Подарок любимой

Я  люблю ее. Она никогда не забывает налить в мою миску чистую прохладную воду. Дает отличный корм, чешет мою густую шерсть металлической щеткой. Я тоже иногда кусаю и царапаю ее, грызу туфли и сумки. Не со зла,  чтобы показать как оно  на самом деле.

Она   хорошая. Только как тупы чувства, смутны инстинкты у   больших бесхвостых двуногих. Вот сейчас она ждет своего небритого (что в нем нашла?),  а не знает, что он уже здесь.  Я слышу как тормозит его машина, как он захлопывает дверцу, шагает к дому. Только когда открывает дверь, она замечает, идет навстречу. Что в нем хорошего? Невнимательный (никогда меня за ухом не потреплет). Ишь, ожирел небритый. Хотя его  спина пряма.  С таким лучше не   связываться.

Вот и сейчас  меня не замечает.  Что-то  моей хорошей говорит.  Она радостно  улыбается ему в ответ. Как я люблю ее легкую, едва заметную улыбку, чуть прищуренные лукавые ласковые  глаза. Так она встречает меня после длинной отлучки весенней ночью, вот сейчас  его тоже. Непонятно, чем заслужил небритый. Вроде отсутствовал недолго.  Ничего не принес. Явился.  Все   ерунда.  Мне он не конкурент. Небритые и бритые могут приходить и уходить, я с ней навсегда. Мы с ней одно. Она это я.

Я выпускаю и вновь прячу  когти, выгибаюсь, зеваю, потягиваюсь и иду к выходу. Толкаю лбом свою  личную дверцу-форточку и выхожу на крыльцо, в сад. Темно, душно, вечер полон  тревожных запахов и неопределенных  искушений. Из-под крыльца пахнет мышами, оттуда их не достать. Прочие ароматы, чуждые запахи котов-соседей, ненужное благоухание шиповника. Вдалеке чую бредущего по чужим задним дворам скунса. Привлекает запах мусорных контейнеров. Обогнув машину небритого, беззвучным  ходом приближаюсь. Две молодые мыши в траве, я прижимаюсь к сладко пахнущему смертельным антифризом  асфальту, едва постукиваю хвостом, они исчезают под мусорником. Второй раз туда не полезу. Слишком хорошо помню мучительную процедуру купания с шампунем после этого. Все же я ее не понимаю. Небритый пахнет не лучше, и ничего.  Никто его не купает насильно. Хоть царапаться он не горазд, а  если укусит или  передней лапой заедет, неуютно будет. Вот бы его на соседского нахала-кота напустить.

Я возвращаюсь на наш газон. Она опустила шторы в жилой комнате, я вижу ее чудесный силуэт; небритый не виден, но знаю, развалился на  погрызенном мной диване. Ему все равно, не обращает внимания, это хорошо.

Летучая мышь зигзагом проносится над головой. Не успев подумать, двухметровый прыжок, я уже в воздухе, когти выпущены, но мимо. Я прыгнул даже выше цели, а мышь упорхнула. Вот дура, возвращается. Второй прыжок, неожиданный для меня самого! В воздухе касаюсь ее, тоже на грани. Летучая дура искушает свою  судьбу, вновь снижается, прыжок, лапа промахивается, мы падаем вдвоем, она прижата под моим брюхом. В отличие от двуногих, без опыта, без мысли, я знаю - ее зубы опасны, играть с такой мышью нельзя. Один удар лапы, и летучая дура неподвижна. В восторге я осматриваю добычу. Подарок достойный моей любимой.

С добычей в зубах я возвращаюсь через свой лаз домой. Моя любимая в кресле, небритый  на диване. Я подхожу к ней и гордо кладу на ковер  живую добычу. Подарок любимой. Пусть небритый попробует такой  сделать.  Мышь  еще содрогается, бессмысленно дрожат крылья. Под ней оказывается продолговатое  пятно бурого цвета. Оно пахнет  кормом ветеринарной лечебницы.
 
Двуногих и бесхвостых не понять. Моя богиня  не хвалит, не гладит меня, говорит, "Бедная мышка!" и добавляет, "но ты не виноват". Подносит руку к губам, такое милое ее лицо искривляется - в чем дело? Я знаю это выражение, видел его у ветеринара, куда она возила меня  с прокушенной  после драки щекой и без половины уха, знаю, ей плохо. Как и тогда, я не знаю, как ей помочь, хоть сейчас цел и полон сил. Что не так?  К счастью, вмешивается небритый. Встает с дивана. Пытается застегнуть брюки, они на нем не сходятся. Фиксирует молнией. Своей здоровенной лапой без когтей обхватывает мою хорошую за плечи, второй подхватывает так же легко, как она меня и уносит в гостиную. Я слышу звон стакана, бульканье жидкости, шорох льда.

Небритый быстро возвращается ко мне. "Никто не виноват", говорит он.  Исчезает   в передней. Из кармана без дела висящей с марта куртки извлекает перчатки. Куда-то уносит мою добычу. Возвращается, повторяет, "твоей вины нет". Ничего не понимаю, хоть убей, что за вина. Охота. Впервые и так неумело небритый почесывает меня за ухом. Я пытаюсь укусить его.  Небритый  уворачивается, хочу достать его когтистой лапой,  однако у него реакция хорошая, особенно для  бесхвостого  и двуногого. По сути, не такой плохой человек.


Рецензии
Понравился ваш рассказ)))

Елена Дюпрэ   16.10.2016 11:17     Заявить о нарушении
Спасибо!

Стасик Хруст   17.10.2016 03:35   Заявить о нарушении