Московский роман

Пролог

Май 2015. Москва. Россия

Поздно вечером черный седан представительского класса остановился перед кирпичной высоткой, частично скрытой от шумного проспекта зелеными зарослями, и водитель обернулся к пассажиру.
- Семен Маркович, вас подождать?

- Не нужно, Иван. До понедельника ты свободен, - отозвался мужчина в темном костюме и вышел из машины.

Автомобиль зашуршал шинами по влажному после дождя асфальту и скрылся во тьме. Семен поднялся на крыльцо и набрал код домофона. Дверь с характерным звуком открылась, пропуская рослого брюнета в ярко-освещенный подъезд. Пожилая консьержка дремала в своей кабинке над вязанием и не заметила, как габаритный дорого-одетый мужчина пересек маленький холл с почтовыми ящиками и вызвал лифт. Зайдя в просторную кабину, Семен устало прислонился к поручню и потер глаза. День выдался хлопотный, встречи с поставщиками, выезд на объект и банкет в честь успешного заключения сделки. Взгляд зацепился за циферблат часов: 23:00.

«Сегодня же Кара просила придти пораньше. Праздник у нас какой-то», - вспомнил брюнет, и по спине пробежал холодок страха.

Уже полгода Семен Маркович Чернецкий, ведущий менеджер строительного концерна состоял в отношениях с очаровательной Кариной Геллер, девушкой чудесной, но очень уж пунктуальной и не прощающей опозданий, ни себе, ни другим.

«Она меня убьет», - простонал мужчина, судорожно шаря по карманам в поисках ключей. Семен уже имел неосторожность подвести Кару и повторить опыт желанием не горел: – «Боже, пусть она легла спать, не дождавшись меня!»

Похоже, бог взял выходной и не услышал мольбы Семена.

Дверь квартиры открылась сама. На пороге стояла Кара. Открытое вишневое платье, накрывавшее «крылом» загорелое плечико, обтягивало стройную фигурку, оставляя на всеобщее обозрение аппетитные ножки. Черные туфельки на высоких каблуках прибавляли девушке несколько сантиметров роста.

- Добрый вечер, дорогая, - преувеличенно бодро проговорил Семен и осекся, не зная, что еще сказать.

Кара пристально оглядела мужчину с головы до ног. Ослабленный галстук, распахнутый пиджак и расстегнутая пуговка на белоснежной рубашке – однозначно сообщали о сытном ужине и умеренном возлиянии. Девушка презрительно фыркнула, тряхнув идеально уложенными светлыми волосами, и, не произнеся ни слова, развернулась на каблуках, чтобы уйти в свою комнату.

Семена прошиб холодный пот. Такой прием не сулил ему ничего хорошего. Лучше сразу решить недоразумение, чем растягивать ссору на неделю:

– Кара, не злись, у меня случился форс-мажор.

Девушка обернулась и молча без замаха ударила Семена по лицу. Мужчина виновато улыбнулся. Так просто помириться с этой красавицей, достаточно пробормотать оправдания и пережить пару пощечин. Сладких пощечин, жар от которых постепенно охватывает все тело и пробуждает вулкан внизу живота…

- Аннушка! – из ближней к входу двери выглянула веснушчатая мордашка молоденькой рыжульки. - Аннушка, убери, пожалуйста, со стола. Праздничный ужин отменяется. Семен пришел сытый, а у меня пропал аппетит.

- Хорошо, Карина Эрнестовна, - кивнула домработница и исчезла в кухне.

Кара полюбовалась пылающими щеками бизнесмена, удовлетворенно хмыкнула и скрылась в своей спальне, цокая каблучками по паркету.

«Обошлось», - облегченно выдохнул Семен, входя в свою комнату. Хотя обошлось – это сильно сказано. Мужчине предстояло провести ночь в полном одиночестве и вместо соблазнительного тела обнимать подушку, но по сравнению с угрозой недельного бойкота, это был такой пустяк. Семен стянул с шеи опостылевший за день галстук, повесил на стул пиджак и подошел к зеркальной дверце шкафа-купе. Из зазеркалья ему навстречу шагнул статный брюнет лет тридцати пяти, под два метра ростом, косая сажень в плечах. Здоровяк явно не пренебрегал тренажерным залом, сквозь белую рубашку угадывались стальные мускулы. «Красавец, хоть куда», - покачал головой Семен, разглядывая своего двойника.

Зеркальный «Сем» повторил движение оригинала и самодовольно осклабился. Жесткое волевое лицо с глубоко посаженными зелеными глазами, орлиным носом и упрямым подбородком человека, привыкшего командовать, чуть тонковатые губы раздвигал оскал белоснежных зубов, недешевая работа стоматолога. Подчиненные обоснованно опасались этой улыбки босса, обещавшей адресату массу проблем, вот только на Кару она почему-то не действовала. Мысль о хозяйке квартиры напомнила брюнету, что его поздний приход нарушил планы Карины и испоганил пятничный вечер. Мужчина ощутил укол совести. «Виноват, кругом виноват. Мог же позвонить и предупредить об опоздании, но закрутился. Завтра обязательно нужно купить цветы и помириться. Хорошо бы выяснить, что за праздник я испортил»,- пробормотал Семен и, спохватившись, что беседует со своим отражением, спешно достал из шкафа домашнюю одежду. - «Дожил, уже сам с собой говорю. Так и до психушки не далеко».

Брюнет переоделся, убрал костюм на место и, повесив на шею свежее полотенце, направился в ванную. Его путь пролегал мимо комнаты домработницы, и Семен не преминул узнать, что же за мероприятие готовила Карина.

- Анечка, ты еще не спишь?

– Что-то случилось, Семен Маркович? – дверь приоткрылась и в проеме показалась угловатая фигурка юной рыжеволосой девушки, кутающейся в немного полинявший от времени, но чистенький халатик, розовенький в синий цветочек. Рыжулька сладко зевнула, прикрывая ротик ладошкой, и уточнила. – Вам что-нибудь нужно?

- Прости, если разбудил, - неуклюже извинился Семен. Стоя в домашних штанах и старой футболке перед заспанной Аннушкой, мужчина чувствовал себя не в своей тарелке. – Не знаешь, что сегодня собиралась праздновать Кара?

- Знаю, конечно, - улыбнулась девушка. – Только вам сообщать это не обязана.

- Анечка, разве ты не хочешь, чтобы мы с Карой помирились? – удивленно спросил брюнет, борясь с острым желанием схватить эту наглую рыжею за плечи и вытрясти нужную информацию.

- Меня ваши разборки не касаются, - протянула домработница, накручивая на палец длинный локон. – Тетя мне платит за помощь по хозяйству, а не за любопытство.

- Тетя? – невольно заинтересовался Семен. – Кара - твоя тетя?

- Ага, - кинула девушка и снова зевнула. – Карина – моя двоюродная тетка. Я приехала в Москву поступать в институт, и тетя пустила меня к себе жить, да еще и наняла домработницей. Карина - женщина деловая, домом заниматься некогда, вот я и согласилась. Чем плохо? Об общежитии беспокоиться не нужно, да и деньгами не обижают.

- Сколько? – спросил брюнет, ощущая себя полным идиотом. Предлагать прислуги деньги за банальный ответ почти в полночь, уму не постижимо.

- Что сколько? – не поняла Аннушка.

- Сколько ты хочешь за информации о сегодняшнем празднике, - процедил сквозь зубы Семен.

- Семен Маркович, оставьте меня в покое, иначе я закричу. На мои вопли придет Карина, и у вас проблем прибавится, - язвительно припечатала рыжулька. – Испоганили тете именины, а теперь еще честным людям спать мешаете.

- Ну, извини, - пробормотал брюнет, и отступил на шаг, позволяя девушке закрыть дверь.

Поправляя на шее сползающее полотенце, он дошел до ванной, и, решив побыстрее покончить с водными процедурами, залез под душ. Только стоя под теплыми струями, Семен осознал смысл последних слов девушки и грязно выругался.

Кара за месяц предупредила о своем дне рождения, брюнет даже сделал пометку в календаре, поставил напоминание в телефоне и… забыл. В офисном сейфе уже две недели лежал бархатный футляр с янтарным гарнитуром: кольцо и серьги под цвет глаз Кары… Брюнет собирался заехать после работы в цветочный магазин, но за час до конца рабочего дня его перехватила секретарь и доложила о назначенной деловой встрече. Телефон честно уведомил хозяина о важном событии, но Семен отключил сигнал, даже не взглянув на экран, занятый обсуждением деталей сделки. Переговоры затянулись до восьми вечера и закономерно перешли в банкет по случаю успешного подписания договора. В десять вечера Семен, наконец, расстался с партнерами и поехал домой. Ни о каких цветах и подарках он уже не помнил, единственным желанием мужчины было добраться до кровати и поспать часов нцать. А дома такая засада…

Семен домылся и, завернувшись в банный халат, зашел на кухню попить водички.
На дверце холодильника, рядом с минералкой стояла чекушка водки. Недолго думая, брюнет отвинтил крышку и сделал глоток. Приятное тепло разлилось по телу, голова, плохо соображавшая после шампанского, прояснилась, и будущее уже не казалось не таким уж мрачным. «Завтра все наладится», - сказал себе Семен, убрал бутылку на место и пошел к себе. Сбросив халат на стул, он блаженно вытянулся на чистых простынях, заложил руки за голову и задремал.

Ему снилась Италия: залитые осенним солнцем пьяцца, восхитительные фонтаны, роскошные дворцы и соборы эпохи возрождения… и обворожительная Кара на балконе отеля. Светлые волосы горели золотом в лучах рассветного солнца, утренний бриз крыльями вздымал воздушную накидку, шевелил подол фиалкового платья, янтарные глаза светились счастьем, коралловые губы не покидала лукавая улыбка…



Глава 1.

Ноябрь 2014 г. Сорренто. Италия.

Семен расплатился с таксистом и, подхватив чемодан, вошел в холл отеля. Молоденькая девушка-администратор улыбалась ему из-за стойки как родному.

- Добро пожаловать, сеньор, - проговорила она, демонстрируя ровные белые зубки. – Вы бронировали номер?

- Да, конечно, - Семен протянул ей письмо, подтверждающее бронь, и свои документы. Пока администратор оформляла номер, он гляделся.

Просторный светлый холл, уставленный мягкими диванчиками вокруг изящных круглых столиков, пустовал. Тишину нарушали лишь негромкие голоса, доносившиеся из колонны. Семен сделал шаг по направлению источника шума и стал свидетелем семейной сцены.

По коридору, ведущему вглубь отеля, приближалась миниатюрная девушка лет двадцати в темной водолазке и кожаных брючках. Вокруг нее вился шмелем долговязый щегольски одетый парень. На первый взгляд они выглядели как брат и сестра: оба светловолосы и худощавы, и на лицо похожи.

- Кара, подожди, - блондинчик схватил девушку за локоть. Та невольно остановилась и обернулась. – Послушай, Кара. Ты все неправильно поняла.

- Что именно, я не так поняла, Кость? Твое заигрывание с официанткой в кафе или стрельба глазами в бассейне? С меня хватит твоих фортелей,– недовольно проговорила Кара, рывком высвободила руку и решительно зашагала к стойке.

– Я же хотел нам столик получше достать, А та брюнетка в бассейне сама мне знаки подавала, и вынырнул я возле нее случайно, - оправдывался Костя, догоняя девушку. - Ну, Кара, мы же на отдыхе. Будь проще.

Блондинка резко остановилась и влепила своему кавалеру звонкую пощечину.
Семен ощутил, как по телу прошла теплая волна, словно это он получил по лицу. Никому и никогда брюнет не признавался, что обожает звон пощечин, когда изящная женская ручка бьет по щеке, и из глубины души поднимается возбуждение…

- Кара, ты чего? Да, ты с ума сошла, драться! – Костя отшатнулся и, прижав к горящей щеке ладонь, покрутил пальцем у виска.

Вместо ответа девушка одарила его еще тройкой оплеух и, покачивая бедрами, подошла к стойке. Блондин остался стоять и, потирая ушибленные щеки, вполголоса крыл матом драчливую подругу.

Семен так и прирос к полу, забыв как дышать. К нему приближалась мечта юности. Вблизи Кара выглядела еще прекраснее. Светлые волосы водопадом обрамляли загорелое точеное личико. Янтарные глаза светились умом, а чуть поджатые пухлые губки и острый подбородок говорили о твердом характере и сильной воле. Обтягивающая водолазка подчеркивала высокую пышную грудь, а кожаные брючки как перчатка обнимали стройные ножки, обутые в сапожки на низком каблучке. Мужчина волевым усилием подавил желание склониться к этим сапожкам и вознести хвалу их божественной хозяйке.

- Мне нужен одноместный номер, - произнесла Кара мелодичным грудным голосом, после обмена приветствиями с подошедшим вторым администратором, подтянутым молодым итальянцем. – Хочу выписаться из номера 315 и переехать на другой этаж.

- Конечно, сеньора, - администратор защелкал клавиатурой. – Если не ошибаюсь, вы сеньора Карина Геллер?

- Да, я Карина Геллер, - подтвердила девушка и положила на стойку водительские права. – Вот мое удостоверение личности.

Вместе с документом Карина случайно извлекла из кармана маленький квадратик картона, который спикировал на пол.

- Кара, ты что делаешь? – подлетел к блондинке опомнившийся Костя и потянул за рукав от стойки. – Ну, виноват я, что повелся на смазливую фифу. Ну, прости, дурака. Обещаю, что до конца отпуска на другую даже не взгляну. Хватит, попугала и будет. Пойдем в номер.

Девушка невозмутимо выдернула водолазку из пальцев ухажера и поставила подпись на предложенном бланке.

- Спасибо, сеньора, - итальянец убрал подписанную анкету и уточнил. - Записать новый номер на прежний счет?

- Нет, этот номер я оплачу сама, - на столешницу легла банковская карта. – Вы принимаете карты Visa?

- Конечно, сеньора. - Костя попытался схватить кредитку, но администратор оказался быстрее. Внеся номер карты в базу отеля, он вложил кусок пластика в ладонь постоялицы и лучезарно улыбнулся. – Приятного отдыха, сеньора Геллер. Спасибо, что выбрали наш отель.

Не сводя глаз с девушки, Семен поднял картонный прямоугольник и машинально сунул в карман. Наглого блондина он старательно игнорировал, как назойливого комара. Воображение брюнета нарисовало картину возможного счастья с этой красавицей: утренняя пощечина за недостаточно быстро поданный завтрак в постель, полуденная - за нерасторопность официанта в кафе, вечерняя порция пощечин для профилактики и как прелюдия к… Дальше последовала откровенная сцена, и мужчина невольно покраснел.

- Сеньор, распишитесь в гостевой книге, пожалуйста, - окликнула Семена администратор, возвращая к реальности.

- Конечно - конечно, - брюнет не глядя вывел свой автограф в указанной графе и поднял голову.

Очаровательной Кары возле стойки не оказалось. Не было ее и в холле. Откуда-то из глубины отеля доносился удаляющийся голос Кости, но девушка ему не отвечала. Видимо, парню помириться так и не удалось.

Мрачно хмыкнув, Семен стиснул в кулаке ключ от номера и с чемоданом в руке направился к лифту, располагавшемуся в уютной нише в двух шагах от стойки.

Входя в кабину, мужчина бросил взгляд на бирку, прикрепленную к ключу, - «507», и вдавил кнопку пятого этажа. На третьем этаже дверцы открылись, и брюнет отступил в угол, уступая место наваждению. Семен просто не поверил такой удаче. Кара вошла в кабину, таща за собой маленький красный чемодан на колесиках, и холодно сказала:

- Пятый этаж, будьте добры.

- Простите, что вы сказали? – охрипшим голосом переспросил брюнет.

Близость очаровательной блондинки тревожила и смущала матерого бизнесмена, заставляя вести себя как влюбленный подросток. Аромат цветущей сирени кружил голову, соблазнял и навивал отнюдь не целомудренные желания. Уверенный прямой взгляд бездонных янтарных глаз пресекал даже мысль проявить вольность по отношению к их обладательнице. Стиснутые на ручке тонкие пальчики показывали, что Кара не в духе.

- Вы спиной загораживаете кнопки, - объяснила девушка и слегка улыбнулась. – Нажмите сами или подвиньтесь. Надеюсь, вы не планируете остаться здесь навсегда? Мне не улыбается провести жизнь запертой в замкнутом пространстве с незнакомым громилой.

- Меня Семеном зовут, - зачем-то представился брюнет, отодвигаясь к задней стене кабины, всю поверхность которой занимало зеркало. Чувствуя себя идиотом, он нажал требуемый этаж и пытался виновато развести руками. – Похоже, я ответил на риторический вопрос.

Размеры кабины не позволили осуществить задуманное. Зажатый в кулаке ключ чудом не угодил в зеркало, зато чемодан красиво вписался в боковую стену, едва не задев бедро Кары.

- Простите, ради бога, простите, - всполошено забормотал Семен, испугавшись, что навредил девушке. Так неуклюже он еще ни разу на своей памяти себя не вел. – Я не хотел. Я…

- Опустите руки и стойте спокойно. Такими темпами вы разнесете кабину раньше, чем мы доедем до нужного этажа, - строгим властным голосом проговорила Кара, и брюнет покорно замер в неестественной позе: одна рука прижата к груди, вторая с чемоданом опущена к полу. Такому хорошо поставленному голосу хотелось подчиняться. Хотелось опуститься на пол у ее ног и ловить каждое слово, слетающее с сочных губ, каждый жест маленькой ручки…

С шумом разъехавшиеся двери лифта нарушили волшебство момента.

- Отомрите, я ухожу. Дальше езжайте, как хотите,- с усмешкой окликнула Кара живую «статую», пожирающую ее преданным взглядом, и выкатила свой багаж в коридор. Опомнившийся Семен выскочил следом, чуть не снеся могучим плечом косяк. Сегодня явно был день неожиданностей. Блондинка остановилась перед дверью № 506 и вставила ключ в замочную скважину. Мужчина глубоко вздохнул и приблизился к своему номеру.

- Вы что-то еще решили разрушить, Семен? – Кара удивленно подняла бровь. – Вам мало лифта?

- Вы не поверите, но я живу в соседней комнате, - в доказательство своих слов он предъявил ключ.

- Бывают же совпадения, - фыркнула девушка и скрылась за своей дверью.

- Бывает и не такое, но редко, - запоздало согласился брюнет, входя в прихожую своего временного жилища, на удивление короткую и тесную.

Справа от входа обнаружилась высокая деревянная вешалка для одежды. Рядом притулилась подставка для сумок и чемоданов. Прямо и влево из прихожей вели две двери. За левой скрывалась ванная, а толкнув вторую дверь, Семен очутился в спальне.

Хотя отель гордо именовался четырехзвездочным, номер 507 оказался маленькой комнаткой, обклеенной теплыми оранжевыми обоями. Большую часть помещения занимала двуспальная кровать, изголовьем примыкавшая к стене. В дальнем от входа углу прятался стенной шкаф. Рядом из-за ярко-желтых занавесок скромно выглядывало единственное окно, большое французское, как выяснилось, служившее выходом на балкон, с которого открывался отличный вид на Неаполитанский залив. Ближний угол оккупировал типовой письменный стол из ДСП, возле которого притулились два кресла под старину. На столом висел плоский телевизор.

Пристроив чемодан на подставку в прихожей, а ключ бросив на стол, Семен блаженно рухнул звездой на кровать, застеленную синим в карамельную полоску покрывалом:
– К черту все заботы. Я в отпуске.

Ногу что-то кольнуло. Брюнет вытащил из кармана подобранный белый прямоугольник и прочел надпись: «Карина Геллер. ОАО «Информационные технологии», директор», ниже был указан московский адрес и телефон.

- Кара – Кара, какая же ты замечательная: умница, красавица, и ко всем своим достоинствам еще и бизнес-леди. Мечта, а не девушка. Жаль, что не моя, - изрек в пустоту Семен и усмехнулся. – Насчет последнего, еще не вечер. Раз она переехала в соседний номер, значит, свободна.

Строя планы по завоеванию сердца холодной красавицы, брюнет отрубился. Сказался утомительный перелет.



Глава 2.

Назойливый шум выдернул Семена из сладкой дремы. Комната утопала в полутьме, за окном синеву вечерних сумерек прорезали неяркие огни курортного городка. Стук, сопровождаемый выкриками, и урчание голодного желудка подвигли сонного брюнета подняться и разобраться с раздражающим фактором. Умывшись и приведя себя в приличный вид, Семен выглянул в коридор.

Напротив соседнего номера, мерно покачиваясь на нетвердо стоящих ногах, бесновался стройный смутно знакомый блондин в джинсовом костюме. Очередной выкрик напомнил Семену, где они пересекались. Ударив по двери комнаты, в которой поселилась Карина, джинсовый парень пьяно завопил:

- Кара, мать твою, открой немедленно! Давай поговорим как ци-ли-ви… ци-ли-ви-зованные люди! Кара, поиграла и будет! Я все осознал, я свинья, а ты святая! Возвращайся в наш номер, Кара! Ты моя, Кара, слышишь! Только моя!

Молчанье был ему ответом.

- Молодой человек, - произнес Семен, подпирая косяк, как можно вежливее, хотя внутри у него все клокотало от негодования, - молодой человек, будьте добры, не шуметь. Вы не один на этаже, а ваша дама - не единственная постоялица отеля.

- Да пошел ты… - вызверился Костя (брюнет, наконец, вспомнил имя незадачливого ухажера Кары) и замахнулся, целя в нос.

Семен качнулся в бок, уходя с линии удара. Блондин, потеряв равновесие, врезался в стену между дверьми, съехал на красный ковер, покрывавший пол коридора, и затих. Опасаясь подвоха, брюнет осторожно приблизился, готовый в любой момент дать отпор. Костя не шевелился. Убедившись, что дебошир жив, только без сознания, Семен обыскал его. В левом кармане джинсов обнаружился ключ от номера 315. Подкидывая брелок с ключом на ладони, мужчина задумчиво проговорил:

- Ну и что мне с тобой теперь делать, вояка хренов… Вызвать администратора? Так он чего доброго решит, что это я тебя вырубил, и шум поднимет. Оно нам надо? Объясняйся потом с Карой, что у дверей ее комнаты никакой драки не было. Давай-ка я тебя в твой номер оттащу.

Семену почему-то было важно, что о нем подумает, светловолосая красавица. Приняв решение, он закинул блондинчика на плечо и вызвал лифт. К счастью коридор третьего этажа оказался так же пуст как и на пятом. Никого не встретив по дороге, брюнет отпер дверь комнаты № 315 и сгрузил свою ношу на кровать.

- Проспись, герой-любовник, утро вечера мудренее, - с этими словами он бросил ключ на столик у входа и вышел вон, захлопнув за собой дверь.


***

Вернувшись в номер за кошельком, Семен спустился на первый этаж. Висевшие над стойкой, белые лаконичные часы с черными римскими цифрами и стрелками, показывали 20:30. «Для прогулки по незнакомому городу поздновато», - решил брюнет и, уточнив у администратора, как найти гостиничный ресторан, отправился ужинать.

Посетителей в ресторане было немного, только пара пожилых дам мирно беседовала за чашечкой кофе, сидя за угловым столиком, да трое юношей, явно студентов, что-то негромко обсуждала, потягивая красное вино. Одинокий официант протирал столы, приведением перемещаясь по тускло освещенному залу.

За одним из столиков у окна, из которого открывался чудесный вид на вечерний залив, Семен заметил Кару. Девушка сидела спиной к входу, не сводя глаз с темнеющего внизу моря, и рассеяно помешивала трубочкой коктейль. Брюнета словно неведомой силой подтолкнуло в ее сторону. С трудом отогнав наваждение, мужчина опустился за соседний столик и поманил к себе официанта. Сделав заказ, Семен откинулся на спинку стула и пригубил аперитив, любуясь редкостным зрелищем. Светлые волосы, черный кожаный пиджачок, поблескивающий в сумраке отраженным светом фонарей порта, и задумчивое выражение на красивом лице придавили девушке сходство с русалкой.

- Живописный и в тоже время пугающий вид, вы не находите? – неожиданно произнесла Кара, ни к кому конкретно не обращаясь. Ее голос звучал несколько хрипловато, должно быть от ледяного лимончелло, что плескался в ее бокале. – Залив. Он потрясает воображение своей красотой, и в то же время предостерегает неосторожных. Взгляните, как изрезан его берег, как обрывается вниз скала, на которой расположен наш отель. Кажется, вот-вот взойдет луна, и из глубин поднимутся сирены, чтобы совершить ритуал поклонения Прозерпине – богине ночи и смерти.

Семен поперхнулся аперитивом. Откашлявшись, он сдавленно произнес.

– Вы правы. Незабываемое зрелище. Надеюсь, Сорренто не уступает по красоте заливу.

– Дневной город также хорош как и ночной. Вы не разочаруетесь, – девушка поставила пустой бокал на столешницу, уронила рядом банкноту и… растворилась в сумраке.

– Мистика какая-то, – пробормотал Семен, оглядываясь. Он только на секунду отвлекся на принесшего заказ официанта, а ее уж след простыл. Брюнет не видел, как Кара шла к выходу, и не слышал цокота ее сапожек. – Вот уж воистину наваждение…


Глава 3.

Тонкий солнечный луч просочился сквозь щель в занавесках и словно бритвой полоснул по векам спящего Семена. Мужчина открыл глаза и улыбнулся своим мыслям. Сегодня он планировал погулять по городу и, если получится, в обществе очаровательной дамы. Со стороны балкона доносилось негромкое мелодичное пение. Натянув рубашку и брюки, брюнет сунул ноги в теплые тапочки и вышел на балкон. Красота южной Италии обрушилась на него, сбивая с ног. На мгновение Семен потерялся во времени и пространстве.

– Доброе утро, – окликнули его откуда-то слева. – Впечатляюще, правда?
Приятный женский голос вернул мужчину на грешную землю.

– Доброе… – пробормотал Семен, осторожно поворачивая голову.

На соседнем балконе светловолосая красавица неспешно пила кофе, облокотившись на ажурные перила. Теплый, несмотря на позднюю осень, ветерок шевелил собранные в хвост светлые волосы и игриво вздымал невесомую накидку, наброшенную поверх закрытого фиалкового платья.

– Вы давно в Сорренто? – как можно равнодушнее спросил Семен, возвращаясь к любованию великолепным пейзажем. Не хватало еще, что бы соседка решила, что он на нее пялится.

– Дня три–четыре, – так же буднично ответила Кара.

Краем глаза Семен видел, как она небрежно поправила локон, и с новой силой загорелся целью во что бы то ни стало пригласить ее на свидание.

– Не подскажите, с чего начать знакомство с местными красотами? – закинул удочку Семен. – Уверен, вы уже познакомились со многими достопримечательностями.

– Да, мы в первые дня два обошли все окрестности. Мы… Я… – девушка осеклась и прохладным голосом сказала. – Моя личная жизнь вас не касается.

– К сожалению уже коснулась, – заметил брюнет, с преувеличенным интересом разглядывая горы. Кара удивленно подняла бровь. Собравшись с духом Семен сделал признание. – Прошлым вечером ваш… друг ломился в ваш номер с криками и руганью. Меня разбудили его пьяные вопли. Я попросил вести себя потише, а он… В общем он полез в драку.

– Вы его вырубили? – заинтересованно подалась вперед девушка.

– Нет, я… Ваш друг ударился головой о косяк и отключился, – закончил признание Семен и робко посмотрел на соседку. – Я отнес вашего друга в его номер отсыпаться.

– Вы просто герой, – загадочно улыбнулась Кара. – Похоже, я должна как-то отплатить вам за беспокойство, доставленное моим… другом.

– Если вы согласитесь провести для меня экскурсию по городу, я забуду о досадном инциденте, – сказал Семен, хватаясь за подвернувшийся шанс.

– Думаю, это справедливо, – помолчав, проговорила девушка. Она допила кофе, добавила. – Встретимся в холле первого этажа через час.


***

Семен позавтракал в ресторане отела и за десять минут до назначенного срока уже сидел на диванчике напротив стойки администратора и рассеяно листал журнал о виноделье. Ждать ему пришлось недолго. Четко в указанное время по холлу процокали каблучки, и из-за колонны появилась Кара. Вчерашний наряд девушки дополняла бордовая кожаная куртка.

– Пойдемте, – сказала она, подходя к Семену. – Пойдемте, пока солнечно. После обеда обещали дождь.

По улочке, настолько узенькой, что по ней едва можно было пройти вдвоем, они вышли на пьяцца к старинной церкви.

- Это Базилика Святого Антонино, - пояснила Кара и прочла подробную лекцию об истории этого строения.

Семен послушно взглянул на собор, возвышавшийся над площадью. Откровенно говоря, мужчину не слишком тронула холодная красота величественного здания. Его больше занимала очаровательная экскурсовод.
Заметив, что мужчину не впечатлил ее рассказ, Кара равнодушно спросила:

– Пойдем дальше или желаете зайти внутрь? В базилике выставлены работы мастеров эпохи Возрождения и, как ни странно, дары моряков, спасшихся после кораблекрушения. Такое вот, забавное соседство.

– Дальше, – отозвался Семен, любивший пешие прогулки. – На выставку я загляну позже.

Девушка пожала плечами и двинулась через залитую солнцем площадь к тенистому проулку, утопающему в зелени. Семен последовал за ней как теленок на веревочке. Она шла, покачивая бедрами, и весь мир сосредоточился для брюнета на идущей впереди «грации». Как можно думать о фонтанах или дворцах, когда перед тобой маячит такой ходячий соблазн. Идеально уложенное каре, пылающее золотом, и обольстительная фигурка, облаченная в кожаный наряд, отливающий мягким таинственным светом, привлекали к русской красавице внимание немногочисленных прохожих. Мужчины провожали ее восхищенными вглядами, а женщины бросали вслед завистливые. У брюнета зачесались кулаки. Больше все ему хотелось начистить рыло этим наглым «черным» с европейским лоском, чтобы неповадно было пускать слюни на ЕГО девушку. Ну, или почти его. Семен твердо решил завязать отношения с этой невероятной блондинкой, а потому заранее считал ее своей.

Кара ступила в полумрак и оказалась в своеобразном ореоле света, лившегося сквозь позолоченную листву деревьев. Семену на мгновение почудилось, что это сказочная фея выглянула из старинного сада насладиться последними теплыми деньками, перед тем как впасть в зимнюю спячку. Светлые волосы вспыхнули прощальными лучиками, эффектно контрастируя с бордовой курткой и черными брючками, и видение скрылось за поворотом. Семен прибавил шагу и нагнал девушку возле какого-то кафе. Рядом начиналась извилистая дорога к морю.

– Если хотите, можем прогуляться до порта, – предложила Кара.

– В следующий раз, – решительно отказался брюнет. – Сегодня я рассчитывал добраться до верхней части города и полюбоваться осмотреть окрестности с высоты птичьего полета.

Блондинка загадочно улыбнулась и направилась вверх по улице, туда, где призывал прихожан к обедне колокол с невысокой приземистой церквушки в романском стиле…

До полудня они обошли весь городок. Брюнет был даже слегка разочарован. В путеводителе Сорренто описывался богатым на достопримечательности курортом среднего размера, а на деле он оказался маленьким провинциальным поселком городского типа с дюжиной музейчиков и церквушек.

На обед туристы зашли в маленькое кафе возле гавани.

– Ваши впечатления? – поинтересовалась Кара, листая меню.

– Честно говоря, ожидал большего, – признался Семен, взмахом руки подзывая официанта. – Красиво, но как-то бедновато.

– Такова местная архитектура, – заметила девушка и на приличном итальянском сделала заказ. – Если хотите экзотики, то рекомендую съездить в Помпеи.

– Обязательно воспользуюсь вашим советом, – пообещал брюнет, разглядывая собеседницу сквозь бокал красного вина, заказанного по совету девушки. – Не составите мне компанию?

– Я подумаю, – уклончиво ответила Кара и поднесла к губам стаканчик лимончелло.


***

Возле лифта они распрощались.

Кара переступила порог и уже закрывала дверь, когда брюнет совершил глупость. Повинуясь минутному порыву, он шагнул вперед, обнял блондинку за плечи и обжег в ее сладкие губы коротким страстным поцелуем. Семен всю прогулку боролся с искушением зажать чаровницу в уголке и целовать до умопомрачения, и сейчас не сдержался.

Крепкая пощечина заставила мужчину отшатнуться. Он вспомнил правила приличия и виновато потупился.

– Что вы себе позволяете, – возмутилась Кара. Если бы взгляд мог убивать, Семен рухнул бы замертво, сраженный яростным взором янтарных глаз. – Еще один шаг, и я обращусь в службу безопасности отеля.

– Просите, это вышло случайно, – пробормотал брюнет, чувствуя, как боль сменяется жаром, который стремительно охватывает все его существо. Огонь вожделения, наконец, получил долгожданную пищу и теперь разгорался, подчиняя тело мужчины своей воле. Опасаясь, что девушка заметит недвусмысленный бугорок, растущий на его штанах, Семен предпочел ретироваться в свою комнату.

Захлопнув дверь, брюнет прижался спиной к стене и осел на удачно подвернувшуюся подставку для чемоданов. Сердце бешено билось в груди, словно от быстрого бега, лицо пылало от стыда и удовольствия. Ширинка почти лопалась от последствий непристойных мыслей и сладкой пощечины. Душа разрывалась между желанием загладить неловкость и необходимостью срочно получить разрядку.

Из холла послышался хлопок и звяк защелки – девушка вошла в свой номер.

Брюнет закусил кулак, чтобы не выдать свое присутствие даже вздохом, и прислушался.

– Каков наглец! Нет, ну каков наглец! – возмущалась с легкой ноткой восхищения Кара. – Как он посмел так запросто, словно я какая-то… какая-то …

Шуршание ткани, вжик молнии и тишина. Красавица ушла в спальню.

Чувствуя себя влюбленным мальчишкой, шпионящим за предметом свой страсти, Семен отлип от обоев и потащился в ванную. О том, как помириться с соседкой, он подумает позже, сейчас были заботы поважнее…



Глава 4.

Вторую половину дня Семен валялся на постели: читал новости и почту в планшете, пролистал путеводитель, потом посмотрел кино по телевизору. Под очередную мыльную оперу на итальянском он задремал.

Негромкое женское пение мягко проникло в сон брюнета, навивая мысли о сиренах, о которых рассказывала Кара. Только эта морская дева исполняла почему-то не итальянскую серенаду, а русскую оперную арию. Или не морская, а вполне земная. Воспоминание о хорошенькой соседке разбудило мужчину.

За французским окном догорал закат. Из приоткрытой створки доносились отголоски песни. Значит, не приснилось. Семен в носках прокрался и выглянул за занавеску. Кара стояла на балконе в бордовом платье, невероятно сочившимся с залитыми кровью дня водами залива, и пела, воздев руки к заходящему солнцу. Пение завораживало, тревожило тайные струны души, заставляло сладко сжиматься сердце. Брюнет присел на ковер, прислонился спиной к косяку и тихо слушал. Казалось, он мог внимать этому голосу вечно.

Форточка хлопнула на сквозняке, девушка встрепенулась и замолчала. Семен только и успел увидеть, как взметнулась накидка, когда Кара скрылась в своем номере. Помянув недобрым словом ветер, а с ним и форточку, брюнет отправился умываться.


Ужин прошел скомкано и уныло. В гостиничном ресторане Кары не оказалось. Семен наскоро поужинал дежурным блюдом, полюбовался на темнеющие воды за окном и вернулся к себе.

Бесцельно послонявшись по номеру с полчаса, он накинул куртку и спустился на первый этаж. В еще работающем киоске брюнет купил карту города на английском и вышел в вечерние сумерки.

Взятое по совету администратора отеля такси довезло Семена до Пьяцца Тассо, главной площади городка. В центре маячила статуя какого-то монаха. Кара что-то об этой скульптуре рассказывала, но брюнет в тот момент был занят более важным делом – любовался очаровательным гидом, а потому слушал в пол уха. Зато хорошо запомнил расположение торговой улицы Виа Корсо, куда и направился ленивой походкой праздношатающегося туриста.

Маленькие и не очень магазинчики пестрели разнообразным сувенирным ширпотребом и предметами антиквариата и ювелирными изделиями, привлекая внимание красивыми вывесками и искусно оформленными витринами. Клубы и рестораны зазывали посетителей яркими огнями, но Семен шел мимо увеселительных заведений. Его интересовало нечто иное.

Время от времени брюнет заходил в двери понравившейся лавки, беседовал с продавцом на разговорном английском, осматривал товар и снова выходил на улицу. Мужчина искал что-то необычное, нечто, что поможет растопить сердце неприступной красавицы и вымолить прощение.


Поздно вечером Семен вернулся в отель. Удачная покупка, принятый для согрева грог и приглушенное освещение коридора сделали его несколько невнимательным.

Тщетно повозившись ключом в замке, брюнет с досады хлопнул по двери ладонью. Та неожиданно распахнулась. Ворча под нос об излишне экономных владельцах отеля, он переступил порог и понял, что с номером что-то не так. Куда девался его чемодан?

В спальне тоже творилась полная ерунда. На столе лежал незнакомый ноутбук, рядом заряжался навороченный смартфон. На подлокотнике кресла висел небрежно брошенный халатик, явно женский. На кровати лежала шелковая сорочка, возле кровати валялись туфли на шпильке.

Что за чертовщина! Рассердившись не на шутку, Семен выскочил в прихожую, пылая праведным гневом устроить скандал администрации, сдающих неизвестно кому занятые постояльцами номера. Он уже взялся за ручку, как распахнулась дверь ванной, и оттуда дыхнуло горячим воздухом. Семен машинально оглянулся, чтобы обличить негодяя, да так и застыл с открытым ртом.

На пороге ванной комнаты стояла Кара, завернутая в желтую махровую простыню. Длинные волосы прятались под тюрбаном из полотенца. Некоторое время Семен и Кара тупо смотрели друг на друга.

К девушке дар речи вернулся первым.

- Что вы забыли в моем номере, позвольте вас спросить, дорогой сосед? - язвительным тоном поинтересовалась Кара, ничуть не смущаясь своей наготы.

Семена прошиб холодный пот. Ладони вдруг стали влажными, а внизу живота произошло шевеление. Шутка ли заявиться в номер к девушке без приглашения, это уже не просто скандалом попахивало, а обвинениями в краже или домогательствах.

Аромат свежевымытого тела, чертовски соблазнительного, пахнущего жасмином и розой, сводил на нет любые попытки собрать в кучу разрозненные мысли и дать вразумительный ответ. Сосредоточишься тут, когда в паре метров от тебя стоит предмет мечтаний практически без ничего и соблазняет одним своим присутствием.

- Могу задать вам тот же вопрос, - наконец выдал Семен, неслишком уверенный в своей правоте. - Это мой номер, а ваш дальше по коридору

Сверкнув глазами, Кара бесцеремонно подцепила брюнета за локоток, распахнула дверь и ткнула носом в цифры, закрепленные на дверном полотне.
Так же невозмутимо она прикрыла дверь и влепила незваному гостю крепкую пощечину. У Семена зазвенело в ушах. Пребывая в смятенном состоянии, у брюнета подкосились ноги, и он бухнулся на колени.

- Был не прав, готов искупить свою вину, - проговорил он, совершенно шалея от близости желанной красавицы. С этого ракурса его взору открылись стройные ножки, кокетливо выглядывающие из-под полотенца. Семену стали тесны штаны.

- Искупить? - насмешливо переспросила Кара, поправляя сползающее полотенце.

На мгновение перед Семеном промелькнула верхняя часть девичьей груди. Совсем небольшая, но брюнет часто задышал, руки сами потянулись к округлым бедрам.

Девушка перевела взгляд на перевязанную лентой коробку, которую все еще сжимал в ладони брюнет, и недоверчиво спросила:

- Это подарок?

- Нет, то есть да, - запутался в словах Семен.

- Так нет или да? - насмешливо переспросила Кара.

- Нет, то есть не совсем подарок, - попытался объяснить Семен, но снова сбился. - Это вам.

- Мне? - удивилась девушка. - За какие такие заслуги?

- Откройте, - попросил брюнет. - Откройте и сразу все поймете.

Кара взяла коробку, развязала ленту и приподняла крышку.

- Перчатки? - уточнила она, разглядывая тончайшую кожу, по отвороту шитую бисером.

- Лайковые, антикварные, - похвастался Семен. - Еле достал. Примерьте.

Кара одарила мужчину подозрительным взглядом и достала из упаковки перчатки. Для этого ей пришлось отпустить простыню, обнимавшую ее тело.

Примерка обернулась катастрофой. Лишившись дополнительной поддержки, полотенце мягко соскользнуло на пол, оставив девушку в первозданной красоте перед одуревшим от такого счастья Семеном.

Мужчина уставился на женские прелести, плохо соображая к чему стремиться первым. Хотелось всего и сразу, и в тоже время совершенство линий и надменный взор янтарных глаз заставляли чувствовать себя прахом перед богиней.

Звонкая пощечина разрешила дилемму. Ее сестра, нанесенная ручкой в лайковой перчатке, подлила огонь в пылающий огонь желания.

- Можно, я расстегну, - хрипло простонал Семен, нащупывая гульфик.

Вместо ответа мягкий женский тапочек с кошачьими ушками довольно жестко влетел Семену между ног. Мужчина ахнул, ругнулся сквозь зубы и рухнул лицом в коврик, сложившись в позу эмбриона.

Что-то вдавило его щеку в мягкий ворс, и надменный женский голос назидательно произнес:

- Мат не терплю. Хамов и наглецов следует учить хорошим манерам.

«Да, с нами надо построже», - подумал Семен, прикрывая ладонями ушибленный пах. Лежать на ковре под стройной ножкой оказалось уютно, и брюнета сморил сон.



Глава 5

Пронзительный сигнал о поступлении рекламного смс шальной пулей ударил в висок спящего Семена, и тот проснулся. Тупая боль обручем сдавила лоб и затылок. Во рту было сухо как в пустыне. Тихо подвывая, брюнет сполз с кровати и потащился в ванную. Несколько литров холодной воды помогли мужчине избавиться от неприятных ощущений и окончательно проснуться. Приведя себя в порядок и удовлетворив естественные потребности организма, Семен вернулся в спальню и озадачено осел на кресло.

Воспоминание о прошлом вечере обрушилось на него снежной лавиной, порождая массу вопросов. Неужели вторжение в номер Кары – всего лишь сон, а если нет, то как он оказался в собственной спальне? Теряясь в догадках, Семен потер еще влажное после умывание лицо и вылупился на свои мятые джинсы. Не доверяя глазам, он ощупал и обнюхал рукава своей куртки и окончательно убедился в реальности вечерних событий.

Звонок администратора рассеял сомнения. Очень вежливый женский голос поинтересовался его самочувствием и выразил надежду, что «сеньор впредь будет внимательней относиться к своему здоровью и, ему не придется пользоваться услугами сотрудников отеля, чтобы добраться до своей комнаты». Семен поблагодарил за заботу, заверил, что учтет пожелания и повесил трубку.

Распахнув окно, чтобы пустить в комнату свежий воздух, он снова увидел Кару. Как и накануне она тихо напевала что-то лирическое, облокотившись о перила в своей неизменной воздушной накидке. В ее ладонях дымилась изящная фарфоровая чашечка, распространяя вокруг аромат хорошего кофе.

Немного поколебавшись, брюнет вышел на балкон и поприветствовал соседку самым непринужденным тоном. Девушка неопределенно кивнула и, не отрываясь от созерцания пейзажа, отпила ароматную жидкость. Семен проследил ее взгляд. Над заливом расстилалось пронзительно голубое небо. Яркое по-весеннему солнышко кокетливо выглядывало из-за белоснежного облака. На неторопливых волнах играли блики.

 Смущенный столь равнодушным приемом, брюнет подставил лицо теплым лучам и негромко заговорил:

– Кажется, я должен извиниться за вчерашнее. Нехорошо с моей стороны было вламываться в чужой номер и качать права. Даже не знаю чем и оправдаться. Единственное объяснение, которое приходит на ум – зря я погрелся граппой в кафе на торговой улице…

Кара молча слушала сбивчивые оправдания, неторопливо потягивая кофе, и чему-то улыбалась уголками губ. Мужчина скосил глаза на девушку и замолк на полуслове, пораженный увиденным. Точеный девичий профиль казался вырезанным из мрамора, уложенные короной волосы пылали чистым золотом. Совершенством линий и белизной девушка могла соперничать с римскими статуями.

– Надеюсь, вам подошли перчатки? – машинально брякнул Семен, не задумываясь о том, что говорит.

– Спасибо, они очень удобные, – небрежно сказала Кара, не глядя на собеседника. – И цвет подходящий. Как раз под мою курточку.

– Рад, что вам угодил, – пробормотал брюнет, чувствуя, что беседа зашла в тупик. Не зная, что еще добавить, он сдуру брякнул. – Мне очень понравилось, как вы поставили меня на место. Так и следует поступать с наглецами, нарушившими ваш покой.

– Вы не в обиде? – скептически уточнила соседка, наконец, удостаивая взгляда Семена. Янтарные глаза требовательно изучили лицо мужчины, ища малейший намек на сарказм.

– Я вам очень благодарен… за все, – искренне произнес брюнет, радуясь, что удалось привлечь внимание красавицы. – Это ведь вы вызвали администратора, чтобы он перенес меня в мой номер… Хотя вполне могли сдать полиции по обвинению в незаконном вторжении и покушении на изнасилование.

– Не наговаривайте на себя, – немного теплее проговорила она, поправляя накидку.
– Кроме попытки справить малую нужду на ковер, ничего предосудительного вы не совершили.

– Вы не правильно поняли мой порыв, – краснея как вареный рак, пролепетал Семен. – Я хотел совсем иного. Совершенного обратного.

– Чего же? – подняла бровь девушка. Она отставила чашку и заинтересованно шагнула к разделявшей балконы перегородке.

– Не знаю, как сказать, – выдавил Семен, стыдливо опуская глаза. – В присутствии дам, о таком говорить не прилично.

– Ужика придушить… – насмешливо предположила Кара.

Брюнет согласно кивнул и робко посмотрел на нее. Глаза девушки изумленно расширились, на щеках выступил румянец.

– Как неожиданно… – пробормотала она, кутаясь в накидку, и рассеяно перешла на ты. – Тебя возбудили пощечины? Тебя такое возбуждает?

Семен снова кивнул, пропуская мимо ушей нечаянную фамильярность. Ответить иначе он почему-то не мог. Язык отказывался облачать мысли в слова. Да и как вслух признаться в том, что таил даже от самых близких людей.

– Очень интересно, – медленно проговорила Кара, отступая к входу в комнату. – Я подумаю об этом. Хорошего дня.

Взметнулась ввысь легкая ткань накидки, и девушка скрылась своем номере.

Семен прошелся по балкону, собираясь с мыслями и ушел к себе. Следовало переодеться в свежее и принять душ, прежде чем предпринимать что либо. Кара проявила редкостное самообладание, узнав о его девиации. Вместо того, чтобы обозвать «извращенцем» и покрыть матом, запрещая к себе приближаться, она обещала подумать и согласилась принять подарок. Это обнадеживало. Семен планировал провести в Сорренто пять дней, оставалось еще три, считая этот. Достаточно, чтобы как следует отдохнуть и сделать новую попытку добиться благосклонности красавицы.

Время есть.



Глава 6

Увы планам Семена не суждено было сбыться. Когда он спустился на первый этаж, чтобы позавтракать в ресторане отеля, то увидел, как Кара садится в такси. Водитель деловито убрал красный пластиковый чемодан в багажник, сел за руль, и автомобиль умчался прочь. Витиевато выругавшись, брюнет подошел к стойке и уточнил у администратора, как лучше добраться в Помпеи.

«Я в отпуске, - решил он, бодро шагая к железнодорожному вокзалу. – Неудавшийся курортный роман не повод, чтобы портить себе отдых».

Следующие дни Семен посвятил осмотру достопримечательностей залива. Морские экскурсии и поездки к развалинам помогли отвлечься. В светлое время суток брюнет и не вспоминал об упорхнувшей красавице, наслаждаясь последними теплыми деньками на лоне средиземноморского ландшафта. Хуже было ночью. Роскошная блондинка являлась к нему во снах и присаживалась на край кровати и хлестала по щекам. Каждое утро брюнет просыпался с красными щеками и одеялом палаткой.


Но все когда-нибудь заканчивается. Уже через неделю солнечная Италия сменилась промозглым московским дождем. Семена закружили трудовые будни:, выезды на объект, разборки с поставщиками, переговоры с клиентами и подписание контрактов … Приключение в Италии казалось ему теперь красивой сказкой, а Кара – плодом воображения. Единственное, что напоминало брюнету о состоявшемся романе, - визитка, оброненная Карой. Маленький картонный прямоугольник, который мужчина иногда доставал из бумажника и крутил в пальцах, вновь переживая сладостные моменты в прихожей чужого номера. Телефон на визитке был указан, но Семен отчего-то не смел позвонить. Он уже и не надеялся, когда-нибудь встретить свою грезу, но судьба распорядилась иначе.


В начале декабря Семен вернулся после успешных переговоров, вошел в приемную своей компании, отряхнул с пальто снежок и увидел свое наваждение. Кара шла ему навстречу в облаке белого меха, с которым почти сливались светлые волосы. Распахнутая белая шубка резко контрастировала с бордовым платьем-футляром и вишневыми ботфортами. Поравнявшись с Семеном, она кивнула ему как старому знакомому и скрылась за входной дверью.

- Хороша чертовка? - интимно шепнул ошарашено застывшему Семену подошедший со спины коллега.

- Хороша, - машинально согласился он и, маскируя замешательство небрежностью, спросил. – Не знаешь, кто такая?

- Карина Геллер, владелица компьютерной фирмы. Она подписала с нами договор на ремонт ее нового офиса, - отозвался тот и понимающе подмигнул. – Что хочешь подкатить? Я бы тоже за такой приударил, но увы женат.

Коллега еще что-то сказал, но Семен уже не слушал. Отговорившись делами, он быстро попрощался и ушел в свой кабинет. Закрывшись на ключ, брюнет бросил сумку на стол, рухнул в кресло, откинул голову на подголовник и расхохотался. «Греза» узнала его и поприветствовала кивком, значит, не забыла. Выходит, вовсе не испуг и желание избавиться от назойливого внимания извращенца побудили красавицу покинуть уютный отель, а, возможно, и Италию. Видно, зря он клял себя за излишнюю откровенность, а девушку – за ханжество. Не так уж пуглива Кара. Кивок можно расценить своего рода приглашением продолжать знакомство. Семен решил, что при следующей встрече обязательно пригласит свое «наваждение» куда-нибудь.


***

Случай подвернулся довольно скоро. В понедельник Семена попросили сдать готовый объект вместо угодившего в больницу коллегу. Брюнет поломался для вида, выторговал себе лишний отгул и довольный отправился на встречу с клиентом, мельком просмотрев бумаги.

Не успел Семен выйти из офисного комплекса, где располагался ремонтируемый объект, к подъезду подъехал вишневый спортивный автомобиль. С водительского места появилась роскошная блондинка. Белая шубка дивно гармонировала с черными ботфортами на танкетке.

– День добрый, – бодро приветствовал Кару брюнет, дрожа от волнения. – Рад встречи.

– Добрый день, – девушка поднялась по ступенькам и протянула руку. – Думаю, нам пора толком познакомиться. Карина Эрнестовна Геллер. Директор ООО «Информационные технологии».

У мужчины сладостно заныло в груди. Предложенная кисть скрывалась в лайковой перчатке. Той самой.

– Семен Маркович Чернецкий, – представился Семен, с трепетом сжимая девичью ладошку в своей лапе. – Старший менеджер строительного концерна «Раздолбай-строй».

По лицу девушки проскользнула тень улыбки.

– Значит, вы, сегодня отчитываетесь о проделанной работе? Очень мило…– Кара убрала руку в карман и сказала. – Не будем стоять на морозе. Показывайте, Семен Маркович.

Согласно проекту рабочие разделили огромное помещение перегородками, создав целый лабиринт маленьких кабинетов-закутков. Девушка придирчиво осмотрела каждый сантиметр бирюзовых стен, пощелкала выключателями, проверила звукопроницаемость перегородок. Семен тенью следовал за красавицей и молча любовался, как белая шубка развивается за ее спиной.

Наконец, она вернулась ко входу и размашисто расписалась на акте приема работ.

– Окончательную оплату мы переведем завтра, – сказала Кара, выходя из офиса. В холле первого этажа, возле поста охраны она повернулась к Семену и лукаво улыбнулась. – Предлагаю отметить окончание ремонта. Я заеду за вами сюда в семь вечера.

Семен стоял как громом пораженный, наблюдая как белая шубка пересекает рамку металлоискателя и исчезает за входными дверями. Его только что пригласили на свидание, подумать только. Да еще и обещали заехать. Как за девушкой…

«Чудны дела твои, господи», - подумал Семен, отклеиваясь от пола, и пошел докладывать начальству об успешном выполнении миссии.


Глава 6

25 декабря 2014 года. Москва. Россия
За пару недель до Нового года по бизнес-центру прокатилась волна радио объявлений – приглашений отпраздновать этот замечательный праздник в ресторане на третьем этаже главного здания. На следующий день Кара за совместным обедом в кафе по секрету сообщила, что уже застолбила на 25 декабря для своей фирмы часть ресторана под корпоратив. Семен на это неопределенно кивнул, но взял на заметку.
Ужин с Карой, вылившийся в регулярные обеды, а иногда и ужины, и частые встречи в коридорах все больше убеждали Семена, что она именно та девушка, с которой хочется связать свою судьбу. Узнав дату корпоратива ее фирмы, брюнет приложил все мыслимые и немыслимые усилия, чтобы убедить директора провести празднование Нового года именно в этот день. Желая сделать сюрприз, он и единым словом, ни намеком не сообщил своей подруге о своем замысле. Как ни в чем не бывало он встречался с очаровательной блондинкой, свято храня свой секрет.


25 декабря Кара заняла место во главе расставленных полукругом столиков, встала с бокалом вина в руке, чтобы произнести тост, да так и замолчала на полуслове, увидев в нескольких метрах от себя Семена, приветливо поднявшего свою рюмку. Коротко кивнув знакомому, девушка произнесла прочувствованную речь, отметила успехи сотрудников и выразила надежду на дальнейшее плодотворное сотрудничество на благо фирмы.

Минут через двадцать, когда подчиненные увлеклись разговорами, Кара подсела за столик Семена.

- Как вы это устроили? – спросила она без экивоков, протягивая свой пустой бокал. – Я точно знаю, что сегодня зал планировали арендовать ваши соседи.

Семен налил красавице вина, загадочно улыбаясь. Его довольный вид говорил о том, что сюрприз удался на славу.

 Кара не стала настаивать на ответе. Вместо этого она завела разговор о планах на ближайшее будущее. Брюнет к своему неудовольствию узнал, что красавица планирует на все праздники улететь в теплые края. Это известие казалось особенно неприятным, так как днем Семен получил от начальника распоряжение выехать в понедельник по делам фирмы в Сибирь, где ему и предстояло встречать Новый Год. Об этом мужчина рассказывал небрежно словно о нестоящем упоминания недоразумении.

– Вот как... – девушка долго наблюдала за танцовщицей со змеей, извивающейся на маленькой сцене, и проговорила. – Значит, шансов увидеться до вашего отъезда у нас почти нет. Жаль...

Она снова замолчала, о чем-то задумавшись. Семен подождал продолжения, машинально подливая вино в опустевший бокал.

– Мне требуется ваша помощь в одном деле, – таинственно мурлыкнула Кара, разглядывая  рубиновую жидкость. – Я никак не могу выбрать подарки отцу и брату. Не могли бы вы мне помочь?

– Все зависит от интересов и вкусов ваших родственников, – растерялся Семен.

– Я отобрала несколько вариантов, но никак не определюсь. Они у меня в компьютере, – она допила вино и поднялась. – Пойдемте, я вам их покажу.

Брюнет послушно поднялся и как телок на веревочке последовал за Карой в ее вотчину – офис компьютерной фирмы.

Свой кабинет очаровательная бизнес-леди обставила с максимальным комфортом. У входа манил своими кожаными подушками уютный диван, большой и широкий, за ним высился металлический стеллаж с папками, его брат-близнец подпирал противоположенную стену. Напротив входа – Т-образный стол с удобным крутящимся креслом, над которым висели многочисленные дипломы и сертификаты в рамочках портрет хозяйки кабинета в стиле картин Васнецова — этакая мастерица в старинном костюме за вышиванием, только вместо пялец красавица держала планшет. Слева от стола едва угадывалась неприметная дверь, должно быть в ванную комнату.

– Взгляните, – Кара пересекла комнату, взяла со стола планшет, уселась на диван, развернула его экраном к Семену. Подол маленького лилового платья приподнялся, обнажая кружевную резинку чулок. – Что бы вы мне посоветовали?

Не совсем понимая, зачем его пригласили, мужчина переступил порог и, приблизившись к девушке, заглянул было в монитор, но его взгляд зацепился за обнаженную коленку.

Кара закинула ногу на ногу, усугубляя ситуацию и как ни в чем не бывало сказала:

– Куда это вы смотрите, позвольте вас спросить? Свои ноги я дарить никому не собираюсь. Смотрите на подарки.

Брюнет честно попытался сосредоточиться на иллюстрированном электронном каталоге, но тщетно. Его взгляд то и дело возвращался к ножкам. Вино горячило кровь, и толкало на подвиги. Семену стало жарко. Он наугад ткнул пальцем в два соседних варианта, рухнул на диван и ослабил галстук.

– Вам нехорошо? – Кара положила планшет на полку, склонилась над мужчиной и потрогала его лоб. Ее холодная ладошка приятно остудила охвативший брюнета жар, но приоткрывшийся небольшой вырез, в котором мелькнуло белье в цвет платья, зажег новый пожар. Не думая о последствиях, Семен усадил на себя девушку и впился губами в ее алый ротик.

Глаза Кары вспыхнули яростью. Разорвав поцелуй, она без замаха влепила ему пощечину.

– Что ты себе позволяешь, наглец, – процедила она, отвешивая вторую. В гневе она  не заметила как перешла на ты. – Я тебе не девица по вызову. Да кем ты себя возомнил....

Мужчина и не пытался оправдаться, просто наслаждался сыпавшимися ударами, ощущая, как боль трансформируется в блаженство. К чести сказать Кара даже в бешенстве не опустилась до мата, награждая «нахала» исключительно литературными эпитетами. Лексикон у нее был поистине богат: от олуха царя небесного до неотесанного варвара, включая мужлана, похотливого бычару, жеребца и почему-то солдафона.
На «бычару» Семен чуть не обиделся и вскинулся было, но девушка взяла его за галстук под горлышко и ласково пообещала придушить, если посмеет перебить.
Мужчине пришлось покориться «грубой силе». А куда деваться, когда у тебя на коленях сидит мечта, а твое тело охвачено желанием. В его голове мелькнула шальная мысль опрокинуть агрессоршу на диван и воспользоваться правом сильного, но брюнет пинками изгнал ее прочь. Стоит сделать малейшую ошибку, и всему конец. Красавица поднимет шум, позовет охрану, и разразится грандиозный скандал. О романе точно придется забыть, а возможно и чем-то большем.

Осчастливив еще одной затрещиной, Кара ловко развязала галстук, пересела верхом и принялась неторопливо расстегивать пуговицы светло-голубой рубашки. Семен, затаив дыхание, наблюдал за этим процессом. Чтобы снова не спровоцировать вспышку брани, он сцепил руки на затылке и полностью отдал инициативу в ручки чаровницы. Натянувшаяся ткань ставших тесными брюк недвусмысленно выдавала возбуждение.
Резко распахнув рубашку, девушка потеряла равновесие и уперлась ладошками в твердую грудь мужчины.

– Большой парень… – восхитилась она, постучала костяшками по грудным мышцам и со смехом нелогично добавила. – Колобок, колобок, я тебя съем…

Ее лицо склонилось над Семеном, острые зубки прикусили основание шеи, а руки скользнули под рубашку. Крепкая девичья грудь прижалась к его торсу, и… мир померк.


------------------
Продолжение следует


Рецензии