Дневники август 2009-январь 2010

1.08.09. Коммунисты, как и мусульмане, и протестанты, обладают глобальным видением мира: им не чужда идея переустройства (opus reparationis). В этом они имитируют христианство. Но реально ничего не делают для помощи в opus reparationis. Это дело осуществляется без них и вопреки им. Но все-таки их состояние души благороднее, чем состояние души язычников, которые думают только о земной жизни и о личных выгодах. По сравнению с таким язычником коммунист, протестант (масон) или мусульманин покажется благородным. Коммунист, протестант и мусульманин озабочен положением вещей в мире и хочет победы добра. То, что реально он добру не помогает, это трагедия (но высокая трагедия). Поэтому возможны высокие обращения из ислама, протестантизма, коммунизма (как и из иудаизма) – эти люди уже почти готовые христиане (по ментальности). А вот когда человек обращается из язычества – ему труднее, потому что его надо всему учить заново и прежде всего любви к дальнему, политическому мышлению, заботе о всех, о восстановлении всего мира. Исцелять надо язычника от эгоизма, национализма…
+++
Вспоминаю 19 октября 2005 года, Рим. Из Domus Romana Sacerdotalis пошли пешком на площадь Св. Петра. На углу площади в книжном маказине встретились с другими членами нашей группы, которые ночевали в «Серафикуме». К нам присоединился и о. Здзислав Кияс. Потом пошли все вместе на площадь Св. Петра. Была среда, день общей папской аудиенции, т.е. богослужения и проповеди Папы для паломников. Был дождик (небольшой) и было прохладно. Я жалел, что не надел плащ. Сначала сидели под зонтиками, потом дождь кончился. Я молился: сначала прочел Розарий, потом начал поминать живых и усопших. По окончании аудиенции нас впустили в сады Ватикана. Сначала стояли у стены, ждали Папу. По окончании общей аудиенции Папа въехал в Ватикан на автомобиле, вышел из него и подошел к нашей группе. С ним был его секретарь: высокий симпатичный священник (Георг Генсвайн, ныне архиепископ). Я не лез вперед, так как боялся встретиться с Кондрусевичем (я не знал, известно ли ему об интернет-доносе на меня и, если да, то что он по этому поводу думает). Еще свежа была память о разносе, который он учинил 9 декабря 1999 года по поводу «Крестоносца».
4.08.09. Был в Свято-Екатерининской пустыни. За обедом читали житие пророка Иезекииля и Симеона и Иоанна. Вспоминал осень 1998 года, когда читал июльские минеи. В воскресенье вечером – клуб выпускников МГУ, доклад о нейролингвистическом программировании. Любопытный пример: взгляд на ситуацию с точки зрения мухи. Вообще – остраненность. Вчера у Хаварда – день смерти Солженицына.
+++
Римские воспоминания (2005). Обедали в кафе на виа Кола ди Риенцо. Отправил письма сестры Анн-Вероники. Исповедовался у о. Иоанна-Марка в центре Опус Деи и там же посетил музей Хосемарии Эскривы. Там видел среди личных вещей старый миссал. Еще в ватиканских садах обратил внимание на копию Лурдского грота. Был в Неттуно, в святилище Марии Горетти.
5.08.09. Продолжаю о событиях 2005 года. Кажется, это было 25 декабря вечером, я еду в маршрутке на мессу к о. Вернеру и звонит Юля. Я делюсь с ней своими первыми впечатлениями от перевода «Клехов». Потом 2006 год. В марте-апреле я в лавке издательства «Посев» покупаю книги. 29 апреля улетаю в Египет. В Египте много пишу, читаю Евангелие от Иоанна и Апокалипсис, биографию св. Иоанна Креста, написанную Эдит Штайн. Также читаю «Love Story» Э. Сигала.
+++
Нашел в Интернете «Bethlehem» Фабера на английском. Это прекрасное духовное чтение: сейчас так уже не пишут.
+++
Еще из воспоминаний 2006 года. Встречаю о. Майкла. Он прилетает в Домодедово. Из аэропорта едем к сестрам Матери Терезы на 3-ю Парковую. Там он провел первую ночь, дальше жил в Доме Терезы на Нагорной улице. В такси, узнав о событии 5 декабря 2005 года, пожал мне руку. Утром служил мессу у сестер Матери Терезы. Потом от сестер звонили в Самару и в Орск. Сначала полетели в Самару. Там нас встречал о. Петрос Петросян. Ехали мимо Жигулей. Потом, уже в черте Самары, по Новосадовой улице. Я вспомнил дом, в котором жил о. Томас: мы гостили у него в квартире в июне-июле 1996. Теперь эту квартиру продали, священники живут в другом доме, неподалеку от католического храма, рядом с Самарской государственной филармонией. В тот вечер службы не было – это был понедельник, 21 августа 2006 года. Из Самары я звонил в Орск, договорился, чтобы нас встретили. Но мы не сразу полетели из Самары в Орск, а вернулись еще в Москву. Первый вечер в Самаре. Мы поселились в квартире священников, смотрели BBC и CNN. Кажется, 20 августа в Лондоне был какой-то инцидент в ходе игры в крикет между сборными Великобритании и Пакистана (Ball tampering controversy), и эта новость активно обсуждалась. Пили местное пиво. Беседовали. О. Петрос хорошо говорил по-английски. Еще в самарском приходе служил о. Владислав Клоц, салезианец из Польши, но он тогда был в отпуске. На следующий день мы пришли в храм, о. Майкл отслужил мессу вместе с о. Петросом, а потом мы с о. Майклом долго сидели в храме и ждали о. Петроса, который ушел куда-то по делам. Я разглядывал стенды, на которых была помещена информация об истории храма. В 1930 году храм был закрыт, а в 1938 году в нем устроили Антирелигиозный музей. В октябре 1941 Антирелигиозный музей переименовали в Исторический.
6.08.09. 31 год назад умер Папа Павел VI. Я тогда находился в Дивеево, куда приехал 5 августа вечером (в день празднования Почаевской иконы Божией Матери). Вчера читал Далгернса. Христос, когда умножал хлеб в пустыне, уже видел толпы людей, приступающих к святому причастию. Вот настоящий образ Христа, а не тот, что у о. Ричарда Макбрайена. Летом 2006 я еще в «Родничок» не ездил. Я встречал ирландцев, которые ехали в Орск. А в 2007 году они же приехали в мае. Но была встреча с CL в квартире на Пушкинской площади 24 июня 2006 года (ирландцы прилетели накануне и уже улетели в Орск). Потом, ближе к декабрю 2006 года, они прислали мне книгу «Out of Darkness into the Light». Всю весну и лето 2006 года я редактировал перевод «Клехов». 22 августа, во вторник, на мессе в Самаре видел Галину Александровну Духовскую. Звонил Татьяне, но она на вечернюю мессу (в тот же день) не пришла. Лена меня не узнала. Софья не пришла. А во время вечерней мессы о. Майкл Гохрен сказал замечательную проповедь («Suffering!»). Народу было немного. После мессы пошли в универсам и купили продукты. На следующий день улетели в Москву. Долго добирались от Шереметьево-1 до Нагорной. В метро читал книгу «The Great Expectations». На этом память выключилась.
7.08.09. Читал о беседе Христа с Никодимом. Медный змей. Что вставало перед мысленным взором Христа? Распятие. Потом казни Его учеников. Потом Константин, который использовал крест как знамя победы. Потом крест на короне императора Священной римской империи. Крест на плащах крестоносцев. Распятия в храмах, кресты на куполах византийских церквей, на шпилях готических соборов. И сами соборы в виде креста (если смотреть сверху): Нотр-Дам-де-Пари, Сен-Никола-дю-Шардонне… Потом взор, который должен быть устремлен на крест, чтобы не погибнуть от укуса змеи (сомнение), Декарт устремляет на на крест, а на самого себя. Крест однако остается в декартовой системе координат, но без Распятого. И, наконец, кресты начинают сбивать с корон и куполов, топтать (в Японии в XVII-XVIII вв.). Даже нательные кресты срывают (случай Огородникова). А потом наступает тишина. Кресты остаются – в музеях, на куполах храмов – но не в школах, не в судах. Жан Кальвин и Лев Толстой могут торжествовать. Яд змеиный распространяется по телу человечества, которое отучилось смотреть на крест. Отсюда страдания Матери Терезы: она видит эту апостасию и ничего не может сделать. Ведь невозможно управлять взором другого человека.
8.08.09. Новая тема: «Хомяков и Оксфордское движение». 1) «The Ideal of a Christian Church» Уильяма Джорджа Уорда и «Церковь одна» Хомякова. 2) Переписка Хомякова с Уильямом Палмером. 3) Ньюмен о России в предисловии к книге Уильяма Палмера «Посещение Русской Церкви в 1840 и 1841 году». 4) Хомяков о Ньюмене в статье «Quelques mots par un Chretien Orthodoxe…» и в первом письме к Палмеру. 5) Роберт Хью Бенсон и Владимир Сергеевич Соловьев как продолжатели традиций, соответственно, Оксфордского движения и русского славянофильства. 6) А.И. Абрикосова как духовная наследница Соловьева и Бенсона.
Уильям Джордж Уорд – мирянин, как и А.С. Хомяков. Тем более интересно, почему Господь вложил в души двух мирян: Уорда и Хомякова – одного в Англии, другого в России – писать о Церкви.
10.08.09. Из воспоминаний Н.В. Карлова: «Понятно, что кризис Физтеха был отражением общего кризиса идеологии, экономики и политики страны, что Физтех как некая подсистема был погружен в большую, но равновесно загнивающую систему. Но, к счастью, законы термодинамики не приложимы к сообществам людей, одаренных сознанием и волей. Если та или иная подсистема принципиально отличается от всех остальных, пусть даже формально ей подобных, она может быть по совокупности каких-то ясно оговоренных параметров выделена из системы и локализована. Тогда кризис в ней может быть элиминирован. Большая система должна быть в этом заинтересована, потому что идущая по пути прогресса и упорядоченная подсистема, распространяя свое влияние, индуцирует прогресс во всей системе в целом». Это всё приложимо к 144 тысячам. «Ясно оговоренные параметры» - это печать, происхождение из определнных колен Израиля, следование за Агнцем, девственность, отсутствие коварства.
Случай пророка Осии: Бог может что-то сказать через жену. «Река Потудань». Кто-то должен помолиться за любящих, и их любовь должна быть угодна Богу. Иначе они пропадут. В этом суть таинства брака.
14.08.09. Вчера был на выставке П.Е. Жаворонкова в ЦДХ на Крымском валу. Проходил мимо того японского ресторана (Таки), где мы обедали с о. Майклом Гохреном.
16.08.09. Марина Ромейко в Вене до октября, потом вернется в Белоруссию.
21.08.09. Вчера был на Введенском кладбище. Склеп семейства Фульдов. Сегодня – на Хованском кладбище (новая ограда на могиле Норы Николаевны и Веры Львовны). Узнал подробности об Александре Васильевне Балашовой: она умерла в концлагере АЛЖИР в с. Малиновка (Казахстан) 31.08.1942.
22.08.09. 19 августа у меня был в гостях Андрей Охоцимский. Говорили об электронах. Те, которые на самых низших (основных) уровнях, не могут принимать участие в процессах электро- и теплопроводности. Для этого нужны свободные электроны. Материалисты – это электроны на основных уровнях. Таких сейчас большинство. Они не хотят (и не могут) повиноваться Агнцу (недоступны воздействию внешнего электромагнитного поля). Они заняты своими делами (вращаются вокруг ядра). Поэтому ток не идет. Человечество утратило электро- и теплопроводность, не поддается воздействию Бога. И это то, чего добивались гонители: чтобы общество перестало реагировать на благодать Божию. То, что называется мещанство, это сидение на основных уровнях. Под действием внешнего поля электрон приходит в возбужденное состояние и даже становится свободным. Тогда он может участвовать в электропроводности. И человек становится свободным под действием благодати. Тогда он может участвовать в сверхъестественной жизни.
Об этом же я говорил вчера вечером по телефону с Антоновым. Посетовали, что нет громких обращений (разве что в ислам).
+++
Для радиопередачи. Католики семидесятых. (https://gloria.tv/video/95rbvQVJB96m3G4UufdA6RWtV)
Где произошла моя встреча с первым католиком и когда? Это было в понедельник вечером 27 марта 1978 года, после католической Пасхи, которая в тот год пришлась на 26 марта. В православной Церкви была еще 3-я седмица Великого поста (и праздник св. Венедикта Нурсийского). Я только что приехал из Москвы в Ригу и сразу направился в пустыньку к о. Тавриону. Значит, я выехал из Москвы 26 марта. Но ничего не помню, кроме того, что чуть не опоздал на автобус, который ровно в 15.00 отправлялся с автовокзала Елгавы в сторону пустыньки. И где-то около 16.00 я уже был в пустыньке. Сидел у трапезной на ступеньках и дожидался всенощной, которая должна была начаться в 17.00. Напротив трапезной был домик, в котором жил о. Таврион. И вот, сидя на ступеньках трапезной, я познакомился и разговорился с рыжим паломником из Ленинграда, лет 30. Его звали Марк Элькинд. Тем временем из домика вышел о. Таврион и направился в храм. Мы с Марком подошли под благословение. О. Таврион спросил: вы откуда? Я говорю: «из Москвы», а Марк Элькинд: «из Ленинграда». О.Таврион сказал что-то одобрительное (мол, приезжают из таких крупных городов!) и вошел в храм. Потом создался апокриф, что о. Таврион благословил меня идти за Марком. Но этого не было. Просто мы вдвоем подошли под благословение.
Марк был евреем. Впрочем, и похож он был на еврея. И кроме того, у него было редкое отчество – Мордухович. Его отец Мордух Менделевич Элькинд был военным. Маму звали Татьяна Абрамовна, ее сестра – Анна Абрамовна – жила в Москве. Но об этом я узнал позднее.
Что удивительно? Марк крестился в Православной Церкви. Но потом нашел католичество. Мне кажется, под влиянием Георгия Давидовича Фридмана. Но об этом отдельно. А вот что привело Марка к о. Тавриону в первый день после католической Пасхи? Я так это и не понял. Отстояв всенощную, мы поехали в Ригу (уже вдвоем), ночевать в пустыньке не стали.
Не знаю, по какой траектории пошла бы моя жизнь, если бы я остался ночевать в пустыньке, а Марк уехал бы в Ригу один. Выступал бы я на католическом радио «Дар», или нет?  Но история не знает сослагательного наклонения, и мы с Марком поехал в Ригу вместе. На вокзале в Риге мы расстались, но договорились встретиться на следующий день. И встретились, и много общались. Марк рассказывал мне о католиках Ленинграда, в первую очередь, о Георгии Давидовиче Фридмане, По его рассказу получалось, что это необычный человек. Он сказал матери перед тем, как отправиться в плавание на парусной лодке: вот, я сниму крестик, и ты увидишь, что со мной что-то случится. И ему раздробило ногу. И после этого его мать крестилась. И жена тоже после какого-то необычного сна или предсказания стала ходить в католический храм вместе с ним. Т.е. он обратил в веру своих близких. Для меня это был очень животрепещущий рассказ. Я тогда не был женат, но очень хотел обратить своих родителей. И я понял, что обращения надо вымаливать («Grace that saves souls never comes cheap»).
Самого Георгия Давидовича обратил его приятель – художник Родион Степанович Гудзенко. Он был арестован в 1956 году, вернулся из заключения в 1961. В лагере принял крещение от католического священника о. Альгирдаса Моцюса. И когда вышел из заключения, уговорил креститься и Георгия Давидовича. А когда о. Альгирдас освободился (в 1967), Родион Степанович и Георгий Давидович поехали к нему в Юрбаркас. О. Альгирдас произвел на Георгия Давидовича большое впечатление.
Крестился Георгий Давидович в Ленинграде, в храме Лурдской Божьей Матери. Крестился, но в храм не ходил. А в 1974 году произошел какой-то поворот: он познакомился (может быть, через о. Альгирдаса) с вильнюсскими сестрами-доминиканками. Кто-то из литовцев сказал ему, что одна из вильнюсских сестер – еврейка, дочь раввина.
+++
Здесь надо несколько слов сказать об истории доминиканской общины, основанной А.И. Абрикосовой. Она, освободившись из тюрьмы в 1932 году, жила в Костроме. И там ее стала навещать Минна Кугель – дочь костромского раввина Йерахмиэля (Рахмила) Кугеля. Еще до знакомства с А.И. Абрикосовой Минна Кугель обратилась в католичество, крестилась и позднее (уже после второго ареста А.И. Абрикосовой) присоединилась к общине сестер-доминиканок. В крещении она взяла имя «Тереза» в честь кармелитской святой Терезы Младенца Иисуса. Крестил ее о. Сергий Соловьев, племянник философа Владимира Соловьева. Но, конечно, общение с А.И. Абрикосовой наложило на ее духовное развитие неизгладимую печать. Уже в 1948 году, когда все сестры-доминиканки, жившие в то время в Малоярославце, были арестованы, Тереза Кугель была признана невменяемой и направлена в спецпсихбольницу. Через какое-то время ее оттуда выписали, и она поселилась в Вильнюсе. Когда в 1956 году сестры освободились в результате хрущевской амнистии, они разделились на две группы. Большая часть сестер поехала к Терезе в Вильнюс, а Н.Н. Рубашова (крестная Терезы) добилась реабилитации, получила комнату в коммунальной квартире в Москве и выписала к себе из инвалидного дома в Ухте сестру Стефанию (Веру Львовну Городец).
В Вильнюсе Георгий Давидович и нашел сестру Терезу. К тому времени Вера Львовна Городец умерла, и Н.Н. Рубашова (сестра Екатерина Сиенская) стала ездить в Вильнюс. По-видимому, там она и познакомилась с Георгием Давидовичем. В это время к сестрам стали приезжать польские священники-доминиканцы: о. Александр Хауке-Лиговский, о. Зигмунд Козар и др. Приезжали в Вильнюс, а потом и в Ленинград и Москву, сестры-доминиканки из общины в польском городке Зеленка, находящемся неподалеку от Варшавы. И Георгий Давидович вступил в III доминиканский орден, взяв имя «Христофор». Он хотел стать священником, но был женат. В конце концов решение нашлось – в октябре 1979 года он стал священником восточного обряда (его рукоположил подпольный греко-католический епископ Павел Василик). 
Но это всё впереди. А пока 1978 год, март, и я провожаю Марка до электрички на станцию «Иманта», и он, расставаясь со мной, дает мне свой телефон. И в августе 1978 года я, оказавшись в Ленинграде, звоню ему и прихожу к нему в гости. Вот как выглядела квартира первого католика в моей жизни: уголок стола – там фотография с картины «Милосердного Иисуса» (эту картину написал польский художник в 1930-е по просьбе монахини-визионерки Фаустины Ковальской). Я, конечно, ничего подобного не видел. Спрашиваю, что это? Марк говорит: это Иисус, каким Он явился одной итальянской (sic!) монахине. Ну итальянской, так итальянской! Образ мне очень понравился, и я вспомил о нем еще раз спустя 16 лет, когда весной 1994 года о. Антоний Гей подарил мне книгу «Милосердие Божие в моей душе».
23.08.09. Продолжаю тему «Католики семидесятых». Итак, у Марка я увидел образ «Милосердного Иисуса». Как дневник Фаустины Ковальской производит неотразимое впечатление, когда читаешь его в первый раз, так и этот образ. Потом, в течение последующих 15 лет, он мне ни разу не встретился, пока дневник Фаустины Ковальской «Милосердие Божие в моей душе» не был издан на русском языке. Как я уже сказал, мне эту книгу подарил о. Антоний Гей в апреле 1994 года, я сразу начал ее читать и понял, что это был за образ, который я видел у Марка Элькинда. А с другой фотографией было по-другому (у Марка я увидел также фотографию Терезы Младенца Иисуса). Про Терезу Младенца Иисуса Марк рассказал мне подробно, упомянул, что она умерла молодой от туберкулеза. Лицо Терезы Младенца Иисуса меня поразило. А книгу ее: «История одной души» - я прочел сначала в 1982 году по-французски, а потом в 1983 году – по-русски. И с тех пор многократно перечитывал. Еще у Марка висела на стене фотография Папы Пия Х. Про него Марк сказал, что он был Папой перед Первой Мировой войной и, когда началась война, умер от огорчения. Еще он сказал, что Папа Пий Х курил, и это не помешало его канонизации. И еще я обратил внимание на красивую цветную фотографию Папы Иоанна Павла I. Тогда его только что избрали (26 августа 1978 года) – и уже 30 августа 1978 года фотография была у Марка на столе! Значит, накануне моего визита он с кем-то встречался из местных католиков, а может быть, получил фотографию в храме Лурдской Богоматери (он наверняка был на воскресной мессе 27 августа, но успели ли к этому времени доставить в храм фотографии новоизбранного Папы?). Впрочем, он мог ходить в храм и по будням. А о чем мы беседовали? Марк рассказал мне о католическом толковании стиха Мф 16, 18. «Врата адовы» в его интерпретации – это светская власть, КГБ. «Врата ада не одолеют ее», т.е. КГБ не может контролировать Ватикан. Как-то легли эти слова мне на сердце. Я никогда не слышал до этого о таком толковании. И мне оно сразу понравилось. Здесь Иисус предстает пророком, перед духовным взором которого открывается вся человеческая история, вплоть до ХХ века.
   Я тогда читал уже Соловьева, но не знал о работе Соловьева «Россия и Вселенская Церковь». Читал я «Повесть об Антихристе» и мог бы догадаться, учитывая, что там последний Папа носит имя Петр II. Но не связал это именно с этим фрагментом. Никак о нем не задумывался и не обращал на него внимания. Всегда радуешься красивому решению (к этому я привык, поскольку тогда учился на физфаке). Потом я приехал к Марку в ноябре 1978 года, точнее 7 ноября. И он меня в тот же день повел в храм Лурдской Божьей Матери. Но до этого я уже посетил храм Св. Людовика в Москве. Как это было? Я пришел туда 23 сентября вечером. Была суббота. Но в храме шла месса. Я догадался, хотя латинскую часть не очень хорошо понял. Общее ощущение – приятное. И 24 сентября, в воскресенье, я пошел к 11 часам утра, на главное богослужение («сумму»). И пошел на исповедь к о. Станиславу Мажейке (я, конечно, еще не знал тогда, как его зовут). Мне он понравился: приветлив, вежлив, серьезен. Он спросил, признаю ли я Папу преемником св. Петра, и, услышав от меня положительный ответ, разрешил мне причащаться. К тому времени я уже прочел несколько статей из энциклопедии Брокгауза-Ефрона, относящихся к католичеству. В результате у меня сложилась довольно ясная картина. Проповеди о. Станислава мне нравились. Но, кроме него, я никого из католиков в храме не знал. Прихожане были пожилые поляки, в основном женщины. В октябре Марк прислал мне письмо, в котором объяснил мне, как читать Розарий.
И вот я в храме Лурдской Божией Матери. Я уже знаю, что такое конфессионал и как правильно исповедоваться. Исповедался о. Иосифу Павилонису. Марк в тот день познакомил меня с тремя католиками: один – студент из Мадагаскара по имени Ги (Гийом); он, впрочем, не был практикующим католиком. Еще с девушкой Ги – Ольгой (она приняла крещение в храме Лурдской Божией Матери). И с Любой Карамзиной – активной (в то время) прихожанкой католического храма. Любу я увидел и на следующий день, когда Марк привел меня к Ольге Владимировне Петровой – старой интеллигентной прихожанке, еще помнившей довоенные годы и доминиканца о. Амудрю (которого выслали в 1935 году).
Про Ольгу Владимировну можно много рассказывать. Она была замужем за капитаном, евреем по национальности, он к тому времени, когда я с ней познакомился, уже несколько лет как умер. Это был счастливый брак, хотя детей не было, а муж так и не принял крещение. Ольга Владимировна надеялась, тем не менее, его отмолить. Но самое главное – на квартире у Ольги Владимировны я познакомился с Георгием Давидовичем Фридманом. О чем говорили в тот раз у Ольги Владимировны? О какой-то книге на французском языке о св. Терезе Младенца Иисуса (я по-французски не понимал, видел только фотографии, и мне было достаточно). Также показывали фотографии мексиканского священника Мигеля Про (я впервые тогда узнал о гонениях на католиков в Мексике в 1920-е годы). Вернувшись в Москву, я отправился в ВГБИЛ и нашел книгу Г. Грина «The Lawless Roads» (путевые заметки о Мексике 1930-х годов). Там я нашел дополнительные сведения о жизни и мученической кончине о. Мигеля Про. Романы Г. Грина переводились на русский язык (например «Тихий американец»). Так что информация была объективной. Разумеется, книга «The Lawless Roads» на русский язык переведена не была – и я это тоже отметил. Но еще до этой проверки я встретился с Георгием Давидовичем в Москве 12 ноября 1978 года у выхода из храма Св. Людовика. И мы пошли вместе к Норе Николаевне Рубашовой. Он меня с ней познакомил – и моя жизнь круто изменилась. По дороге я рассказал Георгию Давидовичу о книге «Historical Memorials of Canterbury» (кажется, предложил перевести фрагменты из нее на русский язык). Но Георгий Давидович сказал: автор – протестант, не надо переводить эту книгу. Зашел также разговор о диссидентах: Огородникове, Дудко, Якунине. Георгий Давидович сказал: «Это герои. Но мы пойдем другим путем» (что-то в этом роде).
26.08.09. В Одессе в августе 1997 года писал о Суаресе. И читал Гюго «Отверженные». Тяжелое это было время, но надо было его пережить. Шли по Малой (или по Большой) Арнаутской, и в книжном магазине я увидел «Проповеди» Антония Падуанского («Издательство Францисканцев»). Вот единственное, что осталось. «Всё исчезает – остаётся/Пространство, звёзды и певец». И вот, приехав из Одессы, читаю лекции о Канте в Колледже католической теологии. Как сквозь воду дым прошел – и очистился.
+++
Подробности о Риге. Выехал из Москвы 7 февраля 1988 года. В купе – Гурштейн, Филонович (м.б. Кузаков). Рассказ о Неделине и Сахарове. Едем на Расширенный пленум секции истории астрономии в Риге, проходивший на базе Дома науки в Юрмале с 9 по 11 февраля 1988 года. Утром в Риге на вокзале я отделился от своих попутчиков и отправился встречать о. Георгия Фридмана, который в тот же день должен был приехать в Ригу из Ленинграда. Мы встретились (между прибытием поезда из Москвы и поезда из Ленинграда был не очень большой интервал) и пошли в храм Скорбящей Божией Матери. Там о. Георгий познакомил меня с о. Вильгельмом Лапелисом. Потом договорились вечером встретиться там же. И я поехал в Лиелупе, в Дом науки (где я и жил до 11 февраля). Вышел по рассеянности не на той остановке (в Приедайне, где не все электрички останавливаются), ждал почти час следующую электричку и нервничал – потому и запомнил. Но все обошлось, я не опоздал к обеду, зарегистрировался в гостинице и отправился обратно в Ригу. Встретил о. Вильгельма и поехал с ним к о. Виктору Пентюшсу в семинарию на улице Киевас. О. Виктор дал мне задание переводить с латинского на русский книгу Иеронима Нольдина «De principiis theologiae moralis». Много эта книга во мне изменила. Потом я провожал о. Георгия в Ленинград и рассказывал ему о кардинале Минсенти: я тогда впервые прочел «Мемуары» Миндсенти (во французском переводе). Подарил о. Георгию ежегодник «Богословские труды» (за 1986 год) со статьей («Материалы к богословско-церковному словарю») и автографом Аверинцева.
И о. Георгий уехал. А гуляли мы с ним по бульвару Райниса. Темно уже было. Проводив о. Георгия, я поехал в Дом науки. Там ночевал, а с утра началась конференция. А когда я навестил Лену Пастернак? Может быть, 9 февраля? Савва (ее муж) очень талантлив («Псалом камышей /Гребнем расправит осеннее озеро»). Чем-то он мне напоминает Сеню Каплана. То, что он не признан, это ерунда. Хорошо, если бы он вернулся к той детской вере, о которой он мне рассказывал, когда мы возвращались из Сигулды (в начале марта 1977 года).
27.08.09. Вчера провел консультацию для поступающих в аспирантуру. Не забывать об ангелах-хранителях. Ангелы-хранители студентов молятся за меня, даже если сами студенты не молятся. Читал Ратушинскую «Серый – цвет надежды». Андроповский зажим. Ту же картину рисует и Огородников.
+++
После Одессы-1997 что было? Рим - Рио де Жанейро - Рим. Здесь надо всё не спеша описывать. Как я из маршрутки вышел на Речном вокзале. Как прибыли в Рим, как нас встречали MJ. В доме на ул. Теспи были о. Марк Джелисс и Мэри Кросс. Мы с женой гуляли по улицам поселка Ачилия. Стояла прекрасная осенняя погода. Это было 28 сентября 1997 года. На следующий день отправились смотреть Рим. Ехали на пригородном поезде, потом пересели на метро. Сначала – в Музеи Ватикана. Потом пообедали в Макдоналдс на виа Национале возле станции метро «Репубблика». Потом еще смотрели Квиринал, просто гуляли – и поехали в аэропорт. Долго там сидели, ждали – организаторы отправляли нас централизованно. Наконец, сели в самолет и полетели в Рио-де-Жанейро. Потом в аэропорту Рио-де-Жанейро долго ждали, пока за нами приедут. Познакомились с другими участниками встречи – девушками из Литвы, врачом из Словении. Привезли нас к церкви в центре города. Но церковь никак не выделяется на фоне городского пейзажа. Просто религиозный центр – зал на первом этаже. А снаружи – дом как дом. Там нас с Леной и сфотографировали корреспонденты одной из местных газет. А потом нас отправили в семью местного католика – Агнелло да Косты. Мы жили у него примерно неделю, до окончания конференции. У Агнелло да Косты была большая квартира, занимавшая целый этаж. По обе стороны от лифта тянулся длинный коридор. С такой планировкой я впоследствии столкнулся в Лиссабоне. Сам Агнелло да Коста родом из Гоа, когда-то учился в семинарии в Германии, там и познакомился со своей будущей женой, так и не став священником. Жена его – Мария - из семьи бразильских плантаторов. Она пишет романы (для души), а на жизнь зарабатывает преподаванием немецкого языка. У них было трое детей. Агнелло возил нас на гору, где находится знаменитый памятник Иисусу Христу. Памятник, конечно, производит необычайное впечатление. По дороге к памятнику проезжали мимо т.н. фавелл. В сами фавеллы не въезжали, просто Агнелло сказал – вот, направо поворот – там фавеллы, там свои законы и туристам-европейцам и вообще посторонним лучше там не появляться. Там нет полиции, там самоуправление. Туда только Майкла Джексона пустили снимать клип.
30.08.09. Вчера провел радиопередачу «Католики семидесятых» (https://gloria.tv/video/95rbvQVJB96m3G4UufdA6RWtV). Мысль: о семинаре Антонова. Точка невозврата. Невозможность передать свои мысли другому человеку. Отчего? Другой человек настроен на другую волну. Я ушел с его диапазона. Он меня не слышит. Значит ли это, что я прав или что он прав? Вот студенты: Паша А., Даша П., Ира К. – они в моем диапазоне, они воспринимают (всё – не всё: неважно). Психолог бы сказал: они не включили защиту. Да, если бы я им дал что-то вредное, они бы заглотили, приняли. И, может быть, отравились бы. Т.е. ответственность учителя.
+++
Продолжаю про Рио-де-Жанейро. Видел там Папу Иоанна Павла II, кардинала Трухильо, Мэри-Энн Глендон, Веренфрида ван Страатена. Но всех издалека. Также были, если не ошибаюсь, Стив Дреннан и Том Крин из MJ. На выступление доктора Бернарда Натансона я не успел: задержала служба безопасности, обыскивавшая всех участников в связи с прибытием Папы. Хотел бы я еще раз попасть в Рио-де-Жанейро? Не знаю. Говорят, там при реконструкции снесли множество церквей, в т.ч. и храмы XVII века. Зачем? Континент без прошлого.
+++
Минна Рахмиловна Кугель. Приговорена 31 октября 1942 года – 5 лет. Родилась в 1912 году. Умерла в 1977 году. Вчера говорил о ней в передаче. Т.е. ей было всего 19 лет, когда она познакомилась с Анной Ивановной. О. Альгирдас получил 10 лет. Родился в 1917 г., д. Дапкуну, Шауляйского р-на ЛитССР; литовец; Проживал: д. Милашайчю Аречальского р-на.
Арестован 6 февраля 1957 г. Приговорен: Верховный суд ЛитССР 3 мая 1957 г., обв.: 58-10 ч.2. Приговор: к 10 г. ИТЛ. ОСВ. 06.02.1967. Так что встреча Георгия Давидовича и о. Альгирдаса могла состояться не ранее февраля 1967 года.
+++
Общее ощущение от списков репрессированных: хорошие люди страдали и гибли по произволу плохих людей (конечно, есть и исключения). Т.е. это то, что предсказано в Апокалипсисе: «пришли от великой скорби» (Откр 7, 14). А те, которые мучили их, - саранча, воинство Аваддона.
+++
Обратно из Рио-де-Жанейро возвращались через Рим. Я не смог дозвониться до MJ (скорее всего, неправильно набирал телефон: в Риме, чтобы позвонить кому-либо, надо набирать номер телефона вместе с кодом города «06»). Гуляли с Леной по Риму, потом постучались в Руссикум. Там нас приютил о. Рихард Чемус.
Познакомились с о. Лаврентием Домиником (последний раз видел его в октябре 2008 года).
+++
Голодовка протеста состоялась в храме Св. Мартина в Варшаве в мае 1977 года. После этого о. Александру Хауке-Лиговскому как участнику голодовки запретили въезд в СССР. До 1977 года он был в Москве и останавливался у Норы Николаевны.
31.08.09. Касательно радиопередачи «Католики семидесятых» (https://gloria.tv/video/dDjvHyythoRa5BPNWqXfcmoPL).
1. О. Александр Хауке-Лиговский. Комитет защиты рабочих. Адам Михник, Яцек Куронь – оба атеисты. Адаму Михнику в 1977 году было 30 лет. Когда Нора Николаевна была в Польше в 1979 году, она много общалась с о. Александром, он дал ей почитать «Архипелаг ГУЛАГ». Но Нора Николаевна больше любила книгу Евгении Гинзбург «Крутой маршрут» (впрочем, обмолвилась об этом лишь один раз мельком в Вильнюсе).
2. О. Владимир Прокопив. В 1949 году приговорен к 25 годам заключения, уже находясь в ссылке в Кокчетавской области. Он учился в Руссикуме. Я ему исповедовался два раза: в мае и в ноябре 1979 года. Служил он по восточному обряду.
3. О. Виктор Шауклис. С ним Нора Николаевна познакомилась в Ухте, в инвалидном доме, где находилась Вера Львовна Городец. Инвалидом стал из-за пыток на следствии (по рассказам Норы Николаевны). Родился в 1908, умер в 2003. После возвращения в Литву (в 1956 году), служил в Гирджяе. О. Альгирдас знал его.
4. Александра Васильевна Балашова (сестра Екатерина Сиенская), родилась в 1878 году. Умерла в концлагере АЛЖИР 31 августа 1942 года. Арестована 9 октября 1937 года в Светлолобово (Красноярский край). По свидетельству Софьи Владиславовны Эйсмонт сестра Екатерина еще до ареста хотела присоединиться к сестрам в Малоярославце, но Вера Львовна этому воспрепятствовала. Здесь тайна. По документам этого не могло быть, т.к. сестра Екатерина находилась в ссылке, к которой она была приговорена в 1935 году сроком на 5 лет (может быть, ее досрочно освободили из ссылки?). Потом последовал распад общины (после возвращения Веры Львовны из ссылки в 1947 году).
5. Владимир Сергеевич Позен. Отец – Сергей Дмитриевич Позен, белый офицер, расстрелян в Крыму. Мать – Екатерина Владимировна Позен (Спечинская), католичка. Родственница – Ольга Александровна Спечинская, монахиня в доминиканской общине А.И. Абрикосовой, неоднократно подвергалась аресту, приговаривалась к тюремному заключению и ссылке, после освобождения проживала в Брянске, где и была вновь арестована в 1937 году. Погибла в лагере.
6. Отец Виктор Данилов (Данилов Виктор Петрович). Арестован 12 июня 1948 года в Ярославле, где учился в пединституте. Освобожден в 1955, реабилитирован в 1958. В лагере принял католичество. В 1967 году переехал в Гродно. Стал священником в 1976 году. Хотел стать доминиканцем, проходил формацию у сестры Филомены (Софьи Владиславовны Эйсмонт). Но не вышло. Польские доминиканцы не захотели его принять. Я впервые увидел о. Виктора у Норы Николаевны в июне 1979 года. Она мне потом сказала, что он тайный священник.
2.09.09. Думал о лекции, посвященной Хёйзинге. Надо подать в более широком плане: Хёйзинга и Гессе, Хёйзинга и Шпенглер, Хёйзинга и Бахтин, Хёйзинга и Аверинцев. Рассказать о Бургундском герцогстве. Читал Аверинцева о Мандельштаме: «Поэт только и занимается восставлением перпендикуляров» (к собственной национальности в том числе).
3.09.09. Нашел Альберта Саксонского «Вопросы к О небе». Сколько замечательных книг, только читать их некогда. Сестра Христина прислала «Бранденбургские концерты» Баха. Вчера и позавчера занимался Lex Burgundiorum и Lex Salica.
4.09.09. Вчера позвонил о. Александр Хмельницкий. Он уезжает в понедельник в Киев. Будет отвечать за доминиканский Интернет. Читал Альберта Саксонского (Венеция, 1497). Страница 10 – обсуждает, почему масло и дерево не тонут в воде. Ответ: в дереве – поры. Может быть, и в масле тоже. Т.е. в дереве и масле есть воздух. Неважно, что ответ неверен, главное – поставить вопрос. Потом такой же вопрос поставит Галилей в «De motu». А до него – Бенедетти.
5.09.09. «Если враг идет на тебя с двадцатью тысячами…» (см. Лк 14, 31). Т.е. враг все-таки идет. Значит, война объявлена, война неизбежна.
+++
Христос говорит: «Огонь пришел Я низвести на землю» (Лк 12, 49). И Ницше копирует: «Damals trugst du deine Asche zu Berge: willst du heute dein Feuer in die Taeler tragen? Fuerchtest du nicht des Brandstifters Strafen?». И вот огонь разгорелся. И горел ярко, сильно. И потом стал потухать. И почти совсем потух. Вот смысл и трагедия мировой истории. И нет ничего другого. Все остальное – неинтересно, пошло, глупо, скучно. Еще – зажечь огонь в чьих-то душах. Но при этом самому не опалиться. И следы прошлого пожара: Данте, Тициан, Бах… И следы того, как тушили: развалины монастырей, церквей… Концлагеря, воспоминания, документы…
8.09.09. Читаю книгу Дэвида Саттера «Age of Delirium: The Decline and Fall of the Soviet Union». Очень интересно и поучительно. Эту книгу я получил в подарок от Володи Рокитянского на семинаре 2 сентября. Лорета Асанавичюте, Алексей Васильевич Никитин – запомнить эти имена. Читал и Джейн Эллис (умерла в июне 1998 года). Любопытная деталь: А.И. Осипов – свидетель на суде по делу Якунина (и там же – о. Иосиф Пустоутов). О. Иосифа Пустоутова помню на мессе в храме Св. Людовика по случаю открытия 1992/1993 учебного года в Колледже католической теологии. Я читал молитву верных «О чадах Русской Православной Церкви и предстоятеле ее Патриархе Алексии». В связи с чтением книги Джейн Эллис вспомнил также и Георгия Федотова (видел его в апреле или в мае 1998 года у Огородникова на Поповом проезде, д. 2, где теперь ресторан «Принцесса»).
10.09.09. Читал Дэвида Саттера «The Age of Delirium». Эта книга неисчерпаема, ее надо читать очень внимательно. Думал об апостоле Павле, почему он всегда подчеркивал: «Мы немощны, а вы сильны»? Почему у кого-то счастливая судьба: может быть, потому что рядом с ним и ради его счастья страдает (добровольно) какой-нибудь Павел, в данном случае это может быть Алексей Никитин, Анатолий Корягин, Лорета Асанавичюте… Я уверен, что здесь есть какая-то закономерность. Эдит Штайн, кажется, приблизилась к ее формулированию.
+++
Почти готова лекция о Гуссерле. «Интенциональность», «взятие в скобки», «эпохэ». И потом выбор, который Гуссерль так и не сделал, но сделала Эдит Штайн, «всмотревшись» в св. Терезу Авильскую, прочитав (по Гуссерлю, а не так, как мы читаем) ее «Автобиографию». Прочла и сказала: «Это истина».
+++
Осенью 1997 года, уже после возвращения из Бразилии, купил в старообрядческом киоске три тома «Творений» Максима Грека. В лекциях все стало строже и мрачнее: меньше юмора, меньше ярких идей и сравнений – все время разговор об антиномии «разум-сердце».
12.09.09. В четверг 10 сентября провели с Гореловым радиопередачу о стабильности (стабильно ли христианство, или же оно революционно?). Звонил о. Александру Хмельницкому в Киев. Сегодня лекция для пятикурсников в Физтехе и радиопередача «Дело Галилея». Вчера был у сестер Матери Терезы, видел сестру Марию-Бернарду («I’ll pray for you»).
13.09.09. Был у сестер Матери Терезы, видел сестру Альбину, вспомнили с ней визит о. Майкла Гохрена в Санкт-Петербург в мае 2005 года (она тогда была там настоятельницей). Получил письмо от сестры Роз де Мари из Гомеля.
+++
Вчера на лекции сказал студентам: «Если поставили вопрос, почему масло не тонет в воде, то дойдут и до полупроводников, и до атомной бомбы». 
+++
20 сентября – лекция катехизаторам о Хёйзинге. Поставить вопрос, почему так созвучны людям (даже не читавшим Хёйзингу) такие темы, как «осень средневековья», «homo ludens», «северный Ренессанс». Вспомнить Г. Гессе «Игра в бисер». Бургундское герцогство. Возрождение протекало в Бургундии не так, как в Италии. Можно ли вообще говорить о «северном Возрождении»? Хёйзинга и христианство. Это очень деликатный вопрос. Совместимы ли христианство и игра? Это надо серьезно обсудить. В науке есть элемент игры (гипотеза Коперника, ее обсуждение, а до этого – Альберт Саксонский: «если Земля просверлена насквозь» - всё игровое). И Галилей играет (в богословии). И доигрался. Играл ли Сократ? Как кошка с мышкой. Загонял своими вопросами в угол. Игра в исламе? Нет! Где пассионарность, там кончается игра. Игра и фанатизм. Лютер. Тоже не игровой персонаж. Папа-Антихрист – это слишком серьезно. Ленин тоже серьезен. Серьезен Сталин, и Иван Грозный. А Петр Первый? Тоже серьезен, несмотря на «всешутейный собор». Хотя вообще в придворной обстановке много игры, много театральности (опричники, пиры Валтасара, Сталин-Воланд). Нерон как художник («Qualis artifex pereo»). Библия – пример абсолютно серьезной книги («Deus non irridetur»). Дьявол как иллюзионист («Мастер и Маргарита»). Однако очень серьезен в своей вражде к Богу и человеку («humani generis inimicus»). Советское воспитание было серьезным. Мало игрового было в СССР. «Homo ludens» и «homo soveticus». Касательно «осени средневековья». Мрачная эпоха? Винсент Феррер. «Malleus maleficarum».
+++
Самара – март 1998. Взяли несколько пачек с брошюрами «Матери в молитве». В купе нас трое, но мы купили четыре билета, чтобы не было попутчиков. Заговорили о Кристине Гэллэхер. Я тогда не знал о ней ничего.Утром на вокзале нас встречал о. Томас Донахи. До Самары он служил в ЮАР, в Йоханнесбурге.
15.09.09. Совхоз «Цветковский», Дровнино, Московская область, сентябрь 1981 года. Почему была мысль об Аверинцеве? Может быть, над ним нависла опасность? Он тогда издал книгу за границей, в издательстве «Эрмитаж». Но обошлось. Нравился он мне. Произвел на меня большое впечатление (как в свое время о. Таврион).
Возвращаюсь к воспоминаниям о Красновидово. 3 сентября 1978 года Лотов привел группу студенток с психфака. Я запомнил двоих, потому что пошел с ними в расположенный неподалеку пансионат, где был телефон и можно было звонить в Москву. До этого читал Джозефа Конрада «Victory» (на английском языке). На душе был покой. В какой-то момент в октябре 1978 года покой исчез, опять появилась тревога. Потом знакомство с Георгием Давидовичем Фридманом – это хорошо описано. И до 29 января 1981 года, когда я посетил акафист святителю Николаю в храме Ильи Пророка в Черкизово. 15 февраля мы с Норой Николаевной едем в Ленинград. Я остановился у Геннадия Львовича Гольдштейна (и к нему пришел в гости Родион Степанович Гудзенко). А 20 февраля я привел Лену к Норе Николаевне. В мае было покушение на Папу – и как-то все отступило на второй план. В это время арестовали Анатолия Корягина (13 февраля 1981 года). И уже готовились к аресту о. Рафаила (15 февраля мы его встретили в Ленинграде – у него в театре украли паспорт, т.е. следили за ним плотно). 17 марта 1981 года о. Рафаил и о. Иосафат были арестованы. О. Иосафат умер в 2010 году, про судьбу о. Рафаила ничего не знаю. В октябре 1981 года состоялся суд, и оба получили 5 лет. И вот вокруг о. Иосафата был конфликт уже после его освобождения. Всегда так: с исповедниками бывают проблемы. И с о. Владимиром Абрикосовым, и с о. Леопольдом Брауном…
17.09.09. 31 год после изгнания из отряда. Вчера была мысль о том, что жанры Summa, Breviloquium, Hexaemeron – непродуктивны. А вот жанр Quaestiones (к Физике и О небе) оказался продуктивным. Именно в рамках этого жанра были поставлены вопросы, которые потом будут подхвачены Леонардо да Винчи, Коперником и Галилеем. Комментарий как жанр тоже не очень продуктивен. Хотя в рамках этого жанра (комментарии Фомы Аквинского к "О небе") уже что-то появлялось. Но могло и ничего не появиться (комментарии Агостино Нифо и Коимбрской коллегии). Гуманисты флорентийские – абсолютно тупиковый путь с точки зрения науки, равно как и «Метафизические рассуждения» Суареса. Но «Метафизические рассуждения» породили онтологию: от Декарта и Спинозы до Гуссерля и Хайдеггера. А Бошкович «породил» Эйнштейна, как и Кант с его «вещью в себе» и «свободой» (вместе с «прыжком» Кьергегора) породил копенгагенскую интерпретацию квантовой механики.
+++
Из воспоминаний: Отрадный, о. Томас Донахи. Шел снег и таяло. В Отрадном – старые немцы. «Темная масса» - это слова Ленина; но есть и «темное вещество» (оно обладает гравитацией и может влиять [на физические процессы], хотя его и не видно). Об этом Эдит Штайн: скрытые силы истории. Вопреки Андерсену («Новое платье короля») и Декарту с его требованиями очевидности. Об этом нельзя говорить, но в это надо всматриваться. Вот и я буду «всматриваться» в Отрадный. Вероника рассказывала о «Матерях в молитве», я переводил. О. Томас служил мессу.
18.09.09. 31 год назад я покинул Можайск и оказался в Москве. Порадовался чистым улицам. И думал о других городах, других столицах (что везде есть католические храмы и везде я буду дома и смогу молиться).
+++
Лекция у катехизаторов будет 20 сентября в 10.00. Завтра – радиопередача «Католики семидесятых, часть 2» (https://gloria.tv/video/dDjvHyythoRa5BPNWqXfcmoPL).
19.09.09. Пишу в Физтехе, на кафедре философии. Вчера в Духовной библиотеке был вечер Сандра Риги. Были: Ирина Языкова, Маша Таривердиева, Алексей Юдин, о. Глеб Якунин, Зося Беляк. Сандро помнит Нору Николаевну.
+++
Для радиопередачи. 12 ноября 1978 года я познакомился с Норой Николаевной. Она жила в комнате в коммунальной квартире в девятиэтажном доме рядом со станцией метро «Университет». Ее соседями были Юлия Семеновна и ее муж – оба бывшие лагерники. Муж Юлии Семеновны обладал сварливым характером. Когда к Норе Николаевне пришли в гости члены группы «Экумена» вместе с Сандром Ригой и стали с песнями мыть посуду на коммунальной кухне, муж Юлии Семеновны сказал Норе Николаевне со злобой: «Ух, сколько попов привела!». Зато, когда у Горы Николаевны жил о. Александр Хауке-Лиговский, – граф, впоследствии ставший известным в правозащитных кругах как участник голодовки в костеле Св. Мартина в Варшаве, он вел себя так тихо и скромно, что сосед ничего не заподозрил. Хотя тут-то рыба была крупная. Этот приезд о. Александра в Москву состоялся до голодовки, т.е. до мая 1977 года, потому что после голодовки о. Александру было запрещено посещать СССР (кажется, ему аннулировали загранпаспорт). Так как я познакомился с Норой Николаевной в 1978 году, то о. Александра я у нее уже застать не мог, и впервые увидел его лишь в 1989 году. Еще бывал у Норы Николаевны другой польский священник – о. Зигмунт Козар. Он очень любил апельсины, что смешило Нору Николаевну (с ее лагерным прошлым). Как-то о. Зигмунта покусали клопы. Нора Николаевна сказала, что это, может быть, не клопы, а аллергия на апельсины. Тогда о. Зигмунт поймал ползущего по стене клопа, продемонстрировал его Норе Николаевне и торжествующе сказал: «Вот апельсин».
Это по поводу квартиры. Но об этом я узнавал постепенно. Юлию Семеновну запомнил в числе гостей на католическое Рождество 1978 года (но, может быть, видел ее и раньше). Она к тому времени уже развелась с мужем и жила где-то в другом месте.
Веру Львовну, с которой Нора Николаевна прожила в этой квартире 17 лет, я уже не застал (она умерла 25 мая 1974 года). Вера Львовна вступила еще в первую Абрикосовскую общину. Нора Николаевна тогда еще не была крещена, она крестилась в 1926 году, когда Абрикосовская община уже была разгромлена ОГПУ, сестры находились в заключении и в ссылке. Вера Львовна возглавила вторую Абрикосовскую общину уже после смерти Анны Ивановны Абрикосовой. Вторая община обосновалась в Малоярославце.
Еще надо упомянуть Якова Марковича Букшпана и его жену Сару Гиреевну. Они были соседями Анны Ивановны Абрикосовой, жили в том же доме на Пречистенском бульваре, где находилась первая община. Сара Гиреевна приняла католичество (м.б. и Яков Маркович тоже), по крайней мере, их дети: Павел, Татьяна и Мария – были крещены в Католической Церкви и получили религиозное воспитание. Яков Маркович Букшпан известен своей статьей в сборнике, посвященном книге Освальда Шпенглера «Закат Европы».
20.09.09. Прочитал лекцию о Хёйзинге. После меня читала лекцию Наташа Зыкова. Вчера провел радиопередачу «Католики семидесятых: часть 2». Если будет еще возможность выступить на эту тему, то надо будет рассказать о Софье Владиславовне Эйсмонт. Она была свидетелем ужасных вещей (слепые заключенные в Воркуте, обмороженные эстонцы – пеший этап из Котласа в Воркуту, эсер Картинкин, арестованный уже в лагере). После реабилитации Софья Владиславовна поселилась в Вильнюсе, когда я гостил у нее в январе-феврале 1979, она жила в квартале Жирмунай с сестрой Ромуальдой (много ее моложе) в двухкомнатной кооперативной квартире.
Потом май 1979 года. Вильнюс, ул. Дзуку. Там познакомился с сестрой Антониной (ее называли мать Антонина, поскольку она возглавляла монастырь в Вильнюсе). Мать Антонина была из пятидесятников, работала в Армии Спасения (до революции или сразу после) и случайно познакомилась с Анной Ивановной Абрикосовой. И, конечно, подпала под ее обаяние. Ее выбрали старшей вместо Веры Львовны, когда Веру Львовну арестовали в 1942 году и выслали в Казахстан на 5 лет. Мать Антонина (в миру Валентина Васильевна Кузнецова) жила с еще одной сестрой (Леокадией) – простой крестьянкой из Белоруссии – в небольшой квартире на ул. Дзуку, в пятиэтажном доме неподалеку от вокзала. В одной из комнат был оборудован алтарь, на котором служились мессы. Обычно мессы, точнее, литургии по восточному обряду, служил о. Владимир Прокопив, выпускник Руссикума. Про него Нора Николаевна рассказывала, что его хотели повесить, но его отбили украинские партизаны и вынули из петли. Уже находясь в ссылке в Казахстане, он получил 25 лет.
В июле 1979 года Георгий Давидович поехал в Польшу, а в конце августа уехала в Польшу и Нора Николаевна. Она жила в монастыре в Зеленке. Когда она вернулась в Москву, уже в сентябре 1979, на Белорусском вокзале я встречал ее вместе с Андреем Георгиевичем Махиным.
15 октября Георгия Давидовича рукоположили в священники восточного обряда. Рукоположение совершил епископ Павел Василик. В помощь о. Георгию для освоения восточного обряда был откомандирован о. Рафаил Есип, молодой священник-василианин. Он стал бывать у Норы Николаевны (я видел его у нее несколько раз) и понравился ей. В ноябре 1979 года мы с Норой Николаевной снова поехали в Вильнюс. Я опять исповедовался у о. Владимира, как и в мае. Слушали радио. Сообщили, что 1 ноября 1979 был арестован о. Глеб Якунин.
К о. Георгию стал приезжать о. Рафаил Есип (1951 г. р.). Он обучал о. Георгия византийской службе. Бывал он и в Москве и заходил к Норе Николаевне (я его один или два раза у нее видел: худой, аскетичный, похож на Мигеля Про). Потом (в марте 1981 года) их арестовали: о. Рафаила и о. Иосафата (Кавацива). Для о. Иосафата это была уже вторая посадка. Тогда ему было уже за 50. Теперь выяснилось, что он – тайный епископ, но тогда мы ничего об этом не знали. Я о. Иосафата не видел ни разу. О. Владимира Прокопива не тронули (он был уже очень старый), хотя он тоже с ними подписал письмо к съезду КПСС, который состоялся в начале 1981 года, с просьбой легализовать УГКЦ. Дали о. Рафаилу и о. Иосафату 5 лет. Епископа Павла Василика не тронули. Я видел епископа Василика только два раза в жизни: один раз в Ленинграде в сентябре 1980 года, второй раз в Коломые в декабре 1994 года. И вот ниточка пошла и вышла на Ленинград («уния проникла в Ленинград»).
Теперь про Аверинцева. Слушал его лекцию в феврале 1980 года и видел его с женой 25 марта 1980 года в храме Св. Людовика, а потом у Норы Николаевны летом 1980 года. Когда Сергей Сергеевич беседовал с Норой Николаевной, пришел Андрей Георгиевич Махин (в то время уже священник). Увидев нового гостя, Сергей Сергеевич стал прощаться. Наталья Петровна (жена Аверинцева) тоже знала и любила Нору Николаевну. О посещениях Аверинцевым Норы Николаевны упомянуто в книге В.В. Бибихина «Лосев. Аверинцев».
Теперь о Наталье Леонидовне Трауберг (первая встреча с ней – конец декабря 1979 года). Потом в Москве она неоднократно посещала Нору Николаевну. В Вильнюсе в 1981 году познакомился с Витасом Алишаускасом.
Посещала Нору Николаевну также и подруга Натальи Леонидовны – Тамара Яковлевна Казавчинская.
И в марте 1983 – выступление Аверинцева в ИНИОНе. Открыл выступление Ю.А. Шрейдер. Об этом выступлении подробно рассказано у Бибихина. 
22.09.09. Вчера читал Гуссерля. Как убедиться в достоверности существования «другого»? На Гуссерле основано современная светская интеллигентская гносеология и этика. Противник Гуссерля – Хайдеггер – отвергнут. Бог не очевиден, а существование другого человека, его права – очевидны (так считал Гуссерль, хотя существование «другого» строго доказать не может).
Мать Тереза: в любом человеке, даже в беднейшем из бедных, сокрыт такой же мир, как и в тебе. Но отличие Гуссерля от Матери Терезы в том, что для Гуссерля Бог не очевиден, Его можно «вынести за скобки». Вот и вынесли упоминание о христианских корнях Европы из Европейской конституции.
25.09.09. Епископ Павел (Василик): приговор 5 лет лагерей (получил в 1959 году за антисоветскую деятельность). А отец Владимир Прокопив получил 25 лет в 1949 году.  И еще: «Московские новости» от 20 августа 1989 года – «Чернобыль на Чукотке», от 12 августа 1990 года – «Карательная психиатрия». Вчера на радио: Гуссерль. На субботу планируем Хёйзингу. С мамой читал «Воспоминания» Н.Я. Мандельштам и мемуары Владимира Баранова, папы Игоря Баранова.
26.09.09. Был у Лены в больнице на 5-й улице Соколиной Горы. Остановка «Улица Жигуленкова». Проезжал мимо завода «Салют». Много воспоминаний. Прочел лекцию в Физтехе. Потом радиопередача о Хёйзинге (м.б. последняя с участием Горелова).
27.09.09. Отправляюсь на мессу, которую будет служить о. Вернер.
29.09.09. Вчера был у Лены в больнице. Вечером с мамой читали «Воспоминания» Н.Я. Мандельштам. Сегодня – лекция в Opus Dei о Солженицине.
Место писателя.
Пророческая миссия русской литературы. На Западе, конечно, тоже: Гюго, Диккенс, О. Уайльд, Грэм Грин, Кронин... Но в России особенно. Начем с Пушкина, который был сослан за свои ранние стихотворения. Некрасов: «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан». И после них является Солженицын.
Первый христианский поступок – опубликовать свои сочинения, потому что это был огромный риск. Конечно, удар также принял на себя Хрущев (может быть, не понимая до конца, но родственники Хрущева жаловались: «Сколько он претерпел из-за ‘Ивана Денисовича’") и, конечно, Твардовский. Тут проблема «скрытой массы»: сколько людей молилось...
Иван Денисович – это Савельич в «Капитанской дочке», мужик Марей в «Подростке», Платон Каратаев в «Войне и мире». Это мог быть герой и Белова, и Платонова. Смиренный, скромный труженик (не хочет спекулировать коврами – унижаться), вопреки современной идеологии успеха. Лишен национализма и ксенофобии. Любопытно его отношение к интеллигентам: он жалеет их, это ясно видно на примере эпизода с посылкой, которую получил Цезарь Маркович, на примере кавторанга (с породистой лошадью его сравнил, отметил, что за ним нужен особый уход – что-то похожее в «Пустыне Тартари»).
В «Круге первом» есть уже попытка осмыслить происходящее. Впечатление, которое произвел «Круг» на  Твардовского – русского мужика. Там уже есть рассуждения о народе и о привилегированных. Взгляд уборщицы (подметил Иннокентий Володин). Интересно, что Иннокентий Володин реализовался в Олеге Пеньковском. Богатая женщина смотрит, не скрипит ли паркет (в доме на Большой Калужской, который строили заключенные). И спасительная роль творчества (открытие Сологдина, сулящее ему освобождение).
«Раковый корпус»: идея возмездия. Сон Русанова. Смычка партийных работников с блатным миром. Врач Донцова – как ей непросто, хотя она и не в лагере. Вега – судьба одинокой интеллигентной женщины. Сцена в зоопарке: добро и зло.
«Бодался теленок с дубом». Упование на Бога: обыск, но не во зло, а во благо. Сравни книгу Бытия, гл. 50: «Вы замыслили обо мне зло, но Бог обратил это в благо». И мужество. Идти до конца. Напомнил о Маресьеве.
30.09.09. Вчера прочел в центре Opus Dei доклад о Солженицыне. Вел Алекс Хавард. Обратно шел с Андреем до «Курской».
1.10.09. Читал Гуссерля: единство «Я» (постулируется). Другие «Я» - проблема. Эпохе. Cogito (ноэсис) и cogitatum (ноэма). Феноменологическая редукция (т.е. сомнение, «взятие в скобки»). Дискретность актов. Акты веры, согласия, познания, принятия – конституируют личность. Никогда не соглашаться с глупостью и ложью. Не быть легковерным. Не позволять страстям руководить твоими суждениями. Иными словами – трезвение.
+++
Сегодня исполняется год со дня начала поездки в Рим. Что помню? Шофер довез нас с Виталием до Шереметьево. Потом приехал Юдин, а уже после него – Баранов. Летели без приключений. Я читал «Angels, Apes and Men». Кормили плохо (кризис). Взяли багаж и направились к стоянке такси. Таксист подпрыгивал на сидении (слушал трансляцию какого-то футбольного матча). Доехали до гостиницы (Casa Tra Noi). Устроились. Пошли в пиццерию. Потом вышли на улицу Григория VII (Via Gregorio VII), посмотрели на купол Св. Петра.
2.10.09. Читал «Хайдеггер и нацизм» Фариаса. Продолжаю вспоминать поездку в Рим. Второй день. Завтрак в гостинице Casa Tra Noi. Потом поехал к Фаррудже. Долго искал, как выйти к собору Св. Петра. Шел вдоль стены, окружающей Ватикан (сначала пошел не в ту сторону, потом повернул назад). В киоске на Piazzale Gregorio VII купил карту Рима за 6 евро.  Дальше уже было проще. Добрался до Санта-Мария-Маджоре. Долго искал вход в Папский Восточный институт (начал не с того конца Piazza dell’Esquilino, пришлось обходить всю площадь). Наконец, нашел. Встретился с Фарруджей, отдал ему афишу о нашей презентации. Из его кабинета позвонил сестрам Матери Терезы и отправился на Via Casilina. Ехал на автобусе, где увидел каких-то монахинь (оказались сестры Матери Терезы, но не в сари, а в другом облачении), познакомился с ними и с ними дошел до монастыря (Via Casilina 222). Большой участок у них, целый колхоз.
3.10.09. Лекция в Физтехе на 5 курсе. Говорил о Декарте. «Born-again philosophy» (картезианство). Вечером – передача на радио о святом Франциске.
+++
Продолжаю воспоминания о поездке в Рим. После визита к сестрам Матери Терезы я сел на трамвай (остановка Alessi) и доехал прямо до Термини. Потом купил билет до Сассоне и нашел поезд, который туда идет. В Сассоне в кармелитском монастыре должна была состояться конференция, посвященная 40-летию энциклики «Humanae vitae». Выяснилось, что моя соседка по вагону – испанка из Барселоны – тоже едет на эту конференцию. Тем же поездом приехали Галина Масленникова, Ирина Мальцева, сестра Ирина Барцевич и другие члены российской делегации. Я гулял с Галиной Александровной по монастырскому парку, разговаривал. Обратно возвращался где-то в 7 вечера. Сидел на станции «Сассоне», ждал электричку. Прибыл в Рим, по дороге дочитывал молитвы. Возле Термини поужинал в Макдоналдс. Вечером гулял по улице Григория VII, звонил Юдину. Он подсказал мне, как найти Osteria dei Pontefici, где они все уже сидели за столом (Задворный, Юдин и Баранов). На следующий день пошли с Игорем Барановым пешком мимо площади Св. Петра, затем до Кампидольо. Там Игорь встретился с о. Здзиславом Киясом, а я пошел дальше, к университету Санта Кроче. Там познакомился с о. Хуаном-Хосе Сангвинети. Возвращаясь, проходил по подземному переходу от Сaнт-Онофрио к стенам Ватикана. В номере поспал (с 16.00 до 18.00). Вечером опять ужинали в Osteria dei Pontefici. Поздно ночью приехал Горелов.
4.10.09. Сегодня гулял в Гольяново, дошел до фитнес-центра (возле которого гулял 10 месяцев назад). Думал об Анатолии Корягине, о Дэвиде Саттере. Вспоминал телестудию и передачу «Живоносный Источник». А год назад мы с Задворным в этот день поехали на Авентин, посетили генеральные резиденции цистерцианцев и бенедиктинцев. Также прошли мимо храма, где почиют мощи св. Алексия Эдесского. Потом поехали к траппистам в EUR, на Via Africa. Вышел траппист под зонтиком (шел небольшой дождь), взял письмо, но внутрь нас не пустил. Вечером решил зайти в православный храм.
5.10.09. Год назад в Риме посетил православный храм Св. Екатерины. Служил епископ Иларион (Алфеев). Вечером пошли с Задворным на прогулку. Шли по набережной Тибра мимо тюрьмы, мимо синагоги. Пришли на Авентин, посетили церковь Свв. Алексия и Бонифация, а также аббатство Св. Ансельма. Потом отправились на пьяцца Венеция. Потом посетили развалины древнего Рима и там встретили сестру Ирину Барцевич. Пригласили ее и Г.А. Масленникову на презентацию третьего тома Католической энциклопедии.
+++
Читал биографию Гуссерля. Жена Гуссерля – Мальвина – приняла католичество 21 марта 1942 года в Лувене. После лекции о Гуссерле прочту лекцию о Хайдеггере.
Интересная мысль. Гитлер сказал, что ему окопная жизнь в Первую мировую войну дала больше, чем 30 лет обучения в университете. “At thirty years of age Hitler considered that in the course of the First World War he had learnt more about the 'problems of life' than he could have done 'during thirty years at university'”. И Хайдеггер здесь на стороне Гитлера, потому что война – это «экзистенция», прорыв к бытию.
А Гуссерль – против, он за академизм, за трезвость. Как сказал Аверинцев о. Вениамину Новику: «Прекратите выступать в митинговом стиле: вы на научной конференции!». Чего во мне больше: Гуссерля или Хайдеггера? Это как Декарт и Паскаль. Феноменология – это метод («mathesis universalis»). Познание истины. А у Паскаля в основе опыт мистический («Бог Авраама, Бог Исаака, Бог Иакова»). Паскаль – Кьеркегор – Ницше – Хайдеггер. Декарт – Юм – Кант – Гуссерль. Но интересно, что и там, и там выпал Гегель. Гегель оказался тупиковым. Рационализм и волюнтаризм. Трезвость и мистика. Ньюмен – Фабер, херувимы – серафимы, доминиканцы – францисканцы, Аристотель – Платон, Чаадаев – Хомяков, Мережковский – Розанов, Вольтер – Руссо, Толстой – Достоевский, Гегель – Шопенгауэр. Флоренский об эпохэ: совсем иначе, чем Гуссерль. (Выраженная в словах, эпохе сводится к следующему двухсоставному  тезису: «Я ничего не утверждаю»; «не утверждаю и того, что ничего не утверждаю»).
Эгология, феноменологическая редукция, взятие в скобки.
Иоанн Креста – трезвость. Кстати, предупреждал об опасности явлений, откровений, голосов. Потому что истинный путь познания – ночь души, ночь чувств, целомудрие (тактильное наслаждение больше всего вредит разуму): “Enjoyment in the touch of pleasant things [...] greatly weakens the understanding, which is reduced to such a state that it can no longer receive or give good counsel and becomes unreceptive for other spiritual and moral blessings and is as useless as a broken jar”. Поэтому Эдит Штайн стала монахиней.  А Гуссерль – тоже аскет sui generis (как и всякий настоящий немецкий ученый формации XIX века). А Хайдеггер – «гуляка праздный», как и его переводчик Бибихин. А Аверинцев – гуссерлианец. Целомудрен. Как ни странно, Спиноза и Фрейд близки к Гуссерлю: анализ, медитативность, вдумчивость, скепсис. Таков же и Декарт – и это идет от Игнатия Лойолы. «Exercitia spiritualia». Вокруг Декарта были обращения – королева Христина, и вокруг Гуссерля были обращения – Эдит Штайн.
Решена ли Гуссерлем проблема свободы? Здесь как Фома и Скот, как Баньес и Молина, как Спиноза и Кант. У Иоанна Креста ведь тоже нет свободы. «Метод духовной жизни». И у Эдит Штайн – тоже нет. Она принесла себя в жертву и была обречена. И не случайно Эдит Штайн переводила Ньюмена (он ей близок, как близок должен был быть и Гуссерлю: разница между святым и джентльменом).
6.10.09. Год назад в Риме. Утром пошел к сестрам Матери Терезы (вход в их монастырь прямо в стене Ватикана), потом в книжный магазин на Via della Conciliazione, купил книгу Newman the Oratorian. Потом пошел разыскивать Кондрусевича в Domus Romana Sacerdotalis, потом поджидал епископов, выходящих с Синода после утренней сессии. Поджидая епископов, познакомился с Андреем Шишкиным. Вечером была презентация 3 тома Католической Энциклопедии в университете LUMSA. Видел о. Брюса Уильямса, о. Сангвинети.
7.10.09. Думал о Гуссерле. Он держал перед собой Евангелие, но не открывал его: рано. «Оставим на потом» (как и проблемы отцов и детей, а уж проблемы пола – и подавно). Отношение Гуссерля к Евангелию – как у настоящего католика-традиционалиста или православного исихаста. Протестант легкомысленно подходит к Евангелию – ясная книга! Но это не так.
Что я делал 7 октября 2008 года? Я сначала пошел с Игорем Барановым и Сашей Гореловым к о. Лаврентию Доминику  на радио Ватикана. Потом поехал на вокзал Термини. И тут совершил ошибку. Надо было по карте посмотреть: от станции «Roma S. Pietro» до  «Roma Aurelia» всего одна остановка. Потом я сделал еще одну ошибку: сел как раз на тот поезд, который не останавливается на «Roma Aurelia». В результате я оказался на станции «Maccarese Fregene». Там меня и встретили ребята из MJ. А пока я ждал, когда за мной приедут, я наблюдал за тусовавшимися на станции итальянскими подростками.
Воспоминания января 2007 года. Я проснулся, когда поезд уже приближался к Вильнюсу, читал «Дубровлаг», вспоминал о. Леонида... Потом 15 февраля, Сретение, я в храме Рождества Христова. Потом 21 февраля, панихида по Аверинцеву, я знакомлюсь с Аурой Мигель. А 25 февраля – лекция для катехизаторов, на которую пришел Костя Сарапаев и принес диск с лекциями, которые я читал в Колледже католической теологии в 1997-98. 26 марта узнал о похищении Полины Мальковой в Красноярске. В мае – с Аурой Мигель в Санкт-Петербурге и Пушкине. А 7 октября я уже в Лиссабоне. И где-то в ноябре уже лекция о Декарте расшифрована и т.д. и т.п. Летом 2007 я в Родничке – там о. Романо Скальфи, Наташа Стоянова, о. Паоло Пецци (еще не архиепископ), Джованна Парравичини. 8 сентября я у Юли в Крылатском и узнаю про новое назначение Кондрусевича. 13 мая в Москву приезжает Фиони Тирни. В начале января 2008 я опять в Родничке (вместе с Леной), читаю книгу Улицкой «Даниэль Штайн, переводчик», 5 января передача на «Свободе» в программе о. Якова Кротова (http://krotov.info/library/17_r/radio_svoboda/20080105.htm). Летом 2008 опять Родничок. И Рим, а потом – больница.
8.10.09. Год назад. 7 октября 2008 года вечером – прощался с Римом. Разыскивал могилу Антониетты Меа, но не там искал – надо было искать в церкви Санта-Кроче-ин-Джерузалемме. Потом - памятник Деве Марии (Ее Непорочному Зачатию) возле станции метро «Spagna». А два года назад: я в Лиссабоне, меня везут в Синтру, потом опять возвращаемся в Лиссабон. По дороге от дома, где жил Камилу Азеведу, к гостинице «Цюрих», где я остановился, прошел мимо церкви Св. Розария (построена в 1938 году). А у нас что делалось в 1938 году?
9.10.09. Год назад я вернулся из Рима. Бессонная и голодная ночь. И к тому же я был простужен. А два года назад я был в Лиссабоне. Утром гулял по городу, звонил домой из телефона-автомата. Вечером – презентация фильма Fatima na Russia (https://gloria.tv/video/b1AuRat6AL6TLy7ycUdzLvzxg) в Морском музее. После презентации вернулся в гостиницу «Цюрих».
+++
Еще раз подумал, как важно, что Гуссерль жил в Австро-Венгрии (кстати, 150 лет со дня его рождения исполнилось, но этот юбилей не так пышно отмечают, как 150 лет со дня рождения Фрейда три года назад). И важно отметить, что архив Гуссерля хранится в Лувене. И кто учителя Гуссерля? Франц Брентано: католический священник.
+++
Несколько слов по поводу Битова («Пушкинский дом»). Наше «советское» общество было по существу глубоко антихристианским, языческим. И нравственное падение «советского» человека очень хорошо показано. Конечно, тут не без демонизма. Не случайно – Печорин. Ни у кого нет любви, нет молитвы (даже у Альбины). Люди совращаются, и у них нет сил сопротивляться искушению, нет идеологии сопротивления. Они беспомощны перед искушением. Даже Альбина (г-жа де Реналь).
10.10.09. Год назад прочел доклад «Рождение схоластики». Два года назад летел из Лиссабона в Москву через Цюрих (а в Лиссабоне жил в гостинице «Цюрих»!), читал «Вторую книгу» Н.Я. Мандельштам.
11.10.09. Что было год назад? Были занятия в Физтехе: семинар для аспирантов и лекция для пятикурсников. На радио не поехал. Был простужен. Собственно, из-за этого и пошел 16 октября в поликлинику делать флюорографию. И с этого всё началось. Что было между 11 и 16 октября – не помню. Помню только, что в редакцию Католической Энциклопедии заходил о. Александр Симченко (по поводу статьи для энциклопедии о Григории Сковороде). И он позвонил мне 16 октября по мобильному телефону, когда я сидел в очереди на флюорографию.
13.10.09. Вчера исполнилось 16 лет со дня открытия очередного учебного года в Колледже католической теологии (тогда он находился на Кастанаевской улице). «За восемь лет я видел много горя, и не один на мне волосик полинял». В субботу (10 октября 2009) читал Фихте: явная связь между Фихте и Гуссерлем. Фихте еще под знаком человека («О призвании человека»). Так что Гуссерль – последний гуманист. Как Исайя Бланк в «Пушкинском доме» Битова. И конфликт Гуссерля с Хайдеггером неизбежен. Но тут еще Ханна Арендт («Фаина»). Что главное у Хайдеггера: «ничто». Страх (беспричинный, нутряной). Вообще, много иррационального (отсюда любовь Хайдеггера к Ницше).
Для студентов: Гоббс. Думаю, что достаточно материала наберется на одну лекцию. Читал Иоахима Флорского («De Concordia Novi et Veteris Testamenti»). Также читал Malleus maleficarum (там цитата из Апокалипсиса: «Сатана сошел в великой ярости»). Также Фихте: «О призвании человека». Это аккорд заключительный: от Николая Кузанского до Фихте. Явно период (гуманизма) кончился.
14.10.09. Св. Тереза Авильская «Внутренний замок»: «Не думайте, что мы войдем на небо, прежде чем войдем в собственную душу». Это очень по-картезиански. И Гуссерль бы под этим подписался. Только Гуссерль не совершает восхождения к Богу, а это потому, что он не признаёт своего несовершенства. А почему он не признаёт своего несовершенства? Здесь влияние Фихте и вообще немецкой философии. Немец очень самодоволен, начиная с Лютера (но к Хайдеггеру это не относится: Хайдеггер – католик). Декарт же воспитан на иезуитской духовности. Вспомнить также Екатерину Сиенскую: две кельи в нашем внутреннем доме – одна для познания себя, другая для познания Бога. И Декарт из познания нищеты «Я»: я могу сомневаться, значит, я несовершен (еще немного и: я грешник, - но этого шага Декарт не делает), приходит к выводу, что Бог совершен. Т.е. он все же идет по пути, предложенному Екатериной Сиенской и Терезой Авильской. Эдит Штайн стала кармелиткой, и это неудивительно: ведь Тереза Авильская требует войти во внутренний замок. И духовная жизнь кармелиток чем-то напоминает феноменологическую редукцию и эгологию по Гуссерлю.
Гуссерль ругает Канта за то, что Кант считает, что внешние вещи могут действовать на человека даже помимо его сознания. И заслугу Фихте Гуссерль видит в том, что Фихте отказался от этой точки зрения и довел субъективный идеализм до логического предела. А Хайдеггер критикует Гуссерля за отрицание объективно существующего бытия.
16.10.09. Ровно год прошел с той флюорографии. Вчера был у старообрядцев в училище («на Рогожской»). Были: епископ Силуян Новосибирский, Алексей Муравьев, Дмитрий Урушев, Александр Васильевич Антонов. Сегодня – у доминиканцев (о. Евгений Гейнрихс и др.). О. Генерал сказал: меня интересует не прошлое, а настоящее и будущее. Как будто меня не интересует будущее. Но только ключ к будущему – в прошлом. Если человек не интересуется прошлым, то у него нет будущего.
17.10.09. Прочел лекцию студентам 5 курса. Была Мэри Григорьевна. С аспирантами говорил о Фалесе, разбирал случай, описанный в диалоге «Теэтет».
18.10.09. Прочел катехизаторам лекцию о Гуссерле. Следующая лекция будет о Хайдеггере, потом – о Сартре. Вчера на радио «София» передача о Юрии Визборе и Новелле Матвеевой (https://gloria.tv/video/JubAoUAZUzxFTjFs38JGdJ2uj).
20.10.09. Завтра будет год, как я попал в больницу. Что я делал 20 октября 2008 года? С утра пошел в милицию выяснять, что с охраной, переоформил договор. Ира С. (vulnerasti cor meum). Вчера купил Хайдеггера («Что зовется мышлением?»). Что из книг я взял в больницу? Диккенс «Great Expectations», биографию А.В. Колчака (в ЖЗЛ), «The Story of a Soul» св. Терезы Младенца Иисуса. Первые несколько дней не выходил за пределы больничного дворика.
+++
Суарес цитирует Дионисия Ареопагита (О Божественных именах, глава XIII, п. 2: «Нет множества, не причастного единству»). Глава «У Тихона» (исповедь Ставрогина): Тихон действительно кается перед Ставрогиным (хотя там не произнесены слова «Все виновны за всех», но они как бы витают над этой главой). В «Братьях Карамазовых» еще отчетливее: «Да еще скажу тебе матушка, что всякий из нас пред всеми во всем виноват, а я более всех... Воистину всякий пред всеми за всех и за всё виноват». И у Гегеля есть эта мысль, что абсолютная нравственность есть дело не отдельного человека, но всего народа (и отсюда учение Хомякова о соборности).
21.10.09. Ровно год прошел с того дня, как я попал в больницу. Что я смогу рассказать катехизаторам о Хайдеггере? Что Хайдеггер любил Сократа (и именно за то, что Сократ ничего не писал)? Сократ целиком отдал себя философии («сгорел на работе»). Полемика Эдит Штайн с Хайдеггером. Жаль, что Эдит Штайн не оставила воспоминаний о том, как она пришла к Богу. Это было бы её «философствование». Философ стоит на ветру, у него нет ничего личного. Он «несчастен и жалок, и нищ, и слеп, и наг». Его сокровенные мысли и переживания становятся общим достоянием; сам он – предмет ненависти, насмешек, пересудов (книга Фариаса «Heidegger and Nazism»). Вопрос в том, полезно ли это для души? Но философия иначе не возможна. Получается, что Толстой и Достоевский – философы в хайдеггеровском смысле. Список можно продолжить: Владимир Соловьев, Василий Розанов, о. Павел Флоренский, А.Ф. Лосев... Надо много трудиться, чтобы их «интериоризировать»: иначе меня ждет судьба конферансье Жоржа Бенгальского из «Мастера и Маргариты» («Поздравляю вас, гражданин, соврамши»). Они: Кант, Гегель, Гуссерль, Хайдеггер – оторвут мне голову.
22.10.09. Противоположность Гуссерль – Хайдеггер. Гуссерль требует ясности, логичности. Для Хайдеггера философ, обязанный мыслить логично и ясно, все равно что рыба, вытащенная из воды. В воде она в трех измерениях: ambiguity, метафора, поэзия – все в ее распоряжении. Распространенные «двусмысленные» метафоры: «общность жен» (Платон), «Бог умер» (Ницше). Гегель тоже трехмерный, он критикует Канта за того, что у того «плоская философия». Рыба движется в трех измерениях, как и орел (единственное из четырех иезекиилевых животных, имеющее выход в третье измерение).
23.10.09. Сегодня читал Дионисия Картузианца («Толкование на Апокалипсис»). У Суареса («Толкование на 1 часть Суммы теологии Фомы Аквинского») нашел интересную цитату: «До такой степени возросла наглость еретиков, что, не находя ничего прочного или устойчивого в своих заблуждениях, они, в конце концов, впадают в атеизм и отрицают бытие Божие [...]. Поэтому сии хуже всех язычников и магометан, ибо упраздняют всякий образ религии и ниспровергают все основания веры, и не могут признать Писание как слова Божии, ибо если не верят, что Он существует, тем более не поверят, что Он говорил [людям нечто]. Поэтому против них бесполезно аргументировать из Писания или из других богословских авторитетов, но следует или убедить их доводами разума, или, если они крещеные и упорствующие, сжечь на костре». Также читал вчера переписку Хайдеггера и Ханны Арендт ("Ich bin immer wieder im Gespraech mit Parmenides, und die philosophische Literatur erscheint mir bei allen ihren Ergebnissen als ueberfluessig" - письмо Хайдеггера к Ханне Арендт от 9 июля 1973 года. В нем же он благодарит Ханну за присланные ею "Воспоминания" Надежды Мандельштам). Конечно, нигилизм, пустота – это не атеизм. Конструктивная роль «ничто» у Хайдеггера. В «ничто» погружен философ. Он в нем движется. 
24.10.09. Память св. Антония Марии Кларета. Был на мессе, служил о. Вернер. Читал лекцию пятикурсникам о Канте («На что я смею надеяться?»). Была Мэри Григорьевна.
25.10.09. Праздник Христа-Царя (по старому календарю). Читал Хайдеггера.
26.10.09. У Хайдеггера надо научиться эзопову языку.
27.10.09. Хайдеггер и Ханна Арендт, Ницше и Брандес.
28.10.09. Вчера был в «Духовной библиотеке» («Покровские ворота») на вечере, посвященном Кьеркегору. Видел Володю Загвоздкина и Дашу Дроздову.
+++
Все время думаю, что Гегель и Ницше – ключевые философы 4 этапа. И Хайдеггер их продолжает (трехмерность, «ничто» как среда для мысли: как у атомистов пустота, чтобы атомы двигались).
30.10.09. Нельзя говорить о четырех этапах, но это дает мне силу читать. Как только появилась эта идея (23 сентября 2007 года; см. http://www.proza.ru/2013/07/22/1733), я начал расшифровывать лекции, читать философские тексты. Мне теперь не страшен ни Ницше, ни Бердяев (только скучен), ни Хайдеггер, ни Шпенглер. Мне теперь все они интересны, так как я проверяю свою идею. Даже «De secretis mulierum». Совершается то, что предначертано. Понятно теперь, почему разгромили святилище Сераписа (в 391 г. н.э.). Там, оказывается, алхимией занимались. Могли изобрести греческий огонь и спирт. Тогда история человечества пошла бы по другому пути.
+++
Мне симпатичен Хайдеггер (его сочувствие к военнопленным). Его ненавидят – тем лучше.
31.10.09. Хайдеггер начинает надоедать. Но все же надо прочитать до конца книгу «Что зовется мышлением?». С аспирантами разговор об Аристотеле: почему вода тушит огонь, а воздух не «тушит» землю? (вопрос Дениса Силантьева).
2.11.09. Сегодня был на Тихвинском (Алексеевском) кладбище. Завтра – встреча с о. Фернандо. Читаю Хайдеггера, готовлю лекцию о нем. Как говорит Хайдеггер, плотника тянет к разным породам дерева… В принципе, любой философский текст может стать предметом лекции. Хёйзинга труднее всего дался, потому что он не философ. С Гуссерлем и Хайдеггером – легче. Очень легко с Розановым. Легко и с Флоренским. А будет ли легко с Лосевым, когда я до него доберусь? А я доберусь обязательно.
4.11.09. Праздник Казанской Божьей Матери. Вчера был на исповеди у о. Фернандо. Он посоветовал почитать Анри де Любака «Драма атеистического гуманизма». Написал письмо в Кармил в Новосибирск. Читал Дионисия Картузианца (его толкования  на Апокалипсис).
+++
Философия должна быть беседой, воспоминанием о предыдущих беседах, записью бесед. Только та философия живая, которая обращена к живым людям.
5.11.09. Вечером читал Гегеля, думал о будущей лекции об Апокалипсисе (https://gloria.tv/video/BjLAd53KMM6jVRBmNNnXrgHwF). Главное, конечно, это идея развития. Дух развивается, проходя стадию тельца, льва, человека и орла. Идея развития есть у Гегеля, у Фейербаха и у Конта (и у Ницше в Заратустре: верблюд, лев, ребенок). Т.е. с моей идеей я могу читать любые тексты, она - как антидот, как оберег от всех злых сил и влияний. Еще читал «Дневник писателя» за 1873 год – воспоминания Достоевского о Белинском (в частности, об увлечении Белинского Фейербахом). 
6.11.09. Schaedelstaette – Голгофа. Редкое слово, его нет даже в Большом немецко-русском словаре. Гегель: «Schaedelstaette des absoluten Geistes»: “Цель, абсолютное знание, или дух, знающий себя в качестве духа, должен пройти путь воспоминания о духах, как они существуют в нем самом и как они осуществляют организацию своего царства. Сохранение их [в памяти], если рассматривать со стороны их свободного наличного бытия, являющегося в форме случайности, есть история, со стороны же их организации, постигнутой в понятии, – наука о являющемся знании; обе стороны вместе – история, постигнутая в понятии, – и составляют воспоминание абсолютного духа и его Голгофу, действительность, истину и достоверность его престола, без которого он был бы безжизненным и одиноким; лишь –
Из чаши этого царства духов
Пенится для него его бесконечность”.
8.11.09. 31 год со дня встречи с Георгием Давыдовичем Фридманом. Встречался с Леной Макуниной в магазине ОЗОН (около станции метро «Третьяковская», за Третьяковской галереей).
10.11.09. Купил в Институте философии книгу богословских сочинений Хомякова.
16.11.09. Вчера прочел катехизаторам лекцию о Хайдеггере. Сегодня купил «Бытие и ничто» Сартра. Следующая лекция будет о Сартре (http://www.proza.ru/2010/09/12/674). Надо этот месяц читать Сартра, размышлять о Сартре. Уже несколько дней читаю «Бесы» (впервые читал осенью 1974 года). Надо использовать Сартра, чтобы сказать своё. Как это сделать?
18.11.09. Читаю «Бесы» Достоевского, а также «Бытие и ничто» Сартра. Любопытно, что Хайдеггер прочел только первые сорок страниц «Бытия и ничто» и потом отдал Гадамеру. Кстати, о Гадамере. Каковы его отношения с Хайдеггером? У Сартра – свобода (контингентность), поэтому он критикует Спинозу и Гегеля. Пьеса Сартра «Некрасов» - не о поэте, а о каком-то русском невозвращенце, на редкость бездарная. Хайдеггер бы до этого не опустился. Иногда надо держать паузу, молчать: Хайдеггер здесь мастер. Сартр и Хайдеггер встретились лично во Фрайбурге 23 декабря 1952 года, когда Сартр приехал туда прочесть лекцию. Еще у Сартра важно: «Ад – это другие». У него страх перед бытием. Хайдеггер тоже говорит о страхе (Furcht), только у него страх «нарисованный», а у Сартра – реальный. Хайдеггер бесстрастен, как древний стоик. Интересно, что и Ницше был кроток: в отелях – идеальный посетитель, вежливый, не капризный. И еще, конечно, парадоксы свободы – тут Сартр силен. И «садизм-мазохизм»: думаю, Хайдеггер не стал бы вводить это в философию. Это у Сартра от Фрейда. А Хайдеггер упоминает Фрейда лишь мельком, например, в лекциях 1933-1934 года (изданы в 2001 под заголовком «Sein und Wahrheit»).
20.11.09. Вчера в 22.45 был убит о. Даниил Сысоев. Requiesce in pace et ora pro nobis! Сегодня был на Алексеевском кладбище (день рождения Ларисы).
22.11.09. У Шопенгауэра «Мир как воля и представление» начинается с эпиграфа из Руссо (из его книги «Юлия, или Новая Элоиза», которая произвела в свое время огромное впечатление на Канта): «Расстанься с детством, друг, пробудись!». Вся линия зашла в тупик. С Ницше начинается новая линия: Ницше – Шпенглер – Хайдеггер.
25.11.09. У Сартра обратить внимание на «садизм» и «мазохизм». Здесь влияние психоанализа. Хотя в трактовке «самообмана» Сартр расходится с Фрейдом. У Фрейда, как и у Спинозы, главное – понять. А у Сартра есть морализм, взятый у Канта (или у Маркса?). Вообще, меня всегда приводит в изумление морализирование материалистов.
26.11.09. Сартр включил тему сексуальности в философию: у Гуссерля и Хайдеггера этой темы не было.
30.11.09. Все это время читаю «Бесы» (давно уже не перечитывал, по крайней мере, лет 25). В прошлое воскресенье (22 ноября) были с Леной и с Беном в Третьяковской галерее, там видел портрет Достоевского работы Перова (1872 год). 20 декабря – лекция о Сартре. Что главное: свобода, понимание свободы. Человек свободен только в том случае, если есть ничто. Ничто как условие свободы. Сама свобода в основании всего. Она ничем не ограничивается (тут вспомнить impedimenta libertatis по Нольдину). Потом еще одно важное понятие у Сартра: Другой (с большой буквы) и Третий (тоже с большой буквы). Т.е. Троица. Четвертый, пятый – это уже «мы» (Mitsein по Хайдеггеру), толпа. Это особый разговор. Сначала – Другой. Тут два тупика: любовь-мазохизм и ненависть-садизм. Третий необходим, чтобы вывести эти отношения из тупика. Кто Третий? Иисус? Ближний? Посторонний (по Камю)? Сверхчеловек (по Ницше)? Бог? Человечество возможно только тогда, когда его кто-то наблюдает извне. Т.е. Бог. Без Бога нет человечества, есть только отдельные люди. Также нет и рабочего класса, если нет капиталистов. Видя «других», «эксплуататоров», эксплуатируемый осознает, что он эксплуатируем. Здесь гегелевская идея: дух не может осознать себя без человека, который для духа – Другой. Появляется Другой – он раб или господин (по Гегелю) – и отсюда все начинается.
3.12.09. В субботу 28 ноября отпраздновали 80-летие Юрия Ивановича Семенова (http://www.svoboda.org/a/402909.html).
4.12.09. Праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы (в 1978 году был на всенощной накануне этого праздника в храме Антиохийского подворья в Москве).
+++
Гегель о парадоксе кучи: «Es wird gefragt: Macht ein Korn einen Haufen?»
5.12.09. Стал немного уставать от Сартра. Но надо упорно читать, вчитываться – до 20 декабря.
7.12.09. Читал Сартра. Его мысль: человек должен быть абсолютно независим от Бога. Иначе он сливается с Богом. У Декарта (по мнению Сартра) человек сливается с Богом, потому что Бог поддерживает человека в существовании. И пантеизм Спинозы Сартр рассматривает как логическое следствие картезианства. У Хайдеггера Сартр берет идею заброшенности свободного человека в мир, но критикует тезис Хайдеггера о человеческом бытии как «бытии к смерти». По Сартру, человеческое бытие – это «бытие к Богу» (человек должен стать Богом). Но тут Сартр приходит к противоречию и бросает свою книгу. Она так и остается незавершенной, что позволяет говорить  о «неполноте Сартра». А наполнить философию Сартра можно только христианским содержанием. И это сделать очень легко. Выражаясь словами Достоевского, «совершенный атеист стоит на предпоследней верхней ступени до совершеннейшей веры». «Изменение жизненного проекта». Можно привести в качестве примера притчу о блудном сыне, но Сартр приводит пример Федора Раскольникова из «Преступления и наказания».
8.12.09. Читаю материалы к «Бесам» (т. 11 ПСС), там много философских рассуждений. Их тоже надо внимательно изучить, не все они вошли в роман. Например, о любви Ставрогина к Западу. Мог ли Ставрогин стать католиком? Я тоже пытался найти почву, смиряться, опрощаться. Но когда занялся историей римских пап (благодаря Задворному), все развалилось. А опрощаться и ощущать почву можно и в католичестве (Мария Горетти, Тереза Младенца Иисуса, Фаустина Ковальская, Тереза Калькуттская, кардинал Миндсенти, архиепископ Лефевр, отец Стефано Гобби). И папы I тысячелетия совсем не были простыми и почвенными. Наоборот, культура и высокая культура (и у греческих богословов, и у латинских). Задача для Ставрогина – это погрузиться в философию и богословие. Иначе страсти разорвут его на части. Я читаю лекции – и через это страсти проникают в меня. Если бы я просто занимался философией в полном уединении… Может быть, и Аверинцев искал уединения в Вене. Любой мыслящий человек – немного Ставрогин (влияет на других, подчиняет себе других). Здесь страшный соблазн злоупотребить своей властью.
+++
Сартр находится под сильнейшим влиянием Хайдеггера. Достаточно обратить внимание на заглавие его книги «Бытие и ничто», отсылающее нас к книге Хайдеггера «Бытие и время». Но Сартр пытается сбросить с себя гипноз Хайдеггера. У Сартра есть теплота французского гуманизма, которая присуща всей французской философии (кроме Декарта). И этой теплоте противостоит холод немецкой философии (кроме Ницше и Шпенглера). Хайдеггер тоже хочет быть теплым, но у него это плохо получается.
9.12.09. Ничто, по Сартру, это ничто в бытии, какая-то пустота в человеческом сердце, жаждущая наполнения. Вчера в проповеди архиепископ Пецци именно об этом: Богородица – это уже рай, а все философы только ищут рая. Да, этого ни Лютер, ни Гегель, ни каббалисты не поймут. Поэтому Богородица для них страшна. Не хватает Ставрогину богородичного христианства. И самому Достоевскому тоже (и Розанову). Народ, почва – зачем это, когда есть Богородица. Она наша почва. Иначе Шатов может стать Хорстом Весселем. И Хайдеггер тоже почвенник («Я буду веровать в Бога!»).
Сартр: «ничто как червь». Червь должен быть исторгнут, иначе человек будет вечно мучиться. «Червь их не умирает».
10.12.09. Читал о Гегеле: «Hegel on the Immutability of God». Все мои догадки подтвердились.
+++
Странно. Я сейчас пишу и говорю то, что люди хотят и могут услышать. Ощущение, что я нащупал нерв, открыл секрет, как нравиться читателю. Но не получается ли, что я, по апостолу Павлу, «чешу уши». Нет, думаю, что все-таки не чешу уши, а просто не пересаливаю суп.
Какая цель вообще обращения к Notebook 4 (http://www.proza.ru/2011/04/14/951). Конечно, вспомнить сентябрь 2005 – апрель 2006. Но не только. Еще и воссоздать эмоциональную обстановку тех дней. Проследить как во мне рождался («в муках») философ. Как сглаживались неровности стиля. Как отходило на второй план богословие. Пока совсем не «спрячу его в карман», как Александр Васильевич Антонов.
Читал сегодня Копплстона о Герцене и других русских философах. Николай I закрыл философские факультеты в России. Чего-то испугался.
11.12.09. Вчера с мамой читал воспоминания Эммы Герштейн. Узнал интересную деталь: в санатории «Узкое» отдыхал Осип Мандельштам. Последний раз я был в «Узком» на конференции 17 мая 2003 года. А до этого я посетил Узкое в конце сентября 2000 года (конференция «Богословие и наука»). Тогда Андрей Анатольевич Гриб докладывал о «сильном антропном принципе» (Бог сотворил мир для того, чтобы возможно было Боговоплощение). Я помню эту мысль, посетившую меня в 1997 году: «Общаясь со Христом, мы общаемся с Богом: бабочка села на плечо Христа и прикоснулась к Богу». Этого Гегель не мог понять, как не понимал он вообще святости плоти. Такая же идея пришла мне относительно Владимирской иконы Божией Матери: шека младенца Христа прикоснулась к щеке Богородицы (Бог прикоснулся к человеку). Вот как возможны реальные отношения между Богом и творением, без того, чтобы приписать Богу акциденции (ибо отношение – одна из акциденций). Так что цель Боговоплощения – установление реальных отношений между Богом и творением.
+++
Потихоньку начинает восстанавливаться в памяти 2000 год. Октябрь 2000 – доклад о Владимире Соловьеве в Библиотеке № 116 (теперь Библиотека № 83). 4 ноября читаю вслух детям «Первый учитель» Айтматова.
Почему я с ностальгией вспоминаю сентябрь 2000 года? Потому что не было проблем. Работа над первым томом Католической Энциклопедии, чтение лекций в Консерватории, занятия латинским языком с детьми во Французском клубе, посещение семинара Антонова, лекции в Физтехе. Папа был еще здоров, и с о. Леонидом были хорошие отношения (с 5 февраля 2000 года я прислуживал в алтаре). О. Антоний часто посещал еще храм Рождества Христова в Измайлово. И еще служил там о. Илья Одяков. Но уже в 2001 о. Антоний ушел в Отдел внешних церковных связей (тогда его возглавлял митрополит Кирилл), весной 2003 года заболел отец, летом 2004 ушел из храма о. Илья.
13.12.09. Был на радио «София». Тема передачи: «Теодицея» (https://gloria.tv/video/HDVzTZUhjgrBSu7sR72k7H1ZM). С мамой продолжаем читать Эмму Герштейн. Дошли до следующего эпизода: «В Предисловии, где Блок перечисляет разнородные события, из которых образовался единый музыкальный напор эпохи, он называет такое: В Киеве произошло убийство Андрея Ющинского, и возник вопрос об употреблении евреями христианской крови. Эта оскорбительно-объективная фраза возмутила Мандельштама».
15.12.09. Тогда (13 декабря 1998) был под глубоким (почти гипнотическим) впечатлением от Айтматова («Белый пароход»). Теперь под таким же впечатлением от «Left to Tell» (даже во сне разговаривал). Сегодня закончил воспоминания о римской конференции 1996 года. Всё уже улеглось, многие умерли, кто еще жив – постарели. Сейчас уже видно, что ничего не вышло ни из «Марии-Софии», ни из идей профессоресы Адзарро. Прочел где-то: «К смерти готовься, а рожь сей!». Читаю Сартра, готовлюсь к лекции 20 декабря.
16.12.09. Вчера читал Сартра «Антисемит и еврей». Все это можно отнести и к геноциду в Руанде или к событиям в Сумгаите. Я читал, еще учась в начальной школе, о столкновениях между азербайджанцами и армянами в Баку (в учебнике это объяснялось политикой царского правительства, якобы натравливавшего одну нацию на другую, чтобы отвлечь людей от классовой борьбы). Однако царя давно нет, а этнические и межрелигиозные конфликты продолжаются. И антисемитизм никуда не делся. И сербы с хорватами до сих пор не помирились.
+++
Читал про Симону де Бовуар. Понял, что ей посвящена книга «Бытие и ничто». Хорошо помню, как подростком читал ее книгу «Очень легкая смерть».
18.12.09. Две установки по отношению к ближнему (у Сартра). Первая – это цепочка «любовь, язык, мазохизм»: быть рассматриваемым, стать объектом в чужих глазах, т.е. претерпевать. В общем, это позиция пассивная, хотя в начале и ставилась цель завоевать чужую свободу, очаровать. Вторая – это цепочка «безразличие, ненависть, садизм»: рассматривать, оценивать, судить. Отсюда безразличие. Безразличие переходит в ненависть и садизм.
+++
Завтра радиопередача. Буду говорить об 11 главе «Откровения» (https://gloria.tv/video/qkugkhrsXhqLHJXz2V2tySAKM). 1) Образ храма: что означает «отдан язычникам»? Торжество (временное) зла. Но не окончательное. В сам храм зло не войдет. Думаю, что имеется в виду то, что в некоторые души не войдет зло. А в некоторые войдет. Радикальная контингентность по Сартру. 2) Два свидетеля. Опять же, почему не оставить людей в покое? И эта странная немощь – неспособность убить этих свидетелей, растерзать их. Хотя попытки делаются. Я, когда читал Апокалипсис в 1976 году, думал о Сахарове и Солженицыне. Наивно, конечно. Есть много других примеров: Петр и Павел, Петр и Иоанн. Бог хранит, и ничего не делается. Хотя сказано: «Некоторых из вас умертвят». 3) «Одеты во вретище». Нищета. Независимость. «И отучнел Израиль, и стал упрям; отолстел и разжирел» (Втор 32, 15). «Заплыло жиром сердце их» (Мф 13, 15).
+++
Июнь 1996 года. Прием в Колледж католической теологии (собеседование). Пришли старообрядцы: Сергей Брониславович Даукша и Михаил (беспоповец): бородатые, плохо одетые… Я подумал: это конец Колледжа, не наберем студентов. Оказалось, я ошибся. В конце сентября было еще одно собеседование. Тогда, как мне кажется, и пришла Татьяна Григорьевна (химик) и Татьяна Леонидовна (режиссер). И Нелли Олеговна Подгорская. Помню, что рядом со мной сидела сестра Целина и удивлялась. Я был полон энтузиазма. Потом, к концу собеседования, пришла Лариса Петропавловская сдавать философию (в июне она не смогла прийти на экзамен). Потом стала задавать мне вопросы, насчет инквизиции и по поводу полемики с католиками в журнале «Москва». Я ее успокоил, и она продолжила учиться в Колледже. Она переводила лекции по истории Церкви, которые читала английская монахиня сестра Мэри Тоттон (http://www.twirpx.com/file/1744213/) и подружилась с ней.
+++
Радиопередачи 2008 года:
2 февраля «Толкование Св. Писания» (ad mentem patrum)
16 февраля «144 тысячи»
22 марта «Иисус – Спаситель истории»
29 марта «Мировой город О. Шпенглера и Вавилон Откровения»
3 мая «Петр и Иоанн»
+++
Потом всё-таки убили их (двух свидетелей из 11 главы Откровения). К всеобщей радости людей. Вот наглядный пример действия массового сознания. Толпы людей. Миллион парижан вышли хоронить Барбюса в 1935 году. А если вспомнить взятие Бастилии или факельные шествия в Берлине? Бывает, конечно, и другой народ – кающийся. Но в данном случае – это массовый психоз. Дарили подарки, как в День Победы. См. описание спонтанного празднования окончания Первой мировой войны в романе Дос Пассоса «1919». Праздновали «победу над Богом». «Бог, наконец, от нас отстал». «Бог умер». И люди обнимаются, как в сне Версилова (смотри роман Достоевского «Подросток»).  Осиротели – и рады! И какое разочарование через 3 с половиной дня! Они воскрешены и возносятся на небо. Чудо, значит, Бог не умер.
Т.е. эти 3 с половиной года, пока два свидетеля действовали, фактически шла война. Люди решили устроиться без Бога, но эти два свидетеля мозолили им глаза. Здесь, по Сартру, «другой», «свидетель», «взгляд». И то, что они неуязвимы, доказывает, что не только эти два свидетеля наблюдают, но и что Сам Бог наблюдает («Око взирало на Каина» - смотри «Дар» Набокова). И Бог недоволен. И вот победа – и тут же разочарование. А потом кара – землетрясение. «И прочие объяты были страхом и воздали славу Богу небесному» (Откр 11, 13).
Что важно в Откровении: действие на небе и действие на земле. Два плана: как в романе «Мастер и Маргарита». И как у нас: внешние события и внутренняя жизнь. Ахматова: «Когда б вы знали, из какого сора/ Растут стихи, не ведая стыда». На земле льются слезы и кровь, а на небе тишина. И так бывает тоже и на земле. В Лиссабоне нет затемнения и комендантского часа, открыты кафе и рестораны, народ развлекается, а Европа истекает кровью. Или геноцид в Руанде, а мы в России ничего не знаем, жизнь течет по-прежнему. Или у человека горе, а по телевизору развлекательное шоу. Но небо – это сознание. Это душа мира. Оно важнее, и оно отзывается на то, что происходит на земле, и управляет тем, что происходит на земле. Идея порождает события. Слово становится плотью. И даже материалист Маркс вынужден признать, что «теория становится материальной силой, как только она овладевает массами» («die Theorie wird zur materiellen Gewalt, sobald sie die Massen ergreift»).
20.12.09. Вспоминаю поезку в США. Что четко помню? Взял с собой две книги: Толстой «Воскресение» и Яки «The Purpose of It All». Летел польской авикомпанией через Варшаву. В Варшаве меня встретили двое ребят из MJ и отвели в гостиницу. Мы еще немного погуляли с ними по городу (в основном, около сталинской высотки «Дворец культуры и науки»). Потом они дали мне открытку от Тома Крина, в которой он поздравлял меня с праздником Фатимской Божией Матери (13 октября). Утром пошел в церковь, так как было воскресенье. В аэропорт я приехал заранее, читал Яки, первую главу о прогрессе и о хрустальном дворце. Потом летел в Чикаго (10 часов). В самолете уже читал Толстого, вспоминал Ларису Петропавловскую. Когда подлетал к Чикаго, смотрел на озеро Мичиган. Встречали меня о. Генерал (Альфонсо Дуран) и Стив Дреннан. Угостили пиццей. Ехали по Cicero Ave. Штаб-квартира MJ располагалась на West Morse Street (там и метро «Морзе» минутах в 15 ходьбы: станция наземная). Дом MJ большой, двухэтажный. Есть и подвал, где я и жил. Комната маленькая, тесная, но зато рядом библиотека. Дом совсем рядом с озером. Я в первый же день исповедовался о. Павлу Воте (умер 26 ноября 2009 года). На следующий день вместе с Дэвидом (мулатом: отец негр, мать латинос) поехали смотреть Sears Tower и Art Institute. Помню, что жетончик на метро (маленький, металлический) стоил 1 доллар 35 центов.
21.12.09. Какие планы? Призвание мое определилось четко: это философия. После лекции о Сартре (http://www.proza.ru/2010/09/12/674) всё стало ясно. Насчет толкования Апокалипсиса – посмотрим. Иру Савельеву я не сразу заметил, сначала обратил внимание на ее дочь Диану, это было весной 2007 года. Жаль, что перестала ходить на лекции Эля Колесникова. До сих пор вспоминаю ее присутствие на лекции о Сократе. Но я ее стеснялся. Она слишком умная для меня. Вчера видел африканцев и о. Майкла Райана. Я начинаю любить африканцев после «Left to Tell». Эта книга меня совершенно изменила.
+++
В магазине Primus versus купил Исайю Берлина (в январе буду читать о нем лекцию катехизаторам).
22.12.09. Ночью опять думал о Руанде. Не отпускает меня эта страна. Вспоминал и свою жизнь. Не хочется страдать. Но всё истинно великое рождается из страдания (вспомнить, как страдал и жаловался Достоевский, когда писал «Бесы», вспомнить головные боли Ницше, слова Кьеркегора о медном быке, который прекрасно звучит, когда в нем стонет заживо сжигаемый человек). И вообще, что «философия рождается из отчаяния»: «There has been more than sufficient talk in modern philosophy about all speculation beginning with doubt, but insofar as I have been able on occasion to be occupied by such deliberations, I sought in vain for some enlightenment on how doubt is different from despair» (Кьеркегор). «Tvivl» (сомнение) в датском языке однокоренное с отчаянием («fortvivlelse») и с глагогом «беспокоиться» («fortvivl»). А для Исайи Берлина в страдании не было ничего «возвышенного и искупительного» («there was for him nothing sublime or redemptive in suffering… for him suffering could never be a blessing, it was always a curse»). Поэтому Исайя Берлин не понимает величие и ценность жертвы Христа. Поэтому он не поймет и христианских мистиков, они ему будут чужды. И Исайя Берлин считал, что Достоевский не понял Пушкина: «Dostoevsky’s celebrated speech about Pushkin… perversely represents Pushkin».
+++
У Исайи Берлина 6 врагов свободы: Гельвеций, Руссо, Фихте, Гегель, Сен-Симон и Де Местр.
Из воспоминаний о Чикаго. Приступы тошноты (при посещение Sears Tower). Книга о Марии Горетти. Слова о. генерала: «Addiction to depressive thoughts». Партия в шахматы с о. Павлом Вотой («incredible»). Вопрос о Гарабандале. В ресторане вспоминал «Анну Каренину»: обед Облонского и Левина. Епископ Грэхэм Леонард – сдержанный, интеллигентный, но ничем не запомнился. Вообще, идей не запомнил. Слова о. генерала: «God is much more powerful [than the devil]». Журнал с фото Мирьяны Драгичевич на обложке. The MIR group в Новом Орлеане. Родители Стива (мелкие предприниматели, кажется, владельцы гольф-клуба). Том Крин – его неудачное, но эмоциональное выступление в Новом Орлеане.
Еще можно вернуться в 1994 год. Встреча с о. Сергием Головановым в июне 1994. Он мне рассказал об Ивано-Франковске. Одесский пляж Ланжерон (август 1994).
23.12.09. Ростов-на-Дону (декабрь 1996 года). Предложил идею поездки о. Григорий Церох. К тому времени уже версталась книга проповедей Антония Падуанского и были налажены отношения с Сергеем Шпагиным. Кстати, Шпагин встречал меня на вокзале в Ростове-на-Дону на микроавтобусе и очень расстроился, что я не привез книги (видимо, о. Григорий ему что-то пообещал, но я об этом ничего не знал). Вместе со Шпагиным пошли в гости к о. Эдварду Мацкевичу, настоятелю местного католического прихода. Потом состоялась моя первая лекция в университете. Мне был задан вопрос: «Какие интересы преследует Ватикан на православном Дону?». Я ответил: «Ватикан не вычерпает православный Дон своим католическим стаканом». На следующий день выступал перед какими-то учителями в городском отделе народного образования. Я говорил о веротерпимости, о связи религии и культуры, всем понравилось. Потом прочел лекцию о явлениях Девы Марии. Ирония Шпагина. Перед лекцией ко мне подошла какая-то девушка, очень настойчиво расспрашивала про Великую Шартрезу (Интернета еще не было).
+++
Потом начался 1997 год. 28 января, в праздник св. Фомы Аквинского, я позвал дьякона Андрея Кураева прочесть лекцию в Колледже католической теологии. А 4 февраля приехала Вероника Велслер (Уильямс) со своим родным братом дьяконом Морисом. Им меня как переводчика рекомендовал о. Корнелий Дохерти. В мае 1997 я был в Ивано-Франковске (кто-то из преподавателей дал мне брошюру, содержание которой мне активно не понравилось. Я понял, что мне будет трудно найти понимание). Хорошие отношения у меня, впрочем, сложились с о. Иваном Козовиком (преподаватель философии, ныне декан философско-богословского факультета Ивано-Франковского богословского университета), о. Орестом Остаповичем, а также с о. Иосифом Даниловичем, которому я исповедовался. Также взаимопонимание я нашел у епископа Иринея Билика и епископа Павла Василика, которого помнил еще по Ленинграду 1980 года.
25.12.09. С мамой читали воспоминания Эммы Герштейн. Юля Ильюта предложила позаниматься физикой с ее дочкой Катей.  В «Родничок» этой зимой не поеду.
+++
Январь 1997 года. Похороны Анатолия Савельевича. Мы встречаемся с о. Майклом Скрином на станции метро «Авиамоторная», идем пешком мимо Лефортовской тюрьмы к храму Свв. Петра и Павла. Там отпевание. Потом похороны на Введенском кладбище. Потом поминки. Я сказал, обращаясь к Тане: «Благодари Бога, что у тебя был такой отец».
4 февраля 1997 года. Встретил в аэропорту «Шереметьево» Веронику и дьякона Мориса. Потом поехали на такси в Тверь. В Твери познакомился с местным настоятелем католического прихода о. Ричардом. Он подарил мне книгу о Джеральдине – визионерке из Австралии. Спустя пять лет в Россию приедет друг и собрат о. Ричарда по Марианскому движению священников о. Майкл Гохрен. Тогда католический храм в Твери и приходской дом еще только строились. Рядом была мечеть. 1-3 мая (?) был в Ивано-Франковске. И, кажется, именно тогда возвращался через Львов. А в конце мая и в ноябре был Минск.
28.12.09. Что касается Минска (май 1997). Помню, что приехал без плаща, а было холодно. В тот приезд, кажется, познакомился с Натальей Валентиновной. Купил часы? Приехал с вокзала прямо в ЕГУ (никто не встретил). Приехал рано, никого еще не было, взял с полки книгу и начал читать (это была статья Н.С. Трубецкого «Соблазны единения»). Особенно меня поразила фраза: «Для того чтобы обсуждать этот вопрос (соединения церквей. – И.Л.), верующий христианин должен поставить себя вне всякой церкви и смотреть на себя как на судью над церквами». И, кажется, в мае читал в Ивано-Франковске письма пап русским князьям. Но возвращаюсь к Минску. Постепенно стали собираться участники Кирилло-Мефодиевских чтений. Был православный священник из Ивано-Франковска, мы обсудили с ним общих знакомых. Потом православный священник из Словакии (о. Александр?) рассказывал о геноциде сербов во время Второй мировой войны. Еще были Тайванс, А.Б. Зубов и Ира Языкова, а также дьякон Александр Мусин. Я подарил митрополиту Филарету журнал «Theologia» № 7 с моей статьей «Метафизика таинства покаяния» (http://www.proza.ru/2009/08/14/472). Тост у владыки: о семи церквях Апокалипсиса и о белых одеждах. Значит, уже тогда задумывался об этом. Леон Леонович рассказывал о Fondazione per le scienze religiose в Болонье. «Заговор обновленцев». Почему-то я не испугался. А.Б. Зубов сказал мне: «Молитесь за о. Андрея Кураева, и Вы полЮбите его». Старообрядцев (возле Белорусского вокзала) посетил в конце июля 1997 года. И тогда же видел Антонова. И в начале августа, когда направлялся в Издательство Францисканцев за экземплярами книги Ф. Шида «Богословие и здравый смысл», опять зашел к старообрядцам и был поражен красотой церковного пения (и вообще – всем).
29.12.09. С мамой читали Эмму Герштейн (о Льве Гумилеве).
30.12.09. У католиков не принято, чтобы миряне богословствовали (исключение: Уильям Уорд «The Ideal of a Christian Church» и, пожалуй, Честертон. Ну и Фрэнк Шид). Паскаль не считается ортодоксальным богословом, больше богословствующим философом. Но, впрочем, Папа Иоанн Павел II процитировал его в «Fides et ratio». У православных не так: Хомяков, Владимир Соловьев, Достоевский, Бердяев, Мережковский, Зернов. Интересный вопрос (уже вне конфессий): а разве философ, рассуждающий о Боге, не богословствует? Можно ли говорить о богословии Декарта, Спинозы, Канта, Гегеля, Ницше? И является ли богословом Кьеркегор? И сейчас есть богословствующий мирянин Хоружий (а до него – Аверинцев).
31.12.09. Вчера позвонил Дмитрию Федоровичу Лаврову. Он рассказывал о своем отце Федоре Филипповиче. Вот вкратце: «Родился в 1896 году. Окончил Академию художеств в Варшаве, переехал в г. Пинск, работал как живописец и скульптор. Участвовал в выставках. Выполнил витражи в Пинском кафедральном соборе. После оккупации города Советскими войсками (1939) и установления Советской власти руководил изокружком в местном дворце пионеров. В 1940 участник Всебелорусской выставки изобразительного искусства в Минске. Арестован в Пинске 20.06.1941. Инкриминирована активная борьба против Советской власти. Постановлением Особого совещания (ОСО) Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) от 27.06.1941 осуждён на пять лет лагерей. Срок отбывал в Вятлаге, лагпункт Лесное. Вначале был на лесоповале, позднее переведён художником в музыкально-драматический театр Вятлага. Одновременно выполнил памятник Ленину для Лесного. Освобождён 20.06.1946. Оставлен по вольному найму до особого распоряжения. В 1952 переведён в г. Тавда Свердловской обл. (Востурлаг). назначен художником офицерской школы Министерства внутренних дел (МВД). Реабилитирован 19 ноября 1966 г. Президиум Брестского облсуда. Умер в 1971 году». Супруга Федора Филипповича – Вера Васильевна – была сестрой офицера польской армии, расстрелянного в Катыни. Сколько они горя перенесли. Ее с сыном выселили из Пинска, отправили на Урал. Дмитрию Федоровичу было тогда 10 лет. Он вернулся к вере после смерти отца.
+++
Вообще, я начал сужать сферу своей деятельности. Пусть будет «история философии». Окружают меня, в основном, атеисты: Ю.И. Семенов, Е. Орел, А. Левицкий, В. Загвоздкин… А настоящих верующих (апологетов) мало среди интеллигенции: умерли Ю. Шрейдер, Вл. Муравьев, С. Аверинцев, о. Георгий Чистяков, Н. Трауберг …  На смену им никто не пришел… «Жена убежала в пустыню».
4.01.10. Память чудесного источения слез в Аките (4 января 1975 года). Вчера закончил читать «Left to Tell». Как я пришел к этой книге? Наверное, мощный шаг был сделан 19 августа 1998 года. Потом май 2001, когда ехал в Минск. Потом март 2003 – визит к о. Вернеру. Потом январь 2004 – о. Вернер у меня в гостях, знакомится с моей женой. И его проповедь об Илибагизе 14 октября 2007 года. И еще важно знакомство с Беном Ортмерсеном (4 декабря 2001 года).
5.01.10. Выстраивается лекция об Исайе Берлине. Ёж и лисица. Шесть врагов либерализма (свободы): Гельвеций, Руссо, Фихте, Гегель, Сен-Симон, Жозеф де Местр. Ежи: Паскаль, Достоевский, Ницше. Лисицы: Макиавелли, Эразм, Гете, Пушкин. «Novelty seeking» и «harmony seeking» (Robert Cloninger).
6.01.10. В Минске (ноябрь 1997) помню только конференцию, посвященную о. Павлу Флоренскому. Кто-то из выступавших сказал, что Флоренский ему интересен, а Христос ему не интересен.  Я говорил о роли Церкви в становлении университетов, что из университетов, основанных при содействии Церкви, вышли Коперник и Галилей. По поводу Флоренского и Христа я сказал: «Заявить, что интересуешься Флоренским и не интересуешься Христом, это все равно, что сказать, что я умнее своей бабушки». Со мной был Виктор Одиноченко из Гомеля – католик и демократ. В декабре 1997 года вышла моя статья в газете «Свет Евангелия», вызвавшая полемику. На нее ответили Петр Сахаров и Алексей Юдин, а потом и «Радонеж»: http://www.antipapism.kiev.ua/print.php-bid=9&tid=124.htm. Новый год встречали с Сережей в санатории «Лунево» (Костромская область). Посетили Ипатьевский монастырь, рядом – улица Веселова, где жила в ссылке Анна Ивановна Абрикосова. Читал Гоголя («Шинель», «Рим»).
+++
Надо систематизировать, уточнять формулировки, цитаты. Все проверить, выверить. Чтобы каждый ход мысли был математически ясен. Должна быть ясность. Картезианская ясность. Такая, какая была у меня, когда я писал «Метафизику таинства покаяния».
10.01.10. Получил письмо от сестры Анн-Вероники из Рима. Надо посмотреть, что писал Исайя Берлин о Солженицыне: «Solzhenitsyn thinks he is like Tolstoy, but he is much more like Dostoevsky». А Достоевский – еж (по классификации Берлина). Еж – это мыслитель, который исходит из идеи, а не из реальности, и реальность воспринимает сквозь призму идеи. До предела это доведено у Канта (почему-то Берлин предпочитает говорить о Фихте, хотя Кант – гораздо лучший пример ежа). У Канта чистое своеволие: он даже Бога хочет подчинить своему моральному закону. Гегель рассуждает немного иначе, как и Спиноза, но, тем не менее, они оба – ежи. Всякий последовательный философ – еж (включая Сократа, Диогена Синопского и римских стоиков). А вот Макиавелли – типичная лисица (беспринципный). И поэтому Макиавелли – не враг свободы. И Пушкин – «архилисица» (arch-fox). Также лисица – Аристотель (а Платон – еж). Но Берлин не видит всех изгибов зла. Кто такой маркиз де Сад в его классификации: получается, что лисица. Или Нерон? Поэтому садизм скорее может быть присущ лисице, чем ежу. И Чезаре Борджа – лисица, именно с него Макиавелли писал «Государя». Тут надо понять диалектику зла: ее понял Сартр и понял Достоевский. А до них понял Кант, который считал аморальным всякий компромисс со злом. И лисица – Федор Павлович Карамазов (русский маркиз де Сад). Еж получается благороднее лисицы. Лисицу не интересует ничего, кроме охоты. Она наблюдатель (по Сартру). А Сартр уже показал, как из холодного наблюдения рождается садизм.
11.01.10. Купил билет в Киев. Что буду говорить в Киеве? Актуальность Фомы Аквинского. Пять доказательств бытия Божия («Почему что-то есть, когда могло ничего не быть?»). Упрек Гегеля: обожествление хостии, т.е. конкретного: “Christus wird als ein Gegenwaertiges dargestellt, und in dieser Lehre liegt die falsche Bestimmung, indem naemlich die Hostie als ein aeusserliches Ding verehrt  wird. Mit Recht ging die lutherische Reformation besonders gegen diese Lehre”. Дух, по Гегелю, не может вместиться в конкретное, ибо конкретное случайно, а религия не может иметь случайного содержания. Здесь главный вопрос. Иконоборчество протестантизма. Ответ Фомы: per concomitantiam. Еще тема: Фома Аквинский и Ленин (об объективности истины и «реального» мира). Учение Фомы Аквинского о Троице (почему три?): «Tres autem sunt notiones personales, idest constituentes personas, scilicet paternitas, filiatio et processio». И теодицея: «non vult mala fieri, sed vult permittere mala fieri».
14.01.10. Актуальность Фомы Аквинского. Особая культура мышления и жизни. Целомудрие (в широком смысле). Макиавелли и Лютер совсем другие. Каждое слово должно быть значимо. Что делает человека интеллигентом? Некая невинность. Алеша Карамазов и старец Зосима интеллигентны, а Ракитин и старец Ферапонт – нет. У Ракитина нет благородства. У старца Ферапонта нет культуры, образованности. Фома Аквинский не устарел, а непонятен, как может быть непонятна математика или музыка (если они сложные). Устарел ли Аристотель? Об этом подробнее.
15.01.10. Гоббс о Евхаристии: «They face us down, that it hath turned the Bread into a Man; nay more, into a God; and require men to worship it, as if it were our Saviour himself present God and Man, and thereby to commit most grosse Idolatry». И Гегель, и Спиноза… Целый поход устроили. Действительно, прав Далгернс: «Что если мы обнаружим, что за последние семь столетий все профессора абстрактных наук сознательно или бессознательно спорили о Пресвятом Таинстве» (“What if we should find that for the last seven hundred years all professors of mental science have been consciously or unconsciously disputing about the Blessed Sacrament”).
В марте 1998, уже, кажется, после Самары, мы с Вероникой и дьяконом Морисом едем в Калугу на автобусе с Киевского вокзала. Стояли с дьяконом Морисом всю дорогу, разговаривали. О чем – не помню. Потом они остались там ночевать, а я вернулся на электричке в Москву. В электричке читал «Pierced by a Sword». А перед Самарой навестили о. Илью Одякова в ВНЦПЗ. Там увидел часовню и рядом мемориальную доску в память Снежневского.
+++
Получил письмо от о. Гобби. Ему в этом году исполнится 80 лет, а он всё путешествует по разным континентам. Несгибаемый человек! Что это вообще за поколение? И что будет, когда оно уйдет? Сможем ли мы принять эстафету? Что нас ждет? Вот землетрясение на Гаити. Но что бы ни было, моя миссия ясна: лекции, дневники… «Усовершенствуя плоды любимых дум…».
20.01.10. Вчера был в храме Рождества Христова («сходящего нань»; дословно: «грядущего нань»). См. Откр: сущий, бывший и грядущий. Т.е. Святой Дух. Еще одно свидетельство о Троице.
+++
Купил Кьеркегора «Повторение».
23.01.10. Вчера был у Юли на работе (м. ВДНХ). 22 января была передача на радио «Теос» (о. Эдуард Шатов, Мария Таривердиева). Читаю Кьеркегора «Повторение». Кьеркегор – это настоящая «принцесса на горошине». Гиперчувствительный. Но м.б. таковы все гении? Протестантский подход: жизнь дана для счастья. Его ни разу не посещает мысль «aut pati, aut mori». А Пушкин: «Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать». В связи с этим вспомнил мысль Мандельштама, высказанную им в эссе «Скрябин и христианство»: «Искусство не может быть жертвой, ибо она уже совершилась, не может быть искуплением, ибо мир вместе с художником уже искуплен, — что же остается? Радостное богообщение, как бы игра отца с детьми, жмурки и прятки духа!». Жизнь как игра, и та же мысль у Хёйзинги и Гессе (оба – протестанты).  И Мандельштам протестант. М.б. для лютеран этот настрой более характерен, чем для кальвинистов. Страх перед женщиной – потому что нет культа Девы Марии. И фиксация на жертвоприношении Авраама: страх перед отцом. А отец у Кьеркегора суровый.
26.01.10. Пишу в поезде Москва-Киев. Сегодня позвонил архиепископу Юрковичу. Может быть, удастся увидеться. Долго я никуда не выезжал. Последний раз – в «Родничок» в июне. Думаю о лекции «Актуальность Фомы Аквинского». Было время, когда он был (или казался) неактуален. Гегель в «Истории философии» уделил ему всего полстраницы. Это было связано с критикой (развенчанием) Аристотеля. Ведь Фома во многом опирался на Аристотеля. Например, на аристотелевское учение о движении. С Шишковым говорил о зле. Я сказал, что зло – это параметр, характеризующий направление вектора. Длина вектора – величина скалярная и положительная, а направление может быть отрицательное, т.е. не к Богу, а от Бога. Сама по себе ангельская природа, включая волю, добрая, но направление воли может быть злое. И тогда, чем богаче, чем одареннее природа, тем на большее зло она способна. Это не могут понять те, кто не признает свободу воли. Т.е. неоплатоники, Спиноза, Гегель, материалисты. Но могут понять Паскаль, Кьеркегор, Достоевский, Сартр.
В понедельник (25 января) был на Алексеевском кладбище. Тишина, ни одного человека, всё запорошено снегом. «Не скорбите прежде времени». В воскресенье (24 января) был у Дмитрия Федоровича Лаврова.
Умер о. Томас (21 января). Он нас (с Вероникой и дьяконом Морисом) возил в Отрадный. Там немцы. Как они много выстрадали. И никто их не понимает. Только Бог («утрет всякую слезу с очей их»). Такого горя я еще не видел. Теперь, узнав, что происходило в Руанде, я лучше стал понимать, что происходило в России.
Веронику немцы не поняли. И она их не поняла. Им бы о. Вернера и старую мессу. Но о. Томаса они по-своему уважали. Он же ирландец, а ирландцы с немцами не воевали. И он был святой человек. Именно благодаря ему я еще в 1996 году узнал про Гарабандал (нашел видеокассету, когда мы с женой и детьми жили в его квартире в Самаре).
27.01.10. Пишу в поезде Москва-Киев. Теперь вспомню визит к Огородникову. Случайно или нет, что Вероника и ее брат жили у Ольги Алексеевны, в 5 минутах ходьбы от приюта Огородникова на Поповом проезде, д. 2? Вот я общаюсь с Огородниковым почти 12 лет, а хорошо ли я его знаю? Через него познакомился с Беном Ортмерсеном, Револьтом Пименовым младшим, публиковался в основанной им газете «Община XXI век»… Лев Гумилев сказал о Невзорове: «Износ этноса».
+++
Посещение Красково. Тоже непонятно. Да и Кристина Гэллэхер пока без продолжения. У Гарабандала было продолжение: сосны в Коврове, о. Гобби, о. Майкл («The Village Speaks»), вокзал в Терни. Но и от Кристины осталось что-то: полный розарий (с марта 1998): «пятнадцать окон». И общее апокалиптическое настроение.
Потом поездка в СПб к францисканцам. О. Августин Гардин (теперь епископ). Потом пошел к Марку Элькинду. Повторения не получилось: вместо Милосердного Иисуса какая-то дама в белом. Ездил на Карповку, чтобы почтить память св. Иоанна Кронштадтского.
Потом еще раз в СПб. На конгресс семьи. Жили с Леной в гостинице «Советская» (теперь «Азимут»).  Познакомился с о. Георгием Митрофановым. Исповедовался у о. Эухенио Мацео (аргентинца). Сейчас нашел похожего священника. Но прошло 12 лет. Зря? Не думаю. Что-то остановило. Искушение? Я не понял. Остались записи лекций – вот и всё. И Энциклопедия.
В июне (1998) – поездка в США. Здесь главное – встреча с Сильвией Грегер. Также книги.
В августе – Анапа. Читаю Чехова («Степь»). 19 августа встречаюсь с о. Рольфом, а затем с о. Леонидом.
Вечером добавил: пишу в монастыре (доминиканском). Был в нунциатуре, беседовал с архиепископом Юрковичем.
По поводу доклада «Актуальность святого Фомы Аквинского»:
Находясь в Швейцарии, Ленин конспектировал «Историю философии» Гегеля. В «Истории философии» Гегель уделяет Фоме Аквинскому полстраницы. Декарт иронизировал над рассуждениями Фомы Аквинского об ангелах, строил философию без Аристотеля. Но кончилось это тем, что на смену Декарту пришел Спиноза со своим пантеизмом. А из Фрэнсиса Бэкона вышел Гоббс и Локк. Как же возродился томизм? Лейбниц о Фоме Аквинском с похвалой в «Трактате о метафизике». А возродился томизм потому, что картезианство и эмпиризм зашли в тупик. Лейбниц это прекрасно видел. Но и Лейбниц был не понят («Кандид» Вольтера). Французская революция – вот результат отказа от Фомы Аквинского. Террор. И тогда романтики бросили клич: назад в средневековье! Де Местр, Лакордер, Шатобриан, Бональд… А Де Местра заметил Исайя Берлин. Т.е. не такой уж это незначительный персонаж. В России: о. Владимир Абрикосов, Лидия Бердяева, Аверинцев.
28.01.10. Был во Владимирском соборе. Мощи митрополита Макария, умученного от татар в 1497 году. Икона св. Петра Могилы. Вечером прочел лекцию (после мая 2008 года в Минске – первое выступление за пределами Москвы).
30.01.10. Список радиопередач, которые я вел на радио «София» (неполный): 14 октября 2006 года (Послание ангелу Фиатирской церкви); 28 октября 2006 года (Откровение Иоанна Богослова); 17 февраля 2007 года (Послание ангелу Лаодикийской церкви); 23 июня 2007 года (Учение о Троице); 14 июля 2007 года (Учение об искуплении); 2 февраля 2008 года (Толкование Св. Писания); 16 февраля 2008 года (144 тысячи); 22 марта 2008 года (Иисус – Спаситель истории); 29 марта 2008 года (Мировой город Шпенглера); 3 мая 2008 года (Петр и Иоанн); 30 января 2010 года (К 150-летию со дня рождения А.П. Чехова).
31.01.10. Знак (медный змей) должен быть вознесен высоко, так чтобы всякий мог его видеть. Сейчас может увидеть каждый человек (благодаря Интернету).
+++
О Кьеркегоре. Здесь надо начать издалека: с Паскаля. Потом Лейбниц, после которого европейская философия уходит от христоцентризма. Лейбниц, да еще, пожалуй, его ученик Вольф – это последние благочестивые христианские философы. А потом пришли французские просветители (все, как один, враги Христа) и Кант с Фихте и Гегелем (противники откровения). А уже такие современники Кьергегора, как Фейербах, Шопенгауэр и Штирнер, – вообще атеисты, даже без фигового листочка. Так что Кьеркегор – или осколок прошлого, второй Паскаль, затесавшийся в ХIХ век, или провозвестник будущего, т.е. человек, родившийся слишком рано. Пессимизм роднит его с Шопенгауэром. Но все же Кьеркегор, в отличие от Шопенгауэра, смог примирить пессимизм с христианством, но с христианством по-своему понятым, далеким от лютеранской ортодоксии (как, впрочем, был далек от нее и Лейбниц).
+++
Воспоминания мая 1998. В Краков приехали голодные. Накормили, дали нам с Сережей (моим сыном) номер на двоих. Очень уютный. Сереже понравился. Потом вечером пошли погулять. Дошли до трамвайной линии. А утром слушали лекцию Елены Сохацкой-Ильченко о блаженной Фаустине Ковальской (сейчас уже причисленной к лику святых). Потом, уже в автобусе, она рассказывала мне о Гданьске, о HLI, о Еве Ковалевской и Галине Масленниковой. Мы говорили всю дорогу до Ченстохово. И я как-то упустил из виду Сережу. Правда, в Бельгии всё опять наладилось. Поехали вместе с Сережей в Сине. И в Амстердаме гуляли все время с Сережей, а Елену как-то потеряли из виду. Зато появился Амедей из Того (очень понравился Сереже). И по Дрездену гуляли вместе с Сережей, а Елена уехала в Берлин.
В августе 1998 года, в «Молнии», читал «The Glories of Mary» Альфонсо Лигуори. В Анапе читал Чехова: «Степь» и «Дуэль». 24 августа умер Юлий Анатольевич Шрейдер. Но еще до этого (м. б. 20 августа) выступление Аверинцева в Киноцентре. Осенью 1998 Диана Нам (тогда студентка 3 курса Московской консерватории) стала посещать мои лекции. Тогда начался и Дом Марии (встречи раз в месяц). 6 января 1999 года – я в Дивеево. В апреле – первое интервью Якову Кротову (тогда еще не священнику).


Рецензии