Анонс киноповести-1

      Я  смутно  представляю  себе,  что  такое  киноповесть,  хотя  читала  ту,  по  которой  был  снят  некогда  горячо  любимый  мною  фильм  "Доживём  до  понедельника."  Если  честно,  моё  повествование  ближе  к  фанфикам, которые  пишут  поклонницы  сериалов,  придумывая  им  продолжение  или  подробно  рассказывая  о  том,  что  упоминалось  лишь  вскользь.
      Киноповесть  похожа  ещё  и  на  наши  детские  рассказы,  когда  мы,  собравшись  вечером  во  дворе  на  лавочке,  пересказывали  друг  другу  какой-то  фильм,  которого  многие  не  видели,  с  удовольствием  смакуя  подробности  внешних  деталей : как  одеты  герои,  как  выглядит окружающая  обстановка...
      О  чём  же  речь  в  повести  "Все  они  солдаты,  вечностью  богаты..."? 
      О  четырёх  друзьях,  царских  офицерах,  выполнявших  работу,  которую  сегодня  бы  назвали  контрразведкой.  Они  стоят  на  страже  интересов  Отечества,  частенько  рискуют  жизнью.  Главный  герой  один,  но  трое  его  друзей  тоже  важны  и  интересны.
      В  предложенном  вашему  вниманию  отрывке  рассказ  пойдёт  о  любви  одного  из  персонажей  повести,  близкого  друга  главного  героя.



      ВМЕСТО  АНОНСА  КИНОПОВЕСТИ.

      Глава  95.
      
      
      Мы  в  имении  штабс-ротмистра  Всеволода  Велославовича  Родина.
      На  лужайке  у  реки,  рядом  с  купальней,  собралась  вся  семья.
      Вон  там,  поближе  к  реке,  спрятавшись  от  ослепительного  солнца  под  большим  пёстрым  зонтом,  дочка  Родина  девятилетняя  Татьяна  и  её  гувернантка,  устроившись  каждая  у  своего  мольберта,  пишут  летние  пейзажи.
      А  вон,  лёжа  животом  на  траве,  сын  Всеволода,  пятилетний  Родоправ,  сдвинув  матросскую  шапочку  на  самый  затылок,  сражается  со  своим  гувернёром  в  шашки.
      Младший, трёхлетний  Горослав,  давно  вручивший  свой  головной  убор  гувернёру,  на  берегу  реки  собирает  камешки,  а  потом  под  руководством  того  же  воспитателя  старается  подальше  их  забросить.
      Вера  Владимировна  Родина  на  качелях,  привязанных  между  двумя  берёзами,  с  журналом  «Время»  в  руках. Она  читает  роман  Достоевского  «Униженные  и  оскорблённые.  Из  записок  неудавшегося  литератора».
      
      
      … не  торопясь,  по  воде,  со  стороны  купальни,  к  своей  семье  идёт  сам  Родин...
      Он  до  пояса  обнажен,  брюки  закатаны  до  колен, рубаха  завязана  рукавами  на  поясе,  волосы  мокры  настолько,  что  вода  струйками  стекает  с  них  по  шее  на  грудь  и  крупными  каплями  падает  на  белую  рубаху,  оставляя  тёмные  мокрые  полосы  в  том  месте,  где  ткань  соприкасается  с  телом.
      Он  досыта  накупался  и  теперь  просто  бредёт  по  щиколотку  в  воде,  с  наслаждением  подставив  лицо  солнцу.

      … почти  поравнялся  с  младшим  сыном.
      Некоторое  время  наблюдает,  как  малыш  бросает  камешки.
      Потом,  и  сам,  увлёкшись,  с  разгоревшимися  глазами  присоединяется  к  игре. Торопливо  собирает,  тщательно  прицеливается  и,  настроившись,  бросает  несколько  камешков  так  удачно,  что  они  катятся  над  водой  достаточно  далеко,  несколько  раз  подпрыгнув  и  коснувшись  её  глади…
      Вместе  с  Горославом  бурно  радуется  этой  своей  маленькой  победе. Показывает,  объясняет  сыну,  как  он  это  проделал.  Тот  старается  повторить,  но  у  него,  конечно,  не  получается. Вмешивается  гувернёр,  начинает  объяснять  по-своему…
      Оставив  малыша  с  его  камешками  на  гувернёра,  глава  семейства  двигается  всё  так  же  довольно-расслаблено  дальше.
      
      … вот  опять  остановился: заинтересовался  пейзажем  дочери...
      Рассматривает  его  внимательно,  что-то  прикидывает,  потом  решительно  берёт  девочку  за  ту  руку,  в  которой  зажата  кисточка,  делает  её  рукой  несколько  довольно  удачных  мазков,  вызвав  восторженные  возгласы  дочери  и  её  гувернантки.
      Довольно  улыбается :  благодаря  его  участию  работа  приобрела  бОльшую  выразительность  и  глубину.
      Обняв  девочку  со  спины,  прижавшись  щекой  к  её  щёчке, негромко-доверительно  читает  стихи:

       --  Лениво  дышит  полдень  мглистый,
           Лениво  катится  река,
           В  лазури  пламенной  и  чистой
           Лениво  тают  облака.

          И  всю  природу,  как  туман,
          Дремота  жаркая  объемлет,
          И  сам  теперь  великий  Пан
          В  пещере  нимф  покойно  дремлет.

     --  Чьи  стихи,  Танюша?
     --  Я  таких  ещё  не  учила,  но  похожи … на  Тютчева.  Не  Тютчев?
     --  Он  самый.  Молодец.  А  стихи  эти  очень  на  твою  картинку  похожи.  Пиши.  Мне  нравится  твоя  работа.
      Чмокнув  дочь  в  розовую  щёку,  отправляется  дальше,  к  старшему  сыну.

       … Минута -- и  он  уже  перекатывается  с  носка  на  пятку  над  играющими  в  шашки  сыном  и  его  наставником,  но  смотрит  почему-то  не  на  доску,  а  на  жену,  которая  на  качелях  увлечённо  читает  журнал.
      Отзывает  гувернёра  в  сторону,  что-то  тихонько  говорит  ему,  указывая  глазами  на  свою  супругу.
      Тот  улыбается  в  ответ  и,  соглашаясь,  кивает.
      Всеволод  возвращается  к  ребёнку,  наклоняется  к  доске,  подсказывает  следующий  ход,  что-то  тихонько  говорит,  смеётся  вместе  с  мальчиком,  треплет  его  по  плечу  и  направляется  всё  той  же  ленивой  походкой  к  жене.
      
      … Тень  падает  на  её  чтение.
      Вера  Владимировна  опускает  журнал  на  колени  и  поднимает  к  мужу  улыбающееся  лицо:
      --  Накупался… Обошел  владения… Всем  раздал  указания… Добрался,  наконец,  и   до  меня…
      Всеволод  Велославович  наклоняется,  стараясь  что-то  прочесть  в  раскрытом  журнале.
      Несколько  капель  воды  падает  на  страничку.
      Виновато  вытирает  кончиками  пальцев  эти  капли:
      --  Прости.
      Его  рука  совсем  рядом  с  кистью  супруги  и,  потихоньку  к  ней  подкравшись,  сначала  осторожно  гладит  пальчики,  тыльную  сторону,  а  потом,  осмелев,  захватывает  всю  кисть  и  подносит  к  губам  Всеволода.
      Ещё  мгновение,  и  он  сидит  рядом  с  Верой,  целуя  ладонь,  запястье,  пальчики...
      А  ещё  через  минуту  уже  обнимает  её  за  талию,  прижимает  к  себе  и  шепчет  в  ушко:
      --  Расскажи,  что  читаешь…
      Вера  смеётся  и  пытается  отстраниться:
      --  Мокрый  весь.  Меня  намочишь,  изомнёшь…
      --  Намочу,  изомну…  Затем  и  пришёл… Что  читаешь?  Скажи,  правда,  интересно.
       Вера  показывает  обложку  журнала  «Время»  и  говорит:
      --  Фёдор  Достоевский  «Униженные  и  оскорблённые.  Из  записок  неудавшегося  литератора».  «Время»  из  номера  в  номер  публикует.
      --  Да-а-а?  Ну,  и  чем  там  всё  закончилось?
      --  Это  ещё  не  конец  истории. Окончание  в  июльском  номере.
      --  Но  о  чём  всё-таки  речь?
      --  О  том,  что  люди  делают  глупости  и  подлости,  не  уважают  себя,  следуют  безумным  страстям  и  из-за  этого  попадают  в  зависимость  к  негодяям  и  становятся  униженными  и  оскорблёнными…
      --  Не  хотят  быть  хозяевами  своей  судьбы?
      --  Не  умеют.
     Всеволод  уже  добрался  до  щеки  супруги  и  трётся о  неё  носом, вдыхая  аромат  кожи:
     --  Получается,  «дурить»  умеют,  управлять  собой  не  хотят,  а  выходить  из  трудных  ситуаций  не  научены…  И,  как  всегда,  зло  остаётся  безнаказанным,  а  добро  тихо,  но  гордо  умирает?
      Вера  хлопает  мужа  журналом  по  колену:
      --  Ты  нетерпим.  Не  принимаешь  описаний  правды  жизни.  Тебе  неинтересны  такие  книги.  Зачем  тогда  спрашиваешь?
      --  А  как  бы  я  иначе  получил  возможность  сесть  подле  тебя  и  рассказать,  что  хочу  что-то  очень …  м-мг-м… хорошее  показать?
      Чмокнул  в  щёку :
      --  И зачем  тебе  все  эти  тёмные  моменты  чьей-то  выдуманной  жизни!?  Живи  счастьем!
      Бросив  вороватый  взгляд  по  сторонам,  целует  мелкими  быстрыми  поцелуями  шейку  супруги.
      Она,  отстранившись:
      --  Что  ты  делаешь?!  Мы  не  одни! Перестань!
      И,  желая  отвлечь,  продолжает :
      --  Что  ты  мне  хотел  показать?
      Смотрит  на  мужа  недоверчиво:
      --  Опять  что-то  придумал?  Признавайся!
      Но  встречает  совершенно  невинный  взгляд  Родина:
      --  Ничего  не  придумал.  Пошли.  Покажу.  Тебе  понравиться.  Правда-правда.
      Он  поднимается.  Наклоняется  над  Верой,  берет  её  за  талию,  поднимает  и  ставит  перед  собой.  Потом  осторожно  вынимает  из  рук  супруги  журнал  и  кладёт  его  на  длинное  сидение  качели.
      В  этот  момент  гувернёр  Родоправа  громко  и  весело  заявляет:
      -- А  я  иду  купаться!  Ещё  кто-нибудь  хочет?  Кто-то  пойдёт  со  мной!?
      Взоры  Всеволода  и  Веры  устремляются  к  мальчикам  и,  улыбаясь,  они  наблюдают,  как  Горослав  и  Родоправ  с  воплями  «и  я!  и  я  тоже!»  уже  мчатся  в  сторону  купальни.
      Гувернёрам  остаётся  только  попытаться  их  догнать.
      Таня  смотрит  вслед  орущим  и  убегающим  братьям  насмешливо  и  свысока:
      --  Зачем  кричать?  Мчаться?  Мы  искупаемся  после  них.  Хорошо?
      Гувернантка  соглашается:
      --  Конечно.  Я  как  раз  закончу  пейзаж. И  горничная  почему-то  до  сих  пор  не  принесла  полотенец.  Не  можем  же  мы,  как  Всеволод  Велославович,  идти  мокрыми  и  раздетыми…
     Родин,  приблизив  губы  к  ушку  жены,  произносит  искренне  обиженным  тоном:
      -- Ну,  ты  идёшь?  Неужели  совсем  не  интересно,  что  хочу  показать?
      --  Интриган.  Что  там  такое?  Пошли.  Конечно,  любопытно.  Посмотрю.  Сам  ведь  не  скажешь  что. Обязательно  меня  повести  нужно…
      --  Пошли-пошли…, -- как  мальчишка,  нетерпеливо  тянет  её  за  руку.
      Но  стоило  им  оказаться  за  ближайшими  густыми  кустами, надёжно  скрывающими  их  от  семейства,  останавливается  и  начинает  целовать  лицо,  шею  супруги  всё  более и  боле  смелыми  и  настойчивыми  поцелуями.
      Вера  смеётся  низким  грудным  смешком,  радостно  отвечая  на  эти  поцелуи.
      --  Ну,  вот… я  же  говорил,  что … понравится…  Я  никогда … тебя  не  обманывал…
      Наблюдаем  красивый  долгий  поцелуй  парочки.
      Вера  высвобождается  из  объятий  мужа,  потому,  что  тот … м-м-м-мгм...  уж  чересчур  смело стал … себя  вести:
      --  Ты  с  ума  сошёл!
      Всеволод  признаётся:
      --  Давно  сошел.  С  того  момента,  как  впервые  тебя  увидел.
      А  потом,  притянув  супругу  к  себе  за  плечи,  слегка  охрипшим  голосом  шепчет  в  ушко :
      --  Побежали  домой!? Дети  заняты,  не  увяжутся  с  нами...  Побежали?!
      И,  не  дождавшись  ответа,  хватает  смеющуюся  жену  за  руку  и  устремляется    вперёд. 

      ... Ещё  мгновение,  и  мы  наблюдаем,  как  парочка,  взявшись  за  руки,  бежит  к  господскому  дому. 


Рецензии
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.