Как поссорились освободители Праги

    

     Получаю новое назначение – возглавить делегацию работников оборонной промышленности на встрече в ЦК ВЛКСМ с лучшими представителями войсковых соединений бронетанковых войск.   Повод – День Танкиста.

     Делегация состояла из двух ветеранов Великой отечественной войны М.Д. Козина и В.А.Колесова из Ленинграда, Героя Соц. Труда В.А.Петрова из Харькова, бригадира комсомольско-молодёжной бригады А.Я.Зинченко из Нижнего Тагила, заместителя главного конструктора Лауреата Госпремии В.И.Миронова и меня, успевшего к тому времени тоже кое-чем «обзавестись». 

     Все, как один обязаны были надеть правительственные награды, вести себя достойно и соблюдать меру в употреблении спиртных напитков.

     Через два часа после получения последнего напутствия мы уже сидели в ЦК ВЛКСМ за столом ...президиума.

     Мне повезло – я оказался в середине между Михаилом Дмитриевичем Козиным бывшим парторгом ЦК ВКП(б) (слева) и  дважды Героем Советского Союза легендарным генералом армии Давидом Абрамовичем Драгунским (справа).
     Мало того, рядом с Драгунским расположился огромный человечище - Герой Союза и генерал армии Андрей Лаврентьевич Гетман.

     Секретари ЦК ВЛКСМ заняли правую часть стола, левую все остальные.

     Зал был большой и полностью заполнен молодыми солдатами и офицерами, которые не сводили глаз с нашего «президиума».
     В связи с тем, что на «обкатку» и знакомство нам было выделено, неизвестно по какой причине, достаточно приличное время – мы этим и занялись.
     Генералы, Козин и секретари ЦК чувствовали себя в президиуме, как дома, сказывалась привычка.
     М.Д. Козин, с которым мы были знакомы много лет, поняв, что я не совсем в своей тарелке, стал представлять меня и знакомить с Драгунским и Гетманом. Оба генерала оказались приятными собеседниками.

     Наше милое общение прервал мой орден Трудового Красного Знамени.
     Его жесткая и упругая булавка решила отстегнуться.
     Ордену ничего не оставалось, как с грохотом удариться об стол и поскакать к его краю.
     Давид Абрамович, среагировав раньше меня, «погнался» за ним и беглец был пойман.
     Зал оживился.
     Я, чтобы не утруждать себя возвращением ордена на положенное место, решил засунуть его в карман, но не тут-то было. Генерал Драгунский решил собственноручно пришпандорить его ко мне.
     Развернув меня в свою сторону он бесцеремонно приподнялся, и наклонившись стал цеплять упрямую булавку к пиджаку.
     Мне ничего не оставалось, как в упор заняться разглядыванием его орденов.
     Касаясь их буквально носом, я с удовольствием рассматривал золотые звёзды, ордена Ленина, Суворова и др.
     Наконец орден был прикреплён и из зала раздались аплодисменты и смех.
     Напряжение испарилось, воцарилась какая-то домашняя обстановка и улыбающийся первый секретарь ЦК ВЛКСМ направился к трибуне.

     Драгунский наклонился ко мне:
     - Видишь, как мы с тобой всем подняли настроение, а ты его хотел засунуть в карман.
     - Для этого надо иметь боевой опыт командования войсками , Давид Абрамович.
     - Лучше бы никогда не было повода для получения такого опыта…
     Пока секретарь ЦК провозглашал свой доклад, Давид Абрамович стал расспрашивать меня о работах по созданию новых танков.
     Многих танкостроителей он знал, да и я много читал и слышал о нём, как о танкисте с большой буквы, так что было о чём поговорить.

     Секретаря ЦК сменил генерал армии А.Л. Гетман.
     Как он умудрился поместиться в трибуне, рассчитанной на поджарых комсомольцев – один Бог знает.
     А мы продолжили болтать.
     Вдруг Драгунский прерывает наш разговор:
     - Извини, но Андрюша несёт какую-то чушь. Оказывается не мои ребята освобождали Прагу, а он.. Слушай, слушай!
     Настроение Драгунского передалось мне.
     Гетман же, не упомянув ни об одном боевом эпизоде, рассказывал, как чехи встречали в Праге его войска.

     После Гетмана выступил Драгунский.
     Зал с замиранием сердца слушал его рассказ, как обессиленные бойцы в боях за взятие Берлина на искалеченных и практически выработавших ресурс танках с боями дошли до Судетских предгорий.
     Как теряя людей и технику, через завалы и минные поля, преодолевая сопротивление окопавшихся немцев, поднимались на кручи Рудных гор.
     Как плечами толкали сползающие вниз танки и на руках тащили артиллерию, преодолевая последний хребет…
     Назревал скандал.
     Неожиданно вскакивает М.Д. Козин и подходит к Первому секретарю.
     О чём-то говорят...   Козин возвращается.
     Спрашиваю:
     - Михал Дмитрич, у Вас родилась мысль, как спасти положение?
     - Юра, я предложил секретарю объявить награждение солдат и офицеров, грамоты и значки поделить пополам и поручить их выдачу Драгунскому и Гетману. Одну пачку и кучку положить на левую часть стола со списком и поставить там Гетмана, а другую на правый край и туда же Драгунского.
     Работы у них будет много и они поостынут,      а помирим их в кабинете Первого за коньяком.  Секретарь согласился. И хотя коньяк не был предусмотрен, он дал команду его организовать.
     - Вы гений, Михал Дмитрич!
     - Ещё бы, ведь я же предусмотрел и наше с тобой участие…

     Предложение Козина сработало.
     Зал разделился на две части и эти части потянулись к генералам за наградами.

     По предложению Первого секретаря мы тоже «разделились на две части».
     Я с Колесовым и Зинченко – к Драгунскому, а Козин с Мироновым и Петровым – к Гетману.

     Молодые ребята окружили нас и завалили вопросами, ведь все они служили на созданной нами БТ-технике.

     Разговор получился. Некоторые из них после службы были приняты на наши заводы в Ленинграде, Харькове, Н.Тагиле и в Омске.
     В 80-ые годы будучи в командировке в Омске я встретил двоих, вернее они меня узнали и подошли. Было очень приятно с ними встретиться.

     Завершающая часть праздника в ЦК ВЛКСМ ознаменовалась награждением нас.
     Всем приглашенным в президиум были вручены одинаковые грамоты с соответствующими нагрудными знаками и дополнительно совершенно разные комсомольские значки.
     Когда же коробочки были вскрыты, то некоторые обнаружили, что у соседа значок оказался «красивши».

     Первый, кто восхитился моим значком в виде «геройской звезды» только маленькой, был Давид Абрамович. И я, не колеблясь, вручил его дважды Герою.
     Его же значок тут же «ухватил» Козин и поменял на другой. В результате я остался без значка о чём совершенно не жалею.

     Результаты празднования Дня Танкиста были «подведены» сперва в кабинете Первого секретаря ЦК ВЛКСМ, а затем в Краснознамённом зале ЦДСА имени М.В.Фрунзе, в ресторане которого генералам армий Д.А.Драгунскому и А.Л.Гетману окончательно удалось помириться.

               Фото к этому рассказу -   http://www.proza.ru/2016/08/10/1250


Рецензии
Как всегда очень интересно.
Люблю Ваши рассказы, Юрий Михайлович, за то, что они без лубочного глянца.

А день танкиста - это праздник и для моей семьи.
Мой муж проходил срочную службу в Германии. Был механиком-водителем ПТ-76.

Наталья Чаплыгина   07.10.2016 20:36     Заявить о нарушении
Спасибо!
А в какие годы проходил на ПТ-76 ?

Мироненко Юрий Михайлович   07.10.2016 20:41   Заявить о нарушении
70-72 гг.
г.Виттенберг.
Перед концом его службы стали приходить первые БМП.


Наталья Чаплыгина   07.10.2016 21:15   Заявить о нарушении
Прошу прощения за задержку с ответом - слушаю "Голос" по ТВ ОРТ.
Был. Знаю. Небольшой очень приятный городок между Лейпцигом и Берлином.
Город Лютера и страшного концлагеря, по-моему, Заксенхауз или что-то
вроде этого. А то, что Ваш супруг - наш человек - это здорово.
Я сам механик-водитель. В удостоверении-600 часов, а по жизни -несколько лет.
А про ПТ-76 у меня в http://www.proza.ru/2016/01/21/2160 (Старт в Антарктиду).
Привет Коллеге от коллеги по рычагам!!!

Мироненко Юрий Михайлович   07.10.2016 23:23   Заявить о нарушении
Передам обязательно привет.
Прочту тоже обязательно.
"Голос" тоже смотрю и уже знаю за кого буду болеть.

Наталья Чаплыгина   07.10.2016 23:31   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.