Вороны. Или очередной гимн Художнику

Два Ворона сидели на подоконнике эркера старого облупленного дома.  Дом этот готовился под снос, по-этому в распахнутом окне  находиться было так-же безопасно, как и во всём обветшалом строении -  никакой угрозы,  дом пуст. Птицам такая свобода нравилась.

  Было ещё хорошо и от того,  что поодаль располагалась богатая по количеству контейнеров помойка.  Жизнь удалась!  Всё есть! Дружеские отношения то-же есть -куда им деться-то, когда их объединяет общий Дух-ведь, как известно, у птиц нет Души - они единое целое. А внутри одного Духа какая может быть вражда?!  Они вместе, они сыты, им есть где спрятаться от непогоды. 

   Хорошо- то как!

Кот, перегрызая очередной мыши глотку, сидя в мокром подвале, тоже был вполне доволен--наверху, в тёплой квартире, его ждала любящая беззаветной любовью хозяйка- маленькая трогательная старушка.  Своего Артемия она регулярно выпускала на улицу понимая, что котику порезвиться нужно, но то и дело выглядывала в окошко- как там ему гуляется .  Хороший котик!  И она была довольна.

   Сосед старушки крупногабаритный мужик Лёнчик неделю назад купил новый кроссовер Хёндай.  Каждый вечер возвращаясь домой с работы, а работал он на складе пиломатериалов, ставил автомобиль под окна, из которых любовался своим приобретением. И тоже был доволен и даже счастлив. И у него жизнь удалась!

   И этот островок счастья встал каким-то Силам поперёк горла,   если у них есть это горло.

  Случилось так, что стая ворон, сидя на берёзе, под которой стоял Хёндай,  так увлеклась обсуждением своих текущих дел,  что обгадила этот новенький автомобиль, до неузнаваемости.  Лёнчик был потрясён увиденным, когда перед завтраком, откинув занавеску, желая перед трапезой получить порцию светлых чувств,  увидел своё сокровище в обезображенном состоянии.  Издав непонятный звук, он рванул в ванную за тряпкой и ведром.  Благость была нарушена.

   В это же самое время,  Артемий поскрёб входную дверь , и, тот час, бабулька его выпустила на прогулку- гулять хочет сердешный.  Выйдя неспешным  шагом из подъезда,  расслабленный котик  оказался под ногами разъярённого Лёнчика.  Передняя лапа была отдавлена, взвизгнув от боли, Артемий, не привыкший к плохому обращению, шарахнулся в сторону. День и у него не задался, и тут Благость была нарушена.  Наблюдающая с балкона, хозяйка, рванула на помощь своему любимцу со страшными проклятьями и причитаниями.

   Два Ворона, сидящих на подоконнике старого пустого дома,  наблюдали эту историю.  Им было непонятно, почему сегодня во дворе так много недовольных.  Столько карканья, стонов, мата, мяуканья...   Но стало интересно жить.  Их Благость усилилась в разы !

   Благость же,  по-пребывав с ними часок, подумала  -- А что это я вся к этой паре пришла?  Уж не больно ли им меня много?  И...

   Пригласила во двор Художника.  Он, с мольбертом,  устроился поодаль от старого дома, на подоконнике которого в счастливом расположении духа находилась Вороны--наблюдатели,  и начал рисовать.  Вот  карниз, вот пилястра, вот наличник, вот пара ворон...  И как только он их нарисовал,  Благость целиком перешла в живописное полотно, в изображённых им птиц ...

   И как-то пусто стало нашим героям с подоконника.  Что-то от них ушло.

   По-этому мы часто ходим в картинные галереи, что-бы пусто нам не было.  Ведь веками там сосредотачивается Благость, ушедшая от современников художников того времени.  Там она кристаллизуется и манит своей определённостью, своим блеском и законченностью, тем, чего мы лишены при жизни.  Проникая в тело полотна, в слои краски, она навсегда остаётся там,  и открывает свои тайны лишь тем, кто их достоен...  Благость , она такая живая и недоступная...

   Вороны это почувствовали и, сидя всё на том-же месте, уже другими глазами смотрели на зализывающего раны кота,  на причитающую старушку,  на судачащих об уехавшем Лёнчике соседей.  Благость от них ушла...в полотно.  Она была теперь в ожидании, что на этом полотне появится...

   Художника звали Леонид.  Он действительно был очень хорошим художником.  Написав фрагмент фасада с воронами, сидящими в распахнутом окне,  его посетило Вдохновение...  А это ещё ТА штука!  Поди разберись, куда понесёт.  В общем, понесло.  Враз эркер старого дома был превращён в инопланетный корабль.  На воронов были надеты скафандры с кристаллами на груди.  Всё, что было дорисовано к эркеру , не поддавалось никакому ни техническому, ни художественному объяснению--  всё в проводах, антеннах, щупальцах из разноцветных металлов.

   Благость онемела.  Собою она уже не могла ни делиться, ни располагать.  Художник, дописав этот инопланетный корабль,  дав подсветку,  заполнил всё окружающее пространство чернотой, как в настоящем космосе.  Только вдали он изобразил маленькое зелёное Солнце.  И всё.  Работа была закончена,  и вынесена со двора вместе с Благостью.

  Вороны,  опустошённые, остались сидеть на подоконнике.  Они вспоминали, как красиво их изобразил художник.  И чувство  гордости переполняло их.  Искусство,  в очередной раз показало,  что оно и есть Волшебство,  а художник--  Волшебник,  правда, сам он этого не понимает,  потому как жизнь к художникам жестока.  Дурацкие у неё законы...

   Но об этом думал не художник, а Вороны.  И звали их Юрррий и Кккконстантин.


Рецензии
Ольга! Какие-то у Вас примитивные вороны: «…поодаль располагалась богатая по количеству контейнеров помойка. Жизнь удалась!»
Хорошо, что художники – люди, не лишенные Благости.
Понравилось. Творческих прозрений.

Эдуард Скворцов   31.08.2016 21:43     Заявить о нарушении
Благодарю Вас, Эдуард, за отзыв! Если Вы заметили, то у птиц были имена... Люди с этими именами после этой сказки прекратили на меня охоту. А, вообще, в Сказке ИЗМЕНЁНКА очень продвинутый кот.

Ольга Кузнецова 26   01.09.2016 12:38   Заявить о нарушении