Дачное общество Космос

     — Итак, что вы можете сказать о книгах? — спросил участковый. — Я нашёл их там. Перед теплицей. Вы — редактор издательства, верстаете научные монографии на компьютере. У вас есть подобная технология?
     Я ещё раз мысленно перебрал две стопки книг, которые видел сегодня на рабочем столе участкового уполномоченного. Правая стопка — Гомер,  Толстой, Шолохов, толстые тома без иллюстраций. Взрослые книги. Левая стопка — детские: с истрёпанных страниц высокой степени зачитанности глядели на меня Буратино, кот Егор, индейцы, дети капитана Гранта. Книги как книги. Но вот технология... Одна страничка в «Детях капитана Гранта», полуоторванная ещё на исходе минувшего тысячелетия, так и болтается до сих пор, но оторвать её до конца невозможно. Я попробовал. Убедился. Это была не бумага. Это было что-то другое... 
     — Подобных технологий у нас в издательстве нет, — доложил я ещё раз.
     — Подобных технологий вообще нигде нет! — заверил всю группу профессор Юрий Петрович, привлечённый как специалист-физик. — Я тоже подумал: 3D-печать. Но пригляделся и понял, что 3D-печать... как выражаются мои аспиранты... от-ды-ха-ет!.. Молекулярное копирование? Но, как говорится, где мы и где научная фантастика?..
     — По-моему, он настоящий инопланетянин, — высказалась маленькая Вероничка, привлечённая как знаток современной фантастики. — На Гэндальфа не похож: молодой, бороды нет. На Гарри Поттера не похож: старый. А инопланетяне бывают разных возрастов. К тому же, космические пришельцы, которые без чтения книг просто умирают, упомянуты в одном романе братьев Стругацких. Делаю вывод по методу исключения.
     — То-то огород у него весь какой-то марсианский... капуста — красная, помидоры — чёрные, а огурцы, наоборот, белые... — взял слово Фёдорыч, наш эксперт-юрист. — Кстати, членские взносы он платил регулярно. С самого начала. Я проверял.
     — Ничего марсианского! — возразила Павловна, которую участковый привлёк к оперативно-розыскному мероприятию как дачницу с большим опытом. — Огурцы, да, новый сорт «Белый хруст», они всего года два как появились у нас. Помидоры — чёрные де-барао. Самые обычные. Капуста — сорт «Марс». Краснокочанная. Тоже обычная. У меня росла в том году...
     — Но почему дачное общество называется «Космос»? — вмешался я.
     — Вот тут уж точно нет ничего марсианского! — засмеялся участковый. — Одно из самых старых обществ. Создано в том году, когда Юрий Гагарин взлетел в космос. Вот и назвали... Марсианщина, граждане, заключается в другом! Хорошо они всё продумали! Зимой на дачах — почти полное безлюдье, только охрана ходит. Летом, к сожалению, тоже не слишком: многие участки брошены. Прилетай хоть на звездолётах! Кто внимание обратит?.. Корабль сейчас — там. Под сопкой. В их... как они у них называются... оборудованных помещениях. Малый корабль. Один из трёх. Предлагаю прямо сейчас сходить туда...
     — Ой, здорово! — воскликнула Вероничка. — Прямо сейчас будем брать? Я знаю самбо, нас в военно-морском лицее учат!
     — Почему сразу же брать... — мудро возразил участковый. — Для начала поговорим. Разберёмся. Выслушаем. Дальше видно будет. 
     Мы ещё раз осмотрелись. Обыкновенная окраина обыкновенного города. Над обыкновенной рекой — обыкновенная сопка с обыкновенным лесом. Говорят, здесь имеются пещеры. Но спелеологи, которые вместе с альпинистами тренируются здесь, ничего шибко глубокого до сих пор не нашли. Так, ямки да ямы... Крайний участок с забором из древних прогнивших штакетин примыкает к сопке одной стороной. Горбится домик-старичок. Топорщатся грушки-старушки. Клубничная грядка недавно открыта. Картофельная — только что вскопана. Капусты «Марс» пока нет. Вернее, есть только в виде рассады. Хозяин как раз переселяет её в теплицу. Видно сквозь старый полиэтилен: часть земли в теплице занята красноватыми ростками, согбенный дедуся в солдатском ватнике и белых латексных перчатках размещает рядком остальные «Марсы». Вот он увидел нас. Махнул одной рукой. Подождал. Махнул ещё раз и проскрипел:
     — Входите в дом, раз догадались! Открыто! Я сейчас!
     ...В дом мы, конечно, не вошли.
     Только заглянули. (Было, в самом деле, открыто настежь!)
     На ветхом деревянном столе мерцал экран со строками какого-то текста. Какого — я не понял. Буквы были чужие. На кнопках здоровенной (символов триста!) клавиатуры перед экраном я разглядел такие же. Знакомое йцукенгшщзхъ и qwertyuiop там тоже имелось... наряду с остальным прочим. Это чьи буквы? А может, и не буквы? Иероглифы вроде @, $ и & у нас на Земле ведь тоже обозначают сразу целое слово!.. Рядом с экраном лежал, как снятая шляпа, прозрачный шлем. На спинке деревянного, кожзаменителем обитого креслица перед столом висел, как снятый халат, серебристый комбинезон с датчиками. Это чьё обмундирование? Кто здесь окопался? Шпионы какой державы?
     Или... не шпионы... и, в самом деле, не державы?..
     — Ах, не успел статью  окончить! — заговорил хозяин дачи, подойдя к нам с тыла неслышными, вовсе не старческими шагами. — Пока летел сюда из Киева, явилась на ум идея, как убедить вас в пользе овощей, богатых антоцианом. Да, таким фиолетовым веществом. Девочка правильно вспомнила. Оно есть в краснокочанной капусте... в помидорах, хоть не во всех... в баклажанах есть... полезное вещество, полезное, мы без него — совершенно никак! Ну а в самом деле: как, если без него дольше ста лет в ваших нынешних социально-политических условиях не протянешь? Зря вы недооцениваете антоциан! Зря!.. Ладно, потом допишу и переведу. Входите. Я ведь сам собирался к вам идти, гражданин участковый уполномоченный! Соседка моя Марья Иванна умерла, жаль, жаль, хорошая была, милая, работящая, а её внучок с друзьями теперь наезжает сюда ночные оргии устраивать. Я бы не против. Скучно же одному! Дочь моя с зятем — в Бразилии: принимают зависящие от них меры к тому, чтобы тамошний импичмент, по тамошней политической инфантильности, не перетёк в тамошнюю перестройку. Внучка только завтра прилетит: учебная пятнадцатидневка. Книги все перечитаны. Я со скуки даже за внучкины взялся, вот до чего одиноко! Но внучок Марьи Иванны совсем захулиганился. Оставляя свой джип перед домиком на всю ночь, двигателя не выключает. Двигатель всю ночь... вы говорите... да, вот так вы говорите... напролёт: дыр-дыр-дыр, дыр-дыр-дыр! Как можно?! Экологическое хулиганство! Прямой вред природе! С обычным старым хулиганством я, пока работаю здесь, примирился... то есть, смирился... но экологическое новое меня настораживает! Хотя и об обычном хамстве я ничего хорошего не скажу. Слишком часто крупные политические злодеяния, в том числе государственные перевороты, начинаются с мелкого бытового хулиганства! Слишком часто! Уж поверьте мне, историку-наблюдателю с многовековым опытом! Прошу принять меры. Очень прошу. Не надейтесь вы уж слишком вот так на нас! Разбирайтесь в ваших земных делах сами! Мы вскоре улетаем.
     — Ой... — сказала Вероничка.
     — Может, пока останетесь? — сказал участковый. Помолчал. Добавил: — Заявление пишите, меры будут приняты!
     — Хорошая у вас капустка! — похвалила Павловна.
     Мы с Фёдорычем и Юрием Петровичем промолчали. Только переглянулись.


Рецензии