Как три пирата победили Непобедимую Армаду

Этот рассказ - об одном давнем событии, которое похоронило морское владычество Испании и стало триумфальным для нарождавшейся Британской Империи, новой владычицы морей. Событие настолько изменило ход истории всех европейских держав, что писатели и художники на протяжении веков продолжают черпать в нем вдохновение для своих работ. Каждый из них желает удивить своими находками, грешит неточностями, а то и вовсе искажает тот или иной факт, часто в угоду собственному тщеславию. Предлагаемый рассказ включает факты из работ исследователей, личное копание в архивах и немного славных эмоций в изложении. Потому что без эмоций мне не удалось бы об этом событии рассказать, настолько захватывающей история оказалась. Наливайте же в чашку кофе и устраивайтесь поудобнее. Скучать я вам - не дам... 
 
Глава 1. «Морские Собаки Елизаветы».

На протяжении столетий Англия и Испания были союзниками и друзьями. Обе монархии с настороженностью относились к лежавшей между ними заносчивой Франции. «Если мой враг – твой враг, значит ты – мой друг». Именно это лежало в основе их дружбы. Воевали с французами, выдавали знойных испанских принцесс за холодных принцев туманного Альбиона и так жили.

Но в конце пятнадцатого столетия случилось нечто, что лишило покоя Европу. Никому неизвестный генуэзец Христофор Колумб открыл новые земли. А рожденный испанцем  Римский Папа Александр VI сразу отдал те земли в вечное владение Испании и Португалии. Сей подарок был обьявлен Европе и все королевские дома вспыхнули негодованием. «Солнце светит для меня так же, как и для других» - изрек король Франции Франциск Первый и отправил своих моряков на разбой, выдав капитанам лицензии на захват испанских кораблей и на разграбление поселений в Новом Свете.

Испанцы считали пришедших в дарованные им земли грабителями. Потому французов они атаковали и безжалостно убивали. Но пришельцев становилось все больше, за французами пришли англичане, голландцы, датчане. Они проявляли агрессию, отвечая убийством на убийство. Очень скоро все европейские страны стали врагами Испании, Старый и Новый Свет утонули во мраке колониальных войн. Осознавал ли Папа Римский последствия своего поступка, был ли он несведущ в политике или может выразил промысел своего небесного начальства стравить все народы в кровопролитную войну за золото? Если считать Бога противником войн, то Папа делал свое дело, пока Бог спал.

Англичане какое-то время воздерживались от вступления в конфликт, не желая портить свои родственные отношения с испанцами. Все изменилось, когда в 1558 году на трон взошла королева Елизавета Первая. Дочь короля Генриха Восьмого, она была последней из династии Тюдор. Ее мать, представительница знатной фамилии, вторая жена короля, Анна Болейн, закончила жизнь на эшафоте, когда Елизавете было всего два года. Малышку католический Ватикан сразу обьявил незаконнорожденной, были даже попытки убить ее, однако покушения были предотвращены преданными секретными службами. После смерти отца трон был передан ее сводному брату Эдварду, которого похоронили в 1553 году, заменив католичкой Мэри. Эта немедля засадила молодую Элизабет в тюрьму, за связи с протестантами. Где дворцы – там интриги и взойдя на трон в свои 25 лет молодая Елизавета уже имела достаточный опыт. Жизнь, полная зависти, заговоров и убийств, научила королеву политическому маневрированию.

Первое что она сделала – основала Англиканскую Протестантскую церковь, тем самым обьявив холодную войну католицизму. Протестантство раскололо Англию на два лагеря, но королева видела в нем освобождение от диктата католического Ватикана, навязывавшего всему миру свои правила. В вероисповедании она была относительно толерантна, оставляя верующим право выбора, но безжалостно наказывая за предательство. Свою родственницу королеву Шотландии, втайне желавшую занять английский трон, Елизавета отправила на эшафот.
 
Ожидалось, что молодая амбициозная королева однажды выйдет замуж, продолжит династию и успокоится, нянча детей. Однако этого не случилось. Елизавета полностью посвятила свою жизнь служению Англии. На этом поприще она преуспела и сделала так много для могущества своей страны, что осталась навечно в памяти благодарных потомков. Королева была умным политиком, ее решения никогда не были опрометчивы. Одним из ее правил было все видеть, но молчать «video et taceo». Жизнь показала что она была дальновидна во многих своих решениях. Иногда ее называли «Королева Девственница». С ее смертью угасла династия Тюдор. Она не рожала детей для себя. Она родила Британскую Империю, для всей нации. Именно поэтому англичане чтят статус конституционной монархии и никогда не променяют его на республику. 

Все войны в истории человечества имеют религиозные корни конфликта. Королева Елизавета была протестанткой и видела в католической Испании угрозу своему королевству. Король Испании был вассалом Ватикана и делал то, что ему оттуда приказывали. В этом зреющем конфликте земли Нового Света подаренные Испании Ватиканом, оказались углями большого пожара. Главной мишенью внешней политики Елизаветы и стали заокеанские земли, куда она начала отправлять своих приватиров, каждого с особой миссией.


Граница между приватиром и пиратом весьма условна: когда монарх выдавал капитану корабля приватирскую лицензию на грабеж, то в стране неприятеля такого приватира называли пиратом и грабителем. В своем государстве моряк становился национальным героем, и чем больше он награбил – тем выше были оказываемые ему почести и награды. Все секретные миссии королевы сводились к захвату новых земель для короны. Поэтому английские приватиры быстро получили от неприятеля прозвище «Морские Собаки Елизаветы».
 
Сэр Джон Хоукинс.
   
В 1562 году три небольших корабля Джона Хоукинса отплыли в Африку, откуда с грузом 300 чернокожих рабов направились в Новый Свет. Там капитан успешно продал всю партию невольников плантаторам Эспаньолы, став первым работорговцем на Карибах. Спустя два года, уже в звании адмирала, Хоукинс снова отправился к берегам Африки. Королева Елизавета была основным инвестором в его экспедиции, даже предоставила адмиралу военный корабль.
   
Продавцами рабов в Африке были вожди местных племен, все они постоянно воевали между собой. Добычей в тех войнах были пленники. Потому рабство в Африке было делом обычным;  в обмен на оружие, деньги и побрякушки вожди продавали своих пленников и даже собственных детей от многочисленных жен.
С очередным грузом невольников корабли адмирала Хоукинса отправились к побережью Венесуэлы и Колумбии. На отказ жителей испанских поселений покупать черных рабов, адмирал грозился разбомбить их жилища из корабельных пушек. В такой агрессивной торговле прошло еще несколько лет, но в сентябре 1568 года флот Хоукинса был атакован испанцами в районе мексиканского порта Веракрус. Англичане потеряли 5 кораблей и 300 человек убитыми. Военный корабль, подарок королевы, пришлось бросить и адмирал спасался на борту небольшого корабля, которым командовал его младший кузен Френсис Дрейк. Они вернулись в Англию, потеряв почти всех своих моряков. После той экспедиции Френсис Дрейк обьявил личную войну испанцам и жаждал реванша.

Сэр Френсис Дрейк.   

Дрейк был в море с юных лет. Ему было 23 года, когда в 1563 году он совершил свое первое плавание в Новый Свет на борту корабля, которым командовал его старший кузен Джон Хоукинс. В той экспедиции Дрейк продемонстрировал качества лидера и получил под своё командование корабль. В скором будущем опытный мореплаватель и удачливый приватир, Френсис Дрейк совершит кругосветное плавание и вернется в Англию с награбленными сокровищами на сумму, превышавшую половину годового бюджета всей Англии. Королевой Елизаветой Дрейк будет посвящен в рыцари на борту собственного корабля и отныне Елизавета станет называть его не иначе как «мой пират», а для Англии он станет национальным героем. Отныне все его экспедиции будут финансироваться Королевой. Его знаменитый рейд 1580 года спровоцирует десятилетнюю войну с Испанией. Сэр Френсис Дрейк остался в истории как приватир и работорговец, исследователь и политик, военный стратег и адмирал, и конечно же, пират! Воистину, он был любимчиком Судьбы, которая наградила его так щедро.

Сэр Мартин Фробишер.

Он был больше известен как исследователь. Грамотный моряк, Фробишер искал стратегически важный проход в Тихий Океан в водах Северной Америки, но все три его экспедиции были безуспешны. Френсис Дрейк был настолько восхищен упорством моряка, что предложил ему должность своего помощника в очередной экспедиции 1585 года к берегам Нового Света. Предложение было принято. Позже, в годы войны с Испанией Мартин Фробишер станет одним из старших офицеров английского флота.

Время правления Елизаветы Первой работало против Ватикана. Протестанство из Англии вскоре перебралось на материк, в Голландию. Ватикан неиствовал и  папские дипломаты подталкивали испанского короля в войну, уверяя честолюбивого вассала в том, что Бог на его стороне и что исполнивший миссию крестоносца, он будет причислен к святым.

Глава 2.  «Я вверяю это Предприятие Богу...».

Филипп Второй, король Испании, южной Италии, Нидерландов и прочего – был набожным католиком. Во время правления его отца Карлоса Пятого испанская Империя достигла своего могущества и Филиппу ничего не нужно было завоевывать. Он почивал на лаврах и бездельничал. Но когда ему исполнилось 60 лет и наступил возраст реализации политических амбиций, тут король решил отметиться в истории завоевателей. Филипп Второй  задумал ни много ни мало, но завоевать всю Англию и свергнуть власть королевы Елизаветы. К тому его подталкивал Ватикан, жаждущий уничтожить очаг вольнодумия в Европе и пиратство в Новом Свете. Для этой цели был оснащен огромный флот, по разным данным от 130 до 160 кораблей. Свою эскадру испанцы напыщенно назвали «Непобедимой Армадой», наверное чтоб напугать англичан уже одним названием.

В состав армады входили плавучие крепости, 22 испанских и португальских галеона. Основными же кораблями эскадры были торговые суда, переоснащенные для военных действий. Им добавили пушек, трюмы переделали под кубрики для солдат, припасов и багажа. Тяжелые и неманевренные, уязвимые огню неприятеля, эти тихоходы должны были следовать в середине строя, в окружении боевых кораблей. На кораблях разместили тридцать тысяч войска.

У самого короля Филиппа для такого предприятия военного опыта не было.  Командовать армадой он выбрал опытного морского  ветерана, маркиза де Санта Круз. Но маркиз взял да и помер, а морских ветеранов больше не было, их всех извел папа Карлос Пятый, посылая одного за другим завоевывать Острова Пряностей в Тихом океане. В том предприятии они все и погибли. Потому король Филипп назначил адмиралом флота Алонзо Перес де Гусмана, герцога Медина-Сидония, аристократа и администратора. Герцог был опытным политиком-шаркуном, но не имел опыта морских баталий. Он был напуган таким назначением и честно признал свою некомпетентность в письменном послании королю:
«...я знаю, исходя из своего малого опыта, что в море сразу заболею морской болезнью и буду не в состоянии принимать решения...». Король не менял своих решений и придал в помощь де Гусману в качестве вице-адмирала храброго военачальника Дона Алонсо де Лейва.

Еще двадцать шесть тысяч испанской пехоты находились во Фландрии. Командовал этим войском герцог Пармы Александр Фарнезе. Он получил приказ прибыть с войском в Дюнкерк, чтобы участвовать во вторжении в Англию вместе с флотом. Король Филипп Второй расчитывал и на помощь католиков Англии. Лазутчики доносили что заговорщики ждут вторжения и готовы к действиям. Корабли Армады должны были следовать проливом Ла Манш, взять на борт армию герцога Фарнезе в Дюнкерке, затем огнем корабельных пушек уничтожить флот англичан и береговые форпосты в ближайшем к столице английском порту Маргейт, после чего испанскому войску надлежало высадиться с кораблей и форсированным маршем дойти до Лондона и захватить в плен королеву Елизавету.
 
В конце мая 1588 года Армада вышла из Лиссабона, однако корабли сразу попали в тяжелый шторм в Бискайском заливе и были вынуждены искать убежище в испанском порту Ла Корунья. Оттуда полный пессимизма герцог Медины - Сидонии писал своему королю: «...Я должен  искренне сознаться в том, что из всех офицеров вверенной мне Армады я увидел лишь нескольких, имеющих знания или опыт исполнять свои обязанности...». Король Филипп сделал пометку в письме и отослал его адмиралу: «...Я вверяю это предприятие Богу. Вам лишь нужно исполнять свою задачу!...».   

Почему замышляя кровавое дело, все правители берут в сообщники Всевышнего, убивают от его имени...? Наверное потому, что если у них не все получится как хотелось – то сделают они Бога виноватым, списывая на него все свои неудачи.
И сложив молитвенно руки на пузе, будут таращиться в небо, дескать «так было угодно Богу». Бог гневается на лицемеров и наказывает их жестоко.

Глава 3. А в это время в Англии...

Возможно, если бы замысел Ватикана и его исполнителя короля Филиппа Второго сработал, то Британской империи, может быть, никогда и не существовало.
Но в данном случае между «возможно» и «может быть»  - был промежуток.

У Англии была мудрая королева и опытные моряки. Они все тоже обращались за поддержкой к Богу, но в отличие от испанцев англичане более практичны, поэтому рассчитывали только на себя. О приготовлениях Филиппа королева Елизавета узнала задолго, за год до событий.
В помощь адмиралу лорду Чарльзу Говарду Эффингемскому королева придала своих опытных моряков, которые ее никогда не подводили. Джон Хоукинс был назначен вице-адмиралом, командующими эскадрами стали сэр Френсис Дрейк и Мартин Фробишер. На военном совете моряки разработали стратегию. Они понимали, что силы неравны. Англия не имела сухопутной армии, только военно-морской флот, состоявший из кораблей и их экипажей. Принятая стратегия исключала абордажные бои. Был сделан упор на мощь морской артиллерии.
К тому же главное преимущество англичан было в том, что воды Ла Манша были их родными.

Когда охотники хотят загнать зверя – они спускают на него свору собак.
«Морские собаки» Елизаветы разработали тактику собачьей своры. Для успеха этой тактики они предложили новый тип корабля. Низкосидящий с невысокими надстройками такой корабль обладал лучшей маневренностью, а особая форма парусов позволяла ему идти против ветра с такой же скоростью как и по ветру. Таких кораблей было в спешном порядке построено двадцать пять и все они были оснащены первоклассными пушками, отлитыми в Германии. Всего англичанам удалось мобилизовать около двухсот кораблей. Из них значительная часть были быстроходными, их пушки стреляли дальше чем испанские и их было легко перезаряжать. В этом была заслуга отца Елизаветы, короля Генриха Восьмого, который в период своего правления сделал особый упор на оснащении флота мощной артиллерией.

Артиллерия большинства морских портов состояла всего из нескольких пушек.
В ходе мобилизации мужского населения было призвано 55,000 солдат пехоты и 7,000 конников кавалерии. Вся эта армия была разделена на две группы, где одна должна была защищать морские порты и вторая - столицу и Виндзорский замок королевы.
Разведка донесла, что испанцы намеревались штурмовать берег в устье Темзы, где река вела прямо к столице. Оборонительный план англичан изначально включал сто двадцать корабельных мачт, установленных на якорях через фарватер реки и соединенных железной цепью. Но первый же прилив снес этот барьер. На военном совете королева заявила, что главные надежды она возлагает на флот. 
            
Адмирал и его капитаны разработали план. Они разделили флот на три эскадры. Эскадра Дрейка должна была спрятаться у входа в Ла Манш в районе Плимута, пропустить корабли испанцев, ударить армаде в хвост и обстреливая противника, гнать его дальше, в пролив. Дрейк выставил самые мощные пушки в носовой части своих кораблей, чтобы они могли вести огонь по ходу движения судна. Согласно тактике, его пушки должны были обстреливать корабли испанцев с дальней дистанции, не позволяя тем приближаться для абордажа. Вторая эскадра под командованием вице-адмирала Хоукинса должна была дразнить испанцев спереди и постреливая в них из кормовых орудий, увлекать за собой в пролив. Там, в самом узком месте в районе между Кале и Гравелином испанцев поджидали главные силы английского флота.

За Англию и нашу Королеву!

В последний день июля 1588 года корабли «Непобедимой Армады» появились у входа в Ла Манш. Там их уже ждали. Маяки и бакены, расставленные на мелях и банках вдоль всего пролива, были убраны, чтобы дезориентировать противника. В эту ловушку попались сразу три корабля:  «Нуэстра дель Росарио», «Сан Сальвадор» и «Сан Педро Майор». Эскадра Дрейка немедленно обстреляла севшие на мель корабли. Взрыв порохового погреба «Сан Сальвадора» был такой силы, что оторвал кормовую часть судна и почти вся команда погибла. Команда «Нуэстра дель Росарио» выкинула белый флаг и здесь в Дрейке проснулся пират. Плимутский Дракон, получивший свое прозвище от испанцев, он набросился на корабль и вычистил его от киля до клотика. Среди трофеев Дрейк обнаружил отделанные драгоценностями мечи, подарки Филиппа Второго английским католическим дворянам, которые должны были принять участие в свержении королевы Елизаветы.

Эскадра Дрейка гнала своими пушками корабли неприятеля дальше, в канал.
Самое неприятное для испанцев оказалось в том, что Дрейк отрезал корабли обеспечения, лишив боевые корабли Армады пополнения боезапасом и провизией. Исходя из сложившейся ситуации адмирал испанской Армады решил было брать на борт армию герцога Пармы не в Дюнкерке, но раньше, у побережья Фландрии, в порту Кале.
27 июля корабли Армады встали на якорь на внешнем рейде Кале и гонцы были посланы к герцогу. Гавань оказалась узкой для тяжелых неповоротливых галеонов, к тому же не было никакой возможности найти лоцманов, знавших местные воды. Англичане напали в полночь, направив на испанский флот восемь брандеров – начиненных порохом кораблей. Охваченные паникой, испанцы рубили якорные канаты, и бежали дальше, в канал. Бежали туда, где их ждали пушки англичан.
 
Методы ведения боевых действий на море оказались непригодными в проливе. Пушки кораблей испанцев были предназначены для одного бортового залпа, после чего следовал абордаж; быстро перезарядить пушку для второго выстрела было невозможно из-за неуклюжей конструкции лафета. Англичане дразнили их и продолжали наносить ущерб, не подпуская к себе близко. Их корабли были более маневренны, огонь пушек был губительным. После девяти дней непрерывных обстрелов флот Армады приблизился к гавани Дюнкерка. Здесь голландцы, союзники английской королевы заблокировали гавань, лишив корабли испанцев возможности взять на борт армию герцога Пармы. Преследуемый все большим количеством английских кораблей, испанский флот двигался в западню.

У Гравелина их встретили главные силы английского флота. Историки назовут это сражением. Художники нарисуют картины. Поэты и писатели напишут оды и романы. Но по сути это было не сражением, а разгромом. Англичане заранее выбрали огневые позиции, просчитали все дистанции. Теперь, открыв массированный огонь по неприятельской эскадре, они сразу утопили шесть ее кораблей. Неповоротливые испанские галеоны в узкости пролива не имели возможности выйти на огневую позицию. Намного более маневренные английские суда, обстреляв корабль противника с близкой дистанции, тут же исчезали, чтобы появиться у следующей мишени.

Испанцев гнали дальше, не оставляя им времени на обдумывание решений.
Адмирал Армады был подавлен. Возвращение назад было гибельным.
Вице-адмирал Дон Алонсо предложил идти окружным путем вокруг нейтральной Шотландии и Ирландии. Вырвавшись из западни пролива, корабли Армады взяли курс на север, надеясь пополнить запасы воды и провизии в шотландских портах. Англичане какое-то время преследовали их, затем отстали.

Глава 4. Ведьмы Дьяволов не лучше.
 
В начале сентября 1588 корабли Армады обогнули северную оконечность Шотландии. Флот испытывал нужду во всем: скудный рацион провоцировал болезни. Пловучий госпиталь «Сан Педро Майор» погиб еще у Плимута, не хватало воды и медикаментов. Шотландцы встречали пришельцев настороженно и делиться припасами не торопились.
Шторм загнал испанский галеон в бухту Тобермори, на острове Мулл. Галеон водоизмещением 1,400 тонн, имел вооружение 80 пушек и на его борту было 800 солдат. На жителей военный корабль произвел впечатление и местный начальник Мак Лейн предложил сделку: в обмен на провизию и дерево для ремонта корабля испанцы предоставят своих солдат, чтобы помочь ему расправиться с неугодными соседями. Сделка была заключена, однако спустя шесть недель получивший все необходимое галеон неожиданно взорвался и моментально затонул прямо в бухте. На протяжении столетий гибель галеона обрастала легендами. Одной из них была та, что галеон унес на дно сокровища Армады. Начиная с 18 века и до наших дней предпринимались неоднократные попытки достать сокровища, но кроме нескольких пушек и поломанной сабли с илистого дна бухты не подняли ничего.      

Корабли Армады продолжали свой путь и в середине сентября корабль «Санта Мария Энкоронада», которым командовал вице-адмирал Дон Алонзо де Лейва вошел в ирландскую бухту Блэксод Бей. Часть команды была отправлена на берег пополнить запасы воды. Там их захватила местная банда, у главаря которой было прозвище «Крючок Дьявола». Дон Алонзо с солдатами преследовал бандитов, им удалось освободить пленников. Но в незнакомых водах корабль сел на мель и вице-адмирал приказал его сжечь, забрав с борта все ценное.

Двигаясь по берегу, их отряд обнаружил еще один из кораблей Армады, то была «Принцесса Санта Ана» с экипажем в 350 солдат и моряков. Потерпевших крушение приняли на борт. Но Дона Алонзо продолжал преследовать злой рок.
Этот корабль шторм вскоре выбросил на рифы, к счастью большинству удалось спастись. Местные жители оказали им помощь и дали приют. Еще один корабль Армады вошел в гавань. Это была галея «Жирона». От галеона она отличалась низким профилем, малыми надстройками и имела по 18 весел вдоль каждого борта, для обеспечения лучшей маневренности. Теперь на ее борту оказалось более  тысячи человек и груз трех кораблей. Среди сокровищ были уникальные драгоценности эпохи Возрождения. «Жирона» была опасно перегружена.
Дон Алонзо принял решение вернуться в Шотландию чтобы там переждать сезон туманов и штормов и повернул корабль на север. Но Дьявол уже вцепился в вице-адмирала и затащил этот его корабль на рифы. «Жирона» пропала бесследно со всем своим бесценным грузом и Доном Алонзо, из тысячи человек спаслись лишь пятеро. Последним галеоном, погибшим на рифах юго-западной оконечности Ирландии», был «Санта Мария де ла Роса». Среди погибших был внебрачный сын короля Испании Филиппа.   

Около 10 кораблей испанцы потеряли в Ла Манше, шесть из них были уничтожены в результате морского боя у Гравелина. Англичане выгнали Армаду из пролива, вынудили испанцев идти неизвестным и опасным путем вокруг северных островов, где в штормах те оставили на рифах около 60 кораблей, половину своего флота. Не вернулись из бесславного похода более 13,000 моряков и солдат. Большинство из них убил не огонь английских пушек, но некомпетентность своего командования, недостаток пищи и воды, болезни.
За победу над испанским флотом, вице-адмирал Джон Хоукинс и Мартин Фробишер королевой Елизаветой были посвящены в рыцари. Сэр Френсис Дрейк уже им был. Три рыцаря, «Морские Собаки Елизаветы» стали национальными героями. Отныне на всех океанах и морях правила Британия.


Рецензии