Экстремальный отпуск. Этап 2 Кисловодск и окрестно

 
              ( начало   http://www.proza.ru/2016/05/20/1015 )

     Итак, километрах в четырёх от Кисловодска открылся вид на расположенную внизу живописную речную долину, где и находилась скала, которую я «отродяся не видел».

     Внешне она имела очертания корабля.
     Раз уж приехали, то надо было рассмотреть её вблизи, т.к. с высокого обрывистого склона, где мы остановили машины, до неё было не менее километра.
     Оставив у машин Витину тётушку и двух племянников, мы впятером спустились в долину и подошли к скале.

     Пока добирались до скалы, Борис рассказал, что здесь проходили съёмки фильма «Герой нашего времени» по повести Лермонтова, а конкретнее – эпизода дуэли Печорина и Грушницкого.

     Взойти на «палубу» этого корабля особых трудов не составляло,  но как вскарабкаться на торчащую из неё «надстройку» был большой вопрос.
     На крыше этой «надстройки» была небольшая площадка, заканчивающаяся обрывом, с которого получивший пулю Грушницкий полетел вниз.
 
     Посмотрев на вертикальные стены «надстройки», я спросил -  каким Макаром на неё залезают туристы?
     Тут несколько метров вертикального известняка и отрицательный угол на самом верху.

     Витя показал пальцем на Бориса:
     - Залезают за деньги и только с его помощью. Он один на всю округу знает как и за что надо цепляться. Хоть я здесь родился и вырос, но лезть на эту крышу меня палкой не заставишь! Кстати, и тебе не советую.
     В разговор включился Борис:
     - Не слушай ты Витьку. Отчаянный он только на равнине, а высоты боится с детства. Залезть туда – раз плюнуть! Хочешь покажу? Пошли …

     Я посмотрел на Бориса – мешковатый парень в раздолбанных сандалиях, на год-два старше меня,  к тому же час назад треснул стакан водяры.
     Если уж он залезет, то я уж наверняка смогу.   Полезли!
     Витя схватил меня за руку:
     - Не вздумай! Борька всю жизнь на неё карабкается. Это его хлеб. Здесь столько народа поубивалось и искалечилось!

     Но его слова только меня подхлестнули. Я ещё раз посмотрел на раздолбанные сандалии скалолаза  и ...
     Он пошёл первым..
     Надо сказать, что инструктором Боря был идеальным.
     Буквально через каждые полметра подъёма он заставлял меня «фиксироваться» и объяснял за что надо хвататься и куда ставить ногу.

     Но несмотря на это где-то на высоте десяти метров ко мне стало возвращаться сознание.
     Через пару  метров сознание возвратилось полностью и я понял, какого идиота умудрились произвести на свет мои родители.

     А когда до крыши осталось совсем чуть-чуть, до меня дошли последние Витькины слова.

     Внизу замерли три фигурки…
     Даже если бы я рискнул возвращаться вниз, то решительно не имел никакого понятия куда поставить ногу. А на руках долго не провисишь.. Из заторможенного состояния меня вывел голос Бориса:
     - Точно повторяй мои движения.
     - Слушаюсь.
     - Фиксируй руку выше локтя в трещине, что слева чуть выше от тебя.
     - Зафиксировал..
     - Сейчас ты можешь безбоязненно висеть на этой руке даже поджав ноги. Теперь закидывай правую ногу по колено в правую трещину…

     Не помню сколько минут я оползал выступ, но без участия Бориса я так бы и остался в том 1973 году.

     Наконец - мы оба наверху.
     Крыша почти  плоская.  Окрестности изумительные - жаль нет фотоаппарата.
     Боря делает несколько шагов  в сторону задней части скалы. Я иду за ним.
     Небольшая торцевая площадка, где стоял Грушницкий, отделена от передней части скалы глубокой щелью.
     Чтобы попасть на площадку, надо прыгнуть вперёд на расстояние чуть больше метра.
     Боря преодолевает это расстояние и приглашает меня.               
     Я решительно отказываюсь. Честно признаюсь в трусости и отхожу в сторону.
     Подхожу к краю скалы, смотрю вниз.
     Три фигурки, как изваяния, стоят на том же месте.
     Накатывается какое-то очень неприятное чувство.

     Помахав им рукой возвращаюсь на середину.
     Сверху крыша Лермонтовской скалы почти полностью покрыта травой и небольшими кустиками.  Среди них выделяются крупные красные цветы.  Подхожу,  срываю, делаю букет.  Показываю Борису.
     Он говорит, что это  ядовитые горные лилии, и советует их бросить.
     Бросить так бросить. Перевязываю букет травою, подхожу к краю скалы и бросаю его в сторону трёх фигурок. 
     Тут же приходит озарение – вот и цветочки на свой гробик приготовил.
     Надо было не в ботинках, а в белых тапках сюда залезать – меньше бы ноги скользили.

     Как выяснилось позже, букет за что-то зацепился и до земли не долетел.

     Я тоже не долетел до земли, а благополучно сполз к подножью скалы с помощью Бориса.
     Прежде, чем спрыгнуть с последнего метрового валуна и броситься в объятия до предела напереживавшихся двух Витек и Наташи, я стал что-то изображать.
     Кончилось это тем, что поскользнувшись, приземлился копчиком на валун, и жуткая боль прошила меня снизу вверх, чуть не проломив лысину.

     Эффектного возвращения на землю не получилось.

     Поняв, что Всевышний сделал мне последнее серьёзное  предупреждение, я принял решение навсегда завязать с попытками карабкаться на подобные скалы.

     Вечером, после очередного стакана, Виктор мрачно заявил, что моё восхождение и приземление навело его на мысль, что  пора покидать Кисловодск со всеми его окрестностями...

                Фото к рассказу  http://www.proza.ru/2016/05/22/1683

          (  продолжение - Этап № 3  http://www.proza.ru/2016/05/25/907 )

            Примечание: к каждому "этапу приключений" в Разделе -
               " Иллюстрации и фото к опубликованному" будут помещены
                соответствующие фотографии.
               


Рецензии
Знакомые ощущения! Испытывал подобное на красноярских столбах. Там есть пролет который можно преодолеть только засунув ладонь в щель и сжав там в кулак. И вися на кулаке искать опору для ноги. Когда начинаешь восхождение не думаешь о спуске, а подбираясь к вершине волосы на голове шевелятся от мысли об обратной дороге. Дай Вам Бог здоровья!

Юрий Игнатюгин   23.05.2016 11:48     Заявить о нарушении