Рикошет

Во вторник, 30-го января 1945 года, около 12:30 по немецкому времени, корабль «Вильгельм Густлофф» покидал Данциг. На борту находились более 10,000 беженцев, из них 4,000 малых детей, остальные – женщины, старики, военно-морской персонал и раненые солдаты. Это был плавучий госпиталь, на бортах были нарисованы красные кресты. Температура воздуха: -18 по Цельсию.
Балтика замерзла и ледокол пробивал фарватер для корабля в открытое море.
По выходу из гавани море стало жестче, сильный ветер забрасывал «Вильгельм Густлофф» снегом и градом. К вечеру лед покрыл палубы, зенитки замерзли, стали неподвижными. Все усилия экипажа сколоть лед были тщетными, капли дождя на металле моментально превращались в ледяную корку.
Корабль был переполнен, пассажиры пытались обустроиться и найти защиту от холода. Всем было приказано надеть спасательные жилеты и ни при каких обстоятельствах не снимать их.

На мостике капитан и старшие офицеры обсуждали маршрут, оптимальную скорость и маневренность, вычерчивали на карте противолодочные зигзаги, пытаясь обезопасить корабль от возможных атак подводных лодок противника. Беспокойство офицеров «Вильгельм Густлофф» было в том, что корабль сопровождали лишь два старых миноносца. Офицеры предложили капитану выключить ходовые огни, стать невидимым для противника в ночи. Но капитан Петерсен оставил огни включенными. Это его решение стало фатальным в надвигающейся катастрофе.

Советский командир

В начале января 1945 года капитан подводной лодки С-13 ВМФ СССР Александр Маринеско, согласно приказу командования, должен был покинуть порт Турку, Финляндия, для патрулирования Балтийского моря в составе группы из трех советских подводных лодок. Маринеско был опытным, «крутым» капитаном, экипаж ему был предан. В море он не пил. Но на суше пил, «по черному».
К указанному времени выхода подлодок в море Маринеско был в трехдневном загуле по случаю празднования Нового Года и никто не знал где он есть. Моряки нашли его в борделе, выпарили в сауне и вернули на лодку, спустя сутки после того, как другие подводные лодки ушли на патрулирование.

НКВД обвинил Маринеско в предательстве, ему грозил суд военного трибунала. Сталин заступился за подводника и после допросов и ожидания в подвешенном состоянии, 11 января 1945 года Маринеско был временно прощен и отбыл в Балтийское море на борту своей подлодки.
В конце января, после безуспешного группового патрулирования с другими советскими подлодками у побережья близ Мемель (Таллин), С-13 ушла на запад и  проскользнула в залив порта Данциг, не информируя об этом свое командование. Осознавая что наказания военного суда за проступки на суше ему все равно не избежать, Маринеско покинул группу. Он искал возможность отличиться и заслужить прощение. Он искал цель.

Вечером 30 января первый офицер дал сигнал своему капитану.
Сквозь снежную пургу Маринеско увидел силуэт корабля и распознал в нем лайнер «Вильгельм Густлофф». Лодка погрузилась на перископную глубину и проследовала за целью. Ее капитан разрабатывал план атаки. 
На борту немецкого лайнера никто не подозревал об опасности, скрывающейся в темноте. Так прошел еще один день. И наступила ночь.
«Вильгельм Густлофф» был на траверзе STOLPE. На мостике - атмосфера облегчения, офицеры уверены, что самые опасные воды позади. Все пьют коньяк.
В динамиках звучит музыка, Гитлер произносит речь в честь 12-й годовщины прихода нацистов к власти. Эхо разносит его голос далеко по поверхности моря. Маринеско тоже слушает, он ждет окончания речи. После того как фюрер закончил, капитан подлодки дает команду стрелять из всех аппаратов. Его торпеды имеют надписи: «За Родину!», «За Сталина!», «За Советский Народ!», «За Ленинград!».

В 9:16 вечера, первая торпеда поражает цель, делает дыру в носовой части корпуса «Вильгельм Густлофф». Вторая торпеда застряла в аппарате, угрожая взорвать подводную лодку при малейшем толчке. Если бы не умелые действия моряков, обезвредивших торпеду, советское командование никогда не узнало бы о том, куда подевалась подлодка штрафного капитана.
После первого повреждения, герметичные двери на «Вильгельм Густлофф» заблокировали проникновение воды в смежные отсеки. Все, кто там остался - погибли, утонули. Следующая торпеда взорвала госпиталь и жилые помещения в корме, где находились женщины с детьми.
Люди были разрезаны на куски расщепленной крошкой керамической плитки, которой был выложен бассейн. Спасательные жилеты не помогли никому. Спаслись только две девочки из 373 детей, находившихся в том отсеке.   
Последняя торпеда поставила точку в судьбе корабля «Вильгельм Густлофф». Прямое попадание в машинное отделение обесточило двигатели и электро-генераторы, свет погас, рация замерла, была потеряна возможность послать сигнал SOS.

Дальше была паника. «Женщины и дети прежде всего»! Это правило уже не работало, каждый рвался к месту в спасательной шлюпке. Упасть на пути к шлюпке - означало быть затоптанным другими. Некоторые, защищали жизнь своих семей с пистолетами, убивая своих же. Люди скользили на обледеневших палубах, падали в ледяную воду. Иные пытались голыми руками сколоть лед с шлюпбалок, чтобы спустить шлюпки на воду.
Многие в воде хватались за спасательные шлюпки или плоты, но их отгоняли сидевшие в них. Каждый хотел выжить. Дети младшего возраста тонули первыми, выскальзывая из спасательных жилетов, не предназначенных для малышей. «Вильгельм Густлофф» погружался в глубину, в последнем всплеске прощания все его огни вдруг загорелись и корабль загудел сиренами. Мистика агонии.

Семь часов после того, как корабль ушел на дно, небольшой патрульный катер
VP-1703 прибыл к месту трагедии. Его прожектор нашел спасательную шлюпку, в которой обнаружили младенца, плотно закутанного в шерстяное одеяло. Этот малыш остался жив, среди замороженных трупов. Общее число выживших составило приблизительно 1,230 человек. Более 9,000 погибли в ледяной ловушке зимней Балтики.

Рябь Балтийского моря

9 февраля 1945 года капитан подлодки С-13 Маринеско прежде чем вернуться на базу, нашел еще одну важную цель. Это был корабль «Стойбен» водоизмещением более 15,000 тонн, с тремя тысячами жизней на борту. Маринеско потопил его за семь минут. Он надеялся что неприятности с НКВД исчезнут после того, как он поразил самую большую цель в истории подлодок. Он плохо знал НКВД.

Капитан Маринеско не получил звания «Герой Советского Союза», как некоторые из его коллег, чьи результаты были гораздо скромнее. Он был уволен из Военно-морского флота в октябре 1945 года и приговорен к трем годам каторги в Сибири. Благодаря силе характера он выжил. Однако в Гулаге тяжело заболел неизлечимой болезнью. В начале 1960-х, бывший заключенный Гулага, бывший капитан-подводник Маринеско был восстановлен в звании, ему начислили пенсию. Через три недели после полной реабилитации он умер. Он много пил, наверное чтоб забыться, уйти от кошмаров, которые мучали его по ночам.

В 1990 году Михаил Горбачев посмертно присвоил капитану Маринеско звание  «Герой Советского Союза», подводники-коллеги чтят память о нем. Пропаганда, оправдывая Маринеско, рассказывает о тысячах гитлеровских солдат, бывших на борту потопленного корабля, не обьясняя, что могли делать тысячи солдат-дезертиров на борту покидающего Германию корабля, в то время, когда каждый солдат нужен был в окопах. Естественно, пропаганда умалчивает о том, что потопленный капитаном корабль был госпиталем и на нем были тысячи беженцев – женщин, детей, стариков, раненые солдаты. Может это и терзало совесть капитана, до смерти.

Мы никогда не узнаем точное число тех, кто погиб в трагедии «Вильгельм Густлофф», потому что в панике отступления всех учесть было невозможно. Историки согласны с фактом, что это был самый «смертельный» корабль, когда-либо. В последнее время цифра в 9,000 погибших  была подтверждена группой экспертов, проводивших многолетнее расследование. Эту драму постарались скрыть от мировой общественности, по политическим мотивам.

Конечно, если бы немцы были клоунами, то сделали бы из драмы "холокост" и постарались бы разжалобить мировую общественность. Но немцы - не клоуны. Мир позволяет другим шутам себя дурачить. Вот это и удивляет.


Рецензии