1 глава. Эхо прошлого

                С А Г А
                Перекрёсток  Вселенных.
               


                Эпизод 1. Шестнадцатый артефакт.

                1 глава. Эхо прошлого.

               
Ничто не исчезает бесследно...

Карон Фир.



   "...Огромный город среди неприступных горных хребтов сиял в свете Великих светильников Иллуин и Ормал. Он утопал в садах и парках. Цветы, поражавшие своим разнообразием видов и расцветкой, ярко пестрели в мягкой, невысокой траве. Щебет птиц ублажал и умиротворял слух. С горных массивов струились потоки воды, которые срывались с крутых склонов вниз, образуя высокие водопады. Свет Великих светильников играл с брызгами бурлящей воды. С горных вершин спускалась лёгкая пелена тонкого тумана. Лучи Иллуина и Ормала в нём утопали, сливаясь воедино и придавая воздушной пелене радужный цвет. Туман обрывками парил в городе среди зданий, прятался в кронах деревьев и лёгким покрывалом стелился на траву и цветы. В открытых вратах города, что были расположены между двух массивных, горных вершин, стоял некто и смотрел вдаль, будто ждал желанных гостей. Городские врата были похожи на высокую арку. И этот вход являлся порталом в город, через который не каждый мог войти. Но ожидающий знал, что те, кого он ждёт, войти в город смогут, ведь именно они были хозяевами этой земли, а он всего лишь являлся их верным слугой. И именно для них он создал это чудо вместе с другими майар. Вдалеке клубилась пыль, и ветер стал порывистым. Званные гости быстро мчались к городу. Кого просто несло воздушным потоком, а кто-то шествовал по ярким лучам от Великих светильников, а кого принесло туманом с горных вершин. И только одного из них принесло течением вод прозрачной реки. На лице, встречавшего их, сияла радостная улыбка. Хозяева Арды прибыли к вратам, и создатель города пред ними преклонил колени, приложив ладони к груди и опустив голову в знак приветствия и почтения. Он встал и жестом руки предложил войти в портал. Они вошли вслед за ним и удивились чудесам города, но в их душах затаилось негодование. Валар подошли к лиловой башне, что висела посреди города над большим зеркально-чистым бирюзовым озером, и дивились её красоте и величию. Но что-то пошло не так. Прозвучало громогласное, зловещее пение из чьих-то уст, которое доносилось со всех сторон. Оно заставило содрогнуться не только стены города, но и горные хребты, окружавшие его. Земля задрожала и где-то за пределами Альмарена выросла высокая волна. В тот миг свет светильников потух и всё погрузилось в непроглядную тьму. Лиловая башня почернела и в свинцовой завесе туч возник вихрь, из которого вырвались стрелы молний. Они обрушились на башню, откалывая от неё огромные каменные глыбы. Раскаты грома после вспышек молний оглушали. Вспышки тут и там обрушивались на город и пронзали собой горный массив. Земля содрогалась и её распахивали бездонные, широкие трещины. Белые здания падали в глубокие овраги, которые быстро заполняло грязной водой. Ещё немного и города нет. Пришедшие в город и те, кто в нём находился, перевоплотились в нечто незримое, похожее на духов, и устремились прочь от места катастрофы на запад. Но не только город погиб под огромными волнами. Весь остров Альмарен безвозвратно погрузился в пучину глубоких вод. И там, где несколько мгновений назад был красивый город, образовалось море Хелкар. Но вот мелькнула гора Ородруин, а за ней башня Барад-Дур и огненное око Саурона опаляло взор, приближаясь всё ближе. Оно произнесло шепчущим и протяжным эхом:
- Фродо! Мист-Эрия..."



  Фродо проснулся, но в этот момент чуть не упал с широкой кровати. Он был весь мокрый от холодного пота. Не смотря на жаркий, летний день, его всего трясло, будто он сейчас находится среди снегов на горной вершине Карадрас. Хоббит почувствовал неимоверную тяжесть на шее, как будто на ней всё еще весело кольцо всевластья на цепочке. Фродо хотел сорвать его, и рука скользнула к шее, но кольца на ней не оказалось. Ныла рана в плече, оставленная моргульским клинком короля-чародея. Боль была ужасной, до потери сознания, будто клинок до сих пор находится в теле. Он сидел на кровати и долго не мог прийти в себя от ужасного сна. Хоббит посмотрел по сторонам. Комнату наполнял яркий солнечный, тёплый свет. За окном было слышно пение птиц, шелест листвы на деревьях и детский смех. Он встал, подошёл к небольшому шкафчику, на котором стоял кувшин с кристально-чистой водой и небольшая фарфоровая миска. Фродо налил в неё воды с кувшина и умылся. Вода освежила лицо лёгкой прохладой, и он почувствовал себя немного легче. Затем оделся и хотел выйти, но в дверь постучали, и прозвучал нежный, звонкий голос:
- Господин, Фродо, вы проснулись! Это я – Тимариэла! Я вам завтрак принесла!
- Да! Я уже проснулся! Заходи! – Ответил он девушке, направившись к двери.
  Фродо впустил Тимариэлу. Скользнул лёгкий ветерок из открытого окна в дверной проём, слегка потревожив длинные тёмно-каштановые волосы обворожительной майа.
- Доброе утро! – Поприветствовала Тимариэла.
- Доброе! Благодарю! – Ответил хоббит и тепло улыбнулся.
  Она вошла в комнату и направилась к столу возле окна. Поставила на него завтрак.
- Прошу вас, господин Фродо. – Произнесла она с учтивым почтением.
- Как поживает моя принцесса? - Спросил хоббит у неё.
- Всё просто чудесно. Благодарю, что спросили.
- А твои дети?
- Думаю, что и с ними всё отлично. Хочу их навестить сегодня. Вы ведь знаете, что они живут в Чертогах Времён?! Я была у них на прошлой неделе. А совсем скоро их день рождения. Хочу для них сделать сюрприз. Мой муж - Тильдиэн и я хотим их забрать домой на несколько дней.
- Прекрасно. - Улыбнулся Фродо. - А что за сюрприз? Если не секрет.
- Ну, вам то я могу сказать. - С нежной улыбкой ответила Тимариэла. - Это будет небольшое путешествие. Дети никогда не покидали Валимар, и мы хотим их взять с собой в сады Лориэна. Там так красиво.
- Я, думаю, детям там очень понравится. Признаться, я никогда там не был, а только слышал о тех краях. Но может быть однажды побываю там.
- Непременно побывайте. Красоту тех мест нельзя передать словами. А может быть вы отправитесь с нами?
- Я бы с великим удовольствием, но пока не могу.
- Жаль. Вам бы не помешало немного развеяться и попутешествовать, ведь в Амане столько прекрасных мест. Конечно и я была не везде, но может быть побываю ещё.
- Непременно, моя принцесса. И детей с собой не забывайте брать. Они у тебя очень хорошие... И особенные. - Запнувшись, произнёс хоббит.
- Да, мой господин. Они очень хорошие. Благодарю! Но что вы имели ввиду, когда сказали "особенные"?
- Сам не знаю. Просто, они не похожи на других майа. Я имею ввиду внешне. Прости, если я обидел тебя своим определением.
- Нет. Не обидели. - Улыбнулась искренне Тимариэла. - Они действительно необычны, и в этом я убеждаюсь с каждым годом всё больше. Вы ведь знаете, что они нам не родные?
- Как так? - Удивлённо произнёс Фродо.
- Я и мой муж взяли их в свой дом ещё крошками. Это было очень давно. Заговорила я вас совсем, а вам позавтракать нужно. Да и дела меня другие ждут. Детей ещё навестить нужно. Хорошего вам дня, господин Фродо. - Произнесла Тимариэла, и сделав небольшой поклон, направилась к выходу.
- Ещё раз благодарю за завтрак, и вам хорошего дня! - С улыбкой на устах ответил хоббит.
  Майа удалилась, а Фродо сел за стол, но ему не давали покоя мысли о ночном кошмаре, которые хоббит всячески старался прогнать, а тут ещё и слова Тимариэлы о неродных детях. Это показалось очень странным для Фродо, ведь во всём Валиноре ничего подобного никогда не было, на сколько он знал. Если не Тимариэла и Тильдиэн были их родителями, то тогда кто?

                *     *     *

  Утро. Ярко и тепло светило Солнце. Неподалёку от большого здания Чертогов Времён простирался парк Интар. Аллеи невысоких деревьев сходились к его круглому центру, где был зелёный луг. Посреди луга на зелёном травяном ковре в кругу сидело семь детей и вели беседу, необычную для их возраста. Прошло почти сорок шесть лет со дня их рождения, но на вид, если судить по человеческим меркам, дети совсем не соответствовали такому количеству прожитых лет. Они выглядели так, как буд-то им было по восемь лет. Вы спросите: как так может быть? Просто, эти дети не были людьми. И через несколько дней им исполнится по сорок шесть лет. Этот день был очень важным в истории Средиземья, ведь 25 марта 3019 года третьей эпохи был повержен Саурон. Сегодня радовала глаз весна четвёртой эпохи сорок третьего года. Но эта весна была больше похожа на лето, ведь в Амане всегда царило лишь это время года. Лето здесь никогда не заканчивалось. Единственные признаки смены времён года были слегка заметны по цвету листьев и травы, да по колеблющейся температуре воздуха. В Амане всё было не так, как во всём Имбаре, с тех пор, как Бессмертные Земли - Аман был выведен за пределы Арды самим Эру практически в завершении второй эпохи Средиземья, незадолго после того, как остров Нуменор был уничтожен.
  Воспоминания о прошлом - обрывистые и мимолётные картины, которых становилось всё больше в разуме одного из восьми детей. Конечно он очень хорошо знал обо всём, что касалось истории Арды, до мельчайших подробностей. Но во снах он иногда видел всё настолько явно, что уже не мог различить сон от реальности. И многое из увиденного не было записано в исторических летописях. Кроме этого, мальчику являлись ещё более странные явления. Были такие видения, которые больше походили на будущее, чем на прошлое. Откуда это всё появлялось? Мальчик не мог понять, и это его в некотором смысле очень пугало. Его лицо практически всегда отображало некую сосредоточенность в свои мысли и отрешённость от всего окружающего, но сегодня это выражение было другим. В пурпурных глазах седоволосого мальчика рвалась наружу тревога, ведь этой ночью он увидел во "сне" нечто странное, необъяснимое и пугающее.
- Скоро наш день рождения. - Произнёс желтоглазый мальчик, в рыжих коротких кудряшках которого играл лёгкий ветерок.
- Да! - Радостно подхватила девчонка с каштановыми волосами. В её синих глазах заблестел игривый огонёк.
- Интересно, какой сюрприз на этот раз приготовили нам родители? - С неимоверным любопытством в белых глазах произнесла белокурая девочка.
- Да, интересно. - Вклинился в беседу седовласый мальчик, погружённый в свои мысли, и добавил. - Не думаю, что они являются нашими родителями.
- Штаймус, что ты такое говоришь? - Произнёс черноволосый мальчишка с искрой негодования в лиловых глазах, но тот не ответил на вопрос.
- Эй, Штаймус, проснись наконец от своих вечных раздумий и ответь на вопрос! - С нотой возмущения в голосе сказал беловолосый мальчик с яркими глазами рубинового цвета, толкнув брата локтем в бок.
  Штаймус вернулся к диалогу:
- А вы посмотрите вокруг и на каждого. Вас никогда не посещали мысли, что ни один из нас не похож на остальных?
  Дети в недоумении переглянулись и почти в один голос ответили:
- Нет, никогда.
  Но на вопрос Штаймуса не ответила лишь одна девочка. Её чёрные пряди волос отблёскивали красным оттенком в солнечных лучах, а зеркальные глаза смотрели куда-то в даль. Казалось, она летает в своих мыслях, как Штаймус, и не уловила суть самой беседы, но всё произошло как раз наоборот. И она произнесла:
- Мне кажется, что в некотором смысле Штаймус прав.
- Ну вот пожалуйста! И она туда же. - С неким удивлением в голосе произнесла девочка с белыми глазами. - Штаймусу это простительно, но ты, Адэз, меня удивляешь.
- Здесь нет ничего удивительного, Пиреса. - Спокойно ответила Адэз. - Всё дело в том, что с каждым прожитым годом со мной нечто происходит. Я чувствую это. Это непонятно мне и в некотором смысле даже пугает.
- И что же это? - Спросил рыжеволосый мальчишка.
- Всё дело в том, Дэстиш, что с каждым годом во мне растёт некое странное ощущение. Я никому об этом не говорила.
- Ну так не томи. Рассказывай. - Проявила нетерпение синеглазая брюнетка.
- Не торопи, Рида, расскажу. - Нахмурив брови промолвила Адэз и продолжила. - Мои чувства обостряются всё сильнее. Я чувствую всё больше и больше тех, кто меня окружает. Тех, кто находится близко от меня и далеко. При этом это чувство расширяется и покоряет новые расстояния с каждым годом.
- Ну и что в этом странного? - Перебил мальчик с лиловыми глазами откровение Адэз.
- А странность в том, Фэар, что я чувствую душу каждого живого существа.
- Ну и дела. - С удивлением в голосе вставил красноглазый блондин.
- Да, Фатус. - Спокойно ответила ему Адэз. - Я считаю, что это всё не спроста. Посудите сами, кто ещё из майар может обладать таким чувством? Что-то здесь не так. Или может быть с нами что-то не так. Даже внешне мы отличаемся от всех.
- Вот и я о том же. - Буркнул Штаймус, и в этот момент их волну рассуждений подхватила Рида:
- Я не могу сказать, что обладаю неким особым даром, и что мы очень отличны от майар, ведь каждый имеет разные способности, в том числе и магические. Признаюсь, я никогда ранее не придавала тому значения, но во мне тоже с каждым годом обостряются некие чувства.
- А с тобой то, что происходит? - С негодующим удивлением спросил Дэстиш.
- Я вижу нечто похожее на свечение, которое струится из тела каждого живого существа.
- И на что это похоже? - Своим вопросом перебил её Фэар.
- Это похоже на лучи света, исходящие изнутри. Их яркость разная и оттенок тоже. В основном это белый свет, иногда жёлтый, а иногда голубоватый. У некоторых он ярче, а у других тусклее. Но почему ты спрашиваешь?
- Потому, что я так же вижу нечто подобное, но немного по-другому.
- Может хватит плести бред?! - Возмутился Дэстиш.
- Не думаю, что это бред. - Возразил Фатус. - Посуди сам и не торопись с выводами. К примеру взять меня. В моей голове столько разных мыслей крутится, которые мне не раз хотелось воплотить в реальность, но я не знал, как это сделать.
- Мыслей у каждого своих хватает. - Скептически произнёс Дэстиш. - И часто эти мысли зовутся фантазией. И что с того? Удивил называется.
- Ты сейчас удивишься сам себе. - Сказал с интригой в голосе Фатус. - Вспомни, кто мне помогал воплощать мои идеи в реальность? Ты, Дэстиш. Ты всегда знал, как нужно нечто сделать и в каком порядке. Не думаешь ли ты, что это и есть твоя способность?
  Дэстиш смущённо посмотрел на брата.
- Я не знаю. Не могу сказать сейчас. Может быть.
- Не знаю, что это сегодня с вами всеми происходит, но во мне ничего подобного не происходит. - Косо смотря на сестёр и братьев, произнесла Пирэса. - Какие-то странные вы сегодня. Даже дрожь по телу прошла. И всё из-за Штаймуса! Вечно он что-то выдумает, а все за ним потом подхватывают. Может быть хватит? И где Касандра пропала?
- Почему пропала? Я уже здесь. - С улыбкой на лице произнесла девочка с изумрудными глазами. В её чёрных волосах ярко выделялась тонкая седая прядь волос, в которой запуталось несколько фиолетовых лепестков, которые в эту пору года осыпались с цветущих деревьев Тиэлис.
  Пиреса обратилась к ней с тревогой в голосе:
- Где ты бегала? Тут такое было. У меня аж похолодело всё внутри.
- И что же произошло?
- С подачи Штаймуса такая беседа развернулась, что аж уши вянут. Наш братец сомневается, что наши родители действительно наши, а потом здесь такое закрутилось, что жутко в слух повторять.
  Касандра посмотрела с некой строгостью и возмущением в глазах на Штаймуса, а потом на остальных и произнесла:
- Штаймус всегда нас удивлял своими речами, но не стоит верить ему буквально, ведь его речи полностью понятны только ему самому. И хватит об этом. Лучше идёмте со мной. Перед парком собираются все, послушать рассказы Гэндальфа.

                *     *     *
  Полдень. Перед парком Интар на зелёной траве расселась детвора, чтобы послушать очередную историю Гэндальфа о жизни Средиземья. Он любил рассказывать им то, что было в книгах Бильбо и Фродо, да и о других приключениях. Детворе ужасно нравились его рассказы, и они с упоением слушали белого мага. В этот день волшебник повествовал детям о последних  событиях, приведших Фродо в Валинор. Как только Гэндальф произнёс последние слова, из группы детей послышалось:
- Не уже ли это вся история?
- Да, маленький Штаймус. Так она заканчивается. А что? Разве её завершение является плохим? Добро восторжествовало, и в Средиземье наступил мир.
- Нет, господин Гэндальф, мне понравилось всё, но только ничто не вечно. Даже мир. Зло всегда находит лазейку и приходит, когда того совсем не ждёшь.
- А ведь он прав! – Воскликнула Касандра. – Откуда мы знаем, что там и сейчас всё мирно и спокойно? Ведь Средиземье так далеко от нас!
  Среди детей послышался ещё голосок:
- Вот бы и нам побывать там и пройти такие же испытания!
  После этой фразы зашумели детские голоса наперебой. Было непонятно, кто из них и о чём говорит.
- Тихо! – Выкрикнул Гэндальф. Все успокоились, а он продолжил:
- В первую очередь я отвечу тебе, Касандра! Если бы зло пришло в Средиземье, то совет валар знал бы о том. Теперь займёмся тобой, Дэстиш. Всё хорошо, когда хорошо заканчивается. И я бы не хотел, чтоб кто-нибудь из вас испытал подобное. А ты, Штаймус, разве тебе плохо живётся в мире? Подумайте о том, что я вам сказал. 
  Дети сидели перед Гэндальфом, виновато опустив головы. Посиделки на траве закончились. Все расходились в разные стороны. Штаймус вышел из парка. Он на миг остановился, будто задумался о чём-то. Белые своды стен Чертогов Времён озарял солнечный свет. В окнах сверкали зайчики дневных, тёплых лучей. Штаймус не спеша вошёл в здание и хотел направиться в библиотеку, которая занимала верхние этажи, но его ноги, как буд-то по своей воле, повели мальчика совсем не туда. Он даже не понял, как очутился в лабиринтах подземных коридоров, где существовала другая часть библиотеки. Она была огромных площадей. Казалось, что её огромное количество залов и ходов пролегают под землёй далеко за пределы Валимара.
  Мальчишка шёл по подвальному тоннелю, который имел множество ответвлений в разные стороны, и тянулся неизвестно куда. Здесь было множество дверей, в которые практически никто никогда не входил. Они были заперты и не все могли в них войти. Ключи от всех дверей были только у летописца Тириаса. Штаймус шёл по длинному тоннелю. Он настолько погрузился в свои мысли, что даже не понял, как сюда забрёл. Нижняя библиотека не для всех была доступна, и многим здесь не следовало находиться совсем, особенно детям. Подземные лабиринты являлись древним архивом, где хранились очень старые рукописи, в которых была записана вся история Арды, но её не всем было дано знать.
  По стенам коридора пробежал холодный ветерок, коснувшийся пламени факелов, развешенных на стенах лабиринта. Послышался какой-то звук. Штаймус вдруг очнулся от раздумий. На его лице отобразилось удивление и негодование от того, что мальчик не мог понять где находится, как он здесь оказался и почему. Штаймус услышал нечто похожее на шаги, а затем чей-то тихий голос. Мальчик последовал в сторону шёпота. Он заглянул за угол. Чья-то тень скользнула по стенам тоннеля. Очертания фигуры были еле видны в тускловатом свете факелов. Нельзя было различить, кто это был. Слишком большое расстояние. Некто был один. Прошептав очередную фразу на незнакомом языке, силуэт скользнул сквозь стену. По крайней мере, так показалось Штаймусу. Мальчик сделал такой вывод исходя из того, что не было слышно ни щелчка дверного замка, ни звука от самой двери, при её открытии или закрытии. В лабиринте подвальных коридоров слегка стоял сырой воздух, и каждая из дверей издавала от давности чуть слышный скрип. Но на этот раз этого не произошло. Штаймуса охватило любопытство. Он  направился на то место. Его мысли подтвердились. Мальчик остановился там, где до него стояла фигура. Двери нет. Стена. И в этот миг он ощутил, как некто теребит его за руку со словами:
- Штаймус, очнись!

                *     *     *

  Вечер не спеша наступал на ноги солнечного дня, и тот нехотя уступал ему дорогу. Фродо сидел на траве в глубине парка Илорин, что находился перед дворцом валар. Он опёрся о мягкий, зелёный кустарник Ниан, листья которого начинали светиться в сумерках, а по наступлению ночи весь парк заливал нежный зелёный свет. Хоббит погрузился в мысли о прошлой ночи, и записывал очередной кошмар в небольшую книжицу. Прошло сорок шесть лет после тех событий, а прошлое его не покидало. Почти каждый год в одну из ночей ему снился один и тот же кошмар, но каждый раз он имел небольшое продолжение и новые подробности. Мысль о записях этих снов возникла у него после того, как он видел второй такой сон. И тот сон уже кое-чем отличался от первого. В эту ночь Фродо увидел огненное око Саурона, и он говорил с ним. Саурон произнёс его имя и ещё одно слово “Мист-Эрия”, которое было хоббиту не знакомо. Что это? И что оно означало? Может название чего-нибудь? Непонятно. Это слово не выходило из головы. Фродо закончил очередную запись и принялся перечитывать прошлые, в надежде найти новую связь с сегодняшним кошмаром, а главное с его продолжением. Он провёл в парке весь день, даже не приходил во дворец к обеду. Послышался лёгкий шелест травы и кустарника. Фродо повернул голову в сторону шороха. К нему подошёл Гэндальф:
- Добрый вечер, мой друг!
- Добрый вечер, Гэндальф! – Ответил старцу хоббит и на его лице мелькнула еле заметная улыбка.
- Я-то думал, где ты пропал? Ты весь день не появлялся, и я решил, что найду тебя только здесь.
- Да. Я здесь с утра.
- Конечно. Ведь здесь самое спокойное и уютное место для раздумий различного рода. Рассказывай, что на сей раз произошло? Очередной сон?
- Да, Гэндальф. И на этот раз мне явился Саурон.
- Саурон? – Удивлённо переспросил старец.
- Его око. Оно говорило со мной. Саурон произнёс моё имя и странное слово – Мист-Эрия. Что это? Что оно означает?
  Гэндальф нахмурил бровь:
- Не знаю мой друг. Пока не знаю.

                *     *     *


  Штаймус очнулся. Касандра держала его за руку с обеспокоенным выражением лица. За ней стояли Фэар и Адэз.
- А вы, что тут делаете? – Спросил у них Штаймус.
- Мы тебя хотели спросить о том же? - Ответила ему Касандра.
- Ты что, во сне бродишь? - К брату обратился Фэар.
  Штаймус посмотрел по сторонам и с негодованием в голосе ответил:
- Хожу во сне? Не знаю. А где мы и почему мы здесь?
- Касандра услышала шорох твоих шагов, когда ты выходил из своей комнаты. Она разбудила всех нас и мы пошли за тобой. И ты привёл нас сюда. - Ответила ему Адэз.
- Сюда? - Переспросил Штаймус.
- Да, сюда, в архив, где нам находиться не следует. Что привело тебя сюда? Ты был таким странным. Конечно, такое с тобой происходит почти всегда, я имею ввиду твою странность - погружённость в себя. Но сейчас всё было больше, чем просто странным. Ты как-будто спал на ходу. Но это ещё не всё...
- А что ещё? - С удивлением на лице поинтересовался Штаймус.
- Ты не просто шёл сам по себе. Ты кого-то преследовал. - Ответила Касандра.
- Ты видел того, за кем следил? Смог его разглядеть?
- Кого? - С полным недоумением в голосе спросил Штаймус.
- Того, кто прошёл сквозь стену? Мы заметили, как ты стоял на том месте, прислонившись к стене. И что ты там услышал? – Полюбопытствовал Фэар.
- Я не знаю.
- Говори! – Почти приказным тоном промолвила Касандра.
- Я же говорю, что не знаю, что происходит. Но у меня такое странное чувство, что я прибыл сюда не просто так.
- Уже интересней. – С любопытством промолвила Адез.
- А где Дэстиш, Фатус, Рида и Пирэсса? – Поинтересовался Штаймус, но часть ответа на его вопрос прибежала сама. И этой частью была Пирэсса. Её белые глаза, казалось, зальют белизной света весь лабиринт тёмных коридоров. Она была чем-то сильно взволнована. Едва переведя дух произнесла:
- Быстрей за мной! Туда!
  Все молча побежали за ней. Коридоры наполнились топотом детских ног. Поворот и ещё один. Картина та же. Фатус, Рида и Дэстиш прильнули ушами к стене.
- Тише вы! Топочите, как элефанты! Тише! – Возмутилась Рида и поманила их жестом руки к стене:
- Слушайте. Там за стеной.
  Все припали к холодным камням и услышали такой-же удаляющийся звук шагов, который слышал Дэстиш, но только за другой стеной. За их спинами подул лёгкий ветерок и место, где прислонилась к стене детвора, озарил свет, который был чуть ярче света от факелов.
- Это ещё кто тут? – Прозвучал возмущённый голос. – Что вы здесь делаете?
  Все испуганно вздрогнули и повернулись на голос. Перед ними стоял хранитель ключей Чертогов Времён, смотритель Дэримон.
- Господин Дэримон! – С дрожью в голосе произнесла Пирэсса. – Мы заблудились!
- Да, ну! Неужели?! – Недоверчиво произнёс хранитель.
- Да, да, господин! – Подтвердил Фэар, и все остальные закивали головами в знак согласия и солидарности.
- Да. – Протяжно произнёс Дэримон, покачивая головой в стороны, и сделал замечание. – А врать то не хорошо. Говорите, что вам тут нужно?
- Мы, правда, заблудились. – Виновато произнёс Штаймус и продолжил. – Это я во всём виноват. Я иногда хожу во сне и не понимаю, куда иду. А Касандра случайно услышала, как я вышел из своей комнаты, и разбудила остальных. По её словам, я совершенно случайно забрёл сюда. Они меня долго искали, но нашли и разбудили как раз перед вашим появлением.
- Ну, это уже убедительней. - С недоверием в голосе произнёс смотритель.
- Да, господин, всё так и было! - Дети постарались убедить Дэримона, наперебой закричав в один голос.
- Что-то вы темните. Имейте ввиду, что я намерен доложить о ваших ночных прогулках. – Заметил Дэримон. – Идёмте за мной. Я вас проведу обратно в ваши комнаты.
  Но вдруг со своим вопросом встрял Дэстиш:
- Господин смотритель, а вы видели здесь ещё кого-нибудь?
- Кого? – Удивлённо переспросил тот.
  Все косо посмотрели на Дестиша, и он понял, что сглупил, но продолжил, ведь уже назад дороги нет, нужно договаривать:
- Мы видели здесь кого-то ещё то тут, то там. Он что-то шептал и проходил сквозь стены. Вот я и спросил вас.
- И вы все это видели?
  Деваться было некуда, и детвора кивнула на его вопрос.
- Это был я. Я выполняю свои обязанности и проверяю здесь всё. Просто об этом мало кто знает. Да, я могу проходить сквозь стены. Я ведь майа - один из первых слуг на службе у великих валар. Я здесь очень давно.
- А вы были там, в Средиземьи? – С восторгом спросила Адэз.
- Да, малышка, был, но очень недолго.
- И вы расскажите о нём? – Полюбопытствовал Фатус.
- Какие любопытные. – Саркастично заметил Дэримон и продолжил вопросом. – А  Гэндальф? Он вам не рассказывает?
- Уже не будет. – Печально произнесла Рида.
- Почему?
- Да, возникли некоторые разногласия. – Попытался объяснить Фэар. – Просто некоторые из нас сказали о том, что хотели бы пройти похожие испытания, описанные в книгах господина Бильбо и Фродо. А Гэндальфа это смутило, и мы думаем, что он больше не скажет ни слова о тех временах.
- А вы храбрые, ребятки. – Удивился Дэримон, и у всех восьмерых заблестели глаза. Но он успел погасить их пыл и страсть к подобным желаниям одной фразой:
- Правда, храбрость ваша в глупости. Вы ведь не знаете, каково пережить подобный ужас. Так что, Гэндальф прав, и не смейте обижаться на него. Повзрослеете, тогда поймёте.
- И вы тогда тоже нам ничего не расскажете? – С печалью в голосе произнесла Касандра.
- Так и быть. Расскажу. Но не сегодня и про это молчок. Хорошо?
- Да, господин! – Радостно ответила детвора.
- Вот и хорошо. А сейчас идёмте за мной. Я вас выведу отсюда. А вы прямо по своим комнатам и спать. Или никаких рассказов! – Пригрозил Дэримон.
- Да, да! – Прозвучал ответ, и смотритель повёл их по коридору. Дэстиш плёлся в хвосте, и погрузился в мысли о Дэримоне и о его прохождениях сквозь стены. Он не мог понять, зачем тот так делал. Зачем проходить сквозь стены, если есть ключи от всех дверей? Или не от всех?! Смотритель Чертогов Времён провёл любопытных детей к выходу из подвального лабиринта, и подождал, чтоб убедиться в том, что они поднялись на верхний этаж южного крыла, где находились их комнаты. Смотритель спустился в подвальный лабиринт, где в одной из веток повстречался с Гэндальфом. Тот вышел из стены прямо перед носом у смотрителя. Дэримон вздрогнул от неожиданности:
- Фу! Ты напугал меня! А ты не осторожен. – Заметил ключник. – Тебя видели!
- Кто? – Как бы с удивлением в голосе спросил Гэндальф.
- Дети! Ну и любопытные они. Я сказал, что это я проходил сквозь стены.
- Вот и славно. Ведь ты и так это умеешь делать. Стало быть, ты им не соврал. – Подытожил старец.
- Ну и? Нашёл, что искал?
- Да, нет. Не совсем. – Разочаровано ответил Гэндальф и спросил. - Она, правда, была в этом архиве или ты мне соврал?
- Да, она там с самого начала времён!
- Ага, с самого начала. – С сарказмом произнёс Гэндальф и добавил. – Только я её там не нашёл.
- Ну, не знаю. Значит, ты плохо искал.
- Плохо?! Я там всё перерыл вверх дном. Нет её.
- Не может такого быть!
- А ты когда там сам был в последний раз?
  Дэримон почесал в затылке:
- Не помню. Давно. Очень давно. Но подожди... - Ключник задумался и предположил. – Может она в скрытой комнате валар? Там вся история мира и много всяких вещей. Комната находится под тронным залом.
- Проведёшь меня туда?
- Нет! – Отрезал Дэримон с ужасом в голосе. – Мне нельзя туда, да и как в неё войти, я не знаю.
- Ладно. Сам справлюсь. Но может, ты знаешь, кто знает, как войти в ту комнату?
- Да, знаю. Это Тириас. Он летописец валар и иногда там бывает.
- Хорошо. Про то, что я здесь был никому ни слова. Понял?
- Да, Гэндальф.
- Вот и чудно. – Удовлетворённо произнёс старец, и направился к выходу из здания Чертогов Времён. Дэримон тоже вышел из коридорного лабиринта, и направился в свои покои, предварительно заперев двери главного входа на ключ. Только ни он и ни Гэндальф не знали, что кроме их двоих и детей, там был ещё кто-то. Вот только, кто?

                *     *     *

  Ночь прошла и уступила свой трон золотистому утру. Гэндальф вышел из своей комнаты и начал искать летописца валар. Поиски были не долгими. В одном из коридоров дворца он наткнулся на него. У Тириаса был обеспокоенное выражение лица. Старец подошёл к нему и заговорил:
- Доброе утро, почтеннейший!
- Доброе. – Ответил тот.
- У меня к вам есть небольшая просьба.
- Да, пожалуйста.
- Вы, ведь, знаете о тайной комнате валар?
  Тириас настороженно взглянул на старика:
- Да, разумеется. А что?
- Мне нужно в неё попасть.
- Простите, но я не могу вас туда провести! – Буквально шарахнулся летописец от услышанного.
- Почему?
- Только я и великие валар туда могут войти. Всем остальным это запрещено! – Отрезал Тириас.
- А как добиться разрешения для меня?
- Это не возможно! Но если высший совет валар примет положительное решение, то тогда может быть. По правде сказать, этого не будет. Только время попусту потратите.
- Ну, тогда не будем его тратить зря и валар о том знать совсем не следует. – Произнёс Гэндальф, и что-то шепнул ему на ухо. Тириас произнёс, будто под гипнозом:
- Хорошо. Только приходите ночью, и я вас проведу.
- Вот и чудно, мой друг. – Одобрил Гэндальф и удалился.

                *     *     *

  Фродо, как и вчера, уединился в парке Илорин. Солнечный, летний день согревал траву и мягкий кустарник Ниан. Щебет птиц умиротворял слух нежным и размеренным пением. Воздух был наполнен лёгкостью запахов травы и цветов по краю центрального луга. Хоббит листал свой дневник снов, прочитывая некоторые важные фрагменты и отмечая их пером. Запахи цветов и пение птиц клонили в сон, но вдруг прозвучал знакомый голос, который прогнал желание спать:
- Добрый день, мой друг! – Мягко произнёс Гэндальф.
- Добрый. – Ответил ему хоббит, не поворачивая к нему головы и предложил. – Присядь возле меня, пожалуйста. Хочу тебе нечто рассказать о моём последнем сне.
Гэндальф присел на траву:
- Слушаю тебя. Говори.
- Я долго думал, что значит Мист-Эрия? И понял.
- Ну и?
- В своём кошмаре я видел огромный город неописуемой красоты. Он даже прекрасней Валимара. Помнишь, я говорил о нём несколько раз?
- Да, Фродо, помню.
- Так вот, Гэндальф, Мист-Эрия – это название этого города. И я понял, где он находился.
- И где же?
- В Мордоре!
- Почему ты так решил? – В недоумении спросил старец.
- Город был разрушен огромными волнами, и весь остров вместе с городом навсегда поглотило море. Но потом я видел Роковую гору, Барад-Дур и огненное око Саурона. Перед этим, в самом начале я видел королей и королев валар, а встречал их у ворот города, его создатель. Как думаешь кто?
- Ну и, кто же?
- Саурон! Но тогда он был совсем другим. И я думаю, что в гибели города виновны валар. Я не говорю о том, что они разрушили город. Просто, это сделал кто-то другой, чей зловещий голос я слышал. Этот голос пел, но это пение было ужасно злым. Я просто уверен в том, что валар не разрушали создание Саурона, но и спасти его тоже не желали, а просто удрали, как и все остальные майар.
  Гэндальф вскочил, как ошпаренный кипятком:
- Ты не бредишь, мой друг? Понимаешь ли ты, о чём говоришь? Это серьёзное обвинение!
- Да, Гэндальф! Я согласен с тобой, но так было во сне.
- Подумай, прежде чем говорить подобное!
- Но я верю в правдивость сна. Он реальнее самой реальности. И потом, я задумался, почему этот кошмар мне сниться каждый год в одну и туже ночь этого месяца?
- Не знаю, Фродо, не знаю.
- А я кажется понял. Возможно, что именно в этот день был разрушен город Мист-Эрия. Прошу тебя, узнай про него! Ведь должны остаться какие-нибудь записи о тех временах?! – Фродо взял волшебника за одежду, и умоляющим взглядом смотрел на него.
- Сегодня ночью я уже пытался найти некую рукопись, где возможно будет хоть что-то сказано об этом городе. О ней я узнал от давнего знакомого. Рукопись должна была храниться в архиве Тириаса. Я обыскал там всё и ничего не нашёл. Но я продолжу поиски ответов, мой друг. Ради тебя, продолжу. И постараюсь найти то, что нам нужно. Да, постараюсь...


Рецензии