Частица бога

                трёхфазная пьеса высокого напряжения

 Участвуют:
    - Г-н ШПУНТУБЕЛЬ
    - Г-н ЦИНУБЕЛЬ
    - Г-н ЗЕНЗУБЕЛЬ
    - Фройляйн ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ
    - СИДОРОВ

                Фаза первая

     За столом – трое мужчин в полувоенной форме. Они сосредоточенно обтачивают деревянные заготовки. Обрабатывают их шлифовальной шкуркой, покрывают олифой, раскрашивают. Это бывшие солдаты: рядовой ЗЕНЗУБЕЛЬ, ефрейтор ЦИНУБЕЛЬ и обер-фельдфебель ШПУНТУБЕЛЬ. Военнопленные, работающие в мастерской по изготовлению русских сувениров.
     В помещении как-то по-особому уютно, в углу пылает то ли камин, то ли очаг, то ли кузнечный горн. Рядом с ним – небольшая, скромно наряженная ёлочка. Вкусно пахнет хвоей, лаком и свежей стружкой. На заднем плане виднеется окошко, через которое за всем происходящим наблюдает мальчишка лет семи-восьми. Его лицо не по-детски неподвижно и серьёзно.             
     Незаметно для нас и для сидящих за столом мужчин из-за кулисы появляется девушка в простом крестьянском платье. Подходит к очагу, присаживается на корточки, тянет к огню озябшие ладони.

ДЕВУШКА. Скучен и долог весьма отчего зимний вечер в России?
                Песня пурги за окном почему так надрывно грустна?
                Может, сошлись за замёрзшим стеклом все земные юдоли –               
                Гимн невозможности счастья людского пропеть?      

Впрочем, о сём отвлечённом туманном предмете
Этим троим за столом рассуждать не резон и не час.
Ведь календарного года конец уже близко, он рядом,
Выполнен должен быть в срок производственный план.

                Кто же такие они? – вопрошает настойчивый зритель.
                Ратных нарядов своих не меняют они отчего?
                В руки кто дал им резцы и тончайшие кисти,      
                И наказал кропотливо искусный узор наносить?

Из них года два тому, три, или чуточку боле
О баночках с красками кто бы помыслить посмел?
Звались солдаты они, в ремесле боевом упражнялись,
Из пушек стреляли преметко, в траншеях копали ходы.

                Но отгремела весной канонада суровых сражений,
                Росой и дождями омылись жестокие раны земли.
                А рядовой, и ефрейтор пехотный, и обер-фельдфебель
                Были втроём неприятелем взяты в бессрочный полон.

Сжалились боги. Не кедры досталось валить на делянке,
Не в царстве Аида дробить антрацит и не баржи гранитом грузить.
Воинам кисти вручили. Они в сувенирной артели
Долгими днями матрёшкам ланиты румянят охрой.

                Были прилежны. Начальством немало хвалимы.
                В искусстве своём до известных дошли степеней…
                Так незаметно совсем подступил, постучал в двери праздник,               
                Праздник, который привыкли они величать Рождеством.

…Жарко натоплена каменка, чудно наряжена ёлка,
Матрёшки готовые тесно сомкнули тугие ряды.
Крылами своими их фея с колючей зелёной макушки
С собой приглашает отправиться в дерзкий и дальний полёт.

                Плачут беззвучно матрёшки. Матрёшкам едва ли по силе
                С ней воспарить, отведённый предел превозмочь.
                Тщетно зовёт их с собой одинокая бледная фея,
                Воздух взрезая сухой перепонками тоненьких крыл.

     Девушка встаёт. Сняв с ёлки фигурку феи, подходит к краю сцены.

…Сие как случилось? Кто мог лишь возмыслить такое?
Один муж поднялся, к пахучим ветвям подошёл.
Может быть, был то ефрейтор иль обер-фельдфебель?
А, может статься, был тот человек рядовым?

                С хвои зелёной немедля сорвал он тщедушную фею.
                Хрупкие крылья фигурке нещадно тотчас отломив,
                Взял со стола в руки он расписную матрёшку
                И феи крылами игрушку он ту наделил.    

Что же затем? – задаётся загадкою зритель.
Взмыла ли в небо матрёшка? Упала ли фея оземь?
И, наконец, кто расскажет, какая фортуна
Постигла уже упомянутый мной производственный план?

                Об этом скрижали молчат, поминая украдкой о том лишь,
                Что сей несуразный и глупый, пустой  сувенир
                Был отроку отдан убогому мастером тотчас –
                Тому, что весь вечер стоял за морозным стеклом.

Но восхвалять иль судить данный жест вы отнюдь не спешите!
От помыслов чистых до глупостей вящих – один только шаг.
Поскольку отделу контроля известно: с крылами матрёшка –
Некондиционный товар.
                А ещё – производственный брак. 

     Девушка подходит к очагу. Секунду спустя игрушечная фея летит в огонь.

                Затемнение

                Фаза вторая
    
     Подсобное помещение крупного научного центра. Именно здесь лучшие умы человечества строят супермощный ускоритель элементарных частиц – адронный коллайдер. О серьёзности затеи свидетельствуют многочисленные приборы: от банального амперметра до разных немыслимых осциллографов. На стене висят портреты трёх выдающихся учёных современности – профессора ЗЕНЗУБЕЛЯ, профессора ШПУНТУБЕЛЯ и профессора ЦИНУБЕЛЯ.
     Однако, какими-то частностями, деталями, отдельными штрихами эта комната напоминает нам о той, в которой корпели над своими матрёшками военнопленные. В частности, очагом-горном в углу.
     Рядом с заваленным деталями стеллажом работает электрик СИДОРОВ. Ловко орудуя обыкновенным напильником, он рихтует самодельный болт.

СИДОРОВ. Что за народ? Живут без бед –
                Добра – зашиться.
                Есть всё, бать-пать, болта лишь нет
                С резьбой на тридцать.   
               
                На первый взгляд: какой урон,
                Коль нет в наличье?
                Но без болта и циклотрон
                Не зафурычит!

                Как положение спасать?
          (вытирает пот рукавом, вздыхает)
                Вот – тихой сапой               
                Сидеть, вручную нарезать,
                Как Карло папа.

                Им про болты долдонить зря –
                На тридцать чтобы,
                Поскольку всё до фонаря
                Высоколобым.

                Им пол метёт и чинит ток
                Кто? Гастарбайтер!
                Они же ставят на поток,
                Большой коллайдер.
               
                Тоннель здесь начали сверлить
                Во время оно,
                Чтобы по кругу запустить
                Пучок нейтронов.

     Откладывает в сторону напильник и заготовку. Мечтательно.

СИДОРОВ. Что говорит, бать-пать, трудна,
                Сия дорога!
                Но в результате: вот она – 
                Частица Бога!

                Бозон ещё её зовут.
                Собой рискуя,
                Его б добыть! Лишь этим тут
                Ещё живу я.

                Но чтоб поехал этот воз
                Чуток скорее,
                Хоттабыч нужен, Дед Мороз,
                А лучше – Фея!

     Встаёт. Берёт со стеллажа странный сувенир. Это простая матрёшка, к спине которой приделаны тонкие крылышки. Сидоров задумчиво вертит матрёшку в руках.

СИДОРОВ. Буди надежду, не буди,
                А всё без толку.
                (матрёшке)
                Не надо так глядеть. Иди
                К себе на полку.

     Возвращает игрушку на прежнее место.

СИДОРОВ. Эх, взяться б мне без лишних слов
                За всё умело!..

     Приоткрывается дверь. В проёме возникает бородатая физиономия Шпунтубеля.   

ШПУНТУБЕЛЬ. Прошу простить, герр Сидорофф,
                Я к вам по делу.

СИДОРОВ. Неужто, стрельнуть, борода,
                До завтра рубель?
                Шучу, бать-пать. Ходи сюда,
                Месье Шпунтубель!

                Отведай бутерброд с икрой
                И с мятой чаю…
                Признаюсь честно: под землёй
                Я тут скучаю.

                Иной раз хуже, чем в тюрьме.
                Как говорится:
                Ни «тпру», ни «ну», ни «бе», ни «ме»,
                Ни сматериться.

                Садись, друг, хоть на табурет,
                Хоть в угол красный…

ШПУНТУБЕЛЬ. Хотел узнать: отвёртка нет
                Крестообразный?

                Розетка починенья для –               
                Вдруг заискрилась…

СИДОРОВ (качает головой). Профессор, хватит тра-ля-ля!
                Что приключилось?

                Ты всех розеткой доставал
                На той неделе.
                Колись, давай: что за аврал
                На самом деле?

                Опять пошёл полураспад
                Протонов, что ли?
                Подай разряд в сто мегаватт…

ШПУНТУБЕЛЬ. Магнитный поле!

                Работать я двенадцать лет,
                Но мало прока,
                Ведь до сих пор стабильность нет
                Частиц потока.

                Хоть я, коллега, весь процесс
                Проделать чётко
                По схеме «Аш равно два Эс»…

СИДОРОВ. Смени обмотку!

                На никель – медь. Внутрь закачай
                Оксида серы,
                Потом давление подай
                В три атмосферы.

                Не наломаешь коли дров,
                Пойдёт нормально…
               
ШПУНТУБЕЛЬ. Идея ваш, герр Сидорофф,
                Конгениальна!

                Нет – прозорливей раза в два,
                А то и в кубе!..
                (осторожно озираясь по сторонам)
                Но я просить: когда сюда
                Придёт Зензубель,

                Вы берегитесь! Сей злодей
                В науке нолик.
                Зато он вор чужой идей
                И алкоголик!   

                В своём НИИ, представьте, он,
                Поправ законы,
                По трубам гонит самогон,
                А не нейтроны.

                Вы человеков опасайт
                Такого сорта!..

СИДОРОВ. Да знаю, знаю… Всё, ступай!
                Делов до чёрта…

                Чинить рубильник в щитовой,
                Менять заглушки.
                А кто насос поставит в строй?
                Небось, не Пушкин!

     Выпроводив Шпунтубеля, электрик вновь принимается за болт.

СИДОРОВ. Хоть с утра до ночи паши,
                Хоть выгнись раком…
            (вслед ушедшему профессору)   
                Распелся! Все вы хороши,
                Все с прибабахом!               
               
                Где среди вас Эйнштейн и Бор,
                Кюри с Капицей?..
                Один горазд буровить вздор,
                Другой – напиться.

                Вам важно что? На смокинг крест,
                Медаль на китель.
                В ходу, бать-пать, притворство, жест…
                А ускоритель?!

                Когда же будет он готов
                И в дело годен?..

     Стук в дверь. В комнату бочком протискивается Зензубель.

ЗЕНЗУБЕЛЬ. К вам можно, комрад Сидорофф?
                Вы есть свободен? 

СИДОРОВ. Тебя надуло сквозняком,
                Иль рухнул с дуба?..
                Помином лёгок… Мир цу ком,
                Сеньор Зензубель! 

                Приму тебя честь по чести,
                Почти как брата.
 (снимает со стеллажа склянку с жидкостью и пару рюмок)
                Тебе водичкой развести,
                Или не надо?             

     Гость делает отрицательный жест. Выпивает залпом.

ЗЕНЗУБЕЛЬ. Напиток очень славный, гут,
                Сильней абсента…
                Я к вам, коллега, на минут –
                За изолента.    

СИДОРОВ (протягивает моток). Бери, не жаль. Но между строк
                Скажу без крика:
                Ты у меня уже пяток
                Мотков заныкал.

                И лучше целочку не строй,
                Танцуй от печки:
                Вновь с хладагентом геморрой?
                Опять утечки?

ЗЕНЗУБЕЛЬ. Вы прав. Опять всё тот же бед,
                Сплошные траты.
                Мы исчерпать весь наш бюджет!..

СИДОРОВ. А термостаты?

                Насколько знаю, ваш не мал
                Бюджет, ребятки.
                Ты термостаты проверял?
                Они в порядке?
               
                Прокладки в стяжке погляди –
                А вдруг пробило?
                Ведь гелий в схеме, мать ети,
                А не текила!

                Вот что ещё сейчас, старик,
                Скажу тебе я:
                Блок из циркония свари…

ЗЕНЗУБЕЛЬ (приободряясь). Яволь. Идея!

                Сверхостроумно! Просто как 
                Сквозь стенка дюбель…
                (переходя на шёпот)
                Но не услышал бы мой враг…

СИДОРОВ. Бать-пать! Цинубель?

ЗЕНЗУБЕЛЬ (кивает). Умён, хитёр, ас теорем
                Унд формул кванта…
                Но, говорят, завёл гарем
                Из аспиранток.

СИДОРОВ. И на здоровье! Что с того,
                Что баб любитель?..

ЗЕНЗУБЕЛЬ. Он фирм владелец, ООО
                Учредитель,

                Куда пристроил тёть и дядь,
                Все – крохоборы.
                Он через них есть поставлять
                Сюда приборы.

                И – доннер веттер – по двойной,
                Тройной расценке!..

СИДОРОВ. Ну, значит, парень с головой,
                Снимает пенки.

                Имея долларов мешок,
                Самонадеян.
                Давай кирнём на посошок?
       (рюмки вновь наполняются и выпиваются)
                Ауфидерзейн!

                Делов – ни пёрнуть, ни вздохнуть,
                Делов – зашиться!..
                Ты изоленту не забудь,
                Авось, сгодится.

                Меня, хочу предупредить,   
                Не загружай ты…

     Подталкивая гостя, Сидоров ненавязчиво выпроваживает того из помещения.

СИДОРОВ (вздыхает). С такими не соорудить,
                Ни жисть коллайдер.

                До слёз, до паники, до драк
                Грызут друг друга.
                Как в басне школьной: лебедь, рак
                И рыба-щука.   

                Мне б им помочь… Но в толк не взять:
                Каких Америк
                Им может понаоткрывать
                Простой электрик?    
               
                Они ж, бать-пать, профессора,
                Лауреаты…
                А у меня в башке с утра –
                Амперы, ватты.

                Ведь проводов тут – будь здоров!
                Разъёмы, клеммы…

     Дверь распахивается. В комнату заскакивает Цинубель.

ЦИНУБЕЛЬ. Мне нужный вы, герр Сидорофф,
                Для важный темы.

СИДОРОВ (вполголоса). С чего бы это, в рот компот,
                Так зачастили?..
                Кого нелёгкая несёт?
                (громко)
                Цинубель, ты ли? 

                Ну, заходи, секретов нет.
                Нальём по стопке…
                С ранья, бать-пать, парад планет
                В моей подсобке.

                И каждый, понимаешь, при
                Своей увёртке:
                То изоленту подари,
                То дай отвёртку.

                Один с нейтрино не в ладу,
                Другой – в запое…         

ЦИНУБЕЛЬ. Наверно, вы имейт в виду
                Вот эти двое?

      (указывает на портреты Шпунтубеля и Зензубеля) 

                Они пришли, пари держу,
                Под вид тихони?..
                Про них всю правду расскажу –
                Как на ладони:   

                Шпунтубель – старый пидераст
                И гнусный хищник!
                Вы думайт, он энтузиаст,
                Такой подвижник?         

                Вы думайт, он не пить, не спать,
                Сидеть и чинно
                Всё размышляйт, как обуздать
                Пучок нейтрино?

                Или ему поймайт дано
                Протоны в клетка?..
                Он ищет ключ для казино
                И для рулетка!

СИДОРОВ. Чего тебе ответить, друг,
                Совсем не знаю…
                Как говорит, бать-пать, мой внук –
                Не догоняю.

                Меня кроссвордами не мучь,
                А молви метко:
                На кой ему какой-то ключ?
                Зачем рулетка?

                Загадка данная каюк
                Тотчас сулит мне…

ЦИНУБЕЛЬ. Вам это скажет даже внук:
                Суть – в алгоритме.

                Шпунтубель в казино играть
                Любить до дрожи,
                А цифры в ставках угадать
                Труба поможет.
               
                Он подчиняйт коллайдер тот
                Своей злой воле,
                Он рассчитайт, где поле ротт,
                А где шварц поле.

                В цвай счёт набьёт себе карман!
                Майн Готт, мой боже,
                Вам повторю: он игроман…

СИДОРОВ. Зензубель тоже?   

                Скажи как есть, я буду нем,
                Смолчу – хоть тресни…

ЦИНУБЕЛЬ. Зензубель – нихт. Он есть совсем
                Другая песня.   

                Зензубель вам отдаст душа
                За банка пива.
                Его конечности дрожат,
                А нос – как слива.

                Его костюм – весь в рваный дыр,
                Его походка…
                Вы думайт это от кефир?
                О, нет! От водка.

СИДОРОВ (пожимает плечами). Один он, что ли, глядь-поглядь,
                Такой на свете?.. 

ЦИНУБЕЛЬ. А дрожжи оптом закупать
                Зачем? Ответьте!   

                Случайно видеть я на днях
                Его заначка:
                Там дрожжи в банках и в мешках,
                Там дрожжи в пачках

                На стеллажах по всей длине
                И в разный тара –
                Из Чили, Конго, чуть ли не
                Из Занзибара!

                Купить он этот дребедень
                Не меньше тонна…

СИДОРОВ. Зачем ему вся эта хрень?

ЦИНУБЕЛЬ. Для самогона!

СИДОРОВ. Свистишь! Он в баре может пить
                На выбор вина…

ЦИНУБЕЛЬ. Тогда я вам изобразить
                Такой картина:

                Коллайдер сделать – тяжкий труд…

СИДОРОВ. Ещё бы! Ну, так?..

ЦИНУБЕЛЬ. Десятки километров тут
                Тончайших трубок.

                Зажечь огонь, влить брага в куб
                Нетолстостенный…
                Что потечёт тогда из труб?

СИДОРОВ. Первач отменный!

                Ты думал, я не искушён
                В такой задаче?    
                Сам гнал когда-то самогон,
                Бать-пать, на даче.

                Процесс, известный всем давно,
                Не излагай ты.
                Все мы грешим тихонько, но
                При чём коллайдер?

                Протоны? Синхрофазотрон?
                Наука?..

ЦИНУБЕЛЬ.               Дудки!               
                Какой наук, коль самогон –
                Фюнф бочка в сутки!

                Сиди, кури, да подвигай
                Под кран бидоны…
                Дас парадис ист! Чем не рай?
                А вы – «протоны»!

                Теперь вам ясен цель его?
                Смысл лейтмотива?..

СИДОРОВ (хмуро). Ну а ко мне пришёл чего?
                С какого пива?
               
                Я знал, что ловки на финты
                С дипломом дяди,
                Но вера теплилась…
                (сплёвывает)
                А ты
                Её изгадил! 

ЦИНУБЕЛЬ. Не мог я думать, что для вас
                Всё это ново…
                (мнётся) 
                Вы б не могли мне дать сейчас
                Двужильный провод?

                Мне нужно контур заземлить
                От установки…

СИДОРОВ. Ты брось, Цинубель, растудыть,
                Свои уловки! 

                В тот раз просил ты гайку. Так?
                Теперь вот – провод…
                Не мнись, выкладывай, земляк,
                Реальный повод.         
         
                Опять в подшипники залил
                Плохую смазку?
                Ведь я, бать-пать, предупредил…

ЦИНУБЕЛЬ. Нет! Мощный тряска.

                И сильный гул со всех сторон –
                Аж до испуга –
                Когда включаю циклотрон
                Унд центрифуга. 

                У мне начаться нервный тик
                От шум такого…
                В чём неполадки?

СИДОРОВ.                Маховик
                Не отцентрован.

                Мозги себе – не будь балбес –
                Не компостируй:
                На ось добавь противовес,
                Отбалансируй

                С поправкою на пять микрон…
                И, несомненно,
                Заверещит твой циклотрон
                Не громче фена. 

ЦИНУБЕЛЬ. Вы бьёте в цель – я поражён –
                Как будто в тире…
                Прошу принять мой данке шён
                За консультирен!

                Вы есть стоять в одном ряду
                С профессор даже!..
                С ваш позволений, я пойду…

СИДОРОВ (с усмешкой). А провод как же? 
               
                Захошь – простой тебе вручу,
                А хошь – особый…
                Не напрягайся, я шучу,
                На хаус топай.

                Приврал, бать-пать? Что за беда?
                И сразу в краску!
                Нужны тебе те провода,
                Как зайцу каска,

                Как аллигатору – унты,
                Киту – калоши…
                (выпроваживает смущённого гостя)         
                Эх, герр Цинубель! Что ли ты
                Такой святоша?   

     Подкидывая в ладони недоделанный болт, Сидоров подходит к стеллажу, вынимает из коробки бумажку.

СИДОРОВ. Уж коли знать про жизнь Трубы,
                То знать до края…
                Ему б поверил, если бы
                Не накладная. 

                Ведь это ж надо так уметь:
             (внимательно изучает накладную) 
                Сталь – три вагона,
                Бериллий, кадмий, никель, медь –
                Почти что тонна!

                (Контейнер – на объём беря...)
                Вольфрам – тонн десять,
                Ртуть, цинк, бать-пать, не говоря
                Про хром и цезий.
               
                Вплоть до плафонов и бидэ,
                До гуталина…
                Продал: «Цинубель-ЛТД»…
                Ничё картина?

                Быть может, видишь ты во сне
                Всё это, паря?..
                Купить – и по двойной цене
                Своим же впарить!

     Оборачивается к портрету Цинубеля. Грозит ему кулаком. 

СИДОРОВ. Устроил, змей, себе Ташкент,
                Пробил фарватер…
                Плевал он на эксперимент
                И на коллайдер!   

                И меркантильна, и тупа
                Его задача:
                Чем дольше строится Труба,
                Тем он богаче.

     Полным тоски взглядом обводит все три портрета.

СИДОРОВ. Тот ищет ключ для казино,
                Тот – баксов тыщи,
                А тот – халявное вино…

ГОЛОС. А ты что ищешь?

     Откуда-то сверху, из облака то ли пара, то ли дыма появляется прекрасная девушка с крыльями за спиной.

ДЕВУШКА. В чём твоя фишка, твой прикол,
                Твоя идея?
                Пахать на дяденек, как вол?..

СИДОРОВ (он крайне изумлён). Ты кто? Ты – фея?   

ДЕВУШКА (приземляясь). Пожалуй, так… Что бел, как мел
                И нем, как мебель?
                Знакомы, что ли, будем, чел… 
                (протягивает руку) 
                Фройляйн Фальцгеббель.

                Гляжу, дар речи потерял,
                Увидев фею?..

СИДОРОВ. Тебя такой и представлял
                Всегда во сне я! 
               
                Лицом, фигурой – в аккурат,
                Улыбкой, ростом…
               
ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Чего скрывать: тут шестьдесят,
                (показывает на талию)
                Тут – девяносто.
                (показывает на грудь и бёдра)         
               
                А всё – особая еда,
                Диета – фито.
                (кладёт ладонь Сидорова себе на ногу)
                Пощупай сам – нет и следа
                От целлюлита! 

                А как тебе загара цвет?
                Он в тон миндаля…
             
СИДОРОВ. Ну что тут скажешь? Спору нет: 
                Ты просто краля!

                И как вписал мудрец в свой том
                Насчёт такого:
                «Кто статью взял – красив умом»…

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Да стопудово!

                Во мне, хочу тебе сказать,
                Полно талантов:
                Могу калории считать…

СИДОРОВ. …А поле кванта?

                Ночами, не сомкнув ресниц
                И зад мозоля,
                Считаю я разброс частиц
                И ёмкость поля.         

     Он снимает со стеллажа кипу тетрадей и чертежей. Раскладывает всё это на столе.

СИДОРОВ. Вперёд, бать-пать, день ото дня
                Идёт работка.
                Вот только с квантом у меня
                Пока загвоздка.      

                Понятно, ведь вокруг меня
                Проблем обитель:
                То кран чини, то поменяй
                Предохранитель!

                Ты не подумай, что ропщу.
                Сил не жалея,
                Всё производную ищу…
                (берёт её за руку)   
                Поможешь, фея?      
               
ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Желаешь, я раскрыла чтоб
                Частиц секреты?
                Ну, это нужно морщить лоб…
                (оглядывается по сторонам)
                Есть сигареты? 

СИДОРОВ (повеселел, подмигивает). Смекнул! Затянем горизонт
                Завесой дыма?..
                «Кент», «Кэмэл», «Ява», «Винстон», «Бонд»?..

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Не-е, только «Прима».

СИДОРОВ (ошалело). Наверно, шутишь? Сорт такой
                Добуду где я?
                Не искушай, Христос с тобой,
                Товарищ фея!

                Ты заказала бы, мамзель,
                Ещё «Родопи»…
                Не сыщешь эту канитель,
                Бать-пать, в Европе!

                А что не «Беломор» тогда,
                «Опал» и «Шипка»?..

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ (надувает губки). В том, что явилась я сюда –               
                Была ошибка!               

                Не в кайф мне горечь бранных слов,
                Твоих укоров…
                Я исчезаю, будь здоров,
                Прощай, Сидорофф!

                Ведь мне казалось, мы с тобой,
                Как ложка с вилкой,
                Как дискотека – с коноплёй,
                Как ром – с бутылкой,

                Как старый байкер – с бородой,
                Как лист и стебель…

СИДОРОВ. Не исчезай, прошу, постой,
                Фройляйн Фальцгеббель!

                Одна, конечно, впереди
                У нас дорога.
                Ты ж обещала мне найти
                Частицу Бога!   
               
                А за неё под смех коллег
                Я выгнусь бесом –
                Сыщу хоть «Приму», хоть «Казбек»,    
                Хоть «Стюардессу»!

     Вдохновлённый Сидоров вскакивает со своего места и скрывается за дверью. Убедившись, что электрик не вернётся, Фальцгеббель издаёт лихой – в два пальца – свист. На её сигнал тотчас появляются Цинубель, Зензубель и Шпунтубель.

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Ну, где вы там, алё, гараж!
                Как звать – забыла…

ШПУНТУБЕЛЬ. Мы здесь. А где же гений наш,
                Где наш светило?

ЗЕНЗУБЕЛЬ. Наверно, скачет во всей пыл
                На зов к начальник…
                Глядите: даже не остыл
                Его паяльник!

ЦИНУБЕЛЬ. Натюрлих, к шефу так спешит –
                Сверкают ляжки.
                Аж побросал все чертежи,
                Забыл бумажки.

     Вся троица хохочет, тянет руки к чертежам и тетрадям. Однако их опережает Фальцгеббель – она просто садится на бумаги.

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Нет, поспешил он, мазефак,
                Совсем не к боссу,
                Он поканал в универмаг
                Взять папиросы.

                Отдаст последние рубли
                За них, не жилясь…
                Мы не об этом с вами ли
                Договорились? –

                Чтоб на часок его убрать
                Из кабинета,
                И заглянуть потом в тетрадь…

ШПУНТУБЕЛЬ
ЗЕНЗУБЕЛЬ (вместе). Я-я, об этом!
ЦИНУБЕЛЬ   

     Снова пытаются дотянуться до чертежей и расчётов.               

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Стоп! Тут ручонками сучить
                Не стоит, дяди.
                Кто фее может пояснить:
                Что в той тетради?

                Не поленясь, пролейте свет
                Без закидона:
                Какой здесь спрятан госсекрет?..

ШПУНТУБЕЛЬ
ЗЕНЗУБЕЛЬ     (вместе). Секрет бозона!
ЦИНУБЕЛЬ                Частица – меньше, чем фотон…

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Ваще умора!
                Какой-то долбанный бизон,
                А столько ора…

     Небрежно швыряет им папку с записями.

ЦИНУБЕЛЬ (лихорадочно роясь в бумагах). Тут что ни запись – динамит,
                В них вникнуть стоит.
                Взгляните: аж в глазах рябит
                От синусоид! 

ЗЕНЗУБЕЛЬ. Да, вычислений, вы правы,
                Он вёл немало…
                А логарифмы каковы!
                А интегралы!..               

ШПУНТУБЕЛЬ. Лишь диаграмм – страниц на сто!
                Ах, неужели
                Он близок, чтоб добраться до
                Заветной цели? 

                Плоды гигантского труда
                Таятся в папке…

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Всё это клёво, господа,
                Но где же бабки?
               
                Кто обещал мне сто банкнот
                По десять евро?..

ШПУНТУБЕЛЬ (закатывая глаза). Что эти феи за народ? 
                Любая – стерва.

                Издаст гиена и шакал
                Не столько лаю.
                …Но, впрочем, деньги обещал,
                Не отрицаю.

                Про деньги я давным-давно
                Наплёл вам, каюсь.
                Вот подфартит мне в казино –
                И рассчитаюсь.      


ЗЕНЗУБЕЛЬ. К чему устраивать базар
                Из темы тонкой?
                Возьмёте, может, гонорар
                Вы самогонкой?

ЦИНУБЕЛЬ. Счёт – не любому по плечу,
                Ведь он не мелкий…
                Фройляйн, я с вами расплачусь,
                Закончив сделки.

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ (почти плача). Когда? В июле? В декабре?..

ЗЕНЗУБЕЛЬ (приятелям). Она опасна!
                (обернувшись к собеседнице)
                Когда рак свистнет на горе!
                Чего не ясно?   

ЦИНУБЕЛЬ. А хныкать, милое дитя,
                Сейчас не модно.
                Расчёт в четверг, после дождя…
                Ну, всё, свободна! 

ШПУНТУБЕЛЬ (выглянув в дверь). Вернётся скоро. Изучить
                Тетрадь пора бы…
                Смотрите, как эффектна нить
                Его парабол!

                Теперь на формулу сию,
                Друзья, взгляните:
                Он магнитуду «Дельта-Кью»
                Отнёс в числитель.
               
ЦИНУБЕЛЬ. А что… Вполне логичный ход!
                Сидорофф, кстати,
                За производную берёт
                Два «Пи» в квадрате.

ЗЕНЗУБЕЛЬ. А сумму длин поставил наш
                Куда приятель?

ЦИНУБЕЛЬ. Элементарно! «Игрек-Аш»
                Ввёл в знаменатель.

ШПУНТУБЕЛЬ (озадаченно). Боюсь, что речь ведётся о               
                Тончайшей грани,               
                Поскольку ключик у него
                Считай, в кармане.

                Представьте: формул он дай –
                И тотчас, мигом
                Коллайдер смело запускай…

ЗЕНЗУБЕЛЬ. Ну, нет уж! Фигу!

                Электрик, значит, на «ура»
                И грудь матросом,
                А кандидаты-доктора,
                Выходит, с носом? 

ЦИНУБЕЛЬ. Вникать он будет в естество
                Частицы Бога!
                Но нам все поиски его
                Выходят боком.

ШПУНТУБЕЛЬ. Я хохочу, хоть не смешно…
                Пока он ищет,
                Я проиграю в казино
                Такие тыщи!..

ЗЕНЗУБЕЛЬ. От трубок если отлучат –
                Мороз по коже!
                Ведь нынче баррель первача
                Весьма не дёшев.

ЦИНУБЕЛЬ. А мне ещё такой момент
                Вы проясните:
                Куда деть цезий секонд-хэнд,
                Бэушный литий?..               
               
ШПУНТУБЕЛЬ
ЗЕНЗУБЕЛЬ    (вместе). Да, он герой – всё это так –
ЦИНУБЕЛЬ                По ловле ядер,
                Но нам отменный головняк
                Сулит коллайдер!

ШПУНТУБЕЛЬ. Коллеги, надо в сей же миг
                Решать, иначе –
                Конец, безвыходность, тупик…

ЦИНУБЕЛЬ (усмехаясь). А был ли мальчик?

     Берёт со стола тетрадь, чертежи, схемы.

ЦИНУБЕЛЬ. Похоронить наброски тем,
                Порвать все нити.
                Тетрадки нет – и нет проблем…
                Я прав? Смотрите!

                Возьму тетрадь в одну ладонь,
                Порву как тряпку.
                Или швырну её в огонь…

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Отдайте папку!

                Вы ж говорили мне, что тут
                Бизон особый,
                А вышло – что научный труд…

ЦИНУБЕЛЬ. Возьми, попробуй!   

     Учёные со смехом перебрасывают рукопись друг другу. В центре мечется Фальцгеббель. Она, как собачка, пытается дотянуться до бумаг, но это ей никак не удаётся.
     Наконец, тетрадка падает в очаг и загорается. Девушка кидается за ней прямо в огонь, выхватывает пылающие бумаги, но при этом вспыхивают её лёгкие перепончатые крылышки.
     Свет гаснет. Что происходит на тёмной сцене, нам не видно. Лишь только огненные всполохи – то ли от тлеющей рукописи, то ли от догорающих крыльев.

     Сцена вновь освещается. У очага прямо на полу, сгорбившись, сидит Фальцгеббель. Крылья за её спиной превратились в жалкие обугленные огарки. Она отрешённо перебирает страницы наполовину уничтоженной тетради.
     В дверном проёме появляется Сидоров, в руках у него несколько пачек сигарет.

СИДОРОВ. Прости, что поздно, ведь полдня
                Носился зайцем.
                Признаюсь: шопинг для меня,
                Что серп по… горлу.
               
                По супермаркетам скакал,
                Сил не жалея,
                Но «Приму» всё-таки достал!
  (замечает, что в его отсутствие произошло что-то важное)      
                …В чём дело, фея?

                Сидишь ты, пепел теребя –
                Точь-в-точь кухарка,
                А вместо крыльев у тебя…
                (присматривается) 
                Бать-пать, огарки!

                Их опалила мотыльку
                Какая свечка?
                Сейчас тебе я помогу,
                Сыщу аптечку.

                Там у меня лежат бинты,
                Зелёнки малость,
                Таблетки разные, жгуты…

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ (демонстрирует тетрадь). Всё, что осталось…   

                Они сказали: мол, игра,
                И денег дали…
                Прости меня…

СИДОРОВ (оглядывает помещение). Профессора
                Здесь побывали?

     Подходит. Берёт в руки почерневшие листы.

СИДОРОВ. Тут был расчёт подробный для
                Теплоотвода…               
                Над этой формулою я            
                Корпел полгода…

                Вот – про бозон пять глав подряд.
                Бить в грудь не буду,
                Но предсказал его заряд
                И амплитуду…

                Статья про «Игрек-Эм» квадрат
                Была в начале.
                Я графики координат
                Чертил ночами.      

                Наука мысль, бать-пать, вела,
                А не химера…
         (брезгливо отбрасывает бумаги прочь)
                Теперь же – чёрная зола
                И пепел серый.

     Усаживается прямо на пол – рядом с девушкой.

СИДОРОВ. Считал: найду частицу ту –
                И жизнь в ажуре.
                А вышло – всё под хвост коту… 

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Давай, закурим

                Наисильнейшую из «Прим»...
                Я нынче разом
                Всю пачку выкурю… Нет – три!
          (закуривает, делает несколько затяжек, кашляет)
                Крепка, зараза!

                Не надо… Всё, благодарю…
                Гавно – затея…
                (бросает начатую сигарету в огонь)
                Я, если честно, не курю...

СИДОРОВ (грустная усмешка). Да вижу, фея.

     Длительная пауза. Оба сидят и безмолвно смотрят на огонь.

СИДОРОВ. На сердце камня не держу,
                Поверь. А чтобы
                Не сомневалась ты, скажу:
                Там нет и злобы.   

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Тебе б меня сейчас убить
                И сжечь до кучи…

СИДОРОВ. На ангелов в обидках быть
                Я не приучен.

                И уж тем паче – на таких,
                Копчёных в гриле…
                Какие крылья были! Их
                Там подкоптили?

     Показывает на очаг. Фальцгеббель с обидой отворачивается.

СИДОРОВ. Чего ж, бать-пать, глядишь бычком?
                Смеюсь я, дочка!
                Слезинки вытри, и на том
                Поставим точку.       

                Того, чему настал пипец,
                Уже не жалко.
    (достаёт из кармана карамельного петушка)
                Держи-ка лучше леденец –
                Петух на палке.   

                Почти орёл! Его глаза
                Глядят без страха.
                Не чупа-чупс поганый, а      
                Чистейший сахар!

                Ну а на это наплевать,
                Что фантик мятый.
                (мечтательно)
                Про дом люблю я вспоминать,
                Да про пенаты!
               
     Подходит к стеллажу, отдёргивает занавеску. Демонстрирует.
               
СИДОРОВ. Здесь самовар. Гармошка вон.
                А тут припрятан
                Непревзойдённый закусон –
                В хрену маслята.

                Вот сапоги. Фасон их лих –
                Мысочки клином.
                Я дёгтем смазываю их,
                Не гуталином!

                Имеет русская душа
                Свои изгибы.
                Как тебе ложка? Хороша?
                Она из липы.

                А в том углу образчик дан
                Одежды ладной:
                Сюртук, кокошник, сарафан,
                Картуз парадный.

                Икона древних мастеров,
                Свистулька-кошка…

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ (снимает с полки матрёшку). А это что, герр Сидорофф?

СИДОРОВ. Как что? Матрёшка!
               
                Ты что, Луны намедни, что ль,
                Упала, доча?
                Открой-ка верхнюю, изволь –
                В ней много прочих.

                Скажу тебе я без прикрас:
                Во всяком виде
                Матрёшка Барби фору даст
                И разным Синди.

                Что воду зря толочь? Типаж,
                Бать-пать, достойный:
                Похож он на характер наш –
                На многослойный.   

                Взять русака: балда балдой,
                Дундук тамбовский…
                А он, глядишь, внутри Толстой
                Или Чайковский!

                А вглубь уйти на пять слоёв –
                И там богато:   
                Отыщутся Е. Пугачёв
                И М. Скуратов.

                Матрёшку эту подарить
                Хочу тебе я.
             (вытирает девушке слёзы)
                И хватит сырость разводить!
                Понятно, фея? 

                Поверь, не стоит пары слёз
                Их камарилья!
                …Опять, бать-пать, зашмыгал нос!

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ (всхлипывая). Мне жалко крылья.

                Без них я – физик без «Ай-Кью»,
                Без льва саванна…

СИДОРОВ. Да крылья новые скую
                Я из титана!

                Не как иной – за пять недель,
                А за недельку!
                Какой размер? Небось, «икс-эль»?..

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Нет, просто «элька».

СИДОРОВ. Всего лишь «эль»? О чём тут сказ?..
                Клянусь аллахом,
                Я этот плёвенький заказ
                Исполню махом! 

     Не откладывая дело в долгий ящик, тут же начинает стучать молотком по наковальне.

СИДОРОВ (показывает большой палец). Во будут! Лёгкие на вес,
                Бать-пать, с декором.
                Перо с узором или без?.. 

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Пускай с узором…

СИДОРОВ (продолжая ковать). Могу чуток украсить я,
                Могу и много…

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Узором будет пусть твоя
                Частица Бога. 

                Когда, забыв покой и сон,
                Парю ночами,
                Хочу, чтоб твой бизон-бозон
                Был за плечами!

                И, ощущая силу крыл
                Нутром и кожей,
                Хочу лететь что было сил…
                (глядя на собеседника с надеждой)
                Такое сможешь?    

СИДОРОВ. Твоя восторженная речь –
                Для мысли пища…
     (бросает молоток, задумчиво чешет в затылке)
                Но как мне формулы извлечь
                Из пепелища?
               
                Их было там до пары тыщ,
                Но в том и драма:
                В золе «XZ» не отличишь
                От «Бета-Гамма».
 
                Тут нужен ум, задор и пыл,
                Бать-пать, особый.
                А я почти что всё забыл…

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. А ты попробуй!

     Фальцгеббель кладёт ему руку на плечо. Под её пристальным взглядом Сидоров снова берётся за инструмент, начинает ковать. Сначала удары получаются неровными и редкими, но постепенно мастер входит в ритм.

СИДОРОВ. Во! Вспомнил, хоть и не педант:
                В конце тетради
                Я записал дискриминант…

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Два «Пи» в квадрате.

СИДОРОВ (радостно). В квадрате, точно! Ты не врёшь!   
                На той бумаге
                Ещё был маленький чертёж…

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Да – вектор тяги.

                Такой смешной – как клюв у птиц…   

СИДОРОВ. …Вне траекторий
                Разброс заряженных частиц…

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Из «Лямбды» корень.

СИДОРОВ (почти кричит). А если вдруг возникнет ток
                В Трубе не хилый,
                Что может обуздать поток?..

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Лишь импульс силы

                От электрических полей –
                Из  «F» константа.

СИДОРОВ (восхищённо). И впрямь гляжу: у вас, у фей
                Не счесть талантов!

                Тетрадку знаешь сверху вниз,
                Бать-пать, до точки…
                (внезапно помрачнев)
                Но это, дорогая мисс,
                Ещё цветочки.

                Ты формуле не каждой верь
                Из той тетрадки…
                (остужает только что откованное крыло в воде)      
                А ну-ка, левое примерь!
                Не жмёт в лопатке?         

                Я цель – хотя и далека –
                Ищу до спазмы.
                Но нет стабильности пока
                Потока плазмы! 
               
                Без вдохновенья ремесло,
                Увы, безлико…
                Держи и правое крыло,
                А ну, взмахни-ка!   

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ (примеряя крылья). Мне что, навроде воробья
                Лететь к скворешне?
                …А крылья вышли у тебя
                Не хуже прежних!   

СИДОРОВ. Смекаю, им добавить смог
                Титан престижу…
                Теперь ещё взмахни разок,
                Вспорхни повыше,

                Под самым потолком пройдись
                С продольным креном…
                Титан-крыло, бать-пать, – не из            
                Полиэтилена!

                Ты б с тем летала как утюг,
                Как лом отчасти…
                Титан тебе не каучук,
                Не углепластик,

                Не жесть, не стекловолокно,       
                Не шпон бамбука…
                Смотри, не вылети в окно
                Ещё, подруга! 

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Окно придумал! Что, алё,
                За ахинея?
                Мы на сто метров под землёй…

СИДОРОВ (подмигивает). Шуткую, фея!

                Но невесёлые дела
                На самом деле:
                Кругом гранитная скала,
                А в ней – тоннели. 

                Бать-пать, солидные на вид –
                Не курам на смех.
                В одном из них и предстоит
                Крутиться плазме.
               
                Пучки из плазменных лучей
                Жгутами свиты,
                Разгонят до сверхскоростей
                Её магниты.

                Потоки, встретившись лоб в лоб,
                Взорвутся ярко…
                (растерянно и виновато улыбаясь)
                Ох, размечтался что-то… Стоп!               

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. А в чём запарка?

                Известный факт: всё нипочём
                Теперь науке.
                Я не врублюсь: проблема в чём?..

СИДОРОВ (с нотками отчаяния). Да в плазме-суке!   

                Она пройдёт сквозь циклотрон,
                Как через сито –
                Хоть тысяч сто, хоть миллион
                Возьми магнитов!

                Ударит в крышу, в стены, в пол – 
                Не понарошку!..   

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. А если сунуть этот болт
                В твою матрёшку?    

     Фальцгеббель открывает матрёшку и помещает внутрь болт.

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Глянь: где сейчас матрёшкин бок –
                Магнит на сотку…

СИДОРОВ (понимающе). …Тут, типа, плазменный поток,
                А тут – обмотка?    

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Сожми поток по всей дуге
                Электрополем –
                Так плазма будет в кулаке
                И под контролем.

     Фальцгеббель закрывает матрёшку – болт оказывается внутри.

СИДОРОВ (разводит руки). В башку мне вдарила трава,
                Или во сне я?..
                Вот это, бать-пать, голова!
                Вот это фея!   
               
                С пяток таких – и, извини,
                Тогда не жалко
                Сдать всевозможные НИИ         
                Гуртом на свалку!

                Сослать куда-нибудь в Китай
                В аэроплане…
                (обнимает фею)
                Теперь бозон уже, считай,
                В моём кармане! 

                Преград разрушена стена,
                Ещё немного –
                И на ладони вот она –
                Частица Бога!

     Подходит к портретам профессоров. Усмехаясь, смотрит на них.

СИДОРОВ. Что, рылом крив? А я готов
                С ним в ряд калашный…

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ (очень тихо). Признайся честно, Сидорофф:
                Тебе не страшно?

СИДОРОВ. Я с детства, бать-пать, не пуглив…

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Что ж, смелым – вива!..
                Но ты прикинь: вот будет взрыв…
                А после взрыва?

                Что уцелеют, убеждён,
                Пространства нити?      
                Что не порвётся связь времён    
                И ткань событий?

                Не станет той цепочки вне
                Земля – погостом?      
                Не испарится Солнце, не
                Погаснут звёзды?

                Всё после взрыва может быть,
                Всё может статься…

СИДОРОВ. В чащобу, фройляйн, не ходить –
                Волков бояться!       

                Трус – для науки дезертир.
                Скажу как другу:
                Бояться всяких чёрных дыр –
                Предать науку!
    
                Коль так – забыться лучше сном
                На дне колодца…
                Нет, на сурка свой агроном
                Всегда найдётся!
               
                На дырку всякую – ты знай –
                В запасе пробка…
                (кивает на стеллаж)
                Магниты с полки мне подай,
                Вон та коробка. 

                Здесь нагнетать всю эту жуть
                Не надо, дева!..
                Взять, кстати, ящик не забудь
                Вон тот, что слева.

                Разводишь тут то «ох», то «ах»…

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. А может, лучше…

СИДОРОВ (не слушая её). И те мешки на стеллажах
                Тащи до кучи!   

                Тут главно – дружно, главно – враз,
                Тут главно – смело!
                Весь стратегический запас
                Запустим в дело.

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ (тревожно). Ты горячее стал огня,
                Ты весь в экстазе…       

СИДОРОВ (с воодушевлением). Магнитов этих у меня –
                Как в поле грязи!

                Отбросим, бать-пать, все табу
                С тобой, сестричка…
                В Трубу!
                В Трубу!
                В Трубу!
                В Трубу!
                Сарынь на кичку!

     Прихватив с собой коробки, ящики и мешки, Сидоров бросается в тёмный проём тоннеля. Фея, поколебавшись, следует за ним.

                Затемнение   


                Фаза третья          

     Мы в помещении с большим окном. Комната напоминает больничную палату. В центре – белая металлическая кровать, на которой сидит связанный смирительной рубахой Сидоров. Рядом с ним в не очень чистых медицинских халатах и колпаках – Зензубель, Цинубель и Шпунтубель.

ЦИНУБЕЛЬ (делая Сидорову укол). Здесь глюкоза – сто процентов,
                Это я прошу учесть.
                Есть ли пульс у пациента? 

ШПУНТУБЕЛЬ (щупает пульс). Нитевидный, вроде, есть.

ЗЕНЗУБЕЛЬ. Знаем и об аритмии,
                Почему не дуем в ус?
                Интенсивной терапии
                Должен быть назначен курс!      

ЦИНУБЕЛЬ. Затруднённое дыханье
                И бессмысленная речь…
                При подобных показаньях
                Пациенту лучше лечь.

     Пациента грубо толкают, он падает на кровать. Сидоров пытается сопротивляться.

ШПУНТУБЕЛЬ. Если потоотделенье
                И расширенный зрачок –
                Ограничиться в движенье,
                На кроватку – и молчок. 

     Сидорова привязывают к кровати жгутами, рот затыкают кляпом.

ЦИНУБЕЛЬ. Пресерьёзная петрушка!
                И какой рецепт тут дашь?..

ШПУНТУБЕЛЬ. Кислородная подушка,
                Плюс – усиленный массаж.

      Санитары от души обрабатывают пациента кулаками.

ЗЕНЗУБЕЛЬ (качая головой). Уподобившись калеке,
                На глазах теряет вес…
                Может быть, ему, коллеги,
                Нужен электрофорез? 

     К телу пациента присоединяют два электропровода. Сидоров конвульсивно дёргается, что-то мычит.

ШПУНТУБЕЛЬ. Гляньте-ка на кожи гамму:
                Жёлт – подобно алыче!
                Может, снять кардиограмму,
                Поискать белок в моче?

     Сидорова лупят по голове больничной уткой.             

ЦИНУБЕЛЬ. Что вы, доктор! Это мелкий
                И ничтожный интерес.
                Лично я стою за грелки,
                За пиявки и компресс.

     Санитары метелят пациента чем попало. Тот уже не подаёт признаков жизни,  голова Сидорова болтается, как тряпичная.
     Дверь в палату распахивается, на пороге появляется фройляйн Фальцгеббель. На ней строгий деловой костюм и очки. Через шею – медицинский стетоскоп, за спиной – сложенные крылья в аккуратных белых чехольчиках.

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Освещение в порядке?
               (строго оглядывает палату поверх очков)
                Десять ламп по триста ватт.
                Так, а где мои перчатки?
                Где бахилы? Где халат?..

     Шпунтубель, Цинубель и Зензубель услужливо подают ей белоснежный халат, накрахмаленную шапочку.

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ (раздражённо). На полу – пятно от жира,
                Шторы в комнате не те…
                (к Цинубелю)
                Почему колпак не стиран?
                На ботинках глянец где?   

                Под столом лежит бумажка,
                Кислородный пуст баллон…
                (к Шпунтубелю)
                Извините, но рубашка
                Ваша галстуку не в тон. 

                Лучше б – цвета малахита…
                Этот стул стоит не так.
                (к Зензубелю)
                Между прочим, вы не бриты…
                Не больница, а бардак!

     Фальцгеббель продолжает ходить по палате, выискивать недостатки.

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Свалка! Мусорка! Помойка!
                Безобразий эталон!..
                (замечает кровать)
                Для чего здесь эта койка?
                Кто в кровати?

ЦИНУБЕЛЬ
ЗЕНЗУБЕЛЬ    (вместе). Это он!
ШПУНТУБЕЛЬ

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ (уже мягче). Не нужны подсказки ваши,
                Просто сделала я вид…
                (подходит к кровати)
                Он ничё… Скажу, что даже
                Симпатичный, когда спит!

     Смотрит на пациента почти нежным взглядом.   

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Ишь, сопит… Да так умильно –
                Просто тишь да благодать!
                Как он вёл? Буянил сильно?

ЦИНУБЕЛЬ (пожимает плечами). Было… Нам не привыкать.    

ШПУНТУБЕЛЬ. Нам буян не очень страшен,
                Наш девиз: и в бровь, и в глаз!   
                И смирительных рубашек
                Под рукой всегда запас.

ЗЕНЗУБЕЛЬ. Был пижон, задира, щёголь,
                Стал – спокойнее травы…

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ (стучит по дужке кровати). Что я слышу! А не много ль
                На себя берёте вы?         
          
                Раздавать больным удары!..
                Ну а можно без битья?
                Вы всего лишь санитары,
                А главврач пока что я!
 
                Чтоб в леченье не совали
                Больше носа – мой совет…
                Как просила, записали
                Пациента странный бред?   

ЦИНУБЕЛЬ. В его мыслях – ахинея,
                В его фразах – кавардак…

ЗЕНЗУБЕЛЬ. Я бы мог сказать сильнее:
                Он толкает порожняк!

ШПУНТУБЕЛЬ. Дебилоид – не иначе,
                По-другому не могу…
                Нёс такую чушь собачью!..               

ЗЕНЗУБЕЛЬ. А точнее – гнал пургу.

                То хохочет он, то стонет,
                Разберёшься чёрта с два…

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Может, кто-нибудь припомнит
                Хоть отдельные слова?

ЦИНУБЕЛЬ. Я иные его фразы
                Записал на тот листок…
            (лезет под стол, достаёт клочок бумаги)
                Вот: «нейтрино… импульс… лазер…
                Масса… плазменный поток…»

ШПУНТУБЕЛЬ (сверяется с бумажкой). А ещё он – хохмы ради,
                Ну а может быть, сквозь сон –
                Умолял включить кол-лай-дер
                И просил вернуть бо-зон. 

ЗЕНЗУБЕЛЬ (вертит пальцем у виска). Там нелётная погода –
                В голове его. Туман…

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ (потирая руки). Замечательно! Сработал
                Утверждённый мною план.

                С вами мы не зря старались,
                Не напрасна канитель.
                И недаром мы спускались
                В этот долбанный тоннель,

                Где полно мышей и моли,
                Пауков и комаров…
                Вы не зря учили роли
                Дураков-профессоров,

                Я – входила в образ феи:
                Мини-юбка, два крыла…
                Согласитесь, что затея
                Гениальною была!

     Одобрительно треплет одного из санитаров за щеку.

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Мы – серьёзная контора,
                Несть числа о нас легенд…
                А помешанный Сидорофф –
                Самый сложный пациент.      

                Чтоб изгнать кошмары бреда,
                Чтоб вернуть сознанью свет,
                Разработан мною метод 
                Погруженья в этот бред.    

                Метод ярок, как петарда,
                Но и прост, как…
                (достаёт из кармана матрёшку)             
                Как сувенир:
                Если лечишь «Бонапарта» –
                Сам представь, что кирасир,

                Мамелюк, улан… Иль типа
                Старой гвардии солдат…
                Стань ворчливою Ксантипой,
                Если твой клиент – «Сократ».   

                Для «пьянчуг» – вином грузинским,
                Для «бандитов» – кистенём,
                Стань для «Ленина» Дзержинским,
                Для «Калигулы» – конём. 

                Он «Шекспир», ты – Капулетти,
                Он «Де Голь», а ты – Ширак…

ЗЕНЗУБЕЛЬ. Если «Путин», ты – Медведев?..

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ (морщит носик). Да, в известной мере так.

ЦИНУБЕЛЬ. Коли «царь» – сиди на троне,
                Коли «груздь» – айда в ведро…

ШПУНТУБЕЛЬ. Если грезишь о «бозоне»,
                Просим милости в метро!      

     Главврач и санитары весело хохочут.    

ЦИНУБЕЛЬ (сквозь смех). А не то – под зад коленом!..   

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Ещё раз прошу: без драк!
                В шахту метрополитена
                Разве пустят просто так?

                Сколько средств ушло на взятки!
                Сколько нервов! Сколько слов!..
                Слава Богу, что в достатке
                Там заброшенных стволов!               
               
                Ну а дальше – по системе.
                Так для цели для благой
                Стал коллайдером на время
                Недостроенный забой.

                Отмечаю, что шикарно
                И без сбоев шла игра.
                Объявляю благодарность,
                Господа-профессора!

     Новая порция задорного смеха и шуток.

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Безошибочная ставка!
                (кивает на больного)
                Если он храпит, как слон,
                Значит, дело на поправку.
                Ведь залог здоровья – сон.    

                Многословней был, чем попка,
                (Болтовня больным вредит).
                В результате – нем, как пробка… 

ЗЕНЗУБЕЛЬ. Нет, бывает, говорит – 

                То ли в дрёме, то ли в коме –
                Что он нам – первейший враг…

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ (хмурит брови). Это правда? Вот так номер
                Он задумал! Значит, так?

                Были ставки на работу
                Современнейших метод,
                Но прогресса – ни на йоту…

ЦИНУБЕЛЬ. Да, скорей наоборот:

                Нагнетая истерию,
                Пациент и зол, и дик…               

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ (поджав губы). Видно, на лоботомию
                Нарывается мужик.

     Знаками делает распоряжение, чтобы больного готовили к операции.

ФАЛЬЦГЕББЕЛЬ. Что ж, приступим, ассистенты,
                Эпопею завершим.
                Приготовьте инструменты:
                Скальпель, зонд, тампон, зажим…

                Мы добра желали дяде,
                Но, увы, не помогло.
                Подавай ему коллайдер!..

     Внезапно Сидоров приподнимает голову. Оглядывается. Ещё мгновение – и  он рвёт свои путы, выплёвывает кляп. Садится на кровати.

СИДОРОВ. Нет его? Давай крыло!               

     Сидоров встаёт, подходит к ошарашенной Фальцгеббель, обрывает с неё крылышки.

СИДОРОВ. А точней – верни мне оба
                Сей же миг и сей же час!
                Мне они сгодятся, чтобы
                Отыскать бозон без вас.         

     Санитары уже пришли в себя, они бросаются на Сидорова, чтобы скрутить его. Но тот легко расшвыривает медбратьев в разные стороны.

СИДОРОВ. Пропустите! Прочь с дороги!
                По хо-хо вам не ху-ху?..
                Нет внизу Частицы Бога?
                Что ж, поищем наверху.

     Сидоров цепляет крылья себе за спину.

СИДОРОВ. Вероятно мне, панове,
                Предстоит полёт большой.
             (пробует шевелить крыльями)
                Крылья я ковал с любовью,
                Крылья я ковал с душой!

                Нет подобных в целом мире,
                Уж таких не повторю…
                Распахните окна шире!
                Да пошире, говорю!    

     Фальцгеббель делает несколько неуверенных шагов к окну, распахивает створки. Матрёшка падает из её рук на пол.

СИДОРОВ (к Фальцгеббель). По какой-такой причине,
                Фройляйн, вы стены белей?..
                Ах, как жаль, что феи ныне
                Ходят только по земле! 

                Сбросив крылья, сбившись в стаю,
                Мысли радуясь одной:
                Что отныне не мешают
                Эти перья за спиной.

     Сидоров подходит к окну. Матрёшка хрустит под его ногой.

СИДОРОВ. Высоты боюсь до дрожи
                И полёты не люблю…
                Но когда-то кто-то должен
                Сделать мёртвую петлю?

                Наплевать на дрожь и рвоту
                И на страхи наплевать!            
                Если есть бозон, то кто-то
                Его сможет отыскать!

     Расправив крылья, Сидоров взлетает на подоконник.

СИДОРОВ. Что потом? Хоть крышка гроба,
                Смерть и чёрная дыра!..
                (спохватывается)
                Что-то я увлёкся трёпом…
                Извините. Мне пора.

     Из оконного проёма тянется рукой к Фальцгеббель.

СИДОРОВ. Мне свою ладошку дайте.
                Это вам моя рука…
                Вот и всё, фройляйн, прощайте…
                Нет, до скорого!
                Пока!

     Медленно закрывая за собой створки рамы, Сидоров исчезает в оконном квадрате.



                Затемнение






г. Челябинск               
               


Рецензии