Июльский релакс

      литературный этюд

      Я иду на реку. Июль в этом году непривычно теплый. Обычно лето в северных краях не балует, поэтому я пользуюсь любым солнечным  днем, чтобы позагорать. Это желание, честно говоря, затягивает. Существует мнение, что в нем есть что-то наркотическое. Это верно. 

      До реки недалеко – минут десять-пятнадцать. Я иду привычным путем мимо панельных пятиэтажек. Из приоткрытых окон гремят посудой хозяйки. Что-то готовится на кухнях. Звякают ложки, тарелки, крышки, что-то падает… Эти звуки я слышала еще в детстве. Мне кажется, что я девочка, вышла во двор погулять, и мама скоро позовет обедать.
      
      Я иду по Набережной, скользя взглядом по рекламным вывескам. Приятно идти не торопясь, зная, что впереди еще много таких неторопливых дней и что ты в своей яркой летней одежде и обуви без каблука легко вписываешься в это мягкое июльское утро.
      
      Сворачиваю к мосту и спускаюсь к реке. В сторону моста и обратно следуют люди с канистрами или большими бутылками. Одни идут за водой на родник, другие возвращаются оттуда. Мне через мост переходить не надо. Под ногами, выложенная двумя рядами плит дорожка, которая тянется вдоль берега. 

      Берега широкие, но сама река почти совсем спряталась среди камней. Три электростанции держат ее в узде. Свою красоту и силу она может вспомнить только во время недолгого водосброса. 
      
      Я спускаюсь ближе к воде и нахожу удобный камень. Есть места и на траве, но мне нравится устраиваться среди камней. Они выглядят чище, словно постоянно умываются с утра.

      Устроившись и скользя взглядом по водной поверхности, начинаю обдумывать сюжетные ходы очередной новогодней сказки. Да-да, именно новогодней. Это всегда приходится делать  летом, когда ничто и никто не мешает мне сосредоточиться.

      Сочинять сказки для новогодних утренников не так легко, как может показаться на первый взгляд. Имеются в виду, конечно,  качественная сказки, а не наскоро сколоченный конфликт Бабы-Яги и Дедом Морозом. Здесь я нахожусь в том же положении реки, стреноженной тремя электростанциями, и не могу развернуть сюжет во всю силу. Приходится подстраиваться под скромные возможности зала и скромный состав актеров. Сказка для детей, поэтому и тематический ее диапазон  довольно узок, да и в диалогах не развернешься. Выручает подтекст – тот самый добрый подтекст, который практиковался в советские времена. Наши сказки смотрят и взрослые. Им тоже должно быть интересно. Но самое невыносимое – это хороводы, которые обязательны и которые надо каким-то образом логично вписывать в действие. Да и само действие должно длиться не более пятидесяти минут. Заодно с сюжетом сочиняются костюмы, декорации, реквизит, музыка… Мероприятие платное, поэтому низкий уровень я позволить себе не могу. Я вообще не могу позволить низкий уровень.

      Порой я возмущаюсь, что делаю чужую, с официальной точки зрения, работу, поскольку никто лучше не сделает, но потом снова смиряюсь. И не только потому, что словосочетание «никто лучше не сделает» греет творческое эго, но, главным образом, потому, что определил меня к этому не директор, а кто-то там наверху, тот, который некогда развернул мою линию жизни именно в эту сторону. Что ж, буду продолжать нести все это, пока смогу. Не случайно я родилась в год Вола.
      Иногда мне жаль, что все ограничивается масштабами небольшого городка, но, наверное, так нужно и я необходима именно здесь и именно этим людям.

      Мысли движутся медленно, заводят сюжетный ход в тупик, и все начинается снова. Я начинаю разглядывать приходящих на реку людей. Часто это родители с детьми. Маленькие дети обычно худенькие и легкие, как мотыльки, особенно девочки. Они быстро перемещаются с камушка на камушек, залезают в воду и ловят мальков. Когда и как эти стройные невесомые девочки-мотыльки успевают превращаться в толстых теток с недовольными лицами?

      Снова возвращаюсь к мыслям о сюжетном ходе, но пока он вырисовывается смутно. С ним соперничают воспоминания из далекого и недалекого прошлого, реальные и нереальные мечты, планы, ложные и явные страхи. Нет, лучше думать о сюжетном ходе. Пока есть только основные персонажи и первая картина.
Течет вода, текут мысли. Покрикивают чайки, подлетают и садятся на камни голуби. Они почему-то смотрят на меня с ожиданием. Наверное, кто-то подкармливал их здесь. На другом берегу в лесу каркают вороны. Это карканье всегда вносит в душу тревогу.

      Записала в блокнот некоторые мысли по сказке, но тут в голову неожиданно пришли начальные строчки стихотворения для моего любимого мужчины. В сентябре у него День рождения. К этому дню стараюсь готовиться заранее. Подарок я уже приготовила. И вот теперь эти неожиданные строчки... У меня давно была мысль что-нибудь ему написать, но боялась, что стихи получатся грустные, поскольку сама история наших отношений неоднозначная, но раз пришло, попробую что-то сделать. Знаю, что ему будет приятно, а, значит, будет приятно и мне.

      Снова разглядываю людей. Как все-таки много толстых, причем молодых. Мне их жаль. Я сама всегда боялась стать толстой, тем более, что генетика к этому подталкивала. И родилась я весом в 4 кг, и родители имели крупные формы, и в детстве худышкой не была, однако проскочила. Я и сейчас не худышка и ношу 48-й размер одежды, но я и в десятом классе носила такой же размер.

      Поворачиваюсь к солнцу спиной и беру почитать «Исповедь Айседоры Дункан». Каждый раз ношу книгу в сумке, но взялась почитать только сейчас. Я читала ее и раньше, просто люблю перечитывать время от времени то, что понравилось. Да, удивительная была женщина. Восхищает не столько талантом, сколько своей судьбой и огромной верой в себя.

      Время близится к полудню. Солнце становится недобрым. Собираю сумку и иду домой. Иду той же дорожкой. Несколько раз спотыкаюсь. Это новая обувь. Недавно купила туфли-балетки, и теперь спотыкаюсь. Кроме этого натерла мозоли. Новое всегда натирает мозоли и заставляет спотыкаться.
      
      На скамейках вдоль дорожки сидят мамочки с колясками, молодежь, пенсионеры и мужики с пивом. 
      Лето, но люди почему-то одеты тускло и неинтересно. Редкая девушка или девочка порадует глаз ярким платьем. Кругом надоевшие одинаковые серо-синие джинсы в обтяжку, топы или футболки скучных цветов, хотя в магазинах полно разноцветного недорогого ширпотреба.
 
      На турнике подтягивается худощавый высокий парень в шортах. Это радует. Есть еще надежда, если люди  занимаются спортом просто так, а не для олимпийских медалей. Рядом на поляне у гостиницы играют в волейбол.

      Под берегом в небольшой заводи купаются ребята, своими счастливыми криками оживляя еще один июльский день.  В их восторженных воплях проскакивают матерные словечки. Когда мат звучит из уст детей – это жутковато. Они становятся похожи на детей-старичков из «Сказки о потерянном времени». Особенно странно выглядят, изрекающие эти модные засаленные словечки, девочки-подростки. Но взрослые почему-то решили, что мат – это тоже русский язык, что это круто, и с большим успехом  вольно или невольно обучают этому языку детей. Может быть, уже начать преподавать его в школах?

      Возле дома благоухает, собранная в маленький стожок и уже подсохшая скошенная трава. Пахнет, как в деревенском доме у дедушки, где мы отдыхали в детстве. Набираю несколько охапок сена в пакет, приношу домой и раскладываю под открытым окном. Теперь в квартире пахнет, как у дедушки.

      Все окна открыты, но в комнатах душно. Дома никого нет. Хожу в лифчике и трусах, пью воду, холодный брусничный морс и остываю. Брусничный морс настоящий, поскольку сделан в наших местах. Срок хранения – пять дней. Это тоже обнадеживает. Хорошо, когда есть что-то настоящее.

      Вспоминаю, что кончился чернослив. Надеваю другое яркое летнее платье, беру другую, уже маленькую, сумку и неторопливо иду до лавки, где продают сухофрукты, орехи и разные специи. Ветерок, прилетевший с залива, колышет легкий подол. Помню, в юности мне очень хотелось стать цыганкой, и идти вот так в длинной юбке по улице и чтобы она ритмично отлетала от ног, как в танце.

      По дороге покупаю контурный карандаш для губ, который у меня тоже кончился и голубые тени для Шляпника – персонажа, которого я буду играть в новогодней сказке. Я люблю играть странных персонажей. Помню, когда мне давали роли девушек или женщин, завязанных на разных любовных историях, я  всегда чувствовала себя неуютно. Пожалуй, если бы мне довелось закончить театральное училище, я бы играла потом в каком-нибудь ТЮЗе и была этим счастлива.
 
      Покупаю чернослив и курагу, возвращаюсь домой. Перед глазами снова плохо одетые люди. Как это грустно. Ну, например, на девушке черные обтягивающие джинсы. Это в такую-то жару! Джинсы подчеркивают крупную и низкую попу. И без того не длинные ноги зрительно становятся еще короче. Ах, как смотрелась бы на этой девушке приталенное легкое платьице с расклешенной юбкой, босоножки на небольшом каблучке. А что за блеклый и грустный цвет у ее топа? Где и, главное, зачем они берут такие вещи? Бабушка, с которой идет эта девушка, выглядит гораздо веселей в своей цветастой блузке и светлых коротких брючках.

      Другая молодая «мадам» тоже  в джинсах, но уже по колено. Топ приятно радует своим сочным розовым цветом, однако телеса, которые он обтягивает и которые нависают над поясом штанов, вызывает сочувственную улыбку.
      Одна девочка вышагивает под жарким солнцем в черных шортах и черной майке, другая в черных шортах и белой блузке с коротким рукавом. Обе словно выбежали из спортзала, только первая из зала в фитнес-клубе, а вторая из спортзала 70-х годов.
      Мне нравится, что носят длинные легкие юбки, но то, что надевается вместе  с ними, часто сводят весь романтический образ на нет. Какие-то футболки не в тон и не по размеру. Снова торчат жировые складки.

      К мужскому составу населения претензий меньше, но не по поводу жировых складок, а по поводу одежды.
   
     Иногда, конечно, встречаются и хорошо одетые люди, те, которых хочется проводить взглядом и вид которых просто поднимает настроение, но этим летом большинство из них, как стая экзотических птиц, наверное, улетела на юг.
Захожу в магазин. Это вездесущий «Евророс», который мы иногда ласково называем «Еврик». Он добрый этот наш «Еврик», хотя иногда может и обмануть - подсунуть просрочку или не лучшего вида продукты, но мы привыкли к нему, как старому приятелю, от которого не стоит ждать большего и который, в общем-то, улыбчив, гостеприимен, знает наши вкусы и слабости. 

      Мне нравится бродить среди полок и рассматривать товары. Покупаю только то, что нужно. Хорошо, что здесь нет продавцов-консультантов. Никто не лезет со своей навязчивой помощью и не смотрит с ожиданием.  Я понимаю, что людям нужно увеличивать продажи, но, по-моему, такой активной лобовой помощью они их только уменьшат. И почему наши так глупо  и впрямую перенимают западные подходы?

      Дома, пообедав, сажусь за компьютер. Из разрозненных мыслей что-то начинает вырисовываться. Рядом работает телевизор. Краем глаза смотрю какую-нибудь передачу или кинофильм и продолжаю неторопливо выращивать свои драматургические и прочие замыслы. Если телевизор мешает думать или для меня там нет ничего интересного, выключаю его. Если заинтересовывает передача или кино, выключаю компьютер. Люблю что-нибудь из старенького. Это смягчает тревожность, свойственную нашему времени и на какое-то время уравновешивает. Оценивать продукцию нашего ТВ сейчас не хочу. Это тема для других литературных этюдов.

      Иногда встаю и иду на кухню, чтобы  взять мандарин, яблоко или сливу. Подхожу к окну, жую фрукты и обдумываю то, что насочиняла. Иногда мне все кажется великолепным, а иногда глупым и никчемным. В любом случае продолжаю работать дальше.

      За окном растет тополь. Его постоянно обрубают сверху, но он каждый раз выпускает новые ветки и создает новую крону. Это воодушевляет.

      День склоняется к вечеру. Обдумываю и готовлю ужин. Из окна доносится приятный запах чего-то жареного. У кого-то тоже что-то готовится. К городу подтянулись облака. Пролился недолгий летний дождик, словно всплакнул кто-то.
После ужина ищу что-нибудь посмотреть по телевизору. Мозг хочет отдохнуть, поэтому требуется нечто из любимого. Сегодня повезло. Идет передача про Мариса Лиепу. Великий танцовщик! Люблю передачи про искусство. Они мне близки и вдохновляют. Можно, конечно, найти любимое по интернету, но там я буду смотреть любимое одна, а здесь с теми, кому это тоже нравится.

     Звонит сын, рассказывает, как прошел день.  Хочет приехать.
 
     Через сорок минут начну заниматься. Будет музыка и движение. Продолжает быть тепло, значит, мышцы быстро будут мягкими, а тело податливым и музыкальным. Надо еще выбрать диск. Этот выбор немного мучителен. Впрочем, выбор всегда мучителен, но когда выберешь, идти дальше становится легко, даже если горизонт постоянно удаляется.

     Наверное, через много лет я буду вспоминать этот июльский день с удовольствием, хотя в нем не было ничего особенного.
 
      Я иногда представляю, что мне вдруг посчастливилось переместиться в подобный день из того неминуемого холодного будущего, где многого и многих уже не будет, я стану старой, больной и отпадет необходимость в моих новогодних сказках. Ощущение необычное.
      А может быть, мне на самом деле удалось переместиться?

Примечание: река на фотографии снята в период водосброса.

 


Рецензии
Живое такое описание и прогулки, и размышлений - приятно было прочитать. И погода, и запахи, и вкусы, и виды прямо физически ощущаешь. Мне такое нравится! Спасибо! Хотя не разделю ваш взгляд на нелепо одетых толстушек - они, конечно, не привлекательные, но оставаться годами привлекательной, а тем более изменить себя и стать таковой - это надо иметь волю, как у Вин Дизеля. У большинства женщин хватает этой воли только до замужества.
И по поводу одежды - а ведь многие толстушки затягивают себя в жуткого вида штаны и кофты с одной целью - хотят так казаться стройнее! В общем, мне их искренне жалко.
И вообще, по одёжке лишь встречают. :)
P.S. Татьяна, не стоит приниматься за критику нашего ТВ. Так и до политики недолго скатиться, и тогда вся творческая ваша натура сгинет в непроглядной чёрной бездне. Я почти не шучу...

Белоконь Андрей Валентинович   12.12.2016 22:22     Заявить о нарушении
Насчет критики ТВ поддержу. Низменная это тема.

Игорь Соколов 007   12.12.2016 22:35   Заявить о нарушении
Спасибо большое за отклик. В целом против толстушек ничего не имею, тем более, что многие из них и умные, и душевные, и умеют одеваться, поэтому вслух или про себя им, как и вы, сочувствую.
Что касается критики ТВ и всего остального, то это, как и все в этой мимолетной зарисовке, только разговор с самой собой. Ну, хоть пар выпустить :)

Татьяна Смородина   13.12.2016 10:15   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.