Сон или не сон? История 2 - полная версия

(фото из интернета: Караундж – "торчащие камни", Сисиан, Армения)

Сон или не сон? История 2

Глава 1. Исчезнувший найден

В солнечный мартовский день микроавтобус с туристами остановился у обочины. Справа простиралась равнина усеянная камнями будто выросшими из земли. Мужчины и женщины среднего возраста вышли из машины и собрались вокруг экскурсовода.

- Мы приехали к древнейшей обсерватории Караундж, известной также как Зорац Карер, – начал экскурсию гид. - Многие камни покрытые мхом и лишаем высотой от полутора до трех метров в верхней части имеют круглые отверстия. Ученый, радиоастроном и радиофизик Парис Геруни назвал этот монумент Караундж. В дни равноденствий и солнцестояний с 1994 года по 2001 год ученый организовал ряд международных экспедиций с целью изучения этих глыб. Самые значительные камни были пронумерованы. Ученый пришел к выводу, что это точные астрономические инструменты. Отверстия на камнях предназначались для наблюдения за звездами. Геруни убедился, что создатели монумента знали законы прецессии и возраст обсерватории более 7500 лет.

- Местные жители называют их «торчащие камни». Я прочитала об этом на одном сайте, - своему спутнику пояснила женщина. – Говорят, ночью здесь слышны пугающие звуки. Так домовой отгоняет любопытных от загадочного места.
- Лина, на горном плато всегда есть ветер, ночью он усиливается. Гуляя по круглым отверстиям, ветер извлекает звуки. Вот простое объяснение подобного явления, - возразил мужчина.
- Петр, пожалуйста, сфотографируйте меня у этого камня, потом я - вас, позже обменяемся снимками.

Обходя крупный валун, внешне похожий на силуэт медведя, Лина увидела на земле мужчину в неудобной позе. Он полулежал прислонившись к камню, закрыв глаза, и тяжело дышал. Мужчина выглядел неопрятно – оброс, очевидно, давно не стригся и не брился. Всклоченная борода и длинные волосы были неопределенного цвета. Давно не стираная одежда была пыльной и местами рваной.

- Петр, скорее идите сюда.
- В чем дело? – Петр подошел к Лине.
- Вам плохо? – Лина склонилась над лежащим мужчиной, он открыл глаза.
На ее возглас многие обратили внимание и направились к ней. Группа собралась вокруг камня.
- Он не пьян, а измучен голодом, - заявила Лина.
Туристы произнесли несколько фраз на разных языках.
- Он странно выглядит.
- Здесь тоже есть бродяги?
- Почему он вдали от жилищ?
Мужчина, сопровождающий группу, подошел к лежащему, наклонился и спросил:
- Что случилось с вами?
- Не знаю. Где я? – его язык с трудом ворочался во рту.
- Караундж – "торчащие камни", недалеко от Сисиана. Как вас зовут?
- Ваче.
- У вас здесь есть знакомые?
- Да, вы мне поможете добраться до них?
- Отвезем его... поможем ему... – раздались голоса.
- Мы выбиваемся из графика, но можем помочь человеку, - сказал экскурсовод.
- Поможем. Это близко? – уточнила Лина.
- Да, это займет не больше получаса.

Микроавтобус подъехал к одноэтажному особняку, на который указал Ваче.
Лина первой вышла из машины, решительно направилась к дому и нажала на дверной звонок. Ваче хромал, с большим трудом передвигал ноги. Петр помог ему дойти до двери. Вся группа вышла из автобуса. Люди хотели убедиться в том, что обнаруженный ими мужчина нашел друзей. Дверь открыла кареглазая шатенка невысокого роста.
- Ваче, наконец, ты нашелся! - она радостно крикнула во двор. – Рубен, иди сюда, помоги, Ваче вернулся!
Туристы кивали друг другу и смеялись. Женщина поняла, что это они привезли Ваче. Из калитки торопливо вышел хозяин особняка – высокий черноглазый брюнет спортивного телосложения. Пока Рубен вводил хромающего бедолагу во двор, женщина приглашала всех в дом.
- Меня зовут Сона. Вы привезли друга моего мужа. Заходите к нам, пожалуйста, мы рады вам.
- У нас мало времени, - предупредил сопровождающий группу.
- Мы вас не задержим, не отказывайтесь.

Группа прошла на вместительную террасу.
Двор оказался просторным: слева простирался большой сад, справа - веранда дома. На террасе стоял старый диван, длинная скамейка, прямоугольный стол и несколько стульев.
Рубен посадил друга на диван и принес ему стакан воды. Гости сели кому где удобно.
- Я поставила кофе. Вчера испекла гату, чувствовала, что к нам придёт кто-то долгожданный, - суетилась хозяйка.
Вошла в дом и быстро вернулась с подносом.
- Угощайтесь, - Сона поставила на стол блюдо с печеным, быстро расставила тарелки с салфетками и ушла.
- Где вы обнаружили Ваче? – Рубен обратился к экскурсоводу.
- На территории Караунджа.
- Вы очень помогли, спасибо вам, - Ваче произнес «спасибо» на всех языках, которые различил в речи нашедших его людей.
Путешественники не ожидали таких знаний от «бродяги». Они обрадованно засмеялись.
Хозяйка принесла чашечки с кофе.
Гости с удовольствием ели гату, пили кофе и хвалили хозяйку.
Допив кофе, сопровождающий встал и кивнул группе:
- Нам пора.
Затем обратился к хозяйке:
- Спасибо за угощение.

*
- Здесь народ гостеприимный, - радостные туристы садились в микроавтобус.
- Хорошо писать статьи и доклады о человечности, а лучше помогать конкретным людям попавшим в сложную ситуацию, - заметил Петр.
- Вы правы, - согласилась Лина. - К тому же, он образованный и воспитанный.
- Да, да, - все дружно закивали, - хорошо, что мы ему помогли.
*

- Мне бы помыться, - Ваче обратился к Рубену.
- Я помогу тебе привести себя в порядок. Эту одежду выбросим. В твоей сумке есть вещи, их наденешь. Обдумав много вариантов твоего исчезновения, в том числе, наличие здесь других знакомых, кроме нас, в надежде найти блокнот или записку, извини, но мне пришлось без спроса копаться в твоих вещах.

Через час чистый, но уставший Ваче едва сидел на диване в гостиной. Вернувшийся друг не просто помылся, Рубен сбрил его бороду, а каштановые кудри постриг достаточно коротко. Кожа лица оказалась белой, черты - утонченные с большими выразительными карими глазами. Стало очевидно, что парень не исхудал, а истощен и измучен.
- Поешь немного и отдохни. Отоспись, Ваче, потом поговорим.

Гость спал более двадцати часов, его никто не тревожил.
Утром следующего дня Ваче почувствовал себя бодрее.
- Ты исчез так внезапно. Мы долго искали, но не смогли узнать хоть что-то. Тебя никто и нигде не видел, - после завтрака разговор начал Рубен.
- Какое сегодня число? Сколько я отсутствовал? – уточнил Ваче.
- Сегодня 21 марта, тебя нашли вчера у «торчащих камней» – Караундж. Туда ты отправился один 22 сентября прошлого года. Если б я знал, что та прогулка так плохо закончится для тебя, пошел бы вместе с тобой. Что-то случилось там, на равнине или по пути к монументу?
- Ничего не помню и название места мне ни о чем не говорит.
- Оставь его, Рубен, Ваче слишком устал. Когда хорошо отдохнет, всё вспомнит. Не тереби напрасно, - за гостя вступилась Сона.
- Когда вспомню, вы будете первыми кому расскажу, что случилось со мной, - обещал гость. – Сейчас в мыслях туман. Впрочем, мысли плетутся в голове как черепахи.
- Где ты скитался? Как питался?
- Почему ты решил, что я скитался?
- Твоя одежда и походка говорят мне об этом. Все это время твоих волос не касались ножницы и бритва.
- Главное, Ваче не забыл наш адрес. Прекрасно, что его обнаружили неравнодушные люди, - в разговор вмешалась Сона. – Подумай, Рубен, его могли не увидеть за глыбой или принять за пьяного. Так и лежал бы там до сих пор.
- Большая удача, что я вспомнил о вас и ваш адрес, - согласился Ваче и попросил Рубена. - Расскажи всё, что знаешь о том дне. Зная больше, мне будет легче вспомнить.

- Ты приехал, чтобы погостить у нас неделю. В тот злополучный день ты ушел утром и не пришел в обед. Сона не беспокоилась, потому что ты хотел погулять в городе и перекусить в кафе. У меня был рабочий день. Мы спохватились лишь вечером того же дня. Пытаясь до тебя дозвониться, достали твой мобильный телефон из тумбочки у кровати в гостевой комнате. Тебя интересовали «торчащие камни», туда ты намеревался пойти пешком. Вечер только наступил. Вместе с соседом на его машине я объехал окрестности, прогулялся по территории монумента. Думая, что у тебя могли возникнуть проблемы со здоровьем, мы искали среди камней. Но ты - Ваче, как в воду канул. Мы расспрашивали всех встречных, обзвонили больницы и полицейские участки, организовали поиски в окрестностях города, но никто и нигде не видел кого-то по описанию похожего на тебя.
- Возможно, я исчез там же, где меня обнаружили. Мне следует срочно вернуться домой. Придется объясняться с шефом, - забеспокоился Ваче.
- Мы не отпустим тебя в таком состоянии. В случае потери рабочего места, несколько дней ничего не изменят - здоровье дороже. Поживешь у нас, наберешься сил, - настоял Рубен. - Если нужно, уложим тебя в больницу.
- Нет, в больницу не надо, вероятно, это просто слабость от голода.
- Мне пришлось сообщить о случившемся Ашоту - твоему двоюродному брату, его номер оказался первым в телефоне.
Ваче остался у Рубена неделю, чтобы немного окрепнуть.


Новость об исчезновении Ваче, брат воспринял как подарок судьбы. На тот момент у Ашота возникли серьезные материальные трудности, он рассчитывал разрешить их за счет квартиры родственника. Поэтому не думал его искать, объявив, что пропавший мог стать жертвой несчастного случая. Вместо поисков Ашот немедленно занялся вопросом наследства пропавшего родича.
- Ваче и раньше один отправлялся в поход с рюкзаком на плечах. Альпинист вполне мог решиться на авантюрную прогулку по ближайшим горам. Если там, на месте его не нашли, значит экстремал пал жертвой медведя или волков, - упрямо твердил Ашот, доставая необходимые справки.

Сосед, бывший с Ваче в приятельских отношениях, столкнулся с ним у подъезда дома и рассказал подробности о возникшей ситуации с квартирой.
- Будь с ним осторожен, - предупредил сосед. - Ашот нехороший человек. В жизни всякое случается. Нельзя пропавшего сразу объявлять покойником. Я рад, что ты вернулся.

В своей квартире Ваче обнаружил семью брата – худого Ашота и его супругу - толстушку Розу. Увидев хозяина квартиры, родственники не проявили особой радости. Появление Ваче вызвало у жильцов нескрываемое недовольство. Громыхая посудой на кухне, женщина откровенно выражала свое разочарование.   
- Твоя квартира в центре города, поэтому мы временно переехали сюда, - оправдывался Ашот. - Ты же исчез на целых полгода. Мы решили, что ты погиб где-то в горах.

Однако супруги не спешили покидать насиженное место. Ко всему прочему, у Ваче пропали деньги – исчезла сумма, оставленная им на текущие расходы.
- Ни о каких деньгах мы не знали и не брали, - возмутилась Роза. - Ты потерял память, значит не помнишь, как и когда их потратил.
- Я забыл, где был эти месяцы, но все остальное прекрасно помню. Если вы не съедете немедленно и не вернете мои деньги, я обращусь в полицию.
- Ты подозреваешь брата? – завизжала Роза.
- Брат стал бы меня искать. Ашот сразу записал в покойники и устроился в моей квартире. Я жду. Покажи свой кошелек и собирай свои тряпки.
- Денег нет и не было, - Роза демонстративно собирала вещи.

- Может, я забыл, что случилось со мной недавно, но не ослеп. Положи мою вазу на место, - Ваче пальцем указал на сервант.
- Подумаешь ваза. Мог бы нам на память подарить что-нибудь. Мы охраняли твой дом от воров.
- Прикарманив мои деньги.

Роза вернула вазу на сервант. Что-то ворча под нос, супруги удалились с трудом волоча полные сумки.

- И я должен думать, что они унесли лишь свои тряпки, - Ваче закрыл за ними дверь и задвинул щеколду.

«Хорошо, что Рубен и его жена честные люди. Они не притронулись к моим вещам. Всё, что было на мне, превратилось в жалкие лохмотья. В сумке, оставленной у них дома, оказалась одежда. Мне было во что переодеться. Видимо, с собой на прогулку я взял небольшую сумму, большую часть денег оставив в дорожной сумке. Их хватило не только на обратный билет. Кое-что осталось, на них проживу какое-то время. Сона мне в дорогу положила продукты. У меня есть пропитание на несколько дней.
Благо, электричество не отключили. Семейка прижилась в квартире и платила по счетам из моих денег. Хорошо, что не оставила мне коммунальных долгов. Видимо, боялись остаться без света и тепла. Я прекрасно помню сколько отпускных получил и где их оставил».


Утром следующего дня Ваче пошел на работу. Вкратце рассказав начальнику о своем приключении, попросил отпуск за свой счет.
- Надеюсь, что вскоре смогу решить свою проблему. С памятью все в порядке, кроме тех месяцев, но именно они будут отвлекать меня от работы.
- Я тебя уволил, - сообщил начальник. - Слишком долго от тебя не было вестей. Кажется, тебе что-то причитается, спроси в бухгалтерии. Уладишь свои дела - приходи, но снова приму на работу лишь с испытательным сроком, чтобы убедиться, что с твоей памятью всё хорошо и ты справляешься с работой.
- Спасибо, вы правы, я с вами согласен.
«Нужно срочно решить вопрос денег. На что жить? Как восстановить память? Смогу ли я работать программистом? Что-то меня тревожит, будоражит. Внутри ожидание чего-то плохого. Может быть, воспоминания хранят нечто угрожающее моей жизни. Я хромаю. Смогут ли врачи мне помочь? Зубы сломаны. Где взять сумму на их лечение?».


Прошло два с половиной месяца. Ваче почти отчаялся - самостоятельно восстановить память ему никак не удавалось. Это его обескураживало и беспокоило. Программист - он мыслил объемно, легко решал сложные задачи и потому считался ценным сотрудником. Однако то что произошло с ним совсем недавно, никак не укладывалось в рамки обычной жизни.
Где он пропадал целых полгода? В какую историю попал? Чего или кого он боится?

Как ни старался Ваче, ему не удавалось вспомнить хоть что-то. Даже приблизиться к истине не смог. Он не сидел сложа руки: брался за любую работу. Всё это время жил на случайные заработки, убеждаясь, что мозг функционирует нормально, и профессиональные навыки не утратил. Однако провал памяти в шесть месяцев никак не восстанавливался. Ваче хромал и посетил врача. Тот обнаружил растяжения связок на обеих стопах. Как решение проблемы, хирург рекомендовал операцию. Денег на операцию Ваче не имел.

«В данный момент главное не походка. Есть серьезная угроза жизни. Очевидно, восстановить память без помощи профессионала мне не удастся, - к такому выводу пришел Ваче. - Дни проходят бестолково и страх растет. Я чего-то боюсь, интуиция меня никогда не подводила. Спрошу друзей, где найти хорошего специалиста».

Перебирая в памяти своих знакомых, однажды вечером Ваче вспомнил об однокласснике. Кто-то из друзей говорил, что Врам хороший психиатр. Правда отношения между ними в школьные годы были не столь приятные, чтобы о чем-то просить однокашника. Однако он нуждался в помощи профессионала, а Врама друзья считали успешным и известным специалистом.

У другого одноклассника Ваче нашел номер телефона Врама и позвонил ему в пятницу утром.
- Алло, Врам?
- Да, я слушаю тебя, - после минутной заминки Врам добавил, - Ваче.
- Узнал меня, не ожидал, что вспомнишь.
- Давно не виделись, точнее лет пятнадцать, но на слух еще не жалуюсь.
- Ты прав, мы виделись пятнадцать лет назад на встрече одноклассников. У тебя отличный музыкальный слух и голос. Хорошо помню твой бас.
- Какие проблемы? Чем могу быть полезен?
- Какой догадливый, сразу спросил о проблемах.
- Привык, что меня вспоминают в исключительных случаях.
- Врам, ты прав, у меня серьезные проблемы. Мне необходима твоя помощь - лишь ты в силах решить их.
- Столь высоко ценишь меня, как специалиста? Приходи ко мне на прием.
- Не в твоих правилах ходить к пациенту?
- Ты - пациент? Интересно, поподробнее.
- Всё очень серьезно, но не совсем то, к чему ты привык. У меня не поехала крыша, но провал в памяти. Причем словно кто-то что-то конкретное стёр или заблокировал.
- В моей практике много подобных случаев. Какие-нибудь детали по телефону добавишь?
- Целых шесть месяцев я пропадал неизвестно где.
- Могу сказать точно: в нашу клинику ты не попадал. Я бы тебя сразу узнал.
- Узнаю Врама, ты не изменился, - грустно вздохнул Ваче.
- Я пошутил. Остынь. В твоем голосе много трагизма. «Провал в памяти», - Врам передразнил Ваче. - Такое случается с некоторыми, эта проблема решаема. Не обижайся. Что еще добавишь к сказанному?
- Меня преследует безотчетный страх и он растет с каждым днем, будто к какому-то дню со мной должно случиться что-то ужасное.
- Пожалуй, приду к тебе. Живешь близко, знаю твой дом.
- Когда сможешь прийти? Я неплохо готовлю. Приготовлю что-нибудь вкусное. Поговорим и ты решишь, как мне помочь.
- Срочных дел у меня нет. Часа через три освобожусь и позвоню. Меню на твой вкус. Надеюсь на вкусный обед.


Глава 2. Первый шаг вперед

Ваче располагал небольшой суммой и отправился в ближайший крупный магазин. Купил свежую рыбу, много овощей и фруктов. К приходу гостя хозяин приготовил рыбу в духовом шкафу. Там же запёк овощи и картофель.
«Сегодня пятница, впереди выходные. Надеюсь, у Врама будет достаточно свободного времени, чтобы помочь мне. Однокашник не забыл свой ироничный тон. Постараюсь не реагировать на его насмешки так остро, как в детстве», - хозяин ждал гостя с волнением.

Крупного телосложения Врам уверенной походкой вошел в квартиру Ваче в два часа дня.
- Похож на старика - сутулый, исхудавший, словно тощий вопросительный знак. Ты же на год моложе меня. Это надо уметь в тридцать четыре года выглядеть так плохо. Спорт забросил? – гость не скрывал свои эмоции.
- Нет, занимался легкой атлетикой и альпинизмом.
- Тебя загрузили работой и не кормили?
- Видимо, что-то такое происходило. Ты, как всегда, элегантен. Галстук оставил в рабочем столе?
- Удавка и новая сорочка лежат в сейфе. Думаешь, лишь ты додумался вызвать меня на дом? Встречают по одежке. Ценят, увидев результат.

- Жены нет? Живешь один? – Врам продолжил разговор за обедом на кухне.
Ваче отрицательно покачал головой:
- Ты сам женат?
- Любовницы достаточно. А на тебе жениться можно: вкусно готовишь. Дружка еще не завёл? Это теперь модно.
- Насмешник. Ты всегда надсмехался надо мной, - несколько обиженно произнес Ваче.
- Глупый был, юнец, прости, теперь я поумнел кажется, - Врам рассмеялся. - Стал дипломатичнее, иначе клиенты разбегутся. Почему обратился ко мне?
- О тебе, как о специалисте, слышал только хорошее. Помню, ты был дотошным, докапывался до истины – это важно, иногда жизненно необходимо.
- Лестные слова приятно слушать.
- Поедим спокойно, отдохнем на лоджии, потом поговорим о проблемах.
- Я только сейчас вспомнил о лоджии. Оттуда великолепный вид на библейскую гору, а ты принимаешь меня на кухне. Что же ты не организовал обед там? Как у многих, балкон – кладбище старых вещей?
- Мне казалось на кухне удобнее и прохладнее. Да, кухня более ухожена. Дело не в этом. Сейчас на лоджии солнце припекает. Попозже можно перейти туда. Фрукты, кофе, сигареты по желанию гостя подам на балконе. Там есть уютные кресла.
- Принимаешь меня в качестве гостя или врача?
- Пока ты гость, отдохнем и станешь врачом, когда захочешь взяться за восстановление моего здоровья.
- Логично. Согласен.

- Диктуй перечень своих проблем, - расположившись в кресле на лоджии, Врам кольцами пускал сигаретный дым. - Ты говорил их несколько.
- Всё связано с памятью. Любой труд должен быть оплачен. Одноклассник, то есть ты, не обязан меня лечить бесплатно.
- Умное изречение.
- К сожалению, мой брат, узнав о моем исчезновении, вселился в мою квартиру, нашел мои деньги и потратил. Но я точно знаю, что где-то в квартире есть очень крупная сумма.
- Клад? Наследство? – рассмеялся Врам.
- Мои честно заработанные, но я забыл, куда их положил.
- Там много денег? Ты много зарабатываешь?
- Работал программистом в солидной фирме. Сейчас из-за потери памяти временно уволился. Тогда зарплатой был доволен и отлично помню, что откладывал на ремонт квартиры и надеялся создать семью.
- Есть кандидатка на роль жены?
- Пока нет, как-то стыдно приводить девушку в такую неухоженную квартиру.
- Если согласится приходить в такую квартиру, можно подумать о серьезных отношениях.
- Ты прав наверно. Но вернемся к моей проблеме.
- Ты забыл раньше или вместе с теми месяцами?
- Одновременно.
- Понятно. Отдохнул или еще нет?
- Хочешь начать?
- Надеюсь, найдем спрятанные деньги. Или ты передумал платить мне за приём?
- Сейчас всё перенесу в гостиную, там устроимся.

- У тебя та же мебель. Кажется, ничего не изменилось в квартире. Всё как пятнадцать лет назад, - Врам сел на стул в гостиной, - кушетка, стол, четыре стула и горка.
- Да, всё то же, только нет родителей - рано покинули этот мир.
- Мои тоже оставили меня одного. Трудности тех лет многим сократили жизнь, к сожалению.
- Они трудились, не заботясь о своем здоровье, чтобы дать нам образование.

- Не хочешь узнать сколько я беру за прием? – Врам начал разговор о деле.
- Понятия не имею о ценах на подобные услуги и заранее согласен с суммой, которую ты назовешь. Чувствую, моя проблема слишком серьезна, чтобы торговаться.
- Деловой разговор. Ты поднялся в моих глазах. Согласен тебе помочь именно поэтому. Я уверен в успехе. Ты мне будешь доверять, а доверие - залог успеха в моей работе.

- Устраивайся на кушетке, - велел Врам и свой стул передвинул ближе к изголовью.
Ваче послушно лег на кушетку.
- Положи голову на подушку, расслабься. Мы поговорим на отвлеченные темы, так что не заметишь, как начнется и закончится сеанс. Слушай и отвечай на мои вопросы.
Голос Врама постепенно становился монотоннее:
- Нам некуда спешить, будем беседовать весь вечер или даже всю ночь. Если мне понравится, заночую здесь. Мы оба холостяки, никто нас не теребит. У тебя сколько комнат?
- Три комнаты.
- Богач, живёшь в центре города один в трехкомнатной квартире. Когда в последний раз получил деньги в бухгалтерии?
Врам из кармана достал стеклянный шар на серебристой цепочке.
- Смотри сюда, не моргай, - врач крутил перед глазами пациента стеклянный шар.
- Мне выдали расчетные - из-за моего длительного отсутствия шеф меня уволил.
- Ты был в отпуске? Получил отпускные? Куда их дел?
- Получил отпускные и положил, как обычно, в месте для ежедневных расходов. Эти деньги прибрал к рукам брат.
- Понятно. А до этого была зарплата?
- Да, зарплату я получил.
- Как тратишь зарплату?
- Часть идет на ежедневные расходы и оплату коммунальных услуг.
- Смотри сюда, не моргай! Продолжай, - шар крутился всё быстрее.
- Но большую часть денег я прячу, - прошептал пациент.
- Смотри сюда, не моргай! Продолжай, - голос врача звучал тихо, но требовательно. - Куда прячешь деньги?
- Кладу в тайник. Хочу квартиру привести в порядок.
- Где твой тайник?
Ваче смотрел на шар как завороженный.
- Под половиком в спальне, - прошептал пациент.
Врач достал из кармана купюру и, продолжая крутить стеклянный шар, протянул ее пациенту:
- Положи деньги в тайник!

Ваче послушно взял купюру, встал и пошел в спальню. Остановился перед гардеробом, передвинул его и поднял половик. Там лежал большой конверт из плотной бумаги. Открыв конверт, пациент положил в него купюру.
- Отнеси конверт в гостиную, - тем же монотонным голосом, раскачивая шар перед пациентом, велел врач.
Ваче послушно прошел в гостиную.
- Дай конверт мне! – велел врач.
Пациент выполнил приказ.
- Ложись, закрой глаза, расслабься.
Ваче послушно лег на кушетку.
- На счет три просыпайся. Раз, два, три...

- Что здесь было? – Ваче сел и протирал глаза, как после глубокого сна.
- Свою работу сделал, могу уйти домой, - Врам покрутил в руках конверт и сделал жест будто кладет его в карман.
- Погоди! Знакомый конверт.
- Вспомнил таки. Поздравляю. Держи. Но здесь моя купюра.
- Да, я помню, возьми, - Ваче достал из конверта купюру Врама и отдал владельцу. - Сколько я должен за сеанс?
- Сколько не жалко?
- Ладно тебе, говори.
- Что выпирает в конверте? Там кроме денег есть еще что-то.
- Ты внимательный. Там перстень - это наследство. Родители оставили мне его, но не знаю откуда он у них появился.
Ваче достал из конверта массивный перстень с бриллиантами и покрутил в руках.

- Можно посмотреть? – Врам взял в руки перстень. – Какой красавец! Расскажи о своей главной проблеме. Если она действительно серьезная, возьму только этот перстень и ничего больше.
- Губа не дура - это очень дорогой перстень. Родители говорили, что за него им предлагали отремонтированную квартиру в центре - не где попало. Но моя проблема очень серьезная и мне не будет жалко расстаться с ним, если ты мне поможешь.
- По рукам, - Врам протянул свою ладонь. - Ты молодец, с тобой приятно иметь дело.
Ваче ударил по протянутой ладони.
- Готовь ужин, я остаюсь. Мне понравился обед.
- Может, на сегодня хватит сеансов? Просто отдохнем, поужинаем. Я устал, - признался пациент.
- Да, именно это я имел в виду. Пойдем в магазин за продуктами. Оплатишь, что я выберу, и приготовишь, что мне нравится. Это будет платой за прошедший сеанс.
- Согласен. Возьму, сколько необходимо на расходы. Остальное пока верну на место, - Ваче отделил часть суммы и направился в свою спальню.


- Тебя расходы не напрягли? – в магазине Врам смотрел насмешливо и взял один из пакетов, Ваче из корзины забрал - второй.
- Поужинаю в приятной компании, - Ваче улыбался.
- Впервые за день вижу улыбку на твоем лице. Я стал приятной компанией?
- Нашел деньги и вздохнул свободнее. Ты мне даришь надежду. От этого становится легче на душе. Хоть эту ночь буду спать спокойно.
– Депрессия? Это поправимо. С этим легко справишься, потому что ты оптимист. Помню еще со школьных лет. Иногда завидовал тебе.
- Ты мне завидовал? – Ваче посмотрел удивленно.
- Я тебя специально доводил. Другой бы отчаялся, а ты не сдавался.
- Спасибо за откровенность!

Дома Ваче ждал неприятный сюрприз – в гостиной разгуливал Ашот.
- Как ты сюда попал? Что ты забыл у меня? – возмутился Ваче.
- Говорил, что денег нет, а продуктов накупил два пакета.
- Наглец!
- Продукты за мой счет. Хотя, какое тебе дело? - начал Врам. - Кто ты такой? Кто этот тип? – Последний вопрос предназначался Ваче.
- Мой двоюродный брат, халявщик.
- В нашей клинике тоже план выполняем, сейчас нам не хватает психбольных. Позвоню ребятам, пришлют бригаду. Как его зовут?
- Ашот, отдай ключ от квартиры!
Незваный гость опасливо посмотрел на крупного Врама, набиравшего номер на своем телефоне:
- Витя, пришли мне бригаду, здесь одному типу срочно требуется смирительная рубашка. Ваче, диктуй свой точный адрес.
Ашот бросил ключи на стол в гостиной и бросился вон из квартиры.
- Порядок, Ваче, закрой дверь, он здесь больше не появиться, - рассмеялся Врам.

- Твой бас и внушительная фигура впечатляют, - Ваче с улыбкой закрыл дверь и задвинул щеколду. – Хороший розыгрыш может принести пользу.
- Даже материальную выгоду, если захотеть, - усмехнулся Врам.

После сытного ужина одноклассники устроились на лоджии.
- Мне такой ужин противопоказан, а тебе необходим, чтобы восстановить здоровье. Ты сильно отощал, хотя я тебя давно не видел.
Врам достал сигарету из пачки:
- Поэтому мне можно покурить. Вообще-то я бросил, но иногда балуюсь.
- А ты не кури, тебе вредно, - назидательным тоном добавил Врам.
- Не помню, когда курил, давно бросил.
Ваче нарезал фрукты.
- Можешь сказать, где ты был, когда возникла проблема с памятью?
- Думаю, меня нашли там же, где я пропал, больше ничего не знаю.
- Принеси перстень, если не жалко. Хочу с его помощью провести некий эксперимент, - докурив сигарету, вдохновился врач.
- Вижу, тебе перстень понравился. Материальный стимул важен, - рассмеялся пациент и ушел в спальню.

- Примерь. Возможно, он тебе по размеру, мне сейчас точно великоват, - хозяин протянул перстень гостю.
- Красавец! Внушительный, – Врам подержал перстень в ладони будто взвешивая, повертел в руках, надел на палец и покрутил рукой перед глазами Ваче. - Блеск золота особенный, а бриллиантов – неповторимый. Вероятно, вещь антикварная, иначе почему за него предлагали квартиру? Смотри внимательно, может, что-то вспыхнет в памяти.

Врач продолжал вертеть рукой перед глазами пациента, стараясь, чтобы Ваче видел перстень непрерывно.
- Опусти руку, - попросил пациент, - у меня возникло ощущение, что ты меня бьешь по глазам.
Психиатр опустил руку и посмотрел на пациента с сочувствием.
- Похоже, с тобой дурно обращались. У тебя серьезная проблема. Осталось выяснить: твоя память сама заблокировала этот участок мозга в качестве защиты или кто-то временно сделал это, чтобы потом нанести тебе еще более серьезный удар.
Ваче глубоко вздохнул:
- Снова возник страх, я чего-то боюсь и это произойдет скоро.
- Трусом ты никогда не был, значит второй вариант. Что именно сейчас раздражало - золото или бриллианты?
- Золото, его слишком много.
- Нам следует поторопиться – твой враг коварен. Возможно, ему доступны многие методы давления на психику. Он случайно не занимается магией или откровенным колдовством?
- Колдовство, колдун... где-то я слышал такое недавно или до тех месяцев.
- Сделаем так: сегодня больше не буду мучить тебя. Мозг устроен так, что достаточно дать ему задание и время. Он сам во многом разберется. Задание мы ему дали. Дадим время и не будем мешать, во всяком случае, до утра. Никаких установок на сон или снотворных таблеток. Сегодня мозг будет работать в свободном режиме. Ты только наблюдай. Не реагируй эмоционально. Помни: ты это уже пережил. Это в прошлом. Тебе надо только вспомнить что было, чтобы будущее стало лучше. Остаюсь у тебя, если ты не против. Или мне уйти? Живу недалеко.
- Оставайся, мне нужна твоя помощь – это же очевидно. Твоя спальня справа, постельное бельё чистое, хотя не глаженое.

«Золото, колдун... – эти слова мучили Ваче всю ночь».

Наступила суббота, но Врам по привычке встал рано.

- Как спалось? – утром делая зарядку, Врам обратился к Ваче, вышедшему на лоджию.
- Вроде спал, но в голове постоянно крутились слова.
- Какие конкретно?
- Золото, колдун.
- Уже кое-что. Золото в слитках или украшения - перстень, браслет, ожерелье?
- Ожерелье. Мне кажется, золотое ожерелье, точнее, ожерелье где много золота.
- Золотое ожерелье носят женщины, и в древности носили жрецы.
- Жрецы, - повторил Ваче и в раздумье склонил голову.
- Завтракать будем? – бодро спросил гость, желая отвлечь хозяина. – В неухоженной квартире можно принять душ?
- Обижаешь. Принесу полотенце и объясню, как освежиться.

- Пожалуй, не станем откладывать лечение на потом, надеясь на работу твоего мозга. Поможем ему, ускорим его работу. Сейчас на лоджии нет солнца, подышим свежим воздухом и поболтаем о том, о сём. Возможно, что-то начнет проясняться, - после завтрака объявил Врам.

- Куренье вредная привычка, но и общение с тобой не всегда было приятным, - Врам скосил глаза в сторону Ваче.
- Никак не привыкну к твоим шуткам, - отмахнулся Ваче.
- Не бери в голову, - Врам рассмеялся. - Когда был в отпуске в последний раз?
- Это происходило во время отпуска.
- Начнем с того куда и к кому ты собирался поехать.
- Есть у меня друг Рубен. К нему и поехал по его приглашению. Но пока не хочу говорить тебе название городка.
- Почему? Что еще за секреты? Ты мне в чем-то не доверяешь? – поразился Врам.
- Боюсь, ты сделаешь неверный, поспешный вывод. С названием места торопиться не будем.
- Но, возможно, это лишь затруднит и отдалит нас от разгадки. Время дорого для тебя. Не ты ли торопил меня?
- Здесь я не сдамся. Не хочу и всё. Что-то мне подсказывает, что это правильное решение.
- Это возмутительно, ты не доверяешь мне, как специалисту?
- В данном случае доверяю своей интуиции. Не нужно сразу обижаться. Подумай немного и остынь.
- Ты становишься решительным или действует запрет колдуна?
- Это может быть противодействием ему. Лучше продолжим.
- В случае неподчинения клиента, обычно я отказываюсь.
- О.о.о, как ты категоричен. Можешь пойти прогуляться. Зайди к себе домой, остынь и приходи в ином настроении. Что приготовить к обеду? Возможно, мне придется сходить в магазин.
- Ты хитрец или дипломат, - Врам погрозил ему пальцем и добродушно рассмеялся.
- Я хороший программист, с опытом работы с разными людьми из разных стран, с разным менталитетом.
- Согласен с твоим решением - что-то внутри меня верит твоей интуиции. Приду к обеду в два часа. Меню на твой вкус. Купи пиво, почему-то захотелось.


Глава 3. Всплески воспоминаний

Врам вернулся к обеду в отличном расположении духа.
- Мне понравилось жить у тебя. Приятно знать, что кто-то приготовил что-то вкусное и не придется самому сочинять обед у плиты.
- Женись и дома всегда тебя будет ждать вкусная еда и приятная компания, - заметил Ваче.
- Что же ты не следуешь этому совету?
- Сначала избавлюсь от колдуна, приведу в порядок квартиру, потом найду себе жену.
- Отговорки.

- Перейдем к делу. Что тебя смутило или насторожило в кафе? – после обеда спросил Врам. У Ваче удивленно поднялись брови. - Впрочем, может, ты увидел нечто и оно что-то тебе напомнило. Я не сразу ушел домой, дождался тебя за углом здания и немного следил за тобой. Иногда пациент своим поведением наводит на некоторые полезные мысли.
- Ты наблюдательный. Наверно, это профессиональная привычка, – Ваче понимающе кивнул. - Когда я шел мимо кафе, у меня что-то прояснилось в голове. В тот загадочный для меня день я один гулял по городу и долго сидел в кафе.
- Встретил кого-то? Раньше в нем бывал? Где это кафе?
- Кафе в городке, который я посетил всего два раза. В прошлый приезд приглядел его и потому посидел в нем и в этот раз. Наслаждался отпуском, свободным временем, когда нет необходимости бежать куда-то.
- Чем же примечательно кафе? Можешь его описать?
- Летнее кафе с выносными столиками. Ничего особенного. Там почти весь день бывает местный блаженный.
- Кто? Псих? Сколько ему лет?
- Сако, скорее, аутист, безобидный и наивный ребенок. Вероятно, еще не достиг совершеннолетия. Раньше люди его угощали, но, видимо, кто-то по этому поводу сказал ему что-то обидное. Сако с тех пор категорически отказывается от угощений, но рад любой работе. Люди притворяются, что им требуется помощь юноши и платят ему едой или одеждой. В том кафе он постоянно что-то моет, вытирает, передвигает или забивает гвоздь – как бы работает. К нему все настолько привыкли, как к мебели. Посетители его не замечают, без стеснения в его присутствии обсуждают свои дела и сплетничают. Хочешь узнать местные новости, спроси Сако – он с радостью расскажет всё, что услышал за день. Обычно люди смеются над его историями, ведь парнишка слышит обрывки фраз и додумывает, доводя их до полноценного рассказа. Мне кажется, в нем скрыт талант писателя, у него богатое воображение.
- Возможно, пацан рассказал что-то необычное и ты загорелся какой-то идеей.
- Часто, как только паренек начинает рассказывать, люди его обрывают и, смеясь, уходят. Так случилось и в тот день. Сако огорчился и, повесив голову, сел на ступенях кафе.

- Сако, подойди ко мне, пожалуйста, - я обратился к нему.
Не ожидая такого обращения к себе, он с радостью подбежал к моему столику.
- Садись, меня заинтересовал твой рассказ. Пожалуйста, начни сначала и расскажи подробнее. Посидим, выпьем с тобой кофе. Я люблю интересные истории. Ты прекрасный рассказчик.
Нам принесли два кофе с пирожными и соком.
Паренек откусил пирожное и выпил глоток кофе.
Парнишка вдохновился и начал свой рассказ:
- Мне не верят, но я ничего не придумал.
Рассказчик замолчал, стал опасливо озираться.
- Пей кофе, не торопись с рассказом, - я подбодрил его.
- В нашем городе ходит колдун. Он ищет кого бы похитить, заманивает к себе. Не ходи туда. Это опасно.

Ваче прервал свой рассказ, задумался и стукнул себя по лбу:
- Какой же я глупец! Это было предупреждение мне, а я его проигнорировал. Сако, наверное, видит то, что нам не подвластно.
- Ну, ну, не торопись с выводами, не наговаривай на себя. Не делай из блаженного ясновидящего, - Врам пытался успокоить Ваче, чтобы он не потерял нить мыслей.

- Сегодня возле кафе я вспомнил кое-что, - после недолгой паузы произнес Ваче. - Это, как вспышка, будто кадры фильма промотали. Я слишком любопытен. Отец не зря однажды назвал меня авантюристом.
- Продолжишь рассказ или отдохнешь немного?
- Продолжу, я в порядке.
- Что еще сказал пацан? Сказка какая-то или мистика, - скептически заметил Врам, пожимая плечами.

- Я увидел его, - паренек в страхе огляделся. - Ты ни с кем не столкнулся на мосту? Такого трудно не заметить. Он огромного роста. Я таких никогда не встречал. На нем рубашка с широкими рукавами, длинная - почти до сандалий. У него злые глаза и черная борода, а на груди большое золотое ожерелье. Так много золота я не видел прежде. Берегись колдуна! Он опасен.
- Спасибо, Сако, доешь пирожные. Пока, - я махнул ему рукой и пошел прочь от кафе.
Забыл его слова сразу же и направился к тому месту.
- Куда именно?
- Не настаивай, пока это тайна.

Врам встал и нервно прошелся по комнате:
- Во мне зародились какие-то версии, а ты их сразу убиваешь.
- Не сбивай меня, этому есть серьезная причина.
- Крупный специалист психологии сейчас объяснит ученику причину, - съязвил Врам.
- Я слышал ты виртуозно владеешь гипнозом, но мы имеем дело с колдуном – жрецом.
- С чего ты взял, что он колдун и жрец? – Врам остановился и смотрел с любопытством.
- «Колдовство, колдун, золотое ожерелье» - эти слова мучили меня. Ты сам сказал: золотое ожерелье в древности носили жрецы. Колдун - жрец. Жрецы исчезли у нас почти две тысячи лет назад, ну, тысяча семьсот. Я попал в рабство к колдуну, - вздохнул Ваче. – Я устал, мне нехорошо, хочу спать. Полный упадок сил.
- Сегодня ужинать не будем, - согласился Врам.
- Ужинай один, в холодильнике полно еды.
- Можно выпить стакан мацуна и тебе тоже не помешает. Мацун успокоит нервы. Устроим разгрузочный вечер после вчерашнего обжорства.

Воскресное солнце проникло в спальню. Ваче открыл глаза и сел на кровати.
«Если Врама увеличить в размерах, надеть на него балахон, на шею – массивное ожерелье из золота, вылитый жрец. Страх перерос в панику. Возьми себя в руки. Ты никогда не был трусом. Надо что-то делать самому. Отказаться от помощи психиатра? Многое всплывает в памяти. Чувствую, он мне помогает и поможет. Еще не всё потеряно. Не стоит всё рассказывать однокласснику. Буду выдавать лишь ту информацию, что мне не навредит. Решено!»

Утром Врам встал раньше Ваче, сделал зарядку и приготовил завтрак.
- Вставай соня, - Врам постучал в дверь спальни.
Одетый хозяин квартиры вышел из комнаты.
- Сегодня ты не в себе. Плохо спал ночью?
- И то, и другое – уснул под утро, вспомнил многое.
- Позавтракаем и начнем.

- Мы остановились на том, что ты направился куда-то в том таинственном городке, - после завтрака Врам начал разговор на лоджии.
- Я планировал отдохнуть там две недели, осмотреть достопримечательности. Кое-где я побывал в первый заезд, а теперь хотел без свидетелей осмотреть то самое заинтересовавшее меня место. Некоторые утверждают, что там есть вход в прошлое или иной мир. Может, глупые фантазии - может, правда. Мне вдруг захотелось попасть в иную эпоху, посмотреть на их уклад жизни.
- М.да, авантюрист, ты влип. Твои фантазии сыграли с тобой злую шутку.
- Мне казалось, что дни равноденствий и солнцестояний самые благоприятные для такого путешествия и потому в сентябре взял двухнедельный отпуск, так чтобы первый же день отдыха совпал с днем осеннего равноденствия.

- Кстати, когда тебя нашли?
- 20 марта, в день весеннего равноденствия.
- Сейчас лето, июнь. Когда летнее солнцестояние? Сейчас уточню, - заметил Врам. - Похоже, это правильная версия.
- Летнее солнцестояние наступит 21 июня. Но важен не только день. Необходимо знать точное время, - подчеркнул Ваче.
- Зачем тебе точное время?
- Многое начинаю вспоминать. Расскажу и ты согласишься с выводами.
Ваче тяжело вздохнул:
- Сако будто что-то знал и предупреждал меня. Говорят, блаженные знают больше нас. Они живут на чувственном уровне.
- Не преувеличивай, хотя в данном случае пацан оказался прав. Но с другой стороны: вполне вероятно, что именно этот разговор подтолкнул тебя к авантюрному поступку. Еще больше подхлестнул твое любопытство. Где ты решился на авантюру?
- Ты тоже хочешь там побывать?
- Нет, но почему я не должен знать название местности?
- Сначала я обратился к тебе, чтобы ты помог мне восстановить память. Постепенно все проясняется. Начни я рассказывать, все вспомню.
- Что же ты хочешь от меня сейчас?
- Чтобы ты помог мне остаться здесь. Уверен, колдун хочет снова увести меня туда – утащить в свою эпоху. Именно этого я и боюсь.
- Зачем же он тебя вернул?
- Не зачем, а для чего. Надеюсь, скоро приблизиться к разгадке. Думаю, он не вернул меня, а отправил с какой-то целью. С какой? Вот что нам нужно разгадать.
- Если я буду знать где это место, мне проще будет помочь тебе.
- Нет! – Ваче устало махнул рукой. - Хочешь в рабство к колдуну? Чем больше вспоминаю, тем больше сомнений в истинной причине возврата меня сюда. Колдун не отпустил меня, а послал за чем-то и использует тебя, вернее, твой мозг, чтобы увести меня. Может и тебя забрать за компанию. Позволь мне всё вспомнить. Уточни день. У меня нет интернета.

- В рабство говоришь? - Врам достал телефон и стал искать информацию.
- Летнее солнцестояние наступит 21 июня, 05:45.
- Хорошо бы знать, как долго открыта дверь в иное время. Посмотри прошлый день осеннего равноденствия, когда я пропал.
- День осеннего равноденствия - 22 сентября, 15:44.
- Я пошел туда пешком после обеда и попал в момент ритуала богу Солнца Ара. Возможно, вход в прошлое открывается к моменту солнцестояния/равноденствия. Однако не исключено, что речь идет о нескольких часах, может, даже сутки открыта та дверь.
- Какой еще вывод сделал программист?
- Не исключено, что дверь открывается раньше, тогда его магия или колдовство начнёт действовать на меня даже днём 20 июня. Сако сказал, что видел колдуна. В том кафе я сидел до начала осеннего равноденствия, согласно календарю. Кто сказал, что календарь жесткий? Если вход в прошлое открыт много часов, колдун сможет увидеть меня раньше 05:45. Заодно и тебя заберёт, если ты окажешься рядом со мной. Где гарантия, что он не вселится в тебя?
- По твоему я слаб, не смогу ему противостоять?
- Уверен, что ты силен, потому и обратился к тебе, но мы не имеем права на ошибку – не нужно колдуна считать слабым. Лучше переоценить его силы. Там все ему подчинялись и боялись. Это я помню точно.
- Мне следует подумать об этом. Дело принимает более серьёзный оборот. Я не знал, с чем придется столкнуться. Надеялся легко восстановить тебе память. Дай мне время - хотя бы сутки. Кстати, давай денёк уделим утехам, повеселимся, расслабимся. Сегодня же воскресенье. Ко мне придет моя пассия. Попрошу ее привести подружку для тебя. Может случится, что после вечеринки ты посмотришь на ситуацию другими глазами.
- Нет. Я сказал, что вспоминаю, но еще не всё вспомнил. Это сейчас важнее утех. Мне нужна свежая голова. Какое веселье без спиртного? Не забывай: в нашем распоряжении меньше недели – только до субботы.
- Теперь понятен твой страх. Приближается дата возможного конца твоей свободы.
- Если передумаешь мне помогать, пожалуйста, поставь меня в известность.

В понедельник с раннего утра Ваче пребывал в унылом настроении.
«Представь, что пишешь игру. Тебе предстоит сражение не на жизнь, а на смерть. Ты должен остаться в живых. Клонов нет. Дополнительных жизней нет. Пятница – крайний срок завершения и сдачи задания. Обдумай вероятные действия колдуна. Необходимо наметить несколько выходов из сложных ситуаций. Действуй!» - велел себе Ваче, пытаясь унять панику в душе.

Врам позвонил вечером:
- Как дела у забывчивого пациента? Как продвигается программа восстановления памяти?
- Спасибо за заботу, дело продвигается. Когда сможешь прийти ко мне? Или еще не принял решение?
- Помогу тебе, но после вчерашнего веселья - расслабления сегодня болит голова. Я перебрал. Ты оказался прав: для решения серьезных задач требуется свежая голова. Твое дело несколько отличается от моей повседневной работы. Сегодня высплюсь, завтра утром буду в норме и приду. В клинику пойду после обеда.

Вторник для Ваче начался, как обычно, – с угнетённого состояния. Чтобы хоть частично расслабить свой страх перед зловещим будущим, сделал зарядку на лоджии.

Ваче умывался, когда квартира наполнилась трелью дверного звонка. Хозяин открыл дверь с полотенцем в руке.
- Соня, ты только встал? – Врам с пакетом прошел на кухню. - Завтрак придется готовить мне.

- Вспомнил что-то тяжелое и не мог уснуть? – после завтрака Врам привычно расположился в уютном кресле на лоджии.
- Мрачные воспоминания мучили вчера весь день. А после разговора с тобой вдруг вспомнил самые светлые минуты. Нет, признаюсь честно - часы проведенные там.
- Часы? А то всё несчастным прикидывался: «Пожалей меня бедного, хромого».
- Не знал, как поднять себе настроение, и тут твой звонок. Сначала недовольно пробурчал: у кого-то свидание... Неожиданно меня обдало теплой волной. Я вспомнил своё тамошнее приятное приключение.
- Говори, говори, интересно, - Врам иронично потирал руки. - Тихоня, ты там пошалил?
- Живя в аду, одну ночь провел в раю, - Ваче вздохнул. - Жаль, что та красотка не здесь.
- Хватит предисловий. Рассказывай!
- Почти всё время я оставался голодным, не мылся месяц или больше и при этом должен был работать, спал на земляном полу. О неприятном после расскажу. Уснул или забылся – сам не знаю.

Будит меня кто-то среди ночи. Девичий голос в ухо шепчет: «Ложись на матрас».
Приподнимаюсь, в темноте ничего не вижу. Обычно, луна освещала помещение. Видимо, в ту ночь тучи закрыли луну или было новолуние.
Чувствую, кто-то тянет меня за руку: «Ползи сюда».
Приползаю и заползаю на что-то мягкое - действительно, матрас.
Девичья рука нежно касается моего лица: «Возьми в руки миску».
Сажусь, а мне в руки ложится миска. Запах оттуда, м.м.м, божественный.
Нежный голосок продолжает: «Открой рот».
И пихает туда кусок лаваша с кашей. Съедаю всю кашу, она забирает у меня миску.
Дает кувшин: «Пей».
А в нем молоко. Выпил и почувствовал себя лучше и сильнее.
Незнакомка в ухо шепчет: «Раздевайся».
Повинуюсь, и тут она меня всего начинает мыть мокрой тряпкой.
Уточняю: вода откуда?
Слышу в ответ: «Во дворе есть родник».

Представляешь, я как дурак подчиняюсь жрецу, не делаю лишнего шага. Действительно, родник рядом. Мог же вот так, как она, ночью выйти, чтобы умыться и воды попить. Видно, колдун здорово мозги мои заклинил.

Незнакомка закончила меня мыть, подняла свое платьице и устроилась на мне - легла доверчиво. Почувствовал на себе ее нагую трепетную стройную фигурку.
Шепчет в ухо: «Люби меня».
Чувствую, подросток: по голосу и тело нежное. Не знал, что делать.
Поняв мою нерешительность, объяснила: «Меня завтра отдадут великану, я его боюсь. Подружка так умерла. Мама сказала: ты меньше и добрый. После тебя не будет страшно».
Спросил: почему она решила, что я добрый? Откуда знает обо мне?
«Работники рассказали ей».
От таких слов я осмелел. Начал ее гладить, шептать ласковые слова. Платье у нее широкое, просторное, так что и грудь ласкал. Кожа у нее нежная, бархатная, она сама невинность - не целованная, еще дитя. Девочка расслабилась. Постарался не грубо, осторожно. Вскрик заглушил поцелуем.
Малышка не разрешила вынуть: «Мне нужно привыкнуть». Немного спустя шепчет: «Давай еще раз. Мама говорила надо сзади».
Любушка легла на живот, подняла свою попку. Сначала гладил попу и всё тело, потом и дело сделал.
Шепнула мне в ухо: «Спасибо!».
Поцеловала меня так, как я ее целовал. Ласковая малышка. Хорошая ученица. Мне бы такую послушную и понятливую подругу, сразу бы женился. В те минуты я чувствовал себя счастливым, как никогда. Тогда осознал, что такое блаженство и мучения мои были смягчены. Милашка долго лежала на мне, подняв платье. Та девочка вдохнула в меня жизнь, сняла запреты, что вложил в мой усталый мозг колдун, и вернула мне веру в себя.

Стало светать, разглядел ее лицо: златокудрая и сероглазая. Красавица! Малышка быстро вскочила, из корзины достала еще еды: что-то завернутое в лаваш.
Шепнула: «Спрячь и матрас спрячь, он твой».
Убежала. Эх, несчастная девочка, попала в руки великана.

- Ты фантазер, - усмехнулся Врам. - Провал в памяти заполнил пустой мечтой. Великана придумал.
- Какой у тебя рост?
- В студенческие годы я играл в сборной по баскетболу. Тогда рост был 194 см. Но и ты вроде ростом не обижен.
- Мой рост 186 см. Жрец на 30-40 см выше тебя. Там действительно есть и выше его.
- А девчушка?
- Думаю, ей лет четырнадцать, ростом меньше меня, но стройная девочка. Черты лица нежные – с такой скульптуры ваять, картины писать.
- Ты романтик. Ну да, раньше замуж отдавали рано. Если ее жених был очень высок, она могла бояться. Впрочем, может быть он грубый. Ее мать знала об этом, и потому своей дочке нашла первого мужчину. Девка могла забеременеть.
- Конечно, предупредил ее. Она лишь обрадовалась: «Я этого сама хочу, пусть дитя будет красивым, не похожим на того чурбана».

- Это всё или было еще одно свидание с таинственной незнакомкой? – Врам смотрел насмешливо.
- С ней не было, но пришла ее мать. Утром я ее разглядел. Мать и дочь похожи лицом.
- С той же целью?
- И да, и нет, не знаю точно. Но для меня эти свидания оказались живой водой после мертвой.
- Выкладывай, как есть.
- Недели через две ночью кто-то меня разбудил. По прикосновению вроде пальцы грубые. Голос женский говорит: «Раздевайся».
- О, времена, о, нравы – женщина велит!
- Думаешь я был против? Подчинился без возражений. Всё шло как по заданной программе, но пункты в другом порядке - она помыла мое тело и легла на меня. Заявила: «Буду тебя любить».
Когда закончила, сказала: «Спасибо за дочь».
Я уточнил: с ней всё хорошо? Женщина подтвердила. Накормила меня, оставила еще еды и убежала.
- Она знала, что ты голоден?
- Вероятно, колдун хвастал в ее присутствии. Возможно, я не первый пленник.
- Может, ты вспомнил какой кашей тебя кормили? – с иронией в голосе произнес Врам.
- Из пшеницы с фруктами. Во рту ощущал вкус сливы, черешни и тыквы – традиционная. Такую кашу до сих пор готовят, не узнать трудно.
- Вот дела: умывают, кормят, ублажают и говорят «спасибо». Мне не отправится ли туда?
- О, нет, не всё так радужно. Не завидуй. Я подумал тогда: неужели колдун про меня забыл этой ночью? Может быть, слишком занят другими злобными делами или спит глубоким сном. Эта женщина была хорошо осведомлена.
- Помещения без дверей? Кто хочет и куда хочет вхож?
- О других ничего не знаю. Я жил в маслодавильне, где нет двери. Вход туда просторный - почти на всю стену.

Требовательно зазвонил телефон Врама.
- Сейчас узнаю, какие проблемы и где, - Врам ушел в гостиную, поговорил и вернулся. – Придется срочно ехать в клинику. Приеду сразу, как освобожусь. Твои приключения становятся интересными.

***
Мацун – кисломолочный продукт вроде кефира
***


Глава 4. Переход в иное время

Полуденное летнее солнце жгло неумолимо. У Ваче не было желания выходить из дома. Врам позвонил и сообщил, что занят и сможет прийти после работы. Нехотя перекусив, пострадавший от жреца предался тоскливым воспоминаниям о самых тяжелых днях, проведенных в рабстве.

«Из того, что удалось вспомнить, нет ничего, что следует скрыть от психиатра. Пока желательно не выдавать имя колдуна и место событий. Иначе я подскажу или подтолкну одноклассника на сторону жреца. Постараюсь не называть его по имени. Колдун уже давит на психику. Как ему это удается? Или я сам впадаю в панику при мысли о приближении даты? - Ваче метался по квартире. – Хорошо, что я хромаю, иначе бегал бы по городу как угорелый. Как обмануть жреца? Как действовать, если он завладеет мозгом врача?
Еды достаточно – холодильник полон. Для себя готовить нет желания. Приготовлю ужин на двоих».

Врам задержался в клинике и пришел к восьми часам вечера.
- Сегодня к нам попал буйный мужик. В последние годы число агрессивных помешанных резко возросло.
- Ухудшение условий жизни социально незащищенных слоев населения – вот первая причина, - спокойно заметил Ваче.
- Наследственность во главе причин. Шизофреники охотно рожают, а психически нормальные раздумывают.
- Нормальные люди хотят для своих детей лучших условий жизни. Как правило, люди создают семью и рожают детей после того, как добьются устойчивого материального положения.
- Поужинаем и вернемся к твоим воспоминаниям. Я голоден. Зря спешил?
- Ужин готов, ждал тебя.
- Отнеси всё на лоджию.

- Все еще вспоминаешь урывками или уже можешь рассказать сначала? – после ужина к пациенту обратился врач.
- Начну сначала. Теперь уже могу рассказать без пропусков и сомнений.

В тот день я встал рано утром. День был пасмурный, мрачный. На небе всюду висели свинцово-серые тяжелые тучи. Ни просвета, ни солнечного луча.
- Не смотри на небо так грустно, - успокоила меня Сона, жена друга. – Дождя, скорее всего, не будет, немного поморосит. Так почти каждое утро, нынешняя осень теплая.

Надел свитер, джинсы, кроссовки и ветровку - обычная одежда для осенней прогулки. Решил прогуляться по городу, дождаться улучшения погоды. Посидел часок в знакомом кафе. Там и поговорил с Сако. Солнце то появлялось, то исчезало. Решив, что это хороший знак, отправился, куда планировал. Близилось время, которое я ждал. В душе возник какой-то трепет, возможно, предчувствие чего-то необычного.
Я даже подумал: «Чувствую, мне удастся попасть в иное время. Нужно быть готовым ко всему. Жаль, нет фотоаппарата».

Погода стояла благоприятная для пешей прогулки. Не спеша дошел до интересовавшего меня места и не торопливо осматривал всё. Сначала моросил дождь, точнее в воздухе летали капли воды, но недолго. Тучи не расходились, однако поредели – стало ощутимо светлей.
Постепенно прошел вглубь территории и направился к камню необычной формы. Обошел валун трехметровой высоты и наткнулся на чью-то фигуру в балахоне из грубой ткани темно-коричневого цвета длиной до икр. Ноги, обутые в плетенные кожаные сандалии, по своему размеру могли принадлежать только великану.

- Что ты делаешь на моей земле? – надо мной прогремел мужской бас.
Подняв голову, я пришел в замешательство – надо мной возвышался гигант, почти на две головы превосходивший меня. На его груди красовалось массивное золотое ожерелье. Блеск отполированного золота ослеплял глаза. В мыслях мелькнуло: «Тот самый колдун, о котором говорил Сако, очевидно, жрец. Черная борода и злые глаза, как предупреждал паренек. Нужно быть осторожным. Стоит здесь, словно поджидал меня».

- Смотрю тут, мне интересно, - с трудом выдавил из себя.
Жрец повернул центральную золотую пластину на груди и схватил меня за руку.
- Пойдем со мной, покажу, как мы живем. Тебе ведь интересно.
Вспомнил! В левой руке жрец держал чётки.
Качнув головой, пошел с ним, однако у меня возникло ощущение, что меня кто-то часто толкает в спину.

Сначала мои ноги заплетались – страх сковывал движения. Я шел по гладкой дорожке из крупных квадратных плиток, не поднимая головы. Вскинул голову, посмотрел в сторону и рот открылся от изумления: справа тянулась ровная, будто недавно поставленная, стена из огромных базальтовых плит. Если это был храм, то без крыши. Кажется, кое-где на стенах висели погашенные факелы.

Сейчас вспомнил: те плитки под ногами были новые и зазоры между ними – чистые. Теперь эти промежутки заросли травой и плиты изрядно побитые. В какой век или тысячелетие меня уволок колдун?

- Стой! С пустыми руками в храм входить нельзя, - заявил жрец и сам остановился. Его горящие глаза сверлили меня. - Что у тебя есть ценного?
Вопрос словно пригвоздил меня к месту.
- Что-нибудь из золота: ожерелье, цепь, перстень, - заметив мое замешательство, уточнил колдун.
- Цепь с крестом, - выговорил я под давлением.
Я не собирался ему отчитываться, но он словно сканировал мой мозг – в голове прозвучал скрежет металла, прочел мои мысли и потянул за язык.
Ловко проникнув пальцами под ворот свитера, жрец достал цепочку с крестом. Через мгновение цепь болталась на его запястье.
- Странный крест – неправильный, - его лицо вытянулось от удивления, брови поднялись вверх, челюсть отвисла. Жрец рассматривал крест с любопытством. - Пусть это будет приношение храму.
Мог ли я возразить великану?

Неожиданно, вокруг нас появились мужчины и женщины – все одетые в длинные балахоны. Или мы перенеслись в толпу? Люди шли медленно и молча. Почти все казались выше меня ростом. Я чувствовал себя среди этих людей подростком. Люди по одному подходили к правой стене и на кучу украшений клали подношение – золотое или серебряное изделие. Мы продолжили путь и дошли до передней стены храма – жрец меня убедил, что мы шагаем по святилищу. Передо мной возникли два больших квадрата из светлого базальта, между ними имелся небольшой просвет. Минуту спустя мне в глаза ударили лучи солнца.
- На колени! – жрец толкнул меня в спину. Мои ноги невольно подогнулись. – Бога Ара приветствуют стоя на коленях!
Кажется, все запели что-то протяжное – хвалебный гимн.

В ответ снаружи послышались звуки музыки. Я расслышал барабаны, волынку и дудук. Там народ пел, танцевал и веселился.
Не помню когда и как мы вышли с той территории и спустились с холма.
- Цепь - дар храму. Что дашь мне? – потребовал жрец и остановился. Схватил меня за левое запястье. - Что это?
- Часы, - я снял и протянул ему.
Жрец зажал часы в кулаке и продолжил свой путь. Какая-то сила привязала меня к нему. Я плелся за ним.

Нам навстречу ехала пустая телега, ею управлял мужик.
Вероятно, жрец остановил его жестом.
- Гор, он поможет собирать урожай, – повернулся ко мне. - Как тебя звать?
- Ваче, - пробормотал я словно во сне.
Жрец толкнул меня к телеге.

- Он назвал свое имя? Что-либо говорил о себе? – Врам спросил, думая, что Ваче что-то пропустил.
- Нет, не счел нужным назвать себя. Зато вел себя, как хозяин всех и вся. Позже я видел, как другие жрецы заискивали перед ним. Все его боялись и подчинялись ему. Может быть, он верховный жрец или его боятся, потому что действительно колдун.
- Черные глаза и борода – брюнет.
- Таких горящих глаз я никогда не видел. Волосы на голове прямые и длинные до плеч.
- Продолжай рассказ.

Гор указал мне на телегу. Как я оказался в ней? Кто-то усадил или я сам в нее взобрался? Сейчас не могу сказать точно. Впрочем, колдун или его колдовская сила могла поднять и посадить. Гор крупнее меня, позже я в этом убедился.

По песчаной широкой тропе мы доехали до сада, в нем росли грушевые деревья и несколько сливовых. Ветви деревьев гнулись к земле под тяжестью плодов. Казалось, на ветках нет листьев - одни фрукты. Несколько мужчин собирали подряд все плоды - спелые и зелёные, и складывали в корзины. Содержимое корзин Гор вываливал в телегу. Когда подвода наполнялась, Гор уезжал. Через некоторое время возвращался в пустой телеге.

Невольно в голове промелькнуло: «Возле храма поют и празднуют, а здесь молча работают. Кто эти люди? Наемные работники или рабы?»

Сбор урожая продолжался до наступления темноты. Когда сумерки совсем сгустились, все работники собрались возле телеги. Гор ехал, мы плелись следом.
Хорошо, что я съел две спелые груши и несколько слив. Никто не собирался угощать меня ужином.

Гор привел меня на конюшню:
- Возьми сено, - велел мне и повел в соседнее помещение, - спать будешь здесь.
Гор с самого начала смотрел на меня свысока, как хозяин на работника.

Уставший и голодный, я расстелил сено и растянулся на нем во весь рост, обдумывая куда попал.
Действительно, куда я попал? Где очутился?
Те, кто собирал плоды были ростом с меня, Гор существенно выше, жрец выглядел великаном. Вокруг меня мелькали лишь бородатые мужчины. Все были одеты в балахоны из груботканого полотна длиной до икр. Никто ни с кем не разговаривал. Возле храма отмечали праздник, а в саду люди трудились до темноты.
Проверив содержимое карманов, в брюках нащупал деньги и несколько мятных конфет. Еще несколько конфет лежали в кармане ветровки, в другом - обнаружил носовой платок. Конфеты станут для меня спасением: еда, вода и успокоительное средство. Привычку брать в дорогу мятные конфеты привили мне родители.

Ваче вдруг рассмеялся. В его смехе звучала горечь.
- Что с тобой – истерика?
- На что я надеялся? Идиот. Думал, выйду из одной эпохи, как в дверь, зайду – в другую. Прогуляюсь, полюбуюсь на природу. Узнаю, что изменилось – где река, глубока ли она? Есть мнение, что реки были полноводнее. Надеялся прогуляться к водопаду. Посмотреть как крестьяне работают в поле. Может, кто-то меня пригласит в свой дом - наш народ гостеприимный, угостит путника, расспросит, расскажет о своем житье. Да... Вышел на прогулку с пустыми руками – словно пошел гулять по парку. А если бы попал в гущу сражения? Чего-чего, а битв на нашей земле произошло несметное количество и в той местности тоже. Мог попасть под удар меча воина.

- Уже поздно. На сегодня достаточно, - врач подвел итог дня. - Отдохни, завтра вечером продолжим.
- Мне утром нужно пойти на прием к стоматологу.
- Это колдун тебе выбил зубы? – посочувствовал Врам.
- Кажется, жрец постарался, но не помню за что.
- Сильный и злой всегда найдет за что ударить, - усмехнулся Врам.


Глава 5. Рабский труд

Солнечные лучи прошлись по лицу. Ваче открыл глаза, потянулся и сел на кровати.
«Вот и наступила среда – всё ближе день сражения с колдуном. Некогда распускать нюни – пора вставать. Посмотрю, точнее, почувствую, что сделает стоматолог с разбитыми зубами», - Ваче стал одеваться.

- Приду после работы, - обещал Врам, закончив завтракать, - если смогу, то раньше. Позвоню, если что-то измениться, но к обеду не жди.
*

- Что сказал стоматолог? – после ужина Врам и Ваче сели на лоджии.
- Начал лечение, закончит - до субботы.
- Предстанешь перед жрецом красавцем.
- Всё шутишь, - кивнул Ваче. - Хочу иметь здоровые зубы. Надеюсь, мы одолеем колдуна.
- Вкалывал на него?  Как он тебя использовал? На каких работах? Продолжим.

- Спишь, лентяй? – голос жреца прогремел, как гром, то ли в голове, то ли рядом.  Меня кто-то схватил за ворот свитера, я вскочил на ноги и пошел. Точнее, меня кто-то тащил, попутно пиная ногой в зад - всё происходило молниеносно, и бросил меня у гигантских ступеней.

«На колени! Ползком войдешь в мои покои! – похоже, голос жреца звучал в моей голове».
Получив удар в спину, я упал на колени. На четвереньках поднялся по ступеням и пополз. Ничего не понимая, сам себе удивляясь, вполз в жилище, не успевая осмотреться, не заметив как оказался внутри внушительного пространства. Раздался хохот. Смеялись несколько человек сразу. Хохотали очень громко, значит не обычные люди, а великаны. Внутри жилища каждое слово отзывалось эхом. Стоя на четвереньках, я осмотрелся. Вокруг меня на скамьях сидели жрецы - люди крупного телосложения, и смеялись, держась за животы, колдун сидел на ложе. Я решил, что все жрецы по их темным балахонам и ожерельям. Их ожерелья были меньше размером, у некоторых - серебряные.
«Придурки, - подумал я».
- Займитесь своими делами, - строго велел им колдун.
Все сразу замолчали, поднялись и вышли вон.

- Услышу хоть слово из твоих уст, тебе вырвут язык, - сказал мне тихо, но жёстко.
Нисколько не сомневаясь, что он исполнит свою угрозу, я мысленно спросил:
«Как мне отвечать на твои вопросы?».
«Мысленно, как сейчас. Приказы будешь получать так же».
«Понял», - мой вздох был тяжелым.
«Будешь выжимать масло. Гор покажет как. Уложишься в норму, получишь еду. Не уложишься - не получишь!».
«Я же не умею, нужно время, чтобы научиться».
«Ученик не получит ничего! Ступай!».
Я выполз из жилища и пошел. Дорогу мне знать не нужно было, меня всё так же за шкирку вел кто-то. Настоящее колдовство.

Оказывается, спальней мне служило помещение маслодавильни. Пристройка к конюшне не имела двери, точнее, отсутствовала стена. В середине просторного пространства находился круглый бассейн, сложенный из камней. Внутри него лежало большое каменное колесо с дырой в середине. Длинное бревно торчало из дыры, его второй конец лежал на земляном полу вне бассейна. Колесо опиралось об низкий толстый кол в центре бассейна. Больше в том помещении ничего не было.

Гор показал мне как производится масло. Крутить каменное колесо диаметром более метра оказалось нелегко. Меня использовали как тягловую силу. Программиста высшей категории использовали как лошадь - обыкновенную ломовую лошадь.

Мой надсмотрщик в корзине приносил оливки и вываливал их в круглый неглубокий бассейн. Я толкал тяжелое колесо, шел вокруг каменной ёмкости, держа на весу бревно. Оливки дробились под тяжестью колеса, из них выдавливалось масло, которое всплывало на поверхность бассейна.

Много ли накрутишь будучи голодным? Меня поддерживали конфеты, но я старался класть их в рот украдкой – боялся колдун отберет, если увидит. Кажется, он не знал о наличии карманов в моей одежде.

К ночи третьего дня я не мог даже сидеть, не то что стоять и крутить колесо. В ту ночь мне в голову пришла идея мысленно создавать игру. Будет отвлечением и, возможно, принесет мне пользу. Надеялся, что жрец выслушает меня и смягчит условия жизни – хоть иногда станет кормить. Мне приходилось писать программы для компьютерных игр. Обычно, сначала я мысленно представлял себе, как играю в эту игру, потом описывал действия с помощью команд. Передо мной стояла несложная задача - лишь вообразить игру, ведь колдун видел и слышал мои мысли. 
Придуманная игра состояла в следующем: кто-то приносит на мельницу мешки зерна, мельник мелит муку. Сколько ему удастся смолоть, столько очков, а именно плошек каши он получит.
Всё просто – такие условия поставил мне жрец.
Однако я ввел и дополнительные условия.
Если мельника не кормить, откуда у него возьмутся силы крутить мельницу?
Если не лить воду на мельницу, рукава мельницы не поднимутся.
Вывод: нужна вода и еда для мельника.

Всё утро я прокручивал игру в своем уме и добился результата:
днем Гор пришел в маслодавильню с плошкой в руке.
- Родник рядом с конюшней, выпей воды и сразу же возвращайся, - велел мне тоном хозяина.
Гор оставил плошку и ушел уверенный, что я выполню, как велено.
Кашу я съел и пошел к роднику. Выпил воды сколько влезло и вернулся в маслодавильню, даже не огляделся, не посмотрел, что еще есть вокруг.

Я работал до наступления темноты. Мне не приносили факела, но и не позволяли оставлять рабочее место. Я крутил колесо до тех пор пока в маслодавильне становилось темно хоть глаз выколи. Если я останавливался раньше, какая-то сила хватала меня за шиворот и трясла.

- Находчивость тебе помогла и твоя специальность тоже, - вставил Врам.
- Не всё так хорошо, как кажется. Мне ни разу не удалось выполнить норму. Образовавшееся масло Гор собирал чашей и вливал в кувшин. Гор уносил кувшин и возвращался.
- Ты опять не выполнил норму, еду не получишь, - бросал грубо и пинал меня. - Быстрее крути камень.

- Ты видел: кувшин был полон? Знал норму? – уточнил Врам.
- Нет, вероятно, они просто издевались надо мной. Еду я получал через день или раз в три дня. У голодного человека не только тело, но и мозги плохо работают. Мысли о еде возникали чаще, чем хочется.
- Как ты заглушал эти мысли?
- Представлял себе, как готовлю шашлык на костре, и ем его не спеша в компании красивой девушки. Или мысленно готовил себе салат из разных вкусностей. Очень подробно представляя себе весь процесс: взял овощ в руки, помыл, нарезал тонко или кружочками, когда как, положил в большую посуду. Процесс повторял со множеством разных овощей. Посолил, поперчил, залил маслом и перемешал содержимое посуды. Подождал пока все пропитается соком, взял тарелку и положил себе немного. Ел руками, с помощью лаваша, медленно пережевывая, смакуя.

Ночью я размышлял над условиями игры, хотел найти промахи и внести интересные изменения.
Отчаявшись, придумал дополнение - в игру ввел уровень: мельнику не дают еды, у него нет сил работать, хозяин его бьет, мельник умирает.
Game over (игра окончена).

Меня срочно вызвал к себе жрец. Это стало для меня доказательством, что он подсматривает и подслушивает мои мысли даже ночью.

«Почему мельник умер? – строго спросил жрец».
«Хозяин над ним издевается, потому что хочет его смерти».
«Хозяин не хочет его смерти».
«Почему не дает еды? Человек без еды не может работать и умрет».
«Плохой работник еды не получит».
«Ладно, дам мельнику вторую жизнь».
«Разве это возможно?».
«Это игра. В игре может быть несколько жизней: две или три, не больше. Больше нельзя».
«Я здесь решаю сколько жизней! Ты докажи, что можешь быть чем-то полезен. Пока ты не отрабатываешь еду».
«Человек, даже сильный мужчина, не может равняться лошади. Хотя и лошадь надо кормить. Я умею многое другое».
«Придумай что-то интереснее игры! Ступай!».

Я спал на земляном полу, Гор уже на второй день забрал сено. Иногда от усталости засыпал сразу, иногда долго не мог заснуть. Но всегда старался вспомнить число и мысленно повторял много раз, чтобы не забыть. Сначала мне казалось, что ночью мои мысли не подконтрольны колдуну. Я думал, что он забывает обо мне хоть на несколько часов. Ему ведь тоже надо спать. Однажды я убедился в обратном – колдун стер из моей памяти дату, я забыл число и месяц. Мои потуги вспомнить дату прошедшего дня оказались тщетными. Когда это случилось, точно сказать не могу. Дни стояли теплые, может октябрь еще не закончился.
«Рабу без надобности знать какой сегодня день, - раздался издевательский смех колдуна».
«Все точки расставлены».
«Ты на что-то надеялся? Ты в моих руках игрушка, как твой мельник - в твоих».

С того момента изменилось многое: когда я хотел обсудить ситуацию сам с собой - без опасения быть подслушанным, то рассуждал на другом языке - хорошо владею несколькими языками. Даже в рабстве эти знания пригодились.

«Чем ты занят? – прозвучал возмущенный голос колдуна».
«Думаю, как выполнить твое требование. Решаю, как отработать еду, - я ответил невозмутимо».

Два раза подряд жрец с моим участием устраивал сцены унижающие мое человеческое достоинство. Утром колдовская сила, как обычно, поднимала меня. Схватив за шиворот, встряхнув, как следует, сила волокла меня к жилищу колдуна. Я не успевал даже разглядеть ступени лестницы, по которым карабкался на четвереньках, заползая в помещение под дружный хохот жрецов. Далее, в полной отключке, я совершал какие-то действия по приказу колдуна, однако не слышал от него ни одного слова – всё происходило на подсознательном уровне.

Но мне запомнился смех жрецов. Не все смеялись радостно и непринужденно. Часто в смехе слышалась горечь и напряжение. Жрец, в чьей власти я оказался, вероятно, являлся верховным. Возможно, верховным жрецом он стал не вполне законно, используя колдовство. Очевидно, все его боялись и заискивали. Не исключаю, что нечто подобное колдун проделывал со многими из них. Причем они, в отличие от меня, пребывали в полном сознании. Иначе откуда горечь в смехе?

В третий раз я прикинулся идиотом.
«Какой смысл этого действа? - спросил я с глупым выражением лица, даже не дождавшись, когда они перестанут смеяться».
«Тебе приятно? Тебе нравится? Над тобой все смеются».
«Мне всё равно, я же не вижу, что делаю и не слышу о чем речь».
- Расскажите болвану, что вас рассмешило, - хозяин велел присутствующим.
- Ты вопил, как осел,
- кукарекал, как петух,
- мычал, как корова,
- блеял, как овца,
- ползал, скакал, прыгал,
- и делал, как женщина.

- Что они имели в виду в последнем пункте, - усмехаясь, Врам прервал рассказ Ваче. - Тоже что и я в первый день?
- Откуда мне знать? – Ваче пожал плечами. - Я же не видел. Впрочем, хорошо, что не видел. Меня заботило другое: как далеко он зайдет в своих играх? Как долго его игры будут длиться? Чем это закончится для меня?

«Придуркам палец покажи, уже смешно, - подумал я».
«Сейчас услышишь себя сам. Посмотрю на тебя, что скажешь тогда».
- Пой! – приказал мне колдун.
«Мне запрещено говорить вслух».
- Я приказываю: пой!

- У меня голос не ахти какой, но я неплохо пародирую, - заметил Ваче.
- Согласен, мне нравилось, я всегда смеялся от души, - признался Врам. – У тебя прекрасные актерские данные.
- Я вспомнил эпизод из фильма «Мужчины». Таксисты хотят помочь влюбленному другу. Чтобы он чаще видел девушку, они решили поселить парня у стоматолога, чья квартира расположена напротив балкона ее квартиры. Там она каждое утро делает зарядку. Стоматолога играет Джигарханян. Два таксиста в одежде пастухов приходят в гости к стоматологу с деревенскими подарками представляясь родственниками и ведут себя, как неотесанные пастухи. Чтобы вспомнить кто эти гости, хозяева одну за другой начинают распевать популярные в их селе мелодии. Гости невозмутимо подхватывают и допевают все песни. Одну из песен я стал петь в два голоса, на ходу придумав сюжет: супруги ругаются. У женщины визгливый голос, у мужчины - бас. Она ругает лентяя и пьяницу, он обзывает ее неряхой. Придумывал слова, вставлял иногда невпопад, чаще это был набор слов, лишенный смысла. Что может сказать пьяница, заплетающимся языком?

Жрецы хохотали, держась за животы. Мне было не до смеха. Может, это забавно для зрителя, но совсем не смешно, когда такое происходит с тобой.

Я давно закончил, а они не могли успокоиться. Усталый, я сел на пол. Колдуну их реакция не понравилась. Он видел, что их забавляло представление и почувствовал их симпатию ко мне.
- Что расселся? Ступай, работай! Петь тоже не умеешь, болван! – хмурый колдун махнул рукой.

Встав в полный рост, я направился к проему и вышел. От увиденного растерялся и сел на ступени, выбитые в скале. Пещера служила жилищем колдуна. Хорошо, что я занимался альпинизмом. Неопытному человеку трудно будет спуститься из той пещеры. Колдовская сила меня потащила в маслодавильню.

- Тебе удалось хоть раз оглядеться? Видел ли ты как они живут? Заметил ли жилища или хижины?
- Нет, даже в первый день будто туман покрывал мои глаза. Я смутно помню танцующих людей. А в остальные дни усталость валила с ног так, что даже в те ночи, когда я шел к роднику, у меня не хватало сил выйти за каменную ограду. Эти помещения опоясывала высокая стена. Возможно, рядом размещались другие подсобные помещения. Может, там жили те работники, кто собирал плоды. Может быть, там жил Гор и та женщина. Не знаю. Но пес уходил куда-то и вновь возвращался. К жилищу колдуна меня тащила какая-то сила так стремительно, что я не успевал моргнуть. Понятия не имею какие у них жилища. Ничего к тому, что рассказываю, добавить не могу.
- Там был пес?
- Да, ко мне приходил огромный сторожевой пес.
- На сегодня достаточно, - махнул рукой Врам, - тебе и мне нужно переварить эту информацию. Сегодня для нас обоих день был насыщен делами.


Глава 6. Массажист Ваче

Наступил четверг. Ночью Ваче спал плохо – разболелся зуб. Вероятно, от переживаний. Он встал бы раньше, но не хотел своим хождением разбудить гостя. Лежать тоже не мог. Оделся и стоял у окна, наблюдая восход солнца.
«Неужели мои дни сочтены? Невинное, казалось бы, любопытство сократит мне жизнь? Я стал старше. Прочь плохие мысли. Сосредоточься на уязвимых местах колдуна. Уязвимых? Например, что он любит? Разве мне что-то известно о его жизни? Золото любит очевидно. Может обмануть его – подкинуть фальшивое золото? Как это проделать? Усталый мозг не может думать продуктивно. Мозг получил задание – пусть думает».

- Готов продолжить рассказ? – Врам с сочувствием смотрел на Ваче, - что это ты держишься за щеку?
- Зуб еще болит, но у меня нет времени на нытьё.
- Уважаю, настоящий мужик. Болеутоляющие нужны? Принести завтра с работы?
- Нет, стараюсь обходиться без таблеток.
- Удаётся? – у Врама поднялись брови от удивления.
- Для этого нужно научиться переключать мысли на что-то другое. Эффективный метод.
- Растёшь на глазах. Оказывается, я тебя плохо знал. Продолжай рассказ.

- Всё думаю, как колдун допустил приход ко мне той девочки, затем и ее матери? Разрешил? Нет, скорее упустил. Девочка меня кормила, любила, болтала со мной и мне ничего за это не было. Всё прошло гладко и осталось в тайне. Полагаю, этому есть лишь одно объяснение: мать девочки всегда в курсе, чем занят жрец. Уж не любовница ли она его? Ведь он мужчина, а та женщина знает чего хочет.

Предполагаю, что прошло более месяца тяжелого труда и голодной жизни.
Затем случились те приятные события. Сначала пришла девочка. Еду, что она оставила, завернул в матрас и спрятал в конюшне. На следующую ночь заснул сразу, но проснулся ночью. Я умею распоряжаться своими биологическими часами. Приказал себе на другом языке. Жрецу незачем всё выдавать. Пошел за матрасом в конюшню. Тут заметил огромного пса. Такие псы есть у пастухов, они хорошие сторожевые псы, не боятся волков. Порода армянский волкодав - гампр. Пес увязался за мной. Из матраса достал еду и поделился с ним. Матрас отнес в маслодавильню.

Захотелось пить, пошел к роднику, выпил воды. Пес стоял и смотрел на меня. Раздевшись догола, стал мыться. Майкой вытерся и растер тело, чтобы согреться. Постирал майку и повесил в конюшне в укромном месте.

Тогда рассмотрел родник – он тоже находился как бы в помещении, не доставало лишь одной стены с лицевой стороны. Конюшня имела что-то вроде ворот только там, где стояли лошади. Само помещение не имело двери.

Я вел себя достаточно нахально, сам не знаю почему. Спал на матрасе до рассвета, задавая себе время. Вскакивал, едва брезжил рассвет, сворачивал матрас и прятал в том же месте. Пил воду и возвращался на свое место. После этого спал без ограничений. Мне не нужно было вскакивать по будильнику. Меня будил колдун – хватал меня за шиворот и сонного ставил к концу бревна, которое я тащил, чтобы крутилось каменное колесо.

В таком режиме я жил достаточно долго, при этом понятия не имел какое число. После девочки приходила ее мать. Видимо, жрец был серьёзно занят и женщина не боялась быть пойманной.

Думаю, на дворе наступил декабрь. Пошел снег, но морозы были слабые. Жил я практически на улице, ведь в маслодавильне нет двери и в ней достаточно большой входной проем. Мало спал на матрасе - в основном на земле, но не сильно мёрз. Меня часто согревал пес. Он словно понимал меня, сочувствовал мне. Я всего два раза поделил с ним еду, но больше у меня и не было. Пес стал мне другом.

- Знаешь, что такое собачья ночь? – Ваче обратился к Враму с неожиданным вопросом.
- Так говорят, если очень холодно.
- А двух или трёх собачья ночь?
- Здесь какая-то игра слов, - рассмеялся Врам.
- Собачья ночь, если спишь с одной собакой.
- Понял, - захохотал Врам, - надеюсь, тебе одной собаки было достаточно.
- Зима выдалась теплой и снег символичный - всего несколько сантиметров, - кивнул Ваче.

Однажды я ошибся временем или жрец бодрствовал, но я попался. День становился длиннее – ночь короче.
Утро наступало стремительно, я умылся и растирал свое тело. Меня так увлекло это занятие, что я ничего не замечал.
«Что ты делаешь? - надо мной стоял жрец».
В меховой накидке из волчьих шкур жрец выглядел еще более внушительным.
«Искупался и растираю тело, чтобы согреться и размять мышцы. Это массаж».
«Для чего это нужно?».
«Чтобы лучше работать».
«Зачем рабу купаться?».
«В нашем мире все купаются каждый день в горячей воде. Это моя привычка».
«Массаж говоришь? В горячей воде?».
«Нет, сначала купание в горячей воде, массаж лучше на ложе. Так тело отдыхает».

Пока мы «беседовали», я оделся.

Жрец схватил меня за шкирку и потащил. Вернее, какая-то неведомая сила меня куда-то тащила.
Неожиданно, мы очутились в гроте с минеральным источником – от воды поднимался пар.
«Раздевайся и купайся, - велел мне жрец».
Не нужно уточнять, как я соскучился по горячей воде. Мигом разделся и погрузился в воду. Тело сразу согрелось и отдохнуло. Очень быстро я постирал трусы и носки и положил на близлежащий камень. А майка осталась у родника.
Вдруг вода стала убывать – жрец спустил воду. Тело стало мерзнуть, я начал его растирать, оно покраснело. Потом вода начала прибывать – жрец вставил затычку.
Когда вода заполнила водоем, жрец скинул мех и балахон, и вошел в воду.

«Мой меня и делай массаж».
«Массаж нужно делать лежа не в воде, а на ложе. Я знаю, как делать».
«Почему? Ты врёшь!».
«Тело расслабляется и можно уснуть, даже если не хочешь».
«Покажи на мне массаж, сейчас в воде».
Пришлось мыть этого монстра.
«Откуда взять силы, - как бы для себя, но слова предназначалось жрецу, - голод заставляет думать о нем постоянно. Руки болят. Устал».
Я погрузился в воду, безвольно опустив руки.

- Специально для жреца? – Врам усмехнулся. - Ты артист.
- Умею недолго дышать под водой.

Колдовская сила подняла меня и встряхнула.
«Одевайся!».
Я молниеносно оделся и мы как-то незаметно очутились в его пещере.
Жрец скинул своё одеяние и лег.
«Приступай!».
«У меня нет сил. Для правильного массажа нужно много сил».
«Если врешь, смерть твоя будет мучительной!».

Передо мной появилась чаша с кашей, от нее поднимался пар. Я ел жадно, боясь что он отнимет. Он сидел и смеялся. Потом появился кувшин с молоком. Уже спокойнее, чтобы не подавиться, я выпил всё содержимое кувшина.

«Хватит! Ты сыт. Начинай массаж».
 «Нужно оливковое масло».
«Зачем? Что за причуды?».
«Чтобы лучше растирать и здоровью польза, иначе кожа только покраснеет».
В воздухе передо мной повис кувшин с маслом.
Я налил немного масла в ладонь и растер ладони.
«Э, ты для себя хотел!».
«Ложись на живот, руки вытяни вдоль тела, - велел я тоном знатока. – Руки массажиста должны быть в масле».
Он лег и смотрел на меня. Я начал гладить его шею, плечи и спину. Постепенно опускаясь до пояса.
«Это может женщина».
«Я только начал».
Постукивал, щипал, бил ребром ладони - применял приемы, которые приходили в голову. Вспоминал, как это делали массажисты в фильмах.
Жрец огромный, я быстро устал и опустил руки.
«А руки и ноги?».
«Я очень устал. Ты намного больше любого человека из моего времени. Массаж можно делать один раз в семь дней. Завтра сделаю массаж рук и ног. Завтра спина отдохнет».
«А живот?»
«Живот нельзя массировать. Там сердце, легкие и желудок».
«Я хочу! Значит можно!».
«Мои руки болят, сил нет. Тебе нужно немного полежать после массажа. Нужно накрыть тело».
Остатками масла я немного протер руки до локтя. Мои руки дрожали от напряжения и я это демонстрировал. Это его убедило.
Колдовская сила доставила меня в маслодавильню. Обессиленный я упал на пол и уснул.

- Лентяй! Кто позволил тебе спать средь бела дня? – на меня кричал Гор.
Покачиваясь, я встал и снова сел будто пьяный. Это не было притворством – на массаж спины гиганта ушли все силы. Мне было все равно что сделает Гор. Кажется, у него всегда чесались руки ударить меня.

Далее случилось неожиданное: колдовская сила подняла его и встряхнула. Гор схватился за уши и обмяк. Сила отпустила его. Мой надсмотрщик встал у бассейна и поднял бревно. Мне пришлось отползти, чтобы не мешать ему – Гор начал давить масло.

На следующий день жрец снова привел меня к минеральному источнику. Затем мы перенеслись или перелетели в его пещеру.
«Начни массаж с живота! - велел жрец».
«Без сил?».
«Попрошайка! Ты вечно голоден!».
Ко мне подлетела чаща с кашей и кувшин молока.
После еды я размял пальцы и смазал ладони маслом.

«Начну с живота, но потом не ругайся».
Погладив живот, я кулаком ударил его под дых. Он тяжело втянул воздух и будто замер не дыша.

«Ты что? Прекрати!».
«Здесь можно только гладить. Пусть тебя женщины гладят – они умеют лучше».
Жрец восстановил дыхание и облегченно рассмеялся.
«Знаешь их хорошо?».
«Давно не мальчик».
Смазав руки маслом, я стал массировать его ноги и руки.

Два дня в неделю я делал массаж жрецу. В эти дни вместо меня работал Гор.

- Хорошо устроился, - усмехнулся Врам, - ты находчивый. Зачем тебе я? Ты сам с головой, тебе удается выпутаться из любой сложной ситуации.
- Не из любой, увы! Остальное завтра. Мне еще нужно подумать. Я не всё вспомнил.

*
Ваче проснулся среди ночи. Комнату заливал лунный свет.
«Пятница уже наступила. Какую игру предложить колдуну? Роль фальшивых монет сыграют металлические драмы*, по блеску похожие на золото. Играть конечно будет психиатр, но колдун может вселиться в него и наблюдать. Хорошая идея. Теперь спать! Мозгу нужен отдых».
*

- Можем продолжить? Удалось вспомнить всё или есть пробелы в памяти? – Врам сидел на своем привычном месте на лоджии и курил. - Дурная привычка возвращается. Надеюсь, скоро закончим с тобой и я сяду на строгую диету.
- Легко в своих грехах винить другого человека. Я хромаю, а ты можешь бегать по утрам и похудеешь, - скептически заметил Ваче и продолжил свой рассказ.

Видимо, массаж сильно расслаблял жреца, не сразу, но я наловчился. Думаю, жрец спал в отключке несколько часов.

- Почему ты так решил? Записываешь себя в массажисты? Ищешь клиента? – Врам рассмеялся.
- Ко мне стала приходить женщина.
- Да ты герой - любовник!
- Сначала и я так решил, но она сказала следующее: «Мне не помог и портакар (пупочный камень), одна надежда на тебя».
- Что тебе нужно? – спросил я, не понимая о чем речь.
- Хочу ребенка.
- Тогда нужно так, - я перевернул ее на спину.

Моя гостья или ее муж страдали от бесплодия. Тогда в подобном винили женщину. В древности был популярен такой обряд. Бесплодная жена шла к пупочному камню. Подняв платье, нагим телом ложилась на него пупком на верхушке. В таком положении она должна была забить гвоздь, как бы пригвоздить к камню свое бесплодие. Камень мог оказаться гранитом, так что совершить задуманное было не просто. Пупочный камень – это огромный выпуклый камень вроде большого прыща на земле высотой больше полуметра. Я видел такой портакар из базальта. Судя по числу вбитых гвоздей, люди верили в его силу.

- Может, женщина находила себе мужика для этих целей, но исполняла обряд, чтобы муж не обвинил ее в измене, - усмехнулся Врам.

- Согласен. Мне кажется, та девочка забеременела. Прошло достаточно времени, чтобы это стало очевидным для матери. Вероятно, мать девочки близка с этой женщиной и послала ее ко мне, надеясь на положительный результат.

Женщина приходила по ночам в дни массажа. Видимо, кто-то сообщал ей, что жрец спит.
Это длилось недолго. Однажды мы попались.

Обычно, сначала она меня любила. Мыть меня не нужно было - я же купался в минеральном источнике. Потом кормила, оставляла немного еды и убегала.

В тот день, точнее, раннее утро, случилось непредвиденное: жрец стал свидетелем того, как она меня кормила. То ли он рано проснулся, то ли мы увлеклись любовными играми.
- Чем вы заняты? – прогремел над нами его бас.
Женщина вскочила с места, бросила миску в корзину.
Колдовская сила вырвала матрас из-под меня и швырнула в нее.
Я невольно вскочил с места.
Женщина сложила матрас, схватила корзину и убежала.

«Где ты ее нашел? Сколько раз она была здесь?».
«Я никуда не хожу и никого не вижу. Она единственная пожалела меня и принесла еду».
Я стоял перед ним как провинившийся мальчишка.
«Наглец!».
Жрец ударил меня в челюсть. Удары посыпались на меня. Казалось, меня били несколько человек с разных сторон, не оставив на мне живого места.

Не знаю, как долго я лежал словно тряпка на полу. Кто-то лизал мне лицо и руки. С трудом подняв веки, я увидел пса. Мой верный друг. Кто еще мог прийти мне на помощь? Пес ушел и вернулся с кувшином с водой, выплеснув ее на меня. Я вздохнул. Пес положил кувшин мне на грудь, все еще держа его в зубах. Взяв кувшин, я повернулся на бок, сплюнул выбитые зубы, глотнул воды и выплюнул кровь. Сел, выпил оставшуюся воду и лег. Пес склонился надо мной.
- Верни кувшин на место, - шепнул ему на ухо.
Пес взял кувшин в зубы и убежал.

Думаю, я спал несколько часов. Когда проснулся, наступила глубокая ночь. Долго лежал с закрытыми глазами. Пес лежал рядом. Двор освещала луна. Встал с трудом и поплелся к роднику, хватаясь за стену. Пес шел рядом, и, словно страхуя меня, оглядывался.

Сначала я вымыл лицо, прополоскал рот и напился. Потом разделся и стал медленно мыть свое тело, покрытое синяками и ссадинами, оно болело. Пес принес в зубах мою белую футболку. Он где-то спрятал майку, когда я, оставив ее у родника, с колдуном отправился к минеральному источнику в первый раз. Вытерев тело тряпкой, я оделся, постирал ее и поплелся в маслодавильню.

В бассейне лежали остатки дробленных оливок. Зачерпнув рукой немного жмыха, растер ладони – на них осталось масло. Тогда я разделся и стал смазывать тело этим маслом, повторяя процедуру: зачерпнул дробленные оливки, растирал в руках, стряхивал остатки с рук, на руках оставалось масло.

- Ты себя лечил! – восхитился Врам. - Ты молодец!
- Оливки оказались прохладными. Не знаю правильно ли я поступил, но это почему-то пришло мне в голову. Я почувствовал облегчение. Тело немного отдохнуло.

Прошло два дня. Считая, что молчание - моё спасение, приказал себе молчать и лежать с закрытыми глазами, что бы не случилось. Вероятно, я перешел какую-то черту, отключил болтуна в голове, мозг мне подчинился.

- Состояние нирваны, - усмехнулся Врам.
- Единственный шанс выжить - это не поддаваться на провокации, не отвечать на вопросы. Колдун был в гневе. Любой мой ответ на любой его вопрос он мог истолковать лишь во вред мне.

Мое предположение оказалось верным: колдун забрасывал меня вопросами, а я молчал. Вопросы не помню, просто пропускал их мимо ушей, точнее мозга.

- Ты уникум, - с уважением в голосе произнес Врам.
- Нет, мне нужно было выжить любой ценой. Что-то во мне хотело жить и верило, что мучениям придет конец.

«Твоя смерть будет долгой и мучительной, - изрек жрец. – Я убью тебя, как ты убил своего мельника».
- Отвечай, когда я велю!
Последнее предложение он произнес тихо, но вслух. Жрец стоял надо мной.

«Чего ты хотел. Избил меня до полусмерти, много дней валяюсь здесь, как тряпка, без еды и воды».
Я произносил это медленно, сильно растягивая слова, тем самым подчеркивая ужасное состояние своего здоровья.
«Проси пощады, умоляй о снисхождении. Ты же хочешь жить».
«Ты решил меня убить. Просить и умолять бесполезно. У меня нет сил ни на что».
«Ты так легко не отделаешься от меня. Смерть твоя будет долгой и мучительной, но не сейчас. Сначала ты выполнишь мою волю. Я верну тебя в твой мир».
«Буду лежать среди камней несколько часов, потом снова заберешь к себе».
Мое лицо скривилось в усмешке.
«Приказ получишь позже. Я тебя и там достану».
«Лежа выполню его за пару часов».
«У тебя будет три месяца. Выздоровеешь – ты живуч. Выполнишь приказ и вернешься ко мне».

- Ты рассказал, как жрец выбил тебе зубы. Почему хромаешь? Опять жрец постарался? – Врам остановил Ваче, считая рассказ неполным.
- Когда он меня избил, тогда и ступни покалечил.

«Тебя тут кормят. Ты окрепнешь и убежишь. Этому не бывать!».
Колдовская сила вывернула мне обе ступни. Боль была адской. Я закричал от боли - жрец громко захохотал. Мне казалось, от этого смеха на меня рухнет потолок маслодавильни.
Возможно, сначала у него были другие планы насчет меня. Непосредственно перед разговором у него появились новые идеи и он решил привести их в исполнение. Наступил день весеннего равноденствия.

- Как он тебя отпустил?
- Сколько часов прошло после этого разговора? Не знаю. Я услышал женский голос и открыл глаза, - закончил Ваче.
- Где тебя нашли?
- У меня есть сомнения стоит ли называть тебе это место. Учитывая главное задание полученное от колдуна, скорее всего я отвечу на все твои пропущенные вопросы лишь в понедельник утром, когда всё закончится. Тогда же отдам перстень.
Врам удивленно разглядывал свои руки:
- Когда ты успел снять перстень с моего пальца?
- Я немного фокусник, - улыбнулся Ваче.
- Ну ты фрукт. Как тебе удалось?
- Фокусники свои секреты не выдают. У тебя должен быть стимул мне помогать.

- Я так и не понял: ты всё вспомнил или нет? Получил приказ или ждешь его?
- Надеюсь, за ночь привести свои мысли в порядок и уточнить этот самый важный вопрос.
- Послушаю, что запоешь завтра, - Врам смотрел с недоверием. - Может, мне не стоит верить всему, что ты рассказываешь.
Утро вечера мудренее.

***
металлические драмы – современные монеты Армении.
***


Глава 7. Сопротивление колдуну

Субботний день ворвался в спальню Ваче птичьими разборками на подоконнике. Что не поделили пташки, узнать он не успел.
«У всякого живого существа есть свои трудности. Надеюсь, мне удастся выполнить задуманное».

- Какие планы на сегодня? – Врам закончил завтракать и задумчиво смотрел на Ваче.
- Сейчас пойду к стоматологу. Еще у одного зуба возникла проблема - это на нервной почве. Ночью началась зубная боль.
- Мне нужно в клинику. Уложить тебя туда на два дня?
- Думаешь, я стану буйным?
- Нет, там тебя жрец не достанет.
- Боюсь, он вселится в тебя и заберет нас обоих, - невесело усмехнулся Ваче.
- Считаешь, меня так легко задурить?
- Поговорим об этом после моего возвращения от стоматолога. Буду ждать тебя в час дня.

Ваче вернулся раньше Врама и занялся приготовлением обеда. Едва он поставил кастрюлю на плиту, как зазвонил его телефон. Ваче ответил на звонок и перешел в свою спальню.
- Рубен, рад тебя слышать. Прости, что не звонил неделю.
- Тебе удалось найти специалиста? – в трубке раздался голос Рубена. - Может, мне найти кого-нибудь через друзей?
- Уже нашел, спасибо за заботу. Начал вспоминать. Почти всё вспомнил. Завтра закончу сеансы. Тогда позвоню и всё подробно расскажу.
- Удачи тебе.
- Спасибо, она мне очень нужна.
Ваче выключил телефон.
- Другие могут позвонить в понедельник. Связи со мной нет, - мобильник исчез под матрасом.

*
- Ну и жара сегодня, - Врам вошел в квартиру после полудня.
- Прими душ. Сейчас принесу полотенце.
Ваче положил полотенце на кушетку:
- Еда на плите: мясо с овощами. Через полчаса будет готов обед, - хозяин квартиры ушел на кухню.

Врам пошел в ванную, оставив мобильник на столе. Ваче быстро вернулся в гостиную, взял телефон со стола, выключил его, положил на пол и ногой толкнул под кушетку.

Когда Врам вышел из ванной, Ваче сервировал стол на кухне.
- Ты не видел мой телефон? – Врам в растерянности оглядывал гостиную.
- Нет. Я тоже хочу освежиться. Последи за обедом, пожалуйста, чтобы не подгорел.
Ваче быстро прошел в свою спальню, взял полотенце из гардероба и ушел в ванную.

- Но я точно помню, что положил телефон на стол в гостиной, - Врам возмущался за обедом. – Что за шутки, Ваче?
- Не знаю, не знаю, - задумчиво произнес Ваче. - Я сейчас думаю о другом.
- Ты меня не слышишь? Мне мобильник нужен! Там много важного для меня. Я не могу его потерять.
- У меня проблема серьезней - моя жизнь висит на волоске. Интересно, как колдун может найти меня?

Ваче сгорбился, выпрямился и ударил себя по лбу:
- Часы! Вот для чего ему нужна была моя вещь. Когда жрец забрал мои часы, я ходил за ним как привязанный.
- Говорят, что прорицательница Ванга могла рассказать многое о человеке, если держала в руках его часы.
- Я глупец! Нужно было спросить у Сако когда именно он видел колдуна. Сейчас бы знал сколько у меня времени на размышления и сопротивление. 
- Не паникуй! Не то вколю успокоительное.
- Кстати, сколько часов действует успокоительное? Хотя нет, не двадцать же часов. В сонном состоянии гипноз действует?
- Даже на тех, на кого не действует во время бодрствования.
- Успокоительные выпадают из списка помощников.
- Какие еще мысли?
- Жрец любопытный. Можно попробовать задурить его какими-нибудь идеями, игрой, в общем запутать.
- Выкладывай все мысли, соображения. Не стесняйся.
- Будем играть в азартные игры - желательно на деньги. Иногда зрители испытывают более сильные эмоции, чем игроки, забывая о времени. Именно это мне нужно – выиграть время. Пойду, разменяю купюры на блестящие монеты, издали похожие на золото.
Врам рассмеялся:
- Мне бы твою находчивость!
- Выпутаюсь, и я всегда к твоим услугам. При возникновении проблем, обращайся ко мне в любое время дня и ночи. Побежал за монетками.

Ваче вернулся через полчаса с кульком полным монет.
- Ограбил водителей маршрутных такси? – усмехнулся Врам.
- Да, повезло. Водители хотели укрупнить деньги. Как ты думаешь, для неосведомленного человека монеты в 50 драм и 200 драм похожи на золотые? Может, их сукном натереть до блеска?
- Надеешься его обмануть?
- Играть будем на лоджии, вечером там свет включать не стану.
Ваче нашел кусок сукна и протер многие монетки до блеска.

Мужчины устроились на лоджии. Ваче принес нарды, раскрыл доску и стал расставлять шашки по своим местам.
- Играем в длинные нарды. Этот вариант легче коротких нард. Сразу вспомнишь правила. Если захочешь, позже перейдем на короткий вариант. Создаю условия для твоей победы. Поделим деньги на две кучи, на виду оставим немного, остальное в двух кульках положим у своих ног. Бросай кости первым – у тебя же белые шашки.
- Мне бы такое богатое воображение.
- Я писал и пишу компьютерные игры.

Сначала игра шла в натяжку.
- Кажется, я подзабыл немного, - смутился Врам, проиграв первый кон.
- В этот раз тебе не повезло – часто выпадали мелкие цифры. Бросая кости, старайся их крутить. Тогда выпадут шестерки. По ходу игры вспомнишь. Не волнуйся. Кстати, разрешаю меня дурить. Побольше театра: ругай меня, надсмехайся – тебе не привыкать. Жрец будет рад этому представлению. Хочу, чтобы он увлекся игрой и не торопил события. Теперь время - мой главный помощник.
- Твоя интуиция подсказывает? – Врам смотрел прищурясь. – Ты ей слишком доверяешь.
- До сих пор ни разу не подвела.

Наступали сумерки. Ваче принес бутерброды и стаканы с соками:
- Не будем отвлекаться от игры из-за еды. Можно и здесь перекусить.

Когда стемнело, Ваче включил свет в гостиной:
- Хорошо видишь? Стоит ли включать свет на лоджии?
- Так легче тебя дурить, - рассмеялся Врам.
- Узнаю одноклассника.

Во время игры игроки доставали монеты из своих кульков и клали на свои кучи. Выигравший забирал монетку из кучи противника. Как и хотел Ваче, куча Врама стремительно росла. Эта куча стала беспорядочной. Наконец, у Ваче осталось лишь две монетки. Он их положил рядышком, гладил, словно они для него значили многое.
- Я выигрываю, - расхохотался Врам. - На что ты надеялся, болван? Я жрец Врам!

Ваче сжался в кресло, схватился за голову. Кажется, это уже не был спектакль.
Наступила тягостная тишина.
Врам откинулся на спинку кресла:
- В чем дело? Что-то случилось?
- Мне нужно освежить лицо, - Ваче встал и, шатаясь, ушел в ванную.

Вернулся через десять минут.
- Сыграем в карты? У меня тут еще монеты есть, - Ваче положил на нарды стопку монет.
- Откуда? - искренне удивился Врам.
- Спрятал немного для себя. Рискнешь?
- Давай карты!
Ваче принес колоду, достав их из ящика горки.
- Сейчас пущу тебя по миру с протянутой рукой! Будешь выпрашивать у меня кусок хлеба! – захохотал Врам.

Ваче ушел, вернулся со стаканом воды. Встал перед Врамом и выплеснул воду ему в лицо.
- Остынь!
- Ты чего? Сдурел?
- Ты говоришь его словами. Ты жрец! Проснись! Освободись от него. Ты в его власти.
- С чего ты взял?
- Жреца зовут Врам.
- Ты сказал, что не знаешь его имени, - у Врама отвисла челюсть.
- Случайно услышал и только теперь убедился. Ты говорил его голосом, на меня смотрели его глаза. Десять минут назад жрец признался, что присутствует здесь.
- Который час?
- Два часа ночи.
- Мне нужен мой телефон, - засуетился Врам.
- Вероятно, ты его забыл у себя в квартире. Ты заходил к себе.
- Пойдем ко мне вместе. Прогуляешься.
- С моей хромотой это полезно, - Ваче не скрывал сарказма.
- Мне нужно принять душ, - Врам ушел в ванную.

- Принеси полотенце! – через некоторое время крикнул оттуда.

- Ты был прав: он в меня вселился, а сейчас я освободился. Холодный душ помог мне прийти в себя. Вероятно, он решил поспать. Поспим немного? 
- Это может быть хитрым ходом с его стороны. Ты дежуришь по ночам. Тебе не трудно бодрствовать всю ночь.
- Еще достаточно времени до 5:45, поспим два часа. Ты же умеешь распоряжаться своими биологическими часами.
- Ладно, храм подождет, пошли спать. Я разбужу тебя через два часа, - Ваче направился в свою комнату.

Ваче стал размышлять, используя компьютерные термины, чтобы Врам, вернее, жрец вселившийся в одноклассника, не понимал о чем речь.
«You don’t rich high level, stay in level Garni. Sleep. Remember Garni».
(Ты не достигнешь высшего уровня, оставайся на уровне Гарни. Спи. Помни: Гарни.)

Ваче спросонья чувствовал, как Врам одевает его, выводит из квартиры и закрывает дверь. Лифт спустился на первый этаж.
- Черт, экономят на лампочках, - Врам споткнулся и чуть не выпустил Ваче из рук.

Прислонив Ваче к машине, Врам разговаривал с таксистом:
- В Гарни отвезешь?
Получив согласие, Врам запихнул Ваче на заднее сидение и сел рядом.

Прошло достаточно времени. Ваче окончательно проснулся, но не выдавал этого. Ему был интересен ход событий, но он решил сдерживать свое любопытство. Его неплотно сомкнутые ресницы уловили, что темнота отступает. Смотрел вперед в правое окно. Далеко в глубине мелькали невысокие горы. Небо над ними светлело: чернота стала фиолетовой, синея на глазах.
«Здесь восток, отсюда поднимается солнце. Арарат не виден. Мы едем в нужную сторону, - Ваче вздохнул с облегчением».

- М.м.м, мы едем? – слегка открыв глаза, Ваче столкнулся с настороженным взглядом Врама. - Куда едем?
- Ты говорил о храме. Мы едем туда.
Ваче кивнул, притворяясь сонным:
- В какой храм? В Армении их очень много.
- Языческий храм один – Гарни.
- Который час?
- Пять утра.
- Ясно. А там нет ворот, сторожа и сторожевых собак? Кто нас туда впустит? – растягивая слова, сонным голосом заметил Ваче.
- Ничего такого там нет. Нас никто не задержит. У нас в запасе есть время поговорить.
- Приехали, дальше пешком. Оплатите проезд, - объявил водитель.
Врам протянул водителю купюру. Пассажиры вышли из машины.

С трудом переставляя ноги, Ваче плелся по широкой тропе. Впереди показался периптер с колоннами, стоящий на высоком постаменте. Стало достаточно светло, можно было разглядеть его – единственный сохранившийся языческий храм в регионе. По ширине фасада к нему вели девять высоких ступеней.
- Устал, - Ваче дохромал до ступенек храма и сел на вторую. - Ступень в тридцать сантиметров трудна для хромого.
С искалеченными стопами он не мог подняться выше. Повернулся, запрокинул голову и стал рассматривать карниз и плафон – пространство между колоннами и святилищем.
Врам устроился рядом.
- Значит ты не подчиняешься колдуну? – скептически усмехнулся Ваче.
- Сдам тебя ему и вернусь к своим делам.
- Интересный поворот событий! – возмутился Ваче. - Реальную награду не хочешь, а в мифические обещания веришь? Колдун тебе что-то обещал?
- Где гарантия, что отдашь перстень?
- Отдам антикварный перстень, если останусь здесь. Я его перепрятал в другом тайнике. В моей квартире много секретных уголков. Мне приходится часто менять пароли – профессия обязывает. Привычка - вторая натура.
- Считаешь меня вором? Так поступил бы Ашот. Не ровняй меня с ним.
- Фу.у, доброе утро, одноклассник!
- Где мы?
- Оглянись, посмотри назад.
- Что мы делаем в Гарни? Который час? 5:40, уже?
- Ты, конечно, ничего не помнишь. Привез меня сюда и не знаешь, как здесь оказался.
- Я тебя привез или ты меня? Что будем делать? До 5:45 осталось всего ничего.
- Не паникуй! Это не тот храм.
Врам вскочил с места.
- Ты меня, то есть его, сбил с толка, обманул?
- Ты сейчас радуешься за меня или огорчаешься за колдуна?

Послышались сигналы автомашин. Через две минуты пространство перед храмом стало заполняться юношами и девушками в национальных костюмах. Заиграли народные инструменты и толпа пустилась в пляс.

- Что здесь происходит? – Врам растерянно опустился на ступень. - Ты можешь объяснить?
- Молодежь отмечает языческий праздник - летнее солнцестояние.
Мимо них по ступенькам поднялись жрецы - люди в белых одеждах с длинными белыми накидками, украшенными орнаментом и символом бога солнца – свастикой. Жрецы встали между колоннами. Перед ними установили треножник с металлической чашей, украшенной языческими символами. В чаше зажгли огонь. Жрец начал петь.
Перед храмом появились девушки в желтых длинных одеяниях с накидками – жрицы.
Кто-то с рупором в руке поднялся к жрецам и крикнул:
- Хвала богу солнца Митре!
Ваче встал и попросил рупор:
- До Гарни здесь стоял храм посвященный нашему первому и главному богу Ара!
- Ура!!! – обрадованно крикнул парень – владелец рупора.
Молодежь танцевала, играла в разные древние игры: две группы перетягивали толстый канат, борцы устроили силовое соревнование. На свободном пространстве появились столики с угощениями.

- Тебя не волнует твоя судьба? – Врам развернул Ваче лицом к себе.
- Волнует. Жрец не придет сюда. Хотя... кто его знает? Подозреваю, что сейчас он тебя отпустил. Чувствую, рядом со мной сидит одноклассник. Чем занят колдун? Может, у него еще есть время? Который час?
- Половина седьмого.
- Посидим еще час, примем участие в празднике. Пойди, прогуляйся по территории. Я не могу ходить – хромаю, но ты можешь рассмотреть святилище.
- Нет там ничего – давно ниша пустует. Недавно привез сюда гостей – участников симпозиума. Сам все рассмотрел и гостям показал.
- Гости у нас часто бывают. Видишь, появилась группа туристов. Люди не поленились встать в такую рань. А вид у меня... - Ваче посмотрел на свои спортивные брюки и с укоризной на Врама. – Сам оделся, как на прием к президенту. А меня во что вырядил?
- Я психиатр, ты – пациент. Взял вещи какие оказались под рукой и одел тебя.
- Хотел быстрее отдать меня в лапы колдуна. Принеси нам что-нибудь вкусное из угощения. Потом поедем ко мне.

В город возвращались автобусом вместе с организаторами праздника.
- Откуда у вас такие сведения о язычниках? - к Ваче обратился парень, говоривший в рупор.
- Из книг и личного опыта, - Ваче грустно улыбнулся.
- Простите, какого опыта?
- Он шутит, - вмешался Врам.

Войдя в квартиру, мужчины остолбенели. Она выглядела так, словно в ней прошелся ураган. На столе лежали остатки еды, на полу - осколки битой посуды. Содержимое шкафов было вынуто и брошено куда попало.
- Здесь орудовала банда голодных грабителей? – Врам уставился на Ваче. - Как ты думаешь, это натворил Ашот?

Холодильник был открыт настежь и пуст. Ваче закрыл дверцу холодильника.
- У Ашота нет ключей. Уберу квартиру и скажу точно, кто здесь был в наше отсутствие.
Ваче принес мусорное ведро и клал в него всё, что лежало на столе.
- Вынеси мусор, пожалуйста, пока я тут подмету.
Врам взял ведро и направился к мусоропроводу. Ваче наклонился и посмотрел под кушетку – мобильник Врама оставался на том же месте.

В спальнях вся одежда из гардеробов валялась на полу или кроватях. Телефон Ваче, спрятанный им под матрасом, исчез. В карманах пиджаков хозяин обнаружил деньги, которые положил туда в день первого сеанса психотерапии.

На лоджии нарды лежали на полу – шашки раскиданы, однако монеты исчезли.
«Крупные деньги на месте. Исчез мой мобильник и блестящие обманки».
Ваче сел на кушетку и весело рассмеялся.
- Что с тобой? Истерика? – Врам смотрел с удивлением.
- Правду ты от меня услышишь лишь завтра. Извини, что втянул тебя в эту историю. Ты мне помогаешь, хотя колдун делает всё, чтобы ты мне вредил.

***
Армянские монеты в 50 драм – из стали, покрыты латунью, в 200 драм – из латуни.
***


Глава 8. Смерть колдуна

Мужчины закончили с уборкой квартиры: выбросили мусор, вещи поставили на свои места.
- Ты привык голодать, а я нет. Хоть что-то осталось в холодильнике после грабителей? Что будем кушать? – недовольно спросил Врам.
- Яйца остались - сделаю яичницу. Сначала съедим овсянку, - спокойно ответил Ваче.
- Деньги есть или грабители всё забрали?
- Не все нашли – бумажные на своем месте. После завтрака пойдем за продуктами. Приготовим вкусный обед. Надеюсь, колдун нам его не испортит.

Позавтракав, мужчины пошли в магазин и вернулись с двумя пакетами.
- Как ты жил голодным? Мне кажется, я съем быка на обед. Сейчас я тебя лучше понимаю, - Врам выкладывал продукты в холодильник. - Мне не терпится, сам хочу приготовить обед. Устроим пирушку.
- Что празднуем? У нас еще есть проблема. Мы не знаем, как долго открыта дверь в прошлое, и где сейчас находится жрец. Угроза не исчезла, - напомнил Ваче.
- Ты думай об этом. У тебя больше идей, - отмахнулся Врам.

Ваче вышел на лоджию и устроился в кресле. Попытался расслабиться и собраться с мыслями: «Что делать дальше?».

- Ты меня обманул и дорого заплатишь за обман. Считаешь меня болваном? Берегись! Тебе осталось недолго жить! – Врам сел в кресле напротив и сверлил взглядом Ваче. - Я взял, что хотел, и тебя заберу. Ты мне поможешь. Ваш мир тоже будет подчиняться мне!

Ваче схватился за голову, втянув голову в плечи:
«Действует на нервы. Делает из меня раба?».

- Долго будешь сидеть в этой позе? – Врам тряс его за плечо.
Взгляд Ваче выражал боль.
- Обед готов, идем на кухню, накрывай на стол. Женские обязанности ты выполняешь лучше.
- Одноклассник вернулся, - Ваче со вздохом облегчения поднялся с места.
- Я никуда не уходил.

Обед прошел в тягостном молчании. Ваче почувствовал в ней угрозу.

- Хватит жрать! - Врам встал с места и схватил Ваче за руку, - Нам пора!
Силой вывел его из квартиры. Ваче едва успел захлопнуть дверь.

Врам остановил такси, открыл заднюю дверь, посадил Ваче и сел рядом.
- Куда едем? – вопрос предназначался Ваче. - Где тебя нашли?
Глаза Врама горели, Ваче казалось, что этот взгляд испепелит его.
- Караундж, «торчащие камни», - сдался Ваче.
- Сисиан, - Врам бросил таксисту.
Водитель кивнул и завел мотор:
- Будем там через три часа или раньше, если без остановок.
- Без остановок! - бас Врама звучал жестко.
Ваче казалось, что такси летит по дороге. Встречные машины невольно уступали им. Необычайно быстро они оказались на трассе, ведущей на юг. Справа царил Арарат.
«Что делать? Я не могу попасть к «торчащим камням». Колдун заберет к себе нас обоих. Одноклассник пропал – очутился в полной власти жреца. Вот так специалист! Колдун оказался сильнее психиатра. Дверь в тот мир распахнулась шире, чем утром. Черт! Сколько часов ждать? Нас может спасти лишь автомобильная авария. Абсурдная ситуация. Для нас станет спасением, если попадем в больницу с переломами. Лучше сдохнуть, чем вновь попасть в рабство. Где же выход из создавшегося положения? Выход должен быть! Мне до сих пор удавалось его найти», - Ваче тяжело вздохнул.
Хотя въехали в горы, машина почти не сбросила скорость.
- О чем вздыхаешь? – Врам сдвинул брови.
Ваче молчал, тяжело дышал и с тревогой смотрел на трассу. Пейзаж за окном стремительно менялся: слева мелькнули красные скалы Елпина. «Дорогу существенно сократили и отремонтировали. Вот невезение! Городок Егегнадзор проскочили, справа – новая белая церковь. Кафе промелькнули и очередной городок остался позади. Его молчание еще больше давит на меня. Нет психиатра – весь вышел, остался лишь жестокий насмешник одноклассник. Он вспомнил, как издевался надо мной? Тянет в сон. Хочет меня вырубить и забрать как тряпку?».

Они проехали большую часть пути.
«Река из ущелья переместилась ближе к дороге. Или наоборот? Здесь развилка – налево дорога ведет на Джермук. Возле воды можно отдохнуть».
- Сердце болит. Мне плохо, - Ваче расстегнул сорочку, - останови машину, хоть пять минут подышу воздухом.
- Нет! – резко бросил Врам.

Ваче сполз с сиденья, дотянувшись до дверной ручки, потянул ее, и толкнул дверь. Водитель нажал на тормоз. Дверь распахнулась.
- Хочешь попасть в аварию? Торопишься на тот свет? Вы мне машину угробите, меня полиция лишит прав или посадит из-за этого идиота. Выходите, оба!

Водитель вывел Ваче из машины и отпустил. Обессиленный Ваче шагнул к обочине и упал на траву. Врам вышел из машины и сел рядом с ним. Такси отъехало, но остановилось с края от дороги, чтобы не мешать движению на трассе. Водителю стало любопытно, чем закончится эта история.

Ваче лежал неподвижно, лишь иногда тяжело вздыхал. Врам наклонился над ним, но через некоторое время взялся за горло, захрипел и упал на траву, раскинув руки. Ваче сразу же сел и склонился над Врамом:
- Что с тобой?
- Лев схватил за горло, - прохрипел Врам и закрыл глаза.

Врам некоторое время лежал неподвижно, Ваче сидел рядом.
Таксист вышел из машины и направился к ним:
- Кто заплатит мне за проезд? Я привез вас сюда, потратив время и топливо. Может, вы специально устроили этот спектакль, чтобы не платить. Хотели бесплатно прокатиться?
- Я заплачу, подожди немного. Мы отдохнем, отвезешь обратно. У нас обоих есть проблемы со здоровьем. Мы должны вернуться. Деньги есть, заплачу за оба конца, - обещал Ваче. - Вода есть?
- Сейчас принесу, - таксист побежал к машине и вернулся с бутылкой в руке.

Ваче обрызгал лицо Врама водой и дал ему глотнуть из бутылки.
- Мы проехали кафе, можем там отдохнуть, поесть и выпить воды, - предложил таксист.


Через три часа такси остановилось возле дома Ваче.
- Спасибо, что не бросил нас. Извини, что так вышло. Мы с братом немного повздорили, но разобрались. Теперь всё в порядке, - Ваче расплатился с таксистом.

- Пойдем ко мне, Врам. Нам нужно отдохнуть и поговорить начистоту, - Ваче направился к подъезду.

Войдя в квартиру, мужчины направились на лоджию, сели в кресла.

- Врам, расскажи, что случилось с тобой там на трассе? Почему ты вдруг взялся за горло?
- Ты оказался прав: в меня вселился колдун и я выполнял его распоряжения.
Когда мы еще находились в квартире, в моей голове шумел его бас: «Ты сильнее этого болвана. Затащи в машину и заставь признаться, где его нашли». Я чувствовал себя пациентом и пытался быть врачом. Сейчас лучше понимаю, что такое раздвоение личности – испытал на своей шкуре. Что удивительно, когда мы въехали в горы, я вроде вселился в него - присутствовал в нем. Неужели такое возможно? Жрец лежал на ложе и смеялся над каким-то охотником. Хвастал, что отобрал у него золотое ожерелье. Затем колдун у охотника забрал два золотых самородка. Охотника зовут Размик. Я так понял, что жрец для Размика крал девушку из нашего мира. В обмен на ночь с ней, Размик давал колдуну золотые самородки или ожерелья.
Тебе стало плохо, но жрец велел срочно привезти тебя. Таксист рассердился и высадил нас. Мне было жаль тебя, но я хотел скорее выполнить приказ. Когда я склонился над тобой, жрец потребовал от меня продолжить путь к «торчащим камням». Далее случилось непредвиденное: колдун мгновенно переместился из хижины в наружу. В тот же миг на колдуна напал лев – впился зубами в горло. Поэтому и я схватился за горло – словно хотел защититься.

Врам усмехнулся.
- Я, то есть колдун, выпустил чётки из рук. Он хотел сказать: «Чётки ко мне, лев прочь!». А получилось: чётки ... прочь. Серединные слова: «ко мне, лев» жрец прохрипел неслышно, потому что у него не хватило дыхания. Чётки отползли от него, но и лев отпустил. Из горла вытекла красно-черная масса. Под шеей образовалась лужа. Я словно взмыл над телом колдуна. От тела поднимался черный дым, лев пятился от него и убежал.
- Видимо, его чёрная душа отлетела, - заметил Ваче.
- Жрец хотел получить всё и сразу, поэтому одновременно находился в хижине охотника и рядом с тобой. Так не заметил льва и погиб нелепо, но заслуженно. Я действительно внешне похож на колдуна? – Врам был несколько удивлен.
- Нет, к счастью для тебя и для меня в особенности. Такого, как он, забыть невозможно: нос крючком, в глазах дьявольский огонь - поэтому не понятно какого цвета глаза, губы скривила высокомерная усмешка.
- Мы свободны, ты никогда больше не увидишь колдуна. Жрец мертв!
Ваче счастливо улыбался:
- Спасибо тебе, Врам – одноклассник, ты спас меня!
- Ты сам всё планировал и вел жреца по своему сценарию. Молодец! Столько идей сразу выдавал. Твой мозг работает на все сто.
- Не перехвали. Давай, отметим мое освобождение.
- Я рассказал тебе про колдуна. А ты не хочешь ответить на мои вопросы?

Ваче кивнул. Ушел в гостиную и вернулся с мобильником Врама в руке.
- Держи, это твой. Жрец велел мне вернуться с таким телефоном – это было главное задание. И прихватить с собой крупного мужчину – это второе задание.
- А я тебе не верил, как колдун, и, как одноклассник. Не желал слушать.
- Разгром в квартире устроил жрец. Видимо, обозлившись на меня, что мы поехали в другое место, колдун проник в квартиру. Почему я так уверен в этом? Жадный жрец взял мелочь, которую принял за золотые монеты. Мы с тобой знаем какая им цена. Перевернул спальни, нашел мой телефон и забрал его, думая, что это тот самый, который он хотел. Опустошил холодильник, потому что любопытный и любит пожрать.
- Где колдун мог увидеть такие мобильники?
- Жреца заметил в центре Сисиана один блаженный.
- Ты рассказывал про Сако.
- Молодежь всюду торчит с этими телефонами в руках, что-то высматривает в них. Видимо, колдун заинтересовался этим предметом, но не знал, что они бывают с разными возможностями. Как он собирался пользоваться им без интернета и электричества в своей эпохе?
- Вот к чему может привести высокомерие неуча! Звоню своей пассии. Устроим праздник.

- Нара, привет! Где пропадал? Решал глобальную проблему. Решил. Хочу с другом отметить этот день. Мы герои этого праздника. Пригласи свою подругу - Сусанну. Встречу вас у магазина. Нам нужно купить много вкусностей.

Мужчины вышли из магазина с тремя пакетами в руках.
- Вы обчистили магазин? Хоть что-то оставили другим покупателям? – к ним подошли две улыбающиеся девушки.
- Знакомьтесь: мой друг Ваче – герой дня. Ваче, перед тобой красавицы: Нара и Сусанна.

У Ваче от удивления открылся рот.
- Друг, держи себя в руках, - Врам сказал громким шепотом, - Сусанна красива, но ты не в первый раз видишь девушку.


- Готовить будут мужчины, хозяин дома готовит так вкусно, м.м.м... пальчики оближешь, - объявил Врам, как только компания переступила порог квартиры Ваче.
- Мы немного приберем пристанище холостяка, если хозяин не против, - предложила Нара.
- Оформление банкета на ваше усмотрение.

- Отчего возле магазина у тебя отвисла челюсть? Признавайся, - на кухне Врам насмешливо смотрел на Ваче.
- Сусанна точная копия той девочки, оттуда. Врам, ты колдун!
- Я хороший психолог, - Врам лукаво улыбнулся.

- Что отмечаем? – за столом в гостиной к хозяину с вопросом обратилась Нара.
- Смерть колдуна! – вместо друга ответил Врам.


Глава 9. Воспоминания о приключениях

Вокруг высились горы. Дорога змейкой петляла среди холмов - то падая в ущелье, то взмывая на вершину очередного лысого холма. Лето в разгаре, но здесь воздух радовал свежестью, несмотря на сильное солнце.
В легковой машине сидело четверо: две супружеские пары ехали на отдых. За рулем восседал Врам.

- Мы в дороге почти четыре часа. Ваче, не томи. Открой, наконец, секрет: куда едем? – водитель посмотрел на друга, сидевшего рядом.

- Рубен сказал, что это самое романтичное место. К тому же, мы узнаем ответы на некоторые интересующие нас вопросы. В свое время мы сомневались, докопались ли мы до истины. Если мы не сбились с пути, эта дорога приведет нас к цели.

Дорога резко повернула вправо и путешественники увидели много одноэтажных домиков разбросанных на холме. У оригинального входа на территорию пансионата гостей встретил холенный с виду молодой мужчина. Жестом указав водителю куда припарковаться, мужчина помог дамам выйти из машины.
- Мы действительно в Армении? – улыбаясь, Врам обратился к мужчине.
- Вы те кого мы ждем?
- Нара, Сусанна, Врам, Ваче, - представил всех Ваче.
- Рубен нас предупредил, ваши комнаты готовы вас принять. Добро пожаловать! Я Размик, владелец скромного пансионата. К нам направляется моя супруга Лусине.

Через час гости и хозяева устроились ужинать на широкой террасе.

- Здесь так красиво, изумительный воздух и всё очень вкусное! – восторгалась Сусанна.
- Продукты свои: здесь благодатная земля и чистая родниковая вода. Может, поэтому у нас всегда есть гости. Очередная группа отдыхающих уехала в полдень, завтра приедет - новая. Сегодня у нас передышка и мы можем немного расслабиться, - поддержал разговор хозяин.
- Где ваши дети? Рубен говорил у вас двое детей, - спросил Ваче.
- Их забрали к себе бабушка с дедушкой, - ответила Лусине и обратилась к Ваче. - Рубен мне поведал вашу историю.

- Рубен мне рекомендовал отдохнуть у вас и еще рассказал, что колдун похитил Лусине и познакомил с Размиком, - кивнул Ваче.
- Скажем правду: отдал, - поправил Размик.
- Сначала я испугалась, потом влюбилась, - призналась Лусине.
- Сначала влюбился я, ведь я выбрал девушку и мне ее обещали, - возразил Размик. - Каждые три месяца жрец похищал для меня Лусине на ночь и приводил в храм.
- Я забеременела и родила сына.
- Колдун ей приказал прийти с сыном, но она молодец: не испугалась жреца, не подчинилась ему - вместо ребенка принесла куклу.
- Моя мама придумала это, - рассмеялась Лусине.
- Как вам удалось избавиться от колдуна? – заинтересованно спросил Ваче.
- В тот день после встречи с Лусине я ушел на охоту, потом искал золотые самородки. Жрец вошел в мое жилище, нашел и взял ожерелье. Лежал на моем ложе. Когда я вернулся в хижину, колдун надсмехался надо мной и забрал золотые камни. Потом вдруг исчез из хижины. Через минуту он закричал от страха и боли. На него напал мой друг - лев Манч, охранявший мое жилище. Лев схватил колдуна за горло, тот испустил дух. Я отнес его в храм. Жрец - его помощник, не огорчился, а обрадовался.
- Его все боялись и ненавидели. Похоже, это тот самый жрец - колдун.
- Откуда вы о нем знаете?
- Я побывал у него в рабстве, почти в то же время, что и Лусине приходила к тебе. Меня жрец заманил к себе на территории «торчащих камней». Отпустил через полгода с заданием. Но мы с Врамом перехитрили колдуна, разрушили его планы. Однако в любом случае смерть колдуна стала моим спасением. Своим счастьем жить я обязан вашему другу - льву Манчу. Размик, как вам удалось перейти к нам?
- Мне помог добрый маг – объяснил, как с помощью чёток колдуна осуществить переход.
- Без чёток перейти невозможно? Вот почему он всегда держал в руках чётки и крутил золотой пластиной на ожерелье.
- Это ожерелье для него сделал Размик.
- Размик - ювелир? – восхитился Ваче.
- Охотник, воин, ювелир, - гордо произнесла Лусине.
- Я фермер, владелец пансионата, муж красавицы Лусине и отец двоих чудных детей.
- Выпьем за детей! За молодое, растущее поколение!
- Там в центре территории есть оригинальная хижина, - Сусанна указала направление.
- Хижина - копия той, где Размик меня любил, - Лусине счастливо улыбалась. – Отдыхающие выстраиваются в очередь, чтобы провести в ней ночь.
- Признаюсь, что не совсем точная копия, - многозначительно улыбнулся Размик.
- И я сомневаюсь, что великан Размик мог поместиться в этом жилище, - покачал головой Ваче.
- Моя хижина была частично врыта в землю, мне приходилось спускаться. Лусине могла не почувствовать спуск – в тот момент она думала о другом, - пояснил Размик. – Эту романтичную хижину я строил из современных материалов, учитывая привычки нынешнего поколения.
- Для романтиков Размик посадил розовые кусты на всей территории и разрешает влюбленным рвать розы в любом количестве, - вставила Лусине.
- Теперь всё понятно и сомнению не подлежит, - словно проснулся Врам. - Охотник Размик отдавал золото колдуну, чтобы тот приводил к нему Лусине из нашего мира. Я побывал в теле колдуна некоторое время и стал свидетелем встречи Размика и жреца в хижине. Самое главное - я видел смерть колдуна, но признаюсь, боялся, что это было лишь игрой моего воображения. Вы меня убедили и теперь я спокоен.

- Лусине не по своей воле попала в тот мир, а я стремился туда. Не стоит совать свой любопытный нос в прошлое или будущее. Никто нас там не ждет, кроме возможных неприятных сюрпризов, - грустно вздохнул Ваче.
- В какой эпохе вы побывали? – Нара смотрела на Ваче с нескрываемым интересом.
- Не знаю. Я попал на праздник, посвященный богу Ара, - ответил Ваче.
- Я тоже участвовала в каком-то ритуале, проводившемся в его честь ночью в храме, - добавила Лусине.
- Интересно, сколько тысяч лет назад это было? – спросил Врам.
- Храм имел новые стены, но был без крыши. Дорожка, ведущая к нему, была гладкая словно недавно сложенная из новых плит, - заметил Ваче.
- И я обратила внимание на эти детали, - подтвердила Лусине.
- Все одевались в длинные балахоны – мужчины и женщины. Мужчины носили бороды, женщины имели длинные косы.
- Охотники носили на бедрах широкие повязки больше похожие на юбки, - вставил Размик.
- Ноги обували в какие-то плетенки, - добавил Ваче.
- Но это же интересно побывать в прошлом! - восторженно воскликнула Нара.
- Прошлым пусть занимаются археологи: откапывают посуду, кости и изучают их, - убежденно произнес Ваче.
- Пожалуй нам с Лусине повезло больше, - заметил Размик.

***
Размик и Лусине – герои первой истории о Караундже: «Сон или не сон?»
***


Рецензии
Интересная история о том, как Ваче похитил злой жрец-колдун из прошлого. Как только Ваче выдержал все его издевательства? Голод, холод, неподъёмный труд... Когда он вернулся в своё время, то школьный товарищ Врам, ставший классным психиатром, помог ему восстановить память, стёртую колдуном. Колдун отпустил Ваче домой, чтобы он принёс ему мобильный телефон, Но Ваче перехитрил его и не сделал этого. Колдун вселился во Врама, но погиб от зубов льва Манча- друга Размика. Врам и Ваче женились на девушках-подружках. Одна из них оказалась девушкой, приходившей к Ваче, когда он находился в рабстве у колдуна...
Прочла с удовольствием.
С уважением,

Татьяна Арутюнова   27.12.2016 19:59     Заявить о нарушении
Именно так. Читатели первой истории хотели продолжения. Я написала вторую историю, где есть общие персонажи. Когда я была в первый раз в Караундже у "торчащих камней", накрапывал дождь, висели тяжелые тучи. Появилось ощущение чего-то нереального. Я шла и оглядывалась на своих спутников, мысленно их пересчитывала - мне казалось, что кто-то может исчезнуть. Это было в 2003 году. Когда была там во второй раз, светило солнце и того ощущения не было. Мистика иногда слишком близко. :)
спасибо за отзыв, Татьяна!
с теплом

Карин Андреас   27.12.2016 20:31   Заявить о нарушении