С праздником, мужики!!

Вместо предисловия.
Читателю: в отличие от служивших нормально, моя армейская служба была немного другой. Извиняйте, ежели что не так.


 Пехота-матушка – два года и три месяца как с куста.
 Учебка. Присяга: "Я, гражданин Союза Советских социалистических республик, вступая в ряды Вооруженных сил, клянусь быть дисциплинированным, бдительным воином..."

Казарма, сотня дрыхнущих тюленей. Сон о далёком доме прерывает вопль: подъём сорок пять секунд! Кто мешкается – отжимается от пола  весь взвод за одного чудака. Утром в столовой – перехватываешь ложку каши, закидываешь в голову пару  кубиков сахара , заливаешь всё это чаеобразной мутью, и бегом на плац!  Бегом из-за стола, кони, не жрать сюда пришли!

Учимся мотать портянки: вот этот уголок - под большой палец. Внимательнее, воины, иначе ноги стопчете в мясо...
 
Строевая – тупое занятие для биороботов. Тянуть носок, боец, отмашка рук! Лужа на пути – не препятствие, маршируй по луже, разбрызгивая её во все стороны. Учимся маршировать не только индивидуально, но и строем. Строевая песня? Конечно, "Не плачь, девчонка". А ну-ка, вот ты, воин, погромче. Да, сынок, медведь тебе на ухо наступил нехило...

На утреннем осмотре сержант беспощадно отрывает с мясом неправильно подшитый подворотничок. Невероятных усилий стоит подавить желание заехать ему в табло.

Приезд в часть и выступление перед бойцами ветерана войны, героя Советского Союза(за финскую) Андриянова: сынки, служите достойно, не посрамите честь советского воина! Постараемся, чего уж там...

Одно из самых ярких впечатлений. Кросс с полной выкладкой, в том числе, в «кондоме»(общевойсковом прорезиненном защитном комплекте). Зимой – самое то: на финише, выпучив глаза,  выливаешь пот из противогаза, тяжело и часто выдыхая пар в морозный воздух. Мокрые волосы на голове мгновенно превращаются в сосульки. Именно после этого мероприятия число желающих закосить в санчасти возрастает на порядок. От солдата-секретчика из штаба знаем: в других подразделениях есть неединичные  смертельные случаи  после такой вот беготни в ОЗК и противогазах. Недаром такой кросс имеет выразительное название "Никто не хотел умирать..."

Занятия. По секундомеру собираем-разбираем АКМ. Не тупи, молодой, будешь мешкать с крышкой ствольной коробки – выговор тебе с занесением в грудную клетку!

Опять занятия. Политинформация. Ввод наших войск в ДРА есть необходимость для оказания помощи братскому афганскому народу. В мире неспокойно: американские агрессоры угрожают.  Израильская военщина угнетает свободолюбивый народ Палестины...

Опять занятия. Постигаем азы уставов внутренней, гарнизонной и караульной службы. Пост номер один - знамя полка. Часть, утратившая знамя, подлежит расформированию, виновные - расстрелу. Усекли, воины?

Наряд по кухне с бесконечным дрязганьем в жирной воде бачков-мисок,скольжением разъезжающихся сапог по кухонному полу. Плюха от старшего наряда – это святое.

Спустя полгода – «малый дембель» из учебки в строевую часть. Не успеваем подойти к казарме, как видим одухотворённые лица в окнах, вопящие что-то вроде "Мы вас научим, сынки, Родину любить".
Махровая дедовщина и махновщина, но без национализма(уже неплохо). Немало однопризывников с фингалами. На вопрос, откуда "украшение",  уклончивые ответы вроде "упал", либо  "этот мир не без добрых людей".  Деды отвязные.  Прапоров посылают.   Офицеров называют "шакалами"(что лично для меня дико), молодых сержантов вроде меня ни во что не ставят.
 В первую же ночь надо мной нависают две какие-то гавкающие хари, и тут же  отхватываю в табло - за отказ подняться с койки, и  идти стирать чьё-то х/б. Результат – перелом носа, и подушка в крови.

Этих переломов носа будет ещё три, полученных за длинный питерский язык(привычку пререкаться), а также в замесах с соседними   стройбатом, желдорбатом – «красные» против «черных»(не по национальным различиям, по цвету погон).
 
Драка с желдорбатовцами-лезгинами: семеро чернопогонников против нас ,пятерых пехотинцев. Русские братья   позорно разбегаются,  я , поймав бляху ремня, остаюсь  валяться на земле. А меня обороняет и отбивает  верный  армейский друг чеченец Ахмадов – один против семерых. Спустя 12  лет, при вводе войск в Грозный, он погибнет...

Смерть Брежнева. Подлежащий увольнению старший призыв задержан. Дембеля злые как черти. Батальон отмудохан «гладилками»(служивые знают, что это такое) - "подарок" от кинутых на дембель старослужащих. Весь пол казармы в кровище.
Ночью этот пьяный разгул перемещается на плац. Толпу разгоняет дежурный по части, стреляя в воздух.
"Солдата куда ни целуй - всюду жопа..." - констатирует поутру наш комбат.

Разборка со здоровенным дедом-туркменом Курбановым, и как результат - очередной сломанный нос. Допрос с пристрастием в кабинете у замполита роты  Малышева(кличка "опер"): как, опять упал? Часто падаешь, сержант, под ноги надо смотреть внимательнее...

В санчасти неожиданно навещает авторитетный дед по фамилии Ростов из разведроты: слышь, земеля, ты молоток, удар держишь. Главное - не стучи. Упал и упал. А с Курбановым сам разберусь. И никто тебя боле не тронет - моё слово.

Ростов слово держит: до его дембеля обхожусь без травм.

Служба продолжается. Как говаривал дед Ростов, армейски ебудни.
Младший командир из меня так себе – не люблю ни командовать, ни подчиняться. В отделении анархия.
Укоризненный взгляд ротного: Соломонов, вы самый плохой сержант из всех, кого знал. Никогда не думал, что среди ленинградцев встречаются такие... персонажи(цензура).

Унизительная роль постового в карауле в люто холодную новогоднюю ночь – за  неумение навести порядок в отделении. На следующий день -  амнистия: задание подготовить агитационные плакаты в тёплой ленкомнате.

Отогреваясь в этой самой ленкомнате, слушаю забавный диалог(сержант-бакинец Мамедов рядовому Айрапетяну):
-Слышь ты, собака чёрная, какого ... вместо себя молодого дневалить  поставил,а сам тут греешься?
-Кто чорний? Я чорний? Вай, вы  толка глянте на ниво - бландын! Бландын  галубаглазый, - парирует  находчивый Айрапетян, показывая пальцем на жгучего брюнета Мамедова...

На второй день восхитительного безделья, в ленкомнату заглядывает земляк из соседнего батальона - старший сержант Швец(почти всё время пропадающий в командировках на полигоне):
-Привет, зёма, если договорюсь, пойдёшь ко мне пиротехником?
-А что там делать?
-А ничего: сидишь, куришь, патроны порохом начиняешь...
-О, это по мне!
Мечты о тёплом местечке обламываются о железную волю комбата, показавшего сапёрам кукиш: чернобурку вам на воротник,  Соломонова  не отдам...

ЧП: застрелившийся в карауле воин-литовец(письмо об измене девушки). Уйма проверяющих,  вся часть на ушах, огребают все подряд - и правые, и виноватые.

Командировка нашей роты в Крым. Самоволки. Стычка с военным патрулём в  городе(еле ноги унесли). Опять бурные разборки с соседями-чернопогонниками(везде они - куда ни сунься). Сломанная рука. Тяжёлый взгляд взводного: трибунал по тебе плачет. И из комсомола исключить бы тебя, подлеца. Нежный удар сапогом аккурат в солнечное сплетение завершает  профилактическую беседу с самовольщиком и нарушителем воинской дисциплины...

Сорок суток "губы" - гауптвахты(за четыре ходки, разумеется). Она, губа-тюряга эта,  в Гурзуфе, на горе над лагерем Артек. Внизу настоящая, красивая советская жизнь. А у нас, залетевших "губарей" – концлагерь.  Маршировка до кровавых мозолей под палящим солнцем, отжимания от плаца до изнеможения, тяжёлый сапог в бочину за пререкания от охранника-солдата комендантской роты(сука!), сниженные нормы питания(хлеб-вода) и недолгий ночной сон в камере на бетонном полу…

Приказ министра обороны Устинова об увольнении в запас выслуживших установленные сроки службы. Прощай, оружие!

Несмотря на всё это безобразие – уйма друзей и армейское братство. До сих пор поддерживаю связь с десятью однополчанами.

Вот такой была моя служба – во всяком случае то, что запомнилось наиболее ярко. Такой вот "пазловый" сюжет.

Наверное, нечем особо гордиться. Сплошные проколы и залёты.  Главный из полученных навыков - сходу бить в табло любому хаму , невзирая на комплекцию и национальность,  безбашенно не задумываясь о последствиях. Отсюда и собственная битая-переломанная морда. Эх, эту бы бурную энергию - да в иных целях. Уверен: другие служили более достойно,чем я. Не судите строго.  Что было – то было. Уже не изменишь.
Сам виноват во многих своих злоключениях - как ни крути.

С праздником, мужики. Особенно тех, кто служил срочную в СА в начале 80-х!
 

Милые женщины, не обессудьте: сей опус - для служивших в Советской армии восьмидесятых годов. Вряд ли вам придётся по душе такое чтение.

PS: И как такому воину наш комбат дал отличную характеристику для поступления в университет - ума не приложу. Низкий поклон комбату...



* Фото: Одесский военный округ. Весна. 1983 год.
        Автор - крайний справа.


Рецензии
И обязательно большинству нужны кровавые замесы, жёсткие военные потрясения, чтобы людьми стать, нормальными, а иначе никак не доходит до полуобезьян...
Мне вообще кажется, люди, как руда: пока в пламени не обгорит - то это, из себя - кусок, не пойми чего.
Зато потом - сталь звенящая.
В этом плане те, кто Великую Отечественную прошли - на порядок человечнее были, нашего с Вами, Сергей, а особенно нынешнего поколения!

Владимир Литвишко   30.05.2019 23:15     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Владимир.
Вы совершенно правильно и по-умному отозвались об этой публикации.
Моё уважение.

Сергей Соломонов   31.05.2019 07:41   Заявить о нарушении
На это произведение написана 81 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.