4 глава. Осколки сердца короля-чародея

                С А Г А.
                Перекрёсток  Вселенных.

                Эпизод 1. Шестнадцатый артефакт.


                4 глава. Осколки сердца короля-чародея.


Жизнь и смерть всегда шагают рядом,
Крепко держась за руки...

Карон Фир.



  "...Непроглядная ночь. Луны не было видно на небе и даже звёзды не мерцали. Их заслоняли собой тучи дыма Ородруина, который никак не мог успокоиться. Из недр Роковой горы вылетало наружу пламя. Пепел парил в воздухе, который и без того был насыщен отравой. Горящие камни летели в разные стороны, и лава текла по горным склонам вниз, превращая валуны на безжизненной земле, в горячую массу. Из горы вырывался наружу едкий, удушающий, чёрный дым, который застилал небо над Мордором. Клубы дыма лениво ползли через высокую горную цепь Эфель Дуат, направляясь в сторону Минас-Моргула. Казалось, что призрачный город был совсем пуст. Он, как будто спал. К сожалению, всё было наоборот. Темно, но на самом деле время не стояло на месте, и уже в данный момент была середина дня. Высокие и мощные стены Минас-Моргула, как всегда, светились мертвецким светом, который так и гипнотизировал. На бастионах и бойницах не было видно ни малейшего движения врага. Да, что там говорить?! Не было видно на стенах даже движения огней факелов и теней, указывающих на чьё-то присутствие в мрачной твердыне. Но всё же орки там были. Минас-Моргул продолжал жить своей жизнью, если это так можно назвать. Чернокнижники сновали по цитадели. Их бледные лица выражали ужас и смятение, в ожидании неминуемой гибели. Каждый из обитателей обители колдовства, знал, что их час расплаты совсем скоро настанет. Город призраков внешне был спокоен и нерушим, но внутри он был наполнен страхом и был уязвим без своих господ-назгулов, которые не вернуться никогда. Нечисть потеряла любую надежду на спасение, но и сдаваться не собиралась так просто. Минас-Моргул не спал. Он был на стороже, ждал и был готов к нападению.
  Эльфы Лихолесья под покровом густого тумана плыли по реке Моргулдуин в сторону призрачного города. Но они не собирались брать город-крепость приступом в лобовую. Они держались середины реки, не доплывая вплотную к городу, а выдержав приличное расстояние, повернули к левому берегу. Над рекой стоял ужасный мертвецкий смрад, которым здесь было пропитано абсолютно всё.
- Гребите тише. Всем быть наготове. – Прошептал Леголас. - Высаживаемся. Туман нам поможет остаться незамеченными, чтобы мы смогли подняться и передвигаться по склонам Эфель Дуата поближе к стенам крепости.
  Лодки быстро приблизились к каменистому берегу. Эльфы, как лёгкие перья птиц при дуновении порывов ветра, выпрыгнули из лодок, не издав при этом ни малейшего звука. Они быстро карабкались и передвигались по отвесной скале вблизи стен Минас-Моргула. Их плащи приняли цвет пустынных и безжизненных камней. Здесь всё было мёртвым и отравленным колдовством короля-чародея. Но пришло время покорить великую цитадель чёрной магии. На помощь Гондору прибыли эльфы короля Трандуила, под командованием его сына Леголаса, которые в данный момент покоряли неприступную, отвесную скалу горного хребта Эфель Дуат и взбирались по лестнице перевала Кирит Унгол со стороны моста, ведущего в город.
  Немного дальше под покровом густого тумана, по устью Моргулдуина, стояли корабли из Дол Амрота и Харлонда. Флот с князем Имрахилем, его сыновьями Эльфиром, Эрхирионом, Амротосом и армией покинул Дол Амрот несколько дней назад. Дол Амрот был главным городом-крепостью и портом юга Гондора на побережье Белфаласа. Флот из Дол Амрота, войдя в Энгиф – устье реки Андуин, направился на север к порту Харлонд, что находился в нескольких милях от Минас-Тирита, переименованного в Минас-Анор, после коронации Арагорна, и этот порт был одной из главных баз гондорского флота. Корабли князя Имрахиля прибыли в Харлонд, и присоединившись к флоту короля Элессара, направились выше по течению Андуина к его притоку, что брал своё начало в горной цепи Эфель Дуат. Под покровом плотного тумана корабли вошли в устье Моргулдуина, проплыв несколько миль, остановились неподалёку от Минас-Моргула. Армия Гондора ждала, когда эльфы Лихолесья поднимутся по перевалу Кирит Унгол и на склоны Эфель Дуата. С этих позиций отлично было видно всё, что происходило в городе призраков. Любые передвижения врага хорошо просматривались. Такое выгодное положение предоставляло отличную возможность перебить стражу на бастионах  выстрелами из лука. На правом берегу Моргулдуина скрывались в тумане мощные катапульты. Они прибыли к реке для поддержки войск Гондора и эльфов на другом берегу, если эффект внезапности будет потерян. Но пока всё шло так, как спланировал король Элессар. Одна часть войск на лодках высаживалась с кораблей на левый берег Моргулдуина и другая часть подплывала к мосту. Эльфы также были разделены на две группы, и одна группа заняла свои позиции на перевале Кирит Унгол, а другая, во главе с Леголасом, уже вскарабкалась на приличную высоту по склонам отвесных скал, вблизи стен Минас-Моргула и оценивали ситуацию.
  На высоких стенах крепости были видны посты орков и их передвижение в самом городе. Их большее сосредоточение было за внутренней стеной вокруг высокой башни-цитадели. На внешней и внутренней стене Мнас-Моргула находились попарные посты орков. Но чернокнижников видно не было. Скорее всего, они были внутри башни. Леголас внимательно следил за передвижениями врага и на ходу продумывал каждый шаг вторжения. Он жестом руки дал знать своему отряду о готовности убрать посты орков с внешней и внутренней стены. Унитожив орков на стенах, эльфы могут занять выгодные позиции, а после спуститься вниз, перебить посты у главных ворот и открыть их для гондорской армии.
  Всё готово для нападения. Все на нужных местах, как фигуры на шахматной доске. Леголас дал знак к стрельбе той группе эльфов, которые находились на перевале Кирит Унгол. С перевала увидели мимолётный отблеск, похожий на солнечного зайчика, и приготовились к стрельбе. Группа Леголаса также была готова. На стены Минас-Моргула полетели стрелы точно в цель. Каждая из стрел без промаха пронзила врага. Орки даже не успели издать никакого крика боли от внезапности и повалились замертво. Группа эльфов, вместе с Леголасом, продвигалась по отвесному склону к стенам города. Они с лёгкостью преодолели этот путь и рассредоточились по всей протяжённости бастионов, как внешних, так и внутренних. Обе группы на стенах приготовились к стрельбе по врагу между стенами, для поддержки тех, кто спустится, чтобы снять стражу у главных ворот и открыть их. Леголас взял с собой нескольких эльфов с внешней стены и спускался вниз к вратам. Цель близка, но стража у главных ворот их заметила. Один из орков-стражников затрубил в рог, подняв тревогу. Отряд  Леголаса обнажил клинки и бросился на врага, а с внутренней стены на стражу у ворот посыпались стрелы. Леголас со своим отрядом добили остальных и принялись открывать врата. Из-за внутренней стены послышались крики и рёв орков. Они ринулись к главным вратам. Эльфы со стен сыпали на них стрелы, давая возможность закончить задуманное тем, кто был внизу. Врата открыты. Эльфийский рог подал сигнал войскам Гондора, которые были готовы войти с моста и у внешней стены крепости. Король Элессар вместе с князем Имрахилем и его сыновьями первыми прошли через врата. За ними ринулось войско. Завязалась настоящая бойня. Эльфы, что были на внешней стене, продолжали пускать стрелы в орков, а те, кто был на внутренней стене, перегруппировались в сторону двора вокруг башни-цитадели. Они старались удержать свои позиции, истребляя орков меткими выстрелами. Враг быстро понял, что их битва между стен проиграна, и все врата во внутренней стене стали быстро закрываться. Орки поспешили подниматься на внутреннюю стену, чтобы вернуть себе выгодные хоть небольшое, но преимущество. Эльфы, которые были там, быстро обратили на это внимание и обнажили клинки.
  Гондорцы пытались повредить врата во внутренней стене, но они не поддавались. В тоже время орки поднялись на внутреннюю стену, и завязался неравный бой. Эльфы отбивались, но не отступали, хоть и теряли свои позиции. Вдруг земля задрожала, и башню-цитадель окутал ярко-лиловый вихрь колдовской энергии, который ударил в густые чёрные тучи, как тогда, перед выступлением армии короля-чародея на Минас-Тирит. Зловещие голоса доносились из башни и на гондорцев посыпались с неба яркие сгустки колдовской энергии. Она падала вниз и убивала всех, кто попадал под её удары. Не тела погибших, а их души издавали ужасные крики невыносимой боли, и от её агонии их корчило и изгибало в разные стороны. Души погибших к себе притягивала башня, и они растворялись в потоке колдовской энергии, делая её сильнее. Эльфы на внутренней стене погибли в неравном бою. Орки, одержав над ними победу, возрадовались, окрепли духом и стали поливать отравленными стрелами войска Гондора.
  Элессар видит, что совсем скоро потеряет всю свою армию и приказал покинуть Минас-Моргул. Затрубил рог, и гондорцы приняли приказ к отступлению. Когда все выжившие покинули город, рог затрубил ещё раз. С правого берега Моргулдуина послышался шум. Катапульты атакуют, и чёрное небо озарили своим светом огненные клубки. Смертоносные ядра врезались в стены Минас-Моргула, руша их и поджигая всех, кто за ними находился. Были слышны крики горящих орков. Опять гондорский рог дал приказ катапультам стрелять, и следующая волна устремилась ближе к башне-цитадели. Некоторые из огненных снарядов падали на внутреннюю стену, некоторые за неё, а были и такие, которые летели прямо за башню и врезались в горные, крутые склоны. Но вот два горящих клубка достигли желанной цели. Первый снаряд рухнул в самое основание башни и значительно повредил её. Башня стала клониться в сторону, и при её падении, второй огненный клубок врезался прямо в середину, горизонтально расколов падающее строение на две части.
  В тот миг поток колдовской энергии иссяк, но его последняя волна посыпала смертоносными клубками в разные стороны. Они падали на гондорцев, которые были на мосту. Также досталось катапультам и нескольким кораблям королевского флота. Почти все метательные орудия были уничтожены, а корабли ярким пламенем горели, озаряя жарким светом пожара рассеивающийся туман и мрак моргульской долины. Но людские потери при этом оказались минимальны. Обе половинки колдовской башни рухнули. Минас-Моргул пылал адским огнём. Орки, спасаясь от огня, покидали колдовскую обитель, устремившись в разные стороны. Элессар повернул голову к своим подданным, улыбнулся.
- Перебьём этих тварей! – Выкрикнул он и ринулся вперёд, подняв меч. За ним устремились Леголас с эльфами, князь Имрахиль с сыновьями и армия Гондора. Бой продолжился на мосту и на голых камнях за рушащимися стенами Минас-Моргула. Сражённые орки падали один за другим..."



- Что задумался, мой друг? – Спросил Леголас у Элессара.
  Арагорн вздрогнул от неожиданности, ведь он так глубоко погрузился в воспоминания, что даже не услышал, как к нему подошёл эльф. Хотя это не мудрено, ведь эльфы ступали бесшумно.
- Да, вот вспомнил, что здесь творилось. Столько лет уже прошло, а кажется, как вчера это было. – Ответил король, рассматривая по сторонам. Эльфы во главе с лесным королём Трандуилом при помощи песен в заклинаниях занимались очищением руин Минас-Моргула и близлежащих земель. Гондорцы разбирали руины. Мрачные, обугленные глыбы битых камней освещали яркие и тёплые солнечные лучи, пробивающиеся сквозь рваное покрывало угарных туч, исходящих от затухающего Ородруина. Роковая гора стала намного спокойнее. Её огонь медленно, но угасал, а чёрный дым постепенно редел и не был уже таким плотным, как несколько лет назад. Но, как и тогда, в моргульской долине не росла трава, а птицы здесь не то чтобы не пели, а не летали совсем.
- Да, Арагорн, я это тоже помню. Славная была битва. И здесь об этом говорит каждый камень.
  Элессар в недоумении посмотрел на эльфа.
- Нет, я не имею виду вид руин. Они как будто шепчут. Странно конечно, но эти стены многие годы были под чёрными чарами. Так, что это совсем не удивительно. – Уточнил Леголас.
- В смысле камни говорят? Ты давно их слышишь? – Теперь уже с недоумением в голосе спросил король. Леголас на мгновение задумался, но потом произнёс:
- Странно, но ещё вчера я этого не замечал.
- Это началось сегодня? – Теперь уже с тревогой произнёс Арагорн.
- Да.
- И о чём камни говорят?
- Они что-то шепчут, но так тихо и неразборчиво, что я не могу уловить, о чём. Но наречие ангмарское и мордорское вперемешку.
  Элесар и Леголас забегали глазами по сторонам. Всё было спокойно, и каждый занимался своим делом.
- Пустое. – Спокойно выдохнул эльф и добавил. – Отец смог бы почувствовать опасность, если бы она нам грозила.
  Арагорн глянул слегка хмуро на Леголаса, а тот в свою очередь улыбнулся и промолвил:
- Да, разыграл я тебя! Видел бы ты своё лицо в этот момент. Ты был похож на Гимли. – Леголас засмеялся, но с одной стороны его смех был искренним, но с другой стороны эльф хотел кое-что скрыть от короля. Руины действительно издавали неясный шёпот, и это очень тревожило Леголаса. Но он не хотел этого показывать кролю. Элессар улыбнулся и легко пнул эльфа ладонью в плечо, произнеся:
- Нашёл шутку. А я уже нюх следопыта насторожил. А что о Гимли слышно? Как поживает сын Глоина и где он сейчас?
- А наш дружище Гимли стал королём в Хельмовом ущелье Эред-Нимраиса. Теперь он живёт и правит своим народом в Блистающих пещерах Агларонда. Также я слышал, что он женился не так давно. – Усмехнулся Леголас.
- Ох, и Гимли! – Улыбка расцвела на лице у Арагорна. – Интересно, он отцом ещё стать не собирается? Ведь, престолу нужен наследник.
- Ну, об этом я пока ещё не знаю. Но думаю, что и это успеется. Интересно будет глянуть на его малышей.
- Да, интересно! – Мечтательно произнёс Элессар и подумал, как хорошо было бы снова увидеть старого друга и соратника гнома.
- Не переживай. Может, увидим ещё когда-нибудь. Но вот твоего наследника мы точно скоро увидим.
- Да, скоро. Арвен говорит, что ждать осталось совсем недолго. – С радостными нотками в голосе произнёс Арагорн. В этот момент он наступил на что-то. Король убрал правую ногу с этого места и невольно обратил свой взор на то, что было у него под ногой. Он увидел непонятный камень чёрного цвета, который вовсе был не похож на обломок какой-нибудь постройки Минас-Моргула. Камень не соответствовал виду обычным грудам развалин, а больше походил на некий кристалл с аккуратной, плавной и гладкой огранкой. Леголас тоже обратил на эту находку. Арагорн наклонился, чтобы поднять кристалл.
- Нет! Не дотрагивайся к нему! – Закричал эльф встревоженным голосом, но было уже поздно. Элессар поднял камень и уже разглядывал его на ладони.
- Не стоит беспокоиться, дружище. Не думаю, что эта вещь сейчас опасна. – Спокойным голосом ответил Арагорн эльфу. Вдруг стало нечто происходить. В середине кристалла зашевелился еле видный оттенок цвета крови. Король вскрикнул от боли и выронил камень из раскрытой ладони. На месте прикосновения была глубокая, резаная рана, из которой хлынула кровь. Рука монарха побледнела, и из-под кожи проступил тёмный цвет кровеносных сосудов. Глаза Арагорна вдруг налились кровью, и он упал без сознания.

                *          *          *

  Арвен стояла на балконе королевских покоев, поглаживая нежно живот, устремив свой светлый и счастливый взор в сторону руин Минас-Моргула. Она ждала Арагорна и была томима этим ожиданием. В мыслях она себя успокаивала тем, что он скоро вернётся. Арвен прекрасно понимала, что муж не отправился бы туда, если в этом не было никакой нужды. В принципе так и было, но всё же, монарх туда отправился, чтобы увидеться с Леголасом и посмотреть на то, как в тех местах обстоят дела. Ничего не поделаешь, таковы обязанности короля. Дела государства превыше всего, а семейные уж потом. И она это прекрасно понимала. Лёгкий ветерок шелестел в воздушной, тонкой ткани штор и играл волосами королевы. Солнечные лучи дарили её глазам тёплый, но не слепящий свет. На белоснежном лице Арвен сиял чуть заметный румянец. Послышался стук в дверь. Королева обернулась на этот звук.
- Да, Эльми, входи! – Позвала Арвен.
  Дверь в покои открылась и зашла молодая девушка небольшого роста. Её каштановые волосы были сплетены в несколько тонких косичек и аккуратно уложены в причудливом узоре. Неброское, но и не слишком строгое, длинное платье тёмно-синего цвета  на ней сидело идеально, подчёркивая тонкий стан. Яркие, голубые глаза сияли добротой и открытостью. Расцвела улыбка на губах и Эльми произнесла:
- Моя госпожа, вы желаете чего-нибудь? Уже середина дня, а вы ничего практически не ели.
- Да, Эльми. Принеси сюда. Я просто счёт времени потеряла и даже не заметила, что уже полдень. Но с другой стороны, минуты без него мне кажутся вечностью.
- Понимаю вас, госпожа, хоть пока ни к кому ещё не испытываю подобных чувств. Но не стоит переживать из-за этого, ведь государь обязательно вернётся и очень скоро. – Учтиво ответила служанка.
- Да, я знаю. – Спокойно произнесла Арвен.
- Ну, вот и хорошо. Сейчас вам принесу обед.
  Эльми направилась к двери и в этот момент королева почувствовала острую боль в ладони, как будто кто-то провёл по ней острым лезвием холодного кинжала. Арвен вскрикнула и сразу почувствовала другую боль. Её ноги подкосились, и королева еле успела схватиться за каменные перила балкона, чтобы не упасть.
- Госпожа, что с вами?! – С ужасом и беспокойством в голосе закричала Эльми, бросившись к ней, со всех ног. Служанка успела подхватить королеву. Держа за руку и талию, Эльми помогла ей дойти до кровати, аккуратно и бережно уложив в постели свою госпожу.
- Ребёнок. – Произнесла Арвен еле слышным голосом. – Он сейчас родится.
- Моя госпожа, подождите немножко. Я сейчас сбегаю за помощью.
- Да. Хорошо.
- Только лежите и не вставайте. Я мигом. – Обеспокоенно произнесла Эльми и вылетела из покоев, как стрела эльфов.

                *          *          *

  Солнечные лучи прятались в нежной зелени крон деревьев сада Лориэн. Тонкие змейки аллей петляли меж кустарников. Пение птиц со всех сторон сливалось воедино, порождая новые мелодии. Легкий ветерок тревожил лепестки разноцветных цветов, срывая их аромат. Тимариэла и Тильдиэн с детьми гуляли по саду с самого утра по прибытию. Сперва они наблюдали за рассветом, который здесь был особенно красив. После всё семейство шествовало по аллеям сада, и каждый из родителей рассказывал своим чадам о местных достопримечательностях, коими являлись деревья, кустарники и цветы. Тимариэла и Тильдиэн знали о Лориэне абсолютно всё. Они знали историю каждого растения здесь - как оно появилось и когда. Дети с упоением слушали их речи, впитывая в свой разум каждое слово, как губка воду. По саду то тут то там бегали белые кролики, а ёжики важно шествовали от одной лужайки к другой, переходя извилистые тропки аллей. Маленькие сумчатые мышки шуршали в высокой траве. В полдень семья расположилась на поляне возле озера Лореллин. Тимариэла и Тильдиэн с ярким выражением счастья на лицах смотрели на детей, расположившихся на зелёном ковре возле берега. Они не могли оторвать взгляда от перламутровых лебедей, грациозно плывущих по водной глади чистой воды. Детвора упорно наблюдала за каждым движением этих дивных и благородных птиц, но при этом, каждый был погружён в свои мысли, которые проявлялись в ходе всего увиденного.
  Дети даже не заметили, как их мысли коснулись тех ощущений, которых им пока не дано было понять. В каждом нежданно просыпалась та самая сила с её индивидуальными способностями, которая росла в детях с каждым новым годом прожитой жизни. И в этот момент сила понемногу раскрывалась, даря новые ощущения.
  Рида и Фэар в некотором смысле, но каждый по-своему, видел свечение лебедей. Оно было чистым, ярким, совершенным, но не совсем живым и настоящим, как показалось Риде и Фэару. Они не могли понять этих противоречий в своём видении и ощущениях, что в разуме девочки и мальчика рождало множество мыслей вопросительного плана. Дэстиш просто смотрел на величавых птиц, да на всё, что его окружало, и в мыслях появлялись мимолётные идеи о том, как здесь можно изменить к более совершенному виду. Фатус внимательно разглядывал каждое перо лебедей, шелохнувшееся от дуновения ветра, и погрузился в мысли о том, насколько правильны их очертания линий. Но мальчик обращал своё внимание не только на лебедей. Его взор был настолько пристальным, что это позволило Фатусу окунуться в некую предысторию всего сотворённого в Лориэне. Штаймус разглядывал еле заметные всплески воды. Он ощутил, как замерло время и в тот же миг мчится с бешенной скоростью. Любое движение в саду то замирало, то резко возобновлялось. Касандра сидела возле воды ближе всех. Она внимательно рассматривала озёрную гладь, в которой очень быстро сменялись картинки прошлых минут, часов, дней, лет... Это было похоже на то, что здесь происходило ранее, как буд-то девочка читала прожитую жизнь сада за всё время его существования. Касандра не отрывала взгляд от воды, удивляясь тому, что с ней происходит, но не понимая природу этого явления. Адэз молчаливо сидела на траве и чувствовала душу каждого живого существа в саду, но особенно она ощущала своих братьев и сестёр. У Пирэсы тоже возникло подобное чувство, но немного по-другому, чему она очень удивилась. Девочка почувствовала непонятную энергию, которая исходила от Адэз, и в этот момент она ощутила в ней нечто похожее, но не совсем.
  Вдруг у всех восьмерых детей внезапно их чувства обострились, и каждый на секунду ощутил силу друг друга. В этот самый миг у них возникло странное чувство с непривычными ощущениями того, что всё вокруг не является живым, хоть и источало жизнь. Но эта жизнь была не настоящей, а призрачной, иллюзорной. И дети ощутили, что никто во всём Валиноре не был таким живым, как они сами. Даже мать и отец источали призрачную энергию. Ещё секунда, всё вокруг замерло. Глухая тишина, среди которой дети слышали лишь один звук - биение сердец друг друга. Вдруг Пирэса и Адэз вскрикнули в один голос, почувствовав неистовую боль в ладонях, будто их пронзили острым кинжалом. Боль была схожей и разной одновременно. Ран на ладонях девочек не было видно, но сёстры чувствовали глубокие порезы. Связь сил исчезла. Все очнулись от видений и с ужасом в глазах смотрели на Адез и Пирэсу. Тильдиэн и Тимариэла с молниеносной скоростью вскочили с травы и прибежали к детям.
- Что случилось? - Обеспокоенно спросили родители у своих детей, глядя на Адэз и Пирэсу.
- Мы не знаем. - Ответили девочки в один голос, показав свои ладони. - Нам больно, но мы не знаем почему.
  Отец и мать глянули на ладони девочек и не увидели ран, но глядя в детские глаза, наливающиеся слезами, поняли, что это не спроста. Тимариэла взяла девочек за руки и почувствовала их боль. Майа посмотрела на мужа и произнесла с тревогой в голосе:
- Нам нужно вернуться домой.
- Сегодня что-то произойдёт. - Пробормотал Штаймус. Тимариэла и Тильдиэн посмотрели на сына. Казалось, мальчик прибывал в каком-то трансе. Мать взяла его за плечи и спросила умоляющим голосом:
- Что произойдёт? Где? Скажи, мальчик мой.
- Радость и горе. Рождение и смерть. Это произойдёт одновременно, но не здесь.
- А где?
- В мире живых. - Двусмысленно ответил Штаймус.
- О чём он говорит, мама? - Спросила Касандра с дрожью в голосе и задала ряд следующих вопросов. - Что с ним? Что происходит со всеми нами?


                *     *     *


  Арагорн открыл глаза. Он увидел эльфов и своих подданных, которые толпой собрались вокруг него. Секунду назад на их лицах было беспокойное и тревожное выражение, которое сменилось радостью с блеском в глазах. Каждый вздохнул с облегчением.
- Что случилось? – С недоумением спросил король.
- Ты обнаружил тёмный, колдовской кристалл. И он очень скверно повлиял на тебя. – Ответил ему Трандуил. – Благо, что я был неподалёку. Леголас позвал меня и остальных эльфов. Благодаря нам ты жив.
- И что же это за камень? Я думал, что он не опасен.
- Напрасно думал. – Упрекнул король Лихолесья. – Знаешь ли ты, что это за кристалл?
- А ты? – Переспросил Арагорн, собравшись с силами и приподнялся, чтобы присесть. Он чувствовал ужасное головокружение и неимоверную слабость в теле, как-будто кто-то или что-то совсем недавно высосало из него не просто часть физических сил, но и часть его души.
- Да, знаю. – Ответил Трандуил и продолжил. – Есть давняя легенда, которая давно забыта среди эльфов, а люди её вообще не знали. И эта легенда давно стала мифом, и казалось, что она больше похожа на сказку, чем на быль. Я тоже особо в это не верил. Думал, что всё это выдумки. Не придавал этому особого значения и даже забыл. Но то, что произошло сегодня, убедило меня в обратном. Ты, мой друг, обнаружил очень злую и опасную вещь. Это один из осколков сердца самого короля-чародея.
- В прямом смысле или нет? – Спросил Элессар.
- В прямом. А легенда берёт своё начало ещё со времён существования Нуменора. Ты знаешь, кем был король-чародей?
- Нет. Никто не знает. Даже имя его не известно. Оно потерялось в веках. И никто и никогда его нигде не упоминал. Даже в летописях Ривендела я не встречал упоминание его имени. Ни малейшего на то намёка. Известно лишь то, что он был нуменорцем.
- Да. – Подтвердил Трандуил и продолжил. -  Его имя не упоминали потому, что оно было проклято его сыном Тар-Минастиром, который после недолгого правления своего отца занял трон Нуменора. В буквальном смысле сын сверг своего отца. Тар-Минастир запретил всем любые упоминания о своём отце, даже в летописях. А произнёсшего имя отца каралось смертью безоговорочно.
- Но почему? Что он натворил?
  Теперь все окружили лесного короля и внимательно его слушали, ведь даже Леголас всё это слышал впервые.
- Во времена второй эпохи, как вам всем известно, с помощью Саурона, а вернее с его напутствия, эльфы Келембрибора в течение семи лет выковали кольца власти для людей и гномов, которыми Тёмный властелин потом завладел и осквернил чёрной магией. Но три кольца эльфов ему не достались. Не смотря на это, он стал дарить их тем кандидатам, которых тщательно выбирал для своих замыслов. Конечно, с гномами у него практически ничего не вышло. Они не стали его рабами, как люди, но они стали более жадными и алчными. А людские короли безумно жаждали власти и вечной жизни, потому они без всяких вопросов приняли эти кольца и стали его рабами. Но это вы знаете. А вот теперь я расскажу вам о том, что никому из вас не известно было до сегодняшнего дня. Эти кольца были выкованы во время правления королевы Тар-Тэлпериэн. Королева была полностью равнодушной к событиям в Средиземьи, да и в самом Нуменоре её особо ничего не волновало. Она не хотела выходить замуж и всю свою жизнь провела в одиночестве. Но у неё был младший брат Исильмо, который очень сильно жаждал занять трон, но практически всю свою жизнь не осмеливался предпринимать хоть какие-то шаги. Хотя с другой стороны, он являлся правой рукой королевы и её самым близким советником. Практически неофициально именно Исильмо правил в те годы Нуменором. С каждым годом он всё больше и больше обретал власть, хоть и старел вместе со своей сестрой. Таким образом, он наращивал своё влияние на всех и готовился свергнуть королеву. Но Исильмо очень боялся потерять всё в один миг, особенно в момент своего триумфа, и потому задумал сделать переворот по-тихому. Был 1731 год второй эпохи. Это был последний год в Нуменоре, когда правила королева Тар-Тэлпериэн. Исильмо при жизни был чернокнижником. Он многое знал о чёрной магии, разных снадобьях и зельях, а также ядах. Последние годы правления королевы для него были очень подходящими. Тар-Тэлпериэн очень болела, и её брат занялся её лечением, как всем казалось. Но на самом деле он её травил. Он в её еду, и питьё добавлял немного яда, который сам разработал и изготовил. Зелье было коварным, как и его изготовитель. Яд действовал очень медленно, поражая её сердце, но при этом не задевал других органов и само тело королевы. На её лице даже иногда был румянец. Действие яда не вызывало никаких проявлений своего присутствия в теле королевы. Он действовал очень тихо и незаметно, как для окружающих, так и для самой королевы. Единственное, что она ощущала, так это постоянную усталость, как будто она тает, как кусочек льда на Солнце.
- Ну и подлая тварь, этот Исильмо. – Кто-то промолвил из толпы.
- Да. Что поделать?! Такова природа некоторых людей. – Добавил ещё некто.
- К сожалению, это так. – Промолвил Трандуил и продолжил свой рассказ. – Так вот, в 1731 году второй эпохи королева умирает и сразу в тот же день происходит коронация Исильмо. На коронацию прибыл из Средиземья  некто, который назвал себя, как Аннатар Аулендил. Это был Саурон, принявший светлый и дружелюбный образ. Своё появление в Нуменоре он очень удачно подгадал. Попав на коронацию Исильмо, Аннатар подарил ему самое могущественное кольцо власти из всех девяти, в знак великого почтения и признания его могущества от лица эльфов, выдав себя, как их посланника на данное событие. Исильмо принял кольцо и сразу надел его. Саурон спешно покинул Нуменор. А монарх буквально обезумел с первых дней своего правления. Особенно хорошо эту перемену короля заметил его сын Тар-Минастир. Он давно чуял неладное по отношению к отцу, особенно в последние годы правления королевы Тар-Тэлпериэн, не смотря на то, что Исильмо очень любил своего сына. Всё привело к тому, что король сразу после коронации установил несколько своих безумных законов, которые увеличивали его власть не только на острове, но и на прибрежные города и земли в Средиземьи. Жажда власти пожирала короля изнутри, и он стал принудительно собирать огромную армию, чтобы вторгнуться в Средиземье и развязать войну. Также были повышены налоги и появились новые, которые в буквальном смысле обдирали жителей Нуменора до нитки. Многие советники короля, знать и даже простой люд обратились к его сыну со своими возмущениями и негодованиями. Тар-Минастир не обладал властью советника, но услышал их мольбы и просьбы, и начал действовать. Он стал следить за малейшим шагом своего отца. И вот спустя месяц после коронации Исильмо, Тар-Минастир застал своего безумного родителя в гробнице королевы Тар-Тэлпериэн. Саркофаг королевы был открыт. Перед ним стоял король и смеялся. Его сын видел, как отец открыл рот мёртвой сестры и лил в него тот самый яд, которым долгие годы её травил. Тар-Минастир слышал безумный смех своего отца и слова, которые он говорил: “Пей! У меня есть ещё. И это всё только для тебя, заносчивая и равнодушная тварь. Смотри на меня! Теперь я – не твоя собака на цепи! Я – король, а ты – тлен! О тебе вспомнят только то, что ты была никчёмной королевой. А обо мне будут помнить, как о хозяине мира! Так празднуй со мной! Пей свой яд!” После этих слов король проломил усопшей сестре грудную клетку и вынул её гниющее сердце, которое стал жадно поедать. Тар-Минастир сразу всё понял. Он выбежал на площадь перед  дворцом и поднял восстание. Никто не противился сыну короля и все приняли его сторону. Тар-Минастир повёл вооружённый народ к гробнице королевы, где был его отец, но опоздал. Исильмо почуял опасность. Кроль обратился в чёрного ворона и вылетел из гробницы. Его сын кричал ему вослед: “Будь проклята каждая минута твоего существования на этой земле! Твоим деяниям нет прощения даже в чертогах Мандоса! И сейчас, и после падения этого мира твоей душе нигде не будет места! Да будет проклят твой дух и путь его во веки веков и после их окончания! И пусть твоё сердце обратится в камень, ведь иной участи ты не заслуживаешь!” С этими словами сын проводил в неизвестность своего отца. Тар-Минастир и нуменорцы видели, как чёрный ворон удалялся на северо-восток. Они слышали его крик, и он не был похож на крик живой птицы. На этом легенда заканчивается и уже дальше пошли догадки, слухи и сплетни. Были слухи, что Тар-Минастир снарядил корабль, взяв с собой солдат, отправился в погоню за отцом. Он догнал его недалеко от Мглистых гор и там сразился с ним. Так же говорилось, что Исильмо сразил многих рыцарей своего сына зачарованным, отравленным клинком. Именно тем самым клинком, которым он уже, будучи назгулом, нанёс смертельную рану Фродо. Были разговоры о том, что когда Тар-Минастир пронзил своим мечом сердце отца, то остриё клинка посыпалось осколками, как трескается кромка льда на замёрзшей воде под ногами. От полученного удара король умер. Он падал на землю лицом вперёд, и из его груди выпало каменное сердце, похожее на кристалл. Сердце было чёрного цвета. Оно выпало из груди короля и ударилось об острый край камня, лежащего на земле. После этого удара, сердце раскололось на несколько равных частей, которые сами приняли правильную, одинаковую форму. Тот камень, о который разбилось сердце Исильмо, Тар-Минастир забрал с собой в Нуменор, как реликвию, спрятав её в каком-то надёжном месте, о котором знал только он. Но эта реликвия ушла под воды океана при гибели Нуменора. Ещё легенда гласила, что если собрать осколки сердца короля вместе, то они соединяться воедино. Это может сделать лишь тот, кто очень силён в магии. Но это грозит тем, что дух короля-чародея может возродиться. Тело Исильмо было захоронено в тёмных гробницах на склоне Мглистых гор, вместе с разбитым сердцем, кольцом власти, со своим зачарованным клинком и теми рыцарями, которых он поразил ядовитым оружием. На гробницы были наложены заклинания эльфов, о чём их просил Тар-Минастир. На их вопросы о том, кто захоронен там, наследник нуменорского трона ответил, что там похоронен безымянный дух, который никак нельзя выпустить на свободу. Но Тар-Минастир не знал, что душа отца осталась на свободе, когда его каменное сердце разбилось. По следующим слухам, Саурон почувствовал, что дух Исильмо готов ему служить и взломал печати эльфов, наложенные на гробницы. Тёмный властелин призвал Исильмо к себе на службу, забрав из гробницы его кольцо власти и отдав ему осколки его сердца. Так появился первый и самый могущественный назгул. Он стал тем самым королём-чародеем, который основал королевство Ангмар. Вот и всё. Про остальное вы знаете сами.
  От этого рассказа Трандуила, даже у Арагорна волосы на голове стали дыбом. Все просто были ошарашены тем, что им поведал лесной король. Элессар посмотрел на свою ладонь. Резаная рана затянулась и больше не кровоточила. Его рука обрела былой вид, и глаза уже не были налиты кровью. Он почувствовал прилив сил и встал на ноги. Арагорн вплотную приблизился к Трандуилу и по-дружески обнял его, а затем и Леголаса.
- Друзья мои, я вам по гроб жизни обязан за моё спасение. Я в неоплатном долгу перед вами.
- Всё хорошо. – Улыбнулся Леголас и добавил. – Больше не подбирай нечто, о природе которого тебе неизвестно.
- Да. Постараюсь. – Улыбнувшись эльфу, ответил Элессар.
  Трандуил в свою очередь сказал на повышенных тонах всем, кто был рядом, да так, чтобы все его услышали:
- Будьте внимательны! Ищите остальные кристаллы, но не трогайте! Заверните их во что-нибудь и несите мне! Все кристаллы находились внутри колдовских сосудов, которые были в башне-цитадели, и именно из них черпали свою силу назгулы и чернокнижники. Ищите камни в руинах башни! И будьте осторожны с ними! Мы должны найти все кристаллы и как можно быстрее!
  Послышался топот копыт и возгласы:
- Дорогу! Дорогу!
  Люди и эльфы расступились, чтобы дать проехать всаднику из Минас-Арнора. Его загнанный конь резко остановился перед Элессаром и рыцарь, пытаясь восстановить ровное дыхание, хватал ртом воздух. Он так спешил рассказать последнюю новость, что у него это практически не получилось. Обрывками фраз гонец сообщил:
- Мой король, королева Арвен... Она... Она рожает...
- Ну, тогда чего же мы ждём?! – Улыбнулся Арагорн. – Поехали домой! Только оставь своего уставшего коня и возьми другого. Мы поскачем очень быстро!
- Да, мой король! – Ответил всадник и выбрал себе другого коня.
  Элессар не успел сесть в седло, как услышал голос Леголаса, который уже был в седле и подъехал к нему вплотную:
- Без меня никуда.
- Конечно, Леголас! – Радостно ответил Арагорн. – В путь!


                *          *          *


  Последний луч Солнца скрылся за горизонтом. На небе загорались звёзды, мерцающие чистым далёким светом, сквозь тонкую пелену еле заметных облаков. Вокруг царили покой и тишина, но в комнате смотрителя Дэримона шла оживлённая беседа между ним, Тимариэлой и Тильдеэном.
- Что-то происходит с нашими детьми. - Тревожно произнёс Тильдиэн.
- Что именно? Расскажите, как это проявилось? - Спокойно, но с нотками беспокойства спросил смотритель.
- Это случилось в Лориэне у озера. С детьми происходит нечто, что мы не в силах описать это словами. - С комом в горле сказала Тимариэла.
- Но всё же постарайтесь.
- Адэз и Пиреса чувствовали острую боль в ладонях, но на них не было ран. Я дотронулась к ним и почувствовала эту боль.
- И какой она была?
- Я не уверенна, что смогу это объяснить, но мне в этот момент стало страшно. Боль Пирэсы источала жгучий жар, а боль Адэз - леденящий холод.
- Да, интересно. - Задумчиво прокомментировал Дэримон.
- Что же здесь интересного? - С возмущением в голосе спросил Тильдиэн и добавил. - Штаймус после этого проговорил несколько странных фраз, будучи в состоянии похожем на транс, и от его слов кровь стыла в жилах.
- Дэримон, что происходит с нашими детьми? - С глазами, наполняющимися слезами, спросила Тимариэла.
- С вашими детьми... - Пробормотал смотритель и подметил риторическим вопросом. - Вы разве забыли, что они не совсем ваши? Я отдал вам этих детей. Но не стоит волноваться. Об этом они не узнают. Говорите, что это всё странно и вас пугает? Признаюсь, меня тоже. И потому я убедил вас в том, чтобы поселить детей в Чертоги времён, где я смогу наблюдать за ними, как мне было велено. Не переживайте, они снова здесь и будут под моим присмотром. А про всё, что с ними происходит, я узнаю. Ступайте домой и не терзайте себя дурными мыслями. Всё будет хорошо и с детьми ничего не случится.
  Тимариэла и Тильдиэн встали из-за стола и вышли из комнаты Дэримона, с чувством тревоги в сердце и недоверием в глазах. Им не показалось, что смотритель нечто не договаривал, ведь так это и было.


                *     *     *


  В королевские покои заглянули яркие лучи полной Луны, где царила суетливая обстановка и откуда ветер уносил вдаль крики королевы. Но вдруг этот шум резко сменился тишиной, которая длилась совсем недолго. Её нарушил, плачь королевы. Арагорн и Леголас стояли за дверьми. Они услышали это и ворвались в королевские покои. Элессар увидел измученную родами жену. Их окружили слуги, помогавшие Арвен. На их лицах смешались чувства, выражающие радость, горе и сочувствие. Королева была в слезах и виновато смотрела на мужа. Король увидел малыша в руках измученной Арвен и небольшую корзинку на столике возле кровати. Корзинка была накрыта белой тканью. Арагорн подошёл к столику и посмотрел в корзинку, слегка приоткрыв ткань. В ней лежал мёртвый младенец. Лицо Арагорна наполнилось скорбной печалью. Он подошёл к жене, нежно взял её руку, а другой гладил её голову.
- Всё хорошо, моя любовь. – Тихо прошептал король своей любимой. – Всё хорошо. Как назовём нашего мальчика?
  Арагорн улыбнулся слегка. Его глаза наполнились слезами горя.
- Этэрион. – Пытаясь подавить ком в горле, тихо ему ответила Арвен. Её голос дрожал.
- Да, любовь моя. Хорошо. – Утешая жену, произнёс Арагорн и добавил. – Этэриона мы похороним в королевском склепе. С завтрашнего дня в его честь я займусь возведением монумента на Миндоллуине, и его тело позже будет перенесено туда. Для строительства памятника я приглашу самых искусных умельцев из подданных Гимли. Не печалься. Нужно это принять и смириться. И пусть сегодняшний день для нас обернулся горем, но я верю в наше будущее счастье. И потому, не стоит корить себя за случившееся. Ты в том невиновата. Запомни это и пусть твоя душа и сердце успокоятся. Не терзай себя, ведь сегодня к нам пришла не только печаль, но и радость.
  Арвен посмотрела на мужа заплаканными глазами, слегка улыбнулась и ответила, кивнув головой:
- Да, любимый. Я постараюсь.
- А как мы назовём это дитя? - Слегка улыбнувшись, глядя на младенца в руках Арвен, спросил Элессар.
- Эльдарион. - Тихо промолвила она.

                *          *          *

  Стоял полдень. Яркие лучи Солнца настойчиво рвали тонкую пелену угарных туч, испускаемых Ородруином из последних сил. Леголас вернулся к руинам Минас-Моргула. Эльф встал с коня и подошёл к отцу. Он шепнул Трандуилу на ухо последнюю новость. У глаза короля Лихолесья одновременно засветились радостью и скорбью. Среди руин Минас-Моргула сновали люди и эльфы. Их большее количество находилось на месте разрушенной башни. Они разбирали завалы, стараясь пробраться в центр цитадели. И вот появился небольшой проход, ведущий в алтарный зал колдовства. Все ринулись его прочищать.
- Мой господин! – Обратился к Трандуилу один из эльфов. – Мы нашли и расчистили проход внутрь башни.
- Отлично! – Ответил ему лесной король. – Веди!
  Несколько людей и эльфов вместе с Трандуилом вошли в огромный, полуразрушенный зал. Его стены были черны и обуглены от пламени пожара, который бушевал во время захвата крепости. Вокруг невысокой, ступенчатой, круглой возвышенности, которая находилась в центре зала, лежали обгоревшие останки чернокнижников. Некоторых из них завалило обломками стен. В середине возвышенности стояла овальная, каменная арка, похожая на портал. Как не странно, но она осталась цела. По краям возвышенности стояло пять колонн, вернее сказать то, что от них осталось. Пол был усыпан мелкими стёклами от разбитых сосудов, которые находились раньше на вершинах разрушенных колонн, внутри которых и находились части сердца короля-чародея. Между колонн на невысоких, круглых постаментах стояло пять чёрных, мраморных обелисков, цилиндрической формы, а на них были выгравированы руны чёрного наречия. Трандуил обратил на них внимание и приказал:
- Сперва ищите тёмные кристаллы, а после унесите отсюда эти чёрные, мраморные камни. Мы их заберём с собой и изучим. Потом я решу, что с ними делать.
  Эльфы и люди приступили к поискам осколков сердца короля-чародея. Прошло чуть больше часа, как послышались возгласы:
- Мой король, я нашёл!
- И я!
- А вот ещё!
- И я нашёл!
  Трандуил на полу перед собой простелил зелёную ткань, положил на неё первый осколок, который нашёл Арагорн, и сказал:
- Все кристаллы несите ко мне и положите на ткань!
  Просьба лесного короля была выполнена. Осколки сердца короля-чародея лежали без движений рядом друг с другом. Трандуил заметил, как в них стало нечто происходить. Они словно оживали. Внутри кристаллов зашевелилось нечто кровавого цвета, как это было с первым кристаллом на ладони у Арагорна. Но за этим последовало нечто иное. Осколки стали менять свою форму в первоначальный вид, которым они обладали впервые, когда сердце короля Исильмо пронзил меч Тар-Минастира. Между ними засверкали слабые разряды ярко-красного цвета, похожие на крохотные молнии. Вдруг полился яркий свет, исходящий из арки-портала. Один из людей, который находился возле Трандуила и кристаллов, вмиг перевоплотился в некую белую туманность, которая схватила ткань с осколками сердца и рванула в портал. Никто не успел сообразить, что происходит. И даже Трандуил был ошарашен этой внезапностью. Дух с кристаллами исчез в портале, но вслед за ним полетела стрела, которую выпустил  Леголас. Опомнившись, эльфы и люди обнажили мечи и ринулись к порталу, но не успели. Один из людей, который первым достиг арки, попал в портал при его закрытии и рассыпался в пепел. Трандуил издал беспомощный крик ярости, упав на колени и крепко стиснув ладонями голову.


Рецензии
Собралась, наконец, написать отзыв о вашем тексте. Впечатления, честно сказать, двойственные. С одной стороны, текст очень интересный, особенно идеей и нестандартной трактовкой событий. С другой стороны, остался какой-то червячок... Неприятия, что ли?
Ладно, начну по-порядку.
1) Идея. Как уже говорила, идея очень нестандартная, и после первого офигевшего "Чегооо?.." я, придя в себя, поняла, что ход очень хороший. Ухитриться сплести две совершенно, казалось бы, противоположных друг другу вселенных, и при этом сделать так, что получившийся мир кажется вполне логичным... Это сильно. Другое дело, что сейчас я плотно сижу на "Чёрной книге Арды" и ищу не оригинальных текстов, а фанфиков по полюбившемуся фандому, поэтому оценить в полной мере не смогла... Все-таки, у меня в данный момент острая любовь конкретно к Саурону, Мелькору и Назгулам из ЧКА, поэтому озлобившийся вконец Саурон и психопатичный садист Король-Чародей меня не порадовали. Но это - лично мои тараканы, никак не связанные с вашим текстом. С таким же успехом я могла бы возмущаться "Приключениями Янки при дворе короля Артура" за то, что Мерлин там не похож на главного персонажа романов Мэри Стюарт)))

2) Герои. Знаете, я редко встречаю тексты такого типа. У вас отличные, грамотно прописанные оригинальные персонажи - дети, их приёмные родители, другие второстепенные персонажи... В них вполне верится и они выглядят живыми, реальными. К кому-то испытываешь симпатию, кто-то неприятен, кто-то кажется слегка придурком - но это именно личностное отношение, какое возможно к живому человеку. При этом, извините за откровенность, персонажи Толкиена у вас мне показались слегка картонными. Читая про Арагорна, Леголаса, Гэндальфа, я видела персонажей с их именем - но не их самих. Они просто не узнавались. Не могу сказать, в чём тут дело... Просто, если вычеркнуть имена, на место того же Арагорна у меня получалось подставить кого угодно - только не короля-следопыта. Извините. Конечно, это лично моё мнение, и возможно, я слишком придирчива. Вообще, это действительно сложно, особенно с фиками по переводным текстам: у каждого героя есть свой особый стиль речи, который может меняться из-за перевода. Когда я только начинала писать, одна девушка, профессиональный писатель, дала такой совет, может, и вам пригодиться: начиная прописывать героя, сначала найти в книге момент, схожий по событиям или эмоциональному наполнению, и попытаться для начала просто написать другую версию событий, но так, чтобы сохранить особенности речи, поведения, жестикуляции героев и т.д. Чтобы, читая даже без имён, можно было угадать имена собеседников.
Если позволите, поумничаю немного)))
"Элессар улыбнулся и легко пнул эльфа ладонью в плечо, произнеся:
- Нашёл шутку. А я уже нюх следопыта насторожил. А что о Гимли слышно? Как поживает сын Глоина и где он сейчас?
- А наш дружище Гимли стал королём в Хельмовом ущелье Эред-Нимраиса. "
"Пнул" - как-то слабо ассоциируется с Арагорном... Это мог сделать кто-нибудь из хоббитов - выражение-то, сразу вызывающее ассоциации с чем-то таким, дурашливо-простонародным. А Арагорн - благородного происхождения, воспитывался у эльфов, сам по себе очень серьёзным, порой даже угрюмый. Для него в этой ситуации более характерны были бы эпитеты "сжал плечо", "положил руку на плечо", в крайнем случае - "толкнул". Леголас - то же самое. Слово "дружище" отдает просторечием и более характерно для людей. А для светлого эльфа, сына короля, просто странный речевой оборот. Леголас скорее бы сказал "Наш друг Гимли" или любой другой эпитет, но что-нибудь с намёком на аристократизм. Воспитание слишком серьёзный отпечаток накладывает на поведение.

Извините, надеюсь, вы не обидитесь на меня за эту критику. Честно скажу - критикую я крайне редко (потому, что критиковать фигню скучно и неинтересно, а мне дорого моё время). И единственная причина, по которой я все-таки начала косплеить учителя литературы - ваш текст действительно очень неплох, и хочется, чтобы он был и вовсе безупречен.

3) Сюжет. Интересный и не банальный, по крайней мере, предугадать сюжетные ходы у меня получилось всего в паре раз. Ситуации, которые "по закону жанра" - например, в истории с "сердцем короля-чародея", с момента появления Арагорна и Леголаса, стало понятно, что-то кто-то из них эти камешки и найдёт, и скорее всего, с неприятными последствиями. А вот наличие у Арагорна ещё одного, мертворождённого, сына удивило - не ожидала. Вообще, история с детишками-аватарами (или как ещё можно назвать их?) очень любопытная.

4) Стиль. Простой, но довольно приятный и не раздражающий. Читается легко. Правда, в некоторых местах мне было трудно удержать внимание - слишком долгие описания, без смены эм... "ритма", ещё и не разбитые на отдельные абзацы, усыпляют и вызывают желание промотать вперёд и читать с того момента, когда вновь появятся диалоги или просто что-то другое. Рассказы о прошлом, особенно если рассказывает кто-то кому-то (как у вас в истории про короля-чародея), лучше всё-таки разрывать само повествование событиями реального мира. Это же не аннотация - Трандуил рассказывает, Арагорн слушает, одновременно вокруг что-то делают другие воины, шумит ветер, где-то лошади ржут... Как-то реагируют герои - Арагорн, возможно, "слушает стиснув зубы", "хмурясь" или ещё что-то, что-то себе под нос могут комментировать сопровождающие его гондорцы... Это лучше включать в повествование - тогда текст становится живым, а не просто зачитанной, монотонно вслух, выдержкой из учебника истории.
Ну, к примеру, вот этот отрывок:
"Так празднуй со мной! Пей свой яд!” После этих слов король проломил усопшей сестре грудную клетку и вынул её гниющее сердце, которое стал жадно поедать." Вставить после него, прежде чем начинать рассказывать о восстании его сына, что-нибудь о реакции окружающих, что-нибудь вроде "слушатели невольно поморщились от отвращения, Трандуил согласно кивнул и продолжил рассказ" - и текст сразу становится более живым и объёмным.

Плюс (это не моё дело, но царапает глаз, нарушает повествоввание), я бы посоветовала следить за временами. Либо всё в прошедшем времени, либо в настоящем - но не вперемешку. Ну, вот, как здесь: "Элессар видит, что совсем скоро потеряет всю свою армию и приказал покинуть Минас-Моргул. Затрубил рог, и гондорцы приняли приказ к отступлению." Сама с этой проблемой очень долго боролась, она упрямо вылазит, особенно в отрывках, где хочется показать динамику происходящего.

Словом, у вас очень интересный и перспективный текст, буду ждать продолжения! Вдохновения вам и удачи в творчестве и писательском самосовершенствовании!

Екатерина Попова 4   04.07.2018 16:17     Заявить о нарушении
Екатерина, добрый вечер!! Благодарю от всего сердца!! сперва скажу на счёт ваших замечаний: не стоит просить у меня прощения, за своё мнение и указание на мои ошибки - я это принимаю с радостью, если замечания по делу, а не просто упрёк, как "фу, ну и муть!"... я всегда жду не лесть и не "фу", а объективное суждение о моих творениях!! и потому, ваши предложения я обязательно учту и сейчас и в будущем))... о сухости и неузнаваемости героев Толкина: скажу проще - это его герои и пиарить ними свою прозу я не буду, перенимая слог Толкина - так задумано!! и это потому, что в скором времени его герои, как Фродо и Гэндальф, скоро завершат свой путь в моей прозе и потому о них особо, как я думаю, не стоит сосредотачивать своё внимание... Фродо и Гэндальф появятся в следующей главе и пропадут вместе с Сэмом и Бильбо - они завершат свой путь в моей прозе... Арагорн, Арвен, Леголас и Гимли тоже будут появляться очень редко и так же завершат свой путь очень быстро... почему я так делаю? я пишу о возможных событиях 4-й эпохи, частично руководствуясь её главными событиями, которые были указаны Толкином, но эти события были только для его главных героев!! и чтобы не потерять данную связь моего сочинения и летоисчисление событий 4 эпохи по Толкиену, я использую некоторых его персонажей, но к ним добавляю нечто своё - некоторые события... рождение мёртвого младенца у Арвен и осколки сердца короля-чародея - я не просто это придумал, но сейчас все карты я не буду раскрывать)) о замене некоторых слов, как вы привели пример из моего текста - диалог Арагорна с Леголасом - я соглашусь с вами, что монарху и сыну короля Трандуила так вести себя неприемлемо, но всё же не смотря на их чины и воспитание, они друзья в-первую очередь, а потом уже всё остальное, ввиду того, через что им пришлось пройти вместе!! думаю, что с этим вы согласитесь)) к тому же я не хочу даже из известных главных героев Толкина делать канон и штамп - однообразие и копирование - это тоже не очень хорошо)) короче говоря, как вы заметили, что герои Толкина неузнаваемы - это чисто моя идея, чтобы не делать из них главных героев моей прозы, а привлечь всё внимание на МОИХ главных героев, как мои дети и их приёмные родители, Алтарис и его отец - Тириас, смотритель Дэримон, а так же героев Толкина, например, практически неизвестные синие маги - Алатар и Палландо, владыка теней Мандос и прочие... я думаю, вы поймёте ход моих мыслей на счёт всего этого)) теперь о последних ваших строчках о прошедшем и настоящем времени - вам показалось, что я их путаю, указывая лишь настоящее время... соглашусь, что ваше замечание приемлемо, но так тоже задумано)) практически в начале каждой главы я рассказываю немного о прошлом моих персонажей или события прошлого, и данные фрагменты я размещаю всегда в начале главы, взяв этот текст в кавычки - в оригинальном текстовом документе выделение текста о прошлом будет другим, просто здесь это нереально сделать... но почему я пишу о прошлом, как о настоящем?? соглашусь, что кого-то это путает и очень, но так я хочу, чтобы читатель реальнее погрузился в атмосферу тех событий)) в принципе из прошлого-настоящего в настоящее я делаю некие плавные переходы, что уже говорит о том, что предыдущие строки говорят о прошлом - может быть я это использую не везде, например, как в первой главе Фродо видит кошмар во сне и просыпается, но как я думаю, события прошлого и сейчас можно отличить не смотря на то, что прошлое я повествую, как сейчас... вот такие у меня некоторые объяснения для вас)) но повторюсь - многое из того, что вы мне предложили, я учту обязательно!!

Карон Фир 2   04.07.2018 19:41   Заявить о нарушении
теперь немного про абзацы)) признаюсь честно, разделяю текст на абзацы примерно - я не знаю, как это сделать правильно, да и часто забываю об этом)) но постараюсь это исправить!! ещё раз благодарю от всего сердца за вашу объективность, к которой а отношусь с должным Уважением и которую требую всегда!! теперь немного о себе... я - простой рабочий человек... образование ПТУ... художественной литературы прочёл всего около 100 книг, но только тех, что мне нужно для написания моей прозы... досконально изучил творчество Толкина, которое есть в переводе на русский язык, но я знаю, что переведены не все его книги, что касается мира Арды... и потому надеюсь и жду, что и остальное появится в переводе... Толкина читал не просто так... этот мир мне очень и очень интересен сам по себе и его изучение мне очень помогает в письме моего творения... кроме прозы я написал несколько десятков стихов - они есть на стихи.ру - автор Карон Фир... но мои стихи в основном больше похожи на рифмованные рассказы... прозу, а именно тему о короле Кронусе Дарке я придумал ещё в 2001 году и в этот же год я начал делать некоторые заметки - персонажей и главные события с ними... честно сказать, я никогда не думал, что когда-то займусь нечто-подобным)) вся сага - это повествование про одну душу, которая прожила несколько жизней и поэтому в каждой книге персонажи всегда будут разные и миры тоже... всю сагу я придумал с окончания и практически с окончания она и начинается - пролог, который вы уже прочли... по сути вся сага - это салат, в котором будет не только Арда... как вы наверное заметили, в прологе я немного вскользь упомянул о световых мечах и о светлой и тёмной стороне силы - это я взял из "звёздных войн", серию книг которых я тоже прочёл... но некоторые книги будут чисто моей фантазией, которую я ни откуда не черпал!! например, у меня уже есть в черновиках практически готовые рукописи 2 и 3 эпизодов-книг (Игра с огнём - 2 эпизод и Аквинская одиссея - 3 эпизод)... так хочется побыстрее начать работать с ними - привести их в полный порядок и выложить здесь, но вот то, что я пишу сейчас меня очень тормозит)) если 2 и 3 эпизод я писал с помощью своих черновых заметок, то этот эпизод я практически пишу экспромтом - это ужасно тяжело, особенно, если это касается Толкина, тем более, что это тяжело для меня, возможно от моей низкой образованности!! надеюсь, вы понимаете меня)) хотя, с другой стороны, как вы убедились и это, как мне показалось, было для вас новым и интересным, всё благодаря моей бурной фантазии, которая часто меня выручает)) как вы подметили - написано просто - стремлюсь к этому, чтобы было легко читать, используя при этом различные подробности в описаниях чего-нибудь, чтобы максимально предоставить читателю само представление, например, интерьера, пейзажа, предмета или героя... конечно и в этом мне ещё многому нужно учиться и совершенствоваться)) но всё дело в практике и я надеюсь, что в скором времени это мне очень поможет и мои тексты будут богаче)) ну вот кажется и всё, что я хотел вам сказать)) ещё раз благодарю за оценку прочитанного, тёплые пожелания и особенно за ваши замечания моих ошибок!! p.s. напоследок - идея о переходах в другие миры возникла у меня внезапно, когда я придумал книгу о Кронусе Дарке. а всё началось с того, что пролог я планировал написать именно так, но потом у меня возник вопрос "откуда появились верховные боги 8 вселенных?" я 12 лет искал ответ на этот вопрос и мне пришла в голову идея - взять мир Толкина, как изначальную точку)) но как я сделаю переход из мира Арды в наш мир, я пока умолчу)) продолжение - 9 глава пишется, но не могу сказать точно, когда она будет готова... очень меня порадовало, что вы почти не смогли предугадать развитие событий - этого я хочу добиться больше всего!! ведь именно из этого рождается интерес)) люблю заинтриговать и держать в напряжении, распаляя любопытство читателя)) и надеюсь, что моя фантазия мне будет помогать в этом и дальше)) ну вот теперь кажется всё)) С Уважением и Наилучшими Пожеланиями, Карон Фир!! не прощаюсь...

Карон Фир 2   04.07.2018 20:26   Заявить о нарушении