Основой веры – пожалуйста.

Разделов «мистика» и «фэнтези» я не читаю на «Прозе». Они вызывают особо жгучее сострадание к авторам.

О Вселенной мы знаем много. А уж о себе, любимой, Вы знаете почти всё – если говорить о Вашей натуре, конечно, а не об индивидуальных особенностях надпочечников или сердечного клапана. Возможно, окружающие знают Вас больше. Это зависит от соотношений IQ, Вашего и окружающих.

Давайте не создавать тайну на пустом месте. Такого рода измышление новых «знаний» называется «шарлатанством».
Словом, предки армян сами научились говорить и лепить кувшины. Гордитесь ими.

Воки Шрап   17.02.2019 12:07   Заявить о нарушении
спасибо за высокое мнение о моих предках!

Карин Андреас   17.02.2019 13:54   Заявить о нарушении
Вообще-то под объектом гордости я подразумевал кувшины.

Воки Шрап   17.02.2019 18:16   Заявить о нарушении
Как правило, всезнайки с высоким IQ оказываются пустыми кувшинами.

Карин Андреас   18.02.2019 11:54   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.