О той, которая совсем не жалеет о прошлом...

То, что она не совсем в порядке, стало ясно из её ответов  мне по телефону.  Тихо и отрешенно произносила она гласные и согласные буквы, иногда слоги, иногда не связанные друг с другом слова, и отключалась. Потом не брала трубку, потом брала и голосом с того света снова вещала алфавит в смешанном порядке. На все мои вопросы о ней, о сыне, на мой крик и ругань, в надежде привести её в чувства, ответ один: буквы. Невроз после развода.  Она не справилась, не смогла. Так бывает…

Еду к ней и думаю, лишь бы успеть. На звонки она отвечать перестала. Где она? Только бы не из окна… Двенадцатый этаж.  Без шансов. А, если сын первый придет?

В  голове творится  месиво из гнева, злости, обиды и мата, обращенное к её мужу: « Зачем так с ней? Красивая, умная, два высших. Зарабатывает сама! Борщи варит, и белье твое вонючее стирает! Пьянство  терпит! Денег у тебя не просила никогда. Жалела, гения неоцененного с маленькой зарплатой, (а выяснилось, кстати, не с такой уж и маленькой). За квартиру заплатил – хорошо, колечко подарил - всем покажу, какой он хороший у меня! В квартире три года не собраны шкафы после переезда, унитаз чужой раздолбаный! Наш  муж устает  после операций, дежурит сутками, детей спасает! Спасаешь – не спорю. Понимаю, что простится тебе  за это. Но, ей то, как быть?!

Изменил! С… сын! Не поверила… глазам своим, не поверила! Изменил ещё. Простила. Ещё. Заболела, простила. Ещё!  Сколько их у тебя было? Пять, десять, сорок восемь? Все бывает. Понимаю. Разлюбил, полюбил. Врать зачем? Так искусно, цинично, глядя ей в глаза? Удобно? Жить с ней удобно тебе!»
 
Возле подъезда всё тихо. Нет ни скорой, ни толпы зевак. Всё, как обычно. Уже хорошо.

Дверь открыта. Захожу в квартиру. Она лежит на кровати. Маленькая, худенькая, бледная. Глаза открыты… Слезы льются. Без звука, без изменения мимики лица.
- Узнаешь меня?
- Да,  - отвечает тихо.
Неплохо. Вздрагивает всем телом.  И плачет. Без звука… без изменения…
Приношу бокал с водой и таблетку амитриптилина. Поднимаю, сажаю. Слезы. Без…Без… Заставляю выпить лекарство и снова укладываю на кровать. Ещё некоторое время продолжается своеобразная цикличность действий:  судорожные вздрагивания… буквы… слезы… судорожные… буквы… слезы… судорожные… слезы… слезы…

Заснула.

Сижу рядом. «Какая же ты маленькая. Правда, в болезни ещё красивее стала. Не поймут тебя люди! Дура, скажут. Ещё, может, виновата сама, скажут. Мол, терпеть это нельзя, мол, избаловала, мол,  сама не без греха...».  Не знаю, люди. Да, и не мое дело  грехи разбирать. Знаю то, что советское детство она вспоминала часто. Где живые и веселые  мама с папой, где все вместе -  в деревню к бабушке и дедушке. Знаю, что семью  хотела. Крепкую, верную. Чтоб праздники семейные, пироги на Пасху, да чтоб в ночь печь, как мама.  Дочку хотела.  Из Дениски, говорила она, такой старший брат замечательный получится. Тепла чуть-чуть  хотела…  Котят  бездомных жалела…  Можно ли  винить  её в желании сохранить свою маленькую семью ценой собственных унижений?

Господи, а может, услышишь её? Уж, так ли  велико её желание? Так ли нескромно оно  и дерзко?


Рецензии
МОжет быть счастье не найдено

Но видимо она сделала все лучшее что могла сделать

Несчастлива ее душа но разве она раздавлена от этого?

Она сделала все что могла по своим возможностям

Все лучшее что могла сделать

Лайтовик Производства   01.12.2016 22:06     Заявить о нарушении
Был момент, когда она была раздавлена((
Вы правы, "все лучшее, что могла сделать" она сделала. Пусть будет счастлива! И Вы будьте!

С добром,

Таня Успешная   02.12.2016 22:00   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.