Корабли

Мы с Толиком сидели на крыльце и вырезали лодочки из сосновой коры, которую собрали вчера на опушке леса.
Чтобы добраться до леса нужно было вначале пройти до конца улицы, она одна в нашей деревне, и вдоль неё стоят небольшие, деревянные дома, окружённые садами, в том числе, дома наших бабушек, моей и Толика.
Здесь, в деревне, мы проводим летние каникулы, приезжая из пыльной, знойной Москвы каждый год.

За длинной, деревенской улицей начиналось поле, заросшее травой, которую косили в июле, и потом живописные стога сена стояли долго, украшая местность.
Мы с Толиком бегали на опушку леса посмотреть, не появились ли грибы.
Но вместо грибов мы набрали кору, которой было много на земле, около оголённых сосен.
Бабушка сказала, что в этом году на лесные деревья напал вредный жучок-паучок, поедающий древесину так, что она осыпается прямо-таки как осенние листья.

Толик, увидев кору, воскликнул:
- Будем вырезать корабли, Максимка!
Я сначала не понял его, но когда Толик стал собирать кору, догадался:
- Молодец, Толик, сделаем флотилию кораблей и запустим в озеро.
Мы выбрали самые большие куски коры, горкой сложили их на земле, но как донести до дома?
Толик первый снял футболку, снизу связал её узлом, и получился мешок, в который он и положил всю сосновую кору. И я сделал точно также.

Когда мы вернулись, наши бабушки, чтобы мы особо сильно не скучали без дела, дали нам задание собрать чёрную смородину, мне с двух кустов, а Толику с трёх.
Отказаться мы не могли, и так устали, что в тот день нам было не до кораблей.
И вот сейчас мы сидели на крыльце и с помощью небольшого ножика пытались вырезать... нет, корабли у нас пока не очень получались, а получались лодки, и я вырезал их уже четыре, а Толик три, но большие.

- Ребята, давайте я вам покажу, как сделать катер, - сказал папа, - а то я смотрю, вы всё одни и те же лодки мастерите.
Папа взял кусок коры потолще и вырезал что-то, похожее на прямоугольную коробку:
- Это будет рубка корабля. Ты знаешь, зачем она нужна, Толик?
- Знаю, отсюда капитан управляет кораблём.
- Правильно. Но рубка корабля предназначена не только для размещения командного пункта и боевых постов, здесь находятся все системы и приборы управления кораблём. А если это боевой корабль, то и системы управления оружием.
- Получается, что рубка корабля - это его сердце, - сделал вывод я.
- Именно так, - улыбнулся папа.

Потом он начал срезать кору вокруг рубки, образуя площадку, которая увеличивалась больше в длину, и постепенно получалась палуба.
Спереди палуба заострялась, создавая нос корабля, а сзади она становилась как-бы прямоугольной, формируя корму.
- Максимка, Толик, давайте-ка тоже приступайте к строительству катера! - обратился к нам папа.

И мы, взяв наши маленькие ножики, стали вырезать рубку, потом палубу, потом нос и корму корабля. Кора сосны была мягкая и податливая, она пахла смолой и лесом, и вырезать из неё было приятно.
- А теперь, мальчики, нам осталось...
- ...осталось сделать боковые стенки корабля, - перебил я папу.
- Правильно, а боковая часть судна называется борт, и вот теперь вы знаете основные части корабля. 
- Есть ещё подводные лодки.
- Не только подводные лодки, Толик, есть пассажирские судна и боевые корабли, есть баржи и океанские лайнеры...
- ...как "Титаник", - перебил я папу.
- Ну "Титаник" мы с вами пока не осилим построить, но лодки и катера, я смотрю, у нас получились.

На крыльце стояли семь лодок разных размеров, которые мы с Толиком вырезали первыми, и три корабля, похожие всё-таки больше на катера.
Словно читая мои мысли, папа сказал:
- У нас получились три катера и семь лодок, настоящая флотилия - объединение кораблей.

- Только все ваши лодки и катера какие-то скучные, - сказала мама, которая сидела на веранде и вязала, изредка поглядывая на нас, а вместе с ней и Муська, пристроившаяся у её ног. Лениво развалившись на полу, Муська то и дело радостно виляла пушистым хвостом и протяжно пела "мя-ау, мя-ау".
- И что ты предлагаешь? - спросил папа.
- Вспомни "Алые паруса"!
- Ах, да, совсем забыл, - улыбнулся папа.
- Алые паруса? - удивился я.

- Да, сынок, ты пока не читал эту удивительную книгу Александра Грина, - сказала мама, - это моя ошибка, непременно и в ближайшее время её исправлю. Хотя... - мама встала и быстро вышла.
Вскоре она вернулась, держа в руках кусок красной ткани:
- Это будут наши алые паруса.
Мы выбрали самую большую лодку, вбили посреди её палубы длинный гвоздь, а по бокам два небольших гвоздика, вырезали из красной ткани треугольный кусок и закрепили его на гвоздях.

А потом мы все, мама, папа, Толик и я, пошли на озеро и спустили на воду наши катера и лодки, среди которых была одна с алым парусом.
Мы стояли на берегу, прохладный ветер дул нам в лицо, на озере была рябь, и наша флотилия, покачиваясь на невысокой волне, отправилась в плавание.
Не сразу, постепенно, парусник вышел вперёд, а за ним потянулись катера и лодки.

- Мама, о чём та книга, где рассказывается о корабле с алыми парусами, - спросил я.
Мама задумалась, а потом сказала:
- Она о Мечте.


Рецензии
Настоящий урок по теории устройства судна, Галина Петровна!
Рукастые парни, ничего не скажешь.
Да и головастые) Не каждый догадается из футболки мешок сделать.
Интернет может подобного не подсказать))
Да и черную смородину Интернет за тебя не соберет))
А с бабушками лучше не спорить. Сказали собирать, значит собирай.
А еще понравилось как мама очень коротко и емко рассказала про книгу "Алые паруса".
Удачи Вам, Галина Петровна, и успехов в творчестве.
С большим уважением.

Поздняков Евгений   17.05.2018 00:20     Заявить о нарушении
Большое спасибо, Евгений!
От души желаю Вам радостного и успешного литературного творчества!
С уважением,

Галина Кузина   17.05.2018 07:30   Заявить о нарушении