3 глава. Где-то в бескрайней пустоте..

                С А Г А
                Перекрёсток  Вселенных.

                Эпизод 1. Шестнадцатый артефакт.


                3 глава. Где-то в бескрайней пустоте...



"...Мёртвым казался Бог на небесах.
Равнодушье видел я в старческих глазах.
И откровенья свет пронзил меня –
Тот безумец был никем,
Ваш спаситель – я!..."

Маргарита Пушкина.
"Палач". Ария. "Крещение огнём" 2003.



  Где-то там, в бескрайней бездне пустоты Эру сидел на своём троне и смотрел пустым взглядом на Мир, который казалось замер. Он давно не слышал голоса своих детей. Но даже если бы и услышал, то захотел бы им отвечать?! Всё казалось обыденным и скучным. Всё тоже происходило день за днём: его дети - валар и майар вместе с эльфами заточили сами себя в тюрьму, которую называли своим домом. Валинор и сегодня был ограждён массивными и высокими горами Пэлори. Аман был за пределами Арды с начала второй эпохи и его с миром смертных соединял лишь портал, который находился в океане среди зачарованных островов.  Валар абсолютно не волновало, что происходит в мире, который они создали. Дети Илюватара забыли о своих мечтах - создать идеальный мир, воспетый ими в песнях ещё в царстве своего отца. Валар, как Эру казалось сейчас, предали его ожидания. Великий создатель молча сидел и думал о том, что было, и какие надежды возлагал на своих детей. Он уже жалел о том, что отправил Мелькора в небытие, заточил его дух в нём навеки. Да, один из его сыновей, самый старший и самый сильный, пошёл против остальных, творя великое зло. Но тогда у валар было желание создавать, а сейчас его нет. Что им мешает? Эру не понимал. Валар просто спрятались за высокими и страшными грядами горной цепи Пэлори, отринув всё, к чему стремились раньше. Отцу Мироздания надоело смотреть вниз. Его ничего больше не радовало, ни пение айнур и майар, которые остались с ним, ни чистый, яркий свет далёких звёзд. Он встал с трона, покинул свои чертоги и ушёл в пустоту. И где-то в ней был заточён его сын, который когда-то был самым мудрым, сильным и подавал самые большие надежды. Вот только непокорность и жажда власти сделали его злым, коварным, лживым и беспощадным.
  Стража у дверей темницы Мелькора стояла на посту. Они также, как и Эру, наблюдали за миром под их ногами. И на первый взгляд по выражениям лиц нельзя сказать, что стражников не волновала судьба того мира. Всё было как раз наоборот. Только их беспокойство и волнение было у них в голове. Конечно, странно, но никто из обитателей необъятной пустоты, никогда не обменивался своими мыслями на счёт всего этого. Все молчали и делали равнодушный вид, хотя и продолжали петь песни о том, что представляли и хотели бы воплотить в жизнь. Эру это прекрасно знал, но ему уже было почти всё равно. Обыденность и разочарование поселились в его душе, и потому Эру ничего не желал менять, не говоря о своих решениях "да" или "нет" для айнур и майар. А они в свою очередь тоже не спешили просить у создателя разрешения. Подданные Эру молчали о своих желаниях, но продолжали петь, летая в своих мечтах. Стражи темницы слышали это пение, и у них было огромное желание подхватить мотив, но это было непозволительно. Они выполняли свой долг, сторожа самого страшного и коварного узника.
   Темница Мелькора была похожа на ужасного костяного дракона. Между его огромных передних лап с острыми когтями была прозрачная дверь-портал, через которую нельзя было пройти внутрь темницы, и также нельзя было из неё выйти. Благодаря совместным усилиям Эру и его детей, была создана эта клетка, и потому если бы сам Великий отец находился в ней, то даже ему без посторонней помощи не удалось бы из неё выбраться. Дверь-портал питала своей энергией далёкая, самая яркая и большая звезда Этина, из энергии и света, которой в самом начале создания Арды был сотворён самый чистый кристалл для Великих светильников, который при их сотворении был разделён на две равные части. Идея создания двери для темницы Мелькора принадлежала Манвэ. А мысли о создании клетки принадлежали Мандосу. Эру принял идею своих сыновей, и теперь костяной дракон, раскрыв свою ужасную, клыкастую пасть, жадно пил далёкую звезду Этину, чтобы дверь темницы всегда была закрыта.
   Владыка Мироздания подошёл к месту заточения старшего сына, отпустив сражу отдыхать, пока он находится здесь. Он хотел поговорить с Мелькором наедине. Эру смотрел на ярко-белую сущность, которая спокойно парила взаперти. Взгляд его был строгим, но в душе, ему очень было жаль своего сына. Белый дух почувствовал присутствие отца за дверью. Его туманный яркий вид помрачнел, приняв цвет, который был темней, чем сама пустота. Дух начал испускать волны чёрной материи в разные стороны, которая била в стены темницы и в дверь-портал. Эру чувствовал гнев Мелькора. Но всё это прекратилось через несколько секунд. Чёрная материя стала принимать телесный облик, который был похож на прозрачный тёмный призрак с бледным лицом.
- Зачем пожаловал ко мне, отец? – Спросил Мелькор. – Скучно стало, и ты решил полюбоваться на меня взаперти?
- А ты, всё такой-же, каким был до заточения – злой и полный ненависти. Я думал, что за всё это время, ты нашёл хоть минуту, чтобы понять и осознать свои деяния и ошибки. Видимо, я напрасно надеялся, что ты хоть немного изменился в лучшую сторону.
- С чего мне меняться, ведь все и ты в том числе, видите меня таким, каким хотите видеть?! Так пусть всё будет, как угодно вам! Ты, отец, с самого начала не хотел меня услышать, а лишь слышал остальных. И всё потому, что я хотел создавать сам свой мир, без чьей-либо помощи и вмешательства.
- Твоя песня выражала твоё "я" и ничего более! – Возразил Эру.
- Это потому, что ты и все остальные не захотели услышать и понять её. Вы все посчитали моё пение  неприемлемым, и имеющим несоизмеримый изъян. Сочли звучание моей мелодии за выражение моей гордыни и величия. А ведь смысл был совсем  в  другом. И мне жаль всех вас. Вы – ничтожны и не способны мыслить масштабно и желать того, что не имеет своих границ.
- И что это, по-твоему?
- Воплощение мечты в реальность. Скажи мне, отец, может ли нечто другое быть желаннее, чем воплощение своей мечты в реальность? И стоит ли себя ограничивать в её сотворении, если душа жаждет творить? Фантазия не имеет границ! Тем более, если она из незримых мыслей становится реальностью.
- Я уже видел плоды твоих творений, как и все остальные. Ты строил адские крепости и порождал ужасных тварей, уничтожал всё на своём пути, что было сотворено другими.
- Да, и я не отказываюсь от этого. Но никто так и не задал себе вопрос: почему я это делал?
- Ты ведь сам сказал об этом ещё в начале сотворения мира, когда он был ещё совсем пустым и тёмным. Ты желал лишь одного, чтобы весь мир принадлежал только тебе одному.
- Да, желал! Да, я хотел его отнять у остальных валар и изгнать их из Арды. Но почему я хотел это сделать?
- Потому, что ты – эгоистичная, самолюбивая личность!
- Нет! – Возразил Мелькор. – Всё потому, что с самого начала этот мир был создан неправильно! Я пытался вразумить айнур ещё тогда, когда они запели свою песню. Я создал диссонанс мелодий не просто так. Моё пение прямо указывало на их ошибки и повествовало, как и каким чередом может быть создан мир. Моя песня всё это отображала.
- Ты понимаешь, о чём говоришь? Я породил великую мелодию, которую подхватили все остальные! Она была идеальна и безупречна в своём звучании, пока ты не вмешался и всё не испортил! И ты мне смеешь указывать на то, что весь мой замысел - сплошная ошибка?!
- Да, отец! Ты – всесилен, но не идеален, как и я, как и все остальные! Мы все ошибаемся, но я видел ваши ошибки и хотел обратить ваше внимание на них.
- Как ты смеешь?! – Разгневанно закричал Эру. – Это ты говоришь мне?! Ты, который способен лишь разрушать и извращать! Ты посмотри на мир, в котором тобой был посеян лишь хаос!
- Да, отец! Это говорю я тебе и от своих слов не отказываюсь! Но посмотри, как благодаря хаосу, который я сеял, изменился этот мир! Мой хаос побуждал валар к действиям и новым творениям. Посмотри на этот мир теперь и скажи, прекрасен он или нет?! Я с помощью своих сил побуждал валар исправлять этот мир, чтобы он был лучше, прекраснее. Да, этот мир не мой, но он почти похож на тот, который я хотел создать. Хаос – это изменения, перемены, которых вы все боитесь. Скажи мне, отец, что было бы с миром дальше, если бы я не разбил Великие светильники?! Он таким и остался – маленьким и плоским, в котором живёт лишь искусственный свет. К чему я веду?! К тому, что я могу не только разрушать. Смотри и удивляйся тому, что я могу сотворить! – Гордо ответил Мелькор и указал неопределённым жестом на пустое пространство своей темницы.
  Эру был ужасно рассержен и возмущён такими прямыми и бесстрашными высказываниями Мелькора, но его ярость немного утихла, когда он увидел нечто в стенах темницы. Перед создателем предстала во всей удивительной красе фантазия его старшего сына. Образ Мелькора рассыпался в тёмную материю. В клетке было ужасно темно, но вот засветилась крохотная яркая точка, похожая на далёкую звезду. Взрыв и яркие, разноцветные вспышки света озарили тьму. Появились тонкие и густые туманности, в которых родились яркие точки. Одни из них светились очень ярко, а некоторые тускло. Тёмная пустота уже не была пустой и тёмной. Она была богата разнообразием различных цветов и оттенков, исходящих от множества светил в туманностях. И вот в этом саване начали рождаться вихри, которые разрывали туманности, и вбирали в свои потоки разноцветные звёзды. Рождались галактики. Но в них был хаос. Звёзды, двигаясь по спирали туманных потоков, догоняли друг друга, сталкивались и взрывались. Новые вспышки яркого света. Рождались новые туманные скопления, которые были полны звёздной пыли и других различных материй, которым даже Илюватар не мог дать подходящего названия. В туманностях галактик рождались новые звёзды и миры, многие из которых очень напоминали Амбар. Да, тот самый Амбар, который был создан валар, где они создавали великую Арду. Но благодаря хаосу Мелькора и вмешательству самого Эру, Амбар стал не плоским, а шарообразным. Планеты рождались и находили своё место возле той звезды, которая их притягивала к себе. Новые столкновения и вспышки взрывов, после которых рождалось что-то новое. Многие из планет выглядели безжизненными, но были и такие, вид которых говорил сам за себя о рождении жизни на её поверхности. Вся эта картина предстала во всей красе перед взором Эру. Фантазия Мелькора росла, появлялись новые галактики, в них рождались яркие звёзды и вокруг них вращались планеты со своими спутниками, если таковые имелись. Гармония и хаос жили в одном мире, который был удивителен и прекрасен, и в котором не было границ, если не считать стен темницы. Но вот всё стало меркнуть и исчезать, превращаясь обратно в неистовый, пустой и чёрный туман, который в свою очередь принял телесный облик падшего валы.
- Вот так, отец, выглядит моя мечта. – Произнёс Мелькор и уточнил. – Вернее, выглядела. А что смогли сотворить твои любимцы? Маленький мирок, от которого отказались после моего пленения. И если бы вы тогда прислушались к моему пению, то в нём смогли бы услышать, что создание эльфов, людей и прочих живых существ, было моей идеей. Но практически никто этого не захотел принять. Но когда ты в третий раз перебил моё пение и породил новый звук, все подхватили его и добавили в эту песню несколько моих нот с моими идеями, которые влились так благозвучно, что даже ты этого не заметил. И принял это всё за свои труды и старания остальных айнур. На всё это повлиял мой хаос, диссонанс, который от меня исходил. А ты этого так и не заметил. И всё потому, что в тот момент не меня, а именно тебя твоя гордыня побуждала к действиям  взять верх надо мной. От этого ты был глух и слеп по отношению ко мне, как и все остальные. И никто, кроме меня, не осмелился  бросить вызов твоей мелодии.  Да, что тут говорить?! Каждый перед тобой ходит, в буквальном смысле, на четвереньках и боится тебя. Да, не уважает и любит, а боится! Так же в душах валар живёт безразличие к тем творениям, которые создали не они. А иногда они страшатся этого и даже завидуют. Вспомни о городе, который построил Майрон с другими майар на острове Альмарэн, где было практически пусто. Вспомни, какие предметы он для них изготовил и для чего. Также вспомни о том, что он создал этот город для валар и хотел отдать его им, как столицу королей и королев. Но ещё вспомни о том, как они отказались спасти это чудесное место и бежали с острова, когда я разрушил вершины гор и Великие светильники на них. Но зато они многое переняли для создания городов в Амане из того, что увидели в Мист-Эрии. Но так и не смогли достичь того совершенства красоты, которая была в этом городе. А что сделал ты, когда Ауле посмел без твоего ведома и согласия остальных валар, создать гномов?! Вспомни свой гнев и осуждение! И только тогда ты позволил ему появиться им на свет, когда гномы приняли тебя. Что было бы с ними, если этого не произошло? Ты уничтожил их или приказал бы это сделать кому-то из своих детей? Или может быть ты приказал бы это сделать самому Ауле? Что было бы с ним, если он тебе в таком случае не покорился и не исполнил твою волю?  Ответ очень прост. Ауле постигла бы такая же участь, что и меня. Всё! Хватит рассуждений! Примеров можно привести великое множество, но это ничего не даст!
- Да, множество. – Подтвердил Эру. – Ты выставил себя великим мучеником, пытаясь меня убедить в том, что мои замыслы и чистые намерения моих детей не так уж и чисты. А свои подлые и коварные  действия пытаешься оправдать. Но я - не мои дети, которые тебе поверили в первый раз! И тебе меня не окрутить заумными речами! И также меня не убедит твоя иллюзия мечты, которую ты так красиво мне показал. Да, мир, который ты мне явил из своих мыслей, удивителен и по-своему прекрасен, но ему не суждено родиться.
- Не суждено! И всё потому, что этот мир не твой и не тобой воспет. Ведь ты так же, как валар, полон границ, предрассудков и зависти, что это придумано не тобой! Да, я принимаю всё своё зло и каюсь в своих деяниях. И знаю, что ты сейчас мне не поверишь. Но пусть так, ведь я больше не нуждаюсь в чьей-то вере ко мне. И мне не жаль себя и не жаль того, что со мной будет дальше. Но только одного мне жаль...
- И чего? – Удивлённо приподняв бровь, спросил Эру.
- Майрона. Жаль, что так с ним подло поступили. И ты знаешь сам, кто этому виной. Но никогда не признаешься даже сам себе. А тогда ты смог бы его спасти от участи предателя. Ты знал, что его очернила клевета и знаешь, кто её посеял. Но ты за него не заступился на суде валар. И хоть тогда они его простили, но не имели к нему такого доверия, как ранее. Тогда за него мог вступиться только один. И это его брат-близнец  Альтим. Вот только он погиб в той стихии, которая разрушила Мист-Эрию и поглотила остров Альмарен. Только Альтим мог опровергнуть клевету и признаться в предательстве. Ведь тогда именно он, а не Майрон, мне тайно служил.
- Да, я знал об этом! Но кто ты такой, чтобы я держал перед тобой ответ?! Знай своё место, Моргот, ведь твоему злу нет оправдания! Я тебя породил и я уничтожу! И для этого у меня вся вечность впереди.
- Нет, отец. Не ты меня уничтожишь и знаешь об этом прекрасно. Да, пророчество Мандоса сбудется, но только по части моей гибели. И у тебя не будет вечности. И этот мир будет спасён, а не уничтожен после Дагор Дагората. В этом мире всё плохое уйдёт, а прекрасное останется, будет жить и цвести. И его не нужно переделывать. Найдётся тот, кто помешает его уничтожению.
- И кто это? – Удивлённо и с недоумением в голосе спросил Эру.
- Ты думал, у меня нет козырей в рукаве?! Я тоже могу предвидеть многое. Ведь я – твой сын. На этом всё. Я больше не желаю говорить с тобой. Всё это бесполезно.  Дай мне насладится последними мгновениями, летая в своих несбывшихся мечтах при полной тишине и покое. Мне всё равно. Уходи. - Так ответил Мелькор. Его голос был абсолютно спокоен. Он рассыпался в тёмную материю, которая вмиг поменяла свой чёрный цвет на ослепительно-белый. Его сияние вырывалось через  дверь-портал,  даря тёмной, бескрайней, пустой бездне мягкий, яркий и чистый свет.
  Эру отправился в свои чертоги. По дороге он думал о словах Мелькора, о его убеждениях и думал лишь о том, как много в речах сына было глупости, заносчивости и гордости. Для создателя его старший сын выглядел капризным ребёнком. Вот только думая так из-за своего эго, Эру так и не удалось понять простой истины, что Мелькор прав, не смотря на все свои совершённые злодеяния...


Рецензии