Стоит ли в расцвете лет там бывать, где низа нет

   
             

  Горные лыжи. Мне как - то всегда хотелось научиться хотя бы стоять на горных лыжах, но всегда было какое-то «но», и ничего не получалось. И вдруг это случилось. Случилось это, правда,  далеко не в молодости.  Поэтому все вокруг очень скептически отнеслись к моему решению, кто-то качал головой, кто-то делал круглые глаза, а кто-то просто смеялся и крутил пальцев у виска.

   Прошло пять лет. Может быть, вы думаете, что эти пять лет я только и делала, что каталась на лыжах? Конечно, нет.

  Но кататься я все-таки стала. Хотя мой штурман, глядя на мое катание, не сказал мне что-нибудь в таком духе: « О, да, ты молодец, здорово катаешься», а лишь скупо процедил: «Ну, в общем, держишься уверенно». Да, так оно сейчас и есть.

  А тогда в самом начале пути,  пять лет назад,   я каталась плохо, лучше сказать никак. Но вид у меня боевой. Я сделала такой вывод, когда покупала лыжи, ботинки и кое-что еще вместе с одним из известных, в узких кругах  горнолыжников Москвы (к сожалению, я не оригинальна в выражениях), великолепным лыжником и инструктором, у его знакомых в спортивном магазине на Тульской. Ну, а раз я была с ним – с такой величиной,  ко мне тоже относились как к отчаянной лыжнице, спортсменке и т.д.  Примерять давали только самые крутые ботинки и при этом с уважением меня спрашивали: «Ну, вы, наверно, катаетесь агрессивно?» Позвольте уточнить  - это были первые горнолыжные ботинки в моей жизни. До этого мне такие ботинки раза три давала подружка поносить. Ну, не поносить, а постоять и попробовать покататься. Поэтому, когда меня «утвердительно»  спросили: « Катаюсь ли я агрессивно?», я чуть очки не уронила от изумления, а потом даже возгордилась – быть бывалой горнолыжницей, которая еще и кататься агрессивно, мне казалось очень привлекательным и заманчивым. Вот, что значит, оказаться в нужном месте с нужным человеком.
   
  А  может быть  я  просто похожа на настоящую спортсменку-горнолыжницу? Хватит хвастать. Вернемся лучше к нашим «баранам».

  На момент покупки лыж мой опыт катания был минимальный– несколько раз спустилась в Узком с правого склона, левый мне показался очень крутым и сложным  -  было просто страшно.

 Несколько раз спустилась в Ромашково. Там на меня произвел неизгладимое впечатление бугельный подъемник, просто я никогда подобным средством подъема не пользовалась, хотя и видела – берешь в руки палочку с веревочкой, к которой прикреплено что-то и это что-то цепляется за металлический трос. Раз и тебя рвануло вперед так, что, кажется, руки сейчас оторвутся. Просто, ужас какой-то, ноги едва успевают за руками, но все равно, сначала едут руки, потом все остальное, ну а ноги в последнюю очередь. Я даже не сразу сообразила, что ведь можно,  конечно в меру своих физических возможностей, просто подтянуться на руках, ну, не подтянуться, а подтянуть ноги, и встать вертикально, но в тот момент это у меня не получалось, а может быть просто не приходило в голову.

  Так и  болталась на этом канате, как лампочка на проводке,  глаза от ужаса открыты так, что, наверно, все вокруг стало светлее. Надо отдать должное, из окружающих меня лыжников, которые стояли в очереди на этот подъемник, никто не смеялся, ну, улыбались, но ведь не смеялись. А это уже хорошо. Можно сделать вывод: не я первая, наверно, все через это прошли.

Съездила в Переделкино и в Сорочаны. Везде немного покаталась, совсем чуть-чуть. Но мне понравилось. Зима, снег, так красиво кругом. Я всегда любила кататься на простых лыжах, извините, беговых.

  В свое время я каталась на них неплохо. Причем не боялась одна убегать в лес, т.к. знала, что догнать меня, если я на лыжах, непросто. Хотя, знаете, я опять хвастаюсь, то о чем я говорю, было давно, не сейчас.

  На мой взгляд, самое сложное в любых действиях, в том числе и в поступках, т.е. в любом движении – остановиться. Когда я начинала ездить на машине, то только тогда почувствовала себя уверенно, когда поняла, что машину можно остановить мгновенно. Сцепление и тормоз одновременно в пол, пусть тебя занесет, лбом можно выбить стекло, если ты не пристегнут, а тогда никто не пристегивался, но ты остановишься. И когда я это освоило – вождение машины показалось удовольствием.  Не знаю как у других, у меня вождение начиналось с таких вот  трудностей: я не могла задом въехать в футбольные ворота, всегда промахивалась и въезжала в штангу. И именно в этот момент надо было резко тормозить, чтобы не расколотить машину, поэтому вопрос экстренной остановки был для меня наиглавнейшим.
 
  Это относится и к лыжам.  Как остановиться на горных лыжах, если ты еще «не волшебник, а только учишься»? Для меня это было,  сейчас, конечно, не так, а тогда - самым сложным. На беговых лыжах все ясно и просто – сел на одно место  и все, лыжи дальше не едут. На горных лыжах такой номер не пройдет.

Лыжи не отстегнулись, да, даже если отстегнулись,  а ты сел и тебя понесло с новой силой, а куда – это уж кому как повезет.

  Мне потом объясняли, что когда ты сел на лыжи  и загружаешь не носки, а концы лыж, создаются условия для дополнительного ускорения движения и при этом управляемость этими самыми лыжами полностью потеряна, ты ведь просто на них сидишь и уже ничего не можешь сделать.

  Ну вот, вводная часть закончена. Вы совершенно четко представляете. Что я «чайник», не просто « чайничек», а настоящий « чайник». И вот я поехал в горы. А какое горам дело до того, что ты «чайник»?

«Здесь горы и солнце,
Бездонная синь бескрайнего купола неба,
Искрящийся снег,
Эльбрус и Чегет – наши два величавых кумира,
Скорость и ветер, камни, бугры,
Над собой небольшая победа,
Трамплины, карнизы, доллар, юга
Просторы от Ая до Мира».

  В горах я бывала не часто. Когда первый раз увидела горы – была ребенком, они меня напугали и, наверно, поэтому какого-то щемящего
чувства восторга при виде гор у меня нет, просто поражает их первозданная красота и дикая мощь. Но это восприятие гор снизу.

А вот когда ты на горе, то появляется совсем другое, новое для меня чувство – захватывает дух. Когда ты на горе, то вокруг нет ничего кроме гор и неба. И дух захватывает именно от этого, ты такой маленький,  маленький человечек, а кругом огромные горы и бездонное небо.

  Когда ты на земле,  то строчка из стихотворения  Валерия Михлюкова–«небо есть, а низа нет», кажется просто забавной. И только на горе понимаешь, что это так и есть. Ты стоишь на небольшом кусочке ровной снежной площадки, вокруг тебя только небо: сверху, слева, справа, сзади – везде небо. И все. А низа нет. В этом месте сказать «посмотреть вниз» - просто неуместно,  его нет, только небо.

Кажется, что спуститься, ведь спускаться с горы надо вниз, невозможно, нереально, но надо, а куда, когда низа-то нет – просто жуть. А когда спустился и оглянулся назад, то появляется чувство радости и облегчения - ты добрался до низа и он есть!!!

     И  сразу все как бы на месте: небо вверху над головой, только над головой, а не вокруг, под ногами ровная площадка, ну, почти ровная, вокруг деревья, дороги, дома….  Все кажется очень красивым и понятным.

«….нас зовут высота,
Солнце и сосны Баксана ,
Скорость и ветер в лицо,
Снежных пиков парад…»

 Мне всегда казалось, что в горы  кататься на лыжах приезжают очень сильные и увлеченные люди, которые обладают всеми самыми достойными человеческими качествами. Это, конечно, в идеале, тут сыграли для меня определяющую роль песни Юрия Визбора и Владимира Высоцкого.
 
  Так кто же эти люди? Интересно, что же влечет их в этот красивый край, что заставляет их оставить привычную жизнь в Москве? Встреча с друзьями, красивые места? Необходимость в физических нагрузках? Что привлекает их именно в катании на лыжах, именно на Чегете? Ведь есть еще и маленькие горки в Москве и в Подмосковье, где тоже можно покрасоваться и поездить лихо. Оказывается это уже образ жизни. Туда приезжают семьями или с детьми, там люди встречаются, влюбляются, там все друг друга знают, вместе катаются, гуляют, отдыхают, поют и сочиняют песни. У многих с этими местами связана вся жизнь или одна из лучших частей жизни, как я понимаю.

«… небольшой налет сомнений –
стоит  ли в рассвете лет там бывать,
 где низа нет,
лихо оседлать Чегет,
крыше передать привет…»

  Все познается в сравнении – это прописная истина. Но вопрос в том, что с чем сравнивать? Если сравнивать спуск по Чегету со спуском в Узком (Москва) (сами понимаете, у меня не очень большие возможности для сравнения),  то в Узком – это просто гладкая дорожка. А для того, чтобы скорость не была такой большой, как мне казалось, нужно сначала ехать вправо, потом влево и наоборот – это ведь правда? Получаются красивые дуги. И кажется все очень просто. А на Чегете нет гладкой дорожки – там бугры! Сначала я даже не поняла – что это такое.
 Горнолыжники, не надо хихикать и думать, что если вы катаетесь хорошо, то это очень просто и вы все знаете. Мне сначала показалось, что это камни, огромные камни, присыпанные снегом. И раз мы спускаемся с горы, на которой лежат камни, нужно проехать между камнями. Но почему эти камни  разбросаны в шахматном порядке?
Сразу спросить об этом я постеснялась, да, и не знала у кого можно такое спросить. Подруга точно бы надо мной стала бы смеяться. Я люблю смеяться, а над собой вообще смеюсь очень часто. Причем, внутри себя я смеюсь гораздо чаще, чем вслух. Есть свободная минутка, оглядываюсь вокруг и нахожу так много смешного,  что можно смеяться непрерывно. А чтобы никто не подумал обо мне что-нибудь «плохое», смеюсь про себя, внешне как бы молча. Но в тот момент я никого не спросила - не хотелось, чтобы меня подняли на смех, решила разобраться сама. Но мои размышления по поводу странных камней растянулись во времени.  Только через пять лет, до меня дошло, именно дошло без всяких, будем говорить, научных изысканий, что это не камни, а просто следы от катания на лыжах, сотни лыжников делают поворот на одном  и том же месте, сначала в одну сторону, а потом в другую. Вот и образуется бугор со следами от лыж вокруг.

   Я вспоминаю, что когда спускалась в Ромашково, там было что-то подобное, но, во-первых, спуск был в очень, очень много раз короче, чем на Чегете,  т.е. надо сделать всего 4-5 резких поворотов и на этом все , горка закончилась и сразу все кажется таким хорошим. Сколько же поворотов надо сделать, чтобы съехать с Чегета? Наверно никому в голову не приходит их считать. Я первая. Но посчитать, когда я спускалась, мне не удалось. Восторг, удовольствие – это все потом, когда спустился и оглянулся, а в процессе у меня только одна мысль- стоять.

   Еще в Москве, меня учили - присел, укол ( это так лыжную палку надо втыкать), встал и поворот в другую сторону, и там ( в другой стороне) – все то же самое. Перед некоторыми буграми, огромными, а еще и просто вертикальными, меня просто оторопь брала, я не могла сдвинуться с места, какой уж там укол. А люди, а особенно, дети между этими буграми не катаются, а просто порхают. Так смотреть интересно, эти движения завораживают, приковывают все внимание, взгляд, вызывают восхищение, кажется, что ничего нет проще. Хотя не я одна останавливалась, как вкопанная перед этими буграми. Передо мной с Чегета спускались мама с дочкой. Девочке было лет 10-12. Мама –крупная женщина, но надо сказать, что это не мешало ей порхать по буграм как птичке, подъехав к остановившейся перед очередным бугром дочке, строго сказала: « Ну-ка, быстро, людей задерживаешь, все из-за тебя в очереди стоят». В очереди была правда я одна, все остальные не замедляя ход, тут же объезжали нашу нерасторопную троицу со всех сторон. Кто слева, кто справа. Но девочка не могла сдвинуться с места, увидев перед собой  (даже слова не могу подобрать) – эти бугры. И тогда мама просто кольнула ее лыжной палкой в мягкое место - движение на горе возобновилось.

 К концу спуска я оказывалась мокрой как мышь. Все, что было на мне, можно было выжимать. Это не страх и не ужас – скатываешься так быстро, что не успеваешь испугаться и не сверх физические нагрузки – среднее приятное и очень короткое напряжение всех мышц. Но для меня - это настоящий экстрим.

  Но я прошла весь Чегет, с самого верха до низа, несколько раз. И как не странно, падала не очень часто, а там где было не очень круто, можно сказать, что просто неслась на всех парусах. Не воспринимайте это как хвастовство с моей стороны, это просто факт. А ведь перед тем,  как приехать на  Чегет,   я всего несколько раз стояла на горных лыжах.   И на Чегете (зимнем) оказалась первый раз и мне, к сожалению, не 20 лет,  как очень мягко сказал один мой знакомый, прибываю в самом расцвете, обычно говорят сил,  он сказал лет.

  Со мной катались два молодых человека, лет по шестнадцать. В горах они с четырех лет. Чегет для них просто дом родной – бывают в этих местах каждый год, а то и два раза в год и знают на Чегете каждую кочку. Катаются очень красиво и мощно. Вот они то и были основными спутниками «…дней моих суровых».
Они присматривали за мной, пока их родители отрывались «по полной» на крутых склонах Чегета.

 Я все о себе и о себе. А ведь все, что происходило со мной проходило на фестивале.

  Кто говорит 8, кто 10-15 лет назад, когда все мы были еще молодыми, барды - горнолыжники Терскола решили организовать ежегодные встречи. Утром покатался на лыжах, вечером сел с друзьями и попел песни, т.е. отвел душу, если, конечно, душа поет.

  А получилось здорово.

  Сейчас на фестивальную неделю на Чегет приезжают человек 200  или больше – покататься, послушать песни старые и новые, встретиться с друзьями, посмеяться, повеселиться - ну, в общем, отдохнуть.

   На этих встречах, помимо ежедневных вечеров бардовской песни, проводится и костюмированный бал.

   Костюмированный бал – звучит очень соблазнительно. Я думаю, что это всем сразу навевает мысли о чем-то таинственном, о новых знакомствах, о веселье, смехе и шутках, танцах и до упада. Так все и было на самом деле. В танцевальном зале, где проходил бал, все было так как и должно быть – ослепительный свет – солнце светило ярко, на небе не было ни облачка, безукоризненный интерьер – сверкающий белизной снег, исключительно чувствующие момент, музыканты – пели и играли лыжники - барды и гости, гости, гости…

  Карнавальные костюмы от смешных до элегантных – Новый год отдыхает. Около «Ая» маленькая площадка была забита желающими попасть на бал до отказа. Кто-то в костюмах, кто-то без - не голые, конечно,  кто-то сразу решил перекусить и принялся за угощение, которые приготовили местные жители, а кто-то просто решил себя подбодрить горячительными напитками, а кто-то решил просто посмотреть. А посмотреть было на что. Смех, веселье, музыка, песни. Песни о лыжах, о Чегете, о горах – они словно повисают в воздухе и спускаются вниз затихая.

  И тут начались танцы. А вот танцевать ( в отличии от лыж) я умею и люблю. Тут уж я отвела душу, а в лыжных ботинках танцевать даже прикольно, а в лыжных ботинках и на столе – вооще!

  В программу фестиваля входило и  возложение венков к памятнику погибшим воинам Великой Отечественной войны, спуск с Чегета в костюмах, соревнования могулу, бордер-кроссу, ночной факельный спуск, первоапрельская юморина и каждый вечер концерт авторов-исполнителей. Вот такая насыщенная была программа.

 И, знаете, тот, кто организовал этот фестиваль - молодцы. Надо иметь очень молодую душу, пытливый ум, веселый не унывающий нрав, чтобы организовать и участвовать самим в таких фестивалях.

  А я? Я впервые каталась на горных лыжах с гор и не просто гор, а с таких гор как Чегет и Эдьбрус, нет, на первое место надо поставить Эльбрус, потом Чегет. Чегет не обижайся, Эльбрус это моя любовь с первого взгляда, с того самого времени, когда мы с подружкой собирались покорить его вершины. Эльбрус я покорила только до скал Пастухова.  Поднимались мы туда на ратраке, нас было человек пять, но тех, кто поднимался туда для спуска на лыжах первый раз, не было никого, только я.  Я упросила одного из лыжников, который поднимался с нами, посмотреть за мной, он согласился. И вот ратрак выгрузил нас и уехал, а мы остались стоять маленькой кучкой среди снега, на этой высоте только снег, не видно даже скал, и небо с солнцем и еще тишина, такая тишина, что ломило в ушах. Кто-то из нас, это точно не я, так как я, по секрету, струхнула, шепотом сказал: «Поехали…». Высота там 4600-4800 метров, снег жесткий, но это не накатанный наст  как на лыжных спусках – здесь никого не бывает. Бывают, конечно, но редко. Снег здесь такой, как в самую холодную московскую зиму. Но в такую погоду в Москве темно, холодно и мрачно, а здесь солнце, солнце яркое, яркое и снег весь искрится и сверкает.  Спускалась я почти одна, «мой» лыжник спускался впереди, но всегда держа меня в поле своего зрения. Это придавало мне спокойствие и уверенность. На мой  не очень искушенный взгляд, мне не показалось, что склон в этом месте очень сложный. Чегет для меня был гораздо сложнее. Но вот, что поразило меня - ощущение того, что ты один где-то между землей и небом. Потрясающее чувство!  Ты как бы ближе к небу, не к земле, а именно к небу. Так высоко я никогда еще не поднималась. А если подняться еще выше? Что там?

  Но мы спускались. Снег стал мягче, появились люди и накатанная трасса. Мы возвращались к жизни, к обычной для нас самых обычных людей жизни.

  А Эльбрус? А что Эльбрус? Он остался. Он как-то запал  мне в душу. Он моя любовь. И в каждый мой последующий приезд на Эльбрус, это чувство становится ярче и глубже.

 
Опять Чегет и Я, а еще и Эльбрус.

P.S.
То, что для меня открылись красоты и тайны таких заповедных мест как Эльбрус и Чегет и то, что я «во цвете лет» встала на лыжи и покорив, прежде всего, себя, все-таки съехала и с Эльбруса и с Чегета, пусть при этом только «держалась уверенно», а не красиво покоряла эти вершины, это мое личное достижение.  Это еще один маленький шаг к познанию жизни и  совершенствованию себя и еще одно приключение.
С приключениями в моей жизни как-то все сложно. Почти всю жизнь их не было. А вот «во цвете лет» вдруг навалились.




               





               





               


Рецензии
Дорогая Татьяна! Прокатилась ( мысленнО) с вами на лыжах.Здорово!Словно пробежала мимо и моя молодость: Каспий. Скалы. Альпинист, за котором увязалась вверх.Потом спускалась на дюльфере. Оборвались отношения-оборвался альпинизм.Трагически все закончилось, но не со мной. Сменила горы на море. Плавала, ходила на ялике по Каспию. Тонула. Выплывала. Всё было. Последний аккорд -в Турции: рафтинг по горной реке, 4-х часовой. Выдержала, он был последним в моей "спортивной карьере" (в 70 лет)...
Теперь только сижу и вспоминаю. Пишу книжки-выпускаю. Спасибо за подсказку темы: "История страны в миниатюрах". На страну-не тяну, но подсказку учту! Большоо-ое Спасибо!Вы -МОЙ ЧЕЛОВЕК!( Жить и не пищать!!) Здоровья Вам! Новых увлечений!.Всегда вам рада!. С уважением.э.Д.

Эмма Гусева   18.10.2019 13:49     Заявить о нарушении
На это произведение написано 107 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.