Языковые игры 3. Сборник миниатюр. Крылов Павел

 
101.*** 
В Верховной раде Украины многие, если не большинство,  говорят по-русски.  На  языке своего главного врага!  Заметим, это определение вполне официальное, без всяких передёргиваний текста. Поднимем градус дискурса, представив  как Сталин и Жуков  на немецком языке обсуждают план разгрома фашистских полчищ.  Стёб, ёрничанье?! Но ведь аналогия, если и не  полная, то, как минимум, доходчивая.
Многие скажут: литературный   украинский язык  - это политический инструмент. Тем, кто им пользуется, виднее, когда его задействовать, а в какой момент попридержать. В общем «моё слово, я дал, я и забираю». Или, точнее, «пацан сказал, пацан сделал, а не сделал, снова сказал».
            Литературный   украинский язык  никому не нужен. В каждой деревне своя мова, уровнем выше – суржик. Вся мировая культура – на русском. Украинский литературный  здесь просто теряется за ненадобностью.  Но всё не так просто! На большом историческом материале мы попытаемся кое – кому «кинуть предъяву», напомнив, что «за базар надо отвечать», а «за понты платить по-полной». То есть мы требуем, чтобы украинцы начали учить украинский язык!  Да,  напрягаясь и усердствуя. Если договорились, что теперь будет «не перпендикуляр, як у москалюг, а тырчалка!», так не забывайте, «тырчалка» раз и навсегда и во веки веков! Так не бывает, чтобы и рыбку съесть, и косточкой не подавиться.
                Диглоссия во все времена для элиты являлась нормой.  В наши дни весь мир   осваивает английский. В Средневековой Европе каждый, признающий себя культурным, человек вынужден был учить латынь. В эти же годы низшие сословия в Англии разговаривали на англосаксонском языке, а элита на старофранцузском. Это был язык   власти, бизнеса и судопроизводства. К тому же попы   вещали слово божье  на латыни. И ничего, жить   получалось!
   Русское дворянство в 19 веке между собой разговаривало на французском. И это после посещения Наполеоном Москвы и обратного визита вежливости русских в Париж! Арина Родионовна пропитала Пушкина русским духом. Когда крепостных сёк на конюшне, был он русским барином. А на балах через галантность и куртуазность мгновенно проникался   французской ментальностью.   
  Язык  для многих инструмент. Как указывал поэт: «словом можно убить, словом можно спасти, словом можно полки за собой повести!». Современные английские юристы для общения между собой пользуются жаргоном  на основе староанглийского языка.  И быдло в юриспруденцию не лезет. А тупо платит по счетам. Хочешь быть в теме, учись:  напрягаясь и усердствуя!  Для чего элита употребляет огромное количество иностранных слов, имеющих полные соответствия  в родном языке?   Кому не полагается,  не смогут уловить смысл сказанного, но поймут: какой умный! А медики, зачем неразборчиво пишут? Для прокурора, чтобы не сумел прочесть, когда жареным запахнет!   Из-за этого врачей теперь почти везде обязывают все свои бумаги печатать.
 Диглоссия может принимать самые разные формы.   Во многих странах литературный арабский выполняет функции «классического» языка, а для общения используется местный диалект того же арабского. Рассмотрим и другой случай. Сингальский, тамильский и хинди обращаются в одном этносе в форме классического и разговорного языков. Для того  чтобы чего-то добиться в жизни, гражданин Индии, как минимум, должен заново выучить родной язык. Кстати, весьма схожая история повторяется и в России.  Жителю   Краснодарского края свободно овладеть языком дикторов Центрального телевидения и радио не на много легче, чем  осилить  новый язык. Но ведь учат: мало исправить фрикативный «Г», надо поменять ударения в сотнях, если не тысячах слов! Кубанские «учёные» не так давно хотели повысить статус местного говора «балачки» до уровня языка. Но им вовремя,  извиняюсь за каламбур,  прищемили язык. И так кругом сепаратизм  всякого рода, не  хватало ещё и русского!
Не менее яркий образец. В Парагвае письменным   языком является испанский. Индеец, ухаживая за девушкой, пользуется только «высоким штилем» официального языка. А женившись, он тут же переходит на гуарани. И в этом никто не видит никаких проблем! 
Диглоссия везде и всюду. Церковнославянский язык богослужения в Русской Православной Церкви. Пиджины или креольские языки: разговорный суржик на Украине, разговорная трасянка в Белоруссии. Смешанные языки: та же «балачка», донской «гутор». Всё это живые языки, наличие которых является непреложным фактом.
Украинский литературный для подавляющего большинства украинцев язык чужой. Для консолидации нации, а в   случае с «украинством»  вначале для её создания, нужны ментальные основы. Позволим себе модное словечко: скрепы. Можно ли в таком случае обойтись без языка? На удивление, да! Ирландцы, кельтский народ, генетически совершенно чужды англичанам, потомкам германских племён. Многие столетия Ирландия была оккупирована Англией. Политика натурализации привела к тому, что ирландцы сохранили свой язык лишь кое-где в сельской глубинке. Уже сто лет Ирландия независима, но    языком прародителей  овладел лишь каждый пятый.  Оказалось, для того, чтобы забыть английский язык, одной ненависти к англичанам маловато. Методично учить чужой, то есть родной, язык куда сложнее, чем метать громы и молнии. Идентичность, уникальная культура, тот же Хэллоуин,  своё место в истории возможны и без языка. Об этом говорит и опыт испаноговорящей Латинской Америки.
Но есть и другой пример. Уже за несколько столетий до Христа   древнееврейский язык вышел из употребления как разговорный.    Он оставался языком религиозной практики, а также духовной и светской литературы высокого стиля. А всё население Палестины общалось между собой на арамейском языке. За период рассеяния в диаспоре, евреи смоделировали множество диалектов и даже языков, в корне отличных от древнееврейского. Важнейшими из них были идиш и сефардский. К началу 20 века на них говорили 95% евреев всего мира. Это были письменные, высокоразвитые языки. И вот евреи, съехавшись в Израиль, стали с энтузиазмом изучать иврит, язык, заново созданный на базе древнееврейского. И с таким  же воодушевлением   они, как от ментальной шелухи, избавились от языка отцов и дедов, чтобы перейти на язык пращуров.
Нам скажут: «Ну, это же евреи, богоизбранный народ, что ж вы хотите?!». При несомненности вышеприведённых аргументов, парируем довод оппонентов тем, что самое большее, чего смогли добиться евреи, так это перейти Чермное море посуху. В тот момент, когда Господь разверз воды морские. Потомкам же Великих укров – украинцам удалось куда большее: вручную вырыть Чёрное море (просьба не путать эти два водоёма!). И, таки, после это кто-то ещё осмелится утверждать, что наше требование к украинцам выучить родной язык является необоснованным и даже завышенным?!
 
                102.*** 
В постсоветской России слово «господин» несёт в себе устойчиво негативную коннотацию. И чаще всего употребляется вместе с местоимением «этот».  «Этим господином» называют человека в тот момент, когда хотят его обвинить, унизить, разоблачить и  т. д. Такое положение вещей явно перекликается с «эпохой развёрнутого строительства социализма». В это время гражданами числились те, кто не попал в когорту избранных, величаемых товарищами. И слово «гражданин» чаще всего использовалось как неотделимая часть идиомы «гражданин, пройдёмте», являющейся чуть ли не становым хребтом ментовского лексикона. 
                103.***   
Вынужденно знакомясь с уголовным фольклором (при доминировании  данного пласта культуры в СМИ не так-то легко избежать этого!), натыкаешься на ряд парадоксов. Допустим, безумная любовь представителей криминального мира к родным матерям вовсе не метафора, а самая, что ни есть правда! Это однозначно говорит о  высоких моральных и даже нравственных качествах данной категории граждан. В рамках тотальной креативизации можно, хотя и с большим трудом, понять их непреодолимое желание «с ума сводить отличниц» и иметь в качестве партнёрш непременно  пай – девочек.   А где тогда, хотелось бы уточнить, искать себе пару «шмарам», «биксам», и прочим «марухам»?! И уж совсем ни в какие интеллектуальные ворота не лезет поголовное желание этих парней породниться с судьями и прокурорами, став законными мужьями их дочерей!
                104.***   
Весь изъян на крестьян! Эта мысль появилась не вчера и, похоже, останется актуальной ещё долгие годы. До самого начала промышленной революции, то есть до конца 18 века, девять из десяти человек в земледельческих сообществах вынуждены были заниматься производством еды. И снизить этот процент не имелось никакой возможности. 
              Эксплуатация крестьян основывалась на самых примитивных принципах. Князь с дружиною, как варианты хан с нукерами или герцог с соратниками, объявлял мужикам, что с сегодняшнего дня начинает охранять их от самого себя. Чем не рэкет?! Так зародилось крепостное право. Князя мог сменить более удачливый конкурент. Но мужики порой этого даже не замечали.
            К началу 20 века в сельском хозяйстве России установились товарно-денежные отношения. Большевики, захватив власть, решили, что паритеты цен – это всё буржуйские штучки. И если при царе за аршин ситцу  давали, допустим,   пуд зерна,  то в «народном» государстве придётся заплатить десять пудов.   Крестьяне на такое кидалово не повелись и банально перестали производить еду на продажу. Только для себя. В стране назревал голод. Но нет  таких преград, которые не одолеют большевики!   
           Мужиков загнали под дулами пулемётов в колхозы и навязали им заведомо неосуществимые задачи по производству еды. Всё, что они вырабатывали,    отнималось в зачёт выполнения нереально завышенного плана. Так в стране появилось много свободной еды, которую можно было продать в другие страны, купив там передовые технологии.
               А как же мужики?! Коммунисты так и не научились хранить и транспортировать картошку.  Поэтому там, где этот клубнеплод рос, народ кое-как выживал. А вот в засушливых местах, то есть как раз в зернопроизводящих регионах, где агенты власти хлеб выгребали даже за иконами, картошка не родит. Вот и приходилось, когда вся лебеда кончалась, переходить на человечину. Конечно, у крестьян не было мотивов трудиться эффективно: обошлись и без экономических стимулов.   Каждый колхозник обязан был отработать определённое количество трудодней. Иначе его ждал лесоповал или «стройки коммунизма». Разница с колхозной жизнью, в общем-то, невелика.  Но всё же дома как-то привычней. Справедливости ради заметим, что  в отличие от Восточной Пруссии, где барщина, идя на мировой рекорд, достигла семи дней в неделю, годовое количество трудодней в колхозах никогда не приближалось к цифре триста шестьдесят пять! 
            Всего лишь двести пятьдесят лет   назад десять крестьян с трудом кормили одного горожанина.  В наши дни  один фермер обеспечивает пищей пятьдесят человек. Навскидку, производительность труда выросла в пятьсот раз.  На самом деле, цифра явно занижена. Ведь в те годы люди в основном питались хлебом и крупами, а сейчас мясом и овощами.  Но даже в США  и Новой Зеландии, реальном рае   для сельхозпроизводителей, фермеры имеют доход не больше  тех, кто танцует у шеста. А американцы, к нам бы их на стажировку, умудрились к тому же состряпать поговорку: «утверждающий, что ад не существует, просто не знаком с сельским хозяйством». Ну, не пасквиль?!
Освободившись от «гнёта коммунистов»,  российские колхозники подались в фермеры. А чем мы хуже всяких там америкосов? Ввиду сезонности производства, без кредита им не обойтись. В годы Нэпа даже большевики не смогли заставить мужиков работать задаром, устанавливая несправедливые, непаритетные цены. Но в наши дни это удалось! Основные затраты фермеров – расходы на ГСМ, то есть солярку и смазочные масла. Любой аналитик на пальцах посчитает, что при нынешнем соотношении цен на ГСМ и сельхозпродукцию всё российское сельское хозяйство планово убыточно! Мы прекрасно знаем, что вечный двигатель невозможен в принципе. Если в систему не поступает энергия извне, двигатель однозначно остановится. Но разве здесь не подобный случай? Планово убыточное хозяйство очень быстро должно разориться. Но этого не происходит.
                Банкиры выдают мужикам деньги на производственный цикл. И строго следят, чтобы трактора покупали, а не джипы, с бабами рысачить по полям: «этому быдлу разве есть хоть малейшее доверие?!».  Долги у мужика растут как снежный ком, не спасает и постоянная перекредитировка.  В конце концов, и самый тупой начинает понимать, что весь этот «бизнес» просто дешёвая разводка. В тот момент когда работяга собирается идти вешаться от безысходности или, бросив всё, к чертям собачим, податься в город, бульдозеристы на любой стройке нужны, его и берут под белы ручки. Все долги списывают под ноль, но обязательно навязывают новый кредит, чтобы не сбежал без долгов-то! И начинает белка вертеться в колесе заново в надежде на то, что на этот раз уж точно всё получится. Раньше  так ослу перед глазами пучок травы вешали, чтобы он по кругу шёл и шёл за своей светлой мечтой!  Ни рабство, ни крепостничество, ни даже советские колхозы не смогли привести к такой эффективной эксплуатации рабочей силы.   Люди всю жизнь пашут на износ только для того, чтобы погасить банковские проценты! Уже четверть века банкиры дурачат мужиков  и  конца-края этому не предвидится. Вот что значит не лишать человека надежды. Короче, весь изъян на крестьян!   


105.***   
В магазине канцелярских товаров молодая симпатичная дама интересуется.
- А у вас есть в продаже шариковые ручки фирмы «Пилот»?
- К сожалению, в данный момент они закончились, - отвечает юная продавец-консультант, которая на рынке невест стоит ничуть не меньше собеседницы, - но мы можем предложить достойную замену, ручки популярной фирмы «Флаер».
- Не, мне вашего фраера и задаром не надо,- разочарование быстро сдувает с покупательницы нестойкий налёт благовоспитанности, - я пилота хочу!
- Все хотят пилотов, - отбросив, как ненужный мусор, правила приличия вторит ей продавщица, - да только на всех не хватает. Вот и приходится выходить кому за ментов, кому за дальнобойщиков, а другой, смотри, и грузчик достанется!
               
             106.***   
Старший менеджер проводит инструктаж отдела продаж: «И запомните, язык для вас такой же инструмент, как топор для плотника». Ненадолго задумавшись, он уточняет: «Нет и ещё раз нет. У плотника и ножовка, и рубанок, и долото. У вас же все эти и другие многочисленные инструменты заменяет один – единственный язык!».

                107.***      
Они заявляют, что осёл и ишак, по сути, одно и то же. Весьма опрометчивое утверждение. Согласится ли, упрямый осёл  ишачить как тупорылый ишак?!

              108.***   
Люди крайне склонны к тщеславию, проще говоря, любят  понтоваться. Казалось бы,  нелегко пускать понты в случае    отсутствия материальных доказательств  собственного превосходства. Но честолюбию нет предела.
           В первобытных племенах даже великий вождь в плане быта мало чем отличался от последнего неудачника. Его величие, тем не менее, легко определялось с первого взгляда. В одних сообществах по рисунку татуировок. В других   более экзотичным способом: размером футляра для полового органа. У лидера начленник  возвышался над головой. А совсем никчёмному доходяге таковой по рангу не полагался вообще.
 Заключённые находятся в полной власти администрации «исправительного» заведения.  По сути они рабы.  Даже жизнь их, если дело пойдёт на принцип, в руках начальника зоны. И здесь самый что ни есть вор в законе ничем не отличается от последнего опущенника. А вот внутри  системы совсем другие координаты. Вновь выходят на первый план уже хорошо знакомые нам по анализу жизни  неисторических  народов татуировки.  Зэки строго спросят за каждый штрих, за неверный завиток.  И если какой «ёрш» наколол незаслуженные «регалки»,  в лучшем случае эти «порчушки» с мясом срежут. А   серьёзный  «косяк»    вполне может стать и последним в жизни нарушителя устоев. «Хаты», где держат зэков, невелики по размерам.  Возле окна, вдыхая свежий воздух, наслаждается жизнью «смотрящий». Но есть место и около двери, на верхней «шконке»  рядом с парашей. Там влачит жалкое существование кто-нибудь из низшей касты. Расстояние между углами комнаты – от силы несколько шагов.  Но в них вкладываются все градации человеческого неравенства от «вши тифозной»,     до «генералиссимуса воровского мира». А это, как минимум, двадцать одна ступень служебного роста. Одним словом, очко!
Нью-Йоркские негры,  живущие по законам уголовного мира, не склонны к накопительству. «Украл, выпил, в тюрьму», с учётом местной специфики, не выпил, а укололся. И это в рамках общества, принявшего в качестве кумира  золотого тельца. Но ведь расовые отличия ещё никто не отменял! Однако и эти «симпатичные, хорошо загорелые парни»  не лишены честолюбия. Но чем же, в таком случае, понтуются они?! Элементарно, количеством внебрачных детей! Логика здесь просто железная.  Если ты «босяк по жизни» и тебе ничего не  надо, твой реальный авторитет может определяться только количеством самок, которые захотели от тебя зачать и выкормить твоего, а не чьего-либо ребёнка!
Попытаемся в океане информационного мусора отыскать вершину  тщеславия. Не надо забывать и то, что любые крайности неумолимо стремятся превратиться в собственную противоположность. Интернет «взорвал» ролик, где группа молодых мужчин в туалете совокупляется с тоже не старой женщиной, находящейся в состоянии глубокого алкогольного опьянения.   Для удобства пользования телом, голову партнёрши засунули в унитаз. Вся эта сцена группового секса  весьма похожа на насилие.  Определённое разочарование вызывало то обстоятельство, что по контенту не было ни малейших шансов определить: «Кто, ну, кто же эта интриганка, показавшая нам все части своего тела, кроме лица?!» Терзаться в сомнениях долго не пришлось. «Жертва насилия» выставила в Сеть большое «интервью», в котором во всех подробностях, с тщательным смакованием деталей,  описала для зрителей то, что осталось за кадром. Истерично  визжа, она не раз величала себя «Звездой   Интернета» и была столь убедительна, что хотелось верить: да, она и есть самая  настоящая Звезда. Казалось бы, в данном информационном поле не осталось ни одного не перепаханного участка. Мы получили ответы на все, и даже ещё не заданные, вопросы. Но недоумение остаётся: а успели ли смыть из унитаза фекальные массы, перед тем, как туда засунули голову «Звезды Интернета»?!   

                109.*** 
- Помнишь   песню, как там её, ну, эта «расцветали яблони и груши, поплыли туманы над рекой»?
- Спросил, кто ж её не слышал.
- Так вот я запамятовал.  «Пусть он встретит девушку простую, пусть узнает как она…». А вот дальше-то  как, то ли «даёт», то ли «берёт»?
- Вроде бы «поёт», но теперь я уже и не уверен.
- Фу, ты, «поёт»! Ну, это нормально. А-то я думаю, вот понаписали, не пойми что! 
                110.***
Очень важно, ставя цели, не распыляться!
 Россиянам говорят: «чем понтуетесь, у вас  ВВП копеечка, а выёживаетесь на целый рубль. Закройте хлебало и лучше дороги стройте, там где у вас одни направления. А то лезете в мировые игроки!». Это чисто американский подход: понты должны соответствовать ракетно – ядерному паритету. Поэтому они в Карибский кризис 1962 года и сломались. Ради вселенской славы мы были готовы уничтожить не только весь мир,  но и себя.   Янки же сочли, что в этом нет никакого смысла! А паритет – то был далеко не в нашу пользу.
Валовой внутренний продукт – понятие крайне условное.    Парикмахер  в Штатах готов постричь вас за сто баксов, а вьетнамский за один доллар.  И на голубом глазу  считают, что  WASP  создал ВВП в сто раз больше. В том, что так полагать крайне ошибочно, всему миру доказал Чингисхан.  При нём население Монголии не превышало одного миллиона человек. В Китае в эти же годы проживало не менее ста миллионов подданных. Ввиду более развитой экономики Поднебесной, ВВП Китая и Монголии, то есть экономический потенциал,  соотносился как двести или даже триста к одному. И это не помешало монголам на ура смести бесчисленные полчища китайцев. А далее и остальных противников на  бескрайних пространствах Старого Света.
  Монголы эпохи покорения Евразии были крайне целеустремлённым народом. Вся их социальная система оказалась заточена только на завоевания. Имея кое – какие религиозные представления, они совершенно не заморачивались, признавая авторитет Ноя, Авраама, Моисея,  Будды, Христа и Магомета. О других пророках и учителях они просто не слышали. При желании здесь можно узреть и лицемерие, и нигилизм и, даже, цинизм. Ну, уж никак не отсутствие практической сметки. Ведь попы всех повергнутых стран истово молились за успехи монгольского оружия. И, как видно по результатам, молитвы однозначно доходили до адресата. Или адресатов?! Для контраста  возьмём аналогичный случай. Арабы сначала тоже попёрли, будь здоров. Но остановились на Пиренеях и Кашгаре, а всё почему? Распылились, увлеклись религиозной пропагандой! Как говорится: за двумя зайцами погонишься. А уж социальные эксперименты иезуитов в колониальном Парагвае вызывают не то, что улыбку, а прямо насмешку.
С культурой и искусством у монголов тоже, надо признать, было не ахти. Так они в Каракорум мастеров со всего света согнали и те культуру подняли на недосягаемую высоту.   
В наши дни в мире доминирует Америка.  Но цель её жителей весьма проста: главное,  чтобы гамбургер   был побольше. Для американца важна сытость. Его идеал не полководец, а коммерсант.
А что хочет Россия?!  Нам мало одной колбасы, нам нужна слава.  Чтобы нас весь мир боялся, то есть, в нашем понимании,  уважал.  Поэтому делать ракеты у нас получается куда лучше, чем колбасу. 
  Русским людям чрезвычайно важны честь, гордость, даже гордыня. Не дешёвая популярность во всемирном  ток – шоу, а вселенская слава. Но здесь нас могут подстерегать серьёзные ментальные ловушки. Весь 19 век Россия долбила лбом стену, искренно полагая, что её историческая миссия  - освобождение «братушек» - славян и  прочих православных от гнёта мусульман. Взамен же мы получили Крымскую катастрофу 1853г. – 1856г. и почти поголовное предательство «братушек» на новых ухабах истории. Двадцатый век наша страна  прошла под знаменем пролетарского интернационализма, надеясь до каждого негра донести свет истины. За таким важным делом некогда было заниматься ни экономикой, ни благосостоянием народа.
  Осознать и собственные ошибки, и чужие достижения крайне необходимо, чтобы, не распыляясь, идти к заданной цели. А исторических примеров, как положительных, так и отрицательных, мы видим,  вполне хватает!

                111.***
Две особи женского пола, с ярко выраженными не славянскими чертами лица, раннего фертильного возраста, в центре Первопрестольной клянчат у прохожих денег. Слоган донельзя прост: «Мать умерла, не на что жить». Но ведь ещё классик учил: «Краткость  - сестра таланта». Сообщив клиентуре о почившей в бозе матери, особи начинают петь. Тема та же – страдания несчастных сирот. Поют они, как могут, а лучше не получается.
 Не обременённый избытком ума, бедный, явно, не только духовно, прохожий, доставая монету, с лёгким когнитивным напряжением размышляет:   «Ладно, мы, русские, бессердечные все, каждый только о себе и думает!». Бросив денежку в подготовленную для этих целей коробку из-под итальянских модельных туфелек, он пытается хоть как-то разобраться в противоречивой ситуации: «Но, эти-то, которые не наши,  у них же, там, роды, ну, кланы. Или, как их там, тейпы, что ли? Неужели и там уже всё порушилось, и всем на всех тоже плевать! Это ж   куда мир катится?!».
 Модно одетый сисадмин, с презрением окинув взглядом попрошаек, с некоторым недовольством подумал: «Этот рефрен им писали лет десять назад. Уже пора дураков лечить и под мужа, погибшего в горячих точках, и под ребёнка, смертельно больного раком, да мало ли вариантов?! Никакого креатива, клиентов вообще ни во что не ставят. Они, чё, реально и   в 30 лет   собираются  бабки рубить под мёртвую маму?!»
                112.***
- Извините, мы представляем фонд изучения общественного мнения, не могли бы вы ответить на вопрос о вашей конфессиональной принадлежности или религиозных убеждениях.
- Да запросто. Я русский православный атеист.
 - А такое возможно в принципе?
- Вполне. Бог един, сомневаться в этом не приходится. В обратном случае, кто же из множества богов  истинный? Однако с позволения божьего, как минимум,  иудеи, христиане и мусульмане верят в одного и того же Бога по-разному, даже слишком по-разному. Ни одна конфессия на планете не охватывает и трети мирового населения. Значит, остальные просто заблуждаются. Ведь не могут же быть все учения одновременно верными, как не могут быть синхронно истинными   все боги. Мой атеизм тоже не с неба свалился. Он возрос и сформировался на определённой культурной и этнической почве в конкретную эпоху. Так почему же мой атеизм должен совпадать с атеизмом того парня, который отказался от веры в богов Кришну, Вишну и Черешну?! В нашем безверии общего не больше, чем в верованиях его и моих соплеменников. Вот я вам и объясняю – я русский православный атеист. Ну, что тут может быть непонятным?
- Извините, но у нас ни в графе, ни в строке такой категории нет. Вас просто некуда вписать. Ещё раз извините.
- Да ладно, я не в обиде. Совершенствуйте документацию. До встречи!
            113. ***
Окинем взглядом нынешние тенденции использования письменного слова.  С прискорбием осознаёшь, что в самое ближайшее время работа с текстами даже малой сложности станет уделом профессионалов. И здесь, чуть ли не в качестве жупела, рассматривается клиповое мышление. Но оно, скорее всего, не причина, а следствие развития событий. Хочется верить, что мы находимся не в эпицентре системного коллапса, не на краю ментальной пропасти, а на новом витке  развития цивилизации. Попытаемся  взглянуть на текущий момент через временно-пространственную призму с несколько большего отдаления. И здесь, как ни парадоксально это звучит, лучше всего подходит именно клиповое мышление!
В древности письмо, в первую очередь, появилось для записи сакрального наследия, постепенно принимающего форму священных текстов. Уже позднее стали фиксировать и утилитарную информацию: учёт материальных ценностей, контроль над армией, сбор налогов. Писцы являлись сословием малочисленным, замкнутым, с высоким уровнем жизни.
Впервые всеобщего начального образования свободных мужчин добились эллины эпохи Сократа, Платона, Аристотеля. Ненамного отстали в этом вопросе и евреи. В правление Маккавеев все мальчики, а девочки по желанию, обязаны были уметь читать и писать.
Для справки: в Европе к реализации аналогичных проектов приступили в конце 19 века уже нашей эры, то есть 2-2.5 тысячи лет спустя! Это означает, что большую часть истории человечества подавляющее большинство людей были безграмотны!
Вряд ли кто станет спорить, что длительное существование и развитие линейной алфавитной письменности  наложило   неизгладимый отпечаток на способы мышления человека. Именно письменность породила современную науку и литературу.  Да и развитие теологии монотеистических мировых религий жёстко детерминировано рамками письменного слова.
Но ставить знак равенства между письменностью и цивилизацией нет оснований. Арии не менее полутора тысяч лет сохраняли устную религиозную традицию с невообразимой точностью. Объём информации, который жрец обязан был выучить наизусть со слов учителя и затем передать ученику, в несколько раз превышал по размеру содержание Библии! Количество брахманов мерилось тысячами. А весь процесс, напомним, длился около 15 веков. С точки зрения современного человека, который, направляясь в  магазин, помечает в записной книжке предстоящие покупки, всё это просто невообразимо. Мы восторгаемся подвигом 70 толковников. Тех, что под страхом смертной казни перевели Ветхий Завет с древнееврейского на древнегреческий. Каждый работал самостоятельно и знал, что, при сличении текстов, первая ошибка станет и последней. Так вот, когда арии укрепились в Индии, одновременно во многих местах устные знания были записаны. Тексты абсолютно идентичны!
Мы не без затруднений понимаем язык времён Петра Великого, ещё сложнее - эпохи Ивана Грозного. А смысл «Слова о полку Игореве», вообще, едва  улавливаем.   Но ведь это всего лишь 300, 500, 850 лет назад. А здесь полторы тысячи  лет непрерывной устной традиции и ни одного искажения!
Нет нужды  уноситься мыслью вглубь веков. Казахи, киргизы, якуты и многие другие народы создали  огромные по объёму эпосы в устной традиции. Сказители являлись отдельной социальной группой. Им некогда было пасти скот, охотиться и даже воевать. Общество содержало их, как интеллектуальную элиту.
Индейцы Северной Америки и те имели весьма значительный эпос. «Песнь о Гайавате» в переводе Лонгфелло, тому яркое подтверждение. 

Если самый выдающийся жрец способен запомнить пусть два-три десятка книг, то даже средних размеров библиотека может вмещать многие тысячи томов.  Письменные цивилизации выиграли у бесписьменных  интеллектуальную гонку вооружений. Это была    такая же  историческая предопределённость,   какой стало технологическое превосходство    оседлых народов  над народами кочевыми.
 Вся западная философия, и в виде либерализма, и в форме марксизма, пропитана духом Прогресса. Само собой разумеется, что мы должны жить лучше, то есть материально обеспеченнее, чем наши отцы, а дети ещё сытнее нас. Также нет сомнений, что новые знания прибавляются к старым, которые только копятся и, ни в коем случае, не забываются. А вот как раз здесь есть о чём поспорить.
 Кто сегодня может легко распрямить бивень мамонта, ну, слона? Конечно, если задачу поставить, она будет решена. Но технология утеряна. Как и способы строительства мегалитических сооружений. Когда обыватель, почесав затылок, тут же вспомнит об инопланетянах.
А ведь плиты весом в тысячу тонн каждая в основание храма Юпитера в Баальбеке положили уже римляне сто пятьдесят лет спустя после деяний Христа! В 19 веке средний российский мужчина не мог собрать из деталей простейший радиоприёмник, отремонтировать автомобиль, заменить в квартире ванную и унитаз. Все эти вещи ещё не были созданы, насущными являлись  другие навыки и умения. В 20 веке он это делал легко. Сейчас, по мере роста уровня   жизни,  обыватель просто не хочет всем этим заниматься, предпочитая перепоручить данные заботы специалистам. Куда важнее сегодня умение работать с гаджетами. Женщины не только забыли, как можно ловко заштопать носки, надев их, для удобства работы, на лампочку накаливания. Они разучились шить, вязать, гладить. Многие мчатся в ближайшее ателье, теперь  их везде хватает, чтобы пуговицу пришить. Другие уже и суп приготовить не в силах. Кафешек вокруг полно, на крайний случай сосиски можно сварить. Потеря некоторых знаний и навыков и одновременное приобретение новых, процесс естественный и диалектический. Тракторист, заметим, не умел запрягать лошадь, а пулемётчик, только подумать, совсем не знал, как набрать меру пороха на выстрел и подсыпать его на полку мушкета.
 Некоторые явления, из-за аберрации близости, кажутся незыблемыми, вечными.  Например, исторический опыт  привёл русских людей к мысли, что когда идёт война, каждый мужчина становится солдатом, а все женщины идут  к станкам делать снаряды. А ведь за тысячу лет нашей истории была только одна-единственная война, когда именно так и происходило. Но этой, Великой, вполне хватило!
Новый виток технологической революции сопряжён с лавинообразным нарастанием информации, которая обрушивается на человека.    Появление клипового мышления, это просто адекватный ответ на ситуацию.     Развитие электронных средств коммуникации возвращает человеческое мышление к дописьменной эпохе.   Линейная последовательность знаков постепенно перестаёт быть основой культуры.   Новый образ реальности  состоит из клочков информации и нестойких обрывков впечатлений: он не требует не только воображения и   осознания, но и, что куда печальнее, сочувствия и сопереживания. Идёт безостановочное обновление информации. которая, не усвоенная и неосмысленная, исчезает как мыльные пузыри, не дав пищи ни уму, ни сердцу. 
    Остановимся на том, что клиповое мышление,     это просто ответ человека и человечества на вызов времени. Попытка найти выход из ситуации путём развития одних когнитивных навыков за счет других,  предпочтение визуальных символов логике и углублению в текст. Хорошо это или плохо, покажет время. Но то, что современный человек теряет способность составить элементарный связный текст, факт бесспорный. Для того, чтобы грамотно и осмысленно писать, надо постоянно работать с письменным словом. Но где практиковаться?! В Интернете, среди эрративов типа «превед медвед» и «аффтар жжот»» Или на эсэмэсках, состоящих из междометий и смайликов? Мы давно смирились с тем, что любой юридический документ составляет специалист, который берёт за свою работу, не стесняясь. Вся система юризма настроена так, чтобы посторонний ничего не смог там понять и, от безысходности, исправно платил. Мы шагу ступить не можем без окружающих нас поваров, маляров, автомехаников, врачей, юристов и психологов. Одновременно на наших глазах неумолимо сужается роль писателей, журналистов, библиотекарей. Их место, несомненно, займут профессиональные писцы.  Для  сомневающихся можно привести ещё пару фактов.  Буквально вчера были немыслимы   такие виды деятельности как блогер или профессиональный зритель студии в бесчисленных ток-шоу ведущих телеканалов. А сегодня они не только приносят сопоставимый доход, но и являются вполне общественно признанными!
 
                114.***
  Крайне опасно принимать хорошеньких людей за хороших, умных за добрых, а способных на всё за просто способных!   
             115.***
Несколько слов в защиту лицемерия!
В нашей культуре традиционно принято осуждать лицемерие как порок и грех. Сразу в памяти всплывает твёрдая, решительная критика, высказанная Спасителем в отношении фарисеев, проявивших в напускной набожности худшие черты ханжества и двуличия. В оправдание фарисеев добавим лишь полстроки. Не будь в те годы в Палестине революционной религиозной ситуации, их начётничество, формализм и банальное обрядоверие вполне бы сошли за норму. Они тупо попали под раздачу,  в общем, как всегда: «наградили непричастных, наказали невиновных!»
Попытаемся обобщить множество определений лицемерия, выделив наиболее значимые параметры. То, что лицемер негодяй, держит за пазухой дурные мысли, знают все. Он же,  плут, говорит окружающим всякие приятные слова, хотя думает совсем не то, что заявляет. Ну, а как насчёт дел? А вот тут-то, как говорится, полная нестыковка! Лицемер всю жизнь совершает только благостные поступки. Да ну, скажите вы, какой же он в таком случае лицемер, то есть пройдоха там, короче, мерзавец, прощелыга и всё в таком же ключе, если всю жизнь добро творит?! И какая же выгода лицемерить? В том-то и дело, что никакой выгоды нет. И лицемерами люди становятся не по своей воле. Такими их делает окружающий мир.
   Общество, совершенно не интересуясь внутренним духовным состоянием индивида, безапелляционно  требует, чтобы он полностью соответствовал высоким нравственным критериям. И, в общем,  не важно,  насколько трудно это даётся конкретной личности. К тому же, вопрос о том, что можно рассчитывать на некую компенсацию за усилия, а порой и сверхусилия, в борьбе с собственными страстями и влечениями, даже не ставится!  Внутреннее равновесие субъекта - это его сугубо частная проблема. Тот же самый первоисточник указывает однозначно: «Воздастся по делам их».   И член коллектива вынужден  жить за пределами своих духовных  возможностей, то есть в непрестанном надрыве.  Ведь истинные потребности неизменно остаются неудовлетворёнными. Страсти и влечения загоняются в дальние углы души,  а   требования культуры воспринимаются как постоянный гнёт.   
Это ощущение   дискомфорта и беспокойства ведёт к когнитивному диссонансу и жгучему желанию разорвать порочный круг. История полна примеров,  как эти вопросы решались подспудно.   
Выход из сложившейся парадоксальной ситуации мы видим только на пути пересмотра дефиниции лицемерия. Что, если взглянуть на лицемерие как на адаптационный механизм эволюции. Homo sapiens изначально эволюционировали как социальные существа. Совершенствование общества было не менее важно, чем развитие индивида. Отсюда и появление таких вредных для особи, но полезных для коллектива человеческих качеств как альтруизм, честность, порядочность, добродетельность. Здесь же кроются корни религиозности, самоотверженности, желания творить добро, а не зло.  Заметим, что сапиенсы эволюционируют всего  лишь каких-нибудь двести тысяч лет. И за этот, весьма короткий для биологических часов, период времени, далеко не все индивиды получили необходимые, высоко ценимые в обществе гены. Однако тренд налицо. Все религии, идеологии, учения, включая тайные, однозначно говорят,  где Добро, а где Зло. В этом плане креативностью не отличались даже ни поклонники кровожадных богов ацтеки, ни людоеды маори! Нравственность  и, в первую очередь, общественная мораль победили в рамках социума. Все знают, что такое хорошо и что такое плохо. И каждый понимает, что если все будут делать плохо, социальная система рухнет, похоронив под собой всех и каждого. Поэтому, если сам не можешь соответствовать высоким идеалам, хоть соседа заставь. А кто-нибудь и на тебя надавит. И здесь лицемерие становится могучей подсказкой эволюции, палочкой-выручалочкой.
Осталось, закрепив теорию практикой, рассмотреть несколько конкретных примеров из нашей обыденной жизни.
Прирождённый садист, сублимируя порочную страсть, выбрал для себя профессию  хирурга. Несомненный лицемер, он всю жизнь кромсал своих пациентов. И заслужил при этом почёт и уважение. Уж ему-то, ввиду природной сущности, изначально понятно, как надо резать. Готов ли кто-нибудь заявить: лучше бы этот человек до конца оставался честным перед собой и людьми и резал пациентов, то есть жертвы, не на операционном столе, а в подворотне?! 
 Патологоанатом. Чем может привлечь данный вид деятельности, кроме искренней любви к трупам?! Оговоримся сразу, для лучшего абстрагирования мы не учитываем того обстоятельства, что большинство людей профессию не выбирают, а занимают вакантные места по стечению обстоятельств.
Мужчина – гинеколог. В мужском отделении бани даже старуху не поставят на место банщика. И наоборот.  В ИТУ, то есть на зоне, заключённых женского пола  имеют право досматривать только сотрудницы женщины. Не положено иначе! А тут такое, куда только мужья смотрят.  Этого мы не знаем.  А вот в какое место  направляет свой взгляд мужчина-гинеколог, известно хорошо.  Ну, и что заставило его среди множества вариантов врачебной специализации, выбрать именно этот?! 
Убойщик на скотобойне. Конечно, тут уровень сублимации не запредельный, особенно, если накатить стакан-другой. Тем не менее, кровищи-то хватает!
Юрист, который хочет быть судьёй, а не адвокатом. Как без лицемерия объяснить его мотивацию?  Допустим, он пошёл в судьи просто за деньгами, взятки брать. А если ему нравится судить?!
Снайпер не хочет быть садоводом: «должен же кто – то Родину защищать!». Представим, что он, борясь с лицемерием, реально уйдёт в  каменщики. Так и на самом деле за  родную землю заступиться будет некому.
Надеюсь, данный взгляд на роль и значение лицемерия в жизни общества, может показаться и интересным,  и полезным.
 

                116. ***
Можно ли о человеке, который полностью завязал с алкоголем, окончательно перейдя на героин, сказать, что он непьющий?!
 
                117.***
  Не одну сотню лет новые поколения   цыган России продолжают легко дурачить  всех нецыган.  Казалось бы, осознание опасности  должно впитаться уже на генетическом уровне. Ведь ягнёнок, впервые учуяв запах волка, сразу воспринимает его как смертельную угрозу.  Почему же в человеческом сообществе такого не происходит?
Предположение есть.
        В основном цыгане обманывают людей, выпрашивая милостыню. Более квалифицированные приёмы мошенничества вовсе не являются их этнической прерогативой. Требуя денег, они как инструмент, как отмычку всегда и всюду  используют Имя Божье. Любой средний человек имеет в  пассиве   кучу грехов, как минимум, грешков. Идти в храм разруливать все эти непонятки особо некогда, да и хлопотно. Ведь обрядоверие - целая наука. Старухи – профессионалы сразу зачикают, типа: «стой здесь, иди сюда, и, вообще, замолчи, когда с тобой беседуют!» Разве в условиях такого форс-мажора до Господа достучишься?! Ведь позакрывают, падлы, наглухо все ходы и выходы.
А вот вступая в контакт с цыганами, жертвующий деньги как бы приобретает маленькое прощение грехов. То есть интуитивно человек приближается к тому же, к чему Церковь пришла через многие века настойчивых поисков. Происходит банальная покупка индульгенции в бытовом, и, к сожалению, самом правильном понимании этого слова. Не будем опошлять ситуацию: никто не рассматривает денежный взнос как взятку, предлагаемую на Самый Верх. Но и занижать степень меркантильности тоже не стоит. Резонно отметить: цыгане ну никак не вытягивают на уровень посредников, хоть сверху смотри, хоть сбоку. Но люди-то в душе отдают деньги Богу, а не этим прохиндеям. А уж Господу виднее, кого назначать мытарями!
    
                118.***   
Почему украинцы не смогли создать ни государства, ни нации?!
Впервые «украинскость» можно выделить в 1169 году. Когда, возглавляемая владимиро - суздальским князем  Андреем Боголюбским,  коалиция    разорила  Киев, подобно чужому городу. Впрочем, Залесской, как и Заокской Украиной в те годы называли сегодняшний  ЦФО, то есть исторический центр нынешней России!  Есть подозрения, что о Великих Украх тогда и слыхом не слыхивали.
Имеют ли право украинцы на государственность и этническую самоидентификацию?
Не малое число русских решительно заявит: «Нет!». В понимании великороссов  украинцы это, как бы, не совсем русские. Сами же украинцы, в большинстве своём, готовы утверждать, что они совсем не русские. Вот тут – то, как говорится, собака и порылась! Не будем поддаваться обольщению имперскими амбициями, вставая на зыбкое основание великодержавного шовинизма.  И, сглотнув комок обиды, вынужденно констатируем:   право такое украинцы, однозначно имеют!
 Теперь попробуем оценить, как это право реализовывалось в течение последних девятисот лет. На фоне Сингапура, Бельгии или Швейцарии, где нации нет, а государство есть,  стартовые условия Украины и в 1362, и в 1654,  и в 1709,   и в 1918, и в 1991 годах внешне выглядят просто блестяще. Но, как уже всем хорошо известно, ни одним из этих  шансов украинская политическая элита, олицетворённая Хмельницким, Мазепой, Петлюрой, Кравчуком и нынешними «младореформаторами» так и не  смогла воспользоваться. Всегда чего-то не хватало, чтобы дожать до конца.   
Русские неизменно путали понятия «этнос» и «суперэтнос». Впрочем, обвинять их в этом было бы весьма легкомысленно. Германский суперэтнос,  в границах такого аморфного квазигосударственного образования, как «Священная Римская Империя германской нации», просуществовал, без малого, тысячу лет. Не будем впутывать сюда, сгинувших в горниле истории, «аки обры», готов, вандалов, алеманов и прочих лангобардов. Но ведь швабы, баварцы, франконцы и саксонцы  до сих пор имеют диалектные различия в языках на уровне грамматики! И разница эта вполне перекрывает седьмой падеж украинского языка! «Железный канцлер» Второго Рейха Бисмарк смог объяснить, вышеперечисленным народам, что все отмеченные отличия совершенно не существенны. На полях Второй мировой они окончательно становились единой нацией. После поражения Третьего Рейха было проведено  многомиллионное выселение немцев из Чехии, Польши, Восточной Пруссии в изрядно сжавшуюся территориально Германию.  И оно    беспощадно стирало остатки этнических различий.  Полную нивелировку старательно доделывают телевидение и Интернет. 
Чёткой границы между языком и диалектом нет. Если двигаться от Винницы или Львова через Киев, Донецк, Москву, Вологду на Архангельск, нетрудно заметить, что в каждом городишке говор немного меняется. Жители соседних деревень легко понимают друг друга, а на расстоянии пятисот км в любую сторону уже возникают затруднения. Принципиально другая ситуация складывается, например, в горах Кавказа, где, живущие в двух шагах, допустим, осетины и ингуши или аварцы и даргинцы совершенно не понимают язык соседей.
Каждому, кто знаком с теорией Большого взрыва, несложно увидеть аналогию между возникновением Вселенной и формированием русского этноса и российского государства. Сжатая в середине 13 века, русская этническая пружина распрямилась с огромной силой, выстрелив до Аляски, южных отрогов Копетдага, Западной Польши. Государи российские всегда твёрдой рукой давили этнический сепаратизм. Иван Великий, а затем Иван Грозный дотла сжигали Великий Новгород,  а чудом выживших горожан перегоняли ближе к Москве. Новгород же заселяли, включая элиту, жителями Подмосковья. Смена этноса привела к тому, что всё, что относилось к бренду «Господин Великий Новгород», осталось лишь в былинах. Пётр Первый за год до Полтавской битвы подавил восстание Булавина, вырезав значительную часть  донских казаков. Это полностью сломило этнический стержень. Донцы пересели с ладей на коней, стали, вместо торговли солью и рыбной ловли, пахать землю и из разбойников сделались пограничниками. А новые волны великороссов,  вливаясь в поредевшее казачество, окончательно переформатировали этническую доминанту. Тот же Пётр Великий, дав ассиметричный ответ Мазепе, беспощадно резал предавших его запорожцев и стёр с лица земли Батурин ещё радикальнее, чем поступали его предшественники в Новгородской Земле. А поголовное выселение некоторых малых народов в 1944г. также являлось борьбой с сепаратизмом, как и  репрессии на Дону в 1919г.
Русские до 1991г. ментально не могли признать за украинцами такие же права, как за поляками  или литовцами. И что это может значить? Ровным счётом ничего! Фландрия столетиями была неотъемлемой частью Нидерландов. И вдруг, откуда ни возьмись,   появляется фламандский этнос. Вместе с валлонами фламандцы входят в состав Бельгии. Эти два народа, ненавидя и презирая один другого, создали эффективную экономику, достигли высокого уровня жизни и так «мучаются»,  уже без малого, двести лет. Испанцы и португальцы возникли на глазах историков в горниле Реконкисты. У них был единый этнический субстрат и одна историческая судьба. И, тем не менее,  выделение португальцев, это не нонсенс, а закономерность этногенеза! Но чем дальше в лес, тем злее партизаны. Как смогли в этих условиях появиться каталонцы и галисийцы, которые считают себя скорее антииспанцами, чем испанцами, уму непостижимо?! Ну, а о наличие арагонцев, валенсийцев, канарцев, астурийцев и прочих кастильцев  упомянём лишь для объективности общей картины. А ведь в эпоху создания колониальной империи, все они, отчаянные конкистадоры, безжалостно резали ацтеков, инков, за компанию филиппинцев, и идентифицировали себя только как испанцев.
Многие этносы имеют точную дату,   и даже место своего рождения. Немцы и французы появились в 843 году при развале империи Карла Великого, монголы на курултае 1206 года, американцы в 1776 году в момент опубликования Декларации Независимости. На Куликовскую битву 1380 года шли москвичи, суздальцы, смоляне,  ярославцы, а возвращались с битвы великороссы.   
Генетически русские и украинцы идентичны, включая жителей Галиции, Кубани и Поморья. Примесь половцев и угро - финнов в целом картины не поменяла. Но у украинцев не было своего Куликова поля. Сначала литовская государственность, затем польская,  а за ней русская не дали населению стать этносом. «Украинство» так и не приобрело политической окраски, заняв лишь нишу народной культуры. Если ребёнка в самые первые годы жизни не научить разговаривать, дальше сделать это будет невозможно. Однажды не родившись, украинский этнос так навсегда и остался этническим субстратом, напрочь лишившись этой способности. И все усилия элиты провести реанимацию, систематически прилагаемые уже четыреста лет, постоянно ведут к плачевному результату. Обречённость последних стараний также видна   невооружённым глазом.
Никто не оспаривает право украинцев и на тысяча первую попытку. Но ведь всем хорошо известно «обещать – не значит жениться!». 
               
                119.***
  Школьник-токсикоман загнулся от передоза. В ответ  на шокирующее событие состоялись два   митинга. Один призывал защитить   детей от этой социальной эпидемии. Второй прошёл под лозунгом, требующим повысить качество и доступность наркотиков. 
                120. ***   
Монголы были единственным народом, который сумел победить русских. Правда здесь есть две больших оговорки. Монголы смели на своём пути всё от Вьетнама до Ирака и Венгрии. Это первое. Во-вторых, существует небезосновательное мнение, что великороссы как этнос родились на Куликовом поле, то есть в разгар антимонгольской борьбы. А между домонгольской Русью и послемонгольской Россией единства не больше, чем между итальянцами времён Гарибальди и Муссолини и римлянами эпохи Цезаря.  Или  этническим субстратом из иберо - римлян, свевов, алан и вестготов перед арабским завоеванием и испанцами современниками Колумба, вышедшими из горнила восьмисотлетней Реконкисты.
Американцы сегодня наш главный геополитический конкурент. Возможно, это звучит парадоксально, но у нынешних американцев и монголов 13 века много общего. Как минимум, в контексте нашего противостояния с двумя этими народами и даже с двумя типами цивилизаций.   
Американцы полностью заточены на   материальный успех. Всё, что мешает эффективности, отметается с ходу. На губах дежурная улыбка,   независимо от душевного состояния. Смотришь порой на искусственное выражение лица и думаешь: не дурак ли? Такие краеугольные камни русской духовности, как поиск смысла жизни, тоска,  уныние, правда, справедливость им просто неведомы. Всё окей!   Культура у них не для самокопаний в глубинах души,  а для развлечений. Мюзиклы,  бюджетные игровые фильмы, где технологии стоят над сюжетом, а больше ничего и не надо! Религия – чистый функционал: помолился и тут же ждёшь результата, любые инвестиции должны быть действенны! Кругом процветает обрядоверие, главный вопрос не «зачем», а «как». Спорт – бокс, американский футбол: грубо, зримо,  нагло. Еда – фастфуд: гамбургер закинул в рот, как бензин в бак залил. Одежда – джинсы: ни стирать не надо, ни гладить. Обувь  - кроссовки: стоптались, выкинул, не требуют никакого ухода. Дома одноразовые из щитов, всё равно завтра в другой штат переезжать за деньгами. 
И американцы,   и монголы, кочевники. 
 Американец слился с автомобилем, как монгол с конём. Монголу знатного рода просто постыдно ступить на голую землю, если под ногами нет ковра. Американцу  ноги тоже не нужны, их заменяют колёса.  Живут в домах – фургонах, аналог юрт, легко подсоединяются к коммуникациям. Где фабрика присосалась к жиле, как к пастбищу, там и кормятся. Ресурс кончился, фабрика закрылась, поехали дальше. 
Когда в десятом веке степь высохла, монголы ушли на север в тайгу и стали охотниками.  Через 150 лет снова пошли дожди и они вернулись. Родина там, где трава растёт. А растёт она и в Паннонии, где монгольские кони чувствовали себя не хуже, чем венгерские овощи, и в плавнях Дона, Терека, Кубани.   
Несмотря на желание американцев покрасоваться в лучах толерантности, они крайне безапелляционны. Всё, что не соответствует их взглядам на жизнь, подвергается шельмованию. Для американца по любому вопросу существует только две точки зрения: его собственная и неправильная. Индейцев они перебили не потому, что те реально были опасны. Неконтролируемый дикарь за спиной: кому нужны эти головные боли?! На всякий случай его лучше ликвидировать! Даже те янки, которые никогда ничего не слышали о Бисмарке, безусловно, разделяли его личную максиму: «Меня не интересуют их намерения, мне важно  знать их потенциал!». Ну, а до мысли о том, что только мёртвый индеец хорош, они, похоже, догадались сами. Вовсе не пытаясь инкорпорировать аборигенов в американское общество, местным народам выдвинули обвинение в том, что они не обрабатывают землю. Другие технологии производства пищи:  охота, собирательство, пастбищное животноводство, даже не рассматривались. Те племена, которые землю всё-таки пахали, обвинялись в неэффективности работы и шли под нож наравне с остальными.
Если бы слышал Чингисхан, что человека хотят наказать за то, что не ковыряется в земле, он бы вскипел от ярости. Монголы – то   за ничтожества держали как раз тех, кто землю обрабатывал. Ведь только Тенгри, Вечное Синее Небо имел право рассевать семена. И уж никак не людишки! Полная аналогия американской нетерпимости. Как  говорится, те же яйца, только вид сбоку. Кочевники – завоеватели вообще сначала хотели перебить всех земледельцев, как лишний элемент биоценоза. Однако компетентные специалисты из китайских чиновников и хорезмийских коммерсантов подсказали, что лучше весь этот «биологический мусор» обложить тяжкими налогами и пусть пашут как в прямом, так и в переносном смысле слова во славу монгольского величия.
Мы англичан и американцев на один аршин меряем – англосаксы. А они очень разные. Англичане чопорные хранители традиций. Для англичанина  «мой дом - моя крепость», для американца и фургончика хватит. Американцы – разрушители устоев. За столом беседа, еда, там обитает духовность.  А он, ковбой,  ноги на стол взгромоздил, короче, положил на всех и всё!
Монгол в целом законопослушен, потому что в Великой Ясе Чингисхана, кроме лишения жизни, другие наказания, в общем – то, и не предусмотрены.   
Американец с детства знает ПДД и хорошо понимает, нарушение правил карается смертной казнью. Ведь далеко не в каждой автомобильной аварии удаётся выжить!
Как видим, у этих двух выдающихся народов, казалось бы, столь разных, но, в то же время так похожих, есть чему поучиться. Хотя бы тому, как легко и непринуждённо они сами учились и учатся у других народов:  как у друзей, так и у врагов!
               
                121.***
Как минимум полторы тысячи лет японцы с равным уважением исповедуют два вероучения.  До Реставрации Мейдзи 1868 года государственной религией был буддизм. Но и древний национальный  культ синтоизм практиковался всеми японцами. Встав на путь модернизации и агрессии, японская элита быстро поняла, что международный  буддизм для великих свершений не годится, с какой стороны на него не смотри.  А вот родное язычество – совсем другое дело! Японцам легко удалось влить «молодое вино в мехи ветхие». От синтоизма они оставили в основном название. Всё остальное подогнали к текущему моменту. Оказалось, что высшая духовная сущность   живёт во всех японцах и действует через них. Император — живое воплощение богини Аматэрасу, и должен почитаться наравне с богами. Япония — государство-семья, в которой подданных  отличает сыновняя почтительность    к императору, а императора — родительская любовь к подданным. Благодаря этому японская нация является избранной, превосходит все другие по силе духа и имеет некое высшее предназначение. Короче,  карт-бланш был открыт! Под мудрым руководством  богини Аматэрасу и японского правительства обновлённая нация добилась немало. Угомонились японцы лишь после Хиросимы и удара советских войск по Квантунской армии. После поражения, взгляд на синтоизм был изрядно подкорректирован, но и в наши дни две религии прекрасно уживаются.
  В1917 году в России захватили власть большевики.  Юридически коммунисты стояли на позициях атеизма, то есть отрицания любых богов и религий.  Но как-то  незаметно, эволюция этим и отличается от революции, новое политическое учение стало приобретать религиозные формы.   Попов, как конкурирующую идеологию, марксисты – ленинцы разогнали.  Народ, в большинстве своём,   новую веру принял. Но и старой не забыл!
 В новой религии не хватало мистики. Ну, какой Ленин вечно живой, если вон он труп до сих пор лежит. И до воскресшего Христа ему как до Китая пешком!   Магия  появилась позже, когда громогласно объявили, что «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме». То есть,  можно будет работать, как захочешь и иметь всего навалом. Конечно, это настоящее волшебство, которое под силу только Богу. До эпохальных решений 22 партсъезда ситуацию рассматривал в таком ключе только Христос в своей знаменитой Нагорной проповеди. Однако народ в коммунистическое чудо уже не  верил, реалии жизни говорили совсем о другом. Большевикам надо бы про рай на земле заговорить с ходу, а не через почти полвека. Упустили время! А вот предшественник их о Царстве небесном заявил с первого дня. «Коммунизм» продержался  лишь  73 года,  просто смешно. А тут уже третье тысячелетие пошло.
Гармонично сочетая две веры, люди ходили по престольным праздникам на кладбища мёртвых предков поить – кормить. То водочки на могилку плеснут, то крупы насыплют. Чистейшее язычество!  Но выйдя из-под контроля попов, народ «лепил» советское православие как Бог на душу положит. В общем, исходя из здоровых религиозных инстинктов. Люди искренно верили, что этот эрзац и есть самое, что ни есть, христианство.
Благодаря идеологическим дебатам 90ых годов 20 века у нас сложилось стойкое убеждение, что   двоемыслие, то есть   способность одновременно держаться двух противоречащих друг другу убеждений, есть порождение тоталитарных политических режимов. Это заблуждение! В Тёмные века практически все европейцы не сомневались в существовании  личностного Бога.   Это мы сейчас не уверены, смотрит на нас глазок видеокамеры, или пронесёт. Записан наш неблаговидный поступок, или и в этот час всё обошлось. Тем не менее, лишний раз подумаешь. А они ни на миг не сомневались: каждый шаг и все мысли под неусыпным контролем. Господь, извините за моветон, не видеокамера. И, несмотря на это, люди грешили так, что есть чему поучиться. Ну, и как тут не сойти с ума?! Ведь они реально, на самом деле боялись Бога, без всяких условностей и словоблудия. И точно знали, что Ада не миновать! Здесь двоемыслие – единственный путь к спасению, впрочем, как и в «красной религии»!
Сегодня Россия берёт реванш за неудачи последних десятилетий. И православие, как вероучение вселенского добра, не полностью отвечает чаяниям народа. Не подходит и классический коммунизм. Ведь он тоже заточен на мировые масштабы. А модернизировать «красную веру», как японцы в своё время синтоизм,  вполне надёжный ход.   
Многие боятся, что может возникнуть новое синкретическое верование, а то и вообще произойдёт синтез совершенно нового учения. Данные страхи безосновательны, в этом нет нужды ни у власти, ни у общества. Красная Четверица: Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин диалектически эволюционировала в Красную Троицу. Ведь недаром  же сказано:  Бог любит троицу. Впрочем, и  сам он является Троицей. Не стоит бояться, что эти две Троицы сольются или взаимно  обогатятся. Две веры в одной голове, каждая для своей цели, как показал японский опыт, если и не  столбовая дорога человечества, то один из весьма жизнеспособных вариантов.
               
               
 
                122. ***
 Над гей – парадом, на фоне розового заката, в голубом небе засияла радуга. Означает ли это, что вся природа – и закат, и небо, и радуга – выступили в поддержку пидоров?!
                123.*** 
Всегда выигрыш за тем, кто, навязывая дискурс,     формирует повестку дня. Не нами сказано:  «Обвиняйте! Тот, кто оправдывается, уже наполовину виноват. Говорите! Кто молчит,  тот слушает. А кто слушает, тот слушается». По оксфордскому тесту на  IQ, пигмеи – полные дураки. А если бы тест составляли сами насельники  африканских джунглей?  Особенно на способности ориентироваться в непроходимых лесах и различать оттенки зелёного цвета?!
Европейцы  всегда хотели видеть русских людьми второго сорта, в общем, дикарями. Способность нации конкурировать в гонке вооружений не скроешь ни мифами, ни мемами, ни, даже, эгрегорами. Пока наши пушки достойно отвечали на выстрелы с Запада, доказать нам, что мы полное дерьмо, было не так-то просто. Если же со скорострельностью, как под Нарвой в 1700г., или под Севастополем в 1853г., происходил сбой, брали героизмом. Но и орудия очень быстро подтягивались.
 Заметим, с китайцами и японцами Запад  вошёл в контакт в   начале 16 века. В это же время  были установлены отношения и с инками, и с ацтеками. С индейцами европейцы разделались буквально за считанные месяцы. Поднебесная, родина огнестрельного оружия, держала паритет триста пятьдесят лет. Но как только китайские пушки отстали в качестве, империю Цин тут же и «сделали».  Для этого понадобилось несколько последовательных операций: пара «опиумных» войн и пара «боксёрских».
Россию не удалось «раздербанить» ни в 1612г., ни в1812г., ни в 1917г.(а реальность такого варианта весьма очевидна!), ни в 1941г., ни, даже, в 1991г. Что касается последней даты, то ситуацию спасло только наличие ядерного щита. И что нам остаётся, кроме того, чтобы скатиться к клише о «бессильной злобе»? Вынужденно отметим, что геополитические страхи это   реальное и, даже, вполне измеримое явление. Попробуем хотя бы бегло взглянуть на некоторые из них.
  Между всемирной эпидемией чумы шестого века, названной «юстиниановой» и великой чумой середины 14 века лежали Тёмные века. То есть, для непомнящих предыдущую эпидемию европейцев, это стало настоящим Апокалипсисом. Болезнь за пару лет сократила население на треть, унеся десятки миллионов жизней. Страх парализовал мозги, и люди уверовали, что      болезни передаются через воду. Санитария откатилась даже не на уровень неолита, ведь первобытные люди  интуитивно чувствовали пользу воды, а вообще ушла в ноль! Гнушались воды даже короли.  Эта история затянулась на полтысячи лет. Высшие слои населения, заглушая вонь, натирались  ароматизированными салфетками, отсюда и взлёт парфюмерного бизнеса,   а народ  не мылся вообще. Параллельно этому   для производства металлов, идущих на военное дело, активно вырубались леса. Дров банально не хватало ни на подогрев воды для мытья, ни на приготовление горячей пищи. Лишь переход на каменный уголь подорвал сначала материальную, а затем и духовную базу такого неблагополучия. В это же время в других частях планеты процветали русские, турецкие, японские и всякие другие бани. Вплоть до походных вигвамов - парилок североамериканских индейцев! А шелудивые от грязи жители северо-западной оконечности Евразии весь мир считали неполноценным, недоразвитым. Особенно доставалось русским из-за экстремального массажа при помощи веника и зимних купаний в прорубях! В общем, принцип «неважно, кто виноват, главное – кто обвиняет» наши «европейские партнёры»  усвоили крепко.
Заметим, циклы или фазы развития Европы и России не просто не совпадают, а почти всегда диаметрально противоположны.
 Революция 1917 года вошла в историю не только массовыми расстрелами, но и  колоссальным раскрепощением души и тела.  На основании устава ВЛКСМ, исправно уплачивающий взносы комсомолец мог претендовать на тело любой приглянувшейся ему комсомолки.  Появилась «теория стакана воды», утверждавшая, что молодым строителям коммунизма совокупиться так же просто, как выпить воды. Конечно, реальная жизнь вносила свои коррективы, но тем не менее! Битникам, хиппи и прочим представителям асоциальных субкультур такая постановка вопроса, несомненно, показалась бы и родной, и близкой. Но эти движения появились на Западе сорок лет спустя. А в двадцатые годы двадцатого века и пуританская Европа, и   набожная Америка приходили в ужас от социальных экспериментов «этих русских». И полагали, что «бациллу непотребства» можно окончательно ликвидировать только вместе с носителями заразы. В тридцатые годы «сексуальная революция по-советски» выдохлась, начался откат. И если сосед в кромешной темноте через замочную скважину смог разглядеть, как законный муж вступает в отношения со своей не менее законной женой «не по-социалистически», шансов получить реальный срок у них было, хоть отбавляй. Как раз к тем дням, когда «сексуальная контрреволюция» у нас победила окончательно, а слоган «в СССР секса нет» стал чуть ли не императивом, Запад пустился во все тяжкие. И упрекать нас в отсутствии распущенности они стали с не меньшим энтузиазмом, чем ранее инкриминировали  её наличие. 
Также вышло и с религией. Когда русские мужики кинулись сбивать «маковки» церквям, Запад оцепенел. Никто и представить не мог, как легко заменить одну религию другой, даже если последняя принимает формы идеологии. А уж о двоеверии смогла сообщить лишь живая практика. В наши дни фазы опять не совпали. У нас верующих, конечно же, так или иначе, восемь человек из десяти. А атеистом готов себя признать   лишь каждый шестнадцатый.  На Западе безбожники торжествуют. В некоторых странах число религиозных людей приближается к статистической погрешности. И то веруют они скорее в домовых, инопланетян и неумолимость кармы, чем в Личностного Бога. И вот сегодня безбожный Запад готов надсмехаться над нами за нашу «духовную убогость» с той же страстью, с какой не мог простить нам совсем недавнее, по историческим масштабам, увлечение атеизмом.
Не хотелось бы лезть, но сегодня «заднеприводную тему» не обойти, не объехать. Есть мнение, что цивилизационное недопонимание кроется в физиологии. Европейцы не смогли простить: ирокезам скальпирование поверженных противников, ацтекам - ритуальные убийства военнопленных, папуасам – сушку трофейных голов, маори – поедание плоти своих врагов. А чего же они не могут простить нам?! Не спешите впадать в недоумение. Если ты не хочешь «как мужик у мужика» - ты враг! А дикарям, как известно, среди цивилизованных людей   места нет. Некоторые рассуждают: ну, если там одни пидоры, так давайте, и мы выберем мэром пидора и    пошлём в Европу к мэрам – пидорам. Они на уровне городов и муниципалитетов всё и «порешают». И будет всем счастье. Дескать «ворон ворону глаз не выклюет», а  «рыбак рыбака видит издалека». Наивность этих рассуждений просто детская.    Ненастоящего пидора   разоблачат в два счёта! Надо туда  нормального мужика послать. Не натурала, а мужика. Он им объяснит,  что мы пидоров, и моральных в том числе, за людей не считаем! А играть по чужим правилам, заведомо соглашаясь на проигрыш, вовсе не собираемся.
Не могу не коснуться и такого «незыблемо русского вопроса» как употребление алкоголесодержащих растворов. На пьедестале мы так и не побывали даже в «пьяные девяностые». Из почётной десятки «бесславно» выпали. Похоже, скоро «с позором» вывалимся и из тридцатки. И здесь не надо быть великим фантазёром, чтобы представить фантастическую по меркам русского человека ситуацию. Пьяный Запад надсмехается над непьющей Россией (предлагаю задуматься над словосочетанием Святая Русь), воспринимая трезвость как один из главных пороков человека. Для облегчения построения логических цепей небольшая подсказка: ведь за отказ разрешить употребление лёгких наркотиков на нас если и не готовы наложить экономические санкции, то однозначно подвергают и обструкции, и остракизму!
                124. ***
В подземном переходе ушлая старуха заливается  соловьём. – Мочалки, покупаем японские    мочалки. Солидный господин с лёгким упрёком произносит.
- Женщина, какие же они японские, если на них русским языком написано  «сделано в Китае».
- Ну, да написано, - не моргнув глазом отвечает работница переносного прилавка, - а в чём, собственно говоря, дело?! Мочалки эти  так называются: «японские». А кто и где их смастерил, это отдельный разговор. Вы же берёте сыр «Пошехонский», вкусный и полезный. Хорошо если его в Липецке сделали, в пятистах верстах от Пошехонья. А то ведь и из  Иркутска могут привезти. А это подальше будет, чем Парма с её пармезаном, или Руэрг с рокфором. А вы долдоните Китай, да Китай. Стыдно, мужчина, быть таким безграмотным!
                125.***   
В Голливуде в наши дни негры бузят против белых, аргументируя бунт тем, что темнокожим не стали давать   «Оскара».  При этом вопрос о том, плохо ли или хорошо играют, представляющие расовые меньшинства, актёры  даже и не поднимается. Обрабатываются статистические данные, экстраполируются графики временных интервалов и делается  «единственно верный вывод» - наших бьют. То есть явная расовая дискриминация. Премия Американской академии кинематографических искусств и наук «Оскар» не вчера появилась. В те годы, когда на скамейках в парках в США реально писали «только для белых», ни те, кто «Оскара» присуждал, ни сами потомки рабов, проблемы здесь не видели. А вот когда Мартин Лютер Кинг стал собирать марши миллионов, а «Чёрные пантеры» устроили реальный террор по всем штатам, белые быстро сообразили, что надо договариваться. На расовые меньшинства посыпались бонусы и дисконты. В своё время белые чернокожих просто угнетали, а индейцев истребили. Требуя исторических компенсаций, негры, как говорится, «и своё не отдали, и чужое не упустили». Цивилизационное покаяние белых перед индейцами выходцы из Африки диверсифицировали в реальные материальные преимущества для себя. В восьмидесятые и девяностые годы двадцатого века «Оскары» им раздавали, как жареные пирожки. Но когда, как показалось белым, всё устаканилось, вот уж и президент темнокожий, куда дальше-то, они решили, что «кто старое помянет, тому глаз вон!». Но афроамериканцы тут же выдвинули   альтернативную точку зрения: «А кто забудет – тому оба!». К халяве-то быстро привыкаешь. На волне расового подъёма чернокожих, роста их самосознания, культурного и духовного уровня, несомненно, выдвинулась плеяда ярких политиков, актёров, спортсменов. Заметим, что и в таких условиях учёные и инженеры из этой среды так и не вышли! Но, похоже, «заряд пассионарности» иссяк. Ведь эмигранты из Африки теперь не только не униженный, а привилегированный слой общества. Ну и зачем напрягаться?! Даже в кино. Талантливых темнокожих актёров в наши дни просто нет, а «Оскара»-то хочется. Вот и гонят пургу про расизм в одном, отдельно взятом Голливуде, авось удастся проскочить между щипанных.
 В наших реалиях нечто подобное тоже имеет место. Если кавказца или азиата  сажают за убийство, он, ища спасительную соломинку, попытается, если и не суд, то себя и земляков убедить в том, что привлекают его исключительно за происхождение.   
В вышеозначенном контексте попытаемся взглянуть на тему дискриминации не замыленным взглядом. Ведь в19 веке рабы даже не осознавали, что они угнетены. Им чётко объяснили: такой порядок вещей идёт от Бога! И куда уж тут рыпаться?! А в 21 веке их потомки искренне верят, что не достаточное количество льгот и преференций по отношению к другим слоям общества, тем же белым, и есть самая настоящая несправедливость.
Приведём и мы несколько примеров дискриминации, которые таковыми, возможно, покажутся далеко не каждому.
1. Баскетбол  - вид спорта с ярко выраженной дискриминацией. В боксе, борьбе, штанге никому не придёт в голову сравнивать спортсменов весом 50 кг и 150 кг. Все понимают – это глупо. В баскетболе нет градаций по росту. И к чему это приводит? Спортсмен ниже двух метров не имеет никаких шансов. И всем, на удивление, пофигу. 
2. Ещё  каких-то полвека назад за пидорами, как за меньшинством,  во всём мире не признавали никаких прав. Сейчас им можно всё, вплоть до однополых браков. Вот здесь-то и прослеживается изощрённый цинизм современного постиндустриального общества. Почему обычным гомикам можно,  а педофилам нет?! Нам начнут втирать, мол, взрослые геи по согласию, а тут же несовершеннолетние. Считаем это демагогической уловкой: за конфетку можно совратить и малолетку. Яркий пример Древней Греции эпохи расцвета эллинизма напоминает нам, что именно педерастия была наиболее распространённой формой гомосексуализма.   
3. Каннибалы, копрофаги, некрофилы: чем они хуже веганов, сыроедов, солнцеедов? Да здесь, в плане борьбы за свободу и права, поле не паханное,    тут ещё и конь не валялся!
4. Чем традиционные религии доказали своё преимущество перед нетрадиционными?! Например, возьмём отточенный до совершенства культ  ацтеков, где неистовые боги требовали человеческих жертвоприношений. Ладно, военнопленных резали как поросят на Рождество. Здесь всё понятно: «хочешь – не хочешь, следующий!». Но ведь были и истинные шедевры  религиозного творчества насельников Месоамерики. Я надеюсь, никому не пришло в голову, что религия мексиканских индейцев идёт от Бога?! Девушки из лучших семей становились в длиннющую очередь, чтобы дождаться того благословенного часа, когда боги скажут: ты достойна. Вереница кандидаток на рассвете шла выверенным маршрутом. В засаде сидел вонючий волосатый жрец. Только он один знал, кого призвали боги. Ацтеки, до прихода испанцев умели производить некачественную медь. А бронзу, в отличие от инков, плавить так и не научились. Нож у жреца был из вулканического стекла обсидиана. Прямо скажем – не булатная сталь. И этим каменным предметом культа жрец из темноты наносил сзади удар по шее призванной богами. Как вы догадались, снести с плеч изящную головку с первого раза было большой удачей. И тут требовалось истинно ацтекское воспитание элиты. Это вам не английская чопорность, не французская галантность и, даже, не японская утончённость. Бери выше – это ацтекский ментальный стандарт! Полумёртвая избранница богов, взяв под полный контроль умирающего мозга инстинкт самосохранения, вместо того, чтобы бежать от смертельной опасности, горделиво ждала второго удара. Обычно, третий уже и не требовался. Описанная сцена ярко контрастирует с   постановочным актом, в котором участвовали  Авраам  и Исаак. У ацтеков всё было по-взрослому: никакой заместительной жертвы в виде барашка заведомо не предусматривалось! Но пришли испанцы и объяснили местным жителям, что их традиционная религия не столь уж и традиционна.  Новый культ весьма быстро заменил старый. Правда, теперь в жертву высшим силам приносили не лучших, а худших. То есть не праведников, а грешников. И  на   теокалли никто  тела теперь уже не    расчленял, вырывая сердца, как самую лакомую для богов часть тела. Всё упростилось вплоть до примитива. Людей,   через небольшое аутодафе, целиком заживо сжигали на   костре. 
 В 750 году Римской эры, это минус третий год от Рождества Христова,  на всей планете не было ни одного христианского храма. Но ведь основоположников движения это совсем не смущало. Ну, и где теперь эти грандиозные дворцы, посвящённые всяким разным зевсам, юпитерам и тому подобным афродитам?! А церквей шаговой доступности не меньше, чем кабинетов политпросвещения и красных уголков в  в минус девятнадцатом году коммунистической эры (1961 год от Р.Х.).Вот тебе и традиционность!
В наши дни совсем слабовато насчёт храмов  Летающего Макаронного Монстра. Или Великого Червя. Но адептов это не смущает. Как говаривали немцы в апреле 1945 года: «Да, вы сейчас под Берлином. Ну и что?! Ведь мы уже были и под Москвой, и в Сталинграде. Погодите, только вот Оружие Возмездия сварганим, сразу и вернёмся». Зато реально существует  живой Бог Кузя. Его даже потрогать можно. Сотворил ли он, кроме беспредела, ещё что-либо, пока неизвестно. Но его последователи не сомневаются, что для Кузи пройтись по воде, всё равно, что два пальца об асфальт. Имеют ли право традиционные конфессии давить и прессовать учения нетрадиционные. Здесь одна установка: прав тот, у кого больше прав. Но кто выиграет в конкурентной борьбе за души человеческие, это ещё бабушка надвое сказала. А апостол Павел выразился намного точнее и глубже   абстрактной бабушки: если учение сие от Бога, то оно не умрёт.
5. Мужское синхронное плавание и женская штанга. Это реальный рывок от дискриминации к равенству возможностей. Может кто-то по простоте душевной и съехидничает: пусть дуры пыжатся, геморрой зарабатывают. Но здесь не получится и рыбку съесть, и косточкой не подавиться. Принцип важнее здравого смысла.  Тут же как: «Моя свобода кончается там, где начинается твоя» и «Я ненавижу ваши идеи, но готов умереть за то, чтобы вы могли их высказать». Вон как классики хватили!
7. Но вся эта пустопорожняя болтовня не стоит и выеденного яйца на фоне той ещё не осознанной биологической катастрофы, которая дамокловым мечом нависает над всеми нами. Мужчины лишены права на репродуктивную функцию! И о каком равенстве полов после этого можно тараторить?! Природа задействует в механизме эволюции мужской пол как расходный материал, как субстанцию для экспериментов, лишая мужчин главного преимущества: способности воспроизводить себе подобных. Рискнём применить смелую метафору – делает это она  не с большим пиететом, чем сами мужчины употребляют средство контрацепции, изготовленное из латекса. Самка паука после совокупления банально съедает полового партнёра: ей нужен биологический материал для формирования потомства! У людей до этого пока не дошло. Но задуматься есть над чем. Природа не оперирует моральными категориями; важны только целесообразность и эффективность функционирования системы. Пока мы не разрешим это главное межполовое и гендерное противоречие наших дней, борьба с дискриминацией будет остро стоять в повестке дня! 
               

                126. ***
Как минимум, теоретически  вторую половину для совместной жизни, то есть мужа или жену, каждый человек имеет право выбрать самостоятельно. А вот детей выдаёт судьба!
                127. ***
Просто не убиваемой была вера Надежды в любовь. Хотя весь окружающий Надежду мир громко кричал о том, что надежда Надежды на торжество вселенской любви основана исключительно на вере!
 
                128.***
Алкоголь –  наркотик! Этот набивший оскомину слоган сегодня никто всерьёз не воспринимает. Наряду с каплей никотина, способной убить лошадь, сей расхожий штамп, уместен скорее на устах полусумасшедших городских моралистов, чем адекватных, трезво (простите за каламбур!) смотрящих на жизнь людей. Тем не менее, мы рискнём заявить, что алкоголь самый обыкновенный наркотик: ничем не лучше и не хуже героина, кокаина, гашиша.
В европейской культуре употребление алкоголесодержащих растворов не просто привычно и обыденно. Оно освящено традициями, устоями, даже религиозными канонами. Шампанское: всё красиво, празднично. «Лимонад» алкогольный, жажду утолить. А в том «лимонаде» градусов десять спирта! Кагор, священное вино, важнейший атрибут богослужения. Все эти ментальные наслоения устойчиво преследуют одну цель: аккуратно скрыть основное назначение   алкоголя. Разнообразнейшие напитки, начиная от чистого спирта и заканчивая изготовленным из молока кумысом, нужны только для одного: войти в состояние опьянения, «догнаться», «поймать кайф» и т.д. Но говорить об этом,  прямо и открыто  ни в коем случае нельзя. Мы же не наркоманы какие-нибудь! А пьём для общения, уважения окружающих, для порядка, в конце концов, в форме поддержания общепринятых обычаев. Ну, а то, что фундаментом всего этого служит наркотическое опьянение алкоголем, необходимое лишь для выведения сознания из состояния психической устойчивости, так это ж от пращуров завещано.
Это там где-то в параллельном мире живут мерзкие наркоманы. Они «торчат на игле», убивая себя «герычем». Идут не по той «дорожке», отупляя мозги «коксом». В любой момент готовы «пыхнуть тягу» забористой «травы». А вот на краю пешеходной тропинки валяется абсолютно невменяемый субъект. Он не способен контролировать ни одного  из своих действий. Даже позыва к мочеиспусканию, что подтверждается большим мокрым пятном на брюках. Он лежит на спине и рвотный рефлекс едва не привёл к удушению. Человек даже не осознает, как его зовут, и где он находится. По сути это кусок биомассы на грани жизни и смерти. «Ну, выпил мужик, перебрал малость, - скажут многие, - а с кем не бывает? Не зарекайтесь!» Мы и не зарекаемся. Необходимо лишь констатировать, что «передоз» социально допустимого наркотика алкоголя ведёт к тем же последствиям, что и употребление неприемлемых в нашей культуре, так называемых, тяжёлых наркотиков.
Не упустим из виду  и алкогольный делирий, иными словами, белую горячку. «Белочка» возникает у алкашей в период прекращения пьянства.
     Выражается бредом,    обусловленным зрительными, слуховыми и  тактильными галлюцинациями.  «Галюны» обычно носят угрожающий характер, часто представлены в образе мелких ужасных существ:  насекомых, чертей и т.д.   Основную опасность при делирии представляет риск самоповреждения. 
И чем, хотелось бы спросить, всё это отличается от классической «ломки» героинового наркомана, который, по тем или иным причинам,  лишён «дозы»? Чем?!
 Ещё раз заметим, в общественном сознании алкоголь вообще не считается наркотиком, даже наилегчайшим. А таковым его классифицируют «зануды» специалисты. Как аргумент в споре могут использовать постулат о том, что наркоманами становятся с первого шприца, а спиваются годами. Но и здесь всё не столь однозначно. В отличие от христианства, буддизм, индуизм и ислам категорически против алкоголя. И если две первых религии настойчиво рекомендуют, то в третьей всё совсем «не по-детски». В Иране, например, не так давно одного алкаша, который всех уже достал, за пьянство казнили. В смысловом переводе запрет для мусульман близок к фразе «запрещено употребление любого вещества, находящегося в любом из   трёх агрегатных состояний – твёрдом, жидком и газообразном – способного в той или иной степени воздействовать на сознание». Как видим, запрет тотальный. Но едва просохли чернила на страницах священного текста, лицемеры всё свели к алкоголю. Заметим, именно этот наркотик был выбран как наиболее опасный. Тут же по единой территории исламской культуры от Марокко до Индонезии почти мгновенно расползлись опиаты и каннабиоиды. С точки зрения потягивающего пивко европейца, цивилизация, плотно «подсевшая» на тяжёлые наркотики, обречена. Но, как мы видим, ни о какой катастрофе нет и речи. Великолепные рубаи, в которых восхвалял вино пьяница Омар Хайям, просто меркнут на фоне закулисных достижений обкурившихся анаши ассасинов. К слову напомним, что индейцы тысячелетиями жевали листья коки, из которых изготавливается кокаин, тяжёлый наркотик. Кокаиновыми наркоманами являлись все представители знати в империи инков, включая жречество. Как видим, ни продукты опийного мака опиаты, ни препараты конопли каннабиоиды, ни производное листьев коки психостимулятор кокаин не смогли уничтожить ни одной из цивилизаций, даже ни одного малочисленного народа.   
 В этом плане история даёт нам ещё один пример, подтверждающий выдвинутый тезис.  Европа вела активную торговлю с Китаем после захвата римлянами Египта (первый век нашей эры). Но европейские товары, ввиду их низкого качества, не интересовали жителей Поднебесной. И до начала 19 века,  в течение почти двух тысяч лет, приходилось возить в Китай деньги, то есть, банально, золото и серебро. Но англичане всё-таки нашли востребованный товар. Это был опий! Производили его из мака, выращиваемого на индийских плантациях. Маньчжурское правительство империи Цин опомнилось, когда до десяти процентов подданных уже являлись наркоманами, а правящая элита поголовно. Власти запретили ввоз наркотика в страну.  Но не тут-то было!        Англичане провели две победоносных войны, более похожих на карательные экспедиции, и окончательно «подсадили»  почти все слои населения на опиум. Но нация не погибла. Впрочем,   колонизаторы такой задачи перед собой и не ставили. А кто будет производить высококачественные товары для неэквивалентного обмена?! Себестоимость опиума – копейки. А когда ломка начнётся, отдашь за «дозу» не только чай,   шёлк,   фарфор, но и мать родную. Если упоминание матери скорее метафора, то детей меняли на наркотик, не задумываясь. Китай впал в наркотический бред более  чем на столетие. Окончательно избавиться от напасти удалось лишь к началу 21 века, когда стали расстреливать не за производство, продажу и хранение, а просто за употребление зелья. Из глубин, не затронутых эпидемией, народных масс выдвинулись новые таланты и успехи современного Китая в экономике,    культуре и спорте однозначно говорят: катастрофа не произошла.
   Существует убеждение, что  на героин «подсядешь» с первой дозы, а спиться не так-то просто. Это верно в отношении лишь тех народов, которые знакомы с алкоголем уже тысячелетия.  Дурманящие вещества использовали все жители земли от Аляски до Патагонии, и от Чукотки до Новой Зеландии. К началу Великих географических открытий многие народы были совершенно незнакомы с алкоголем. И оказались беззащитны перед этим страшным оружием колонизаторов. Этиловый спирт очищал территории от туземцев для будущих поселений пришельцев с не меньшей эффективностью, чем оспа. В полную зависимость туземцы впадали с первого же стакана! 
Представители белой расы, европеоиды, столь же беззащитны перед опиатами. Но между потенциальным потребителем и наркотиком стоит колоссальный репрессивный аппарат государства, которое делает всё возможное, чтобы наркоманов было как можно меньше. История с туземцами куда печальней. До начала 19 века у европейцев в Северной Америке не было задачи тотального уничтожения аборигенов. Местные племена являлись вершиной пищевой цепи сложившегося биоценоза, и эффективно собирали природную ренту в виде шкурок пушных зверей.  На международном рынке цена на меха была баснословной, а платили за них индейцам тем же  алкоголем, на местном жаргоне «огненной водой». Краснокожие даже вели между собой «Бобровые войны» за монопольное право на меховой бизнес. Когда встал вопрос об уничтожении туземцев, воевать уже было, особо и не с кем. Они просто самоликвидировались. Заметим, во многом не благодаря, а вопреки проводимой этнической политике. Ещё больший диссонанс случился в России. Правительство изначально проявляло заботу о сохранении местных народов на Русском Севере. В общем, исходя из меркантилизма. Пушнина в те годы заменяла нынешнюю нефть в плане наполнения бюджета. Местные народы расплачивались мехами за право жить спокойно по законам предков. Такой статус-кво был выгоден всем. Но завозимый даже контрабандой алкоголь делал своё дело. Туземцы спивались и вымирали, несмотря на реальные усилия властей.
Невольно мы приходим к выводу, что алкоголь самый страшный наркотик. Получается как в том анекдоте «ты, отрок, так всю науку к одному месту сведёшь». Заметим, что ко вполне объективным выводам о пользе малых доз алкоголя приходят те учёные, которые сами не дураки выпить. И, соответственно, наоборот, у трезвенников, не менее объективно получаются противоположные выводы. Мы вовсе не хотим аберрации предвзятостью. Наша задача  донести мысль: алкоголь -  это наркотик. Просто наркотик, не лёгкий и не тяжёлый, обыкновенный, такой, как и другие. У европейской, христианской цивилизации особое отношение с этиловым спиртом. Христианство единственная религия, которая не только не порицает алкоголь,  но и возводит его на сакральный уровень. Кагор, церковное вино, символизирует единение с Богом.
На Тайной Вечере   Христос подал ученикам чашу вина со словами: "Пейте из нее все. В чаше сей кровь моя, которая изливается во оставление грехов ваших. Сие творите в воспоминание обо мне". Данная сцена стала прообразом Таинства причащения. Сакрализация алкоголя проходила в течение долгих веков. И чем заменить кагор, если вопрос станет в повестку дня? Не компотом же! Однако у человечества уже есть опыт решения глобальных задач, которые в принципе казались не решаемыми. Декларация равноправия рас, полов, меньшинств, включая сексуальные, стала венцом многовековой, даже  много тысячелетней борьбы. И так ли уж непобедим алкоголь?!
Если бы наши предки красиво курили Священные Трубки Мира или в прекрасных храмах ритуально поедали мухоморы, как бы мы  относились к бытовому пьянству и, тем более, ничем не прикрытому алкоголизму?!
               
 
 129.***
Немолодой, но ещё крепкий, мужик с двумя, наполненными овощами и фруктами,  сумками ломится в метро. На входе в подземку его останавливает мент. Служивый не сомневается, что именно так и должен выглядеть международный террорист, норовящий сделать какую-нибудь гадость в любимой столице.
- Запрещённые к провозу вещи есть? – не без оптимизма вступает в  диалог сержант.
- Не знаю, - с напускной придурковатостью отвечает бывалый дачник.
- Как не знаю?! – полицейский начинает понимать, что беседа выходит за рамки общепринятых схем. Ведь единственно верный ответ: «Никак нет!»
- Я не   знаю, какие вещи запрещены к провозу, а какие разрешены!
Блюститель порядка мысленно «поскреб репу», то есть у него действительно зачесался затылок. Не совсем уверенно, ведь в данной ситуации он не задавал вопрос, что было привычно, а отвечал на него.
- Ну, это оружие, наркотики, запрещённые препараты.
Мужик тупо перечисляет.
 - Ага, оружие, наркотики, запрещённые препараты. А какие препараты запрещены к перевозу?
Мент окончательно растерян.
- Ну, это медицинские препараты.
- Все?! – мужик с ужасом смотрит на представителя власти.
 - Да нет, не все.
- А какие? – с облегчением произносит дачник. По лицу видно: пузырёк с зелёнкой и бактерицидный лейкопластырь он, пройдоха, точно намерен провезти в метро!
- В общем, кто возит запрещённые препараты, тот и знает, какие запрещены. Ведь логично же, - оправдывается мент, думая лишь о том, как отделаться от «этого придурка».
- Конечно, логично, - соглашается собеседник,- значит, если я не знаю, какие препараты запрещены , в моей сумке их не может быть по определению?!
- Выходит так, - окончательно стушёвывается сержант, произнесённая дачником фраза кажется ему и правильной, и верной.
- Ну, так я пошёл? – улыбается мужик.
- Идите, - растерянно произносит мент, совсем позабыв, хотя бы взглянуть на содержимое сумок!
                130.***
Будущее совершенно непредсказуемо.  Конечно, при страстном желании, в фантасмагориях Нострадамуса и иже с ним можно найти всё, что душе угодно. Здесь важна трактовка. Например: «наличие пива «Гвалтика 7» и его незабвенный, непередаваемый вкус однозначно говорят о том, что Бог существует, и он заботится о нас!» Неужели найдётся хоть один мерзавец, готовый оспорить столь очевидное?!
А теперь о серьёзном.
1).В середине двадцатого века и учёные, и футурологи, и фантасты  вещали в унисон. В первой половине века двадцать первого совершенно обыденными явлениями  станут межпланетные путешествия и широчайшее использование термоядерной энергии. А уж    колонии землян на Марсе, в которых «будут яблони цвести», сделались просто притчей  во языцех. И где всё это?! 
На Луне люди побывали (если это не блеф!) полвека назад. А  дальше полный застой. Возьмём аналогию. Испанцы открыли (естественно для себя, индейцы об этом знали уже пятнадцать тысяч лет!) Америку в 1492 году, португальцы приплыли в Индию в 1498 году. Так вот, за полсотни лет, к 1542 году,  испанцы успели сокрушить две империи с населением в десятки миллионов человек и   колонизировали все земли между реками Рио-Гранде и Ла-Плата, для удобства, названные Латинской Америкой.   А португальцы с 1498г по 1548г.  покрыли сетью факторий и неприступных фортов всю Азию от Египта до Японии. 
2).О космических мотоциклах с портативными атомными двигателями в своё время не рассуждал только ленивый. А вот предсказать не столько появление, сколько масштаб проникновения в жизнь простых людей  за счёт невообразимой дешевизны,  Интернета и мобильной связи не смог никто! Первый мобильный телефон появился в 1957 году. Кто бы сомневался, конечно же, в России. И кому, кроме спецслужб, он был нужен?! Так же вышло и с Интернетом. Технологии уже существовали и работали. Но осознание   их   возможностей пришло значительно позже.
3). Потенциал бытовой компьютеризации дружно проворонили все, кому полагалось этого не допустить. Размышления об искусственном интеллекте и сверхмощных компьютерах оказались не сложнее умственных спекуляций об атомных мотоциклах. Представить же, что такие компьютеры станут доступны всем и каждому, оказалось куда сложней.    
4). Особой строкой надо отметить развитие биотехнологий. Если о мобилах, компах и прочей всемирной паутине кто-то, где-то, как-то иногда и заикался, то эту тему прозевали начисто. Не лучше, чем французы немецкий удар в Арденнах в мае 1940 года, попивая марочное вино в подземных казематах на линии Мажино. Трудно представить, как в годы упоения достижениями ядерной физики некто заикнулся бы, что через многие десятилетия электроэнергию будут получать не синтезом гелия  в термоядерных реакторах через слияние ядер дейтерия и трития,  а путём сжигания    опилок и   кизяка. Да такому шарлатану  в рожу бы плюнули! Ладно, снизим градус полемики, ему просто перестали бы подавать руку. Предполагая, что не каждый обязан знать значение слова кизяк, напомню, что это брикеты из сушёного кала крупного и мелкого рогатого скота. А выращивание энергетических лесов из генномодифицированных  слоновой травы, ивы и тополя?  И, что самое невообразимое,  это всё рентабельно в условиях жесточайшей конкуренции капиталистической экономики! Это вам, извиняюсь за вольность слога, не царя полей, каучуконосный одуванчик кок-сагыз, в сталинских колхозах  выращивать. И даже не царицу полей хрущёвских времён кукурузу. Тут бабло побеждают зло. И если уран или дейтерий окажется эффективней получаемого на мусорных свалках биогаза, то свалки тут же отойдут на свалку истории.   
5). Демографический взрыв конца 18 века в Европе и заселяемых европейцами колониях породил теории страха. И мальтузианство, и социал-дарвинизм, и национал-социализм основывались на том, что рост численности людей на планете неумолимо будет опережать рост производства еды. Мировое население за двести лет выросло в семь раз. Сегодня в Индии проживает народу больше,   чем   в 1800 году было на всей планете. Завтра эту задачу выполнят Индонезия и Нигерия. Предугадать такую динамику смогли многие, но никто не сумел предположить, что  производство еды будет расти ещё быстрее.   Даже в самых отсталых странах от голода уже никто не умирает. Маниока, батат и ямс, аналоги нашей картошки, дают несбалансированное   питание. Но калориями обеспечивают всех и каждого.  А в благополучных странах   люди пухнут не от голода, а от ожирения.
6). Количество электричества, произведённого на ветроэлектростанциях, сегодня вполне сравнимо с объёмами выработки гидроэлектростанциями. Темпы роста солнечной и ветроэнергетики несопоставимо выше, чем «традиционной» углеводородной и атомной энергетики. Этот рывок произошёл уже в 21веке. Он также оказался непредугаданным.
7). В середине 20 века никто не сомневался, что к 2000 году из недр Земли будет высосана последняя капля нефти. Однако чем больше нефти и газа добывается, тем больше становятся подтверждённые разведенные запасы углеводородов на планете. О смене тренда пока ничего не слышно. 
   Попробуем и мы поддаться соблазну и выдать некий прогноз. Будем рады, если он, как и все предыдущие, окажется неточным  или, даже, ошибочным!   
В наши дни ещё многие живут идеями Мальтуса. Мы же полагаем, проблема не в том, что сегодня на Земле людей много, а в том, что завтра их будет мало. Кто, вообще, сказал, что на нашей планете   должно проживать 9 – 12 миллиардов человек, почему не 90 – 120. Или, наоборот, не 9 – 12 миллионов. Примерно 75000 тысяч лет назад произошло извержение  супер вулкана Тоба. И количество людей во всём мире уменьшилось до нескольких тысяч.  Человечество прошло через так называемое «бутылочное   горлышко». Как видим,   проблема критического сужения генетической базы оказалась вполне разрешимой.   В 19 - 20 веках шёл безумный рост   мирового населения. К началу войны североамериканских колоний за независимость, 1775 год,  в Великобритании проживало не более  четырёх миллионов человек. К концу  Второй Мировой войны   численность сбалансировалась на шестидесяти миллионах. На Филиппинах  в 1900 году – 7 миллионов, в 2000 году – 50 миллионов. В наши дни происходит стабилизация. Но эти вчерашние тренды всем понятны, мы с ними сроднились. Проблема-то совсем в другой динамике. В индустриальных и, тем более, постиндустриальных обществах, независимо от расы, нации, религии и культурных традиций, люди по ряду причин, их мы рассмотрим чуть позже, перестают размножаться. Похоже, это такой же неумолимый процесс, как и предыдущий демографический взрыв. Но вопрос не в росте и падении численности населения, а в несовпадении фаз по планете в целом. 
Когда европейцы размножались по экспоненте, азиаты с трудом сохраняли численность, а африканцы, в результате работорговли, вымирали. В наши дни белые люди вымирают, то есть муж, и жена не рожают себе на смену двух детей, азиаты, начиная с японцев, стараются не отстать. Негры же пустились во все тяжкие. Население Африки на наших глазах увеличилось в разы и вырастет ещё втрое. Но, что нельзя не отметить, чернокожие в США едва воспроизводят свою численность, уступая не только «латиносам», но даже белым. Значит, речь может идти однозначно только о социальных факторах!   Родившийся в 1900 году житель Бразилии, стране, не участвовавшей в мировых войнах 20 века, к окончанию жизни в 1980 году имел 5 детей, 25 внуков и 125 правнуков. Экстраполяция графика на сто лет вперёд  ведёт, как минимум, к когнитивному диссонансу.
Россиянин, появившийся на свет в демографической яме в 2000 году, лишь один ребёнок в семье, на момент совершеннолетия является единственным потомком 2 родителей, 4 прародителей, 8 прапрародителей. Несложно посчитать, в каком году статистический материал для анализа, в форме живых объектов, закончится полностью.
Надо чётко представлять, каким станет мир, когда не смогут воспроизводить себя даже африканцы. Каждое последующее поколение будет значительно  меньше предыдущего.  И здесь задача колоссальной трудности для общества и государства, на уровне индивидов она не решаема в принципе. Как взять хотя бы под какой-то контроль темпы снижения численности населения на уровне регионов, государств, планеты? На примере Индии и Бангладеш мы видим, как неимоверно трудно путём администрирования ограничить избыточную рождаемость. Но ведь рожают бедные и безграмотные. А чем мотивировать богатых и образованных, если они не видят смысла в воспроизводстве себе подобных?! Но решать эти задачи всё же придётся. Вопрос стоит вовсе не о том, сколько должно быть людей на планете, а о том, как без катастрофических последствий снизить их численность. Иначе человечество ждут социальные потрясения вплоть до принудительной эвтаназии.
         131.***
Ещё несколько слов в защиту правописания. 
Несомненно, каждый, считающий себя культурным, человек знает, что туя – это  вечнозелёное дерево рода голосеменных хвойных растений семейства кипарисовых. Представлен данный род несколькими видами.   Допустим нечаянно, о злом умысле  нерадивых школяров мы сейчас промолчим, в слове «туя» появится всего лишь одна орфографическая ошибка? Если в этом случае выйдет берёза или ольха, разве стоит ломать копья и разводить сыр-бор? Конечно, нет! Но ведь получается не что иное, как   
  стоящее в единственном числе, в  родительном падеже   существительное, являющееся бранным словом,        обозначающим мужской половой орган. Как люди     высоконравственные, мы не можем позволить себе заменить эвфемизмы дисфемизмами, то есть называть вещи своими именами. Пусть эманации бескультурья ищут другую ментальную площадку для собственного торжества. Мы хотим, беря пример с трибунов прошлого, громко прокричать: «Люди, пишите грамотно! И пусть наша духовная среда остаётся прекрасной, как вечнозелёная туя!».

                132. ***
 О первичности  материи и  сознания споры ведутся ещё с тех времён, когда «вначале было слово». Казалось бы, для практической жизни это совсем не важно. В общем, так оно и есть. Но, как только начинаешь хоть немного размышлять, сразу приходится определяться «с кем, вы, мастера культуры?». Итак, «сделаем тонкий намёк на толстые обстоятельства», пытаясь объективно оценить собственный субъективизм!
Нравственность, мораль, закон, идеология и религия –  надстройка над материальным базисом. Можно рассматривать эти категории  как пять ступеней структурной  пирамиды общественной жизни. Мы расположили их в заданной последовательности, исходя из степени сакрализации. Не спорим, если кто-то предложит поменять эти глыбы местами. Например, религию и идеологию, или мораль и закон. Для нас же, принципиально важно отметить, что все эти пять ментальных пластов есть порождение общественного сознания. Перейдём к примерам. Ведь не нами сказано: «лучше один раз пощупать, чем десять раз помечтать!» Базис везде и всюду снизу давит на надстройку, как гейзер, как вулкан. И если где-то для видимых изменений требуются столетия,  то в других местах буквально годы. Древние охотники обожествляли пещерного медведя. Это длилось десятки тысяч лет. Медведь являлся и едой, и главным соперником в борьбе за потенциальные жилища, пещеры,  и конкурентом в пищевой цепи. Он, как и люди, охотился на крупных травоядных. Подыскать более достойную кандидатуру на должность Бога в тех обстоятельствах было весьма проблематично. Но как только человечество   от охоты и собирательства перешло к земледелию, Богом стал бык. Совершенно естественно: роль медведя неимоверно снизилась, а быка, соответственно, возросла. 
  Богоматерь  на европейских иконах в течение веков, скорее всего, вопреки желаниям иконописцев, теряла семитские черты, приобретая арийские. А в Латинской Америке Пречистая Дева по облику всё больше и больше становилась похожей на индейских матрон.
 Индейцы и  папуасы могли использовать в пищу лишь то,  что давал местный биоценоз. Они не боролись  за «миллион пудов урожая». Чтобы еды хватало тебе и твоим детям, надо просто удалять лишних едоков, то есть убивать людей из чужого племени. Материальным подтверждением доблести являлись скальпы   и сушёные головы, полный аналог орденов и медалей. До прихода бледнолицых, аборигены прерий ютились вдоль рек, питаясь рыбой и земноводными. Население не превышало полумиллиона. Шестьдесят миллионов бизонов ( по сотне на брата!) были им недоступны. Эти живые горы отличного мяса даже не рассматривались как пищевой ресурс. Но когда с юга пришли испанские лошади, а с востока англо-французские ружья, ситуация резко изменилась. На мустангах и с огнестрельным оружием, краснокожие в прериях могли добывать избыточное количество пищи.  Это привело к тому, что воевать стало просто не за что. Но война являлась сутью и смыслом туземной жизни. И здесь, с точки зрения историков, практически мгновенно, буквально за годы,  были изменены и нравственность, и мораль, и закон. Идеологии у насельников прерий, по известным причинам, просто не было. Религию пришлось модернизировать уже в условиях геноцида, пытаясь на помощь Гичи –Маниту привлечь Христа. Но, похоже, в этот раз Бог был не на стороне коренных жителей  Америки! Если бы с ружьями на мустангах  индейцы  продолжили истребительные войны, которые до того велись каменными томагавками, то очень скоро они просто перебили бы друг друга. Было найдено остроумнейшее решение. Мы готовы оценить его даже выше рыцарских поединков средневековых феодалов. Межплеменные  войны также превратились в турниры! Достаточно было специальной палочкой дотронуться до врага, точнее, до соперника, и это приравнивалось к снятому скальпу и даже убитому воину. Конечно, пучок вражеских волос, скальп, ввиду его отсутствия, вшить в бахрому леггинсов воин не мог. Но право вставить перо в плюмаж   получал на законных основаниях. У некоторых выдающихся военных вождей количество перьев доходило до полутысячи. Ну, и где набрать в безлюдных прериях столько ещё не убитых воинов?! Считаем найденное решение идеальным для сложившихся уникальных условий.
 Австралию представители рода человеческого заселили 50000 лет назад, Европу лишь 40000. А вот в Новой Зеландии первые люди оказались уже во времена Куликовской битвы, по меркам истории не вчера, а сегодня утром. То есть, между появлением на островах маори и англичан не прошло и пятисот лет!  Маори прибыли на катамаранах,  число переселенцев было ничтожно малым. Связи с покинутой родиной они не имели. Оценим события, произошедшие на вновь открытых  территориях за столь недолгий период времени. Во-первых, демографический взрыв: население выросло в сотни раз. Во-вторых, кучка колонистов мгновенно разделилась на враждующие кланы, каждый из которых продуцировал  собственный диалект общего языка. И самое пикантное. На островах, кроме летучих мышей, вообще не водились млекопитающие. И это при буйной флоре.  Нехватка животного белка налицо. До переселения   каннибализм у маори был в самом зачаточном состоянии. Здесь же он расцвёл махровым цветом. И пришлось подгонять сознание под бытие. Очень быстро жрецы освятили новые привычки, и людоедство стало основой культа. Когда англичане обеспечили мушкетами самое сильное из племён, то оно буквально съело все остальные кланы. Но на этом история не окончилась. Войны с маори шли в те же самые годы, когда Великобритании пришлось подавлять восстание сипаев в Индии, и вести две опиумных войны в Китае. Заметим, что на островах в это время проживало аборигенов в три тысячи раз меньше, чем было народу   в двух вышеупомянутых странах. Так вот, для войны с кучкой дикарей англичанам пришлось держать армию большей численности, чем в карательных экспедициях, проводимых на земле двух древнейших цивилизаций. И убили островитяне британских солдат больше, чем индусы и китайцы вместе взятые. Причина этого на поверхности рассуждений: маори банально рассматривали вражеских солдат как дичь. Пусть и не   лучшего качества, соль, табак и джин явно портили продукцию, но ведь мы уже говорили об острой нехватке животного белка! 
Не стоит забывать, что яркие метафоры, аллегории, и  прочие аллюзии нужны в тексте не для красивого словца. С неотвратимостью самонаводящейся на объект ракеты, наша концепция, пусть для кого-то и сомнительная,  должна найти свою цель и поразить её, то есть войти в мозг читателя. Итак, продолжим! 
Дети, иными словами потомство, продуцируются в первую очередь посредством инстинкта размножения. Сила давления жизни колоссальна. В идеальных условиях существования, напомним, такие возможны только теоретически,                чтобы создать общую массу, равную массе земной коры, бактериям  потребуется около полутора суток, зеленым водорослям — не более 25 суток, а слонам — всего лишь 1300 лет. То есть число слонов будет измеряться многими тысячами триллионов!
 Но ничего подобного в природе не происходит. Не только человек, существо социальное,  способен контролировать инстинкт размножения и численность популяции.   Этот механизм отработан эволюцией  уже давно. Вспомним тех же леммингов – «самоубийц».  Тема донельзя раскручена Голливудом. 
В охотничьих сообществах дети  были нужны, в первую очередь,  как воины. Чем многочисленнее  племя, тем больше шансов, что мы перебьём претендующих на общие ресурсы соседей, а не они нас. Старики же являлись обузой. Их убивали вплоть до  20 века. Вспомним японский фильм  «Легенда о Нараяме», северные рассказы Джека Лондона и даже обычай добровольной эвтаназии,  который у чукчей сохранялся практически ещё вчера. Но старики это одно, а дети совсем другое. Вектор жизни всегда направлен только вперёд.  Некоторые народы легко избавлялись от некондиционных новорождённых. Например, вполне исторический этнос спартанцы. Обычай ликвидировать  нежеланных девочек был практически повсеместным. А во многих местах, при нехватке пищевых ресурсов, легко расставались и с просто лишними людьми.
Земледельческие народы приучали детей к труду с младых ногтей. Годам к 12 ребёнок  себя уже полностью окупал и приносил прибыль. Растить детей было выгодно экономически. Но в современном обществе дети приносят прямой убыток. До 20 – 30 лет родители несут огромные затраты на детей. В   финале же ребёнок покидает семью, не имея ни моральных, да, по крупному счёту, ни юридических обязательств перед родителями. А случаи, когда чадо, ради наследства, помогает предкам уйти в мир иной, встречаются не реже, чем искренняя забота о стариках.
Старшее поколение в традиционном аграрном обществе занималось  с внуками, передавало опыт, живую память. А сейчас что   могут дедушки и бабушки внукам передать, навыки работы с гаджетами?! Старики в наши дни  чистая обуза, как в древних охотничьих сообществах. Происходит колоссальный разрыв поколений, «атомизация» общества. Никто ни в ком не нуждается.
Хорошо известно, что генералы слишком часто готовятся к прошедшей войне. Как строители китайской стены или линии Мажино. Многие  всё ещё боятся мальтузианской ловушки, а реальную опасность сегодня представляют антинатализм, чайлдфри, движения  за самоликвидацию человечества. Есть ли в таком случае у нашего биологического вида шанс сохраниться в органической форме жизни? Вопрос не праздный.               
                Здесь мы видим два пути.
Всегда найдётся определённое число особей, готовых размножаться вопреки всему.   И тут уместно сослаться на генетику. В ближайшие годы главным налогом на доходы станет  налог  на бездетность.  Бездетные, а таких будет большинство,  путём перераспределения доходов начнут содержать и кормить  чужих детей и их родителей. «Родительство» сделается профессией. Хорошо оплачиваемой и любимой. Ведь рожать и воспитывать желанных чад продолжат только те, кому это в удовольствие. Возьмём сегодняшних певцов, писателей, актёров и других творческих людей. Они ведь не перестанут творить,  даже если им вообще не платить. Огромные пласты креатива в Интернете подтверждают это блестяще!  «Рожающие  вопреки»   сохранят ген воспроизводства и передадут его своим детям. А бездетные вымрут, то есть не дадут потомства.  Таким образом, возобновление новых поколений людей полностью перейдёт в ранг  общегосударственной, или, иными словами, общественной задачи. Государство  сможет контролировать   численность населения, регулируя размер  оплаты на выращивание каждого ребёнка. Если кто-то узрел здесь термины, более уместные для свинотоварной фермы, заявлю прямо: слишком часто за неуместными эвфемизмами теряется сама суть дела! Тем, кто считает такую мысль  кощунством, предлагаю послушать разговоры будущих мамочек возле гинекологического кабинета районной поликлиники где-нибудь  в глубинке. Сегодня у нас рождаемость поддерживается только  непрерывно индексируемым материнским  капиталом! Но во многих странах, вроде Франции и Японии, бессильны уже любые  деньги!   
Мало сомнений в том, что снижение численности людей на планете станет преобладающим общественным императивом. Скорее всего, это произойдёт через сакрализацию темы. Вовсе не обязательно в классической религиозной форме. В наши секулярные времена «ладно скроенная, крепко сшитая» лженаука подойдёт даже больше.  С неумолимой тягой к мистике,  она, несомненно,  предпочтительнее доминирующих  религий, пропитавшихся за годы превалирования «бытовым атеизмом». Ещё раз напомним о таких явно анти системных концепциях, как антинатализм, чайлдфри, различные движения  за самоликвидацию человечества.  Антисистемы – не новинка в духовных поисках человечества. Манихейство, павликианство, альбигойство, исмаилизм, религия ацтеков – всегда находились здоровые духовные силы, способные сокрушить идеи, заточенные на самоуничтожение. Но кто в наши дни готов выступить против новых проповедников торжества смерти?! Вопрос далеко не праздный в мире, заполненном   квинтэссенцией личностного эгоизма индивидуумов. Эгоизма, очищенного от сакральных и ментальных пут. Человечество захочет сократиться и уменьшиться, надеюсь не до нуля. И здесь способы достижения важнее и опасней самой цели.
Второй путь более реалистичный. Женщины вообще рожать не будут, детей станут воспроизводить только в искусственных матках. Современные попы от медицины запросто «натянут на кисель шкурку», то есть подгонят под ответ не хуже, чем жрецы маори (см. выше). Всё это преподнесут как  заботу о здоровье женщин. Впрочем, если смотреть чисто физиологически, логика в такой постановке вопроса есть.  Секс и сегодня весьма отделён от деторождения. По сути, это две параллельные линии, которым, как известно, пересекаться не полагается.  В ближайшее время виртуальный секс по качеству кайфа, или наслаждения, кому как привычней, обгонит секс, так сказать натуральный. Боюсь, что нечаянно ввёл в русский новый термин. Но ведь и слово «натурал», то есть не извращенец, тоже  кто-то произнёс впервые. И кому понадобятся секс-партнёры, не важно даже какого пола, если дети и семья не нужны?! Миллиарды людей-атомов перестанут видеть хоть какой-то смысл в биологической форме существования. Ведь на одной чаше весов болезни, несовершенство тела, то же ожирение, старение и неизбежная смерть. А на другой чаше ты становишься подобным Богу. Все религии давно уже поймали эту тему. И если в христианстве определённая половинчатость взглядов, то индуизм и буддизм говорят однозначно: полный отказ от всех материальных форм жизни и слияние с Божеством и есть конечная цель бесчисленных перерождений души.   
Объективно,  эволюция людей, как вершина эволюции живого вещества,  приведёт к полному отказу от биологической формы жизни, переходу на информационно-энергетический уровень. И здесь нельзя не узреть два хорошо знакомых постулата об отрицании отрицания и переходе количества в качество. Возможно, кому-то такое громкое заявление покажется не только дерзким, но и бездоказательным. Попытке аргументировать и обосновать   выдвинутую на обсуждение мысль    мы посвятим отдельную миниатюру.   
                133.***
  Соблюдающие правила игры лицемеры мне ближе и понятней, чем искренние в своих чувствах и эмоциях хамы и мерзавцы.

                134.***
- Братан, этот автобус до Липовки?
 - Угу.
- А я доеду до Гаврилова?
- Чувак, ты чё? Я пророк что ли или предсказатель? Откуда мне знать, доедешь ли ты до Гаврилова, если ты и сам этого не знаешь?! Если сам себе не хозяин, тебе никто не поможет!
- Да я это, ну…
- Дык, так бы и спросил по-человечески, останавливается ли в Гаврилове   автобус, который в Липовку идёт. Что ж ответ будет положительным!      
                135.***
С точки зрения всех мировых религий,  будущее   предсказуемо, то есть детерминировано. Напомним, Апокалипсис был написан не вчера, и уж, во что крайне нелегко поверить, даже сама концепция сгенерирована вовсе не в Голливуде. Исходя из этой логики, изменить будущее  невозможно. Однако с Личностным Богом, в принципе, всегда можно договориться. Надо просто  выполнять его заповеди. А через молитву никогда не поздно напомнить ему о своём соответствии этим требованиям. И не забыть попросить для себя льгот и преференций.
Допустим, мы готовы напрочь отринуть вытекающий из основ логики постулат о том, что каждый, кто попадает в рай по законам одной религии, элементарно обречён на ад по канонам   другой религии. Ведь их требования не просто разнятся, а часто диаметрально противоположны. И даже в таком случае   нас поджидает ментальная ловушка!
Бог не может не реагировать на просьбы достойных, иначе, в чём тогда смысл Завета между Творцом и людьми. Если смотреть  шире, без этой обратной связи теряется смысл самого акта Творения. И Всевышний просто вынужден   постоянно менять Будущее. Выходит, что  оно и не детерминировано, и не предсказуемо. Да вот только  представить, что Апокалипсис вовсе не предопределён, очень нелегко. Мы ведь просто свыклись со смиренным принятием неизбежного. Остаётся, подгоняя под ответ, предположить, что в системе Больших Чисел мелкие флуктуации не могут повлиять на ход событий.  Ведь просьбы людей к Отцу Небесному так ничтожны. В  лучшем случае здоровья попросят, ну, может кто деньжат, а всё больше, чтобы у соседа корова сдохла.
Средневековые схоласты потратили немало времени и интеллектуальных сил, вычисляя, сколько  ангелов, или демонов, это уже на вкус, может уместиться на кончике иглы. И никто не сомневался в актуальности исследуемой темы. Мы же хотим поднять реально значимый вопрос. Но он  никому не интересен. Ни верующим, скованным оковами    догматов. Ни атеистам, для которых всё, что не вмещается в эмпирический опыт, чушь и бредятина. Вот и остаётся тешить себя мыслью, что маргинал, это просто пограничник.


                136.***
Ещё, по историческим меркам, совсем недавно люди не сомневались, что болезни порождает грязь. То есть живое может происходить из неживого. Сегодня всем ясно, что жизнь  зародилась лишь однажды, и огромное разнообразие её форм   есть продукт   эволюции. Передача биологической информации, то есть копирование форм жизни, происходит через гены -  репликаторы. В общем, чума и холера это вовсе не эманация нечистот.
Здесь всё ясно. А как насчёт эпидемий психических, существует ли у заболеваний такого типа материальный носитель вроде бактерий или вирусов? Современная наука ничего внятного об этом не говорит. Однако факты массовых заболеваний ей, всё-таки, истолковывать приходится. Здесь наиболее расхожие  термины: «суеверия»,  «заразительность», «самовнушение». Напомним, такие безумства, как пляски святого Витта и кликушества охватывали целые континенты, затягивая в водоворот безумия сотни тысяч, если не миллионы людей. Иные психические эпидемии,  остановившись в своем распространении, замыкались в пределах одной группы и передавались из поколения в поколение веками. Например, у скопцов, которые просто не могли воспроизводить себе подобных. Рассуждая об абстрактной «заразительности», легко с позиций материализма скатиться в пропасть идеализма. Как говаривал «мичуринский агробиолог» Трофим Денисович Лысенко, «покажите мне этот ген». С большевистской решительностью он готов был к буржуазному виску, стоящей на позициях «вейсманизма-морганизма», берёзе приставить ствол «маузера», чтобы заставить эту контру превратиться в ольху. Впрочем, даже когда ген ему всё же предъявили, от своих идей он не отрёкся. Итак, совершенно непонятно, как происходит заражение психическими заболеваниями во время массовых эпидемий. Пусть нас обвинят в  дилетантизме, но мы всё же рискнём заявить, что по данной проблеме готовы поделиться кое-какими соображениями. Однако прежде, чем дать ответ на основной вопрос, попробуем задать  несколько дополнительных.
                ***
  С колоссальным напряжением сил Россия  свела вничью схватку с объединённой Западной Европой в Крымской войне. Всем стало ясно: причина технической отсталости в крепостном праве. Пошли дебаты. Но решение об отмене зависимости крестьян должны были принять главные крепостники страны. Как говорится, «пчёлы против мёда». Как долго продлились бы разговоры на эту тему, не знает никто. Но в 1858 году все мужики бескрайней империи, как один, от Литвы до Грузии, от Архангельска до Воронежа перестали пить. По сути, это классический флешмоб. Однако у участников акции под рукой не было не только Интернета, но даже газет. Впрочем, большинство из них просто не умели читать. Требование народа сводилось к одному слову: «Воля». И режим дрогнул вслед за трещащим по швам «пьяным» бюджетом государства. Дальнейший ход событий описан в любом школьном учебнике истории. Открытым остаётся вопрос: «как и за счёт чего возникло единое информационное поле у всей этой огромной массы людей?».
                ***
Невообразимые успехи испанцев при завоевании империй инков и ацтеков хорошо известны всем. Чтобы хоть как-то объяснить этот парадокс, говорят о техническом превосходстве и тому подобном. Мы же обратимся к результатам битвы при селении Отумба, которая произошла весной 1521 года, то есть  два года спустя  после первого контакта цивилизаций. Ацтеки уже однозначно понимали, что испанцы   люди, а не сверхсущества, и за милую душу приносили их в жертву своим богам.   Разобрались они и с тем, что всадник на лошади не  является двухголовым чудовищем с шестью ногами. В общем, фактор внезапности  терял своё значение. После отступления из Теночтитлана испанцы лишились пороха, то есть главного превосходства. Их оставалось всего триста израненных, измученных недосыпанием  солдат. Кавалерия состояла из двух десятков полуживых лошадей. Дорогу  конкистадорам перерезала  армия ацтеков  численностью около ста тысяч элитных бойцов. Для того, чтобы легче было сопоставить силы сторон, уточним: каждому испанцу предстояло в открытом поле сразиться с тремястами врагами в рукопашном бою!  На этом фоне подвиг трёхсот спартанцев просто меркнет. Для объективности, всё же, напомним: одни сражались за Отечество, а другие были безжалостными завоевателями.
 Авторы, описывающие сражение, как мантры повторяют заклинания о  техническом превосходстве завоевателей и умелых действиях двух десятков всадников, возглавляемых лично Кортесом, которому удалось прорваться сквозь ряды ацтекских воинов и убить их главнокомандующего.   Заметим, что меч с режущей поверхностью из обсидиана, это далеко не палка. А многослойные ватные доспехи нелегко разрубить и стальным мечом. Короче, каждый испанец, таки, сумел зарубить свои триста ацтеков!
К слову, о техническом превосходстве. Триста пятьдесят лет спустя, 1860-1880 годы, апачи, ближайшие родственники ацтеков, наводили ужас на весь юго-запад США, противопоставив луки уже не арбалетам и аркебузам, а автоматическому оружию! А папуасы Новой Гвинеи, сражаясь за свою свободу, в 1931 году с одними палками в руках захватили английский военный аэродром!
Мы не позволим фабуле нашего повествования расходиться с его канвой и зададим «городу и миру» вопрос  «была ли слабость ацтеков порождена силой испанцев, или всё сложилось как раз наоборот?!»
                ***
Без малого за две тысячи лет до ацтеков, македонцы тоже столкнулись с ужасными, невиданными чудовищами. Это были слоны. Но покорители мира не   испугались  грозного врага, мгновенно научившись тому, чего так и не сумели освоить насельники Месоамерики.  Доски с гвоздями и вязанки горящего хвороста быстро решили проблему. А через четверть века, в битве при  Ипсе, македонцы использовали до шестисот слонов. Эти «живые танки» бились меж собой, нарушая все законы тактики, не хуже, чем настоящие танки под Прохоровкой 2244 года спустя!
Не отступая от сюжета, будем гнуть одну и ту же линию: «почему македонцы ничего не боялись?».
                ***
Поставив перед собой на курултае 1206 года задачу завоевать мир, монголы даже приблизительно не представляли,  как он велик. Однако в течение столетия план был практически выполнен. Если до Индонезии они добрались лишь к концу века, то Хорезму повезло меньше. Там всё было сметено уже к 1221 году. Ужас, охвативший хорезмийцев,  просто неправдоподобен. Зафиксированы случаи, когда пьяный, безоружный монгол встречал кучку местных жителей, выбирал жертву поупитанней и требовал, чтобы тот, улёгшись лицом в грязь, ждал своего истязателя до утра. С наивной непосредственностью монгол объяснял жертве, что оружие он оставил дома. А вот утром протрезвеет, найдёт саблю,  тогда башку и отрубит. И хорезмиец ждал. Ведь если просто отсекут голову – это одно. А когда свежуют заживо за непослушание, посыпая раны, солью - это совсем другое. Для объективности заметим, что после битвы при Легнице, 1241 год, в которой бездарно полегла лучшая рыцарская конница Европы, христианнейшие государи  от ужаса потеряли волю к сопротивлению. Дни и ночи они проводили в храмах, уповая только на Господа. Учитывая, что Западный поход монголов неожиданно прервался, а завоевания других частей света длились ещё полвека, мы просто вынуждены констатировать: ставка европейцев на высшие силы оказалась верной!
                ***
Трагические поражения Красной Армии в 1941г – наша неизгладимая боль. Полагаю, потребуется ещё несколько столетий для формирования объективного, непредвзятого взгляда на события. Возьмём аналогичный случай. И на Калке, и, даже, на Сити элитные русские войска были разбиты малочисленными разведотрядами монголов. Прошло восемь столетий, но и сегодня данное обстоятельство, как минимум, не акцентируется. Ведь куда приятней вспоминать Пушкина  с его тирадой о   бескрайних просторах Руси, поглотивших монголов
 Патриот России не станет восторгаться подвигами полка Бранденбург 800 и Отто Скорцени, а немцам не положено. Они свою историческую вину ещё не искупили. Но ведь и американцы не шумят о своём позоре в декабре 1944 года, когда  измотанные боями остатки немецких танковых соединений, прорвавшись через Арденны, в четвёртый раз предоставили оппонентам возможность наступить на одни и те же грабли: 1870г., 1914г., 1940г., 1944г.
Говоря о причинах катастрофы 1941г, указывают на отсутствие боевого опыта. Халхин-Гол, полнокровная Финская война, захват Бессарабии и Северной Буковины, раздел Польши, присоединение Прибалтики. Не говоря уже о бесценном опыте боёв в Испании. Это не так уж и мало даже на фоне Французской кампании Вермахта, не говоря об оккупации Дании, давшей потерю одного бойца.
Пропаганда  внушала полную уверенность в непобедимости первого в мире социалистического государства. Количество вооружений и их качество  полностью соответствовали задачам времени.  Солдат хватало. Но удержать фронт не удалось нигде. Объяснить это только чисто материальными аспектами невозможно. Уже утром 22июня от границы на восток потянулись беженцы. А впереди партийные бонзы на полуторках с фикусами в кадках. Что вселяло в них страх?! Уж никак не содержание передовиц газеты «Правда».  Товарищ Сталин, хотя и выучился на попа, материалистом был стойким. Во всякую бесовщину и прочую метафизику не верил. А если и учитывал данный фактор, то лишь с позиций, как бы нам задействовать в борьбе за нашу победу и товарища Бога. Силу духа измерять, пока не научились. Но это вовсе не значит, что она не существует. Разбитые под Москвой немцы не побежали, как наполеоновские шаромыги. И даже после Сталинграда были готовы на реванш. Сила духа Вермахта уменьшалась  в строго прямой корреляции с количеством убитых немецких солдат. Окружения частей Красной Армии  под Киевом и Вязьмой не сравнить ни с Демянским котлом, ни, даже, со Сталинградским. Мы просто не имеем права по отношению к немцам употреблять термин «героизм». Но солдатскому долгу они были верны до конца. Несмотря на то, что в битве за Берлин принимал участие совсем не тот «человеческий материал», что перешёл границу в июне сорок первого. В век массовых коммуникаций тяжело представить, что парни 1924-1927года рождения, которые выдержали последний удар Вермахта на Курской дуге, разгромили его в безупречной операции «Багратион» и вошли в Берлин, вообще ничего не знали о поражениях начала войны. И дело не только в усилиях особистов. Большинство участвовавших в   сражениях 1941-1942г.г. красноармейцев  были убиты или сгинули в плену. А тем, кто выжил, вовсе не хотелось говорить юным победителям  о своих фатальных неудачах. Ментальная инфекция, эпидемия страха, не передалась от носителя к носителю. С каждой победой драйв нарастал. Эти солдаты готовы были идти уже и до Лиссабона. Но послали их в другую сторону. Заметим, чтобы выйти на Куликовскую битву, русским понадобилось 140 лет, и ещё ровно век для Стояния на Угре. Здесь же хватило и двух лет. Война с Японией не являлась для нас ни отечественной, ни народной. В отличие от японцев, которые были сплошь смертниками.    Но профессионалы легко разгромили героев. Соотношение потерь 1: 50. Для описания событий лучше всего подходит слово кураж. Уверенность в победе была невообразимой. На Курилах у японцев оказалось огромное количество танков, десант же вообще не имел противотанковых орудий. Танки расстреляли  корабельной артиллерией, противотанковыми ружьями, а остатки забросали гранатами. Ничто не могло остановить Красную Армию, кроме приказа Верховного Главнокомандующего: «Хоккайдо не брать». Открытым остаётся вопрос: «что мешало РККА воевать так же за четыре года до этого, и почему данный  фактор перестал действовать?».
                137.***   

Махровые атеисты, которым, как говорится, «ты ему … в глаза, а он – божья роса», уловили одну интересную мысль: люди создают себе богов по образу и подобию своему. Как хорошо известно, в первоисточнике было всё как раз наоборот. В переполненной сарказмом фразе речь, конечно, идёт о переносном смысле, но всё не так однозначно.  Модель биологической эволюции сегодня не оспаривает даже Римский папа. О креационистах, как говорится, или ничего, или только хорошее. Если мы признаём, что всё мироздание есть продукт эволюционного развития материи, почему считаем, что эволюционировать могут  только биологические формы материи, то есть живое вещество?! На самом деле эволюция существовала всегда. Флуктуации вакуума породили сингулярность, которая привела к Большому взрыву. Затем гравитационное взаимодействие отделилось от остальных фундаментальных взаимодействий. Вселенная прошла через ряд фазовых переходов, вызвавших образование физических сил и элементарных частиц в их современной форме. Дальнейшая эволюция привела к формированию атомов и молекул, что открыло прямой путь к  зарождению жизни. Но от возникновения первых молекул до появления молекулы-репликатора, то есть старта жизни,  прошли миллиарды лет. Эволюция никогда не прерывалась и постоянно ускорялась. Прокариоты существовали сотни миллионов лет, прежде чем уступили   дорогу эукариотам.    Сапиенсы истребили неандертальцев без угрызений совести,  как и англосаксы тасманийцев. Эволюции неведома мораль. Сапиенсы, вершина эволюции, появились всего лишь двести тысяч лет назад. С самого начала они развивались как общественное существо: возникли культура, религия,  идеология. Ничего этого  у животных нет. Изначально ведутся споры о материальности мышления. Идеи нельзя потрогать, но отрицать их существование глупо. Мысли людей породили информационное пространство, которое стало самостоятельно развиваться по тем же самым законам эволюции, которые привели к появлению вещества и жизни. Если материален даже вакуум, то, что ж тогда говорить об информации.
Данный парадокс не мог не породить теорию мемов. Что на сегодня известно о мемах? Как ни прискорбно осознавать, но любой биологический объект, включая человека, это машина для жизни генов – репликаторов.  А   мемы – репликаторы есть модель эволюции информационного пространства. Мемом может считаться любая идея, символ, манера или образ действия, осознанно или неосознанно передаваемые от человека к человеку посредством речи, письма, видео, ритуалов, жестов и т. д. Подобно генам, мемы — это репликаторы, которые для размножения копируют сами себя. Мемы могут размножаться по воле носителя или помимо неё. Успешность их воспроизводства зависит от окружающей культурной среды и от наличия такого носителя, который намеренно пытается распространять мем. Мемы могут видоизменяться, комбинироваться и разделяться, чтобы формировать новые мемы. Они участвуют в борьбе друг с другом за ресурсы, умы людей-носителей, и, в результате, подвергаются естественному отбору. По существу, мемы — это информация, но их функционирование имеет заметные поведенческие проявления. Мемы часто образуют группы,  комплексные мемы - мемплексы, объединяющие несколько мемов для совместного овладения умами носителей и для усиления в борьбе за них.  Такие мемы становятся «психическими вирусами». 
Если теории мемов нет ещё и полвека, то об эгрегорах известно уже тысячи лет. Под эгрегорами понимаются иноматериальные образования, возникающие из некоторых психических выделений человечества над большими коллективами. Эгрегоры лишены духовных монад, но обладают временно сконцентрированным волевым зарядом и эквивалентом сознательности. Эгрегор это энергоинформационная структура, изначально возникающая из направленных эмоций и мыслей группы людей, объединённой общей идеей.                Постулируется наличие различных эгрегоров: религиозных, родоплеменных,   магических орденов, некоторых философских учений, творческих школ,   социальных движений и т. п. В общем случае эгрегор можно охарактеризовать как некое порождение мыслей группы людей, действующее независимо от каждого из членов группы, а возможно, и от всей группы в целом.
Как видим, эгрегоры весьма схожи с мемами и практически неотличимы от мемплексов.
                ***

В контексте приведённых особо ярких исторических примеров, мы готовы заявить: мемы и эгрегоры – это не просто порождение мысленной деятельности  людей.  Это паразиты, которые питаются нашей психической энергией. Сюда можно отнести целый сонм ментальных созданий: бесов и чертей, ведьм и леших, домовых и приведений. Поднимая градус полемики, мы позволим себе спросить: за счёт чего выжил Белый Бог тольтеков, майя и ацтеков и кто поселился в Ковчеге Завета?! 
Эманация духовных страданий крепостных мужиков создала эгрегор колоссальной мощи. Он напитался этими мучениями и стал физически давить на людей, принимающих решения. После отмены крепостного права этот эгрегор потерял энергоинформационную подпитку, сдулся и, возможно, в результате рекомбинаций, вошёл в состав других ментальных порождений.
Испанцы «порвали ацтеков и инков, как тузик тряпку», потому что пребывали в полной уверенности  в том, что являются орудием Провидения.   Они просто слились со своим мемплексом, и война шла на два фронта: на земле, и на небе. Индейцы же, запутавшись в ими же порождённых страхах, питали свой эгрегор лишь ментальным дерьмом, ослабив и себя и своих богов.
Македонцы никогда не сомневались в правоте своих идеалов и видели во врагах только праведные жертвы.
С монголами получилось ещё интересней. В истории человечества это единственный случай. И ассирийцы, и арабы, и крестоносцы, и конкистадоры не прочь были пограбить. Но делали это они под соусом всякий идей: то проповедь религии, то акцент на новый порядок. В общем, распылялись. У монголов кроме «пограбить» не было ничего. То есть форма и стала содержанием. Ни один этнос за всю историю не совершил таких завоеваний. С учётом количества покорённых на одного покорителя отдыхают и римляне, и англосаксы. Кочевники насытили своё ментальное порождение кровью убиенных. Это чудовище дало степнякам такую подпитку, что, не будь они полностью индифферентны в вопросах религии, сегодня никто не сомневался бы: истинное имя Творца Вселенной -  Тенгри,  Вечное Синее Небо.
И русская социальная, и немецкая национальная революции дали колоссальный взлёт духовной энергии.  Но нацизм был абсолютным злом. Заметьте, оборзевший хам в подворотне может исподтишка ошеломить и спортсмена-бойца. Но если мерзавец не победит с первого удара, дальше ему не позавидуешь. Так же вышло и с блицкригом.  Красноармейцы целый год ждали, когда же это немецкие рабочие в форме Вермахта повернут оружие против собственных буржуев. Пока товарищи Симонов и Эренбург в слогане «Убей немца» и соответствующих письменных материалах не  объяснили  им, где здесь нестыковка вышла.  Эти товарищи русскими солдатами не были, и сами формировали повестку дня. На помощь марксизму подтянули и русский национализм, и поверженного христианского бога. Ведь ещё Ленин учил:  морально всё, что способствует делу пролетариата. Наш потенциал на небе рос как на дрожжах. Немцы тоже на месте не стояли. В 1939 году лишь один из ста арийцев мог попасть в СС по антропологическим признакам. А в сорок пятом туда уже брали даже калмыков, представителей монголоидной расы. А крымских татар внаглую записали в арийцы, как прямых потомков готов.  И какой Бог простит такую явную халтуру, даже, если сам бог есть порождение ментальных эманаций людей?! Немцы не оправдали доверия сначала своего эгрегора, а затем и фюрера, заявившего, что лузеры, не сумевшие справиться с великой задачей, вообще не имеют права жить на Земле. Эту точку зрения разделял  и Черчилль. Но товарищ Сталин, с его марксистскими заморочками, немцев от тотального истребления спас. Нацизм был злом абсолютным. Коммунизм, как оказалось, относительным. Немцы от наследия 1933-1945г.г. отказались полностью. Мы же сегодня  духовно значительно ближе к той эпохе, чем в 1991 году. Реставрация это или Ренессанс рассудит будущее.
Когда японцы вначале 1942года громили американцев и англичан, чего стоит только падение Сингапура, они верили в своё предназначение. Их духовная монада непрерывно крепла. К августу сорок пятого верной своему народу оказалась только богиня Аматэрасу. Ну, и что она могла противопоставить учению Маркса – Энгельса – Ленина - Сталина? Разве что своё Волшебное Зеркало. В эпоху атомных бомб этого, явно, оказалось мало!
  ***
В принципе, поднятый вопрос освещён достаточно полно. Однако некоторые моменты так и остаются открытыми. Млекопитающие существовали миллионы лет рядом с динозаврами. Катастрофа одних дала рассвет другим. Сапиенсы могли слиться с неандертальцами. Ничто не мешало американцам инкорпорировать немногочисленных индейцев.  Но вышло иначе.
Уже в ближайшее время люди  сами захотят уйти на энергоинформационный уровень. Жирное, неуклюжее тело, болезни, проблемы с едой, несовершенством физиологии, то поносы, то запоры и т.д. А в виртуале ты почти Бог.  Тут индуисты и буддисты давно нащупали путь слияния души с Богом после всех перерождений. Да и в других религиях вечная жизнь после смерти тела обеспечена.
 Резюмируя, напомним канву наших рассуждений.  Всё возникло из ничего! Флуктуации вакуума породили сингулярность, которая привела к Большому взрыву.     Вселенная прошла через ряд фазовых переходов. Дальнейшая эволюция привела к формированию атомов и молекул, что открыло прямой путь к  зарождению жизни.   Сапиенсы, вершина биологической эволюции,  продуцировали   мышление, которое сделалось базой для возникновения  информационного пространства. Новая сущность стала самостоятельно развиваться по тем же самым законам эволюции, которые привели к появлению вещества и жизни.   
Да, люди уже намерены уйти на небеса. Но ждут ли нас там?! Готовы ли порождённые людьми ментальные сущности, эволюционируя, пустить нас на небо? Или им вечно нужны наши страсти и эмоции в качестве банальной еды.  Дадут ли они нам шанс   слиться с ними, перейдя в энергоинформационную форму жизни?  Или, в конце концов, уничтожат нас как ненужную тупиковую ветвь эволюции? Остаётся надежда, что наше поколение не успеет получить ответы на эти вопросы!
               


 
   
138.***
Вежливый Стасик мрачным зимним вечером возвращается из музыкальной школы со скрипкой в руках. Он неожиданно ловит себя на мысли, что в годы молодости его дедушки, то есть полвека назад, фраза «мальчик в клубе склеил модель» имела не просто иное, а принципиально иное значение. Из темноты материализуется нищенка с огромным пластиковым стаканом для подаяний. «Помогите на пропитание, дай Бог вам крепкого здоровья», - цитирует она без всякого энтузиазма давно заученный текст: рабочий день клонится к закату и это не  может не сказаться на качестве воспроизводства трудовых функций. Законы эргономики неумолимы даже в таком специфическом бизнесе. И здесь отсутствие профессионализма играет злую шутку со всеми участниками развернувшегося действия. Ввиду монотонности,  слабой выраженности фразы, Вежливый Стасик банально не расслышал первую часть слогана. Но как играющий на скрипке благовоспитанный молодой человек он не сомневается, что не имеет права засорять мир эманациями своей неучтивости. И он также желает «старушке» доброго здоровья и долгих лет жизни. Взбешенная таким цинизмом нищенка «не, ну, в натуре, не дал бабла, твои проблемы, а чё хамить-то?!» угрожающе размахивая клюкой, вновь исчезает в темноте неосвещённого проулка. Вежливый, к тому же умный Стасик быстро анализирует ситуацию на основе явно не полных данных. И приходит к выводу: пожалуй, в некоторых социальных стратах взаимное пожелание здоровья кроме основного смысла может нести и ярко выраженную негативную коннотацию. Он уже твёрдо усвоил, что произведение двух отрицательных чисел является числом положительным.   Придётся Вежливому Стасику понять и то, что взаимное умножение лицемерия вовсе не подвластно   законам математики. И  ведёт отнюдь не к перемене вектора духовности, а к бурному росту негатива. Пожелаем же нашему герою удачи и успехов в жизни!
 
139.***
В миниатюре №115 мы взяли на себя смелость прикоснуться к такой скользкой теме, как лицемерие. Концептуалисты, стоящие на позициях «не буди лихо, пока спит» и «если ты долго  смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя», пожалуй, скажут, что лицемерна сама попытка заговорить о лицемерии. Что ж, флаг им в руки и барабан на шею.  Мы, в отличие от Ницше, в бездну заглянуть не страшимся. Не пугает нас и перспектива превратиться в чудовище, сражаясь с чудовищами. Потому и приступаем к такой неисчерпаемой теме как Добро и Зло.
 В наш секулярный, прагматичный век, когда  глубоко индивидуализированная нравственность людей -  атомов стремится окончательно извести общественную мораль, мы    намерены во всеуслышание заявить о неизбежном торжестве вселенского Добра. Провозвестники Царства Небесного и победы коммунизма в мировом масштабе основывали свои заявления исключительно на вере. Мы же готовы под наш тезис подвести некоторые обоснования. И в глубине души надеемся: пусть данное положение никогда и не станет догматом, но существовать в качестве парадигмы оно   имеет полное право. Прежде, чем вести речь, о чём либо, надо сначала выработать дефиницию предмета или явления. Итак, что такое Добро? «Это же элементарно, - скажет готтентот, - Добро – это когда я у зулуса украл быков. Ну, а Зло, соответственно, это когда зулус украл быков у меня». «Чё ты тут нам мозги паришь, - возмутится среднестатистический россиянин, - каких-то дикарей приплёл не в тему. Давай ближе к жизни. Зло – это когда америкосы везде понаставили свои базы, рулят во всех комиссиях и комитетах, впаривают кругом ничем не обеспеченные баксы по цене реальных денег, считают, козлы, наши лекарства допингом, а свой допинг лекарством. Ну, а Добро – это когда мы ставим базы, продаём всему миру оружие, формируем всепланетную повестку дня и не учим английский, потому что все уже выучили русский». Конечно, два вышеприведённых определения Добра крайне реалистичны и, как руководство к действию, наиболее оптимальны. Но мы, всё-таки, попытаемся копнуть глубже. На сегодняшний день классическая дефиниция: "Добро – это   намеренное, бескорыстное и искреннее стремление к осуществлению блага, полезного деяния. Зло - это намеренное, умышленное, сознательное причинение кому-либо вреда, ущерба, страданий».
 Как видим, такое понимание рассматриваемых категорий весьма разнится, если не сказать  больше, с их бытовым, жизненным осознанием. Приведём примеры. Некто не просто боится, а искренно любит Бога и   живёт строго по его заповедям. По канонам, какой конкретной религии не столь уж и важно, по крайней мере, для Бога. Здесь явно прослеживается искренность и намерение. Но имеем ли мы право говорить о бескорыстии?  Никоим образом! Ведь в конечном итоге за благостное поведение адепт получает спасение бессмертной души. А это, согласитесь, бонус покруче «золотых парашютов» уходящих на пенсию директоров крупных сырьевых корпораций! То есть корысть тут видна невооружённым глазом. Оппоненты резонно заявят: «А как же бедолага Иов? Ведь в тот момент, когда Бог и Сатана «сделали» этого безгрешного праведника «в два смычка», он не имел ни малейшего представления, чем всё кончится. Но остался верным своим идеалам». Мы советуем участникам  дискурса внимательнее изучить первоисточник. Иов, по попущению  Господа, весь срок безжалостного эксперимента пребывал в полной уверенности в благоприятном исходе дела. Для него всё происходило как во сне, ну, или как в компьютерной игре. По сути, он был в доле. Так что и здесь корысть налицо. Особенно, с учётом материальной компенсации.
 С высот спустимся на грешную землю.  Везде и всюду мы видим, как обыкновенные граждане подают нищим. На первый взгляд рафинированное Добро. Ан нет! Вы только вслушайтесь, под какой манипуляторный слоган происходит передача денег из одних рук в другие:  «дайте мне, а Бог вам стократ вернёт!» Корысть здесь не то, что прослеживается, а стоит во главе угла. Перспектива получить гешефт  в десять тысяч процентов добрит не по-детски! Помнится, Маркс называл прибыль в 300% как пороговую для преодоления  всех моральных преград. Теперь внимательнее посмотрим на Зло. Защищая Отчизну, воин в страшной, кровавой битве острой саблей надвое, до седла,  рассекает вражеского всадника. Обратимся к нашей дефиниции. Вред, ущерб и страдания причинены? Несомненно. Сделано это   намеренно, умышленно, сознательно? Бесспорно. Ага, вот оно Зло, квинтэссенция, так сказать. Ничего подобного. Убийца, то есть защитник родной земли, совершил благое и даже богоугодное дело, короче, Добро.
 Напомним, изначально мы ставили перед собой задачу доказать, что мир обречён на победу  Добра. Но, оказывается, в рамках общепринятого определения нет ни малейшей возможности провести границу между Добром и Злом. Несколько забегая вперёд, заметим, что лишь в авраамических религиях, особенно христианстве, проводится чёткая грань между данными категориями. Остальные религиозно - этические концепции  говорят  о равнозначности рассматриваемых проявлений естественного состояния мироздания. Все понятия и ценности относительны, анализ же их бесплоден по причине своей бесконечности. Мы, как люди воспитанные на базисе марксистско – христианских ценностей, принять эти «азиатские заморочки» не можем ни душой, ни сердцем, ни разумом. Вернёмся к  выверенной парадигме. Столбовая дорога победного натиска Добра, это своевременная смена его дефиниции. И вовсе не в демагогических традициях англо-саксонской морали «джентльмены всегда играют по правилам, но если проигрывают, то  меняют правила». Нет, мы люди основательные и хотим обстоятельно говорить о серьёзных вещах. Хотя демагогической подменой понятий пронизано всё существование человечества, нас этим не испугать. В эпоху развитого социализма, 1964-1985г.г., или период застоя, кому как удобней считать, экономика начала сильно тормозить. Ведь за невыполнение государственного задания уже не  расстреливали, можно было и расслабиться.    Так вот и без того невысокие планы везде и всюду стали корректировать в сторону снижения, затем их перевыполняли и за это получали немалые премии. Ну, разве это не победа Добра?!   Тогда же никак не удавалось наладить производство в колхозах овощей, фруктов и ягод. Хранение, переработка – всё очень щепетильно, без личной заинтересованности дело с места не сдвинуть. Это тебе не комсомольцев с пионерами на  уборку «второго хлеба» сгонять. Ведь ягоды, в отличие от  картошки, эти пройдохи мигом, падлы, пожрут, до склада ничего и не дойдёт.  Для справки: в барских имениях этот вопрос решался тем, что девок - сборщиц заставляли непрерывно петь, закрывая, таким образом, постоянно открытый рот.   В общем, картофелем «строители коммунизма» были обеспечены изрядно. И что бы вы думали? Правильно! Если буржуйская сволочь на загнивающем Западе не считает картошку овощем, группируя её   в одной экономической категории с такими крахмалосодержащими культурами, как маниока, таро, батат и ямс, так это ж их, буржуйские, проблемы. А у советских, как говаривал товарищ Маяковский, собственная гордость. И наша родная картоха была повышена до звания овоща. Так мы тут же всех буржуев сразу обогнали на душу населения не только по производству шерстяных тканей, но также и овощей. С высокой колокольни, или, как учил товарищ Высоцкий, с Эйфелевой башни плюя на головы беспечных парижан, по глупости наяривающих свои артишоки, каперсы, и, не к ночи будет помянуто, каштаны со спаржей. 
Ещё пару слов в защиту креативного подхода к выработке дефиниций. Выполнить религиозные ограничения невозможно в принципе из-за противоречивости требований. Ведь любая религия это не состояние, а процесс. Тут всё, как в квантовой механике. Кроме ответственности за ошибки, конечно. Их прощать никто не собирается. Святые, а они к Богу поближе прочих, это диалектическое противоречие уловили первыми. И, не лицемеря, объективно оценивали себя как великих грешников. «Отделяя мух от котлет» они чётко понимали, что «дешёвые понты» безгрешной жизни и выеденного яйца не стоят в сравнении с качественным покаянием. 
А теперь сузим широкий круг  рассуждений до  вектора, на котором мы расположим неопровержимые факты, подтверждающие неизбежность поражения Зла. Едва первый человек слез с дерева, сторонники теории изгнания из Эдема тоже могут поучаствовать в процессе поиска, ему пришлось задействовать всеобъемлющее Зло, для внедрения хотя бы элементов Добра в общественную жизнь. Травоядные звери друг друга не едят чисто по физиологическим причинам. У хищников выработался целый набор адаптационных  механизмов, чтобы такие формы поведения были исключением, а не нормой. Человек в эволюционном развитии прошёл, в том числе,  и стадию падальщика. Сожрав всех неандертальцев, сапиенсы принялись друг за друга. А ведь у обезьян ничего подобного нет. В общем, такого каннибализма, в форме людоедства, планета ещё не видела. Как можно было объяснить дикарям, что нельзя есть младшего брата и совокупляться с матерью? Только через табу, безусловный религиозный запрет. Ну, а единственно серьёзной карой была смертная казнь.   Остальные наказания – это как мёртвому припарки. Вся конкуренция между кланами сводилась к одному. Надо было убить как можно больше чужаков, чтобы не раскрывали рот на наших мамонтов, бизонов, да хоть и лягушек. Ведь рост численности людей на планете вовсе не сопровождался увеличением пищевых ресурсов. Контроль над работой вёлся через скальпы, сушёные головы и прочие подобные атрибуты.
 Первый реальный шаг на пути к Добру был сделан при переходе от присваивающего хозяйства к производящему. Земледелец и пастух, в отличие от охотника,  могли произвести больше, чем потребляли. Стало выгодно превращать их в рабов. Их уже не съедали, а заставляли работать. Это явный шаг по тропе Добра. Несомненно, найдётся демагог с рассуждениями о гордых воинах, готовых предпочесть смерть рабству. Но широчайшее распространение данного социального института напоминает: и правила, и исключения должны всегда стоять на своих местах. А правило здесь одно: развитие технологий вело к росту производительности труда, что автоматически, через социальные изменения, уменьшало степень эксплуатации. Раба сменил крепостной, уступивший место наёмному рабочему. Приведём пример: дельта Рейна и  Мааса вошла в орбиту цивилизации на рубеже двух эр. Однако технологии римлян не позволяли продуктивно использовать бедные почвы. Но тысячу лет спустя применение металлического лемеха дало взрывной эффект. Нидерланды сначала стали главным поставщиком еды на рынки Европы, затем первым в мире буржуазным государством, а в наши дни выращенный в теплицах виноград каких-то совсем уж замысловатых сортов продают в жаркие страны, где нефти больше, чем воды. А вы говорите, мол,  в Тулу, да со своим самоваром. Население же на данной территории выросло в сто раз.
Прямая корреляция между ростом производительности труда и Добра была абсолютна до начала 20 века. Но здесь скачок технологий был таковым, что у человечества просто «сорвало башню».  Этот недолгий, но суровый зигзаг духовных поисков уловил поэт:
«Добро должно быть с кулаками
Добро суровым быть должно,
Чтобы летела шерсть клоками
Со всех, кто лезет на добро…».
Две мировых войны уничтожили уйму народу. Но именно в это же время произошёл самый большой рост населения за всю историю человечества. Если «полковник Кольт» выровнял   граждан   Америки, то атомная бомба всех остальных. Оставив газовые камеры и обслуживающие их крематории в качестве музеев, человечество, как в омут с головой ринулось в пучину Добра. В наши дни рост Добра можно характеризовать только экспонентой. В Англии на заре капитализма  лишённых земельных наделов крестьян объявляли бродягами и вешали. Там же   огромное количество детей горбило на шахтах и фабриках. Да что там Англия! В России ещё на нашей памяти человека реально сажали, если он не работал. Сегодня ему дают статус безработного и платят деньги. Любой доживший до старости гражданин получает пенсию, даже если он нигде не проработал ни дня. Это ли не железная поступь Добра? Но для того, чтобы разглядеть бриллиант Добра в полной гармонии красок, придётся окинуть взглядом весь мир. В передовые страны, типа Германии, уже в сороковые годы 20 века съезжалось, а чаще свозилось много иностранцев на заработки. Первый опыт не стал примером. Но и в последующие десятилетия  люди ехали и ехали в Землю Обетованную (не путать с Израилем). Они много работали и много зарабатывали. А процесс шёл. И что мы видим. За каких-то три четверти века Зло проиграло с разгромным счётом. На входе в систему миллионы военнопленных, обречённых на адские условия труда и голодную смерть. А в наши дни? Из телерепортажа мы узнаём о мигранте из тёплой южной страны, которой не повезло с нефтью. Он привёз с собой семью штатной численностью три десятка единиц. Все многочисленные дети и жёны получают огромные, по российским масштабам немыслимые, я уж не говорю о Буркина-Фасо или Кот Дивуаре, пособия и готовы размножаться, не снижая темпов. Хозяин этого выводка даже как-то заикнулся, что, дескать, не против и поработать. Но некогда, за жёнами надо приглядывать. Кто-то скажет: Запад просто сошёл с ума. Но, заметим, последние сто лет Европу хоронят все, кому не лень, а она всё загнивает и загнивает. Другой случай. Молодой «беженец», не сумев сдержать свою страсть, овладел учеником младших классов. Нет, его не казнили и даже не дали пожизненного срока. Давайте рассуждать трезво. Местного языка насильник не знал. Как он мог выяснить, согласен ли мальчик на соитие?! Правильно, лишь по невербальным сигналам. Пришелец не сомневался, что такому красавцу, как он, отказать не сможет никто. На подобную  логику опирался и суд, освободив «гостя с юга» из-под стражи. Это ли не умопомрачительная победа Добра?
Ещё триста лет назад девять из десяти жителей планеты занимались производством еды. Сегодня один-два процента. Ещё процентов восемь выпускают промышленные товары. А остальные?  Танцующих у шеста, как  и персональных тренеров по фитнесу и бальным танцам уже больше, чем фрезеровщиков и комбайнеров. А впереди нас ждут новые технологические революции. Чем сытнее жизнь, тем добрее люди. Иной раз Добро принимает оригинальные формы: и не догадаешься, да вот же оно родимое. И зачем только прячется, от скромности что ли? В больших городах,  а теперь и в малых, люди просто не хотят знать соседей по подъезду, даже по лестничной   площадке. Проходя мимо, не здороваются,  глядя в упор. «Вот она деградация, вот оно вырождение», - злорадно скажет злопыхатель. А в действительности? Человек никогда не мог остаться в одиночестве. Как говорится, социум давит. Переполненная людьми пещера, изба, в которой ютится несколько поколений родственников. Коммуналка. Здесь разговор,  вообще, особый. Десятки ненавидящих один другого жильцов и всеобъемлющий контроль: видеокамеры отдыхают. Характеризуя соседа, поэт отмечал: «Он весь наш быт знал точно и подробно,                Он даже знал, что вату за корсет Кладёт соседка Клавдия Петровна».
А по раздающимся из общего туалета звукам, каждый легко определял, кто занял «точку»: страдающий запорами Моисей Натанович или профессиональный алкоголик Дядя Вася. Люди бежали друг от друга из коммуналок   в «хрущёбки» как  от чумных. А нынешнее нежелание общаться просто рефлексия или болезнь роста.
И все эти процессы идут в жёстком тренде наступления Добра. Какой процент от населения составляют инвалиды – колясочники? Уж точно меньше одного. А сколько места для них отводится в транспортной инфраструктуре?! Каких-то тридцать лет назад мода давила на всех нас с решительностью садиста. Если молодой человек не имел джинсов, невообразимо дорогих штанов, то пройти фейс -контроль в глазах потенциальной секс-партнёрши у него не было ни единого шанса. Девушки в коротких юбках часами сидели на скамейках рядом с парнями, не каждую ведь сразу посадят на колени, и героически зарабатывали пиелонефрит. Это было целое поколение тех, кто никогда не встретил не только шестидесятую, но даже и двадцать пятую весну. А сейчас моды в том, классическом, тоталитарном понимании нет. Как говорится, кто, как хочет, так и хохочет. Моду уничтожили люди, чтобы не мешала «жить в кайф». Мужчины бреются теперь не два раза в день, а трижды в месяц. Откуда взялся этот стандарт?! Только из желания людей жить с удовольствием, не напрягаясь. Никто уже не гладит постельное бельё, а о том, что его раньше ещё и крахмалили, многие просто не знают. Вообще одежду уже почти не гладят. И ткани специальные созданы и эталоны поменялись. Кстати о стандартах. Не так давно носить очки было не то, что не престижно, а «реально западло». А кто у нас сейчас главный положительный герой? Очкарик Гарри Поттер, «конченый ботаник», «полный лошара» с общественных позиций ещё недавнего прошлого. Ведь этот «тормоз» не то, что под вражеский танк броситься не сможет, так он даже «никчёмному фраеру  в рыло заехать» не решится. Рука дрогнет.
Торжество Добра проходит через рост свободы личности. Явной дискриминации подвергались цветные расы. Теперь это в прошлом. Женщины получили равные с мужчинами права. Сегодня мы знаем и о правах детей. Гомосексуалисты в  наши дни, не боясь уголовного кодекса, могут «вставлять» куда им заблагорассудится. На подходе каннибалы. Этическая сторона вопроса запросто решится через создание биореакторов по  выращиванию обезличенной человечины. То есть мышечной массы. Много лет нам внушали, что анорексичка, рост 180 см при весе 55 кг, и есть идеал женщины. В реальности такая степень истощения ведёт к неспособности зачать и родить, то есть, строго говоря, к инвалидности. На чём же держался этот ложный идеал?! Только на одном – его трудно достичь. Так изнурять себя, когда кругом полно еды, это, по сути, подвижничество. Когда, доведённые до отчаяния, илоты взбунтовались, их встретили отлично организованные спартанцы. Но кто или точнее что противостоит «восстанию пузанов»? Только обветшалая традиция, которую   совершенно некому защищать. Толстяки, как и очкарики, взяли численностью. «Нормальные тётки» на пять-шесть пудов веса не хотят, чтобы по подиуму «шлындали   живые вешалки», являясь прямым укором их неспособности контролировать свой   аппетит. Пусть и там, на вершине славы в лучах софитов будут «простые  бабы» не сорок четвёртого, а пятьдесят четвёртого размера. И станет ясно, идеал близок и достижим.
Итак, мы видим, что человечество уже  преодолело немало тяжелейших преград  на пути от Зла к Добру. А что дальше? Вышли мы на плато, есть ли ещё резервы для роста или нас ждёт откат назад, что не однажды уже бывало с людьми?! Напомним, что жёсткое противопоставление Добра и Зла существует лишь в христианстве, иудаизм и ислам уже не так непримиримы в этом вопросе,   остальные религиозно - этические концепции      рассматривают данные  проявления естественного состояния мироздания как совершенно равнозначные. В связи с полной секуляризацией Запада, напомним, это и Австралия, и Япония, мы можем говорить лишь о постхристианском мире. И здесь прослеживаются два,  по сути, противоположных тренда. Человек не в состоянии «добраться»  до безусловного Добра, говорят нам одни. И, возможно, его судьба лежит по ту сторону Добра и Зла. Это, несомненно, открывает ящик Пандоры. Однополые браки, узаконивание педофилии, наркомании, каннибализма, принудительной эвтаназии – это только первые «этапы большого пути». Но есть и другой тренд. В Индии уже не менее трёх тысяч лет существует религия джайнизм.  Мы ознакомимся с ней лишь в минимально необходимом объёме: «Величайший грех для джайна  - причинение вреда живым существам. Ортодоксальный джайн процеживает питьевую воду, чтобы там случайно не оказались живые существа, специальной метёлкой подметает себе дорогу, дабы не раздавить муравья или червяка. Джайну строго запрещается передвигаться или что-то делать ночью, ведь в темноте можно неконтролируемо нанести вред живому существу». Кстати, нечто подобное проповедовал и Христос: «Взгляните на птиц небесных: они не сеют,   ни жнут,
ни собирают в житницы; Посмотрите на полевые лилии, как они растут:  не трудятся, ни прядут; Итак не заботьтесь  не говорите: “что нам есть?” или: “что пить? “ или: “во что одеться?” Итак не заботьтесь о завтрашнем дне,   ибо завтрашний сам будет заботиться о своем…». Представим, что все жители планеты в один день последовали этим рекомендациям! Но христиане мгновенно подогнали нестыковки в учении к реалиям жизни. А вот джайны всё приняли за чистую монету. Джайны даже землю пахать не могли, ведь ненароком какого червячка зашибёшь!  Поэтому в мире их крайне мало и занимаются они  торговлей и финансами. Но социальный эксперимент выдержал испытание длиной в тридцать веков. Так вот, наряду с движением к каннибализму через педофилию, на Западе нарастает и другая тенденция. Учёные – эволюционисты всё больше приучают нас к выводу, что человек это животное. И отличают нас от приматов, а где-то и от собак, дельфинов и коров не столько качественные, как количественные параметры. Мы не лучше их, и никакой Бог нам их в пользование не давал. У них есть и мысли, и чувства, и права. Заметим,   у афроамериканцев и коренных австралийцев ещё совсем недавно не было никаких прав. Заметим,  сегодня права свиньи на мясной ферме ограничиваются лишь обязанностью убойщика провести гуманный забой без причинения мучений. А завтра?! Появился ряд статей о чувствах и эмоциях растений. Оказывается им тоже больно, когда мы их убиваем, чтобы съесть! А теперь вообразим какую-нибудь твёрдо стоящую на позициях  «неоджайнизма» экзальтированную дамочку с прибабахом на чайлдфри, активистку Движения  За Самоликвидацию Человечества. Ей ломоть хлеба в рот не полезет. Ведь в каждом кусочке тысячи убиенных детей пшеницы! Сначала она согласится, есть пищу из биореакторов. Но к этому  времени появится информация о страданиях молекул и даже атомов. И что остаётся? Освобождение Разума от Плоти, переход человечества на                энергоинформационный уровень. А не об этом ли мечтали проповедники всех религий? Бери круче, разве не в этом Замысел Господа?! Не таким ли представляется Царство Небесное? Плоть – материальная основа человеческого Зла. Освобождённый от телесных оков  Дух воспарит, возвестив окончательную победу Добра. И будет всем счастье!
               

 140.***   
Теория Прогресса есть закономерное порождение Западной Цивилизации на определённом этапе её развития. Вкратце   суть идеи в том, что завтра непременно будет лучше, чем вчера, в первую очередь, в плане материального производства. Торжество теории пришлось на вторую половину 19 века, когда бурное развитие Западной науки привело к колоссальному росту экономики, а концлагеря, газовые камеры и атомные бомбы ещё не были созданы. Идеалы Прогресса, без сомнений, признали и либералы, и марксты. Движения эти, что бы там ни заявляли основоположники, сформировались на базе христианства. В отличие от остальных мировых религиозных, философских и этических учений лишь христианство говорит о том, что мироздание имеет начало, конец и, главное, смысл своего существования. У нас вовсе нет намерений, оспаривать идею Прогресса. Однако мы категорически против того, чтобы вновь кто-нибудь, стуча ботинком по высокой трибуне,   прокричал: «мы вам покажем Кузькину Мать, потому что нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!». И считаем своим долгом  привести ряд примеров, подтверждающих, что путь Прогресса тернист и извилист. А самой большой ошибкой в определении будущего чаще всего становится прямая экстраполяция прошлого. 
                ***               
Вышедшая в 1953 году из братоубийственной войны Южная Корея по уровню ВВП на душу населения входила в десятку наиболее отсталых стран мира. Рядом с Сомали. Напомним, в Сомали самые обезбашенные в мире пираты. Сегодня средний кореец живёт в сто (!!!) раз богаче сомалийца. Потому что, пока азиаты лепили свои гаджеты, в африканской стране в разы выросло население, а производство осталось на прежнем уровне. Заметим, стократный рост экономики на протяжении жизни одного поколения никого не смущает. Ну, поработали ребята, а что тут особенного?! На заре капитализма, 1776год, вышел бессмертный труд Адама Смита. Кроме прочего, он сообщает: вот, дескать, в 14 веке   ненастье распогодилось, и экономика подросла. А в 16, допустим, веке дожди или холод. Производство упало, цены выросли. И далее в таком же ключе. Никого не удивляло отсутствие улучшений жизни в течение сотен лет. В те же годы другой подданный британской короны Эдвард Гиббон описывал историю падения и упадка Римской империи. Заметим, упадка, а не рассвета. Как о чём-то само собой разумеющемся, деловито переводя денарии и сестерции в фунты стерлингов, он на пальцах показывает, что в Римской империи уровень жизни был выше, чем в современной ему Европе. И это воспринималось с пониманием: ясное дело, где великий Рим, а где Европа лапотная, что уж тут сравнивать! По ВВП Европа догнала Рим в 30ые годы 19 века. На волне промышленной революции, в начале эпохи машин. По уровню санитарии к концу 19 века. А вот по засилью юризма, то есть роли юристов в общественной жизни, с Римом и в наши дни сравнялись только США. Весь остальной мир ещё отстаёт! Впрочем, мы в этом не видим ничего плохого.
                ***               
Первую в мире атомную электростанцию пустили в эксплуатацию в 1954 году. Заметим, в России. Никто в те дни не сомневался: в ближайшее время большую часть энергии даст мирный атом. А от перспектив термоядерного синтеза просто захватывало дух. В наши дни доля атомной энергетики в мире не растёт, а сокращается. Будущее её, несмотря на новые технологические успехи, весьма туманно. Ну, а насчёт термояда, как говорится, и конь не валялся! Лучшие же умы сейчас заняты тем, как повысить КПД ветряков, генераторов по утилизации опилок и, извиняюсь за выражение, портативных электростанций, работающих на   кизяке.  Этот зигзаг развития, конечно, случай частный. Но далеко не единственный.
                *** 
Лучшими европейскими лучниками были англичане. В Столетней войне,  1337 г. – 1453г., несмотря на появление огнестрельного оружия, именно лук являлся средством уничтожения противника, наносящим наибольший урон. Но достижения металлургии привели к появлению непробиваемых английским луком доспехов. И лук был вытеснен аркебузой, которая имела массу недостатков, в первую очередь низкую скорострельность. Аркебузир, часто рекрут из крестьян,  гарантировано убивал рыцаря, подготовка которого стоила баснословно дорого. Этим он крайне напоминал 14 летнего подростка на развалинах поверженного Берлина в апреле 1945 года, одним выстрелом фаустпатрона выводящего из строя новейший советский танк. Лук в Европе проиграл не столько технологическую гонку, как экономическое соперничество. В общем, бабло побеждает зло. Тут же появилась массовая пехота, подготовка которой обходилась чуть ли не задаром. С неё быстро сняли остатки защитного вооружения: что дёшево стоит, не особо и ценится.
Но в других частях планеты ситуация складывалась далеко не так однозначно. В   войнах с колонизаторами, которые вели индейцы Северной Америки в 17, 18 и 19 веках, выпущенная из лука стрела весьма  эффективно поражала лишенного всякой защиты пехотинца. Лук достойно противостоял мушкету и в  лесных засадах, и в лобовых атаках конницы в прериях. Однако появление сначала револьвера  с ударно-капсюльным замком и ударным составом для воспламенения заряда, а    затем и магазинных   многозарядных винтовок     окончательно убедило индейцев в преимуществе оружия бледнолицых.
 В Азии ситуация оказалась ещё парадоксальней.  В середине 14 века, когда в Европе только появлялось огнестрельное оружие, китайцы вели освободительную войну против монгольских захватчиков. Пушки, ружья, бомбы, ракеты и огнемёты массово применяли обе стороны. Но это вовсе не упраздняло использование луков. Ибо композитный монгольский лук ни чета, ни тисовому английскому, ни, тем более, индейскому.   Он выдержал конкуренцию даже с винтовкой в маневренных партизанских войнах. Его выдавил с поля боя лишь пулемёт «максим». 
Заметим, что во время аннексии Тибета в 1959 году, повстанцы вполне успешно использовали против китайских войск также и луки. И, уж что совсем на уровне фэнтези,  индонезийским войскам, оккупировавшим  Восточный Тимор в самом конце 20 века, местное население в условиях экваториальных джунглей гористой местности часто могло противопоставить только луки. Итог: Восточный Тимор обрёл независимость!
                *** 
Коммерческая эксплуатация первого парохода началась в 1807 году. Вспомнив, с какой лёгкостью поезда выдавили с междугородных перевозок гужевой транспорт, легко предположить, что парусники были обречены на мгновенное вымирание. Но битва силы ветра с силой пара продлилась практически столетие. Ветер, хотя и с перерывами, дует везде и всегда. А на создание всемирной инфраструктуры поставок угля на основных морских путях ушли десятилетия. Пока пароходы успешно плавали по рекам и жались к берегам в каботажных рейсах, на парусном флоте много чего произошло. Лишь два десятилетия спустя после постройки первого парохода появился наиболее совершенный парусник – клипер.  Острые обводы корпуса, увеличенная остойчивость,   наклоненные к корме мачты, большая площадь парусов позволили судну  развивать отличную скорость и превосходно удерживать курс. А работа клиперам нашлась быстро. В Калифорнии обнаружили золото. Трансконтинентальную железную дорогу от Атлантики до Тихого океана сдали в эксплуатацию лишь через полтора десятка лет. А за это время быстроходные парусники перебросили на Западное Побережье количество искателей удачи,  вполне сопоставимое с численностью десанта при высадке союзников в Нормандии летом 1944 года. За калифорнийским золотом последовало австралийское. И здесь клиперы закрыли все невообразимо возросшие потребности в морском транспорте: «любой каприз за ваши деньги!». Но ещё больший доход приносила контрабандная торговля опиумом в Китае. Несмотря на запрет правительства Поднебесной, пройдохи всех мастей баснословно наживались на человеческом горе огромной страны.  В этическом отношении это было немногим лучше работорговли, которая в те годы  бурно процветала на атлантических линиях и приносила немалый барыш   судовладельцам. Клиперы    укомплектовывались командами отборных, высокооплачиваемых моряков-авантюристов, вооружались артиллерией. В этом смертельно рискованном деле   приходилось  выдерживать морские сражения не только с китайскими военными джонками, но и с малайскими пиратами, для которых опиум - очень ценный груз.  На обратном пути из Китая трюмы клиперов забивались чаем, товаром тоже весьма дорогим и прибыльным. Но никому и в голову не приходило опиумные рейсы называть чайными! В конце 1869 года вступил в строй Суэцкий канал, сокративший путь из Шанхая в Лондон на 8 тысяч километров. Парусники по каналу двигаться не могли и по-прежнему шли в обход Африки. В 1870 году из Великобритании в Китай прибыл первый пароход, проделав путь намного быстрее клипера.   Довольно скоро в Адене, Коломбо и Сингапуре появились специальные фирмы, которые без задержки снабжали транзитные пароходы углем.  На основных торговых путях парус  стал  уступать место паровой машине. Но ещё полвека быстроходные шхуны с небольшими экипажами эффективно конкурировали с пароходами на многих коммуникациях. 
                ***   
Уже к концу пятого века в Европе рабский труд в реальном производстве    стал  окончательно не эффективным. Мы не ведём здесь речи о патриархальном рабстве Азии и Африки. Рабов заменили крепостные. Но в эпоху раннего капитализма, когда и крепостных-то почти не осталось, рабство возродилось.  Этому способствовало появление в колониях крупных плантационных хозяйств  в  условиях  тропического климата.  Данный период затянулся на три с половиной столетия. И лишь очередной технологический виток, появление машин в аграрном производстве, вновь сделал рабство убыточным. Однако понадобилась кровопролитнейшая Гражданская война, чтобы все жители США осознали это. Одни белые пачками убивали других, намереваясь на полях заменить негров машинами и механизмами. Этот зигзаг Истории напоминает, что для социального Регресса нет никаких преград. Как здесь не вспомнить сталинские колхозы, которые, по сути, были восстановлением крепостного права. 
                *** 
В этих самых колхозах в немалых объёмах выращивали каучуконосный одуванчик кок-сагыз. СССР стал первой в мире страной, создавшей синтетический каучук, но натуральный был качественнее, и на наиболее значимых направлениях, особенно в военном деле, использовали его. Закупать за валюту каучук, произведённый из сока тропической гевеи, СССР, избегая сырьевой зависимости от потенциальных противников, просто опасался.  А относительная экономическая эффективность производства кок-сагыза определялась практически дармовой рабочей силой в колхозах. Один в один повторялась история 18 и 19 веков. Когда помещичьи хозяйства заваливали Европу сначала пенькой, а затем зерном, снижая себестоимость продукции за счёт «минимизации фонда заработной платы». Дальнейшее развитие химии позволило полностью отказаться от дорогого натурального продукта. Но новый рывок в биотехнологиях уже в наши дни опять  ставит кок-сагыз в повестку дня. Одуванчик готов сказать своё слово не только о качестве, но и о цене на полях и США, и Канады, и России! Тот, кому трудно оценить ситуацию, пусть вспомнит, с какого ничтожного уровня   свёкла начинала соревнование с сахарным тростником. И как много удалось добиться в этом, казалось бы, заведомо проигрышном деле.               
                ***      
Засуха 1946 года  и последовавший за ней голод способствовали появлению грандиозного плана преобразования природы в СССР. По масштабам развернувшихся работ во всей мировой истории не было ничего подобного. Мало кто станет спорить:  во многом Советский Союз победил Германию ещё и потому, что каждая макаронная фабрика чётко знала, патроны, какого калибра она начнёт выпускать на второй день будущей войны. Так же поступили и на этот раз. Там, где позволяли климатические условия, то есть в южных регионах, в огромном количестве в лесозащитных полосах, кроме крайне засухоустойчивой белой акации,   высаживалась шелковица, или тутовник. Листья этого дерева, как известно, это еда для тутового шелкопряда.  Шёлк нужен был для парашютов огромного количества   десантных войск. Но едва шелковичные деревья подросли, советская промышленность наладила в достаточных объёмах производство, как нейлона, так и капрона.  Синтетика   не уступала натуральному продукту в качестве, речь идёт только о парашютах, но была разительно  дешевле. Обеспечивать шёлком советских модниц никто и не подумал. Ведь даже в самых галантных платьях они не смогли бы  ни на гран повысить обороноспособность страны. И скажите на милость, на кой ляд эти щеголихи тогда вообще нужны?! Лесополосы восприняли дополнительную функцию как основную, и до сих пор достойно выполняют поставленную перед ними партией и правительством задачу: защищают поля от суховеев,    создавая благоприятный микроклимат. Но это вовсе не значит, что о шёлке забыли навсегда. Как  мы видим, постоянным остаётся только непостоянство.
                ***
Ещё тридцать лет назад на Юге России немалые площади засевались клещевиной. Масло из её семян шло на нужды авиации. Сегодня химия подтянулась на этом направлении и клещевина, выходец из Африки, стала прекрасным цветком на наших дачах. Напомним, что именно с должности цветка  начинали в Европе свой путь и картофель, и подсолнечник. 
Селекционный бамбук, при его невообразимой скорости роста, даёт огромное количество сырья для производства вискозной нити. Затраты на производство волокна  вполне сопоставимы с себестоимостью нити, изготовленной из нефти или газа. Тренд налицо: минеральное сырьё на рынке стабильно дорожает,  а органическое, ввиду достижений  биотехнологий, дешевеет. Вполне реально, что скоро на поля вернутся и джут, и кенаф, и сизаль. 
                ***
Подведём итоги. Теория Прогресса,  вышедшая, напомним, из христианства, убеждает нас в неумолимой детерминированности событий. С этим мы категорически не согласны. Появление Вселенной из флуктуаций вакуума – это явление случайное. Жизнь возникла лишь один раз в одном месте, всё дальнейшее есть продукт эволюции. Примерно 75000 тысяч лет назад сапиенсы прошли сквозь «бутылочное горлышко». Численность людей сократилась с миллиона до двух тысяч, то есть в пятьсот раз, до полного закрытия проекта оставалось полшага. Переход человечества от охоты и собирательства к земледелию и скотоводству произошёл в краткий период планетарного потепления между двумя очередными похолоданиями. Всего это могло не быть вообще, или случиться лет эдак через 30000 – 50000. Тот же алфавит, в отличие от письменности, возник лишь один раз, Финикия, 14 век до н. э., и распространился везде и всюду. И где здесь закономерность? Даже появление Западной Науки в 17 – 18 веках далеко не детерминировано. Китайские даосы задолго до этого проникли в суть вещей. Но им не пришло в голову строить поезда и пароходы. Что  было бы с планетой, если бы СССР проиграл войну, а Германия и Америка забросали одна другую атомными бомбами? Кто и чем гарантировал в октябре 1962 года, что термоядерная война не начнётся? Вы говорите о здравом смысле? Тогда ещё раз перечитайте высказывания товарища Мао Цзэдуна по   данному вопросу. В них и логика железная, и смысл вполне здравый. Говорят, что пессимист, это хорошо информированный оптимист. Мы же посмотрим на ситуацию с другого ракурса и сделаем окончательный вывод, вовсе не вытекающий из общего хода рассуждений. Зыбкость нашего существования, определяется лишь тем, что мы уже успели родиться, но ещё не успели умереть.  Именно осознание этого даёт нам силы воззвать ко всем, кто готов нас услышать: «Люди – радуйтесь каждому мгновению жизни и будьте счастливы".

          
141.***
К железнодорожной платформе неспешно прибывает электропоезд. К юнцу весьма неопределённого вида подходит цыганка.
- Сынок, - резко сокращая дистанцию, она сразу «берёт быка за рога», - куда электричка идёт?             «Работница привокзальной площади» элементарно не  умеет ни читать, ни писать. Но это вовсе не та информация, которой она готова поделиться с окружающим миром. Лучше она расскажет о своих невообразимых паранормальных способностях, переданных ей   предками, трудившимися если не  колдунами,  то шарлатанами и гадателями.
- Слушай, «мать», - в тон вторит ей молодой человек, - вон там  же написано, куда идёт. Читай!
В отличие от большинства граждан, он знает, что и в наши дни есть определённое количество людей, по тем или иным основаниям, не научившихся читать. Более того, ему хорошо известны все причины, которые позволили цыганке жить безбедно в центре мегаполиса, оставаясь совершенно безграмотной. Кроме того, он категорически не согласен со сложившимся положением вещей.
 - Ты чё,  читать не умеешь?! – парень делает наигранно - удивлённое лицо.
- Так это не беда, - продолжает он «грузить» невольную собеседницу, - продать навоз, дерьмо вопрос. Тебе, «мать», надо нанять хорошего специалиста. Короче, бойца, который читать умеет. Ну, хоть  меня, я прочту за вполне умеренную плату.
Видя, что цыганка тупо входит в ступор, парень, уже из отходящей от платформы электрички, продолжает беседовать скорее  сам собой:
«В семь лет меня погнали на амбразуры образования. И в дождь, и в мороз, и в жару. Утром  ночь непроглядная, а тебя ещё сонного гонят: «давай, исполняй долг!» А ты, чавелла,  как и все твои родственники,  в это время кайфовала, не особо по жизни напрягаясь. Опять же, нотариуса или, там, юрисконсульта я при случае нанимаю. Это уже другие знания.  Так почему ты не должна платить за свою  безграмотность?!
142.***
На скамейке, на окраине городского парка вальяжно расположились две   крайне довольные собой девицы. Весь их внешний вид кричит о том, что в личной жизни у них всё сложилось. По крайней мере, они имеют то, что хотят. А если чем и не располагают, то, скорее всего, этого и не желают. Не задумываясь над этической стороной вопроса, они небрежно, кто-то может это   принять и за вызов, швыряют мусор мимо урны. Они молодые, красивые здоровые. И, как бесчисленные поколения их предшественниц, ведут себя по принципу: «если б молодость знала!» У этой ментальной установки есть продолжение: «если б старость могла!». Но именно незнание и является как стимулом к действию, так и основой поведения этих молодых женщин. Если вызов брошен, всегда найдётся тот, кто примет его на личный счёт. К «попирающим общественные устои  тварям» подходит плюгавая, убогая тётка постфертильного возраста и  со злобой начинает их воспитывать.  Может кто-то готов в её глазах разглядеть неизбывную тоску по безвозвратно ушедшей молодости? Увы, не ищите: не было у неё ни пылких поклонников, ни кипящих страстей, ни любовных интриг. А все эти упрёки, быстро переходящие в   брань, просто сублимация ненависти. Попытка свести злобу до     социально приемлемого уровня. Она ненавидит их за то, что у них есть, а у неё не было, нет, и никогда не будет. Ей не нужна причина, вполне хватает и повода. В тот миг, когда, казалось бы, без мордобоя уже не обойтись, на сцену выходит новый герой. Это раннепенсионного возраста весьма благообразного вида мужчина. Проникновенно посмотрев в глаза скандалистки, он с душевной теплотой произносит.
- И что ж ты так убиваешься! Неужто даже  в молодости тебя никто не топтал?!
         
               
    143.***
     Эволюция жизни на Земле проходит через ряд неумолимых   катастроф, сменяемых резкими рывками развития. Четверть миллиарда лет назад «Великое пермское вымирание» привело к исчезновению 95% морских видов и 70% наземных видов живых организмов. Извержение вулкана Тоба, произошедшее за семьдесят тысяч лет от наших дней, уменьшило численность людей до 7-20 тысяч. И это на всей планете! Появление лука позволило одним племенам истреблять другие с «невиданным воодушевлением». Уже в 19 веке, тут рукой подать, англичане выборочно снабжали коренных новозеландцев мушкетами. Заметим, маори, из-за бедности местной фауны, были людоедами. На несколько десятилетий развернулось настоящее пиршество! Когда жители Великобритании стали заселять острова, воевать им особо было не с кем. Аборигены съели друг друга далеко не в переносном смысле! 
Между рождением Сократа(470г. -399г. до н.э.) и смертью Аристотеля (384г. – 322г. до н. э.) прошло всего полторы сотни лет. Вместе с Платоном (427г. – 347г. до н. э) эти великие мыслители стали основоположниками философии как метода познания действительности. Вся современная наука зиждется на этом базисе. Но жили эти гении в крайне небольшом по меркам планеты регионе в течение весьма непродолжительного периода времени. Напомним, от окончания строительства пирамиды Джосера в Египте , 2650г. до н. э., до эпохи эллинизма прошло ровно столько же лет, как от эллинов до наших дней. Но никакой такой философии не создали ни шумеры, ни ассирийцы, ни, даже, финикийцы. Уточним, что век демократии, породившей великих мыслителей, оказался  в Афинах короток, буквально вложившись в столетие. От реформ Клисфена, 508/507г.г. до н.э. , до установления     тирании в результате поражения от Спарты  в Пелопоннесской войне в 404 г. до н. э. Для справедливости отметим, что агония демократии длилась до самого прихода Александра Македонского.
В научно-технологическом                центре эллинистического мира  Александрийской библиотеке были созданы идеальные условия для работы учёных. Практически неограниченное финансирование за счёт правительственных грантов привело к ряду выдающихся достижений. Зарегистрируем лишь  наиболее яркие из них.  Эратосфен  опирался на данные о различиях, в длине отбрасываемых предметами теней в зависимости от их расположения по отношению к экватору Земли. И рассчитал окружность планеты и её диаметр с невероятной точностью. Герон создал эффективную модель паровой машины, которая ничем не уступала разработкам Ползунова и Уатта и была намного совершенней двигателя, предложенного Ньюкоменом. Не будем забывать, машины последнего долгие десятилетия откачивали воду на шахтах Англии.    Если экстраполировать  тренд, веку к шестому эллинистическая  цивилизация вполне могла  организовать полёт  на Луну. Конечно, чукотские, да и нганасанские шаманы осуществляли такие путешествия на регулярной основе и 1969 год врасплох их не застал. Но вопросы астрального плана в данной работе мы затрагивать не будем.
Так вот, аккурат   в шестом столетии наступили в Европе Тёмные века.  И за разговоры о круглой Земле вместо  признания и почёта грозил костёр. До девятого века суды даже не принимали доносы на парящих в ночном небе ведьм, спешащих на внеплановый шабаш. Всем и каждому было очевидно: человеку летать не под силу! А потом дело потихоньку с места тронулось. Если симпатичная девка попадалась  на глаза компетентным органам, так её сразу и сжигали, разумеется, заодно спасая заблудшую душу. Откуда ж очарование прелестницы возьмётся, ежели не от дьявола?! О Господе, как потенциальном источнике гармонии и красоты, как-то даже и не вспоминалось.
 Период полного отстоя или, если политкорректнее, застоя  в Европе, от падения Западной Римской империи (476 год) до Первого крестового похода (1096 год) совпал с расцветом наук у арабов. Они впитали в себя мудрость индусов, то же десятичное исчисление,  напомним, эллины и римляне не смогли понять значение нуля, а  частично, и китайцев. И  готовы были сделать колоссальный скачок. Но весь пар ушёл в свисток. Ментальная ловушка оказалась  непреодолимой. Познавая сущность вещей, учёные мужи неумолимо приходили к выводам, что бытие   покоится на незыблемых, неизменных основах. И тут получалось, что созданный Творцом мир не до конца подвластен ему. И Всевышний не может произвольно менять ход событий, то есть своевременно реагировать на молитвы адептов. Такая ересь пованивала атеизмом и была совершенно непозволительна. В общем, проект закрыли начисто и научная мысль приказала долго жить. Зафиксируем весьма нетривиальный факт: от шока почти тысячелетней давности исламская наука не отошла и до наших дней.
Индийская цивилизация породила не только индуизм, но и буддизм. Оба эти учения утверждают, что материальный мир  обрекает нас лишь на муки, то есть он является, по сути, квинтэссенция Зла. Соответственно, окружающую действительность надо не изучать, не осваивать, не использовать, а бежать от неё, как чёрт от ладана. Но где можно скрыться от вещественного мира?! В глубине иллюзий. Отсюда не только многочисленные духовные практики типа «ушёл в астрал, вернусь не скоро», но и вполне материалистичная йога, которая прокладывает этот путь. Индийская наука не могла развиться в принципе: не было ни социального заказа, ни мотивации. А такие достижения как шахматы и десятичное исчисление возникли не благодаря, а вопреки.
Китайцы изначально считали мироздание целостным и гармоничным. А людей на Земле если и не нонсенсом, то уж точно не венцом творения. Человек являлся одним из многих игроков в этом сложном запутанном мире. И ему надо было только согласованно вписаться в существующую структуру бытия. Конечно, даосы в своих монастырях много чего изобрели. Порох, компас, бумагу, книгопечатание и т. д. Но они не создали самого главного – научного метода. Забегая вперёд, добавим: Китай, Япония и Корея, а это единая цивилизация, вкладывают в наши дни в науку огромные ресурсы и содержат гигантские штаты научных работников. Но достижения их более чем скромны. Как и индусы, представители этих стран получают, в основном, Нобелевские премии за работы, осуществляемые в научных заведениях Европы и США.
Осталось добавить, что все традиционные цивилизации Америки, Африки и Австралии всегда считали вмещающий ландшафт верхом совершенства. «Мы не можем ждать милости от природы, наша задача взять их у неё». «Природа не храм, а мастерская». Как вы уже догадались, эти императивы не поняли бы не только сиу, апачи и арауканы, но также ацтеки, инки   и зулусы. В общем, тут насчёт науки, как говорится, и конь не валялся. Искренне осуждая расизм,  напомним о фатальной силе традиций,  отметив, что и сегодня в США чернокожего учёного нелегко разыскать даже днём с огнём. Обязательно по дороге наткнёшься на боксёра, спринтера или репера!
               

                144.***
Не каждый готов согласиться, что жизнь, основанная на репликации белка, возникла на планете лишь однажды, а все её формы есть продукт эволюции. Такая постановка вопроса неминуемо ведёт к выводу, что мы родственники не только неграм и папуасам, кстати, дата рождения митохондриальной Евы рассчитана с точностью чуть ли не до года, но и бациллам и глистам. Как аргумент напомним: все алфавиты на Земле произошли от одного, того, что был первым. И мы точно знаем, кто и когда его изобрёл: финикийцы  3500 лет назад.
Так вот, современная наука, в том плане, как мы её понимаем, возникла тоже лишь однажды, в жёстких временных рамках, на весьма ограниченной территории. Это произошло в Западной Европе в 17 веке. В шестнадцатом ещё не было, а сто лет спустя расцвела махровым цветом. «Как так, - скажут оппоненты, - это же была эпоха мракобесия. Свирепствовала инквизиция, рта нельзя было раскрыть. Вон Джордано Бруно (1548г. -1600г.) не за понюх табаку сгубили мироеды. А Галилей?! Без малого за Бруно на костёр не пошёл. Но срок мотал, как какой-нибудь уголовник». По форме всё верно. Но обратим внимание на аналогичную ситуацию. В  самый разгар репрессий в СССР, когда товарищ Ежов   вместе с белогвардейско-поповской, кулацко-троцкистской, зиновьевско-тухачевско - бухаринской сволочью без малого  не расстрелял самого товарища Сталина, бурно расцветали советская наука и культура, а темпы роста экономики измерялись только двузначными цифрами.
Мы абсолютно точно можем сказать, кто стоял у истоков современной науки.
Николай Коперник, (1473г. – 1543г.), автор гелиоцентрической системы мира. 
Иоганн Кеплер, (1571г. – 1630г.), первооткрыватель законов движения планет Солнечной системы.
 Галилео Галилей. (1564г. – 1642г.), основатель экспериментальной физики.
 Исаак Ньютон, (1642г. – 1727г.), основоположник классической физики и классической механики.
Но закономерной или случайной оказалась научная революция?! Не будем спешить с ответом.  Как мы уже знаем, первобытные народы считали природу совершенной. Так полагали не только алгонкины в благодатных лесах Индианы и Огайо, и дакота в плодородных прериях долины Миссури. Эту точку зрения разделяли и бушмены в бесплодной пустыне Калахари, и насельники Центральной Австралии, где в условиях, по сути, лунного ландшафта можно было родиться и умереть от старости, так ни разу и, не увидев дождя. Причины, по которым науку  не создали индусы  и китайцы, мы уже рассмотрели. Намного сложнее с авраамическими религиями. Иудаизм, христианство и ислам вышли из одного духовного корня. Осознавая это, мусульмане, выдвинувшиеся на историческую арену последними, называли своих оппонентов «Люди Писания», тем самым говоря, что все они, в отличие от язычников,  молятся одному Богу. Творец, по  убеждениям последователей этих трёх религий, создал мир для человека, в его пользование на правах собственности. Этот взгляд был бесконечно далёк от представлений всех других религиозных, философских и этических учений. Авраамические религии давали человеку безусловное право на изучение окружающей среды. Ведь это был его хозяйственный двор. Почему захлебнулась экспансия исламской науки, нам известно. Теперь посмотрим на иудаизм и христианство. Слово, Книга, Знание у иудеев всегда вызывали священный трепет. Учиться было престижно, книжный человек находился на вершине социальной иерархии. Иудеи создали мировую торговлю, вспомним о многовековом контроле рахдонитов над Великим шёлковым путём, и мировые финансы, позволявшие кредитовать целые государства. Но любой   богач считал для себя честью возможность выдать дочь замуж за талантливого толкователя Торы, даже если тот был из бедной семьи. Зёрна знаний никогда не смешивались с плевелами богатства. Всеобщее начальное образование иудеи ввели ещё в эпоху Маккавеев, (152г. – 37г. до н. э.). Вскользь заметим, в Европе это произошло  через две тысячи лет. Возникло  немало предпосылок для того, чтобы науку, как и многое другое в этом мире, создали иудеи. Но сложилось иначе. Почему? После падения Иерусалима в 70 году, евреи до 1948 года не имели своего государства. Они привыкли жить диаспорами среди других народов, используя производительные силы местного населения  как ресурс. У них просто не было мотивации на саму постановку вопроса. Но когда европейская наука пошла в гору, вклад евреев в неё оказался огромен. Карл Маркс, Зигмунд Фрейд, Альберт Эйнштейн – эти имена известны всем. Значителен вклад евреев и в советскую науку: физики   Зельдович, Ландау.  Иоффе,   авиаконструкторы Миль, Лавочкин, Гуревич и многие, многие другие. Однако создание государства Израиль не привело к невиданному расцвету израильской науки. Народ, который две тысячи лет не воевал и не обрабатывал землю, создал эффективнейшую армию, где, в обязательном порядке, служат и женщины, и лучшее в мире сельское хозяйство, Нидерландам пора собираться на отдых. Но с наукой вышла заминка: евреи добиваются научных успехов везде, кроме Израиля. Здесь та же картина, что и в Китае, Японии, Индии. Конечно, дерзко заявлять, что, похоже, глубинная матрица этноса, формирующаяся в момент его появления, не меняется веками и даже тысячелетиями. Но возьмём более близкий нам пример. Русские, как этнос, родились в час Куликовской битвы, то есть в условиях полного экстрима. На бой с супостатами шли москвичи, суздальцы, ярославцы, а возвращались русские. И что?! Жить в осаждённой крепости нам и привычно, и комфортно. Аврал и подвиг для нас норма, а не исключение. Русскому человеку нужен простор и масштаб, ему легче развести сады на Марсе, чем прополоть сорняки на даче. Советский Союз мы развалили не потому, что стали последними, а   потому, что не смирились с ролью второго номера. И дело здесь не в генах, а в судьбе. Ведь украинцы и белорусы совсем другие.
Итак, круг наших поисков резко сузился. Выдвинутые Лютером  в 1517 году 95 тезисов, были лишь вершиной айсберга. Предпосылки Реформации нарастали задолго до этого. Европа была готова к большому пожару. Началась череда непрерывных потрясений. Здесь и Варфоломеевская ночь, и первая в мире буржуазная революция в Нидерландах, и великое противостояние католической Испании и протестантской Англии. Лишь по результатам Тридцатилетней войны окончательно восторжествовал принцип  «чья власть, того и вера». Европа разделилась на протестантов и католиков. Произошло это в 1648 году, ровно в середине 17 столетия. Это была не только самая большая религиозная война на континенте, но и последняя. Религия к данному рубежу перестала быть не только единственным каналом познания  сущего, но и критерием идентификации. Ярче всего это выразилось в конце войны, когда католическая Франция нанесла удар по католической Испании. На авансцену выдвигалась Наука. И здесь протестанты, как минимум на полтора столетия, перехватили инициативу у католиков. Но почему?!
Вставим ремарку.  Хотя большинство людей склонны считать наше время эпохой избытка информации, мы полагаем, что в безбрежных потоках информационной мути каждый вполне может выловить свой бриллиант. Сегодня, имея мгновенный доступ к, практически неограниченному источнику знаний, уже стыдно путать Гоголя с Гегелем, Баха с Фейербахом, а Эдиту Пьеху с иди ты на …
            И, делая попытку вникнуть в отличия религиозных установок католиков и протестантов, мы просто обязаны разобраться в том, насколько неоднозначно смотрели на мир Иисус Христос и Иисус Навин. 
 “И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них. Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их.(Матф.6:28-29). Как все мы хорошо помним, христианство начиналось с Нагорной проповеди. Католики, конечно, не воспринимали эти слова буквально. И кое-какие усилия для повышения уровня материального благосостояния принимали. Но без фанатизма. Они искренно верили, что, в конце концов, Господь всё однозначно разрулит. Даже в наши  дни совершенно очевидно, что католики французы, итальянцы и бразильцы относятся к труду вовсе не так, как протестанты  голландцы, датчане и шведы. Протестантам начала 16 века Бог Нового Завета подходил не больше, чем нарождающейся советской буржуазии в конце 80ых годов 20 века рамки партийной дисциплины КПСС. И они вернулись к истокам.      «Так говорит Господь Саваоф: вспомнил Я о том, что сделал Амалик Израилю, как он противостал ему на пути, когда он шел из Египта; теперь иди и порази Амалика, и истреби все, что у него; и не давай пощады ему, но предай смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла».( Царств 15:1).
Заметим, что ни испанцы в Мексике и Перу, ни французы в Канаде не ставили задачи уничтожения туземцев; планировалась лишь эффективная эксплуатация. А вот англосаксы от установок не отходили. «От вола до овцы, от верблюда до осла». Вырезали не только всех индейцев, как поросят на Рождество, но и бизонов! Впрочем, место последних в биоценозе легко заняли их ближайшие родственники коровы.
Бог протестантов не был ни братом, каковым его считают чернокожие насельники кварталов американских мегаполисов. Ни Святой Троицей, ни Сыном. Ни Двоицей: Сын и Мать (Иезус-Мария). Это был суровый Судья, такой, как Иегова, который вывел свой народ из Египта в Землю Обетованную. Они не ждали от Бога никаких поблажек и сформулировали свой взгляд в концепции Предопределения. Без демагогических изысков суть её такова: поведение человека никоим образом не влияет на отношение к нему Бога. Неслабо! Молись, хоть лоб расшиби, выполняй безупречно все десять заповедей. Можешь и одиннадцатую «не зевай» прихватить, а наверху уже давно всё «порешали». Тут покруче будет, чем у индусов. Но тем разрешалось хотя бы бежать в мир иллюзий. Здесь же и этого не предусматривалось. Всё строго по народной поговорке: «сначала буду бить, пока не обгадишься, а затем за то, что обгадился».
Казалось бы, система готова превратиться в антисистему и пойти в разнос как у тех же ацтеков. Но не тут-то было. Никто, имеется в виду свыше, никаких гарантий протестанту не давал, но спрос с него был строжайший. Он обязан был блюсти законы божьи, заметим, ветхозаветные, и до последнего вздоха надеяться, что Предопределение выпало на него.
И что ему оставалось в практическом плане?! Согнутый Богом, он должен был гнуть всё остальное под себя, видя в окружающем мире лишь набор ресурсов. Он получил от Бога карт-бланш на изучение, освоение и эффективную эксплуатацию окружающего мира. И  не только близлежащего, а всего, то есть планеты в целом. И результаты не преминули сказаться. Голландцы освоили Юг Африки, не позавидуешь неграм, что оказались там под рукой. Они же залили кровью Индонезию, полагая, что на плантациях выгоднее держать одного покладистого раба, чем десяток строптивых бездельников. Английские пуритане, высадившись на земле, в будущем ставшей основой США, эффективный производительный труд считали единственно достойным Господа дела. Труд стал не только эквивалентом молитвы, но, по большому счёту, её заменой. Вылилось это в императив: «если ты сегодня не заработал хотя бы цент, день прошёл зря». Деньги стали творить чудеса. Баптисты из Массачусетса, не взяв в руки оружия, очистили территорию от индейцев самыми первыми. Они лишь правильно сформулировали ценовую политику при скупке скальпов. Ирокезы и гуроны принялись за работу с не меньшим энтузиазмом, чем вышеупомянутые маори в Новой Зеландии. А что?! Ведь за скальп вытащенного из живота беременной дикарки ребёнка богобоязненные баптисты платили столько же, как и за скальп великого вождя.
 Не каждый станет читать толстую книгу Макса Вебера «Протестантская этика и дух капитализма», чтобы углубиться в суть вопроса.
 Но многие уже прочли о Робинзоне Крузо, ну, или киношку видели. Так вот, Крузо и есть воплощение протестанта.
И лепил его Даниэль Дефо под общественный заказ, как в другие эпохи конструировали Геракла, святого Николая, опущенного народной мифологией до уровня Санта Клауса, Роланда, Евпатия Коловрата и Дядюшку Скруджа.   
В идеале, протестант, нечаянно вывалившийся из самолёта на Северный полюс, обязан открыть там пункт по забою белых медведей и, под хорошую рекламу, создав новый бренд, завалить шкурами и топлёным салом весь мир. Так оно и было. Вспомним одного из героев Джека Лондона. Того, что на горбу пёр из Калифорнии на Аляску куриные яйца, чтобы там втридорога продать их золотоискателям. В общем, активные энергичные и, в то же время, неуверенные в себе протестанты, не забывайте о Дамоклове мече Предопределения, просто обязаны были взяться за Науку. Они и взялись. Открытия посыпались, как из рога изобилия.
Однако не только наивно, но и крайне опасно воспринимать любое явление, как состояние. Но анализ данного процесса уже не укладывается в рамки означенной миниатюры. Для этого нам понадобится перелистнуть страницу.
 
             145.***
«Гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить!». Мы уже пытались экстраполировать тренд развития эллинистической науки. Но в реальной жизни, вместо взлёта вселенского масштаба, на долгие века затянулась эпоха застоя и мракобесия. Научные, а особенно, из-за своей наглядности, технологические достижения последних трёх с половиной столетий, несомненно, впечатляют. В общественном сознании на бытовом уровне  укоренился постулат, что Движение и есть Развитие, а Прогресс вечен, как сама Вселенная, и необратим. Оспаривать эту точку зрения мы не имеем ни оснований, ни желания. А вот рассмотреть некоторые особенности, или, точнее, зигзаги развития, просто необходимо.
Впервые в Европе огнестрельное оружие было использовано в 1346 году в Битве при Креси. Но изменение ТТХ оружия происходило крайне медленно. Пушки при Ватерлоо, 1815год, отличались от пушек, применённых в Грюнвальдской битве, 1410 год, не более, чем гламурная карета на рессорах Викторианской эпохи от колесницы   египетского фараона Рамсеса Второго, на которой от красовался в Битве при Кадеше за три тысячи лет до указанного срока. 
 Но в 1836 году, после того, как Сэмюэль Кольт представил свой револьвер с капсюльным воспламенением,  события стали разворачиваться лавинообразно. Гонка вооружений началась! В 1883 Хайрем Стивенс Максим выводит на свет божий свой пулемёт. Таким прибором, не в пример «кольту», можно было выкашивать уже не только команчей и апачей на Диком Западе, но и миллионные армии в Европе. Подоспел и самолёт. Едва появившись, 1903 год, он уже через восемь лет начал воевать. Скорость развития просто феноменальна! Не заставил себя долго ждать и танк, 1916 год. Дело, как говорится, застопорилось за атомной бомбой, но подоспела и она, 1945год. Эпоха войн кончилась, наступили времена конфликтов. Никто не дурак начать войну, которая, непременно, станет последней. А вот скандалить, шебуршиться и колотить понты под ядерным зонтиком – это в самый раз. Итого, всплеск гонки вооружений длился 110 лет, с 1836г. по 1945г. Что произошло в оружейном деле за аналогичный период времени с 1346г. по 1456г. Ровным счётом ничего! Заметим, это была эпоха, когда Англия и Франция вели между собой Столетнюю войну, которая решала судьбы наций и государств. Оружие, использованное в Бородинской битве, 1812год,  также крайне мало отличалось от оружия, применённого в Полтавской битве, 1709год. Для сравнения, напомним, что вооружение, с которым Германия и СССР вступили в противостояние в 1941 году, к концу войны, через неполные четыре года, было уже безнадёжно устаревшим.
Наличие огромных запасов термоядерного оружия весьма ограничивает мотивацию к созданию альтернативных типов вооружений. В конце концов, проигравшая сторона всегда может взорвать свои запасы на собственной же территории и забрать с собою в рай всё оставшееся человечество. Такая перспектива мало кого бодрит! Гонка вооружений в своём первичном значении становится всё более бессмысленной. А её вторичная роль, как драйвера науки, технологий и экономики в целом выходит на первый план. Наглядно это проявилось в последних триумфальных достижениях российского оборонно-промышленного комплекса. После окончания Второй мировой войны, а особенно, после распада СССР у землян появилась возможность не спешить. Выход на рынок  новой модели смартфона, большей ёмкости носителя электронной памяти или  увеличение скорости работы в Интернете люди ждут. Но далеко не с тем же напряжением духовных сил, с каким ждали в Германии в 1943 году  каждый танк «Тигр», единственную надежду повернуть на Курской дуге ход войны. Или в СССР взрыва первой атомной бомбы в 1949 году, четыре года находясь под угрозой безответного ядерного удара.
Именно поэтому истребитель И-16, принятый на вооружение в 1934 году, к началу войны был уже устаревшим самолётом. А штурмовик СУ- 25, впервые поднявшийся в воздух в 1975 году,   находится на вооружении минимум до 2020года. Почти полвека. Заметим на полях: от появления первого самолёта в 1903 году до создания первого серийного самолёта с реактивным двигателем, 1944 год, прошло всего четыре десятилетия. Как говорится, почувствуйте разницу. Прогресс в авиации после 1944 года несравним с тем, что удалось достичь до этого. Стратегический бомбардировщик-ракетоносец Ту-95МС вообще несёт службу с 1956 года. И это никого не смущает, такое положение вещей во всём мире.  Конечно, модернизация оружия идёт непрерывно. Совершенствуются технологии радиоэлектронной борьбы, средства доставки. Но боевые роботы и дроны не отменяют главного: тотальная война на уничтожение уже невозможна, ядерная зима уровняет всех и каждого.
          Попробуем взглянуть на ещё один яркий зигзаг в развитии Науки, чтобы оценить, насколько закономерно и неотвратимо это явление вообще. Атомная бомба появилась в 1945 году, а атомная электростанция в 1954 году. Водородную бомбу взорвали в 1953 году, Но электростанции данного типа дадут промышленный ток хорошо, если к столетию взрыва бомбы. Тут ещё трудиться – поле непаханое. Кто-то готов сослаться на заговор подлых нефтяников. Но это лучший вариант; побороть субъективный фактор всегда легче, чем объективный. Количество энергии, содержащееся в угле, нефти и газе примерно равнозначно. Сопоставим по энергопотенциалу и уран. Вся эта энергия при нынешних объёмах потребления будет израсходована  за десятки, от силы сотни лет. А дальше?!
А вот  запасов  дейтерия хватит на миллионы лет. Ведь дейтерий – это   устойчивый изотоп водорода; в каждой 3350ой молекуле обычной воды один из атомов водорода замещён дейтерием. Это прямое наследие, доставшееся нам от Большого Взрыва. Необходимого для реакции синтеза лития в морской воде тоже немерено. Мировой рынок энергоресурсов оценивается несколькими триллионами долларов в год. А на совместный термоядерный проект весь мир едва наскрёб десять миллиардов. Всё потому, что можно не спешить, жизнь позволяет.
Но такая расслабленность изрядно отупляет. И здесь опасность далеко не   теоретическая. Мировую науку породила Европа. Но не только её. Тёмные века, костры Инквизиции, расизм, социал-дарвинизм, национал-социализм с реалиями Третьего Рейха – всё это возникло   не в зачуханной Тарзании, а тут же, в  Европе. Устойчивые сомнительные тренды в жизни континента в последние десятилетия прослеживаются явно. От толерантности и политкорректности к запрету генномодифицированных продуктов и ядерной энергетики. От заведомого ограничения темпов экономического роста, через торжество чайлдфри, к экологизму, как новой религии, вершиной которой становится Движение за самоликвидацию человечества. Символы эпохи уже не космическая ракета и термоядерный реактор, а ветряк, солнечная батарея и генераторы по производству энергии из опилок и испражнений сельскохозяйственных животных. Из общего количества излучаемой солнцем энергии до Земли доходит одна двухмиллиардная часть. И вот эту крупицу и хотят сделать основой энергобаланса планеты. Напомним, во Вселенной миллиарды звёзд. Солнце лишь одна из них. Полная же энергия физического тела, равная массе, умноженной на квадрат скорости света, вообще невообразима. А тут вам энергетические леса, биотопливо из рапса и кукурузы, и пеллеты из коры и опилок для отопления помещений. Мелковато!
Это заставляет вспомнить о зигзагах и откатах развития некоторых территорий планеты, порой приводивших к катастрофам.
 
         146.***
  Для удобства изложения, начнём с той же Европы. Падение Римской империи повлекло за собой утерю многих технологий. Упомянём лишь некоторые из них. Римляне покрыли провинции сетью прямых, как стрела, дорог, порой, сохранившихся до наших дней. Это позволяло перебрасывать войска, например, из Каледонии, нынешняя Шотландия, к берегам Евфрата, Ирак, с невообразимой скоростью. Империя располагала весьма небольшой  армией: один легионер на триста человек населения. Но  на опасных направлениях    всегда обладала численным превосходством над противником.  В Тёмные века общественная жизнь скукожилась до размеров феодального поместья, а житель Лангедока не только никогда не бывал в соседнем Провансе, но и ничего не знал о последнем. Первоклассные дороги оказались не востребованы; старые пришли в запустение, новых никто не строил.
   Почти две тысячи лет в Риме стоит Пантеон, ныне задействованный под христианский храм. Диаметр купола 43 метра и девятиметровый проём в центре купола не просто впечатляют, а завораживают. Он сооружён благодаря использованию бетона, который затем был забыт на столетия. Спустя полторы тысячи лет в Риме возвели  шедевр  эпохи Возрождения храм Святого Петра. Но даже в этом случае  подобные достижения были невозможны.
 Римляне довели до совершенства античную печь, а по сути, котельную, гипокауст. Это позволяло эффективно отапливать не только огромные виллы, но и самую большую в истории человечества баню Термы Каракаллы. Они могли вместить до двух тысяч посетителей. Тому, кто был в Сандунах, легко понять несопоставимость размеров. Не будем забывать, что   эта уникальная система в качестве источника энергии использовала только дрова! Европейцы упростили гипокауст до камина, то есть костра с вытяжкой. И до самого конца 19 века, пока не появилось централизованное отопление, мёрзли, кутаясь в пледы, все зимы напролёт. На  фоне русской печи это, как говаривал классик, «всё одно, что плотник супротив столяра!».
Для полноты картины уточним, что по уровню общественного богатства, иначе ВВП на  душу населения, Европа догнала Рим лишь после окончания Наполеоновских войн. Это была уже эпоха машинного производства!
                ***               
 Теперь мысленно перенесёмся на другой край планеты, в Японию.
В середине XVI века на японских островах завязалась оживлённая торговля с европейцами. Японцев, в первую очередь, интересовало огнестрельное оружие. Расплачивались, в основном, золотом и серебром. Весьма успешно распространялось и христианство. Через полсотни лет разбогатевшая компрадорская буржуазия готова была «слить» страну, превратив её в колонию. Пример Филиппин показывал, что это вполне реально.  Патриоты хорошо осознавали грозящую опасность. Но, в отличие от России эпохи Петра Великого, был принят курс не на модернизацию, а  на самоизоляцию.
    Торговлю с иностранцами   монополизировало  правительство. Вначале была запрещена миссионерская     деятельность, а затем любые иностранные религии. Следом был прекращён ввоз иноземных книг.
Под страхом смертной казни  японцам запрещалось покидать территорию своей страны без особой   санкции, а также строить большие суда, пригодные для дальних плаваний. Иностранные же купцы давали специальное обязательство заниматься только торговлей.
После подавления  восстания крестьян-католиков, сёгунат рядом указов окончательно «закрывает» Японию для иностранцев, стремясь пресечь любое чужеземное влияние. Из страны были поголовно высланы   португальцы и испанцы. Все контакты с западным миром  перешли в руки   голландцев – протестантов,  за то, что они помогли     подавить восстание католиков. Два раза в год был разрешён заход голландских и китайских судов лишь в один порт в империи – Нагасаки. Но самым невероятным стало то, что японцы отказались сначала от производства, а затем от полного использования огнестрельного оружия.  Случаев такого осознанного, целенаправленного отречения от уже достигнутых технологических достижений в истории всего человечества найдётся весьма немного. В государстве воцарились тишь и блажь. Десять поколений самураев не участвовали в войнах и не имели боевого опыта. Если бы японцы закрылись году эдак в 550, а открылись в 800, никто бы этого и не заметил. Но жизнь, как говорится, «такова, какова она есть, и больше ни какова». Японию от катастрофы спасли островное положение и значительная численность населения.
 В те дни, когда сёгунат взял курс на изоляцию, отцы – основатели ещё даже не высадились на Восточном Побережье США. За четверть тысячелетия успели появиться английские колонии, которые затем благополучно отделились от метрополии, США в своей экспансии обкорнали Мексику, как кукурузный початок, прибрали к рукам Калифорнию
 и вышли к Тихому океану. Это была первая глобализация, и она докатилась и до  Японии. Хотя самые кровопролитные схватки с сиу предстояли ещё в 1876году, а с апачами даже в 1883 году, краснокожие могли и подождать. А вот не дать поживиться Японией англичанам, французам или русским надо было спешить. В  1853 году США направили в Японию экспедицию ВМС во главе с  командором Перри. Эскадра, состоявшая, в основном, из пароходов имела на вооружении около сотни новейших орудий Пексана,   стрелявших разрывными бомбами. И японцы дрогнули! Как какие-нибудь ацтеки или занзибарцы. Не понадобилось даже применять силу, хватило и демонстрации. Страну распечатали, точно бутылку старого вина. Но японцы крепко выучили урок. Страх перед технологической отсталостью вошёл в генетический код нации. Вскоре последовала гражданская война, где сторонники модернизации победили. Затем бурный промышленный рост, военные и технические успехи. Однако островной изоляционизм, впрочем, как и у британцев, это тоже далеко не абстракция. И мы слышим, как нынешнее поколение жителей Страны Восходящего Солнца заявляет: «да, мы вымрем, как и белые европейцы, но пусть нас заменят роботы, а не лаосцы с камбоджийцами». Немцы с французами согласны и на  пост европейский халифат. И это принципиальная разница. Как мы видим, японцам повезло. Одним словом, проскочили между жерновами истории.
                ***               
Но есть примеры и не столь радужные. Обратим наш взор на остров Пасхи.
Если посмотреть на глобус, на карте это видно не столь отчётливо, данный островок есть самая отдалённая на планете, пригодная для заселения людьми, часть суши. Площадь, чуть более полутора сотен квадратных километров, позволяет смело втиснуть шесть штук таких внутрь МКАД, то есть в пределы  Москвы образца 2008 года. Естественно, и освоили  люди его, наряду с Новой Зеландией, в самую последнюю очередь; в начале тринадцатого века. В эти годы крестоносцы взяли Константинополь, Великий Курултай избрал Тэмуджина  Чингисханом, а первый правитель инков  Манко Капаку основал столицу будущей империи город Куско. Кто-то  резонно заметит, что восемьсот лет не так уж и мало. Но это как считать. Соседом острова, по левую, через Тихий океан, руку является Австралия. Так вот туда люди проникли сорок тысяч лет назад. В Южную, находящуюся по правую руку, Америку пятнадцать тысяч. Европейцы открыли остров в начале 18 века, через пять веков после первопроходцев. Произошло это аккурат в день праздника Пасхи, так что с названием фантазировать не стали. Сами островитяне в те дни ровным счётом ничего не знали ни о Светлом Христовом Воскресении, являющемся, собственно, Пасхой, ни об Исходе народа божьего из Египта, послужившем основой Песаха. Они молились своим, ясное дело, ложным богам, а остров называли Рапа-Нуи. Поэтому ни пасхарями, ни пасхистами первопоселенцев величать мы не станем. Рапануйцы, они и есть рапануйцы.
Обычно полинезийцы,  отправляясь на поиски новых островов,   брали с собой трёх животных: свинью, собаку и курицу. Однако на Рапа-Нуи завезли только курицу. Полинезийская крыса   не являлась домашним животным, но  она считалась    деликатесом и закономерно попала на остров. Ресурсы  Рапа-Нуи оказались  обильны. Густые леса, состоявшие из высоких, крупных деревьев, в основном пальм, давали возможность строить большие каноэ с аутригером, что позволяло вовлекать в оборот гигантские объёмы рыбы, морских птиц, морских млекопитающих, черепах и другие дары безбрежного океана. Заметим, и в наше время это самый слабо эксплуатируемый участок мирового водного пространства. А уж в те дни!  Выращивание таро, бананов и сахарного тростника с лихвой покрывало потребности, как в сложных, так и в простых углеводах. Небольшая группа первопроходцев стала размножаться по экспоненте. Вскоре плотность населения превысила сто человек на квадратный километр. Это, всё-таки, не Бангладеш с её тысячей, но уровень современной Франции. В России, заметим, всего девять. Если с  Рапа-Нуи, то есть, южной части Тихого океана посмотреть на север, то можно мысленным взглядом окинуть дугу, которая от Хоккайдо поднимается через Курилы и Камчатку к Чукотке, а от Аляски спускается к Калифорнии. В рассматриваемую эпоху там по берегам ютились едва ли более миллиона туземцев, балансируя между голодом и смертью. В  наши дни не менее двух миллиардов едоков черпают биоресурсы из данного региона. И это при том, к реализации умопомрачительной программы разведения аквакультуры  на просторах Охотского моря ещё и не приступали. Так что пятнадцать тысяч рапануйцев, масса которых была равна массе пяти синих китов, напугать безбрежный океан не могли при всём желании.
С точки зрения переселенцев, они попали в Эдем, как минимум, на Клондайк. Простим им использование других терминов, наших они не знали. Если уж бушмены в бесплодной пустыне и эскимосы или, скажем политкорректно, инуиты среди ледяного безмолвия, не забывали о своих богах, то какую благодарность должны были испытывать к высшим силам рапануйцы?! Они и прониклись! Надо чётко осознавать, что после переселения, островитяне потеряли все связи с бывшей родиной. Она осталась лишь в мифах и смутных воспоминаниях. Вся Вселенная сузилась до размеров островка, который по периметру можно обойти за день. Все производительные силы общества были брошены  на сооружение                каменных погребальных площадок аху и каменных статуй моаи.  Энтузиазм, с которым египтяне строили пирамиды, а шумеры башни зиккураты, здесь не идёт ни в какое сравнение. Для транспортировки статуй требовалось огромное количество больших деревьев. Ну, и рубили их во имя всего лучшего, от души. Даже отсутствие металлических топоров не стало препятствием. Когда наваждение, то есть религиозный экстаз, развеялось, поезд уже ушёл. Конечно, поезд здесь метафора или, скорее, даже аллюзия, но деревья-то были далеко не абстрактными. А потом их не стало. Ни одного! Маленькие деревья тоже вывелись. Здесь уже постарались крысы, уничтожая все семена подряд. Тут же прекратилось строительство культовых сооружений, и началась необратимая деградация общественной жизни. Отсутствие каноэ отрезало людей от океана. На тростниковых плотах далеко не уплывёшь. Выяснилось, что едоков несравнимо больше, чем еды. Интенсификация земледелия как-то ещё могла решить вопрос с калориями, но категорически не хватало животного белка. Куры стали драгоценностью. Поголовье крыс сократилось на порядки. Вспомнили изрядно подзабытый старый добрый каннибализм. Человек стал основной пищей для человека. Но есть друзей явно не комильфо. Единая структура разделилась на кусочки, началась война всех против всех. Казалось бы, по мере убывания населения, а оно сократилось в десятки раз, социальное напряжение должно было спадать. Но мясорубка деградации вертелась уже по инерции. Как тут не вспомнить костры Инквизиции и тридцать седьмой год! Чисто академическим, можно считать вопрос о том, успел бы  последний  островитянин съесть предпоследнего до появления европейцев, или оздоровление всё-таки бы наступило. Возникновение и расцвет цивилизации вложились в четыреста лет, вырождение в один век. Много это или мало? Шумеры, осушив болота, покрыли Междуречье тучными нивами уже за три тысячи лет до н.э. Не падало плодородие ни при ассирийцах, ни при Александре Македонском. Система рухнула уже во времена халифата, когда арабы заменили местные технологии насильно внедрёнными импортными.  Как видим, процесс длился практически четыре тысячи лет. Но есть и другой пример. Как безудержные снежные барсы, в начале семидесятых годов двадцатого века дагестанские пастухи набросились на цветущую калмыцкую степь. Подкупая жадных начальников-коррупционеров, они разводили огромные отары овец, повышая экологическую нагрузку пастбищ до масштабов коллапса. По отчётам же всё было как нельзя лучше. В Европе появилась первая пустыня. Казалось, у калмыков нет иного выхода, как откочевать обратно в родную Джунгарию. Но патриоты, или, всё-таки, националисты, выдвинули призыв: «не позволим, чтобы кованый даргинский сапог топтал священную калмыцкую землю!». Кто-то готов   разглядеть в лозунге явную коннотацию или даже плагиат. Но тут уж не до тонкостей. Чабанов, то есть дагестанских пастухов, начали резать. Парням, чьи деды, преследуя Наполеона, брали Париж, это не так уж и сложно. Война этносов прервалась неожиданно, социальные потрясения остановили экологическую катастрофу. Наступивший капитализм сделал приписки бессмысленными. Воровать у себя самого глупо. Поставки из Австралии обвалили цены на шерсть и овец просто перестали разводить. Первой европейской пустыне так и не удалось стать самой большой в мире. Не было бы счастья, да несчастье помогло! Не станем забывать: и у даргинцев, и у калмыков за плечами была шестая часть суши. Как и жители Чернобыльской зоны отчуждения, они могли переселиться на любой из двадцати двух миллионов квадратных километров. Рапануйцам же бежать было некуда. А сто шестьдесят три кв. км. обеспложенных эрозией почв были для них слабой надеждой.
Дальнейшие события, развернувшиеся на острове Пасхи, интересуют нас факультативно. Рассказывая об Истинном Боге, белые переловили местных и отправили на рабские работы на материк. Тех, кто не загнулся от непосильного труда и инфекций, затем вернули назад. Некоторое количество прямых потомков первопоселенцев здравствуют и сейчас, но от самобытной цивилизации не осталось ничего, кроме археологических находок!
                ***               
 Однако судьба рапануйцев, ещё не самое худшее, что Зигзаги Истории делают с людьми и народами. И судьба коренных тасманийцев тому страшный пример.   
Первые люди появились  в Тасмании   40 тыс. лет назад во время последнего ледникового периода,  когда эта земля  являлась частью австралийского  континента. Около 14 тыс. лет назад уровень моря поднялся, и территория оказалась  отрезанной от материка проливом. Для островитян наступил период долгой изоляции. Контактов с внешним миром не было  до самого прихода европейцев. Культурный обмен с    другими, более   развитыми племенами стал невозможен, и   началось постепенное упрощение всех сторон общественной жизни. Тасманийцы оказались одним из самых примитивных народов на планете. Сравнить их  можно было лишь с населением Патагонии.  Островитяне не знали рыболовных крючков, шипастых копий,   изделий из кости, не владели навыками шитья и  одевались в грубо скреплённые шкуры животных.  И, что уж  тяжело представить, они утратили навыки добывания огня, лишь поддерживая костры.
Нет сомнений, что уже миллион лет назад  представители рода хомо умели использовать огонь. Семьсот тысяч лет до нашей эры они   научились огонь добывать. К моменту заселения  Тасмании сапиенсы воспроизводили огонь, как минимум, четырьмя способами: высверливанием, выскабливанием, выпиливанием и высеканием.  Технологический откат островитян можно измерять, пожалуй, даже не десятками, а сотнями тысяч лет! Также заметим, что и многие другие навыки, то же изготовление костяных рыболовных крючков, были   утрачены. В отличие от засушливой Австралии, богатая природными ресурсами Тасмания с лёгкостью обеспечивала необходимым питанием всё немногочисленное население. И  её жители постепенно отказались от рыбной ловли и охоты на крупную дичь, переключившись на более лёгкую добычу. Они питались в основном растениями, моллюсками и мясом небольших животных  вроде опоссумов и кенгуру. Остров площадью 70000 кв. км, а это Нидерланды и Бельгия вместе взятые, имел не более 5000  поселенцев. Даже охотой, без сельского хозяйства, здесь могло прокормиться во много раз больше людей.
Имело ли место заведомое ограничение численности населения, с учётом крайней примитивности общественного устройства островитян? Ведь и в двадцать первом веке многие государства даже на грани демографической катастрофы не в состоянии преодолеть эту проблему. И решается она, в основном такими способами, как безумная резня в Руанде в 1994 году, за которой, кроме прямой зоологии, вряд ли что просматривается. В соседних с Тасманией Новой Гвинее и Полинезии механизм регуляции был доведён до совершенства. В первую очередь это нескончаемые войны, выражающиеся в охоте за головами.  Единственная их цель, сокращение численности потенциальных едоков при неизменном количестве ресурсов. В двадцатом веке этот принцип был возрождён нацистами. Им не нужны были рабы, они зачищали жизненное пространство. Наводнившие нынешнюю Германию арабы, с трудом тратя гигантские пособия для беженцев, никак не могут  взять в толк, какого это пространства не хватало немцам, ведь кругом так просторно и уютно! Кроме войн, лишних людей отсекали контрацепция, аборты, детоубийства и самоубийства. Последний способ выражался тем, что люди садились на каноэ и уплывали в никуда. Напомним, мы об этом уже говорили, ещё, буквально вчера мужчине чукче было постыдно умереть в муках болезней. Его обычно ударом ножа отправлял в царство теней сын или брат. Так же, как до того поступал он сам. Скептикам напомним, что леммингам для выполнения аналогичных задач не требуется ни интеллекта, ни эрудиции. Хватает и инстинктов. Существовал ещё один способ. Вожди и старейшины, часто через религиозные механизмы, просто распределяли среди населения, не хуже, чем дефицитные  продуктовые наборы в первой стране победившего социализма, кому и сколько можно рожать, а кому нельзя. Не спорю, жителям Бангладеш и Нигерии поверить в это крайне не просто.
Малочисленность позволяла тасманийцам отказаться от войн, как способа решения жизненных задач. По большей части из-за того, что серьёзных проблем, по сути, и не было. Отсутствие таковых не способствовало и совершенствованию религии. Несомненно, кое-какие страхи и суеверия, даже с элементами дуализма, существовали. Но лишь в зачаточном состоянии. Эти два момента, неподготовленность к любой войне  и примитивная религия, стали роковыми в судьбе аборигенов.    
         Англичане высадились на острове не хуже, чем марсиане из знаменитого романа Герберта Уэллса «Война миров».  Да, да, того самого  Уэллса, что брал интервью  у фантазёра не меньшего размаха, товарища Ленина. Помним, вождь революции заявил, что морально всё, что способствует успеху борьбы пролетариата.  Его визави был ещё безапелляционнее:   « Единственным разумным и логичным решением в отношении низшей расы является её уничтожение». Если кто запамятовал, марсиане в книге загнулись от земных инфекций. В жизни всё оказалось далеко не так романтично. От привнесённых болезней, точно мухи, вымирали как раз тасманийцы. Вслед за ацтеками, инками, полинезийцами и другими туземными народами. Выживших, а таковых было немного, добивали по той же схеме, что и тасманийского волка. Выстраиваясь живыми цепями, колонисты прочёсывали остров, уничтожая всех и каждого. Весь процесс вложился всего лишь в первые тридцать лет девятнадцатого века. Уникальность ситуации в том, что не осталось ни одного тасманийца. Ни одного! 
         В те дни, когда Пушкин писал «Евгения Онегина», Купер выдал на гора «Последнего из могикан». И мы свято верим уже 200 лет, что Чингачгук и был реально последним. Но оказывается, что могикане прекрасно живут в своей резервации, работая индейцами и получая за это очень неплохие должностные оклады от федерального правительства. Как и апачи, которые к прямой зарплате имеют неплохой довесок   от контроля над игорными заведениями. Как и команчи, снимающие ренту с горнодобывающих компаний, промышляющих на территории их гигантской по площади резервации.
 Тасманийцы не оказали практически никакого сопротивления и были перебиты поголовно. Нам опять начнут втюхивать байки о техническом превосходстве колонизаторов и тому подобном. Но это не главное. Семинолы, сиу, даже маори в разгар войн, благодаря продажности торговцев  оружием, были экипированы не хуже колониальных солдат. Но зулусы, с одними копьями, а гереро уже в 1904 году просто с палками шли на пулемёты и побеждали. Папуасы же вообще на рубеже тридцатых годов 20 века с палками в руках громили аэродромы, уничтожая самолёты и живую силу противника.  Алгонкины в лесах Индианы и дакота в прериях  даже моделировали синкретические религии, пытаясь в один строй с Гичи Маниту поставить и Христа.
У тасманийцев был благоговейный страх перед тотальным превосходством пришельцев. Но у них не было духовных основ для консолидации. Четырнадцать тысяч  лет приятного, расслабленного существования не прошли даром. За всё надо платить. В данном случае ценой оказалась жизнь целого народа. За много веков до рассматриваемых нами событий, Тацит  писал в «Анналах»: «И я не стал бы просить у  читателей в своё оправдание ничего другого, кроме позволения не ненавидеть людей, так равнодушно погибающих». Присоединимся же к нему и мы. Пожалуй, стоит немного подсластить пилюлю. Весьма часто поселенцы, а среди них было немало каторжан, брали в качестве наложниц и прислуги местных женщин. Рождались дети. Они не имели политических и экономических прав. Но право на жизнь за ними оставили. Их потомки живы и сейчас. Но это уже другая история.
                ***    
Рассмотренного нами материала, пожалуй, достаточно, чтобы понять; регресс есть столь же неотъемлемое явление в существовании нашего биологического вида, как и прогресс. Человечество это единая живая структура, состоящая из этносов так же, как сам человек из органов. Каждый этнос, государство, цивилизация есть  стёклышко в калейдоскопе событий. Появление, расцвет, спад и исчезновение – неумолимый механизм эволюции, действующий как в отношении живой материи, так и  социальных явлений. В эпоху зарождения земледелия, Европа   касательно  Плодородного Полумесяца была далёкой глушью. Оставалась она захолустьем и   на момент создания финикийского алфавита, и, даже, в дни основания Карфагена. А ведь в других частях света уже процветали блистательные цивилизации. Взлёт Европы в последние века связан с тем, что она  первая оседлала промышленную революцию. Так же, как Плодородный Полумесяц революцию аграрную. Всем очевидно, от былых преимуществ, подобных достижениям   Викторианской Англии, в Европе не осталось и следа. Образно говоря, «лепить» гаджеты сегодня умеют уже на самых отдалённых островах. На «старых дрожжах» европейская Наука ещё пыхтит, но переходящее знамя прогресса в любой миг готово выпасть из слабеющих рук «Старушки Европы». Мы и не заметили, когда это она стала старушкой. Ведь во времена колониальной экспансии и даже ещё в годы Второй мировой войны такая идентификация воспринималась бы как нонсенс. Все знали что «Восток дело тонкое…  Восток как капризная старуха». В общественном сознании произошёл тектонический сдвиг, а мы и не заметили. В чём прослеживаются явные признаки духовного застоя, который ведёт к неумолимой экономической стагнации?   В первую очередь это осознанное, переходящее на сакральный уровень, ограничение роста. Всего и везде! Неприятие и даже запрет ядерной энергетики, осуждение генной модификации, заведомое снижение экономического роста. Ограничение деторождения и даже массовый отказ от потомства вообще. Сегодня немалое число европейских лидеров не имеет детей. И часто вовсе не потому, что состоят в однополых браках. Всё, что касается гендерного воспитания, напоминает сумасшествие, подобное средневековой охоте на ведьм. Попираются все устои, как духовные, религия и мораль, так и  биологические, когда нам говорят, что пол явление социальное, и каждый волен определять, быть ему мальчиком, девочкой или оно. Вспыхнет ли на обломках Европы звезда халифата, как сама она поднялась на развалинах Римской империи, или, пройдя через ряд болезненных трансформаций, Европа, подобно современному Китаю, вновь воспрянет, мы не знаем. Гадать же на кофейной гуще не наше кредо. Означает ли Закат Европы конец истории, тот самый, что прогнозировал Фукуяма. Мы с этим не согласны. Возможно, в веке, где-нибудь   двадцать третьем, центр мировой цивилизации сместится в Кению или Танзанию. Слышны хихиканья расистов. Им рекомендуем вспомнить о роли Эфиопии в те времена, когда писались не только Библия, но и Коран. Ну, кто в  эпоху  Цезаря мог подумать, что где-то там, на краю Ойкумены, за непроглядной марью ледяных туманов через сотни лет возникнет первоклассное государство Швеция, которое весь 20 век будет эффективнейшим примером социалистического капитализма, всеобщим образцом для подражания. А думало ли арабо-берберское население Пиренейского полуострова в 1000 году н. э., что на  месте Кордовского халифата возникнет могучая Португалия. Все пришельцы будут уничтожены и изгнаны, а португальцы покроют сетью своих фортов и факторий Африку и Азию?! Загадывать на века вперёд весьма безопасно. Спросить за ошибку будет некому. А вот пытаться оценить ближайшие десятилетия куда как сложнее. Если не Европа, то кто?!  В вопросе заведомо слышен сарказм. Попытаемся найти ответ. Но сначала анализ фактов, а уж затем выводы. В общем, нам есть чем наполнить дискурс.
               


147. ***   
«Лицом к лицу лица не увидать. Большое видится на расстоянье». Следуя рекомендации поэта,  посмотрим на историю человечества как на один огромный пазл. Все фрагменты этой  сложнейшей  мозаики взаимно обусловлены и неумолимо связаны между собой. Опасно утонуть в деталях, и нам придётся из мышиной норы частностей подняться на высоту птичьего полёта.
 Итак, пробив «неандертальскую пробку» на территории Палестины, сапиенсы вышли на стратегический простор. За несколько тысяч лет был заселён весь Старый Свет, включая Австралию и Новую Гвинею. Едва появились первые проломы в арктическом леднике, люди через Берингию  ринулись в Канаду и на Великие равнины, всего за десять веков дойдя до Патагонии.
Напомним, переход к возделыванию растений, содержанию животных, строительству городов и созданию государств произошёл лишь в очень благоприятных местах планеты, занимающих незначительную часть её поверхности.  Например, папуасы в Новой Гвинее занялись сельским хозяйством на несколько тысяч лет раньше европейцев. А все растения, животные и технологии их использования были привнесены в Европу с Ближнего Востока. И приходили они вместе с ордами земледельцев-завоевателей.  Здесь нам никак не обойтись без такого понятия как  «географический детерминизм». Сразу раскаиваемся и обещаем не возводить суждение на сакральный уровень, делая из него догмат. Просто удобнее рассматривать нижеприведённые факты в данном ключе. 
В Египте и Шумере цивилизация появилась намного раньше, чем в Элладе. Греция в это время казалась далёкой северной глушью. По мере совершенствования технологий, цивилизация проникала всё дальше вглубь планеты. Подчинив себе лошадь и верблюда, люди освоили громадные пространства степей и пустынь. В течение, по крайней мере, двух с половиной тысяч лет кочевые народы эффективно конкурировали с земледельческими. Сокрушительные удары гуннов и монголов на гигантских просторах Евразии из истории, при всём желании, не вычеркнуть. И если кому-то на ум приходят лишь жуткие поражения китайцев, мы готовы напомнить и о невообразимой резне на Каталаунских полях в Шампани, 451 год, и о  позорном поражении европейской рыцарской конницы при Легнице в Польше, 1241 год. Справедливости ради, а точнее, для полной объективности нашего анализа, чётко отметим, что где-то к началу 18 века все кочевые цивилизации по всем параметрам отстали от земледельческих. Не спорим, апачам ещё полтора века удавалось неплохо жить за счёт грабежа слабоуправляемой Мексики. Калмыки нашли свою экономическую нишу, став, практически, военно-служилым, наподобие казаков, сословием в Российской империи. А вот тем братьям калмыков, что остались в Джунгарии, повезло меньше. Маньчжурское правительство Китая сделало с западными ойратами то же, что англичане с тасманийцами. Однако для несения «бремени белого человека» понадобилось лишь     пару тысяч бойцов. Ну, а империя Цин выполнила задачу с «азиатским размахом». Это, конечно, не сооружение Великой стены или Великого канала, где трудозатраты измерялись миллиардами человеко-дней. Тем не менее, армия, численностью почти в миллион солдат окружила всю Джунгарию в 1758 году и не спеша стала затягивать петлю. Убивали всех, кто попадёт под руку. С тех пор на планете   независимых государств, основанных кочевниками,  больше нет. Все кочевые народы, вроде арауканов, нганасанов или туарегов, подчинены земледельческим  государствам. 
Итак, по мере роста технической оснащённости, цивилизация проникала и в менее благоприятные  для жизни людей места. Там, где землю легко было вскопать простой палкой, ацтеки, опираясь на кукурузу, фасоль и тыкву, создали эффективнейшее растениеводство, минимум впятеро более  продуктивное, чем в современной им Европе. А вот в штате Монтана, одной из житниц  США, земледелие так и не возникло. Плодороднейшая почва была покрыта тугой дерниной. Её без стального плуга с предплужником не вспахать. Индейцы же, как мы хорошо помним, жили в каменном веке. И даже знаменитые томагавки, до того, как их стали поточно производить на фабриках Нью-Йорка и Бостона, изготавливались из камня, дерева и кожи.
Римляне считали дикой бесплодной страной Германию. А Каледонию, нынешнюю  Шотландию, даже не удосужились завоевать. Голландию включил в империю ещё Цезарь, но понадобилось десять веков, пока не появились технологии, позволившие    распахать до того никем не заселённые земли. А в наши дни это образец земледелия.
           Географический детерминизм являлся неумолимым императивом жизни всех человеческих сообществ, едва сапиенсы покинули свою прародину. Тип складывавшихся в том или ином месте цивилизаций полностью зависел от окружающей среды. Шумеры выращивали ячмень и финиковую пальму, а не рис и сахарный тростник. Инки кукурузу и амарант, а не пшеницу и рожь. Шумеры изобрели кирпич; у них было в избытке  глины, но крайне мало камня.  Едва создав колесо, они тут же запрягли в повозки волов. Ацтеки тоже догадались сконструировать колесо. Но у них не было ни волов, ни лошадей, ни верблюдов. Лишь собаки и индейки. Конечно, нарты по скользкому снегу упряжка собак потянет. Юкагиры в этом не сомневались никогда. А вот телегу-колымагу по каменистым ухабам даже сотня собак с места не сдвинет. Мы не ведаем, экспериментировали ли на эту тему ацтеки, но к приходу европейцев они использовали колесо лишь в детских игрушках. Нагляднейший пример, как бытие определяет сознание.
 Тысячи лет этносы могли использовать только те ресурсы, что были под рукой. Международная торговля велась в основном предметами роскоши и на формирование типа цивилизации влияния, практически, не оказывала. Если в Швеции было полно высококачественной железной руды и немерено леса, она и вырвалась в этом плане вперёд, не претендуя на производство хлопковых тканей. А соседняя Дания насчёт железа «курила бамбук», выплачивая шведам твёрдой валютой за каждый фунт железа. Меркиты и кераиты не имели ни виноградников, ни ячменя. Потому не только вина, но и пива сделать было не из чего. Однако лошадиное молоко, на зависть врагам, содержит минимум жира и максимум животного сахара.
Это была единственная, но реальная возможность для кочевников. И они изготавливали не только слабоалкогольный кумыс, но и отличную водочку, араку. У северных народов  манси и эвенков не было даже такого шанса. Вот и туманили сознание грибами. Впрочем, они-то как раз считали, что на грибах просветляются.  Когда европейцы привезли тундровикам пшеничную водку, те становились наркоманами с первого стакана. И всем стало ясно, насколько ограничена природная адаптация этносов при меж цивилизационных контактах. Это уяснили и инки с ацтеками, ведь их, не меньше, чем  на 90% выкосила оспа.  Разобрались с этим и японцы,   которых эпидемия американского сифилиса  начала убивать, добравшись по Шёлковому пути, всего через двадцать лет после открытия Нового Света. А первые европейцы, заварив эту кашу, причалили к берегам Японии лишь в  1520 году, то есть восемь лет спустя. Пришлось осознать это и белым людям, так и не сумевшим заселить ни Чёрную Африку, ни Новую Гвинею. Болезни, к которым адаптировалось местное население, выкашивали их не хуже, чем оспа и корь индейцев. 
 Монголы жили в сухой степи, где не  водилась селёдка и не росла пшеница. Они питались молоком и лошадиной кровью. Оленные чукчи, просьба не путать их с чукчами береговыми, ели почти одну оленину. А вот жители Нидерландов лошадиной крови не пили. Возникает очень сложный вопрос. Вышли  бы из голландцев ужасные степняки завоеватели, если бы они вместо монголов жили в  конце 12 века на берегах Орхона и Керулена. Или нет? И стали бы монголы великими мореплавателями, живи они в   16 веке в дельте Рейна и Мааса. 
 Если ответ положительный, то детерминизм абсолютен.  И наоборот. Такой эксперимент провести невозможно. Но история сделала это за нас. Обратим наш взгляд на викингов.
Экспансия скандинавов на юго-восточном, южном и западном направлениях освещена объёмно и в научных трудах, и в великолепных блокбастерах. Нам же придётся направить взор на северо-запад и покопаться в весьма банальных фактах.
Шетландские острова викинги заселили уже в 9 веке. Местное население, пикты, особого сопротивления не оказали. За это они подверглись не уничтожению, а лишь ассимиляции. Климат архипелага   весьма мягок  для   земель, расположенных в шести с половиной сотнях км от полярного круга. Ведь острова находятся на одной широте не только с Санкт-Петербургом, но и Магаданом. Влияние  Гольфстрима, никто не отменял. Заметим, Баренцево море, семидесятый градус северной широты, не замерзает, а Азовское, сорок пятый градус, покрывается льдом. А между этими морями, как ни крути, 2800 км с севера на юг. Переселенцы получили три увесистых бонуса.
  Низкорослых лошадей    пони,  которые отлично таскали телеги по каменистым тропам и плуги на фермах.  Шетландскую породу овец, дающую  чудесную шерсть,  которая идёт на производство всемирно знаменитых  джемперов. И местную                овчарку, идеально подходящую для управления стадами овец и их охраны.  Напомним о лежбищах тюленей, многомиллионных птичьих базарах и огромных запасах сельди, трески и макрели, которыми млекопитающим и птицам пришлось поделиться с людьми. В общем, жизнь переселенцев удалась, и ничего подобного Великому голоду в соседней Ирландии в середине 19 века не было даже в страшных снах.
С Исландией викингам повезло несколько меньше. Остров находится на полтысячи км севернее Шетландского архипелага. К тому же, местный климат формируется не только  тёплым Гольфстримом, но   и холодным Восточно-Гренландским течением. Немалую роль играет и  арктический дрейфующий лёд, который скапливается на северном и восточном побережьях.
 О существовании Исландии знали ещё в IV веке до н. э.; экспедиция Пифея из Массалии к загадочному острову Туле. Однако  первые жители, ирландские монахи, появились здесь только в начале IX столетия.  Викинги прибыли в 874 году и быстро вытеснили монахов.   
 До появления людей, Исландия была покрыта в основном берёзовыми лесами. Упоминания о лесном богатстве острова сохранились в византийских хрониках. Эксплуатацию вновь открывшихся ресурсов викинги начали с не меньшим энтузиазмом, чем вышеупомянутые первопоселенцы острова Пасхи. Постепенно почти все леса были вырублены, что привело к сильнейшей эрозии.  Немалый вклад в опустынивание местности внесли и овцы. Животных  содержали на свободном выпасе, и они пожирали любую поросль. У деревьев и кустов не было ни малейших шансов, выживали лишь трава и мхи. Но тотальная катастрофа не наступила. Ни эрозия почв, ни сведение лесов не привели к закономерному коллапсу. Поселенцы никогда не прерывали связь с метрополией и получали из Европы лес, зерно и металлы. До середины 20 века страна жила бедно. Основным ресурсом был холодный климат. И северное сельское хозяйство априори проигрывало не только, допустим, французскому, но даже норвежскому. Однако в 20 веке новые технологии открыли доступ к дополнительным  ресурсам. Дешёвая энергия от гидро и геотермальных источников преобразила экономику. Горячая вода согрела дома, теплицы, бассейны. Производство алюминия, стоимость которого складывается в основном из расходов на электроэнергию, растёт семимильными шагами. Развиваются биотехнологии.
В 1970-е годы Исландия выиграла   «тресковую войну» — дипломатический спор с Великобританией по поводу расширения   своих рыболовецких просторов. Если вспомнить, что население Великобритании в двести раз больше, чем Исландии, можно понять, какой кусок отхватили потомки викингов. Императив здесь чёткий и ясный: с совершенствованием технологий снижается роль географического детерминизма. Ресурсом становится то, что раньше таковым не являлось. Об этом мы будем в дальнейшем говорить много и подробно. Модернизировав рыболовецкий флот, исландцы освоили огромные просторы океана, а возобновляемая энергия сделала их экономику конкурентоспособной на мировом рынке.
 В начале 21века ООН признала Исландию лучшей страной для жизни в мире. Также она занимает 1-е место на планете и  по миролюбивости. Вспомнили островитяне и о своих долгах перед природой. Идут работы по восстановлению лесов и почв. Но всё это стоит дорого и за год не делается. Однако ведь и дорога в десять тысяч ли начинается с первого шага. 
События, развернувшиеся на территории острова Гренландия в течение полутысячи лет, требуют более глубокого анализа. Ибо ложный вывод может направить наши дальнейшие рассуждения на тропу заблуждений. Поэтому взвесим все факты, как бы горьки и противоречивы они ни были.  Арктический климат Гренландии настолько суров, что люди всегда обитали на этих землях  в чрезвычайно неблагоприятных для жизни условиях. Здесь проходила   граница пригодного для человека   ареала. Даже небольшие колебания климата приводили к тому, что едва приемлемые для существования условия становились несовместимыми с человеческой жизнью. Как мы все помним, первопроходцы через Берингию проникли в Северную Америку 15000 лет назад. Всего десять веков понадобилось, чтобы люди добрались до самого края Южной Америки. А вот в Гренландию они не спешили.
Сегодня мы знаем о четырёх палеоэскимосских культурах, которые существовали до открытия острова викингами.  Самая ранняя из них датируется 2500 годом до н. э. Это означает одно: ещё десять тысяч лет после проникновения в Америку человек технологически не был  готов  освоить суровые земли Арктики. Заметим, все четыре культуры создали не индейские народы, а представители арктической расы, которые и физиологически и технически были заточены на существование в условиях экстремальных холодов.
Эти культуры  возникали и развивались на территориях   северной Канады и Аляски  задолго до своего проникновения в Гренландию. А после   исчезновения с острова, они обычно сохранялись в других местах Арктики.  Люди покидали Гренландию в те дни, когда похолодание делало условия жизни невыносимыми. Потепление вело к новым миграциям. Викинги стали обосновываться на острове примерно с 1000 года, т. е. век спустя после заселения Исландии. На момент их прибытия Гренландия в очередной раз обезлюдела. Продвигаясь на юг вдоль побережья Америки, скандинавы пытались закрепиться на материке. Но потерпев ряд жестоких поражений от индейцев, они удовлетворились Гренландией, за которую ни с кем не надо было воевать.
Несмотря на то, что выходцы из Норвегии обосновались на самом краю света, духовно они являлись неотъемлемой частью европейской цивилизации, а их экономическая деятельность была глубоко интегрирована в мировую торговлю. Скорее всего, название острова «Зелёная Земля» являлось тонким пиар  ходом для привлечения новых поселенцев. Вовсе не трава с лугов и пастбищ влекла к себе скандинавов. Предметом их вожделений были моржовые бивни. Вернёмся в наши дни. Если некто при себестоимости тонны пшеницы в сто долларов попытается пихнуть её за две сотни, ему быстро нос прищемят. Потому что пшеница это хлеб, хлебушко, даже, жито. Может к стенке и не поставят, но штрафами разорят. А вот впаривать нефть за полторы сотки, при себестоимости барреля в три бакса, в самый раз. Нефтью занимаются «серьёзные пацаны». А пшеница? Ну, так «весь изъян на крестьян». Один товар можно и в 50 раз дороже продавать, а на другой и «два конца» накинуть не позволят. Аналогичная ситуация возникла тысячу лет назад. Сложились уникальные условия. Европа на два века погрязла в религиозной авантюре. Между первым крестовым походом, 1096 год,  и полным изгнанием европейцев с Ближнего Востока, 1291 год. В эти годы была практически парализована торговля слоновой костью. Русские, напомним, тогда ещё не выдвинулись к северным морям и ни моржовую, ни мамонтовую кость не добывали. И, по сути, горстке гренландских поселенцев, их число никогда не превышало пяти тысяч человек, выпала удача стать монопольными поставщиками эксклюзивного товара на континент, где его ждали десятки миллионов потенциальных потребителей. Если бы из бивней изготавливали лишь предметы роскоши, это было бы полбеды. Но церковная утварь являлась совсем другим уровнем осознания окружающей действительности. Тут и меркантильные европейцы готовы выдвинуть лозунг «мы за ценой не постоим». За один кг моржовых бивней давали  целую корову или 75 кг сушёной рыбы. При том, что от каждого животного получали несколько кг бивней. Шейхи монархий Персидского Залива могли бы и позавидовать. Представим, что нефть в один «прекрасный» день перестали покупать. Предположить аналогичную «глупость» не могли и гренландцы. Море просто кишело моржами, неплохим довеском шли и живые белые медведи. Экономический горизонт был ясным и чистым. Однако переселенцы оставались в душе европейцами и добрыми христианами. Они платили церковную десятину Римскому папе и готовы были хлеб свой насущный добывать в поте лица. Напомним, Чингисхан намеривался  вырезать все земледельческие народы лишь потому, что они ковыряли почву и сеяли семена, нарушая прерогативу Вечного Синего Неба. Американцы наоборот уничтожали индейцев за то, что те землю не пахали. В общем, вопрос этот не просто политический, а сакральный. Сеять зерновые культуры в Гренландии, можно было и не пытаться. Но заготавливать на зиму сено удавалось. Молочное животноводство было заведомо убыточным, овцы кое-какой доход давали. На фоне цен на бивни это всё являлось чистым служением идее. В данном случае религиозной. Вернёмся опять в наши дни. Правительства упомянутых монархий вкачали сотни миллиардов нефтедолларов в инфраструктуру сельского хозяйства. Но работать на этих фермах,  как и в советских колхозах в 1980ые годы, просто некому. Десятки миллионов коренных саудовцев, катарцев, бахрейнцев и т. д. исправно ходят на работу в комиссии и комитеты. Вся страна занимается обслуживанием бюрократической машины. Они начисляют друг другу немалую, заметим, зарплату и исправно её получают. А все реальные дела делают «за копейки» иностранцы. И никакие религиозные устои процессу не мешают. На таком фоне викинги выглядят очень достойно.
Но нет в   мире ничего вечного, конечно, кроме человеческой глупости. Изменения наступили.  В те дни, когда скандинавы высадились в Гренландии, эскимосы двинулись на восток с западного побережья Аляски. Они обладали лишь технологиями каменного века, но именно это и сделало их адаптацию к окружающей среде абсолютной и совершенной.    Эскимосы не умели обрабатывать металлы. Но как в стране, где с трудом растут кривые карликовые берёзы, добыть дерево, без которого нет прока ни в кузницах, ни в домнах. Все их технические средства и даже жильё изготавливались из тел добываемых ими животных: китов, моржей, тюленей. Они вовсе не нуждались в дереве, металлах, керамике. Они изобрели поворачиваемый гарпун для охоты на морского зверя, снежный дом иглу, не нуждающийся в отоплении, уникальную глухую одежду из меха и шкур. По открытой воде они передвигались на лодках,  в условиях Арктики далеко превосходивших   транспортные средства викингов. Это были большие  умиаки  и маленькие  каяки. По льду и снегу эскимосы скользили на собачьих упряжках. И здесь не могли составить конкуренцию ни лошади, ни, даже, олени. Всем им нужен растительный корм. Но в ледяных пустынях не выживают даже мхи и лишайники. Собаки же, как и их хозяева, питались рыбой и мясом.  Заметим, и Северный, и Южный полюса люди открыли, двигаясь на собачьих упряжках. Все пищевые цепи эскимосов уходили в море. Это был единственный народ на планете, который мог выжить без суши вообще. И вот именно эти люди около 1200 года подошли к Гренландии   и сразу заявили   о своих правах на новые земли. Каждый, кто знает, с какой лёгкостью испанцы, опираясь на мощь стальных мечей и доспехов, снесли огромные империи ацтеков и инков, скажет, что у эскимосов не оставалось шансов на победу. Ведь огневой потенциал  конкистадоров был  ничтожен, в основном они сражались   холодным оружием.  Викинги же имели доступ ко всем европейским техническим достижениям Средневековья. Пушек в те годы ещё не изготавливали, но стальные мечи были. В отличие от ацтеков, эскимосы не ждали прихода бородатых белых богов, они сами явились на новые земли и расовых страхов вовсе не испытывали. Отметим, как раз в эти годы монголы, для кого варвары, а кому и просто дикари, разнесли на копытах коней славу своего оружия от маньчжурской тайги до экваториальных джунглей Индонезии и Вьетнама, от берегов Дуная и Вислы до стен древнего Иерусалима. А чукчи, другой арктический народ, героически отстаивали своё право на самобытность в течение  трёх веков. Подробно мы писали об этом в миниатюре № 68.
Беда, как известно, не приходит одна. И если двенадцатый век стал для викингов эпохой благоденствия, как двадцатый для саудовцев, то последующие годы так не назовёшь даже с большой натяжкой. Вслед за появлением эскимосов наступило значительное похолодание. На морских коммуникациях из Европы и даже из Исландии появились льды. Риск гибели для моряков вырос несопоставимо. В это же время крестоносцев стали выдавливать из Палестины, что привело к нормализации товарообмена.  К тому же открылась транссахарская караванная торговля  слоновой костью. Бивни из Чёрной Африки пошли в Европу напрямую через страны Магриба, минуя посредников. Цены резко упали. Аналогичная ситуация сложилась вокруг специй три века спустя. После экспедиций Колумба, Васко да Гамы, Магеллана цены на пряности рухнули. Моржовые   бивни стали просто никому не нужны. Тем более  что трудности по их доставке, соответственно, и себестоимость только росли.  Вспомним, какая истерия развернулась в 19 веке вокруг гуано, тысячелетних отложений сухого помёта диких птиц и летучих мышей на отдалённых островах. Для истощённых почв Европы это был единственный дополнительный источник азота и фосфора. А для бурно развивающегося сельского хозяйства индустриальных стран просто палочка-выручалочка. Но едва появилась первая молекула синтетической азотной кислоты, получаемой прямо из воздуха,  о гуано тут же забыли. Ничего личного, только бизнес. В общем, европейцы Гренландию «слили». Не хуже, чем Польшу в сентябре 1939 года или Грузию в августе 2008 года.
 Сельское хозяйство в условиях похолодания становилось невозможным, поставки дерева и металлов практически прекратились. У викингов оставался один выход: слиться с природой, переняв все технологии эскимосов. Но сделать это они не могли по сакральным, ментальным и этическим причинам. Всех язычников христиане считали ничтожными существами. Учиться у дикарей?! Вогнать себя в каменный век или умереть: дилемма не из простых.  О глубине цивилизационной пропасти говорит почти курьёзный факт. Через века, миссионеры, подгоняя христианство под реалии жизни, при переводе молитвы «Отче наш» на язык эскимосов, были вынуждены заменить «хлеб насущный» на «мясо тюленя». Донести слово божье до неофитов иным путём просто не получалось.
Эскимосы   так глубоко не копали. В теории. На практике же они начали тотальную войну на истребление. На столетия, опередив трапперов, ковбоев и «доблестную» кавалерию США, они взяли на вооружение девиз «убей бизона, а краснокожий и сам загнётся». Ясное дело, никаких бизонов там не водилось. Но доступ к морскому промыслу был для викингов закрыт наглухо. Летучие отряды противника громили скандинавов и на суше, и на море. Генеральных сражений туземцы давать вовсе не собирались. Это был не их стиль. Непрерывные набеги, засады, ловушки выматывали скандинавов до основания. Сначала они покинули Западное поселение.  Восточное поселение продержалось дольше. Эскимосы не спешили. Так же, как и американцы, вырезая индейские племена по мере заселения континента. Вспомним, от первых войн с могиканами до разгрома апачей прошло три с половиной века. Эскимосы управились быстрее. Осознавая бесперспективность положения, молодёжь на редко заходивших судах бежала в Европу. Старики потихоньку вымирали в Восточном поселении, превратившемся в окружённую со всех  сторон  врагами резервацию. Последние скандинавы дожили почти до срока, когда Колумб в очередной раз открыл Америку.  Культурная традиция оказалась сильнее инстинкта выживания. Викинги не смогли адаптироваться к резко изменившимся условиям вмещающего ландшафта, предпочитая смерть коренной духовной ломке. Прежде, чем винить их в содеянном, заметим, это скорее правило, чем исключение. Малочисленные индейцы Великих Равнин легко могли влиться в низшие слои общества, став батраками на полях, рудокопами, железнодорожными строителями. Они выбрали другой путь. Сотни лет кочевники калмыки и ногайцы живут бок о бок с русскими, вовсе не собираясь высаживать сады и виноградники, а также разводить огороды. Хотя в колхозах, из-под палки, они вынуждены были это делать. Русские староверы, убегая от религиозных гонений, на новых местах везде возводили русскую печь. В сибирской тайге она в самый раз. В субтропиках Ленкорани её польза весьма сомнительна. Но ведь печь неизменно сооружали даже в экваториальной Боливии. Сила культурной традиции колоссальна. И трагическая судьба викингов наглядный тому пример.


               
 148. *** 
 Начиная с миниатюры №143, с  достойной лучшего применения настойчивостью, мы неумолимо препарируем тему развития Технологий и Науки  с большой буквы. На всём протяжении существования нашего биологического вида, как единого целого. Отбросив, уводящие в ментальные тупики, частности нелегко не заметить: человечество движется вперёд зигзагообразно и скачками.  К тому же, лидерство постоянно переходит от одних территорий и этносов к другим. Это неумолимо ведёт к катастрофам. Например, Эллада дала миру великих мыслителей вроде Сократа и Платона. Данная цивилизация породила и Александра Македонского. Столетия спустя на этой земле проживали и византийцы. В 1453 году они защищали от османов свой последний оплот, Константинополь, не с большим  энтузиазмом, чем французы линию Мажино в 1940 году. Умереть, как минимум, духовно им оказалось легче и проще, чем отстоять в боях своё право на жизнь и судьбу. Они прекрасно помнили, что их предки, без малого, за две тысячи лет до них одерживали немыслимые победы над ордами персов, полной аналогии турок. Но слава героев уже не согревала последних византийцев. Кто вспомнит имя хотя бы одного значительного грека, учёного, политика, представителя культуры, религиозного деятеля, родившегося за последние полтысячи лет? Греки позиционируют себя как прямых наследников Эллады. Заметим, что  с 500 г. до н.э. по 350 г. до н. э., всего в течение полутора сотен лет, великих людей  на территории современной Греции проживало  немерено. Просто россыпи! А потом куда-то все делись. Но это вовсе не повод для злорадного зубоскальства. Наша задача выяснить: куда?!
Почему французы с 1914 по 1918 год бились с немцами насмерть, потеряв, в процентном отношении, мужчин даже больше, чем советский народ в годы ВОВ, а в 1940 году сдались тем же немцам, практически, без сопротивления. Можно ли эти явления измерить, классифицировать, систематизировать или лучшим ответом на вопрос будет максима « на всё воля божья»?
И здесь без дедуктивного метода нам никак не обойтись. То есть малое можно увидеть лишь  как часть большого. Придётся раскинуть густую сеть наших рассуждений как можно шире, по сути, охватив ею весь земной шар.
Все цивилизации, как мы уже отмечали, возникали строго на основе закона географического детерминизма. Ацтеки, изобретя колесо, не создали повозки не потому, что умишком не вышли, а лишь из-за того, что не было под рукой подходящих под упряжь  животных. Безумное, казалось бы, табу у монголов на купание и даже стирку одежды в любых водоёмах является прямым следствием вмещающего ландшафта. В ровной, как стол, степи, где нет ни деревца, шанс попасть под удар молнии на берегу несопоставимо выше, чем в других местах планеты. Египтяне кормились с полей, беспрестанно удобряемых разливами Нила. Их цивилизация замкнулась внутрь себя, особо не нуждаясь в международной торговле. Эллинам же достались скудные гористые почвы и изрезанная береговая линия. И они стали народом торговцев. Трудно поверить, но даже при колоссальных  транспортных издержках той эпохи было выгодно высококачественное вино возить из метрополии в колонии, чтобы обратным рейсом взять на борт вино не столь раскрученных брендов. И продать его, оправдав все затраты.
Давно замечено: где бы и когда бы ни возникали цивилизации, какого бы расцвета они ни достигали,   период их жизни весьма ограничен.  И, несмотря на совершенно разные условия существования, этот срок неумолимо укладывается в 1200-1500 лет. Для объективности  заметим, данное обстоятельство давно занимало умы учёных мужей. Леонтьев, Данилевский, Вернадский, Шпенглер, Тойнби – имена наиболее значительных из них. Для кого-то это время может показаться бесконечно долгим. Вспомним, что многие первобытные народы на бытовом уровне эффективно считают лишь до трёх. «Я», «ты» и «все остальные», углубляться дальше нет практического смысла, это уже заботы попов, то есть служителей культа.
Приведём наиболее известные примеры.
Древний Рим. 753 год до н. э. – 476 год н.э.
Древнееврейская цивилизация. 13 век до н. э. – 70 год н. э.
Цивилизация майя. 317 год- 1521 год.
Византия. Около 200 г.  н. э. – 1453 год.
Сразу дадим дефиницию: период существования цивилизации определяется сроком сохранения культурной и этнической традиции. Все Средние века Европа  эксплуатировала тему наследия Древнего Рима. Священную Римскую империю германской нации разогнал только Наполеон в 1806 году. А румыны до сих пор величают себя римлянами. Но всем очевидно, что это «Федот, да не тот».
Майя выжили и после 1521года, то есть установления владычества испанцев. Но культурная традиция прервалась полностью.
 Евреи от Моисея до Христа, несмотря на завоевания ассирийцами, Вавилонское пленение, господство персов, македонян и даже римлян, сохраняли своё единство, в первую очередь благодаря религии. Около 1300 лет. А затем всё быстро развалилось. Рождение христианства стало следствием брожения умов. Народ раздробился на партии, группы, секты, чуть ли не в каждом селении появился пророк. Переоценив свой потенциал, евреи вступили в смертельную схватку с Римом. Поражение обернулось тотальным рабством и рассеянием. Сменилось всё: религия, язык, культурная доминанта. Народ не имел своей армии и сельского хозяйства. Для человеческой истории это уникальное явление. Эта эпоха продлилась с 70 по 1948 год.
Рим 753 год до н. э. -  476 год н. э. Походы кельтов, войны с Карфагеном, восстание Спартака, Гражданские войны, натиск германцев – любое из перечисленных событий могло положить конец римскому государству. Но как говорится: «тот не сгорит, кому положено утонуть». Особое место в истории Рима занимает  Битва на Каталаунских полях. Гунны пронеслись по Евразии не хуже, чем монголы через несколько столетий. К  июню 451 года, когда и произошло сражение, Рим уже агонизировал. И это очевидно было даже современникам. Напомним, монголов эпохи экспансии остановить не смог никто. Байки о том, что им «вроде бы, типа того, что как-то «накатили» то ли венгры, то ли чехи» остаются неотъемлемой частью фольклора и не более того. Так же было и с гуннами. Казалось, Рим обречён. На Каталаунских полях желающих убить один другого собралось вдвое больше, чем под Бородином.  До 1914 года мир больше не видел таких огромных армий. Это была не битва, а настоящая резня: без стратегии и тактики. Выжившие «разошлись в разные углы ринга», на этом всё и кончилось. Но Рим не дрогнул. Кочевники ушли в степи, рассеялись, а на их место вскоре уже накатывали волны новых мигрантов. Между 753 годом до н. э. и 451 годом н. э. прошло 1204 года. И умирающий от старости Рим выдержал колоссальный удар. А в 476 году, всего 25 лет спустя рухнул сам. Германцы, которым всё это досталось, ещё очень долго не могли понять, что былая эпоха ушла безвозвратно, а на дворе совсем другие времена. Внешне цивилизация ведёт себя как живой организм. Вон, старикашка вчера ещё бодрился, на даче копался, на барышень в лёгких платьях не без интереса поглядывал, а тут, бах, как будто совсем без причин и преставился. Раньше бы сказали «Господь прибрал». В наш технологичный век уместней: «выработал ресурс». Вроде как бензин кончился. Ниже мы будем компоновать факты именно в этом ключе, потому что они укладываются во временные рамки с пугающей последовательностью.         Византия. С хронологией в данном случае определённая сложность. Формально можно вести отчёт с разделения Римской империи на Западную и Восточную, 395 год. Но означенная дата говорит    об этапе заката Древнего Рима и Византии касается косвенно. Византийская традиция основана только на религиозном базисе и практически лишена этнической компоненты. Сами жители империи даже не знали такого термина, Византия.  Они без сомнений величали себя ромеями, то есть римлянами. Западноевропейские политики использовали слово, чтобы доказать, в первую очередь себе, что наследниками Рима являются именно они, а не греки. Христианство возникло на границе двух эр. Вот где-то посередине между нулевым и 395 годом и стоит искать дату формирования византийства. Удары гуннов и славян империя  выдержала с честью. Не сломили её и арабы. Заметим, последние разгромили древнюю Персию и смели христианское население Испании. Город Пуатье, возле которого христиане разбили арабов, находится, напомним, чуть ли не в центре   Франции. В 1204 году крестоносцы захватили Константинополь. Как вы уже догадались, во имя Христа. Более полувека на развалинах разрушенной Византии просуществовала Латинская империя. Но у ромеев, оказалось, на тот момент были не только ягоды в ягодицах, но и порох в пороховницах. Византия возродилась и существовала ещё два века. К концу 14 столетия турки покорили все народы, бывшие некогда под властью Константинополя. Вспомним разгром сербов под Косовом, 1389 год. Но город стоял как глыба. Турки будто ждали, когда гигант рухнет от старости. К 1453 году естественный процесс умирания византийской цивилизации завершился. Не возводя формализм на мистический уровень, констатируем, что Рим-2, как и Рим-1, просуществовал отпущенный историей срок с точностью до года. Когда турки начали штурм, защищали город лишь  немногочисленные силы генуэзских и венецианских наёмников. Сами горожане были уже ни на что не способны. Все они, независимо от возраста, в душе являлись глубокими стариками, ровесниками породившей их цивилизации. Несомненно, жизнь, как способ существования белковых тел, они ценили; со всеми её радостями и наслаждениями. Но вот сражаться насмерть ради жизни готовы не были.   И умирали под ударами турецких сабель с отрешённостью обречённых.
  Не будем, подобно Бояну,  бесконечно растекаться мыслью по древу. Всё же не «Слово о полку Игореве» пишем. Однако кому-то наиболее яркие страницы мировой истории могут показаться недостаточными для подтверждения рассматриваемой концепции. Для аргументации сообщим, что и   захват Египта гиксосами,  и вытеснение шумеров аккадцами проходили строго по указанной схеме. Более того, события в Поднебесной, Латинской Америке, Великой Степи, включая гуннов и тюрок, и даже на островах Полинезии имеют аналогичную матрицу.  Данная информация, заметим, хранится вовсе не в сейфах спецслужб, а доступна всем и каждому.   Зафиксируем промежуточные выводы.  Все цивилизации возникают на основе закона географического детерминизма.  Ярчайший пример ацтеки, у которых колесо было, а лошадей и волов не было. Вот и использовали тележки в качестве детских игрушек. До чего они доигрались, мы рассматривали выше. Гибнут же цивилизации, достигнув определённого возраста. И это явление неумолимо. Обычно их добивают хищные соседи. Но там, где цивилизации существуют изолированно, как культуры мочика, могольон или анасази в обеих Америках, конец всё равно неизбежен. Все народы всегда кичились своей древностью. Римляне, для солидности, приписали себя к потомкам троянцев, удлинив свою историю не на одну сотню лет. Армяне мелочиться со столетиями не стали. И ведут свою генеалогию от мифологического предводителя Айка,   который   в 2492 году до н. э.  разгромил войско вавилонского царя.  Нет, конечно, они прекрасно знают, что этнос сформировался в 6 веке до н. э. Произошло это в результате   растворения немногочисленных мигрировавших из Фракии  протоармян в массиве родственных им индоевропейцев-лувийцев  и местных, принадлежащих к арменоидной, или переднеазиатской расе хурритов, хаттов и урартов. Эти народы  потеряли к данному времени государственность под ударами  киммерийцев, скифов и ассирийцев. Факты, они, конечно, и есть факты. Но терять, без малого, две тысячи лет собственного «величия» в угоду каким-то там историкам, армяне вовсе не собираются. К тому же, древность даёт больше оснований порассуждать о своих далёких арийских предках: светловолосых и голубоглазых.   Приятно ведь! А вы тут лезете со своими, не к ночи будет помянуто, хурритами. Эту точку зрения хорошо выражает старая   поговорка, давно бытующая в северо-восточной части юго-западного Азербайджана: «там, где побывал армянин, еврею делать нечего!».
Дальше всех в этом деле пошли Великие Укры. Как они вырыли Чёрное море, набросав из лишнего грунта Кавказские горы, все  знают. Но, оказывается, данный этнос существует уже десятки тысяч лет. Тут отдыхают не только сапиенсы, но и неандертальцы, эректусы и, даже, хабилисы. Закономерен вопрос: не от Великих ли Укров произошли обезьяны? В контексте нашей концепции солидный  срок существования для цивилизации это не достоинство, а недостаток. Попробуем оценить реальный возраст интересующих нас цивилизаций, не забывая о том, что в миниатюре №145 мы, практически, вынесли Западной Европе безапелляционный приговор. 
               
149. *** 
Мы категорически против того, чтобы наши размышления воспринимались как нарратив, где интерпретация важнее фактов, а эмоции и чувства автора затмевают  даже,  и без того, вольную трактовку событий. Мы прекрасно осознаём, что у нас кишка тонка перед натиском бесчисленной армии толкователей священных текстов. Тысячи лет совершенствования профессионализма не заменишь ничем. Тут, одним словом, мастерство не пропьёшь. Они на голубом глазу объяснят вам, что хотя в первоисточнике  данное существительное   и стоит в родительном падеже, рассматривать его необходимо в падеже  винительном.   И тогда   во фразе «убейте всех» мы обязательно узрим акт наивысшей добродетели и вселенской любви. Не потягаться нам и с демагогической мощью политических учений, где императив «да, обещание я давал, но ведь я вовсе не давал обещания это обещание исполнить» является и альфой и омегой бытия. Но мы твёрдо верим: правда, на нашей стороне. На том и будем стоять, не выпуская пера из руки, точнее нанося удар за ударом по клавиатуре. Не зацикливаясь на европоцентризме, мы просто обязаны дать сравнительную хронологию развития двух частей Европы, наполняя форму содержанием или, говоря привычным всем языком, концепт контентом.
Современная Западная Европа создана германскими народами на развалинах Римской империи. Первые упоминания о германцах относятся к   113 году до н. э., когда, вторгшиеся на территорию Римской республики, племена кимвров и тевтонов были разбиты и истреблены после долгих лет изнурительных сражений. Выход славян на историческую арену произошёл не ранее 500 года, то есть на шесть веков позже германцев. Мы, конечно, помним о, как минимум, лингвистической близости индоевропейцев. Италийцы, кельты, германцы, иллирийцы, балты и славяне – народы родственные. Но никакая ангажированность недопустима: факты, только голые факты. Появление Западной Европы можно отнести и к эпохе Хлодвига, конец пятого века, и к правлению Карла Великого, император с 800 года. Но реально это произошло в 843 году, когда империя Карла Великого распалась строго по этническому принципу: немцы чётко осознали, что они не французы, а французы поняли, что они не немцы. Есть соблазн возникновение Русской цивилизации отнести и к годам правления полумифического Рюрика, и к эпохе крещения Руси, и к началу экспансии восточных славян в верховья Волги и Оки, 12 век. Но мы утверждаем, что Русская цивилизация зародилась  в час Куликовской битвы.  В смертельную схватку с ордынцами вступили москвичи, суздальцы, ярославцы, а возвращались с победой русские. Ментальный разрыв,  отделяющий жителя Новгорода или Киева образца 1238года, начало монгольского вторжения, и участника Куликовской битвы, 1380 год, огромен. А современные россияне являются прямыми духовными наследниками героев, павших на поле славы. Хотя в первом случае прошло менее полутора веков, а во втором больше шести.
Итак, от выхода германцев до появления славян на исторической арене пролегло более полутысячи лет. Между возникновением Западноевропейской, 843 год, и Русской, 1380 год, цивилизаций,   практически тот же временной интервал. И это не совпадение, а закономерность. Рискнём посмотреть на Цивилизацию, как на живой организм со всеми стадиями роста: юность, зрелость, старость и кончина. Если бы Цивилизации существовали независимо одна от другой, а в Америке, напомним, такое случалось, то фазы их развития были бы практически идентичны. Но в реальности, в результате взаимовлияния, происходит постоянная аберрация. Ситуация с Русской цивилизацией тому ярчайший пример. Колоссальную ошибку допускают родители, отдающие детей в школу раньше срока. Ибо восьмидесятилетний старик прожил лишь на 1.26% дольше, чем его семидесятидевятилетний одноклассник. В тот день, когда один из них впервые сел за парту в семь, а другой в шесть лет, этот разрыв составлял  16.66%. Как говорится, почувствуйте разницу. Тому, кого эти цифры не убедили, напомним: неформальными лидерами в классах почти всегда становятся второгодники или переростки. И обычно по принципу: «сила есть – ума  не надо». В командных видах спорта, вроде футбола и хоккея, подавляющее большинство успешных игроков появились на свет в январе и феврале. Подростками их отбирали по годам рождения. Между теми, кто родился  первого января и тридцать первого декабря одного и того же года пролегает целый год жизни. Но формально это не учитывается. Тренеры работают с большим количеством человеческого материала. Тот, кому не повезло удачно родиться, может заняться штангой: там  работы хватит  и маленьким, и большим. Но не толканием легкоатлетического ядра. Ибо вес ядра, 7.26 кг одинаков для всех. Поэтому парней с массой тела менее 120кг здесь и днём с огнём не отыщешь. В баскетболе нет дифференциации по росту, как, например, в борьбе по весу, и шансы в этом виде спорта остаются только у очень высоких людей.
Та фора перед Россией, которую Европа получила на старте забега цивилизаций, была всегда существенна. Напомним, взирая на Византию, которая оказалась старше на шесть веков, Западная Европа  ощущала себя ущербной. Как деревенский увалень перед городскими щеголями. Падение Константинополя в 1453году сняло с европейцев ментальные оковы. Так чувствует себя сын, заступающий на должность патриарха большой, традиционной семьи после кончины престарелого отца, наконец-то освободившего духовный трон. Россия всегда следовала за Европой шаг за шагом, отставая на столетия. Крепостное право на Западе появилось в начале  десятого века, в России в начале семнадцатого. Первый западный университет открылся в 1088 году, а российский в 1724году. Массовые репрессии, выраженные в уничтожении религиозно инакомыслящих, начались в Европе в 1517 году и закончились в 1648 году. В России хватило и первых полсотни лет двадцатого века.  «Выводя в чистое поле, ставили лицом к стенке и убивали выстрелом в лоб», в основном, не религиозных, а идеологических противников. Но это вовсе не меняло сути дела. «Если враг не сдаётся, его уничтожают», а является он летающей на метле ведьмой, или «врагом народа, подленько подмешивающим толчёное стекло в советскую колбасу», это, не заслуживающие внимания мелкие частности. Чувствуя, как сливаются идеология и религия, поэт писал:                «Мы все ходили под богом.
У бога под самым боком.
Он жил не в небесной дали,
его иногда видали
живого. На Мавзолее.
Он был умнее и злее
того - иного, другого,
по имени Иегова,
которого он низринул,
извел, пережёг на уголь,
а после из бездны вынул
и дал ему стол и угол».
Вся история России за последние полтысячи лет, это перманентная череда попыток угнаться за Европой. Хотя бы просто догнать, если и отставать, то не критично. Лишь в середине 20 века был выдвинут лозунг «ДиП»: догнать и перегнать. Но, как говорится: «не дал Бог жабе хвоста, чтобы траву не толкла». До семидесятых годов 20 века историческая Россия, тогда в форме СССР, неумолимо наступала Западу на пятки, а затем начался откат. Советский Союз полетел вниз, как сорвавшийся со скалы альпинист. Ежегодно на Пасху попы, напоминая пастве о событиях, которые и послужили основой торжества, чётко и однозначно заявляют: вся концепция держится на  вере в то, что основатель нашей религии после насильственной смерти воскрес, то есть ожил чудесным образом. Если убрать этот системообразующий фактор, то рухнет вся система. Возьмём  это обстоятельство себе в пример, уподобляясь мужам мудрым и учёным. И зададим  «городу и миру» вопрос. Была ли советская модернизация последней попыткой Русской цивилизации на мировое лидерство? Может быть  нам уже пора, подобно Португалии, Испании, Нидерландам и Австрии, забиться в свою нору, хорошо, если не в «петушиный угол»? И, блаженно покуривая разрешённую законом «траву», потихоньку радоваться спокойной старости. Есть ли у Русской цивилизации «энергетический потенциал», которым Рим обладал на Каталаунских полях в 451 году, выдержав натиск гуннов, а Византия в 1261 году, возродившись, как птица Феникс, после сокрушающих ударов крестоносцев? В отличие от тех, кто просто верит в факт Воскрешения, ведь доказать «наличие отсутствия» также невозможно, как и «присутствие наличия», мы готовы под нашу уверенность в существовании этого потенциала подвести факты. Много фактов. Зададим простой вопрос: а почему это Россия всё время гналась за Западом? Мы уже говорили об огромных преимуществах второгодников и переростков перед честными «ботанами», которые, в погоне за пятёрками, «не ту жилу качают».  Один, находящийся сегодня в зените славы политик как-то рассуждал: «В подворотнях городских кварталов мало ценились интеллект и обострённое эстетическое чувство, всё решалось банально кулаками. Приходилось, тая в себе любовь к игре на скрипке, идти в бойцовский зал учиться держать удар и бить самому. Иначе было не выжить». Пока Россия была отделена от Европы литовским барьером, она мало кого интересовала. К тому же Турция, Китай и Персия находились в те годы очень далеко. Но, выдвинувшись к границам Польши, Россия о себе заявила. А тут, как говорится, назвался груздем, полезай в кузов. Используем  ещё одну метафору. Два  одноклассника: один  из маргиналов,  но талантлив, учится легко, а целей перед собой не ставит.  Другой из «хорошей» семьи, однако природа отдыхает как раз именно на нём. Его родители видели голливудский фильм «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?», но выводов не сделали. Изнасилованный, в широком понимании термина, ребёнок кое-чего, всё-таки, добьётся, но диссонанс в жизни у него будет не только когнитивный. Практически случайно вышло так, что гигантская, почти незаселённая,  территория от Волги до Чукотки, досталась русским. Мы, конечно, сложившееся положение вещей всегда считали единственно возможным. Но с этим никогда не соглашались ни поляки, ни шведы, ни немцы. Ни, не к ночи будет помянуто, даже украинцы. Мы уже упоминали о том, что монголы в щепки разнесли Китай, имея ВВП в триста раз меньший, чем у противника. Россия и в силу климата, и в силу естественного несовпадения фаз развития, технологически отставала от Европы. И, защищая свою независимость, приходилось постоянно прибегать к сверхмобилизации. Такие максимы, по сути, религиозные догматы, как «русские не сдаются», «победа любой ценой», «биться до последней капли крови» кажутся нам вполне естественными. Но у большинства  других народов этого нет. Если оценить изменения на карте планеты с 1492 года, когда Колумб открыл Америку, по 1918 год, окончание Первой мировой войны, то можно с удивлением заметить, количество стран, не ставших за это время колониями или полуколониями европейских держав, просто ничтожно. Если же перевести в миллионы  квадратных километров, картина покажется ещё более удручающей. Обе Америки от Аляски до Патагонии в тот или иной период времени были захвачены  европейцами.  В Африке лишь единственное государство, древняя Эфиопия, смогло отстоять свою независимость. В громадной Азии благодаря чуду, если объективнее, крайне удачному сочетанию обстоятельств, сохранили независимость Япония и Таиланд. Китай, Афганистан и Персия стали полуколониями. Турция, то есть Османская империя, государство наполовину европейское. Вся остальная Азия являлась огромной колонией Европы. Итак, Запад не только старше, то есть взрослее, России. Он, к тому же, оседлал конька сначала научной, а затем технологической революции. Пользуясь данным превосходством, эта цивилизация просто смела остальной мир. Начиная с инков, где кучка испанцев в две сотни авантюристов, поставила на колени тоталитарное государство с пятнадцатью миллионами подданных. Через опиумные войны, в которых Великобритания никогда не держала на территории Китая более четырёх тысяч солдат, неоднократно громивших миллионную армию империи Цин. И заканчивая дележом «османского наследства» по результатам Первой мировой войны. Вполне резонен вопрос, много ли было у русских шансов в такой ситуации «не попасть под раздачу?». И как дорого обошлось России положение вещей, сложившееся на начало 21 века?
 
150. *** 

«Аберрация дальности», то есть неспособность видеть прошлое взглядом, незатуманенным наслоениями последующих знаний, влияет на нас постоянно. Ну, кто сегодня вспомнит, что в 1938 году Чехословакия обладала высокотехнологичным машиностроением, которое досталось ей при развале Австро-Венгерской империи. И по уровню развития тяжёлой промышленности эта страна оставила  далеко позади Италию и Испанию. Она производила огромное количество великолепного оружия и имела мощнейшую армию, превосходящую вооружённые силы фашистской Германии. Почему в это трудно поверить? Потому что чехи сдались немцам без всякого сопротивления и до конца войны были одним из важнейших арсеналов Третьего Рейха.
Столь же легко получить искажённое восприятие Швеции. А ведь в 1700 году это было первоклассное европейское государство, мировой лидер в металлургии. Швеция  подчинила себе Прибалтику, Финляндию и большую часть Норвегии. Численность населения этой державы и России  были вполне сопоставимы. Русским для победы в войне со шведами приходилось идти на сверхнапряжение сил. И тактика выжженной земли, загнавшая   армию вторжения в ловушку под Полтавой. И жесточайшая расправа над предателями, пошедшими за Мазепой.  С полным уничтожением гетманского оплота города Батурина,  привет Карфагену. И подавление восстания Булавина, сопровождаемое резнёй донских казаков, приведшей к колоссальной смене генофонда казачества. Вопрос о цене победы для русских никогда не был доминирующим. «Любой ценой», «за ценой не постоим» - это не просто агитки, созданные власть имущими для народа, в них сама суть национального духа. Той  «загадочной русской души», которая сформировалась не в непознаваемых метафизических далях, а в конкретных исторических условиях на просторах определённого вмещающего ландшафта под неумолимым воздействием закона географического детерминизма. Закона, сделавшего из монголов безжалостных непобедимых воинов. Из голландцев великолепных мореходов и коммерсантов. Из американцев деловых практичных людей, напрочь лишённых   сентиментальности и потребности заниматься самобичеванием и копанием в собственной душе. История строго экзаменовала русских. В 1941 году в каждом из двух окружений, в сентябре под Киевом и в октябре под Вязьмой, Россия потеряла больше солдат, чем США во всех сражениях и с Японией, и с Германией. В последнем большом «котле»  в мае 1942 года под Харьковом наши потери сопоставимы с потерями Великобритании с сорокового по сорок пятый год.  Вскользь заметим, в Вермахте к концу войны стояло под ружьём  даже больше солдат, чем в её начале. То есть, было, кому ещё умирать, защищая «идеалы национал-социализма» от «азиатских орд большевиков» партизаня где-нибудь в горах Баварии, но сдались. Невообразимые утраты не сломили Россию: ни народ, ни руководство. Потому что готовность к таким поворотам судьбы у русских в генах. Лучше всего об этом скажет популярная песня.
Вот немцы уже под Ростовом.
 Никак нам врага не унять.
 А русский мужик из окопа с двустволкой:
«Попались, ах так  вот вас всех!».
Мы хотим красной линией провести мысль: осознание постоянного отставания от Европы являлось неотъемлемой доминантой русских. Как и желание не только догнать, но и перегнать, взять реванш. Приведём два примера. Хомо сапиенс как вид формировался в Африке. По мере того как люди от поедания фруктов постепенно переходили к козявкам, мелким грызунам, а затем  крупным травоядным, местная фауна адаптировалась к нарастанию агрессии. И не один вид копытных на континенте не был утрачен. В Европу люди пришли уже с изрядным багажом знаний и опыта. И уничтожили всю мегафауну лишь за несколько тысяч лет. В Америку они ворвались, имея на руках не только отличные метательные копья, но и луки со стрелами. Мамонты, шерстистые носороги, мастодонты, лошади и верблюды были совершенно не готовы к натиску   новых хищников, как в дальнейшем индейцы к встрече с европейцами. Всех этих крупных животных  перебили уже не за тысячи, а за сотни лет. Лидеры индейских народов прекрасно понимали, в какие исторические жернова они попали после появления белых людей. Чероки, например, пытались создать собственную промышленность, наладить производство современного оружия, организовали печатное дело на основе   алфавита родного языка.  Сиу смоделировали синкретическую религию, призвав на помощь старым богам и Бога Белых. Алгонкины организовали Конфедерацию Индейских Народов, для ведения войны с США. Но почему Петру Великому удалось провести модернизацию, а Текумсе и Оцеола сделать этого не смогли? Потому что исторический разрыв между Россией и Западом измерялся столетиями, а индейцы упустили тысячи лет. Япония, а затем и Таиланд, смогли преодолеть эту пропасть, выступив против колонизаторов не с копьями и луками, а с нарезными пушками и пулемётами. Со следующим вторжением с Запада русским, если так можно сказать, просто повезло. Только что начавшуюся промышленную революцию наша страна упустила. Наступил новый застой. Если в конце 18 века  Россия занимала первое место в мире по производству железа, то в 1850 году, в канун  Крымской войны, она уже отставала от Англии в 10 раз. Мы   упоминали, что в 1346 году в Европе впервые прогремело огнестрельное оружие.  Но до  1836 года, полтысячи лет, на оружейном рынке изменения были мизерными. До появления первых образцов револьверов. В последующую сотню лет гонка вооружений развернулась с невообразимой скоростью. Её венцом стала атомная бомба. Нашествие Наполеона пришлось на самый конец застоя в оружейном деле. Подавляющее численное превосходство мало чем помогло агрессору. Используя свои обычные приёмы – тактика выжженной земли, затягивание противника вглубь бескрайних просторов, изматывающие диверсии на растянутых коммуникациях - русские, зигзагом через Москву, дошли до Парижа. Очередное нашествие Объединённой Европы пришлось на момент, когда технологическое отставание России  оказалось наибольшим за всю историю. Линкорам с паровыми двигателями мы могли противопоставить  неповоротливые устаревшие парусники, которые были хороши лишь как мишени. Нарезное оружие противника стреляло в разы дальше и намного точнее гладкоствольного  оружия русских солдат. Казалось бы: катастрофа неизбежна. Буквально в эти же годы Великобритания подавила народное восстание в Индии, где потери колонизаторов оказались просто ничтожны. Она также выиграла две опиумных войны в  Китае, имея численное соотношение с противником 1:200. А война англичан с Занзибаром, нет, это не анекдот, продлилась 45 минут!  До появления  Приказа Народного комиссара обороны СССР № 227, вошедшего в историю как приказ «Ни шагу назад!», оставалось, без малого, сто лет. Но русские вгрызлись в крымскую землю намертво и методично перемалывали лучшие войсковые части ведущих держав Запада. Полная аналогия со Сталинградом! Потери европейцев были огромны, особенно, на фоне их успехов в Индии и Китае. Чего только стоит кавалерийская атака   в «Долине смерти» под Балаклавой. Она вошла в национальную память англичан, пожалуй, так же, как у нас поражения на Калке, 1223 год, и Сити, 1238 год. Войну, которую Россия была просто обязана проиграть, удалось свести вничью. Власть вынужденно   отменила крепостное право ради развития экономики: «пчёлы выступили против мёда». Чётко отметим: и реформы Петра Первого Великого, и реформы Александра Второго Освободителя не являлись следствием социальных процессов, происходивших в общественной жизни России. Это были вынужденные меры, важнейшей целью которых являлось поддержание военного паритета. По такой же схеме проходила и большевицкая модернизация. Сталин говорил: «Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет.
Мы должны пробежать это расстояние в десять лет.
Либо мы сделаем это, либо нас сомнут». Важнейшей, а часто и единственной заботой власти, как царей, так и генсеков, становилось развитие оборонного комплекса. Когда советские солдаты с лучшим в мире стрелковым оружием в руках, на лучших в мире танках въехали в поверженную Германию, они, не хуже чем туземцы на бусы и зеркальца, смотрели на немецкие радиолы, фотоаппараты, наручные часы. Они не понимали, что именно закрытие производства почти всех товаров народного потребления, позволило Советскому Союзу практически всю экономику задействовать непосредственно на войну. Но это хорошо осознавали люди, сумевшие довести  солдат от Волги и Кавказских гор до центра Европы.  Третий Рейх   провести тотальную мобилизацию не смог даже в преддверии катастрофы. Производя стали, угля и электроэнергии значительно больше СССР,  Германия резко отставала  непосредственно в выпуске оружия. Продолжая штамповать наручные часы – трофеи. Их хватило   практически для каждого красноармейца. В подвалах немецких крестьян весной сорок пятого находились немалые запасы провианта, вплоть до свиных окороков. В то же время армия Третьего Рейха реально испытывала голод. Неспособность сконцентрировать усилия на главном направлении, так же очевидна, как и несомненные достижения немцев  во многих других отраслях. Поэтому война закончилась не в Москве, а в Берлине. Заметим, возможности европейцев в целом по тотальной мобилизации ресурсов по сравнению с тем, чего добивались русские, оставляют желать лучшего.
 Напомним, что история, как набор фактов, мало кого интересует. Интерпретированные, то есть систематизированные события и есть история. Значит она, априори, нарративна. Мы, не задумываясь, относим научную,  да и ненаучную фантастику, фэнтези, к художественной литературе. Так же легко и историю записали в науку. Наряду с психологией и прочими социологиями. Нет, конечно, рядом с френологией, физиогномистикой и всякими - разными астрологиями - хиромантиями и подобными им лженауками ставить историю мы не собираемся. Место истории, пожалуй, не на водоразделе наука-лженаука, а в пограничной между наукой и искусством плоскости. Поясним. Мы не станем всерьёз оппонировать Фоменко, Носовскому и «примкнувшему к ним» Бушкову: «у них своя свадьба, а у нас своя». Клиническими случаями мы не занимаемся, ведь медицина, это совершенно отдельная отрасль знаний. Взглянем более приземлённо. Три, известных почти каждому, мыслителя провели анализ практически всей мировой истории. Маркс всё бесконечное разнообразие движущих развитие человечества факторов подменил одним: сытый голодному не товарищ. Концепция получилась настолько убедительной, что зажгла сердца миллионов. Тойнби свёл весь исторический процесс  к  парадигме ответа на вызов. Эта теория не потрясла, к счастью, основы мироздания, но стала «руководством к действию» всех англо-саксонских политиков. Гумилёв пропустил мировую историю через призму биологии, детерминировав её настолько, что ранним протестантам с их теорией Предопределения нашлось бы чему поучиться. Многие поклонники теории Гумилёва готовы были утреннюю молитву начинать  со слова «пассионарность».  И предсказанную им для России фазу «Золотой Осени» воспринимали не иначе, как обновлённый вариант Царствия Божьего на земле или Коммунизма.  Как видим, факты истории одни и те же, а выводы совершенно разные. Это вам не химия, где этиловый спирт можно сделать и из отборного зерна, и из газа этилена, а хочешь, так прямо из дерьма. На выходе одно и то же химическое вещество – этанол. С историей всё    не так просто. Так вот, мы, не замахиваясь на масштаб, хотим скромно вычленить очевидные, с нашей точки зрения, тренды и слегка экстраполировать их вперёд. Не более того.
Мы уже констатировали, что Древний Рим просуществовал 1229 лет,                753 год до н. э. – 476 год н.э.  Византия -1253 года,   200 г.  – 1453 год. Другие, приведённые в пример, цивилизации также укладывались в означенные временные границы. Базируясь на нашей собственной хронологии, в рассматриваемой концепции другие алгоритмы неуместны, мы определяем, что современная Европа существует, без малого, уже 1200 лет. Уход Рима с исторической сцены происходил почти безболезненно. Сами римляне в последние годы существования империи просто перестали размножаться и воспроизводить себя. Власти, для поддержания экономики, завозили в Южную Италию христиан-семитов, посмотрите на расовый облик нынешних сицилийцев и неаполитанцев. А Север страны самовольно заполонили германцы. Одни этносы плавно были заменены другими. А христианство и испорченная латынь всех уравняли и примирили. Ситуация в Византии оказалась куда более трагичной. Ввиду того, что она невероятно перекликается с положением дел в современной Европе, просто необходимо рассмотреть её подробнее.

 Конец сборника миниатюр.


Рецензии