Танки и голубые унитазы

     Вызывает 1-ый зам.министра Л.А. Воронин:
     - Звонил И.Ф. Дмитриев. Как по твоим каналам дела в Питере?
     - Полный завал, остаётся меньше недели, башни отдельно, корпуса отдельно.
     - А мне только что звонил Муранов и клялся, что план будет.
     - Врёт, у меня достоверные данные.
     - Езжай в Питер, лично убедись. И послезавтра доложи.

     Не предупреждая никого о своём приезде, выезжаю на «Кировский завод».
     Танкосборочный цех слева за проходной, иду туда.
     В цехе тишина, отдельные фигуры не спеша передвигаются, встречаю знакомых.
     Всё же 11 лет проработали вместе, обнимаемся.
     Спрашиваю, как дела. Говорят пойдем - увидишь. Действительно, все в развале. Башни полусобраны, корпуса без двигателей и без бортовых коробок.
     Звоню директору завода Б.А. Муранову, кстати, выпускнику Военмеха:
     - Борис Александрович, приветствует Мироненко, надо встретится.
     - Юрий Михайлович, ты здесь?
     - Здесь.
     - Понимаешь, я сейчас очень занят. Давай в 15.00.
     - Хорошо. Если раньше освободишься позвони Попову, я буду у него в КБ.
     - Договорились.

     Иду в КБ-3 к Попову. Там меня встречают, как родного – во-первых бывший сослуживец, во-вторых министерский куратор.
     Попова нет, поселяюсь у Владимира Ивановича Миронова, его первого зама, человек он замечательный, прекрасный специалист, хлебосольный товарищ.
     Через пару минут появляется ещё один мой друг Евгений Евгеньевич Зданчук – начальник 1-го отдела. Лучшей компании не сыскать.
     15.00.
     Звоню Муранову. Трубку берёт кто-то и сообщает, что директор проводит серьёзное совещание и просит мне передать, чтобы я позвонил в конце рабочего дня.

     Наверное, директор спохватился и занялся производством танков. Не буду ему мешать, позвоню в конце дня.
     Конец  декабря, конец года. Как он вывернется с планом, ведь полный провал?

     Звоню – опять занят.  Звоню в 20.00 – занят. Чёрт возьми!

     Иду к нему в заводоуправление. Вхожу в кабинет. У большого стола человек шесть склонились над какими-то чертежами и большими фотографиями.
     Моё присутствие никто из них не ощутил, идёт горячее обсуждение какой-то… сантехники.

     Стою в сторонке слушаю.
     Оказывается обсуждают насыщение пансионата «Белые ночи» современной сантехникой, особо остро встал вопрос – какого цвета устанавливать унитазы в люксах.
     Одни предлагают розового цвета, другие голубого.

     В кабинет входит парторг завода Станислав Павлович Чернов, дискуссия прерывается и все оборачиваются. Замечают меня. 
     Муранов:
     - Юрий Михайлович, извини, дел по горло, давай завтра встретимся утречком.
     - Утром я уже буду в Москве с докладом Воронину по вашим танкам.
     - С танками всё в порядке, сделаем. У нас трёхсменная работа.
     - Борис Александрович, у меня есть предложение. Прервитесь буквально на 10-15 минут, сборочный цех рядом, на машине 2 минуты. Зайдём, посмотрим. А потом я в Москву, а вы продолжите совещание.

     Муранов ни в какую. С.П. Чернов, поддерживая меня,  просит его отвлечься на 10 минут. Тот нехотя соглашается.
     Подъезжаем к цеху, входим – пустота.
     Цех огромный, вдалеке рабочий что-то точит. 
     Проходим мимо пустых корпусов и башен. Я знакомлю директора с техпроцессом сборки.
     Доказываю, что ранее 10 января будущего года план не выполнить. Судя по выражению лица понимаю, что до него наконец-то «дошло».

     - Юрий Михайлович, мне же докладывали, что всё нормально.
     - Борис Александрович, в этой жизни можно верить или проверенным друзьям или своим глазам. Рад, что ты наконец понял, а я двигаюсь в сторону вокзала.
     Ну, будь здоров…

     В Москве, захожу к Воронину. У него сидят наши кадровики.
     - Приехал? Рассказывай, как дела?
     - Мне кажется, что с унитазами они разобрались.
     - С какими унитазами!?
     - С розовыми и голубыми. В люксы будут ставить голубые.
     - Ты чего несёшь?
     Пришлось кратко пересказать ему то, что я вам здесь рассказывал.

     Годовой план «Кировского завода» пришлось выполнять мне и Льву Алексеевичу Воронину.

     Оставшиеся несколько дней до Нового года я носился по Москве с решением об «уточнении сроков» сдачи танков (слово «корректировка» звучит некрасиво), в связи с «возникшими очень важными» обстоятельствами.
     Обосновывал, уговаривал, клялся и выцарапывал «визы» в Минобороны, Госплане, ВПК и др., где не получалось, привлекал главный калибр – Льва Алексеевича Воронина.   

     В конце концов – годовой план Ленинградского «Кировского завода»  был нами выполнен!

     P.S.  В 1982 году я впервые в жизни решил культурно отдохнуть и поехал в санаторий «Белые ночи», что в Уч-Дере под  Дагомысом. 
Мне был предоставлен люкс, а в нём…, вы не поверите – голубой унитаз! 
В течение 20 дней я многократно вспоминал Бориса Александровича Муранова самыми тёплыми словами.

     И чтобы ни говорили военные... - унитаз, да если он ещё голубой, намного ближе и роднее нам, гражданским лицам, чем грязно-зелёный железный танк.


Рецензии
Все хорошо, что хорошо кончается!

Людмила Москвич   04.09.2017 20:17     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.