Шутка?

ШУТКА?
Маршрутка подошла быстро, а то последнее время 118-я стала ходить с перебоями. Когда наваливалась особенно сильная, «по индзаказу» изготовленная, тоска, Владиславехал ехал на кладбище, на могилу Наставника. Такие поездки были не очень редкими – дело даже не в том, что гадкое состояние посещало часто и привычно, но вообще в том, что в один ничем особенно не примечательный год Владиславу расхотелось жить. Как, что и почему – от разбора всех этих тонких и деликатных вещей мы аккуратно уйдем, в том числе и во избежание гордости и умничания на пустом месте. Было плохо – этого уже достаточно. И уже ясно, что когда плохо, ищут помощи, а какая она будет – не предскажешь. Когда Наставник был жив, Владислав в подобных ситуациях звонил ему и не объясняя никаких резонов, просил разрешения приехать. Чаще всего разрешение немедленно давалось. Когда он приезжал, его ни о чем не расспрашивали (захочет – все расскажет сам), не вели обязательных разговоров по теме научного исследования. Напротив, шли ироничные разговоры о жизни, воспоминания, которые вообще-то стоило превратить в книгу, шутки… Можно было, спросив разрешения, выйти на кухню и опрокинуть дешевого коньяку, бутылка которого всегда стояла на столе. Наставник умер, жизнь становилась понемногу все мрачнее, а привычка – привычка осталась. Практика, с точки зрения многих, странная – ну так Владислав никому об этом и не рассказывал.
В тот зимний день Владиславу было плохо до почти физической боли в груди (он даже нашел, как это явление именуется – anxietas praecordialis). Решение поехать на кладбище он принял довольно поздно, поняв, что это на сегодня будет самым надежным средством, что сидеть на месте невозможно. Свое состояние он умел диагностировать точно. Один из симптомов «плохости» - безразличие и исчезновение обыденных страхов. Так, однажды поздно вечером он отправился гулять в район, где и днем могли попытаться ограбить. При этом он курил одну сигарету за другой, наплевав на опасность спровоцировать этим гопников-«стрелков» каких-нибудь. Когда странного вида поддатый мужик попросил его остановиться, Владислав сделал это спокойно и без колебаний. А когда, вместо ожидаемого выклянчивания денег,  ему предложили посмотреть на небо и подтвердить, что на нем виден крест, посмотрел вверх, совершенно не заботясь, что может получить в этот момент удар ножом; убедившись, что креста не видно, доложил о том вопрошавшему и с прежним спокойствием отчаяния пошел дальше. На сей раз состояние было похожим, так что собираясь на кладбище, пунктуальный обычно Владислав не думал даже о времени. Не ночь? Нет. Значит, доедет, в чем вопрос.
Добираться приходилось с пересадкой, на двух маршрутках, на кладбище он оказался в сумерках, редкие люди тянулись на полукруглую площадку, куда прибывал транспорт.
Минут через пятнадцать Владислав сидел на скамеечке, сняв шапку (было бы смешно бояться простудиться, когда жить-то не хотелось). Он говорил с Наставником, говорил с Богом, читал молитвы, какие помнил на память. Он мог бы произносить их и громче, даже петь – на этой части кладбище, как он потом «просчитал», в этот момент был только он один, пара-тройка других уже торопилась к выходу,ну, еще сторож в конторе. Как бывает во многих городах, где есть несколько больших кладбищ, они подразделяются на хорошие и плохие. Чтобы похоронить на хороших, платят кому надо, привлекают знакомых, договариваются с родственниками о подхоронках. Это кладбище слыло плохим, что, впрочем, не мешало ему быстро расти. Но сейчас это Владислава, разумеется, нисколько не беспокоило.
Назад он отправился не спеша: снег, лед, да и просто уходить не хотелось. Стало немного легче, но все равно, на душе тошно и гадко. Выйдя к стоянке, он стал ждать маршрутку, думая о своем и лишь машинально фиксируя происходящее вокруг. Уехали последние посетители на собственном транспорте, маршрутки же все не было. В другое время это вызвало бы раздражение, но сейчас чувства то ли умерли, то ли впали во временный обморок. Мороз, и утром бывший заметным, явно становился сильнее, ветер усиливал холод. Владислав начал расхаживать взад-вперед. Можно было бы порассматривать надгробия, но нельзя было уйти далеко, маршрутка могла развернуться и уйти мгновенно, из-за отсутствия пассажиров.
С площадки в глубь царства памятников можно было войти центральными воротами или небольшими прорехами в ограде, сделанными специально для тех, кому нужно идти совсем не в ту  сторону, куда вела центральная аллея. И тут Владислав как раз заметил такой проем. Так, в иной ситуации, если бы он и отметил его наличия, то не придал бы этому значения и, скорее всего, забыл бы через несколько минут. Проем был как раз у въезда на площадку. Походить там, немного углубившись. И маршрутку упустить тогда уже будет невозможно. Уже в полноценной вечерней темноте он разглядывал надгробия. Как на всех кладбищах относительно новых, со «сстрроггими» порядками, надгробия были похожими и почти одинаковыми по высоте – результат действия кладбищенских правил. Это уже потом, кто-то получает разрешение «в порядке исключения» поставить повыше, потом эту практику перенимают другие и некрополь приобретает разнообразный пестроватый вид, тем самым чуть скрашивая общую картину входа в иной мир и становясь более интересным и даже более живым. Неудивительно, что пара-тройка высоких памятников, возвышавшихся над соседними, была замечена. Не переставая расхаживать по дорожке «ближе к ограде – подальше -опять поближе), Владислав зацепился взглядом за одно из таких высоких надгробий. Обращало на себя внимание лицо, выгравированное на плите из какого-то черного камня. Слишком знакомо.  Он не раз встречал случайно, особенно по краям аллей могилы давно потерявшихся знакомых, порой оказывалось, что они умерли уже много лет назад. «Где я его видел?». «Не впервые вижу». Приостановившись, начал рассматривать портрет в упор. Само надгробие видит впервые, он и тропинку только что нашел, значит, видел где-то еще, явно среди живых. На кого, на кого же похож? Слегка напоминает одного сотрудника, с которым работали давным давно в соседних отделах. Или нет… От портрета его отделяло всего несколько рядов могил. Стараясь не провалиться глубоко в снег, чтобы не попортить хорошую обувь, Владислав стал аккуратно приближаться. На кого-на кого…. Да на него, Владислава, и похож. Только в несколько более молодом возрасте. Как на прежней фотографии в паспорте. И роговая оправа, тяжелая, неудобная, была такая же, это потом Владислав сменил ее на металлическую. Ситуация становилась интересной, даже забавной.
Пробравшись вплотную к могиле, Владислав обнаружил, что калитка на противоположной стороне и, чтобы не лезть по сугробам, слегка перегнулся через ограду (как раз в пояс). Портрет был сделан как-то на редкость удачно, хотя и не идеально. Особенно живым и острым был взгляд, но он не концентрировался ни на подошедшем, ни на чем-либо, было неясно, куда тот смотрит. Присмотревшись к табличке, Владислав прочел свою фамилию, далее следовало имя «Владислав». Уже померещилось и владиславово отчество внизу, но нет, отчество другое. С вмиг разгоревшимся интересом он поглядел на даты. «Двойник» был старше его, хотя и не намного, умер в сорок. До сорока Владиславу оставалось два года.
Поклонившись могиле, выбрался обратным ходом на тропинку, где его окликнул охранник, который все это время не то не видел Владислава, хотя все происходило на одном пятачке земли, то ли наслаждался видом дурака, ждущего непонятно что. Оказалось, что последняя маршрутка в город упущена, все прочие идут укороченным путем, до ближайшей деревни, куда путь только пешком.
Было не очень близко и морозно, но Владислав спокойно отмахал бы и три таких расстояния, это его сейчас совершенно не заботило. Было ясно: ответ получен. И как сразу все обрело другой «цвет» что ли. Добрался до деревни, а потом до города он вполне благополучно.
Когда решился рассказать историю близкому знакомому, утонченному эрудиту и ,как большинство таких натур, с мистическими, подчас чрезмерными, загибами, в глазах у того отобразился легкий ужас смешанный с изумлением. На кладбище вечером в Сочельник рождественский??!! Да как ты не побоялся! Ну и все прочее. Сам же рассказ об Ответе почему-то на приятеля большого впечатления не произвел. Интересно, Владислав тогда и о ночи перед Рождеством даже не помыслил. Да в любом случае, он был чужд старушечьих околоцерковных суеверий. Далее собеседник полез в такую дикую мистику, которая сопоставима с детскими страшилками, что развивать эту тему смысла не было. Интересно, что памятливый приятель никогда об этом происшествии Владислава не спрашивал и никак о нем не напоминал.
На какое-то время в жизни Владислава появилась важная смысловая точка – ответ. Заходя на кладбище, он привычно делал маленький пятиминутный крюк, заходя на могилу «мистического двойника», как он его прозвал (если знать о ее существовании, то можно отчетливо видеть уже из автобуса, при въезде, памятник возвышается над забором) и оставлял там хотя бы два цветка и какое-то время стоял рядом. По прошествии двух лет разные были события, были и смерти, но умирали решительно не те. Вернее, не трогали того, кто тогда, поздним морозным вечером был уверен, что его не только услышали, но более того…  Где-то через три года уже как-то само собой получалось, что ждать ничего особенного не стоит и случай тот помнить можно как интересный эпизод и не более. Окошко в вечность приоткрыли и захлопнули без объяснения причин.Правда рядом с могилой, куда Владислав продолжал при случае приносить цветы (какое-то неясное родство, точнее, связь, как ему смутно казалось, все же были), появилась вторая. Из надписи явствовало, что это дочь «мистического двойника», умершая в том возрасте, который у сентиментальных дам так часто вызывает рыдающие всхлипы. Пожалуй, самое заметное изменение. Так что же это было? Случайность? Вряд ли, хотя каких уж только случайностей не бывает. Все-таки ответ, знак, который Владислав не смог правильно понять (а сейчас стоит ли и пытаться?)? Но самому Владиславу казалось, что это больше всего похоже на шутку, может быть, даже и на насмешку. Шутка. Но чья?


Рецензии
Очень интересно! В мире больше загадок, чем ответов. Есть такой поразительный фильм "Престиж" об опытах Никола Теслы где прямо показано, что человек многомерен...

Екатерина Хабаровская   09.07.2016 15:29     Заявить о нарушении
Да, для этого даже и Теслы не нужно.))) Поглядите текстик, который у меня стоит в самом начале списка, самый нижний. Там отчасти об этом.

Михаил Федорович   09.07.2016 22:44   Заявить о нарушении
Хорошо, прочту обязательно.

Екатерина Хабаровская   10.07.2016 22:09   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.