Игил-террор или глупость Eвропы?

В конце марта 2016 года прочёл я статью на немецком языке корреспондента брюссельского представительства редакции «Шпигель Онлайн» Маркуса Беккера (Markus Becker, Spiegel Online) под названием «IS-TERROR mit ABC-Waffen: „Sehr reales Risiko“» – «ИГИЛ-террор с ОМП: «риск вполне реален». (АВС, ОМП – оружие массового поражения).

Подзаголовок раскрывает основной смысл статьи, читаем в моём переводе на русский язык: «Исламское Государство» на Ближнем Востоке многократно применило химическое оружие и может самостоятельно производить перечный газ. Террористы могут также быть заинтересованы в приобретении радиоактивных материалов. Насколько серьёзна опасность?»

Сразу, с предисловия, меня возмутила одна мысль. Я вернусь к ней в конце анализа статьи Маркуса Беккера. Но для этого нужно, хотя бы вкратце, пересказать содержание самой статьи.

Итак, в ноябре 2015 года в руки следователей полиции попало видео с камеры наблюдения, установленной напротив дома, где живёт директор бельгийского центра исследований ядерной энергетики (SCK-CEN). Видео было обнаружено в квартире жены Мохаммеда Баккали, который принял участие в парижском теракте 13 ноября 2015 года.  SCK-CEN удовлетворяет спрос на медицинские радионуклеиды до 25 процентов мировой потребности. Излучающие радиоактивность материалы могут быть использованы террористами для изготовления «грязной бомбы» – обычной взрывчатки, которая распыляет радиоактивный материал на большую площадь. «Потенциал опасности удара химическим, биологическим или ядерным оружием воспринимается Федеральным правительством очень серьёзно», – говорится в ответе правительства на запрос левой фракции в конце декабря, имеющемся у «Шпигель Онлайн». Информации о конкретных планах террористов по применению «грязной бомбы» в Германии нет. Но исламистские террористические группы могут быть в состоянии произвести удары легко изготовляемыми или доступными химикатами, токсинами или радиоактивными субстанциями. После случившегося в Брюсселе опасность удара оружием массового поражения взята в фокус внимания антитеррористических подразделений.

«Продвигаются ли террористические группы в создании такого оружия?» – ставит резонный вопрос автор.

Сигналом опасности западным экспертам химического оружия послужило применение зарина в Гуте у Дамаска, произведённого подчинёнными Башара Асада, президента Сирийской арабской республики (российские специалисты утверждают, что зарин применили террористы ИГИЛ – прим. АР), тогда, в августе 2013 года, погибли сотни человек.

Далее автор рассказал о применении химического оружия террористами против курдов, об уничтожении химоружия Башара Асада, о самостоятельном производстве химоружия террористами, в том числе о применении газа хлора. Обеспокоенный Запад силами авиации США разбомбил много производств химоружия по информации, поступившей от Сулеймана Дауд аль-Афари, который считался шефом программ химоружия ИГИЛ. Он служил у Саддама Хусейна и был захвачен в феврале американскими спецназовцами возле Мосула. (Примечательно, что в 2003 году США, возглавив международную коалицию, вторглись в Ирак, необоснованно обвинив Саддама Хусейна в разработке оружия массового поражения. ОМП не нашли, но президента повесили «за помощь террористам». Теперь многие СМИ говорят о том, как было хорошо, когда Саддам Хусейн сдерживал поток беженцев из Ближнего Востока в Европу и противостоял террору. Интересно, предъявят ли США когда-нибудь президенту Турции Эрдогану  аналогичное обвинение и как сложится его судьба в ближайшем будущем? Как мировое сообщество оценит сотрудничество канцлера Германии Ангелы Меркель по миграционной проблеме в Европе с Эрдоганом? – прим. АР).

О том, что террористы могут купить радиологические или ядерные материалы, стало известно в ходе секретного расследования в Молдавии в начале 2015 года. Один следователь представил себя представителем ИГИЛ и получил предложение для создания «грязной бомбы» купить радиоактивный цезий за два с половиной миллиона евро! В июне 2011 года один молдаванин совершил попытку продать высокообагащённый уран-235. Автор статьи приводит ряд других подобных примеров.

Эксперты требуют усилить меры безопасности. «Если радиологическое оружие будет применено в большом городе, оно убьёт не много людей, – сказал «Шпигель Онлайну»  бывший британский министр обороны Десмонд Бровн (Desmond Browne), – но психологическое действие будет абсолютно опустошительным. И урон будет исчисляться миллиардами».

Западные службы безопасности и спасения готовятся к подобным катастрофам. С 2014 года в Германии, незаметно для широкой общественности, ведётся «CBRN Info-Plattform Bund». Федеральное правительство заверяет, что при поступлении сообщений об ударах оружием массового поражения или подобных атаках немедленно будут подключены соответствующие службы. Наряду с этим существуют кризисные планы и структуры в федеральных министерствах и на уровне земель.

Среди экспертов растёт беспокойство о том, что в результате серии поражений на Ближнем Востоке ИГИЛ в отчаянии может схватиться за оружие массового поражения. «Мы должны быть готовы не столько к тому, что вероятно, – сказал Бровн, – сколько к тому, что возможно».

Подводя итог, Маркус Беккер повторил, что «Исламское Государство» и другие террористические организации пытаются раздобыть материалы для создания оружия массового поражения и на этом пути, как предупреждают эксперты, добиваются успехов. Чем сильнее на Ближнем Востоке ИГИЛ попадает под пресс, тем больше растёт беспокойство перед возможными ударами террористов в Европе, особенно с применением химического оружия.

Вот так, пусть и не совсем коротко, я рассказал вам о содержании статьи брюссельского корреспондента «Шпигель Онлайна» Маркуса Беккера. Какая же мысль меня возмутила по прочтении предисловия статьи? Мысль о том, что террористы готовы пойти на беспредел и применить «грязную бомбу» – оружие массового уничтожения людей? Знаете, эта мысль появилась сразу после получения первой информации по этой проблеме. И она никуда не ушла. Но сейчас свербит мозг новая. Я развернул эту мысль на три ступени.

1. Представьте себе специалиста, ищущего место работы. Что он делает? Он даёт объявление в СМИ, чтобы как можно большее количество людей прочли его. Что делают СМИ, публикуя статьи журналистов, в которых чёрным по белому объявляется: ИГИЛ ищет опасные материалы для создания «грязной бомбы», по цене до двух с половиной миллионов евро? Правильно – СМИ массово распространяют весть о высоком спросе на материалы и высокой цене на них и тем способствуют террористам.

2. Когда я работал на химическом производстве, рабочие и служащие воровали и продавали технический спирт. Что они делали, узнав о том, что кто-то в округе ищет купить спирт? Правильно – сразу же удовлетворяли спрос. Что сделают или обязательно попытаются сделать люди, по долгу службы имеющие доступ к радиоактивным, биологическим, химическим и другим высокоопасным материалам, узнав из сообщений СМИ о дорогом спросе? Правильно – спрос будет быстро удовлетворён! Такова алчная черта людей, кому дорога нажива, а чужая жизнь не стоит ломаного гроша.

3. Что из этого следует? Вопрос риторический!..

Исходя из полученной информации от Маркуса Беккера, претензий к которому у меня нет, только понимание традиционных принципов деятельности СМИ в Европе, у меня возникло ощущение неотвратимо надвигающейся катастрофы. Вероятно для меня, отработавшего десять лет в опасном для здоровья химическом производстве и знакомого с хлористым водородом – газом, уничтожавшем в Первую мировую войну солдат на фронте, не трудно и страшно представить последствия его использования в большом городе. Вероятно для меня, отвергнутого Европой журналиста, пишущего «в лоб», не сложно увидеть преднамеренное нагнетание страха в этой же Европе журналистами известных изданий. В Европе высок спрос на страх и за нагнетание страха ставки тоже высоки. Занятие журналистикой на страхе приносит прибыль заказчикам. Кто заказывает страх в Европе?.. Кому это выгодно?

Это не выгодно мне. А вам?..

И это, без сомнения, выгодно тем, кто добивается дестабилизации обстановки в Европе, в Германии.

Мне могут возразить, дескать, мы живём в демократической стране, где ценится свобода слова и право граждан на получение правдивой информации о происходящем в мире. Не хочешь знать – не читай, не смотри, не слушай... Большинство населения, похоже, так и делает, убаюканное гипнотическими программами ТВ до состояния сонного зомби. Верно. Однако это лишь одна сторона доллара. Вторая сторона должна всегда помнить о том, как слово наше отзовётся в душах людей: добром или испепеляющим злом. В последнее время в интернете, в соцсетях, на наши головы выливается водопад информации, обильно разбавленный ядом пропагандистской лжи. Цель этой войны ясна, как божий день – опорочить противника. Приходится проявлять большую осторожность в выборе базовой информации, без которой невозможно включить телевизор, войти в соцсеть интернета или открыть газету. Так вот, базовая информация пугает обывателя не меньше многомиллионного запаса воды в большом водохранилище гидроэлектростанции с заминированными стенами. Судите сами: если угрозу применения террористами «грязной бомбы» помножить на количество предполагаемых подпольных боевых «троек» или «пятёрок»  террористов, проживающих в Германии, в Европе без границ, то у любого обывателя от страха сон пропадёт навсегда. Кстати, данные об истинной опасности салафистов, например, по информации Корнелии Майер (Cornelia Meyer) можно обнаружить в материале «Salafisten in Deutschland: So gefаеhrlich ist die Szene wirklich», опубликованном в середине февраля 2016 года и со ссылкой на первоисточник в спецслужбах Германии.

Однако, всё так же без ответа, остаётся вопрос, что же произойдёт с нами в случае катастрофы, когда, например, будет, не дай Бог, в каком-нибудь городе взорвана «грязная бомба»?..  Статья Дженнифер Фрачек (Jennifer Fraczek) „Terror in Europa: Was passiert im schlimmsten aller Katastrophenfаеlle?“ рассказывает о том, что специальные службы, в принципе, готовы встретить чёрный день во всеоружии, однако... с мест раздаётся критика в плохом снаряжении спасателей!..

Нас успокаивают наличием в министерствах и ведомствах планов действий властей, полиции, военных, спецслужб и служб спасения, тем, что они вовремя придут на помощь пострадавшим. А я реально представляю картину катастрофы, когда огромное количество людей, выживших после удара, раненых и не пострадавших, охватит паника, которая увеличит число увечий. Кроме того, будет много пострадавших в виду того, что под рукой ни у кого не окажется средств индивидуальной защиты. Или мы все задержим дыхание на полчаса и бегом покинем заражённую местность?.. Кто из мирных граждан держит дома противогаз, который защитит от зарина, перечного газа, хлора?.. Да никто!..

Так кому нужны министерские и ведомственные планы защиты и спасения населения в случаях предвиденной катастрофы, если они будут приведены в действие, когда для многих людей любые действия властей будут опоздавшими?.. Населению роздали брошюры-памятки с инструкцией правильного поведения накануне и во время заражения территории после радиоактивного удара или взрыва химической бомбы?.. В Германии проживает несколько миллионов человек, не умеющих читать! Кто потом, глядя в глаза уцелевшим, наполненные болью потерь, цинично произнесёт: «Wir schaffen das auch!..»

Самое странное в этой истории заключается в том, что около двухсот стран являются участницами Конвенции о запрещении химического оружия, которая запрещает производство, накопление и применение химического оружия. Гигантский аппарат, заполненный чиновниками, политиками, военными, медиками, спасателями, спецслужбами не может остановить террористические группы, когда боевики ИГИЛ, как правило, живут в шаговой доступности?.. Система ПРИЗМ шпионит только за Ангелой Меркель, боясь пропустить пикантные моменты жизни немолодой женщины?..

Вопросов много. И если это кому-то выгодно, значит... Что же это значит?..


Рецензии
Читаю я вот подобные статьи, и думаю: когда же люди поймут, что сильные мира сего специально создали этот ИГИЛ, чтобы под предлогом борьбы с ним ужесточать законы и контроль над населением, и превращать людей в рабов? Что сделал Гитлер, когда ему потребовалось увеличить свою власть? Поджёг Рехстаг, чтобы под предлогом борьбы с террористами потребовать для себя больше полномочий. Что делают его последователи? Заказывают терроризм против своих народов, чтобы под предлогом этого затягивать гайки.
Что вы нелогичного видите в действиях властей, которые дают объявление о спросе на радионуклиды? Их задача - нагнать как можно больше страха, и в рамках этого всё логично.
Т.о., помогая властям добиваться своим целей, люди способствуют укреплению их позиций, т.е. возможностям создавать новые игилы.

Роман Дудин   01.04.2016 20:48     Заявить о нарушении
Спасибо, Роман, за интересную мысль.

Анатолий Резнер   01.04.2016 20:58   Заявить о нарушении