2 глава. Во мрачных чертогах Мандоса

                С А Г А
                Перекрёсток  Вселенных.

                Эпизод 1. Шестнадцатый артефакт.


                2 глава. Во мрачных чертогах Мандоса.


Рано или поздно всё тайное становится явным...

Карон Фир.



  Глубокая ночь наступила. Ярко светили на небе звёзды. Ночную тишину нарушал шелест листвы на деревьях Аниор. Не было слышно птиц, только иногда доносилось редкое стрекотание сверчков из травы. Весь вечер Гэндальф провёл в подземных залах архива в поисках ответов на все свои и Фродо вопросы. Но он не смог их найти. Старец  искал эти ответы в древних летописях, но там не было ни единого намёка о городе Мист-Эрия, как будто кто-то намеренно вычеркнул упоминание о нём, что невольно указывало на невозможность его существования. Всё это было странно и похоже на то, что всё это хотели тщательно скрыть. Но кому это было нужно? И зачем? Много мыслей с вопросами крутилось в голове у Гэндальфа по этому поводу. Не найдя на них ответ, он просто устал от раздумий и вышел в парк Илорин. Мягкий, зелёный свет от листьев кустарника Ниан озарял весь парк. В нём было уютно находиться и спокойно. Свежий, ночной воздух был наполнен запахом травы и цветов. Волшебник пришёл на круглую, центральную поляну, где любил уединяться Фродо, и лёг на зелёный, мягкий, травяной ковёр. Он смотрел на далёкие, яркие звёзды, освободив свой разум от всех мыслей. Расслабившись, он думал только об одном,  как хорошо вот так просто лежать на траве в тишине ночи и смотреть в безоблачное, звёздное небо. Вот только этот отдых был не долгим. Откуда-то со стороны доносился звук похожий на взмах крыльев какой-то птицы, и он приближался. Гендальф привстал и обратил свой взор в сторону звука, пытаясь поймать взглядом птицу. Но звук взмахов крыльев пронёсся мимо, не показав волшебнику, от кого он исходил.
"Что это было?" – подумал про себя Гэндальф и спешно встал с зелёного ковра, провожая незримый звук хмурым взглядом. Непонятные загадки... Волшебник поспешил во дворец валар. Он прошёл через главный, центральный вход в длинный, широкий коридор с высокими колоннами из горного хрусталя монир. Хрусталь колонн был прозрачен и изливал лёгкий, мягкий, белый свет, освещающий  длинный коридор. На его стенах были различные фрески, писанные красками, где повествовалась вся история Арды: деяния валар и майар, а также их подвиги, победы и поражения, горе и радость. Меж колоннами стояли каменные изваяния героев тех времён, совершавших великие дела. Гэндальф вышел из коридора в тронный зал. Высокий потолок-купол из того-же хрусталя, в который врезались такие-же колонны, расположенные по всей окружности тронного зала. Его величие поражало взор любого, кто хоть один раз в жизни здесь побывал. В стенах зала были огромные и высокие окна-витражи, тянувшиеся практически от самого пола и до купола. В зале была небольшая, ступенчатая возвышенность, на которой стояли троны четырнадцати королевских особ, великих валар - правителей Валинора и создателей мира. Троны стояли почти вплотную к огромным, витражным окнам, образуя круг. Перед самым большим витражом были расположены два высоких трона, где восседали король Манвэ и королева Варда. Волшебник был здесь не первый раз, и ему было всё знакомо. Каждый предмет и угол находился на своём месте. Вот только старец по сей день не знал о существовании тайной комнаты валар. Гэндальф на месте. Но вот, где Тириас? В тронном зале валар  летописца не было. Он не пришёл. Старый волшебник этого ждал, но надеялся, что так не произойдёт. Белый маг молча стоял посреди тронного зала с хмурым и задумчивым выражением лица. Его  взгляд был направлен к самому большому окну за тронами Манвэ и Варды. Что-то было не так с этим окном, и он это чувствовал. Луна выскользнула из-за листвы высокого дерева Интар и её яркий, холодный свет ударил в купол и окна тронного зала. Лучи двигались к большому окну, но сквозь него их сияние не проникало в тронный зал. Гэндальф обратил на это внимание и подошёл ближе. Невольно он увидел в окне отражение тронного зала вместо пейзажа с улицы. Старец  дотронулся к стеклу, и от этого прикосновения на его поверхности появилось лёгкое и мягкое свечение, которое исходило изнутри окна. Гэндальф на шаг отпрянул в сторону. На стекле возникли еле заметные письмена на древнем языке валарине. Он знал, о чём в них было сказано. Конечно, знал. Волшебник не тратил своё время попусту и за эти годы пребывания в Валиноре он хорошо изучил древний язык валар. Это был вопрос-загадка, фраза-замок, ответив на которую можно открыть вход и войти. А фраза была проста: "Скажи, чего желаешь и войди".
  Вот только прост ли ответ? Гэндальф  задумался. Он искал подвох в этой фразе. Ошибка невозможна. Волшебник узнал нечто в архиве о дверях и замках подобного рода из древних записей. Они гласили о смертной каре, если ответ будет не верен. И приговор будет исполнен немедленно. Гэндальф перебрал в уме множество мыслимых и немыслимых вариантов. Он даже вспомнил о входе в Морию. Вот только разница между той дверью и этой была большая. Возле двери Мории можно было гадать вслух, угадывая варианты ответа годами. Возле этой двери нет. Произнесёшь слово - войдёшь или умрёшь. Валар отлично защищали свои тайны. Маг ещё раз подумал о Тириасе. Подлый летописец прекрасно знал, что без его помощи нельзя войти в тайную комнату. А может он рассказал всё царским особам и они ждут, когда откроется вход?! Тогда его схватят и казнят или в лучшем случае изгонят из Амана навсегда. Стояла подозрительная тишина или может так казалось. Но с чего валар вздумали бы его ловить? Ведь угадать ответ один шанс на миллиард. И столько же на то, чтоб остаться живым. Гэндальф отбросил эти мысли и сосредоточился на фразе. "Скажи и войди... Чего желаешь и войди..." - Вертелись слова в его голове: " Скажи, чего желаешь... Стоп! Чего я желаю?"
- Желаю войти! - Произнёс старец. Окно запестрело яркими, белыми  вспышками, и волшебник закрыл глаза. Промелькнула мысль, что это всё...  Но вспышки погасли. Гэндальф открыл глаза. На месте огромного окна был вход. Длинный, тёмный коридор и казалось, что ему не было конца.
"Всё гениальное - просто." - Подумал маг. Лёгкий ветерок слегка дунул из коридора Гэндальфу в лицо, и из мрака вылетело в тронный зал синее воронье перо. Оно упало перед волшебником на пол. "Ещё интересней. Откуда оно?" - Подумал Гэндальф и поднял перо, прокручивая в своём разуме дальнейшие мысли: "Синее перо... Что за птица тебя потеряла?! Может быть, эта птица пролетела мимо меня, которую я не смог увидеть, а слышал только взмах её крыльев?! Да... Интересно..."
  Белый маг положил перо в карман и шагнул в тёмный коридор. Вход за волшебником закрылся. Теперь он был по ту сторону зазеркалья. Вдруг зажглись огни факелов, и мрачный коридор озарился их мягким и тёплым синим светом. Поворот и теперь проход был похож на закрученную, гладкую спираль, ведущую вниз. Зашевелился пол. Каменные кирпичи под ногами издали глухой звук и осунулись вниз, образуя ступени. Когда движение пола прекратилось и звуки затихли, Гэндальф продолжил свой путь, спускаясь по ступеням вниз. Они привели его в огромный зал. Здесь было множество всяких вещей: старинные книги, оружие, доспехи и ещё много всего, что он видел впервые. Многие из вещей лежали на каменных столах. На стенах зала были рисунки, похожие на те, что были в коридоре от центрального входа дворца к тронному залу. Вот только на них были изображены совсем иные картины. Старец остановился у одной из них. На стене было изображение Манвэ и Майрна. Они парили над землёй. В руке Майрона был кристалл, который переливался двумя цветами. На кристалл падал далёкий и чистый свет яркой звезды Этины. Дальше было изображено, как Майрон разделяет кристалл на две равные половины. При этом каждая половинка кристалла светится разным цветом. Одна половинка светилась ярко-красным, а другая ярко-синим цветом. На следующей картине было изображено, как Майрон отдаёт Манвэ обе половинки кристалла и король помещает их в Великие светильники Иллуин и Ормал. Другая картина повествовала о начале творений валар в Арде. И вот на глаза Гэндальфу попалась картина с изображением дивного города. В этот миг он вспомнил о словах Фродо.
- Так вот ты какой, город Мист-Эрия?! – Произнёс волшебник. Старец отошёл от рисунка и окинул взглядом стены зала. Он увидел картину, где были изображены царские особы валар, затем Майрон, сотворяющий свой дивный край, который был поистине прекрасней и величественнее всех городов в Валиноре. Дальше следовала картина с гибелью Мист-Эрии и возникновением моря. Волшебник увидел, как некто тёмный уничтожает вершины Хелкар и Рингин, где находились Великие светильники. Вершины рушатся и светильники разбиваются. Половинки кристаллов, которые в них находились, летят в сторону города Мист-Эрия, а за ними вздымаются огромные волны, которые разрушают город и весь остров Альмарен уходит под воду. В голове Гэндальфа было много вопросов. Но где на них ответ? Следующая картина шокировала старца. На ней был изображён некто в чёрном одеянии, который стоял среди руин. Его лицо было почти скрыто под чёрным капюшоном. Правая рука неизвестного была протянута вверх с раскрытой ладонью, на которой лежали половинки кристалла из Великих светильников. Из кончиков пальцев вырывались молнии. Они впивались в небо, создавая вихрь из чёрных туч. Половинки кристалла вновь соединились и засияли двойным, ярким светом. Следующая картина повествовала о том, как с разных сторон к руинам города стремилось призрачное течение. Души эльфов и людей направлялись к лиловой башне, перед которой стоял тот самый некто. Что не говори, но эти картины не предвещали ничего хорошего. Гэндальф случайно наступил на камень в полу, который был чуть выше остальных. Камень дрогнул и опустился вниз. Послышался грохот под полом. Несколько кирпичей провалились вниз перед последней картиной, и оттуда возник круглый постамент из чёрного мрамора эмор. На нём были начертания предметов и предметы, соответствующие им. Это были те самые артефакты, которые были созданы Майроном для валар. Кроме того, лежали три эльфийских Великих кольца, среди которых Гэндальф узнал своё. Но также на постаменте были и те места с очертаниями предметов, которые отсутствовали. Что было удивительно в артефактах, так это то, что они также были кольцами. И они совсем были не похожи на Великие кольца эльфов. Вдруг середина постамента открылась, и наружу поднялся палантир. Тёмный шар был удивительно похож на тот предмет, что Гэндальф нашёл в Изенгарде. Нет, не похож! Именно этим палантиром владел Саруман. Старец был в этом больше, чем уверен. Этот предмет имел особенную силу и способность показать любой уголок мира. И мало кто знал, что палантиры  хранили в себе воспоминания тех, кто в них заглянул и что увидел в них. Но вот знал кто об этом или нет?! Волшебник не знал, да и Саруман, скорее всего тоже. Но кто-то всё-таки знал, ведь палантир не просто так находился здесь. И вдруг произошло то, чего Гэндальф не ожидал увидеть. Палантир чуть приподнялся над мраморной плитой, а кольца-артефакты стали кружить вокруг него, образуя кольцо. Эльфийские кольца оставались на своих местах без малейшего движения. Старца смутило то, что он видит: семь колец-артефактов, три Великих кольца и палантир. Непонятное и зловещее сочетание. На ободе постамента возникла надпись на древнем языке валар, которая гласила:
          "Настанет час, сольётся камень воедино.
          Былая сила в нём проснётся.
          И всё, что сгинуло, восстанет в этом мире.
          Кристалл тот будет ярче света звёзд и Солнца.
          Ним завладеет светлая душа,
          Способная поднять из пепла древний град.
          И справедливость в мир вошла,
          Но с нею в нём прибудет Ад."
  Гэндальф обошёл вокруг мраморного постамента в великом недоумении. Ведь пророчество Мандоса гласило совсем иное будущее. Разум старика был переполнен вопросами: "Причём здесь этот кристалл?! Может это пророчество исходило не от Мандоса?! Тогда от кого? И зачем здесь собраны эти вещи?! И что это всё может значить?!"
  Он поднял руку над палантиром и прошептал:
- Что было, что будет, что сейчас?
  Чёрный туман в шаре зашевелился... Ничего более не произошло. Волшебник повторил фразу, но палантир не открывал его разуму свою силу. Туман в шаре застыл и исчез. Палантир снова потемнел и опустился на холодный мрамор. Кольца-артефакты тоже прекратили движение и опустились на свои метки. Вдруг повеяло свежим, лёгким ветерком со стороны входа в комнату, через который совсем недавно прошёл сам Гэндальф. Послышался звук взмаха крыльев птицы и некий шорох. Волшебник обернулся в тень и удалился в один из тёмных дверных проёмов, которых здесь было несколько. Они уводили узкими и длинными коридорами из комнаты. Но вот куда?! Пока это белого мага особо не волновало. И вот в комнату вошли двое: высокий старик в синем одеянии и летописец Тириас.
- Нашёл место, куда меня пригласить на встречу с тобой! – Обратился некто к Тириасу.
- Тише, мой господин. Не забывайте, где мы находимся. – Почти шёпотом заговорил Тириас. – Это ведь чертоги самого Мандоса и здесь даже стены говорят между собой.
- Знаю, потому и говорю. - Сказал старец. Гэндальф слышал знакомый, низкий голос, который ему чем-то напомнил Сарумана. Но вот незнакомец повернулся лицом и волшебник распознал в нём одного из синих магов, которые были посланы на восток Средиземья, чтобы подорвать там влияние Саурона на местное население. Имя этого мага было Алатар.
- Почти всё готово, мой господин! Скоро все остальные кольца власти будут найдены. Вы ведь сами меня просили об этом. – Подтвердил Тириас. – Осталось найти  летопись Майрона.
- Да, я помню. Два монаха из нашего ордена помогут твоему сыну в поисках. Они встретятся в Мордоре. Но вернёмся к тому, что ты говорил. Что ты ещё можешь рассказать мне? – Спросил Алатар.
- О, мой господин! – Попятился назад летописец, как будто чего-то опасался. - Возможно, я знаю, где находятся нужные вам артефакты, но забрать их будет практически невозможно. Тем более, что я очень сомневаюсь, что они ещё существуют. Особенно кольца гномов и людей.
- Свои сомнения оставь при себе. Лучше объясни почему?
- Кольца погребены под обломками Барад-Дура, и возможно, что они уничтожены. Мне кажется, что я зря отправил Алтариса на поиски колец власти. Да и зачем вам артефакты, которые утратили свою силу?
- Это тебя не касается. И не всякая сила утрачена полностью. Всё оставляет свой след. Так было всегда и так будет. И не тебе задавать мне вопросы! Что ты знаешь летописи?
  Тириас замялся, его лицо перекосило. Он еле промолвил шипящим голосом:
- Я пока ещё не знаю, где именно она находится, а вернее сказать, не помню этого. Но помню, что когда-то давно делал записи о том месте, где она находится. Я постараюсь найти эти записи, но на это нужно время.
- Я вижу, что ты почти ничего не сделал из того, что тебе было поручено. Займись поиском летописи Майрона! Она должна быть у меня!
- Да, господин. Я постараюсь.
- Ты уж постарайся, мой друг, но только не медли! А о поисках остального позабочусь я. Мы должны найти все артефакты этого мира, чтобы уничтожить их, а не хранить. Ведь их можно использовать не только во благо. А задача нашего ордена -
 не дать злу в этом мире ни единого шанса на возрождение. Мы тоже не сидим на месте и действуем. И совсем скоро у нас в руках будет нечто особенное. Мой человек ищет осколки сердца короля-чародея на развалинах Минас-Моргула. И хорошо бы ему поторопиться, пока их не заметил король Трандуил. Он со своим народом там проводит ритуалы очищения. Ну, хватит об этом! Выполняй то, что тебе велено! - Произнёс  Алатар. Он обернулся в синий туман и вылетел прочь из комнаты. Тириас промолвил вслед, уставшим и растерянным голосом:
- Да, господин.
  Летописец  взглянул на мраморный постамент унылым взглядом. Его поверхность холодно мерцала светом огня от факелов на стенах. Разноцветные кольца из драгоценных камней и три кольца власти эльфов лежали на своих метках и искрились синим сиянием факелов, отбрасывая в разные стороны блики. Палантир на своём месте лежал без движения. Летописец не обращал особого внимания цветным кольцам, полагая, что они всецело принадлежал валар. Ему и в голову не приходило, что на самом деле это было не так. Тириас провёл по окружности постамента рукой и тот отправился под пол. Майа сделал глубокий вдох и направился к выходу, не заметив Гэндальфа в тёмном дверном проёме и не поняв даже того, что здесь есть кто-то ещё кроме него. Ведь прошлый раз, когда он был в этой комнате, постамент был под полом, а при его возвращении сюда он был поднят. Благодаря этому упущению Тириаса, Гэндальф остался незамеченным.
  Когда летописец ушёл, белый маг принял былой облик и вышел из тени дверного проёма. Он окинул вопросительным взглядом настенные рисунки и то место, откуда из-под пола поднимался мраморный постамент.
  "Откуда они столько знают?! И что затевают?" - Подумал Гэндальф. – "И что это за летопись Майрона?! Что-то здесь нечисто и непросто так. Да... Загадка за загадкой..."


Рецензии