Снится мне моя улица в солнечном городе Душанбе

(А в т о б и о г р а ф и ч е с к а я   п о в е с т ь ) –одним файлом


    Там, в далёкой красивой стране,
    Мной оставлена сердца частица,
    Чтоб туда наяву, не во сне,
    Я однажды могла возвратиться.

     О.Благодарёва - замечательный автор на Рroza.ru


Глава 1. Предисловие

Стояло лето 1985 года. Я летела из сытой, чистой и уютной Германии в город моего  детства. Мы с мужем в это время работали в  Группе  Советских войск в Германии (ГСВГ) и  для того, чтобы получить несколько дополнительных дней к своему отпуску, схитрили, указав, что  его  проведём в  Душанбе.

Этот город я считаю своей Родиной. Я выросла в этом солнечном городе и  с тех пор как из него уехала, мне  всегда хотелось вернуться в то счастливое время, когда  он был для меня самым родным и любимым на планете Земля.

 Ничто не заставило мою память забыть Душанбе: не годы, проведенные вдали от него; ни европейские города с великолепной архитектурой, где я уже успела побывать; ни сытая и обустроенная Германия, где я в это время жила и работала - моё сердце, как и прежде, принадлежало только ему. 

Отправляясь в эту волнительную для себя поездку, я   надеялась окунуться хотя бы на несколько дней в среднеазиатскую атмосферу любимого города: я скучала по тёплому  климату и пестрым базарам, где прилавки завалены   фруктами и овощами, я мечтала посетить свою улицу, дом и,  конечно, встретиться с друзьями, которые там ещё жили...

 А ещё много лет меня мучил один и тот же сон. Снилось: я прилетаю в Душанбе,  прихожу на свою улицу Лахути, подхожу к дому, но не могу  зайти во двор. И вот я брожу вокруг деревянного забора, заглядываю во всякие мелкие  щелочки, дырочки, вижу во дворе своих родных,  ужасно хочу к ним, зову их, плачу, но  у меня ничего не получается...  Они меня не слышат,  не знают, что я  с ними рядом и  занимаются своими обыденными делами, а я наблюдаю за ними со стороны. Тогда я  иду к соседям и уже от них, через невысокий забор  опять  громко кричу, чтобы  мне открыли ворота и пустили к себе, но вокруг меня  вакуум... Я рыдаю от безысходности. Просыпаюсь вся в слезах... Осознаю, что всех моих близких, кого я  только что видела во сне, уже давно нет в живых. После таких ночей наступала  меланхолическая ностальгия...

...Лунный свет над окнами струится,
Звезды в небе водят хоровод
Мне теперь ночами часто снится
Город детства – вновь к себе зовет.
Город Солнца, Город Света,
Душанбе – столица лета,
Изболевшейся душой тянусь к тебе ...
Что, скажи, на свете сталось?
Я с тобою не осталась,
Мой любимый город – Душанбе...
( Автор- Larissa из Интернета)


  Короче говоря, чтобы загасить эту тоску, мы воспользовались   прекрасной возможностью  бесплатного проезда, и  я решила слетать на несколько дней  в столицу Таджикистана, где прошли самые чудесные мои  юные годы. 

Но правильно будет сказать, что  родом я совсем из другого  края. Недалеко от Киева в живописной местности под названием «Пуща-Водица» среди соснового леса  был у нас дом.  Рядом  располагалось красивейшее озеро, где плавали красные рыбки, я это хорошо помню, но дедушке врачи посоветовали поменять климат и он все своё семейство вывез в Душанбе. Мне  в это время было  два года.




 Глава 2. Моё   религиозное мировоззрение


«В действительности все иначе,
 Чем на самом деле».
(  Антуан де Сент-Экзюпери )

Моё мировоззрение с самого раннего детства формировалось  под воздействием воспитания  в глубоко  верующей в Бога семье и такие слова, как   Господь, Библия,  молитва, пост, покаяние, вера, любовь, причастие - я слышала ежедневно и отлично знала их значение. Поэтому  пропустить и ничего не написать о своём отношении к  религии  я не имею права,  такие воспоминания были бы неполными и однобокими.

Мои дедушка, бабушка и их ближайшие родственники (братья и сестры) были   христианами, но не православной веры, а  баптисты-евангелисты.   Их вера и  они сами,  вызывают в моей душе глубокое уважение и почтение, поскольку   своими помыслами,   поступками, поведением, да и образом всей  своей жизни они  показывали окружающим людям, какими должны быть истинные  христиане. Исповедуют Иисуса Христа миллиарды людей, но исполняют Слово Божье - маленькая толика от тех миллиардов. Среди них были мои родные. Это были люди особой духовности, за все благодарили Бога:  за болезнь и испытания, здоровье и покой, плохие  и хорошие новости, а наши соседи мусульмане  относились  к ним с огромным почтением,  высоко ценя их  за  моральные качества. Далее, в своей жизни я больше не встретила людей, которые как они, соответствовали бы понятию - истинный христианин! Близкие мне люди  жили и дышали своей  верой в Спасителя!  Это  сильно отличается от того, как верят в Бога нынешние «воцерковлённые» - сходят  в выходной день  в церковь,  поставят свечку и уже считают себя верующими людьми.
 
 Я никогда не слышала, чтобы  они ссорились между собой, они не пили и не курили, не сквернословили, строго соблюдали посты и постные дни, молились перед едой и после, посещали молитвенный дом  для коллективного моленья Спасителю и самое главное - старались исправно  следовать заповедям христианства. Даже лёгкий обман у них считался грехом. Дедушка отлично знал Святое Писание и часто в каждодневной жизни  приводил из него цитаты, в том числе,   почему они не принимают себе кумиров, не поклоняются изображениям и не  исполняют церковные обряды и ритуалы, принятые в Православие. Они строго придерживались  Евангелие, поэтому и назывались баптисты-евангелисты.  От дедушки я не раз слышала, что только Библией  можно руководствоваться, только  в ней можно найти Истину, а  все остальное не  для их веры...  Толкованием Святого Писания в молитвенном доме, куда они ходили, занимались проповедники.

Наверное, так должно быть, поскольку прочитав Библию, я обнаружила в ней множество неточностей и противоречий, и в моей голове появилась масса недоумённых вопросов, на которые я  не могу найти ответы до сего дня. Я не могу понять главного: как   стало  возможным объединение в одном Святом Писании двух полярных религий: Ветхого Завета-основы Торы (Второзаконие, Левит, Числа), то есть иудаизма, который отвергает Христа в принципе и Нового Завета -основы христианства. Пока я не нашла  ясного и чёткого ответа на этот вопрос.

 В нашем доме не было икон, не крестились, святым признавался   Бог- Иисус Христос и молились ему одному, а из всех церковных таинств, существовало лишь два: Святое Причастие и Крещение. Но последнее - только  в том случае,  если человек осознанно, самостоятельно,  приходит к этому,  ни в коем случае не в младенчестве, когда за него решают совершить это священнодействие близкие люди.  Кроме того,  считалось, что исповедоваться надо  непосредственно перед Создателем, для этого  не нужен посредник, пусть даже облаченный в сан священнослужителя. Нас,  внуков и своих детей они не принуждали верить  тому, чему  всем своим сердцем верили сами, и я со своими  двумя братьями приняли в разумном возрасте самостоятельно решение  креститься   Православие.

Напишу о себе откровенно: несмотря на полученное детское воспитание в глубоко религиозной семье,  себя я не отношу к истинной христианке, поскольку мою душу все время терзают сомнения: " боюсь, что в этот мир, мы вновь не попадём. И там своих друзей- за гробом - не найдём". И вот, в такие моменты начинается поиск доказательств, как в  пользу Его существования, так и против.

 «Доказательства  существования Бога  бесполезно искать,- сказал мне один верующий человек, физик по образованию, - истину в этом вопросе невозможно найти, иначе не было так много  ответвлений во всех религиях, поэтому  решение  о познании Бога должно основываться только на вере в него. Только на Вере и всё».

  Заметила сразу, что недавнее прочтение  книг  «ротвейлера Дарвина» Ричарда Докинза:  «Эгоистичный ген», « Слепой часовщик», «Бог как иллюзия», в которых  автор  пытается доказать, что вероятность существования сверхъестественного создателя крайне мала, а религиозная вера- это иллюзия,  подействовало на  моё эмоциональное состояние сугубо отрицательно - я  стала словно пустой сосуд. В голову полезли мысли о бесцельности бытия, с души смылось всё положительное, пришло разочарование жизнью, и из-под ног ушла система координат, которой пользовалась до прочтения этих книг. Чтобы прийти в  душевное равновесие в руки взяла книги прямо противоположного направления: исторические описания  Оптиной пустыни и высказывания её старцев, «Школа молитвы» митрополита  Антония Сурожского,  заново прочитала любимые книги Ивана Шмелёва «Лето Господне» и другие. Закончила читать и в мою душу вернулись покой и уверенность. А чтобы совсем искупить свой грех и снять с себя  отрицательное эмоциональное напряжение стала читать молитвы. И получилось почти как в стихотворении  М. Лермонтова:

«В минуту жизни трудную
Теснится ль в сердце грусть:
Одну молитву чудную
Твержу я наизусть.
Есть сила благодатная
В созвучье слов живых,
И дышит непонятная
Святая прелесть в них.
С души как бремя скатится,
Сомненье далеко —
И верится, и плачется
И так легко, легко…».

Теперь я твёрдо решила  прекратить подобные  эксперименты над своей психикой.


 Все рассуждения и споры о том, какая религия ближе всего к Богу, считаю бессмысленными, поскольку каждая религия считает  только себя истинной, а слова из Писания трактуются всеми по-разному, поэтому   человеку    сложно определиться  в своём выборе.  В конечном итоге он прилипает  к той  религии,  которая ему помогла обрести веру и единение с Создателем, в которой ему спокойно и счастливо жить… Сколько людей, столько и мнений относительно правильности выбора веры, а по- моему мнению, что такое Бог на самом деле - скрыто от нас. Он выше всякого представления, которое мы имеем. Об этом хорошо сказал Гавриил Романович Державин, крупнейший русский поэт восемнадцатого века:
 
"Дух всюду Сущий и Единый,
Кому нет места и причины,
Кого никто постичь не мог,
Кто всё собою наполняет,
Объемлет, зиждет, сохраняет,
Кого мы называем - Бог!"

Если Творец  есть  Дух Сущий и Единый, сотворивший ВСЁ, то он один для всех  обитателей Земли, это  потом в результате развития цивилизаций  люди разделили его на религии.  У кого-то из древних философов, спросили: «Что есть Бог? – Я знаю,- сказал  философ,- что не есть Бог, а если это отбросить, то всё остальное и есть Бог». И как  это «ВСЁ ОСТАЛЬНОЕ» делить?

Никакие аргументы противоположной стороны не заставят  верующего мусульманина, иудея,  христианина, буддиста, индуиста,  поменять  свою веру  (в Аллаха, Моисея, Христа, Будду), если он чувствует себя в ней комфортно,  духовно слился в этой  вере с Создателем и, как говорится,  получает от этого Божью Благодать. Если в душе у человека поселился Бог, то он с верой, как в Древнем Риме пойдёт на казнь, будет не страшно принять смерть. У каждого человека свой путь к Богу, порой непростой и тернистый и, как правило, он приходит к  Нему в самый тяжёлый  период жизни. В этот момент,  человек начинает искать смысл бытия, посчитав, что  Истину  можно найти в Святом писании:  Библии, Коране, Торе.


« В безотрадные дни, в дни забот и скорбей,
В дни несчастий, нам посланных роком,
Не ищи утешения ты у людей,
Но прибегни к  божественным строкам».

 Об этом бесконечно ведутся  споры и  даже между людьми,  которые не знают содержания   великих книг, а лишь выдёргивают из них цитаты на их взгляд правильные.  Но ведь даже священнослужителям, изучающим Священное Писание в духовных академиях и медресе,  понять  содержание этих книг  до конца не удалось   и они комментируют   лишь то, что им кажется  понятным и ясным. Наверное, это правильно, поскольку  величайшие умы человечества,  философы и именитые  богословы  до сего времени  не могут  найти Истину  в этом  вопросе, а где уж  разобраться в таком сложном деле  обычному человеку. Мне кажется, что человек просто обречён  на бессмысленный поиск Истины, которой никто и никогда не постигнет.
 
Хорошо об этом сказал восточный философ и  мудрец Омар Хайям:

" Приход наш   и  уход загадочны,-  их цели
Все мудрецы земли осмыслить не сумели,
Где круга этого начало, где конец,
Откуда мы пришли, куда уйдём отселе?»

 Выше я  изложила лишь своё  субъективное мнение в отношении религии и  веры, которое ни  в коем случае не претендует на абсолютность. "Я знаю только то, что я ничего не знаю!" - утверждал Сократ и это про меня.

Чувствую, что затягивается моё повествование из-за философских размышлений  в части религии. Много чего хотелось написать (например, в отношении Церкви, как института  управления верующими),  но выскажу своё мнение  цитатой, принадлежащей русскому  философу Василию Ключевскому: « Великая истина Христа разменялась на обрядовые мелочи или на художественные пустяки».  Вот теперь пора закругляться и возвращаться  к   своему путешествию.

Глава 3. Интернациональный город.  Как это всё случилось?

«Жили -были не тужили.
Вместе к коммунизму шли!
Все республики дружили.
Необъятнейшей страны....»

        (  Из Интернета, автор неизвестен)



 Подлетая к Душанбе и глядя в иллюминатор самолёта, я  планировала, куда мне следует отправиться в первую очередь после того как я сделаю необходимую отметку в  военкомате и возьму билеты обратно.

Хотелось успеть везде: сходить на свою улицу и посмотреть на маленький, беленький домишко,  весь увитый  тенистым виноградом  и закрывающий наш дворик от знойного южного солнца,  не спеша походить по родным улицам и, наконец, встретится со своими многочисленными подружками  и друзьями. Много чего  мне хотелось успеть сделать за эти два-три дня.

Наш дом, стоял среди таких же небольших домиков, где соседями были татары, узбеки, таджики, немцы, евреи ( почему-то их там называли бухарскими), одним словом- полный интернационал. В Душанбе и улица была раньше, которая  именовалась  - Интернациональная.   Мы дети, вместе играли, не разбираясь,  кто есть кто: моя лучшая подруга-  Фаина Гарифуллина была татаркой, напротив, с родителями жили три девочки еврейки, и я только в старших классах случайно узнала, что они были еврейками, но не обратила на это никакого внимания. Нашей общей подругой была таджичка - Сабушка.   Национальность для нас совершенно не имела значения: я русская, она  татарка, они  евреи, он таджик, какая разница? Друзей  никогда не выбирали по признаку  национальности, а по другим всем известным критериям…

 Когда соседи узбеки праздновали обрезание, они  нам в дом принесли огромное блюдо плова. А когда мы праздновали православную Пасху, то угостили  крашеными яйцами и куличом наших соседей татар. Наши соседи провели себе водопровод, это считалась большой роскошью по тем временам, и стоило огромных денег, но нам было сказано, что ворота их дома открыты для нас в любое время суток.  Зато мой дедушка передвинул забор, потому что им были необходимы несколько метров  нашей  территории – они строили себе новый дом.
 
У моей мамы были две подружки:  армянка - тетя Феня и осетинка- тетя Рая. Последняя  работала поваром в ресторане «Вахш» и научила  нашу семью квасить баклажаны и помидоры без рассола, испробовав которые, не забудешь их умопомрачительного вкуса на всю жизнь. У тёти Фени был единственный сын Саша, мой ровесник. Он вырос, женился на немке и уехал в Германию жить. Свою маму, уже в преклонном возрасте он взял к себе.  Мы её с моей мамой провожали из Москвы, а ровно через полгода она возвратилась. Она не смогла там жить, так сильно ностальгировала по Душанбе.  Невозможно представить европейскому гражданину, что из цивилизованного Потсдама женщина вернулась  в трущобный  район Душанбе ( район самозастроя, где все дома строились из глины с примесью соломы и назывались кибитками).

  После окончания школы я поступала в Душанбинский Университет, но не прошла по конкурсу и моя подружка Фая сделала за меня судьбоносный выбор- предложила с ней за компанию  поступать в торговый техникум. Так получилось, что теперь поступила я, а она не прошла по конкурсу. Мне крупно повезло, потому что почти  все мужчины  Средней Азии торговали, и  получить образование по профилю было для них престижно. Конкурс был больше, чем в Университет. В нашей группе  из 36 человек, всего  восемь были русскими, остальные: таджики, армяне,  евреи, башкиры, немцы… Группа была дружной, сплочённой и никаких  конфликтов между нами не было.


Когда произошёл тот надлом, что  народы, заселявшие Советский Союз решили начать движение из  него? Мне представляется, что именно в те самые времена, когда отдельные нации стали забывать о русской помощи, о том, что именно русские  специалисты, приезжающие из России по направлению из институтов, техникумов в отсталые республики, не имеющих   там таких кадров, помогали строить электростанции, металлургические заводы, комбинаты, а когда подняли    хозяйство  и народ зажил значительно  лучше,  гораздо богаче, то эти нации стали обосновывать  свои права  на самоопределение.

Старые аксакалы хорошо помнили, что до приезда  русских,  жизнь у них была бедной, что это приезжие Иван- да- Марья  искренне и бескорыстно помогали республике встроиться в общее хозяйство Великой Державы. Все   в это время, с точки зрения материальных благ  жили, примерно, одинаково.    Людьми двигало чувство всеобщей помощи и справедливости( во всяком случае, большинством), а  внутреннее душевное спокойствие за свое будущее,   позволяло  трудиться, отдавая  все силы во благо города и достижения  собственных жизненных целей.
В то самое время  и была настоящая дружба народов! Русскоговорящий человек (национальность не имела значения и не уточнялась - это мог быть хохол, еврей, армянин...) считался среди местного населения символом чести и совести, мира и дружбы, и пользовался безграничным уважением. Невозможно себе представить, чтобы в те времена соседи не оказали помощь инвалиду ВОВ  (часто без рук или ног) оставшемуся после лечения в тамошнем госпитале доживать свой век в теплом Таджикистане... Еще не было всяких льгот, но  мужчинам на деревянных каталках помогало всё население... и не приведи Господи, их было кому-то обидеть. Забили бы камнями обидчика...Потому что в школе учителя беспрестанно твердили: благодаря этим воинам мы победили войну и живем в мире!   Это было, действительно, славное время и многие вспоминают о нем с ностальгией, прежде всего,  оттого, что отношения  между людьми, невзирая на национальность, вероисповедание, цвет кожи, разрез глаз, были  более чистыми, сердечными, искренними, без примеси  фальши и низменных инстинктов, чем   нынешние времена, где всё подчинено миру бизнеса и чистогана...  Тогда еще люди не стояли перед дилеммой: или ты или тебя, а наоборот - если не ты, то кто?

 Постепенно в республиках образовалась национальная интеллектуальная и политическая элита. Произошёл подъём культуры, науки, образования, но в то же время приезжие русские  не разрушили фундаментальные традиционные жизненные ценности: многодетные семьи, иерархичность, религию, культуру. Русские не были колонизаторами, а наоборот, несли цивилизацию в отсталые республики СССР.

На развитие союзных республик во все времена СССР из общей копилки ВВП по команде Политбюро КПСС давали больше, чем эти республики сами зарабатывали и принцип «каждому по труду» не относился лишь к РСФСР и Белоруссии.  Только эти две республики  были «с сошкой» и производили больше, чем потребляли. Остальные тринадцать «сестер» ходили «с ложкой». Области СССР, заселённые преимущественно русским народом, оказались в положении доноров. Каждый житель РСФСР, производил в год  товары и услуги на 17500 долларов, в то время как  потреблял на 11800 долларов.   Таким образом, каждый русский человек перечислял почти 6000 долларов в год в пользу других национальных республик.   В это самое время зажиревшие   националистически настроенные кланы  начали вести подлую пропагандистскую работу, вдалбливая местному  населению, что республика кормит Россию и натравливали их  на русских.

 В результате лживой пропаганды в коллективном бессознательном,  русские  превратились в колонизаторов, в то время как, на самом деле,  были стопроцентными цивилизаторами.
 
Вот что пишет М. Н.Полторанин о том времени в своей книге: «  Власть в тротиловом эквиваленте. Наследие царя Бориса».

 «Стало хорошим тоном проходиться с трибун по имперским замашкам Москвы и болтать об эксплуатации русским народом окраин Союза. Какая эксплуатация?! Те же узбеки хорошо помнили ташкентское землетрясение 66-го, когда в городе было разрушено 36 тысяч жилых домов и общественных зданий. Прилетели Брежнев с Косыгиным, осмотрели руины и перебросили в Узбекистан все стройуправления России вместе с техникой и материалами. А Россия сказала: «Потерпим!». Шесть лет возводили русские люди в Ташкенте микрорайоны, дворцы, спортивные комплексы. Были массовые переброски строительных армий в Киргизию и Казахстан. Россия только вздыхала: «Потерпим!».
Мне пришлось быть однажды свидетелем спора между Кунаевым и Рашидовым: в чьей столице больше отделанных мрамором фонтанов — в Алма-Ате или Ташкенте. Рашидов, кажется, назвал цифру «130». Кунаев задумался и сказал, что Алма-Ата их скоро догонит. «А мы опять перегоним», — засмеялся Рашидов. Я видел часть этих фонтанов, на фоне дворцов — богатое зрелище. И видел утопающие в бездорожье деревни русских «эксплуататоров» — в Калининской, Вологодской, Псковской и Ленинградской областях. Избы, крытые осиновой щепой, в каких жили наши предки еще тысячу лет назад».

А что в это время Россия?  Будучи, действительно, кормушкой, она, как всегда, стеснялась  сказать правду,  кто у кого «сидит на шеи» и в этом  отчасти её вина! А надо было  без ложного стыда с бухгалтерской скрупулезностью подсчитывать до последней  копейки  вливания из союзного бюджета в отсталую  аграрную окраину, превращая её в средне- индустриальную страну. Все учесть: и затраты на  строительство приезжими советскими специалистами Нурекской ГРЭС, которая питает до сего времени весь Таджикистан электроэнергией и постройку самого крупного в Средней Азии текстильного комбината и многое, многое другое...
 
Надо было открыто   публиковать во всех средствах массовой информации, школьных учебниках, что улучшением условий  жизни местное население обязано  России и приводить  статистические показатели превышение потребления над производством в республиках( раз) : Грузия -  в 4;Эстония –   в 2,3;Армения – в 3;Литва –  в  1,8;Латвия – в 1,6;Казахстан –  в 1,8;Узбекистан – в 2,6;Азербайджан –  в 2;Таджикистан в 3 раза!  Таким образом,  русский крестьянин, рабочий, инженер и каждый из 147 миллионов жителей РСФСР оплачивали  безбедное существование  республикам СССР, чтобы покрыть там разницу между производством и потреблением. В это самое время там без всякого стеснения было принято ряд решений, ущемляющих представителей не коренной национальности. Национальная дискриминация проявлялась во всём: в кадровой политике; в приёме в вузы в пользу лиц местной национальности; в русофобских настроениях местного населения, а к русским стала проявляться повсеместная  нетерпимость, высокомерие и расцвёл пышным цветом национализм.

К  «маленьким, но гордым» пришло национальное самосознание, и они  решили от русских избавиться. Погнали  из своих земель потомков  «русских оккупантов»,  детей и внуков тех, кто освобождал Таджикистан от басмачей, кто поднимал феодальное  хозяйство,  а  теперь неожиданно помешал там  хорошо жить.  Уголёк, который медленно тлел, постепенно разгорелся до размеров  межнационального пламени. Начался массовый отток русскоязычного населения( имеется ввиду все русскоговорящие нации) из Таджикистана.

Мои друзья уезжали из Душанбе дважды. Первый раз выехали из него, когда только всё начиналось. Но приехав в Россию, почувствовали свою ненужность, не сумев  зацепиться, вернулись назад.  А второй раз уже бежали, побросав абсолютно всё: квартиру, гараж и машину, лишь только чтобы остаться в живых. Продать собственную квартиру было весьма  проблематично, появились объявления, написанные корявым почерком: " Не покупайте квартиры у Саши  и Маши, всё равно  они будут наши".   Грянула настоящая трагедия и  по Душанбе прокатилась волна погромов русскоязычного населения.  Кто как мог  в спешке уносили свои  ноги, было не до нажитого скарба…

 Знакомая учительница, опасаясь за жизнь двух дочерей-подростков,  оставив буквально всё нажитое,  большим семейством еле выбрались из Душанбе. Жизнь пришлось начинать  с нуля  в убогом домишке в селе на Брянщине. Её мама  высококлассный архитектор была когда-то по распределению из института направлена в Душанбе. 

Оказывается, существовало специальное Постановление Политбюро ЦК КПСС, согласно которому,  во все национальные республики  направлялись лучшие выпускники институтов. И таких семей сотни тысяч...

Это сейчас таджики предпочитают думать, что никто не выгонял  русских, они, мол, сами уехали... Появились стихи в интернете: «...теперь, как говорят, он рвёт рубаху и плачется: не знал, не понимал, что обманули именем Аллаха, что он, мол,  землю дедов защищал», а  в 1991 году,  как когда-то в глубокой древности по Великому шелковому пути шли караваны с товаром  в  кишлак Душанбе, наоборот, из него  потекли  сотнями тысяч караваны русскоязычных  беженцев.  Люди бежали  в  Россию, но   в  тоже время в никуда, поскольку «мыкались», самостоятельно обустраивались на местах. Это было совсем не то, как поступает нынешняя великодушная Россия с беженцами из  Донецка и Луганска.

Нет статистических данных, сейчас никто  не сможет сказать, сколько людей погибло с 12 по 14 февраля 1990 года, но очевидно, многие сотни, а возможно и тысячи. Большую резню предотвратили русские военные, расквартированные в Душанбе. Правительство Израиля  сразу отправило в Душанбе самолёты, чтобы вывезти всю еврейскую общину, а русские выбирались, кто как мог….

 Вторая волна эмиграции охватила русскоязычное население после обретения республикой государственной независимости в сентябре 1991 года.

Таково моё видение и многих моих друзей -душанбинцев проблемы  приведшей к массовому оттоку русскоязычного населения  из Таджикистана. Если к концу 80-х годов в  Таджикистане  русскоязычного населения  было  около полумиллиона, то к концу 90-х  уже всего   0,4%, а сейчас их там почти  не осталось. Таджикистан покинула самая образованная его  часть.

 Чего достигла националистическая элита,  сделав Таджикистан только  для таджиков? Действительно, русские мешали им хорошо жить? Только один статистический факт: в настоящее время  Душанбе занимает 212 место в рейтинге городов мира по качеству жизни.

Нам посчастливилось: наша семья уехала из Душанбе, когда там было  всё тихо, спокойно и  ничего не предсказывало о грядущих  событиях.  Так получилась, что моя мама вышла замуж за артиста цирка-русского богатыря Петра Рублева.

Глава  4.  Моя связь с цирком.


«Мы сегодня в цирке были,
Клоуны нас веселили,
А потом вдруг по канату
Зашагали акробаты...»


Так случилось, что моя мама вышла замуж за артиста цирка. «Русский богатырь- Петр Рублев»  - так объявлял его номер зрителям цирковой конферансье( инспектор манежа).   Петр Ильич выезжал на середину манежа на оригинальном  круглом снаряде-шаре собственной конструкции и легко выполнял на нем силовые упражнения с гирями и штангой. На специальном коромысле на своих плечах поднимал 12-ть двухпудовых гирь. Зрителям  нравился его номер и  часто на арену выходил крепкий мужчина из зала проверить подлинность гирь, но у Рублёва всё было честно.  Петра Ильича приглашали участвовать на различные цирковые кавалькады, он снимался в  нескольких фильмах. Родом  он  был из  маленького городка Серова Свердловской области, юношей занимался профессионально классической борьбой, а до этого был таёжным охотником, лесорубом.
 Отчим обладал удивительно крепким организмом,  выносливостью и закалкой и даже тридцатиградусный мороз купался на улице под водопроводом.  После представления в суровые сибирские зимы выходил в цирковой двор и поливал себя из ведра водой  со  льдом, а артисты в шубах, шапках, варежках, смотрели на эту водную процедуру и ёжились от холода.   Сменяя друг друга, мы с братом Серёжей отправлялись из Душанбе к родителям. Брат со школьной скамьи вечерами работал униформистом: выносил на арену оборудование, занимался его сборкой, чистил манеж и т.д.  С гастрольными поездками  я проездила почти  весь СССР.   Мне запомнились многие города,  артисты  и цирковые династии, жизнь по съёмным квартирам, учёба  по месяцу ( чуть меньше или больше) в разных школах и бесчисленные  шапито. Весь Дальний Восток и Сибирь мы проездили  гастролями  вместе с аттракционом Маргариты Назаровой –      «Укротительница тигров».
 
 Когда через много лет  мне стало известно, что знаменитая дрессировщица   в нищете  и безвестности, всеми забытая умерла в 2005 году в Нижнем Новгороде, то несколько дней я  не могла найти себе место. Из альбома достала фото: «Милой  Иришке с добрыми пожеланиями. Маргарита Назарова. Хабаровск». На большой фотографии была снята вся труппа цирка, а блистательная Назарова в центре: красивая, весёлая, с обворожительной улыбкой. Какая это была великая дрессировщица и актриса, а ещё очень красивая женщина:  статная голубоглазая блондинка с родинкой и ямочками на щеках!   Зрители с восхищением смотрели на неё, когда она исполняла   опасные трюки: на качелях раскачивалась вместе с тиграми, кормила изо рта  на тоненькой   палочке  мясом   Пурша  и нежилась на «ковре» сделанном  из  лежащих на манеже  тигров.
 С её сыном  Алексеем  детьми  мы вместе играли, я бывала у них дома, в гостиничном номере и хорошо её знала.  С ним вместе мы забавлялись  с маленькими тигрятами, помню, что они были большие шалуны и пищали как  щенята.  Маргарита Петровна  пользовалось безумной популярностью у зрителей и за ней ухаживали бесчисленные поклонники. Я никогда не видела её мужа Константиновского, видимо они к тому времени были в разводе, а в гастрольных поездках её сопровождала  сестра Вера, тоже  миловидная женщина и Михаил Багдасаров- будущий дрессировщик. Я часто его видела  на репетициях  внутри железного ограждения рядом с тетей Ритой( так я звала Назарову).

 Во Владивостоке её аттракционы посещал капитан дальнего плавания: высокий, плечистый мужчина в белой форме моряка и дарил  обязательно шикарный букет. Как-то ей подарили очень красивую   мягкую игрушку –обезьянку и она её передарила мне.
Моя мама Валентина Рублева приятельствовала  с Назаровой  и после одной из поездок, вернувшись в отпуск домой, мне рассказала, что Назарова вышла замуж за грузинского дрессировщика лошадей, который был моложе её на целых 15 лет. Все цирковые  не верили  в искренность этого брака и подозревали, что он просто хотел «отжать» у неё номер.

Потом я услышала по телевизору, что  Алексей  уехал во Францию   (был на гастролях и не вернулся домой), где выступал как дрессировщик. Он женился на русской артистке и подарил матери внучку, которую назвал в ее честь – Маргарита.
Ну отчего судьба  многих  красивых и известных женщин так часто бывает неудачной?! Что не так они делают в своей жизни, почему в старости  остаются одинокими и всеми забытыми? Предполагаю, что из множества обожателей, которые стояли когда-то перед ними на коленях, добиваясь улыбки, мимолётного взгляда, ласковых объятий и поцелуев,  они не смогли распознать  единственного мужчину,  который бы стал опорой  в  их дальнейшей жизни. Пример тому- жизнь знаменитой королевы манежа Маргариты  Назаровой.

 Глава 5. Переезд в  город оружейников

Тула веками оружье ковала,
Стала похожа сама на ружьё-
Слышится звон боевого металла.
В древних названиях улиц её.
                ( Гимн  Тулы)

За  многолетнюю артистическую деятельность «Союзгосцирк» выделил  моему отчиму квартиру в Туле.
Город  нас встретил  серой убогостью - повсюду и даже в центре,  было много  деревянных, старых и полуразрушенных домов с заколоченными ставнями, современным языком  называемый  "ветхий фонд".  Сразу бросилось в глаза   наличие мусора на улицах и отсутствие самых обычных урн.  Тула была напичкана оружейными и оборонными заводами (в настоящее время  прежние предприятия преобразованы: в холдинг «Высокоточные комплексы», входящий в госкорпорацию «Ростех» Сергея Чемезова; Тульское конструкторское бюро приборостроения (КБП) — производитель зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь»; Конструкторское бюро точного машиностроения имени Нюдельмана (КБ ТочМАШ) — создатель ЗРК «Сосна»; Тульский оружейный и патронный заводы; Туламашзавод, производящий вооружение для Сухопутных войск и Военно-морского флота; НПО «Сплав» — ведущий мировой производитель реактивных систем залпового огня — и другие),  а вот посадить у проходных цветы, никто тогда не догадался. Во всём городе не было ни одного  кустика розочки, в то время как Душанбе  в них утопал.  Ах, какие в Душанбе были розы! Все площади, центральные улицы, места около кинотеатров и общественных мест были засажены розами, а  вечерами, когда знойное южное солнце пряталось за горизонт, воздух наполнялся густым ароматом цветущих роз.  Вдоль пешеходных аллей и дорог чинары, акации  и другие деревья, сплетали своими кронами плотный зелёный туннель, сквозь который проникали редкие лучики солнца  и даже в самое пекло, под ним было прохладно.

 Всё в  новом городе отличалось от Душанбе: в транспорте молодёжь и мужчины не уступали места женщинам и старикам, что в Душанбе было невозможным; все публично  сквернословили; девушки легко «отдавались» ребятам, а там с «этим делом» было строго; в магазинах и рынках ужасная скудность и дороговизна; народ показался злым и неприветливым. Поразило большое количество на улицах  пьяных( и настоящих алкашей), хмурых и озабоченных лиц, а когда я впервые увидела открыто покуривающих с сигаретами во рту совсем  молодых девушек, я не могла поверить в реальность происходящего...  Все одевались очень плохо, можно сказать, бедно, женщины по городу ходили в домашних тапочках, а там в это время в центральном универмаге можно было совершенно спокойно купить югославские, польские, венгерские вещи. Пища и та отличалась от той, к которой мы привыкли. После своего первого  выхода в город,  от унылости увиденного и разочарования, я весь день прорыдала, и целый месяц писала слезливые  письма своей подружке, жалуясь на  наш неудачный переезд. Мой брат Сережа, приезжая из Москвы в Тулу, не мог в переполненной электричке сидеть, он обязательно  уступал  место женщинам- такое получил   воспитание. Он был в ужасе, когда видел, как около молодых парней в электричке  стояла  старуха с сумками, а они, как ни в чём не бывало, весело обсуждали между собой  вчерашний футбол.

Все негативные впечатления от нашего  переезда  компенсировала одна- единственная поездка в  "Ясную Поляну", где великолепие и красота русской  природы, которой нет в Азии, простота  проживания великого гения оставили неизгладимые впечатления в наших сердцах и  мы успокоились...

В Туле я поступила в торговый институт, где с удовольствием познавала  способы переплетения тканей, методы крепления подошвы в обуви, износостойкость мехов и организацию торгового процесса. Постепенно сделала карьеру по служебной лестнице и вышла замуж за  спортсмена-велосипедиста.  Уместно  сказать, что  анализируя по прошествии времени  выбранную    профессию, я, можно сказать, попала в очко: мне нравилось учиться, а далее работать  по своей специальности.    Я себе не могла представить, как  моя подруга, находясь в здравом уме и твёрдой памяти,   по собственному желанию  поступила  на  механико-технологический факультет (бр-рр)  на  специальность – о, ужас!! - « «Обработка металла резаньем». Меня от одного названия бросает в дрожь и тошнит.

 Окунаясь  в своё прошлое, я помню  издёвки и  смешки мужа и его друга. Приятели были технари и закончили политех, а   по поводу темы моей дипломной работы: «Ассортимент и качество обуви всех половозрастных групп»- откровенно надо мной издевались.  На первой странице мне не удавалось  нарисовать ботинок в разрезе, чтобы были видны все составляющие обуви.  Между собой бузили: мол, рисует шнурок в трёх проекциях, и смеялись над своей удачной шуткой. Научным руководителем у меня была профессор из института лёгкой промышленности, замечательная женщина по имени Лариса Петровна.  Когда я  в очередной раз  приехала в Москву на консультацию и с ней поделилась  издевательствами над собой технарей, то она меня спросила, где они работают. Саша в то время работал на корабле «Академик Королев»,  плавал по морям-океанам и ловил сигналы на локаторные установки с наших космических кораблей, а потом эти сигналы уже передавались на землю. Я об этом и рассказала своему руководителю. Её слова мне запомнились на всю жизнь: « Чтобы  Саша  правильно ловил и верно передавал  сигналы, его ноги должны находиться в удобной и комфортной обуви. Натрёт  задником  мозоль и ему будет не до сигналов из космоса, все мозги будут забиты сигналами из  неудачно купленной обуви».

 Знания, полученные по специальности, мне здорово пригодились в дальнейшем, поскольку в период перестройки наш город наводнил ширпотреб из Китая и обувь, сляпанная « в подвале моей бабушки в Одессе на Дерибасовской».  В магазинах  продавались «туфли для холодных ног» (поясню -покойников) и прочая дрянь, как сертифицированная обувь и мне приходилось выступать в качестве эксперта в судах, поскольку к этому времени я работала в контролирующей организации. Но  я забежала далеко вперёд.


Глава  6.  Жизнь и работа в Германии.    

   «Никогда ничего не вернуть,
   Как на солнце не вытравить пятна.
   И, в обратный отправившись путь,
   Никогда не вернёшься обратно.
   Эта истина очень проста.
   И она, точно смерть, непреложна.
   Можно в те же вернуться места,
   Но вернуться назад невозможно…»

            ( Николай Новиков)

Когда нашей доченьке исполнилось  четыре года, мы с мужем решили уехать в Германию, подзаработать денег.  Первой в Германию уехала я.

 Моя должность в Германии была очень престижной. Универмаг, где я работала директором, был самым крупным по площади и товарообороту среди всех торговых предприятий обслуживающих военный контингент наших войск. До меня там трудилась директором  женщина, работающая на проспекте Калинина в Москве руководителем крупного ювелирного  магазина, та ещё «фифа» и запустила буквально все. Руководить ювелирным магазином и предприятием, где все группы товаров - большая  разница. В первом случае надо лишь  «соответствовать» престижной должности в образовании и внешности, а во втором ещё и пахать.

Первым делом я выбила  в вышестоящей организации деньги на ремонт  громадного 3 -этажного универмага,  каждый этаж которого больше напоминал   помещение казармы, а не торговые отделы и секции.

После проведённой реконструкции в секции «Мебель»,  несмотря на отчаянное сопротивление продавцов, заставила  собирать интерьеры, украшая  импровизированные комнаты всевозможными атрибутами.
 
  В продовольственном отделе  поставила большой аквариум для продажи живой рыбы (зеркального карпа), открыла пошивочную мастерскую, где каждый желающий мог подогнать  под себя купленную в универмаге вещь, заменила все устаревшее холодильное и торговое оборудование. По моему  рисунку, который я случайно увидела в журнале «Торговля за рубежом»,  в батальоне обслуживания  мне сварили «книжку» для показа ковров, которых  в продаже бывало до 100 ед. и они  просто навалом лежали на подиуме.  Есть такой предмет  в торговых институтах, называемый  «Организация торговли», который пришлось мне вспомнить. Все товары, пользующиеся спросом, переместила в дальние углы, чтобы пройдя весь торговый зал, у  покупателя возникал рефлекс « импульсивной покупки», т.е. он не планировал покупать, но неожиданно увидев, купил. «Неходовые» товары отправила  на правые стороны: покупатель, войдя в магазин, поворачивает на правую сторону...  срабатывал тот же рефлекс. Начала проводить всевозможные выставки- распродажи, ярмарки, дегустации новых сортов колбасных изделий, мясных  полуфабрикатов  и моё предприятие начало завоёвывать  1 и 2 места во всевозможных соревнованиях среди  торговых предприятий  ГСВГ, получая за это денежные премии и похвальные грамоты. 

Коллектив подобрался  дружный, сплочённый и все, за исключением  меня одной  были жёнами военных.    Повторять дважды мне никогда не приходилось, слово директора было законом, поскольку  все крепко держались за свои места. Недовольную сотрудницу можно было без  объяснения причины уволить и сразу поменять  на гражданское лицо.   Немаловажным   фактором  являлась зарплата, которая при выполнении плана, а это стало стабильным  явлением,  равнялась  зарплате  «капитанов-подполковников - полковников», т.е. их мужей, поскольку премия начислялась в марках. Только слаженная работа коллектива помогла мне быстро завоевать авторитет и проводить всевозможные спецобслуживания    без сучка и задоринки.

Бывало, приедут разнозвёздочные генералы из  Москвы на учения, проводимые на полигоне «Планкин», сунут мне на ходу записочку, написанную женой, что надо супругу привести  из командировки, и   отбыли с чистой душой на стрельбище.  Соберу я все эти записочки,  и хватаюсь за голову, потому что там сплошь и рядом заказы: « привезти сервиз, как из прошлой командировки  привёз себе Михаил Петрович» или « привезти пастушка  с дудочкой и девушками», а ещё  лучше - « Ванечке и Ирочке вельветовые брючки».

Вот где была необходима и неоценима помощь  моих заведующих с опытом работы, потому что,  не постесняюсь этого слова «угодить»  проверяющим генералам было не менее важно, чем  на «хорошо»  или « отлично» провести  армейские  учения. Сядем все вместе и каждую записочку внимательно «обсасываем».  Оказывается, последнее время  спросом пользовались  сервизы не «Мадонна» или «Розы», а так называемые ситцевые сервизы, то есть в цветочек, опять в какой по цвету, размеру и на сколько персон; « пастушек с дудочкой»- это  фарфоровая фигурка,  а брючки  для внуков надо  приготовить   всех возрастных размеров.

За сервизами, фарфором, мехами и кожей я со своей приятельницей Олей, работающей переводчицей в ТБП (торгово-бытовое предприятие) объездила всю Германию. Оля добрая, отзывчивая и весёлая хохотушка родом  была из Владимира, этническая немка, разговаривала по-немецки без акцента.  Часто заблудившись на какой-нибудь  трассе ( мы всегда предпочитали более короткий путь по деревенским дорогам, а не автобану), Оля с картой в руках выходила из машины  и  «шпрэхала»  со встречными немцами так быстро,  что они всегда принимали нас за своих. Куда мы только с ней не выезжали за "спецзаказами", чтобы  привезти высокопоставленному генералу товар. Это были  крупные города, такие как Лейпциг, Дрезден, Берлин, Росток, Карл-Маркс-Штадт, Эрфурт и маленькие деревеньки-поселки.

 Сразу замечу, что  Берлин и Магдебург (столица федеральной земли Саксония-Анхальт, основан тысяча двести лет тому назад), мне никогда не нравились, хотя в последнем имеются множество достопримечательностей: императорский собор (Kaiserdom), монастырь Святой Девы Марии (Kloster Unser Lieben Frauen), деревянная башня Яртаузендтурм (Jahrtausendturm). Ее высота составляет шестьдесят метров. Внутри башни расположены выставочные залы и там можно увидеть зеркальный телескоп Ньютона. Среди других достопримечательностей города интерес представляют городская Ратуша, Башня святого Луки, Звёздный мост, Старый рынок. На площади Альтер-Маркт установлена копия памятника Магдебургский Всадник. Оригинал хранится в городском Историко-культурном музее. Ещё имеется великолепный городской парк Ротехорн. Этот парк был разбит еще в конце девятнадцатого столетия и находится на полуострове, на берегу реки Эльбы и совсем недалеко от того места где мы жили, так называемый Херренкруг.

 Но отчего-то   оба города произвели на меня  впечатление «чужих городов», не припекла к ним моя душа. В них  много фабричных серых корпусов и «тяжёлых зданий». Скучные города, за исключением рождественских недель, когда  красочно украшались  витрины магазинов всевозможными героями сказок и ставились на площадях ёлки. На  рождественские витрины  Магдебурского Центрума, обходя его по периметру, можно было любоваться часами!


Я была  влюблена в   маленькие, чистенькие и уютные городки-деревушки.  В них обязательно присутствуют изумительно красивые  домики, небольшие готические церкви,  мостовые  выложены булыжником, а   недалеко от поселения находится  рыцарский замок с несколькими башнями, овитыми плющом – всё это вызывало в моей  душе восторг!  Как вроде побываешь в средневековом княжестве! Мы с Олей обязательно прогуливались по вымощенным улицам деревеньки, а узнав от немцев, о местной достопримечательности,  её посещали. Заходили в магазины, кофейни, кондитерские.... Как жаль, что в то время не было цифровых  кинокамер, заснять  бы всю эту прелесть на память!

Немцы очень бережно относятся к своему историческому наследию: всё находится именно в таком виде, как и несколько веков назад.  От созерцания увиденного разыгрывалась фантазия и в моём воображении   рисовались различные исторические картины.
 
Пример тому небольшой городок Цербст, расположенный недалеко от Магдебурга, где  мне посчастливилось побывать несколько раз.

Представлялось, что именно из этого аккуратного и патриархального  городка ( раньше- княжества),  когда-то неизвестная немецкая принцесса становилась женой русского царя или великого князя.

Там во дворце герцога Ангальт-Цербстского Иоганна, дяди  Екатерины Великой,  подолгу жила  маленькая Фике. Сам дворец был разрушен в годы войны, но  в одном из старинных особняков имеется музей посвященный Екатерине. Вот что пишет И. Соболева, автор интересной книги « Принцессы немецкие – судьбы русские»  о  тамошнем парке: « Парк так неназойливо ухожен, а оттого так естествен, что веришь в его первозданность. И не составляет труда перенестись почти на три века назад и представить, как по этой вот дорожке, плавно огибающей зеркальный пруд, гуляют двое: маленькая девочка и высокий статный молодой мужчина, как увлеченно они беседуют, с каким пониманием и нежностью смотрят друг на друга». ( Имеется в виду российский вельможа Иван Иванович Бецкой, друг и советник Екатерины Великой, а по всей вероятности, и ее отец, который был частым гостем в Цербсте, когда там гостила  маленькая Фике со своей матушкой) ".

Традиция российско-германских династических связей ведет свое начало от Петра I,  который породнил  царевича Алексея и Шарлотту-Кристину-Софию, принцессу Брауншвейг-Вольфенбюттельскую.  А далее пошло-поехало... Достаточно сказать, что в последнем императоре  Российской империи Николае II   только 128 часть крови  была русской, а сам он не стал исключением и  женился  на Александре Фёдоровне (урождённой принцессе Алисе Виктории Елене Луизе Беатрисе Гессен-Дармштадтской).   Немецкие принцессы  внесли в русскую культуру элементы немецких традиций, немецкое отношение   к жизни, немецкий образ мыслей и наши культуры тесно переплелись в первую очередь посредством именно семейных связей.

Отправляясь в поездку, не забывали в  машину бросить матрацы, поскольку однажды, отмахав 230 км и прибыв в малюсенькую деревушку на склад за кожей, опоздав всего на несколько минут,   немцы не стали нас обслуживать. Таковы немцы со своей пунктуальностью: отлично работают, но, извините и минуту не переработают...  До поздней ночи мы просидели втроём (ещё  наш водитель) в деревенском пабе, попивая пиво, и поглощая просто невообразимо огромные порции свиных рулек в горшочках ( одной порцией трое накушаются!), а спали  на сиденьях в машине. Рано утром, не одной минуты позже, ровно в 6 ч.30 мин склад был открыт - таков немецкий порядок и дисциплина!
 
Спецобслуживание в универмаге проходило после окончания всех  военных мероприятий, и, как правило, ближе к ночи. Но не одному человеку из всего коллектива не приходило в голову мне  сказать,  что его рабочее время  закончено.  Завтра этот человек  уже бы не работал.  Не отказывала я себе в удовольствии во время обслуживания, елейным голосочком, так наивно с ехидцей спросить, показывая пальчиком  в генеральскую записочку:
 
-Что же Вы, товарищ генерал, не сказали мне, какой  сервиз привёз себе из командировки Михаил Петрович и какие размеры брюк носят Ванечка и Танечка? Как теперь быть?

 После такого вопроса, сильно опечаливался генерал и тускнел, а вместе с ним  и вся его  свита из штаба армии. Это он на службе генерал, а дома получит от жены  такую взбучку,  что мало ему не покажется, за то, что не привёз из командировки сервиз и внукам брюки.  Сколько раз  я наблюдала, как маленькая, невзрачная женщина «строила» своего мужа в генеральских погонах. Насладишься генеральской растерянностью и как фокусник вытащишь ему из-под под стола сервиз, который точь- в- точь, как у Михаила Петровича. А узнав возраст внуков, точно определишь и размер брюк. Удивляется генерал и спрашивает, как же мы отгадали, какой сервиз ему нужен.

 А моя заместительница, сама жена полковника, очень острая на язычок дамочка ему ответит, что это было намного сложнее, чем из танка по воробью попасть, но мы очень старались, чтобы ему угодить… и ещё пару комплиментов подбросит на счёт его внешности.

 «Да разве такое возможно,- скажет она, многозначительно улыбаясь, - чтобы такому красивому генералу,   мы не расшиблись в лепёшку и не привезли несчастный сервиз (кожу, дивандек, шубу и т.д). Ах, вы уедете, а мы Вас ещё долго помнить будем... такие генералы запоминаются..."

 Расцветёт генерал на глазах и  через плечо бросит свите принести ему (коньяк, шампанское...) он с прекрасными дамами  желает немедленно выпить на брудершафт и в это время может спросить, есть  ли у меня к нему личная просьба. Но как на грех в нашем роду не было  военных, кого можно было перевести в другой округ или  ещё  в чем-то помочь.  Один раз попросила меня бухгалтерша из ТБП перевести сына из Казахстана  в Германию, и уже через два месяца  солдат из своей части  приходил  на ужин к маме домой.

С одной  семейной парой почти нашими ровесниками, мы с мужем здорово подружились, а  их отношения между собой - нежные, уважительные, заботливые, служили для нас и окружающих супружеских пар, примером. Раечка работала у меня в универмаге  заведующей секцией, а её муж Сережа -  служил командиром мотострелкового полка.  Похожие между собой, как брат  и сестра они поженились, когда Сережа учился в военном училище   на первом курсе.  Оба были выходцами из небогатых семей и повидали в своей жизни всякого - разного.  Однажды, смотрю, стоит Раечка за прилавком расстроенная, спрашиваю, что случилось? Оказывается, зам. начальника политуправления армии приехал в  Серёжин полк  и  приказал зам. по тылу   принести ему целый ящик тушёнки. Серёжа  шёл с обеда  и, увидев, как тот укладывает начальнику ящик в машину, заставил его вытащить тушёнку из машины и отнести  обратно на склад. Зам. начальника политуправления весь побагровел от такого «нахальства» командира полка и между ними произошла серьёзная перепалка.  Сережа спокойно ему разъяснил, что  тушенка предназначена  для питания  солдат, и он не позволит никому их обворовывать…  Он, командир полка, сам посещал КЭЧ, зная  досконально, вплоть до лампочек в коридорах, что  полку  необходимо. Мой муж там работал и всегда поражался его осведомлённости... Такое поведение командира, который  дневал и ночевал в полку, не оставалось незамеченным у солдат, которые его любили и уважали. Сережа был военным от Бога: честным, принципиальным, порядочным, требовательным, любящим  солдат и знающим  досконально свою  нелёгкую профессию - защищать Родину! Всегда вспоминаю о нём так: вот, если бы  у нас были все такие командиры, то нашей России были бы не страшны все  армии мира вместе взятые!  После Германии  мы  вместе встретились  в Таманской дивизии, где они служили.. Он там был замом или нач.штаба, уже не помню..  Некоторое время я перезванивалась с Раечкой, Сережа закончил Академию Генштаба, а затем связь между нашими семьями прервалась, они куда- то уехали. Но  Сережу мы  случайно увидели несколько раз  по телевизору: первый раз и давно - на параде 9 МАЯ, когда шла Таманская дивизия,  через некоторое время -  комментирующим крушение самолёта в Иркутске.   Он уже был  генерал-лейтенант и  занимал очень высокую должность  у  Шойгу: руководителем департамента главного оперативного управления  МЧС РФ,  и  в  самый последний раз - он стоял  рядом с Шойгу в гражданском обличье, уже в Подмосковье,  когда тот  стал Губернатором. Он и сейчас,  где-то рядом с Шойгу, мы уверены в этом,  такие  люди  России  нужны, это - не табуреткины..

 Обслуживали мы в своём Универмаге и артистов, приезжающих на гастроли с  театрами и концертами. Со многими фотографировались, а с одной очень известной артисткой, снявшейся в фильме « Тихий Дон»,  мы так понравились друг другу, что очень «хорошо» посидели вечерком, она оказалась очень приятной и незаносчивой особой. До сего дня помню, каким народным и заслуженным  артистам мне приходилось искать товар для их детей и мужей. Эдита Пьеха, например, искала для своей Илоны белый полушубок из козлика... Однажды приехала труппа артистов, походили по этажам, подкупили себе кое-чего, а потом зашли ко мне в кабинет, где  специально для них был разложен товар. Смотрю, все как-то мнутся и посматривают  на Людмилу Чурсину. Чувствовалась субординация, которой среди артистической среды ранее я не наблюдала.  Только когда она стала себе выбирать, подошли и все остальные. Я уже научилась улавливать всякие непонятные взгляды, но только спустя некоторое время распознала загадочность  взглядов тех артистов. Оказывается, Чурсина была замужем за сыном Андропова, а он в это время возглавлял государство.
 
Один раз я все же дала промашку. Во время привоза товара мы приглашали разгружать машины  солдатиков из батальона охраны и обслуживания, а с их прапорщиком Алексеем Петровичем, он  уже в то время был в годах, мы крепко дружили. Этим ребятам я обязательно сохраняла джинсы, кроссовки и ветровки до дембеля, когда они могли их себе выкупить, накопив  достаточно марок.  Однажды, подходит после разгрузки ко мне солдатик и просит после дембеля  взять к себе на работу  грузчиком. Посмотрела я как он ковры 3х 4  метра играючи забрасывает на машину и  дала  своё согласие.    Роман  был родом из Молдовы и с такой запоминающейся внешностью, что женщины увидев его, уже не могли отвести свои глаза.  Рослый, с хорошей накаченной фигурой, густыми каштановыми волосами и карими с маслянистой поволокой глазами, чувственными губами и белозубой улыбкой. Сейчас бы сказали, что у него ярко выраженная мужская харизма и сексуальный вид, а тогда этих слов мы не знали и весь коллектив о нём говорил: «Наш Ромашка-симпатяшка».   Парень был с удивительно покладистым характером, любое поручение выполнял беспрекословно и старался всем услужить. Часто  мы его просили сбегать ближайшую  немецкую кондитерскую за пирожными к утреннему кофе. Наш чисто женский коллектив его искренне полюбил.  Но нормально Роман успел поработать лишь два  или три месяца.  Началось всё с  праздника, который традиционно мы отмечали с нашими немецкими коллегами из магазина «Юнге Моде».  Он находился в самом центре Магдебурга. Мы сотрудничали с этим магазином, и такая дружба приветствовалась на всех уровнях. Я, прежде всего, держалась за эту дружбу, потому что  могла перекинуть им свой товар, осевший в остатках, а у них взять, то, что пользовалось спросом. Немцы нас прогуливали на  теплоходе по  реке Эльба, а мы их приглашали отмечать совместно  наши советские праздники. Перед этим мероприятием, весь наш коллектив дружно садился в офицерской столовой и лепил домашние пельмени, а к столу приносили из дома «кто что может», а  русские  женщины много «чего умеют вкусного».

Национальная немецкая кухня незатейливая и совсем простая. Её невозможно  сравнить с  кухней народов СССР ( а в Германии трудился народ со всех республик) и от принесённого с «мира по нитке»- стол ломился от яств. Ах, каких только изысканностей  собственного приготовления не было за нашим огромным столом!
 
Каждый старался удивить коллег своим эксклюзивным блюдом: белоруска Инна из Гомеля для этой цели приберегала привезенные  из летнего отпуска  натуральную домашнюю деревенскую колбасу и копчёное сало; Люба из Бишкека готовила дома в настоящем казане плов; Тамаре из Москвы удавалось приготовить  салат «оливье» и подходящий под  современное название  «греческий». Кто-то приносил маринованные помидоры, огурчики, грибы. На столе был даже настоящий русский ядреный хлебный квас. Я же почти всегда приносила собственного засола форель, привезённую мужем с рыбалки в горном озере горах Гарц.

Из немецкой бройлерной расположенной  в самом центре Магдебурга и недалеко от места пересечения пяти улиц, поэтому называемого «Пять углов» покупали для стола  зажаренных до хрустящей корочки, ароматных с дымком кур.

Короче,  глянешь на разноявственный стол и от аромата и изобилия можно подавиться  собственной слюной.


 От нашего  гостеприимства, хлебосольства, умения веселиться немецкие коллеги были без ума, и вовремя закончить мероприятие  было практически  невозможно, поэтому гуляли, как правило, до утра.  Это у себя в гаштетах они пьют  маленькими рюмками называемыми  дупелями( вмещает  40гр, т.е две дозы по 20гр, по- немецкие   doppeln- двойной),  ну а разве  бывшие граждане Советского Союза могут такими дозами баловаться?  Конечно же, нет!


Только в самом зародыше нашего культурного сотрудничества немецкие коллеги  не понимали  наши застольные традиции, а затем уже сами просили нас не оставлять " зло в стакане", " после первой не закусывать" и   обязательно " выпить на посошок".  А когда начинались танцы, наступало такое, что можно охарактеризовать  лишь одной фразой: «народ  к разврату собрался».

 Первыми приходили скучающие дома без жен мужья; потом садились  за стол офицеры и знакомые моих знакомых, земляки, соседи и ещё всякий  люд,  все со своим алкоголем в основном русским (немецкая водка дрянь ещё та!), халявщики не  приветствовались. Бывало, что только отметим «праздник», а народ уже обращается ко мне  с вопросом, когда предстоит следующее мероприятие, ждали с большим энтузиазмом погулять на официальной основе. Начальство было  хорошо осведомлено о наших гулянках с немецкими друзьями, но ни разу мне не было сделано замечание или предложение прекратить  " дружбу".

 Так вот: наш новый рабочий оказался ещё и хорошим  танцором, приглашал молодых немок на танцы.  После вечера он отправился провожать  немецких коллег, а утром на работу не явился. И это было только началом любовных похождений нашего симпатяшки.  Прогуляв полдня или опоздав утром на работу, он прибегал ко мне в кабинет и слёзно умолял его простить, но, увы...  через день все повторялось. Немки со всего Магдебурга ожидали его на КПП после работы,  и он с двумя или тремя уходил в ночь.  Через некоторое время его вызвали в особый отдел, провели с ним «беседу», но немки его не оставляли, они липли к нему, а он был добродушным парнем, и   советское- немецкое сотрудничество  в этом плане все крепло и крепло... Надо  отметить, что  офицеры из особого отдела мне были симпатичны...  Все как на подбор интеллигентные,  начитанные, эрудированные, как правило,  знающие несколько иностранных языков и  с приятной наружностью. Они практически не носили военную форму, а  ходили в модной  гражданской одежде, этакая «белая кость»  среди военных.  Их жены были под стать им... Я их всех хорошо знала по одной простой причине: немцы любили чешское пиво, венгерское салями и всякое другое, которое  специально для «особистов»  я  оставляла.

Так, вот продолжу... Опаздывать  и прогуливать после «беседы» с особистами наш красавчик перестал,  видимо, здорово его там  напугали,  но приходя вовремя на работу, он заваливался за стеллажами спать, а  спал он мертвецким сном. Иногда его храп был слышен  даже в торговом зале.  Сложилась печальная ситуация: рабочий есть, а разгружать- погружать машины приходилось женщинам. Выспавшись, просил у всех жалобно прощение, угощал продавцов сладостями за то, что они выполняли его работу,  а они выпытывали у него, чем он ночью занимался, хотя знали прекрасно чем... Любопытство всех просто разжигало. « Ну, рассказывай,- говорили ему, - чем ты ночью занимался,  а то  дрыхнул без задних ног, а мы за тебя машины разгружали?»  Он, сильно смущаясь, опустив свои красивые глаза и заливаясь краской,  рассказывал, и хохот от его  повествований стоял неимоверный.   Я ему не верила, думала, что парень  фантазирует, слишком всё было неправдоподобно.  Воспитанная  на устоях и традициях  Средней Азии, все его рассказы не укладывались у меня в голове. Однако, очень скоро нашего  симпатяшку  выдворили из Германии  за   24 часа, а когда пришёл офицер из особого отдела и мне рассказал, что  Роман имел групповой секс в сауне с пятью немками одновременно, то поверила всем его историям и ужаснулась.   Вообще, немки, очень раскрепощённые в  сексуальном плане, а наши деревенские жители выразились бы  более конкретно:  слабые на передок...

  Мой муж, трудился в КЭЧи и по своей работе близко контактировал с семейной парой: Урзулой и Томасом. Они нас пригласили в гости  к своим  друзьям в Лейпциг, и  по дороге Урзула, так спокойно рассказывает, что Томас провел накануне ночь с другой женщиной. В этом она не видела ничего особенного и винила себя, мол, было бы ему с ней хорошо, он к другой женщине не ушёл. Томас при этом сидел за рулём и похотливо ухмылялся,  видимо, вспоминал хорошо проведённую ночь, а мне так и хотелось его сзади двинуть по башке, чтобы перестал лыбиться…

 Все  эти  истории не укладывались в моей голове, как и их коллективные походы в «семейные сауны», где совсем незнакомые между собой  мужчины и женщины  вместе парились голышом,  большое количество нудийских пляжей,  раскованность в сексе, а вернее, быстрая уступчивость женщин на близость с муж чиной. Менталитет русской женщины, да еще воспитанной  в  советский период, когда  почти все мы были  закомплексованные  и    зажатые этого не принимал и не понимал... Не понимала я, хоть убейте меня, хоть четвертуйте: ну зачем немцы моются в этих «семейных»? Есть ведь бани,  разделенные по половому признаку - иди и    парься в своё удовольствие! В Германии я подсела  на парилку, бассейн, которыми сильно увлеклась уже и дома.

 Хотя в Германии только ленивый не изменял своей половине. Гуляли все: офицеры с гражданскими,  служащие со служащими… А  как иначе, если муж или жена приезжает по вызову только спустя полгода. Все молодые, гормоны   бушуют, женщины свободны от детей и домашнего хозяйства, поэтому есть время привести себя в порядок и закрутить головокружительный роман, который  будешь потом вспоминать всю  жизнь. Но это были действительно романы, а не быстротечный  секс с понравившимся мужчиной…

  И пусть на меня не обижаются мужчины других профессий, сейчас я напишу  оду советским офицерам! Как я уже писала, что отправилась на работу в Германию сугубо гражданским лицом. Ранее смотрела художественные фильмы и думала, почему  дореволюционные барышни, графини и всякие заграничные леди так часто бросают своих титулованных,  богатых мужей и сбегают от них к небогатым  офицерам...

 Сколько романов написано на эту тему!  И только в Германии мне стало понятно: эта каста мужчин-воинов кардинально отличается от  своих гражданских собратьев. Еще Антон Павлович Чехов, делая различие между мужчинами, писал: “Настоящий мужчина состоит из мужа и чина”. 

Несмотря на то, что они беспредельно преданы своему военному чину, который   забирает у них всё время, это племя мужчин, изыскивает любыми усилиями возможность увидеться с возлюбленной. Они способны сорваться среди ночи из самого дальнего полигона, на один-единственный час к желанной женщине,  лишь для того, чтобы  её поцеловать  и сказать, что сильно соскучился,  а потом прыгнуть в машину и гнать её  на всех порах назад! Военные обладают настоящими мужскими качествами: силой духа, интеллектом,  с ними есть о чём поговорить,  умеют ухаживать за женщиной, а любят страстно и самозабвенно. При любых внешних природных данных, они с первых минут общения умеют очаровывать женщину, порой каким-то мистическим образом. Такие качества, как уверенность и убеждённость во всём, что они говорят и делают, никакой растерянности и  сомнений в любых обстоятельствах, покоряют женщину, сначала вызывая у неё интерес к своей персоне, а потом и более глубокие чувства. Часто женщина понимает, что,  возможно, ни о чём серьёзном речи быть не может, её избранник или они оба несвободны, но эмоции настолько сильны, что это... не имеет никакого значения...

« Как мало тех, с кем хочется мечтать!
Смотреть, как облака роятся в небе,
Писать слова любви на первом снеге,
И думать лишь об этом человеке…
И счастья большего не знать и не желать».
Э.Асадов)

Хочется наслаждаться каждой минутой, находиться рядом, причём это, может быть, не  обязательно секс, а самое банальное общение. Хочется быть слабой с этим сильным мужчиной, быть им ведомой,  а про себя думать: даже если у него нет сильного чувства ко мне, пускай… «пускай все сон, пускай любовь – игра. Ну что тебе мои порывы и объятия, на том и этом свете буду вспоминать я…» До последнего вздоха  не выбраться из своих воспоминаний и будешь помнить пока не уйдёшь в мир иной своё греховное падение в бездну под названием любовь: влюблённые глаза, нежные руки, горячие губы и обжигающее дыхание... Прожитая жизнь без этого прекрасного чувства-  это как лето без солнца,  зима без снега, а небо без звезд! «Всегда кажется, что нас любят за то, что мы хороши. А не догадываемся, что любят нас оттого, что хороши те, кто нас любит». (Л.Н. Толстой).

О любовных историях можно написать целую книгу. Однажды приходит ко мне военный начальник среднего ранга и просит привезти ему   необходимую вещь. Я его направляю к заведующей секцией, она чаще меня бывает на торговой базе. Через несколько минут женщина прибегает и вымаливает у меня согласие отпустить её до конца рабочего дня.  Спрашиваю: «Куда тебе Люда требуется отойти средь белого дня?»  Оказывается, с новым знакомым посидеть в отдалённом  гаштете за городом. Смотрит, так, жалобно и умоляюще, что отказать у меня не хватает сил. Таким образом, только что на моих  глазах рождается новый  роман. И бесполезно Людмилу спрашивать, отчего  и почему  она соглашается с непредсказуемыми последствиями для своей семьи поехать с малознакомым мужчиной, чем вызван  к нему такой  интерес.   Она и сама не знает ответа на этот простой вопрос, это не объяснить логикой, «химия в мозгах» действует на уровне подсознания…

Работа в Германии научила меня  житейской мудрости: прежде чем  что-то сказать, я взвешивала каждое своё произнесенное слово, особенно это касалось жён армейской элиты…  Ведь в зависимости от чина, занимаемой  мужем  должности и жена  требовала  себе привилегий. Ох, и насмотрелась я всякого!  Это про некоторых  высокопоставленных мужниных жен  прекрасно сказал Хайям: " Чем ниже человек душой, тем выше задирает нос. Он носом тянется туда, куда душою не дорос!"

  Почти  каждой генеральше надо было внушить, что  она  единственная и  неповторимая, а весь коллектив  универмага именно её обожает, безмерно рад её видеть и  услужить…  Мои мозги постоянно работали на полную мощность для правильного  выбора всякого рода решений,  чтобы от рядового  солдата, до столичных генералов  все были довольны работой  нашего универмага… В конечном итоге  я  этого добилась. По правде сказать, иногда  меня бесила  бестактность некоторых  дам, которые глядя  мне  прямо в глаза,  бесцеремонно делали заказ  «мне надо точно такую, как одето на вас».    Тогда подавляя своё возмущение, приходилось объяснять, что эта вещь  привезена мне  из Потсдама, где на немецкой базе трудилась моя приятельница,  и она мне, действительно, много вещей  оттуда привозила.  Приходилось быть гибкой, где это было необходимо и «проявлять характер», когда это требовалось.  Однажды ко мне с необычной просьбой обратился военный прокурор: надо было его жене, которая недавно к нему приехала  тактично подсказать, что  в Германии стиль женской одежды совершенно иной,  нельзя выглядеть «белой вороной» на фоне сдержанных немок.

« Я, надеюсь, что у вас получится, - сказал он мне в приватном разговоре,- вы найдёте нужные слова, чтобы  убедить  жену сменить свой имидж, я не могу с ней  никуда выйти за пределы части, пальцами  на неё  немцы показывают, а меня она не слышит». «Вот это да,- возмутилась в душе я,- муж не смог, а я что?» На следующий день он привёл свою жену. «Мда…-подумала я, только взглянув на даму,- он абсолютно прав, будешь оглядываться на это чучело: золото навешано как на новогодней ёлке, причёска «бабетта» с начёсом,  высоченная норковая шапка и самопальная дублёнка с бахромой на воротнике и обшлагах...» Познакомил прокурор меня с женой и ушёл, а я ей предложила попить чайку с вкусными немецкими пирожными. За чисто женской болтовней  я  ей рассказала, что  вчера были артисты из театра Советской Армии, сделали заказы и у меня «случайно» остались эксклюзивные  вещички как раз её размера…Кроме того,  предложила даме купить элегантную кожаную курточку, которую оставила якобы для себя, а также заказать в нашей швейной мастерской модный  брючной костюмчик. Пообещала познакомить с парикмахершей… Короче,  на следующий день мы с коллективом в обед пили чай с    шикарным тортом, презентом от прокурора, а с его женой  в дальнейшем остались  в приятельских отношениях.  Она  часто ездила в Киев, и я с ней передавала для своих родственников небольшие гостинцы.

 Глава 7.  Краткая история  Душанбе

«Таджикистан, прекрасен ты зимой - когда  покрыт пушистым
белым снегом.
Весной - когда цветут сады, холмы и даже небо!
И летом - в знойную жару, когда укрыться можно лишь в тени твоих деревьев, стоящих у брегов прохладных горных рек,
И осенью- когда базары ломятся от фруктов, и запах Родины помню я на век! (Автор- GuestАЛЬБИ)

Вот с таким жизненным багажом    я прилетела в Таджикистан: уезжала из него наивной девчонкой,  а приехала умудрённая жизнью   женщина.

  Здесь будет уместно познакомить  читателя с  интересной и познавательной информацией о Душанбе.

В III,   возможно, даже в IV веках до н.э. на берегу реки Душанбинки появился античный город, который возник из кишлака, где по понедельникам (душанбе на таджикском – понедельник, от этого   произошло название города), на перекрестке дорог организовался крупный базар.

 Первое письменное упоминание  о кишлаке Душанбе встречается в конце 1676 года. Центром общественной жизни кишлака, а потом раннего города был караван-сарай (перс, буквально – дом караванов) – постоялый двор на торговых путях Средней Азии.  Караван-сараи известны с древности и широко распространились  в связи с ростом городов и усилением транзитной караванной торговли.

Душанбе находился в составе Бухарского Эмирата  и в 1920 году последний бухарский эмир прятался в этом городе, а 1922 году бежал из него в связи с наступлением Красной Армии.  В этом же году  город перешёл под власть большевиков и был провозглашён столицей Таджикской Автономной Советской Социалистической Республики в составе УзССР, а в 1929году республика была выделена в Таджикскую ССР.

Душанбе расположен  в густонаселённой и плодородной Гиссарской долине, на высоте 750—930 метров над уровнем моря. Площадь — 125 км. Через город с севера на юг протекает река Варзоб (Душанбинка или Душанбе-Дарья), питающая искусственное Комсомольское озеро в центре города, а с востока на запад — Кафирниган. К северу от города находится Варзобское ущелье — в нём сейчас расположены многочисленные базы отдыха, а во время  СССР – пионерские лагеря. Красота природы, окружающая лагерь поражает своим великолепием: скалистые горы, бурная холодная река, плодовые деревья - абрикосы, фисташки, инжир, тутовник, груши...  Фруктов объедались за смену «от пуза». Бывало, в лагере « Явроз", где мы часто проводили лето,  нырнешь в ледяную речку и сразу на горячий огромный камень-валун, а там несколько змей греются на солнышке, которых просто  смахнешь палкой и прыгнешь на их место.

Сейсмичность  республики довольно высока и по нормам строительства в советское время оценивалась на уровне 7-8 баллов. Душанбе и сейчас очень часто «трясет».

Климат субтропический внутриконтинентальный, несколько смягчается горным положением города. Лето в Душанбе длительное и очень жаркое, осадки редки. Зима сравнительно короткая, вследствие стока влажного воздуха в зимний период  сопровождается обильными осадками, чем отдалённо напоминает средиземноморский климат. Бывало, что снег за ночь выпадает на 20 см, деревья  утром стоят с прогнувшимися ветками под снеговыми шапками,  однако, уже к вечеру  снег   таял,  и весело побежали ручьи… Весна дождливая и относительно затяжная, с частыми грозами.

 Выражены сухой (июнь-октябрь) и влажный (декабрь — май) сезоны. Средняя температура января — 1°С, июля — 28 °С. В отдельные дни  летом   температура  поднимается до 42- 45  °С.


 Глава  8.  Моё сердце остановилось...   

«…А что еще надо для нищей свободы?
Бутылка вина, разговор до утра…
И помнятся шестидесятые годы –
Железной страны золотая пора».

( Автор - Евгений Блажеевский).

После приземления в Душанбинском аэропорту и  выйдя из самолета на трап, я сразу почувствовала, что дышу воздухом Душанбе! На меня дыхнула такая нестерпимая духота, как вроде я вошла в  душную сауну!  Вот она среднеазиатская погода, от которой я уже основательно отвыкла, но  здесь от неё  никуда не денешься...  Сухой и горячий воздух был абсолютно неподвижен! Ни тебе ветерка, ни малейшего трепета воздуха,  а взглянув на кроны деревьев,  было заметно, что они замерли  в полной неподвижности.
 
  Получив в аэропорту свой   багаж,  по невыносимо палящему  зною я отправилась на стоянку такси. Затем  поехала в военкомат, где  без проблем мне поставили  печать в документах. Теперь я была полностью свободной. Опять на такси я добралась на свою улицу Лахути, но  когда  мы подъехали к моему переулку,  я  попросила водителя остановить машину.   По  своей родной улице мне хотелось пройти пешком...
 
Представьте  такую картинку... День клонится к вечеру, но еще ослепительно светит южное солнце.

Я медленно бреду, изнемогая от невыносимой духоты, таща за собой модную тележку на колесиках за которой, клубится столб  пыли.   Я жадно всматриваюсь во всё  вокруг и  это- ВСЁ  в реальности  не похоже на то, что сохранилось в моей памяти. Родная улица оказалась узенькой  и страшно пыльной ( совсем как в далеком детстве, но я об этом забыла), а все вокруг смотрелось захудалым, бедным и вымершим... Улица странно пустынна, а раньше  здесь было полно играющей ребятни.  У одного из заборов  на корточках, сидели два оборванных мальчугана, тараща с любопытством огромные глаза на незнакомого человека.   Откровенно говоря, я прибывала в смятении, увидев перед собой, столь удручающую картину.  Вдруг поймала себя на мысли, что еще  в прошлое воскресенье, я разгуливала,  по ласкающим глаза чистеньким улицам немецкого   Магдебурга- рассматривала красивые витрины  магазинов, сидела в кафе центрума и наблюдала, как незакомплексованные  герры и фрау, одетые в  шорты и откровенно открытые топики, наслаждаются цивилизованной жизнью.   А спустя неделю, обливаясь потом, на другом конце земного шара,  я бреду  не ведая, оправдаются ли мои ожидания от этой поездки. Встречный  пожилой таджик, завидев мой  прикид( обычные льняные брюки и белая футболка), останавливается,  вскидывает на меня глаза, громко причмокивает губами и произносит: «Откуда приехаль?» Сразу аксакал догадался, что  я приезжая... Я ему не отвечаю и, опустив низко голову, грустно продолжаю свой путь. Мне страшно хочется пить, но вода в пластиковой бутылке закончилась, а ещё больше  мне хочется встать под холодный душ, чтобы смыть с себя этот липкий пот...Я умираю от зноя и духоты... и глубокого разочарования. Грубо начинаю  себя ругать, что  по  ностальгическому капризу  отмахала несколько тысяч километров, чтобы появиться в этой дыре  и увидеть перед собой столь безрадостную картину...  Принесло меня...  лучше  бы полетела к брату в Одессу, уже  б  в Черном море  плавала... Так приблизительно я думала...  Но лишь издали увидев крышу своего  дома, мои  мрачные мысли улетучились, а сердце радостно забилось: я поняла, что  вернулась домой,  чтобы побывать в тех временах, когда была здесь  счастлива.   Я вернулась в свое детство и юность, я приехала на  Родину. Ради этого мгновения мне стоило приезжать!

 Подойдя к своему дому, один в один  повторилась картинка, преследовавшая меня ночами в  навязчивом сне: я  стала выискивать в деревянном заборе хоть какие-нибудь  отверстия,  чтобы заглянуть во внутрь.  В небольшую щелочку   увидела, как   по двору ходят теперешние  хозяева  – таджики. Меня заметили, и ко мне вышла  хозяйка, а узнав, что я раньше  здесь жила, пригласила пройти.   Еще она мне поведала, что когда они покупали дом,  то соседи-татары сказали, что раньше в нём жили  старики, которых из-за   порядочности и набожности  можно отнести к святым.

В этот момент  я поняла, что вместе с человеком исчезает его плоть, голос, смех, но он  живёт до тех пор, пока его помнят...  Смерть  забирает людей, но не память о них...   Окружающие   люди продолжают  помнить   добрые дела и поступки тех,  кто их совершал. Бесследного исчезновения не существует...
 
 Я зашла во двор дома, где прошло моё счастливое детство.  Боже мой, как вокруг  было всё до боли знакомым: вот виноград, посаженный вместе с дедушкой братиком Виктором;  вот здесь под накомарником стояла  огромная железная кровать, на которой спали всё лето; тут дымил  примус, а рядом на заборе висел алюминиевый рукомойник. Все казалось крохотным,  в сравнении с тем, что сохранилось в памяти:  двор, домишко,  сад, сарайчик...  В те времена  вся наша жизнь проходила во дворе под  тенистым виноградником: готовили пищу, кушали, стирали, играли  и даже спали.  Кроме виноградника в  нашем маленьком саду,  росли плодовые деревья: груша, вишня, тутовник. Тутовое дерево или шелковица имеет вкусные, сочные плоды, внешне напоминающие малину или ежевику, и мы  подбирали их прямо с земли. Своей известностью тутовое дерево обязано производству шелковых тканей в Китае: листьями растения питаются гусеницы, которые дают тончайшую шёлковую нить высокой прочности.
 
Даже находясь в тени виноградника, я никак не могла  отойти от удушающего зноя и духоты, а  со лба на глаза скатывался ручьём пот. «Как люди живут в таком жарком климате, это же  невозможно!»- подумалось мне, и тут же поинтересовалась, не знают ли хозяева,  сколько сегодня градусов. Ответ меня нисколько не удивил:  + 42!  Жара была как в бане!
 
 У нынешних  хозяев, как и у нас во дворе стоял стол, где лежала разрезанная на куски   огромная дыня и я почувствовала её чудесный аромат, который воскресил в памяти дни далёкого детства.  Как видение передо мной нарисовалась  сцена из моей далекой жизни: дедушка- Николаев Григорий Никонорович с  седой бородкой и внешне очень похожий на позднего Тургенева, бабушка-  Черняева Анастасия Даниловна, подвязанная белым платочком на узелок под подбородком, обуглившие от загара братья Виктор, Сергей  и я –   очень худая светловолосая девочка... Все сидим за столом  вокруг дыни или арбуза ... Часто наш  ужин состоял именно  из дыни или арбуза, и я до сего дня  ем их с чёрным хлебом ...осталась привычка с детства. Никогда в своей жизни, таких сочных, ароматных, сладких  и вкусных  дынь, какие были в Душанбе, я больше  не ела!


 Каждое лето моя любимая тётушка Нина с мужем Николаем Левченко, этническим украинцем, человеком беспредельно добрым,  приезжали  в отпуск из Германии, и у нас начиналась совершенно иная жизнь. Вечерами взрослые, под аккомпанемент  дядиного  аккордеона Stradella, привезённого из Германии, устроившись в тени виноградника, пели необыкновенно красивые и мелодичные песни, а мы, маленькие дети, слушали их с восхищением. Я до сего времени слышу  голоса любимых мной людей, задушевно выводящих: «Вот кто-то с горочки спустился», «А годы летят», «Мишка»,  «Московские  окна», «Если б гармошка умела»,  «Что ты нос повесила»...
 
 В эти  счастливые вечера, сидя рядом со своими родными, думалось,  что так будет  всегда,  они  никогда не умрут, и моё счастье будет длиться вечно!  Господи, даже по прошествии стольких лет у меня щемит сердце и встаёт ком в груди, когда я это всё вспоминаю!

  Надо отметить, что на примере своих  родных у меня сложился определенный стереотип отношений между мужем и женой: я не слышала, чтобы они когда-то ссорились между собой или даже разговаривали на повышенных тонах,  принимали все решения сообща, а  затем «дули в одну дуду». Уважение  и забота,  уступчивость и поддержка друг друга- это те самые  вещи, которые должны быть в семейной жизни.  Дядя Коля имел самую обычную внешность, но это был настоящий Мужчина во всех отношениях и прежде всего в поступках: великодушный, добрый, заботливый, умный, щедрый, честный, а свою жену называл не иначе, как  только Ниночка или Нинуля. Заложенное в детском  подсознании  представление,  каким должен быть  Мужчина, наложило  в дальнейшем   отпечаток на  мой  выбор спутника, поскольку этот необыкновенный человек служил для меня эталоном. Всех своих будущих кавалеров я «строила» под дядю Колю, не осознавая, что дядюшка был «штучным товаром», таких мужчин  практически в современном мире не осталось. Моя тетушка умело управляла мужем, но для всего окружения, именно он являлся главой семейства. «Как Коля скажет...»- часто повторяла она, хотя  мы знали - «Коля скажет то, что Нина  подскажет». Забегу вперед и скажу, что в любви и понимании они прожили до конца своей жизни. Дядя демобилизовался и они осели в маленьком городке Белгород-Днестровский  Одесской области, куда я часто наведывалась  к ним  в гости.

 ...Впоследствии мой жизненный опыт привел  к убеждению, что и сама женщина должна здорово потрудиться над тем, чтобы запустить механизм  « обожания ею» и тогда мужчина уже не  сможет представить свою жизнь  именно без этой женщины, другие ему попросту  будут  не нужны...

...Хозяева разрешили  мне пройти в дом. Боже мой, сердце моё остановилось, когда я вошла внутрь!  Там всё было перепланировано, перестроено, но  легко узнаваемым.  Когда-то вдоль стен стояли наши кровати и, погружаясь в сон, нанырявшись  на Комсомольском озере или  с моста в речку Душанбинку, перед сном мы  не забывали  прокричать:« Бабушка прости, дедушка прости».  Как это давно было, а я и сейчас слышу в своих ушах любимые голоса,  звучавшие нам в ответ: « Бог простит, прости и меня»  и  мы тут- же проваливались в сон.
 
 Рядом с кроватью стоял стол, за которым мы делали уроки. Наши тетради никто не проверял, и только иногда у нас  интересовались, сделали ли мы уроки.  Наша  средняя школа №6 им. Крупской была недалеко от дома и мы  с первого класса ходили  в школу одни, нас никто не провожал, впрочем, как и  всех наших одноклассников, тогда этого ещё не было принято. Мои два брата  учились только на  отлично, я- похуже и все трое получили высшее образование. Сделав  уроки, отправлялись  на улицу,  озеро или речку, «нагуляв» за знойное  лето  красные от нескольких  сползаний  кожи носы, цыпки с коростами на ногах, а чёрными  были как жители государства  Конго. Земля и асфальт были горячими как раскалённая сковорода, но мы с мая по сентябрь ходили босиком…Удивительно. Спроси сегодня современного ребёнка, что такое цыпки, он наверняка не ответит, а для нас это была большая проблема, потому что кожа от них сильно трескалась и болела.

Когда мы уж очень сильно шалили, дедушка брал в руки плётку и  хлестал нас по спинам и задницам без выяснения  виновных. Никогда мы на его не обижались и не высказывали  своего недовольства. 

Если  хотя бы на мгновенье, я  смогла   увидеть не во сне, а наяву дорогих моему сердцу  людей, я  обязательно  встала  перед ними на колени и поклонилась  до земли.  Я бы  попросила прощения за себя и своих братиков: за  наше непослушание и обман,  шалости и баловство,  неповиновения и огорчения, которые мы приносили. Я бы сказала: « Спасибо   за всё, что Вы нам дали и сделали для нас!» Мир моего детства разительно отличается от  мира детства сегодняшних деток , но другого детства, я  себе не желаю.


 От нахлынувших на  меня воспоминаний,  я стояла в своем бывшем дворе и еле сдерживала себя, чтобы не разрыдаться. Комок стоял в груди, когда я поблагодарила хозяев и покинула  теперь уже их дом, а затем направилась к нашим соседям.
 
 
 Там, наконец, обнявшись со своей подругой, я  не стала себя сдерживать и  разрыдалась.  После первых эмоций, мы  сидели на открытой веранде и болтали обо всём понемногу, то и дело, перескакивая с одной темы на другую... Как обычно бывает  после долгого расставания, наши глаза  оценивали друг друга внешне,  и каждой хотелось узнать, как подруга прожила эти годы...
 
 В сущности, прошло  двенадцать  лет, как я уехала и  во время нашей встречи мы были  в «самом женском соку», однако,  глядя на Фаю,  было заметно, что она изменилась...

Сколько помню себя, всегда со мной рядом была  Фая…Моя подруга когда-то с  броской,  красивой внешностью, шикарными длинными волосами как-то неожиданно  «потухла». Нет, она по-прежнему продолжала оставаться привлекательной женщиной, но вместе с тем в ней произошли перемены.  В её облике чувствовалась бесконечная усталость... Красивые Фаины глаза, как  раньше, не разлетались на мелкие весёлые искорки, а вяло смотрели на окружающий мир. Теперь сверстники вряд ли оглядывались ей вслед и не давая пройти, цепляясь за руки, желая  познакомиться…  Я подумала, что в жизни у неё складывается что-то не так,  ведь  внешний вид женщины во многом зависит от жизненных условий и обстоятельств, ухоженности, одежды и даже  настроения… Любую женщину может сделать  неотразимой, находящейся с ней рядом мужчина… Любую!  Недаром гениальный Пушкин сказал:«Все женщины прелестны, а красоту им придает любовь мужчин!»
 
 И точно, поделившись своими женскими тайнами, Фая  рассказала,  что у неё не совсем удачный брак, работает медсестрой в больнице, воспитывает сына с необычным именем Марсель.  Я подумала, что за  свою жизнь женщина совершает тысячу необдуманных шагов, но ошибка в выборе  спутника может изменить  всю её жизнь.  Удачный  выбор мужа - принесет  счастье,  а неудачный - поломать   жизнь! Этот выбор зависит только от самой женщины, а все придуманные обстоятельства, лишь оправдание  своему  решению.  «Кому нравится арбуз, а кому — свиной хрящик, никто никому не указчик!»
 
Ну уж если опростоволосилась в своём выборе,  то надо просто отпустить  мужчину, который делает тебя несчастной, не держаться за него,  как утопающая за соломинку, всё равно  ничего хорошего из этого не выйдет...Никакая мораль не должна заставить женщину  продолжать жить с  человеком, который стал абсолютно не похож на того, за кого выходила когда-то замуж!
 
  Самое глубокое заблуждение женщины - он изменится! Как бы цинично ни звучало, лучше  вовремя пожелать своему неудачному выбору счастливого пути: « Иди,  Вася-козел, на все четыре стороны  и поищи себе другую дуру!»  Достойного мужчину, женщина никогда не оставит, потому что мужчина для женщины, это- почти все!

 Почему мы уходим, бросаем мужчин?
Не уходим мы просто, без всяких причин!
Не бросаем заботливых, сильных и нежных.
Не бросаем весёлых, мятежных, верных и    любящих нас...
Не важна нам фигура и цвет ваших глаз!
Мы уходим от тех, кто тиран и слабак.
Инфантильный, зануда, тупица, дурак.
Мы уходим, когда разлюбили и скучно
Когда вы изменяете нам равнодушно!
Не уходим мы просто, без всяких причин.
Никогда не бросаем достойных мужчин!

Мы с моей подругой были совершенно разные по складу характера, но эта разница абсолютно не мешала нам крепко дружить. Фая немного  замкнутая в общении, я же,  наоборот,  легко вступаю в  контакты,  была с самого детства  в любом обществе  лидером и вся моя трудовая деятельность связана непосредственно с общением, с людьми.  Две  противоположности: интроверт и экстраверт   отлично  уживались между собой,  дополняя друг друга.
 
 Детьми мы играли в «домики» в зарослях  кустарника, которые по окружности покрывали пространство двора напротив, где жили три сестрёнки Бацман - наши  общие подружки. Там мы прятались от зноя, дождя, закручивая в  разноцветные лоскутки свои куклы, «варили»  в игрушечных кастрюлях еду из песка и лютиков-цветиков. В наши «домики»  можно было попасть только детям, при этом  следовало   хорошо пригнуться и протиснуться  внутрь.   Там в тени  и прохладе густого  кустарника протекала  целыми днями   наша детская  жизнь...
 
 Когда мы чуть  подросли, то сразу начали хлопотать по домашнему хозяйству: готовить еду,  стирать, убирать,  делая  женские дела для своих семей всё  играючи и в охотку.  Бывало,  с раннего утра, сходим  вместе  на базар, купим там всё необходимое, а  потом, сговорившись, начинали  готовить совершенно одинаковые блюда: плов, баклажаны, фаршированный перец, борщ…
 
  Повзрослев, мы вместе знакомились со своими ровесниками. Великое множество ребят цеплялось к нам везде, но, кроме  дружбы, легкого флирта, ничего лишнего  не позволялось.  Мы просто встречались со сверстниками, вместе  ходили в кино, купаться на озеро, а когда на Душанбе опускались сумерки, гурьбой  прогуливались по местному Бродвею. Мальчики и юноши моего детства здорово отличались от нынешних своих  ровесников: они никогда не произносили в нашем присутствии бранных и пошлых слов,   сами интересовались и много нам рассказывали об устройстве окружающего мира, вселенной, звёздах, планетах... Ребята обладали более глубокими познаниями в этом направлении, а мы их знакомили с прочитанными  произведениями писателей, поэтов.  Говорили буквально обо всём, но деликатно обходили отношения между полами. Мы не могли себе  вообразить, что до официальной регистрации можно жить с мужчиной  «гражданским браком», поскольку обе воспитывались в уверенности, что потерять  невинность до брака-  грех. У Фаи была семья - мусульманская,  у меня - религиозная.

 Наш задушевный разговор  с подругой коснулся всего понемногу: вспомнили босоногое детство,  перескочили на юность, затем вспомнили, как каждое воскресенье  ходили мыться  на пивзавод, благо наши дома стояли напротив.  Фаина мама  работала мастером в пивоваренном цеху и, выйдя из душа, разморенные от купания,   работницы цеха  приносили  нам  прямо в ведре свеже-сваренное, почти ледяное из холодильника пиво, которое из-за отличной  душанбинской воды (благодаря таянию ледников снабжающие реки в Таджикистане очень мягкая вода) было великолепным, с насыщенным ароматом ячменного сусла. Позже в Германии, я пробовала множество марок немецкого и чешского пива, но душанбинское как мне казалось, было намного лучше…

Фая со мной поделилась, что она и все её окружение: знакомые, друзья, сослуживцы мечтают уехать из Душанбе, жить становится   сложно, начались открытые притеснения русскоязычного населения, и кто может уже покидает республику.
Русские потихоньку уезжали...

Глава 9. Среднеазиатский рынок

Разве   могла  я уехать из города, не побывав в  самом  шумном, пёстром и многолюдном, передающим  незабываемый  колорит Средней Азии месте: базарах( по-таджикски- "бозор")?

 В Душанбе их два: "Путовский рынок" и  "Зеленый базар". Оба рынка были уже модернизированы, появились современные крытые павильоны, но все же  еще  они оставались   среднеазиатскими  рынками:   изобилие дешевых фруктов и овощей зашкаливало, торговцы зазывали откушать всевозможные овощи-фрукты, пахло  горячими лепёшками, разносимыми   пронырливыми  продавцами горками на своих головах, дешёвые  закусочные  предлагали почти даром плов,  шашлык, чебуреки, лагман, самбусу...  На прилавках лежали огромными грудами самые вкусные помидоры, которые только существуют в природе: крупные, малинового цвета, мясистые, маслянистые, сладковато-кислого-помидорного вкуса... А синими до черноты  блестели бочками на солнышке баклажаны, называемые в народе «синенькие».  В Душанбе готовят  из них великое множество блюд: квасят с чесноком и укропом просто жарят на сковороде с луком, делают баклажанную икру, тушат с помидорами и сладким перцем... Вы себе не можете представить, мой читатель, что  душанбинским пловом невозможно наесться и рис для его приготовления тоже продается на базаре. Предлагают торговцы  множество сортов риса, насыпанного на прилавки большими горками, и от  правильного выбора будет зависеть ваше блюдо. Рис и технология приготовления -самое важное в  плове, иначе можно получить не плов, а обычную кашу. Как всегда, на базаре полным- полно зелени: базилик зеленый и фиолетовый, укроп, петрушка, кинза, сельдерей, мята, горчица,  розмарин, майоран, тимьян, всевозможные листья салатов. Азиаты не представляют свой стол без зелени и специй. Особо много на прилавках разнообразных сухофруктов, но больше всего ярко-оранжевой кураги.

 Персики, груши, инжир, айва, абрикосы, хурма, гранаты с кружащими над ними осами и пчелами, притягивали взор своим ярким внешним видом. А  аромат? Ах, этот фруктовый аромат, он  просто кружил голову! Все это изобилие естественным образом вызревает на грядках, кустарниках и деревьях, поэтому откусив кусочек, наслаждаешься необыкновенно-натуральным вкусом плода.  Именно натуральным, каким должен быть по вкусу фрукт.

 После поездки в Душанбе я еще долго помнила  прилавки душанбинского базара и, покупая дома  те же самые фрукты, разочарованно  констатировала: это совсем не то... По колоритности, изобилию продуктов, шумливости,  пестроты продавцов, среднеазиатскому   базару  на просторах бывшего СССР один- единственный рынок мог составить конкуренцию. Это одесский «Привоз», где богаче выглядели прилавки с домашними колбасами, салом и рыбой, а по фруктам и овощам  он уступал.
 
 Не знаю, как вы, мой читатель, а я очень люблю ходить по базару и торговаться. Подхожу к прилавку и говорю: Ассалому алейкум! (Здравствуйте!)
 
Торговец, услышав родную речь, улыбаясь во весь рот, мне отвечает: «Ассалому алейкум».  «Ин чанд пул аст?» ( Сколько это стоит?)- спрашиваю я. Получив ответ, обязательно начинаю торговаться, а сторговавшись  почти  в полцены, говорю: « Ман инро мегирам» ( Я беру). И только с детьми,  торгующими фисташками, нанизанными как бусы на нитки, которые  покупаю для  друзей,  я не торгуюсь.  Кстати, ранней весной все окружающие горы покрываются бледно-розовым цветом цветущего фисташника. Схоже по  цветению с сакурой ( была в Японии, могу сравнивать). Красотища- словами не передать!

После опрятной и чистоплотной Германии  местная торговля и  общепит пестрел  погрешностями и недостатками, которые сразу  бросались в глаза: одними руками продавец брал деньги у покупателя и тут же отпускал  продукты, а потом хватал веник, подметал все вокруг и заново вставал за прилавок;  многие повара работали без спецодежды и головных уборов; большое количество мух в магазинах;  тряпки,  которыми вытирались столы в кафе были вонючими и грязными; в ресторанах - отсутствие бумажных салфеток на столах и туалетной бумаги в сортирах; между  собой  обслуживающий персонал разговаривал до неприличия громко: официант в ресторане мог крикнуть через весь зал повару и спросить о наличие того или иного блюда и т. д и т. п.

Гуляя по родным улицам Душанбе, я жадно всматривалась в знакомые  здания, магазины, кафе, подмечая происшедшие изменения.  Ну что было сказать?  Город уже  контрастировал с тем,   любимым моим Душанбе из которого я уехала  двенадцать лет назад, но все  же  я его не забыла... Красивые немецкие  города, где я побывала,  Тула, где я жила, никогда не доставляли мне такой радости и волнения не   оживляли  мою душу как Душанбе.  Они  не смогли заменить   мне этот солнечный город, и я продолжала его любить больше всех городов на Земле!  Мое сердце и душа принадлежали ему! Впору было пропеть:

Пусть где-то на земле
редкой красоты есть города,
Но только Душанбе
В сердце сохраню я навсегда!»

 ( Онегин Гаджикасимов)

Всё заново увиденное оживило картины моей юности...Когда-то по тенистой аллее, накрытой высоченными чинарами и всякими другими южными деревьями,  после дневного пекла и изнуряющей духоты, когда знойное солнце тонуло в  оранжево-красном мареве, а город накрывал вечер почти   все  душанбинцы  выползали из своих домов на променад  от кинотеатра «Ватан» до Главпочтамта. На этих аллеях было  шумно и многолюдно до  самой глубокой ночи(ночной город был безопасен даже для одиноких девушек),  там между собой знакомилась молодежь, теперь же стало удивительно  тихо и пусто,  а  вокруг слышалась лишь таджикская речь...

 Глава 10. Мои купеческие корни

 
« Река времён в своём стремленье
Уносит все дела людей
И топит в пропасти забвенья
Народы,  царства и царей».
 Державин


 С самого раннего детства я  знала, что мой отец, а следовательно, и  мы  его дети - купеческие потомки. На  факт родства  с купеческой династией долгое время  не обращала никакого внимания, но повзрослев, стала интересоваться  своими корнями.  Когда-то  в Душанбе недалеко от мединститута имени Абу Али ибн-Сино(Авиценна)  проживали  мои родственники по фамилии Летягины.   Они были депортированы огромным кланом из Самары в 30-е годы в Таджикистан.
 
 Мой предок- известный купец Иван  Петрович Летягин владел  в Самаре с 1878 года  заводами по изготовлению  кирпича,  каменоломнями, гостиницей, винокурней. Был лесопромышленником. Говорят, что многие дореволюционные строения  города имели кладку кирпича с фирменным знаком моего предка.    В память о Летягиных, по всей Самаре на домах из красного кирпича стоят клейма: « Заводы И.П.Летягина». Особняк купца, построенный ещё в 1869 году на углу ул. Фрунзе и  ул. Венцека до сего времени стоит в центре Самары.  Этот дом оценивался в начале ХХ века в 7 тысяч рублей, а рубль  в то время приравнивался к грамму чистого золота!
 
У   Ивана Петровича было три сына: Василий, Николай и Михаил.  В 1892 году сын Василий обвенчался  Спасо -Вознесенском кафедральном соборе Самары с Иустиной Трофимовной (дочерью не менее известного, чем род Летягиных, самарского купца Трофима Кудряшева)  от этого брака  пошел наш род.
В 30-е годы ХХ тысячелетия все оставшееся семейство  Летягиных-Кудряшевых и других кланов самарских купцов депортировали в Душанбе.

  Как только, я начала взрослеть, сразу задалась вопросом,  за какие такие грехи эти  просвещённые люди, потомки купца, который выложил  собственным кирпичом не одну церковь и приюты для  бедных, попав в жернова беспощадного бунта, были выселены из своих  домов  и высланы в Среднюю Азию.
 
 Пока  везли их на повозках,  больше половины людей из их сословия  не смогли выдержать нечеловеческие условия.  Совершенно  измученные они один за другим уходили из жизни...Ведь произнес когда-то Троцкий: «Россия – это хворост, который мы бросим в костёр мировой революции».  Вот и горела как хворост Россия, а вместе с ней и её народ...

 Пример тому  династия Летягиных. Ее основатель  вопреки  множеству  препятствий стал купцом благодаря недюжинному  трудолюбию, усилию воли и интеллекту. Очевидно, русский народ, сам недавно пребывавший в рабстве, пошёл грабить награбленное и первыми под его руки попали  люди в подавляющем большинстве относившийся к аристократии, дворянам, помещикам, купцам.
 
  «Купечество- торговало и ничем другим не занималось»-  писал Михаил Осипович Меньшиков (1859-1918) – журналист-патриот, личность глубоко русская, мужественная и трагическая.  Так зачем надо было уничтожать на корню  это сословие предпринимателей (0,3% от  всего дореволюционного населения России), которое вместе с крестьянами(77%)  двигала Россию к процветанию.

Моя бабушка тяжело заболела в дороге тифом, и её с трудом вылечил красноармеец-врач. Так всё  тогда переплелось. Впоследствии она за него вышла замуж и родила единственного ребёнка  - моего отца. О муже бабушки больше ничего неизвестно, это было похоже на семейное табу. У других её сестёр  детей не было. В Душанбе депортировали из Самары  потомков и других купеческих династий, и так случилось,  что на  великое множество самарских  женщин   мой папа оказался единственным ребенком.  Родные и двоюродные тетушки  его безумно любили  и  всегда зазывали  к себе  в гости.  Какие-то  купеческие тетушки оставили папе в наследство свой дом. Кто они были, я не знаю, но это были потомки репрессированных купцов из Самары, возможно, дальние родственники купцов Летягиных.
 
 Все свое детство с братишками Сережей и Виктором в выходные дни  мы ходили к Анне Васильевне( родной сестре бабушки) в гости, и  от нее, и  её мужа -интеллигентнейшего Андрея Юльевича мы  много чего почерпнули.  Мама нам говорила, что он  был выходцем не из купцов, а из дворянского сословия. Этот человек  был настоящим представителем старой аристократии и по внешности, и по духу, а к нам, маленьким детям, он обращался  только на Вы. Его природное благородство, нельзя было не заметить, оно сразу бросалось в глаза, потому что он был не как «все»... К великому сожалению, я не помню его фамилию (тетя Аня так и осталась Летягиной), а брак с моей двоюродной бабушкой был фиктивным.  К  столу  он выходил  при полном "параде". Андрей Юльевич ненавязчиво старался привить нам любовь к литературе, искусству, давая из личной библиотеки  книги для прочтения, а затем интересовался их содержанием. От него мы узнали:   за сделанное добро   надо благодарить, злом на зло не отвечать, перед едой мыть руки, садиться за стол в опрятном виде, ковыряться в носу нельзя, ногти  должны быть чистыми, мальчики должны заботиться о девочках, а они быть для них примером, старших следует уважать  и т. д. В каждый свой приход нам вручали по 5руб. и  мы были безумно счастливы. Вслед за своими родственниками мы до сего времени привыкли обращаться друг к другу: Витенька, Сереженька, Ирочка, никаких тебе Витек...
 
 Как-то за обедом, Андрей Юльевич был особенно разговорчив и поинтересовался  о жизни  наших боговерующих родственников со стороны мамы. Вот тогда-то он сказал, что Бог-  это самая умная философская сказка   за всю историю человечества,  придуманная  в древности мудрыми  старцами, чтобы  при помощи библейских заповедей люди  освобождались от всего нехорошего, которое им присуще.... «Вера в Бога заставляет человека задуматься о своём предназначении на земле. Царство Божие должно быть внутри человека, а не основаться на страхе, что человек не попадёт в рай» -такова была его жизненная философия.
 
В  доме моих родственников имелось  много вещей, свидетельствующие о  купеческом происхождении, но особо роскошных не было.
Мне  запомнились два миниатюрных хрустальных флакончика для духов и столовая  посуда:  резные рюмки, тарелки, серебряные ложки и вилки   с кручёными ножками. Смутно помню красивый альбом в красном бархате со старинными фотографиями, где на открытой веранде были запечатлены мужчины и женщины в длинных платьях с оборками.
 Мои родственники от посторонних скрывали  своё происхождение и так были напуганы "органами"(несколько раз их приглашали на "беседу" в КГБ) что,  даже  когда из Канады  тетю Аню разыскивал эмигрирующий туда  родственник,  они отказались  от какого- либо с ним контакта...Именно в доме своих родственников  12 апреля 1961 года восьмилетней  девочкой  я  услышала о полете Гагарин.

           Кстати,  на  Рroza.ru, я совершенно  случайно  наткнулась на статью, посвященную Летягину И.П., где описываются взлёты и падения моего предка (http://www.proza.ru/2014/03/29/1502), а в интернете можно посмотреть интересный ролик https://www.youtube.com/watch?v=hcWWQyGjMc4 про моего прапрадеда, у которого я позаимствовала название этой главы.
   

Глава  11. Назад в Германию...

 
«Я плачу не о том, что прошлое исчезло:
Ведь плакать о былом смешно и бесполезно...»

  Булат Окуджава

 
 С грустью  я возвращалась из Душанбе, где  провела несколько дней. Мне  было невыносимо тяжело  расставаться с любимым городом, но одновременно  стало отчётливо ясно, что теперь  вернуться назад будет, возможно, лишь  в саднящих сердце воспоминаниях.  Фактор колоссальных изменений,  происшедших в  моём сознании и в окружающих меня улицах, домах, людях  сыграл свою решающую роль.

 Сидя  в самолёте, я разговорилась с таджиком Саидом, и  он меня стал угощать  фисташками, которые сам в это время грыз. Я отказалась, сославшись, что зубы надо беречь. Тогда Саид, не раздумывая, решил  мне их разгрызать и давать ядрышки. Саид искренне опечалился и даже не понял, отчего я опять отказалась, ведь  он  предложил от чистого сердца... Угощать  от души – характерная черта  всех народов   Востока.

 Менталитет таджикского народа развивался, таким образом, что с молоком матери прививаются следующие вещи:

 1.Уважение к старикам. Представители старшего поколения пользуются особым почетом, при этом даже неважно, какой национальности человек. В транспорте вы не увидите, чтобы пожилой человек стоял, а   молодёжь сидела.
 

2.Беречь свои традиции и культуру: даже в смешанные браки переносятся традиции своей нации.
 

3.Клановая преданность и любовь к детям. Не знаю, как в настоящее время, но уверена, что, как и раньше там нет детских домов- сирот берут на воспитание родственники. У таджиков даже « седьмая вода на киселе» - близкие родственники. И в радости, и в беде таджики всегда поддерживают друг друга.
 

4.Гостеприимство – одно из лучших качеств таджикских людей, таджики – хлебосольный народ.  Таджикские семьи любят делить свою радость со всеми – со знакомыми, друзьями и даже с чужими людьми. Нас, своих соседей они постоянно приглашали  разделить  свой стол в  праздники, вот немцы –не приглашали, а таджики- да! Вас  не выпустят   из своего дома, пока  не угостят, тем, чем сами богаты, а иной раз и последнее выставят на стол. Когда в дом заходит гость, то все встают  со своих мест, таким образом,  приветствуют гостя. Во время рукопожатия с гостем к сердцу прикладывают левую руку, этот жест символизирует глубокое уважение. Таджики-  очень добродушный народ.
 

5.Таджикская девочка воспитывается в покорности, повиновении и подчинении будущему мужу. Уступчивость мужчине, полное отсутствие понятия «проявить свой характер» закрепляет семейные браки, и разводов у таджиков практически нет, но в то же время женщина считается главным связующим звеном во взаимодействии между семьями, знакомыми. В этой стране мужчина не имеет права заходить в дом, в котором находится только женщина, и даже девочки не должны оставаться наедине с мальчиками; за столом мужчины и женщины всегда разделены.

 Воспитываясь в многонациональной среде, для меня  до сего времени  не имеет значения  национальность в отличие от  человека, выросшего в моносреде.

 Как-то с мужем едем за городом, на перекрёстке, у светофора голосует паренёк из Средней Азии, говорю, давай подвезём, ему в нашу сторону. Ответ : " Ну, его на... Их отцы вышвырнули всех русских оттуда, а им надо было на коленях благодарить всех, кто к ним приехал, без них  они бы  они сейчас жили,  как в Афгане… Вот ты  там жила, ответь мне: зачем они это сделали?!  Чтобы через двадцать лет приезжать дворниками на заработки в Россию? Им что жилось тогда хуже, чем сейчас?"

Я до сего дня не могу дать чёткого ответа на этот простой ответ:  ДЕЙСТВИТЕЛЬНО  ЗАЧЕМ?

 Но уговорила подвезти. Оказалось, паренёк из Термеза, в семье семь детей, он самый  старший, приехал на заработки. Так, жалко… У наших соседей дом строили рабочие из Узбекистана. Угощала их яблоками и огурцами, так они на обед покушают огурцы с лепёшками, а деньги экономят и отправляют домой. Не курят, не пьют, с утра до позднего вечера одна работа, а спали в рядом сколоченном на скорую руку деревянном домике. Разве не жалко?

 Что с нами всеми произошло, если за другой цвет кожи и разрез глаз мы начинаем оскорблять и унижать человека? Как получилось, что эта инфекция постепенно заражает все наше общество? Что с этим дальше делать? Я, к сожалению, не знаю ответа на эти вопросы,  но до сего времени мне снится моя  улица Лахути в солнечном городе Душанбе, где все национальности: русские, украинцы, евреи, татары, таджики,  осетины, башкиры, дружили между собой и не знали, что такое неприязнь и рознь на межнациональной почве. Будет ли такое когда- то  в России? Думаю, что уже нет, но  так  хочется верить в обратное...

Закончу своё повествование словами Р.Рождественского, которые, по моему мнению, здесь будут уместны:

 «Для человека национальность -  и не заслуга, и  не вина
Если в стране утверждают иначе,  значит, несчастна эта страна!»             

  P.S. Благодарю всех читателей, кто прочитал мои воспоминания до конца.


Рецензии
Здравствуйте, Ирина!
Прочитал Ваши воспоминания, а некоторые главы ещё раз с удовольствием перечитал. Прекрасный литературный язык, простота изложения, искренность, словом, писал умный человек, что всегда доставляет радость.
С уважением,
Владимир

Владимир Врубель   06.08.2017 16:52     Заявить о нарушении
Спасибо, Владимир! Я старалась писать честно и не врать даже самой себе. «Там, в далёкой красивой стране, мной оставлена сердца частица...»-каждый человек может так сказать о том месте, откуда родом. Детство и юность –самые прекрасные человеческие времена. Именно в это время закладывается в человеке характер, мировоззрение, убеждения...Ничем потом не вытравить то, что заложили в тебя в это время. Несешь в своем сердце эти привычки до конца жизни. Прерываюсь на время читать Вашу повесть " Завоевание Средней Азии", поскольку на недельку уезжаю к брату. Берегите себя. С уважением,

Ирина Алешина   06.08.2017 17:57   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.