5 глава. Неизвестное наследие

                С А Г А
                Перекрёсток  Вселенных.

                Эпизод 1. Шестнадцатый артефакт.


                5 глава. Неизвестное наследие.


Никто не знает, что было до нашего появления.
И никто не узнает, что будет, когда мы перестанем существовать.
Лишь сама земля может нам поведать великие тайны,
Но только тогда, когда этого пожелает сама...

Карон Фир.



  Тёмная ночь. Меркли звёзды. Их медленно заслоняли тучи, ползущие со стороны южного континента Моренор. Взволновалось Восточное море. Волны с неистовой силой бились о крутые скалы острова Зарэн, который находился от Моренора в нескольких милях. Лунные лучи беспомощно пытались прорываться сквозь густой покров грозовых туч, но их старания были напрасны. В море разыгрался шторм. Засверкали молнии в грозовом покрывале, озаряя его яркими вспышками изнутри. Громкий звук раскатов грома уносил в даль штормовой ветер. С неба плотной завесой полилась вода. Короткие сполохи молний отражали свой свет на стенах замка Вадэун, из окон которого исходило яркое белое свечение, и доносились голоса.
  В огромном зале открылся портал. Из его белого света вышел человек с зелёной тканью в руках. Он еле стоял на ногах, а изо рта струилась кровь. Человек сделал несколько шагов и замертво упал на пол. В его спине торчала эльфийская стрела. К нему подбежали несколько монахов, одетых в синие балахоны, и два старца, цвет одеяний которых был такого же цвета.
- Нельзя было посылать его одного. – Произнёс один из стариков с жалостью, сочувствием и скорбью в голосе. – Бедняга Арис.
- Палландо, он сам вызвался. – Ответил ему другой старик. - Когда мы готовились к поискам осколков сердца короля-чародея, все прекрасно знали, чем это может грозить.
- Да, Алатар, знали. Но он был так молод. Кому-то из нас нужно было пойти с ним.
- И тогда мы ничего не смогли бы добиться. Только всё Средиземье узнало бы о нашем присутствии, а после и о наших делах.
- Наверное, ты прав. – С досадой произнёс Палландо.
- Да, прав. – Подтвердил Алатар и добавил. – Мне также его жаль, как и тебе, мой друг.
- Что это за лоскут ткани и него в руках? Ткань эльфийская, как и стрела в спине. Давайте положим беднягу на стол. – Сказал Палландо.
  Алатар подошёл к бездыханному трупу и сломал стрелу. Монахи и оба старца бережно взяли тело и перенесли его на деревянный стол у стены. Палландо разжал пальцы мертвеца и освободил лоскут зелёной ткани из его руки. Старец развернул ткань.
- Смотри, Алатар, Арис принёс нам его. – Произнёс Палландо.
- Да, это оно. И его осколки соединились.
- Смерть невинного помогла сердцу восстановиться, как и говорилось в давно забытых сказаниях.
- Ты прав, мой друг. – Подтвердил Алатар. – Теперь мы сможем контролировать все порталы, о которых знали и даже те, о которых мы не знали совсем.
- А как же браслеты? – Спросил один из монахов.
- Браслеты пока ещё нужны. – Ответил Алатар и добавил. – С помощью браслетов мы могли открывать и закрывать порталы, но мы не могли их контролировать. Порталы удивительны и нами ещё полностью не изучены. Мы мало о них знаем и не знаем, сколько их ещё существует и куда они нас могут привести. Ещё, что интересно, так это то, что они нестабильны. Почему? Нам это тоже неизвестно. Над ними властвует какая-то нам неведомая сила. Что остаётся тоже загадкой. Но скоро, я думаю, мы эту загадку сумеем разгадать.
- Конечно, лучше рано, чем поздно. – Проворчал Палландо.
- Друг мой, всему своё время. Теперь у нас есть сердце короля-чародея, и я думаю, что оно поможет нам обрести контроль над порталами. Это увеличит шансы на успех.
- А что кольца? Тириас уже их ищет? Он в Мордоре?
- Нет. И да. Тириас сам в Мордор не отправился. Это было бы очень подозрительно. Вместо него ищет кольца его сын Алтарис. А я с нашей стороны послал ему на помощь двух наших людей. Они наверняка с Алтарисом  уже занимаются поисками колец. Они скоро будут у нас. Хватит об этом. Займитесь телом Ариса. Позаботьтесь о нём, как того полагает обычай. – Сказал Алатар монахам. Люди в синих балахонах взяли мертвеца со стола и вынесли из зала. Палландо положил каменное сердце короля-чародея с тканью на стол.
- Что будем с ним делать?
- Всё просто, друг мой. – Ответил Алатар и приказал монаху. – Нажми на рычаг в стене.
  Юноша подошёл к стене с окнами на север и между оконных проёмов нажал на чуть выступающий камень. Послышался грохот где-то там под полом. Звук шума был глухим и следовал откуда-то снизу, а потом он стал чуть громче, а затем ещё и ещё. Что-то поднималось вверх. Вдруг за аркой портала расступились каменные плиты и убрались вниз, образовав небольшую круглую дыру в полу, и из неё поднялся вверх невысокий, цилиндрический, мраморный камень чёрного цвета. На его поверхности были видны очертания рун. Каменный цилиндр остановился, когда круглая плита, поднимающая его на поверхность, слилась с поверхностью пола.
- Обелиск? – Спросил Палландо.
- Да! – Подтвердил Алатар.
- Откуда он?
- Сейчас это не важно. Главное, что мы знаем то, что такие же обелиски стояли в башне Минас-Моргула, между колонн с колдовскими сосудами, в которых были осколки сердца короля-чародея. Эти обелиски стояли там не просто так. И вот один, из подобных им, теперь у нас. Палландо, положи сердце на обелиск. – Произнёс старший синий маг. Его просьба была выполнена. Алатар опять обратился к Палландо. - Сейчас мы обретём великую мощь, раскрыв всю силу каменного сердца и обелиска. Мы сможем контролировать все нам известные порталы. И может быть, сможем найти те, о которых не знаем. Стань напротив меня, протяни руки к сердцу и повторяй за мной.
  Алатар начал читать заклинание на чёрном наречии. Палландо вторил ему, но нечто подсказывало, что это добром не закончится. В каменном сердце зашевелилась тёмно-красная туманность, которая  стала излучать свечение. Оно набирало световую силу,  вырывающуюся изнутри. Камень стал пылать ярко-кровавым цветом, который озарил собой весь зал. Из сердца короля-чародея послышался голос, а вернее крик. Его звук становился громче и вот он стал совсем невыносим и ужасен. Синие маги и монахи пали на пол, закрыв ладонями уши. Они кричали от ужаса, который холодил кровь в жилах, а их тела бились в судорогах, как будто в предсмертной агонии. Ужасный крик прекратился. Чёрный, мраморный цилиндр выпил душу из монаха, который коснулся до него рукой, и руны загорелись ярким, кровавым светом. Появились тонкие, извилистые линии, которые соединили руны между собой. Вокруг обелиска закружилась тонкая ткань прозрачной ярко-красной энергии. Она сфокусировалась над цилиндром и ударила в арку портала. Старцы и монахи с великим трудом встали с пола и смотрели на это зрелище. И вдруг произошло то, чего синие маги и монахи совсем не ожидали. Призрак Исильмо вышел из портала в зал, где они находились, и направился к мраморному камню, на котором ярко светилось его сердце. Король-чародей издал ужасный крик. Все опять повалились на пол, корчась в агонии. Призрак забрал сердце с обелиска, дотронулся к нему призрачной рукой, и скользнул обратно в портал, который сразу за ним закрылся. Руны на цилиндрическом, мраморном камне потухли, и чёрный обелиск рассыпался в пыль. Всё стихло. Синие маги и монахи стали постепенно приходить в себя от пережитого кошмара.
- И что теперь будем делать? Ты знаешь, кого мы вернули? И посмотри, что сделал обелиск с одним из наших учеников? – Возмущённо произнёс Палландо, обратившись к Алатару. Тот сидел на полу, взявшись за голову руками, и корил себя:
- Что я наделал?
- Да, что мы наделали? – Вопросительно подтвердил Палландо. – И как нам теперь всё исправить? Ты знал, что мы можем возродить и освободить дух, одного из самый страшнейших врагов?
- Нет, не знал, но опасался этого. Я не знал, что это может произойти именно так. Ведь из этих камней-кристаллов назгулы и чернокнижники Минас-Моргула черпали свою колдовскую силу. И там-же был один из порталов, который они открывали при помощи обелисков. И я думал, что и мы это сможем.
- Ты обезумел, мой друг. Твоя жажда контроля пересилила бдительность и осторожность. Ты никогда так раньше не поступал. Прежде чем нечто сделать, ты всё внимательно изучал, а потом взвешивал все “за” и “против”, а только потом решал делать или нет. Что стало с тобой, пока я отсутствовал здесь и был в поисках новых претендентов в наш орден на юге и востоке Средиземья? Что теперь будет?
- Не волнуйся. Мы попытаемся всё исправить. И я найду способ уничтожить дух Исильмо окончательно и бесповоротно.
- И как?
- Нам нужно вернуть его сердце.
- Ну, это у нас никак не получится.
- Получится, если мы найдём кольцо власти, которое принадлежало королю. Он почувствует его и сам придёт за ним.
- И что дальше?
- Ещё нам понадобится меч его сына, которым был убит Исильмо. Но где его найти? Ведь Нуменор давно покоится на дне океана.
- Вот потому я и говорю, что у нас ничего не выйдет.
- Но ведь должен быть хоть какой-то способ?! И если я найду его, то нам нужно быть возле саркофага короля, чтобы пронзить его тело этим клинком. Но и это ещё не всё, ведь нужно не просто вновь разбить сердце короля-чародея. Нам нужно найти нечто особенное, что сможет убить его душу.
- Ну, о кольце понятно. Поисками кольца Исильмо и другими занимается Алтарис с двумя нашими монахами. Но чем мы сможем уничтожить его дух?
- В том и вопрос. Возможно, что Тириас нам поможет разрешить эту проблему. Он ведь очень многое знает. Это дело мы поручим ему. Он уже занят поиском летописи Майрона. Может быть в этой книге и ответ найдётся. Но вот природу и принадлежность обелиска, я ещё не совсем понял. Хотя, догадываюсь. Да, я почти это понял. Нам бы ещё один такой достать, а лучше несколько. – Произнёс задумчиво Алатар, глядя хмурым взглядом в окно, которое выходило на север.
  Шторм бушевал, как и раньше. Волны с неистовой силой разбивались об крутые скалы острова Зарэн. А в глазах синего мага отражались вспышки ярких молний, которые исходили из густого, чёрного покрова туч и яростно вонзались в высокие волны Восточного моря.
- Если пользоваться этими обелисками, то среди нас совсем скоро никого не окажется в живых! Подумай об этом, Алатар! – Возмущённо произнёс Палландо и ушёл из зала прочь.

                *          *          *

  Те места, где несколько лет назад было плато Горгорот, освещали редкие лучи солнца, которые пробивались сквозь рваные угарные тучи, исходящие из недр Ородруина. Роковая гора уже не бушевала так сильно, как раньше. Резкие порывы ветра метали в разные стороны мелкие частицы вулканического пепла. Воздух был затхлый и душный, даже ядовитый. Но с востока Мордора веяли и другие ветра, которые своей свежестью впивались в удушающий поток здешних, пустынных ветров, постепенно растворяя ядовитый смрад в небытии. Горгорот уже не был таким, как ранее. На месте пустынной равнины была впадина огромных площадей, в которую с разных сторон врезались глубокие трещины. Почти вся долина провалилась в бездну, глубину которой не было видно. Там царила кромешная, пустая тьма. Редкие, солнечные лучи не достигали дна глубокой, чёрной и обширной пропасти. Они скользили лишь по её краям. Где-то там, на дне глубокой впадины, при свете факелов блуждали трое. Обломки чёрной башни Барад-Дур покоились на склонах бездны и на её дне. Алтарис и двое синих монахов – Занэрим и Одэрим среди груды обвалившихся во мрак руин искали Великие кольца власти, которые хранил у себя Саурон. Они хором произносили поисковые заклинания, чтобы найти древние реликвии. Кольца, хоть и утратили свою силу, но должны были откликнуться на зов. К сожалению этого не происходило. Несколько месяцев были потрачены впустую. Обессиленные безрезультатными поисками, Алтарис, Занэрим и Одэрим решили сделать привал. Загорелся огонь в круге небольших камней, который озарял лица путников-следопытов ярким, тёплым светом. Сухие ветки трещали, и этот звук ласкал слух Алтариса и монахов, тем самым даря душевное спокойствие и маленькую надежду на то, что их поход будет не напрасным. Каждый достал из своей сумы что-то съестное. Алтарис жадно откусывал маленькие кусочки черствеющей лепёшки, и медленно пережёвывая, запивал водой. Еды и воды у каждого осталось совсем мало. Этого даже могло не хватить на обратный путь. Алтарис задумчиво смотрел на пламя костра. По его взору можно было понять, что он почти утратил надежду найти кольца власти, ведь они обыскали здесь всё, что только можно было обыскать. И что делать дальше и как быть?! Молодой майа не мог этого сообразить, как и оба монаха. Его бледное лицо принимало тёплый свет костра, а белый, длинный волос отблёскивал, переливаясь в нежном, желтоватом цвете.
- И что нам делать дальше? Куда идти и где искать эти проклятые кольца? – Спросил Занэрим у Алтариса.
- Не знаю. Мы перевернули каждый камень везде, где только можно.
- Но я слышал, про огромную сеть тоннелей, которая проходила в горных цепях, под ними и под всей территорией Мордора. Этот огромный лабиринт уходит очень глубоко под землю.
- Да, Одэрим. Ты прав. Эти ходы существуют, но многие из них разрушены обвалом и ко многим тоннелям доступ навсегда закрыт. Их засыпало, когда плато Горгорот рухнуло вниз и их больше не найти.
- Как и кольца. – Уныло произнёс Занэрим.
  На миг лицо Алтариса засияло, как будто он что-то вспомнил.
- Да! Подземный лабиринт – это самое надёжное место для хранения ценных реликвий. И чем глубже то место, где всё это хранится, тем надёжнее его сохранность. Думаю, Саурон это прекрасно понимал и не стал бы хранить такие ценные для него вещи, как кольца, в Барад-Дуре. Он спрятал бы их гораздо глубже и дальше, куда добраться, возможно, только ему. А самое глубокое место лабиринта было под солёным озером Нурнен.
- Ты прав, Алтарис. – Произнёс Одэрим, но с досадой подметил. – Вот только озера там уже нет. Оно перестало существовать после обрушения земель Мордора. Теперь там также глубоко и темно, как здесь. И может быть даже глубже, чем здесь. Мы это видели сами, когда направлялись к тебе… - И тут монах замялся. – Но по пути мы там заметили нечто.
- Что заметили?
- Из бездны вырывалось некое свечение. Оно появлялось и гасло. – Ответил Одэрим.
- Похоже, что оно исходило с одного из тоннелей лабиринта. – Добавил Занэрим и продолжил. – Но это было настолько глубоко, что это свечение было едва заметно, а на поверхности его, наверное, и вовсе не заметить. Мы хотели спуститься туда и посмотреть, что это такое, но спуск туда занял бы не один день, а мы спешили к тебе. И потому мы пошли дальше. А про далёкое свечение хотели рассказать тебе при встрече, но позабыли из-за этих поисков колец.
- Позабыли они. – Проворчал майа. – Из-за вашей забывчивости мы потеряли уйму времени, почти все силы и еда с водой на исходе. Давайте сейчас отдыхать. Ложитесь спать, а я побуду в дозоре. После отдыха мы отправимся туда.
  Одэрим и Занэрим улеглись на сыром, каменистом грунте, повернувшись спинами к костру. Прошло несколько минут, и они уснули крепким сном. Тишину нарушало их сонное дыхание. Алтарис подкинул несколько сухих веток и задумчивым взглядом смотрел на яркие языки тёплого пламени. Мысли майа вертелись в голове, рождая новые вопросы вперемешку с догадками. Его тоже клонило в сон, но он старался не поддаваться усталости. Он встал и походил вокруг огня, не отрывая от него взгляд. Затем присел на прежнее место, достал из сумы флягу с водой и сделал пару глотков. Живительная влага обволокла его горло, и Алтарис почувствовал, как ему стало немного легче дышать в этом сыром и тёмном месте.

                *          *          *

  Руины Минас-Моргула освещал солнечный свет. Дневные лучи скользили по развалинам, но не могли их согреть своим теплом. Разрушенные стены города-крепости их просто отталкивали от себя, как бы говоря о том, что свету здесь не место. Руины не могли понять и принять то, что власть тьмы здесь закончена навсегда. Скверна чёрного колдовства, которой был пропитан даже воздух, постепенно рассеивалась под неумолимым натиском заклинаний очищения, исходивших от лесных эльфов.  Их светлые голоса протяжными звуками, похожими на пение, пронзали собой всё, что было вокруг. Леголас  с Трандуилом находились внутри разрушенной башни. Сын лесного короля бродил вокруг, а повелитель Эрин Ласгалена стоял возле одного из пяти обелисков и вдумчиво смотрел на него. Вдруг к нему с вопросом подошёл Леголас:
- Что это, отец?
- Я пока ещё точно не знаю. Вернее знаю, но сомневаюсь.
- И в чём ты сомневаешься? Поделишься со мной?
- Видишь ли, Леголас, эти обелиски очень древние. Они старше нас с тобой и всех эльфов вместе взятых.
- Ничего себе! И что же это такое?
- Эти мраморные цилиндры, если верить древним сказаниям, создал брат-близнец Саурона.
- У Саурона был брат?
- Да. Это было очень и очень давно, ещё в эпоху Великих светильников. – Трандуил остановился и вновь погрузился в раздумья, взяв себя ладонью за подбородок.
- Отец! – Окликнул его Леголас.
- Ах, да! Я задумался опять. – Очнулся Трандуил и продолжил рассказ. – Эти обелиски создал Альтим, брат-близнец Саурона или Майрона, как его звали тогда. Никто не знал, зачем и с какой целью были созданы эти мраморные камни.
- Но почему?
- Просто ими воспользоваться не успели. Когда Мелькор уничтожил Великие светильники и остров Альмарен исчез в глубинах Великого моря, то вместе с ним подводу ушли и эти обелиски. Тогда-же погиб и Альтим, который их создал. Я слышал ещё то, что брат Саурона создал ещё нечто. – Трандуил указал Леголасу на арку-портал. – Да, это порталы. Они были созданы по всей Арде для мгновенного передвижения валар в любую часть мира. Порталами тоже не успели тогда воспользоваться. Их даже не смогли привести в действие из-за того, что обелиски были утрачены. Как мне известно, эти мраморные камни являются ключом к открытию того портала, перед которым они поставлены и ему же принадлежат. Это, как связь ключа с замком в двери. Обелиски не успели расставить перед порталами и потому их не смогли открыть. После разрушения Альмарена, мир очень изменился и практически все порталы были утрачены, как и обелиски.
- А как же этот портал и обелиски вокруг него?
- Ну, видимо этот портал, и рунные цилиндры являются одними из тех утраченных. Хотя не похоже, что это так. Посмотри внимательно. На арке и на обелисках есть руны, но они совсем не такие, как на древних. Здесь руны чёрного наречия, а на тех вратах и мраморных камнях, на сколько можно верить сказаниям давних времён, они были на валмаре. В таком случае напрашивается простой вывод, что эти врата и обелиски были созданы гораздо позже, чем оригиналы. И возможно, что создатель этих копий был сам король-чародей. И так-же возможно, что идея создания принадлежит Саурону, который знал о существовании их предшественников, в отличие от назгула.
- Так об этом ты думал? И это твои сомнения?
- Да. Именно об этом. Вот только есть одно “но”.
- Какое?
- Когда были похищены осколки сердца короля-чародея, портал открылся, но руны на арке портала и на обелисках не светились. Это говорит о том, что они не были активны, как ранее. И так же это говорит о том, что портал был открыт при помощи нечто другого.
- Нечто другого? – С удивлением переспросил Леголас.
- Да, другого. Тот человек, прежде чем перевоплотиться в белый дух, был неподалёку от меня и осколков. Он ждал, когда все кристаллы будут в одном месте. Я совсем не придал тогда этому значение, но я видел, как содат что-то перебирал у себя на запястье, похожее на браслет. Браслет был из небольших чёрных, мраморных камешков в серебряной оправе, а на них были руны, но не такие, как на обелисках и арке. Они были похожи на руны валар.
- Ты думаешь, что браслет привёл в действие портал?
- Да.
- Но если ты всё заметил, то почему не помешал этому человеку?
- Я не успел среагировать. Всё произошло довольно быстро. Ты и сам это знаешь.
- Знаю. Но я успел пустить ему вслед стрелу.
- Интересно, достигла она своей цели или нет?! - С ухмылкой на лице произнёс Трандуил, но выражение его лица резко изменилось и он продолжил свою мысль вслух. - Ну, да ладно об этом! Я заметил то, что портал открылся всего лишь на несколько секунд. Это говорит о том, что браслет не может держать открытым его очень долго. Значит, кем бы он ни был, он не может контролировать портал полностью. Остаётся вопрос, который пока без ответа. Кем был этот человек на самом деле, и есть ли ему подобные среди нас в данный момент? Будь на чеку, Леголас! Такие, как он, могут быть где угодно и кем угодно. По крайней мере, я так думаю. Ведь ему очень хорошо удалось выдать себя за воина Гондора. И боюсь, что мои опасения не напрасны. Но про то, что здесь произошло, Арагорн узнать не должен. Об остальном я позабочусь сам.
- Да, отец. – Ответил Леголас.
- Вот и хорошо. – Одобрил Трандуил и обратился к эльфам и людям, которые находились с ними в разрушенной башне. – Возьмите обелиски и вынесите их наружу.
  Несколько людей и эльфов подошли к обелискам. В этот момент послышался шёпот голосов, который исходил непонятно откуда. Трандуил уловил его и пытался понять его, но голоса были настолько смешаны между собой, что он не мог различить, о чём они говорят. Леголас с тревогой в голосе обратился к Трандуилу:
- Этот шёпот я слышал и раньше!
- Когда? – Спросил сына Трандуил.
- Когда Арагорн нашёл первый осколок сердца.
- И почему ты мне не сказал?
- Я думал, что и ты его тогда слышал и не стал тебе говорить.
- Нет, не слышал.
  В этот момент руны на обелисках загорелись кровавым светом. Чёрные, мраморные камни поглотили в себя души тех, кто к ним прикоснулся, выполняя указание короля Трандуила. Несколько бездыханных тел упало на каменный, холодный пол разрушенной башни.
- Что происходит? – Послышались возгласы с разных сторон. Люди и эльфы, которые не успели дотронуться к обелискам, в страхе отпрянули от них. Трандуил обнажил меч и приготовился к возможному нападению. Леголас натянул тетиву лука и направил остриё стрелы в сторону портала. Энергия кровавого цвета вырвалась из обелисков и ударила в арку. Портал открылся, но никто из него не выходил. Эльфы и люди тоже приготовились к обороне.
- Ну, и где незваные гости? – Произнёс Трандуил с нотой ожесточённости в голосе.
- А может никто не собирается сюда приходить? – Вопросительной догадкой поделился Леголас и продолжил. – Это не визит!
- А что? – Встревоженно спросил лесной король, глядя на сына и его решительное выражение лица.
- Это приглашение! – С ухмылкой на лице ответил Леголас. Трандуил в этот миг понял, что собирается сделать его сын, и на его лице отобразился ужас. Король Эрин Ласгалена не успел ничего сказать и тем более сделать, как Леголас сложил лук и бросился в портал с обнажённым мечом в руке. Мимо Трандуила пронеслось несколько людей и эльфов с обнажёнными мечами, которые устремились вслед за его сыном. Лесной король опомнился и хотел устремиться за ними, но руны на обелисках и арке погасли. Энергия портала иссякла и он закрылся. Король выронил меч из рук. Он стоял перед пустой аркой с печальным и растерянным выражением лица, которое резко сменилось гневом. Он поднял меч и вышел тяжёлой, властной поступью из руин башни.

                *          *          *

  Алтарис, Одэрим и Занэрим шли друг за другом в кромешной тьме уже несколько недель. Дальний путь их неимоверно измотал. Почти закончились припасы и вода. Если сэкономить, то еды хватит на пару дней, а воды всего лишь на день. Мрак угнетал, а дорога была такой долгой, что им начало казаться, будто они ходят кругами. И не мудрено, ведь им приходилось спускаться и подниматься, идти вперёд и возвращаться. Здесь не было проложенных дорог и протоптанных тропинок. Майа и монахи шли там, где было возможно пройти. Они настолько углубились во тьму, что если посмотреть наверх, то увидеть небо было практически невозможно. Всё потому, что солнечный свет из-за покрова угарных туч Ородруина лишь иногда прорывался, чтобы хоть немного коснуться какой-нибудь поверхности в Мордоре. Чёрные тучи редели, но для тех, кто находился на дне гигантского провала, это было совсем незаметно. Занэрим увидел впереди небольшое ровное место и ускорил шаг, опередив своих спутников. Он достиг цели, сбросил с себя снаряжение на землю и грузно присел.
- Ну, хватит на сегодня. Привал. – С усталостью произнёс Занэрим.
- Да. – Согласился с ним Алтарис и также расположился на почве из мелкой, каменной крошки.
- Я ужасно устал, да так, что не пойму, у меня всё тело или болит, или занемело. – Изнемогающим голосом произнёс Одэрим.
- Запасов у нас почти не осталось. – Уныло заметил Занэрим.
- А до того места, где вы видели свечение, ещё далеко? – Спросил Алтарис.
- Если честно, то я уже и сам не знаю. После такого длительного пребывания во тьме, кажется, что дорога с востока к руинам Барад-Дура была намного короче и проще. Может быть, мы даже прошли то место. – Ответил Занэрим.
- Да нет. Не думаю. – Возразил Одэрим. – Просто тогда мы шли, держась поверхности провала, а сейчас мы уходим в его глубь, да ещё и петляем то туда, то сюда. Вот тебе и кажется, что мы прошли то место.
- Может быть ты и прав. – Согласился Занэрим и добавил. – Давайте поедим и отдохнём хоть немного, а там видно будет.
- Да, давайте. – Почти в один голос сказали Алтарис и Одэрим.
  Лепёшки превратились в сухарики, и воздушное пространство тьмы вокруг майа и монахов наполнился их хрустом на зубах. Немного подкрепившись, они легли на каменистую, холодную почву и уснули. Прошло около суток, но это время пролетело, как одна секунда, особенно для тех, кто просто смертельно устал от дальней дороги. Алтариса разбудила еле заметная дрожь земли и какие-то голоса, шёпот которых доносился откуда-то снизу. Будучи в сонном состоянии и приоткрыв глаза, майа встал на ноги и повернулся в сторону голосов. Он взял факел и направился в сторону шёпота. Альтарис еле успел заметить, что под его ногами поляна, где они расположились, резко закончилась, а за ней глубокий обрыв. Он остановился и увидел там один из ходов подземного лабиринта. Из него был виден яркий, но далёкий свет. Майа подбежал к монахам и начал их будить.
- Эй, быстро вставайте! Просыпайтесь!
- Что? Что случилось? – Сквозь сон наперебой спросили они его.
- Идёмте со мной! Это свечение вы видели тогда?
  Сон Одэрима и Занэрима, как ветром унесло. Монахи схватились с мест и побежали за Алтарисом, прихватив с собой факела.
- Да, это оно! – Подтвердил Одэрим.
- Наконец-то  мы нашли это место, а я уж подумал, что мы его прошли. – С облегчением вздохнул Занэрим.
- Ну, я же тебе говорил, что оно где-то здесь, а ты всё ворчал, что это не так. Теперь сам видишь. – Последовал укор от Одэрима в сторону Занэрима.
- Хватит спорить. – Оборвал ненужный диалог Алтарис и произнёс. – Нам нужно как-то туда спуститься. Давайте поищем путь туда более-менее пригодный для спуска.
  Факела замелькали по периметру ровного участка грунта, где несколько минут назад отдыхали майа и два синих монаха. Свет пламени освещал всё к чему смог дотянуться. И вот показалось нечто похожее на труднопроходимую тропинку, которая уходила глубоко вниз и извивалась, как змея.
- Кажется, я нашёл нужный нам путь. Идите за мной. – Позвал Алтарис  монахов, и они начали спускаться вниз.
  Тропинка виляла в разные стороны. Она пролегала между огромных каменных валунов, но вот почти упёрлась в отвесную скалу, а затем резко ушла в сторону, и майа с монахами шли по ней почти над самым краем глубокой, бездонной пропасти. Откуда-то сверху быстрым потоком лилась вода. Каменистый грунт под ногами был сырым, а иногда ноги вязли в грязи. Занэрим поскользнулся и чуть не полетел в пропасть. Его успел схватить Алтарис. Монах от испуга выронил факел и тот полетел в глубину мрака, еле освещая светом огня стены пропасти. Они что-то хотели сказать  друг другу, но не успели. Прозвучал крик, на который оба обернулись. Одэрим сорвался вниз, а его факел остался лежать на сырых камнях. Занэрим застыл в ужасе. Алтарис поднял факел Одэрима и отдал спасённому монаху, обратившись к нему со следующей фразой:
- Идём дальше. Жаль его, но видно такова его судьба. Смотри, куда я ступаю, и иди по моим следам. Осталось уже немного.
  Занэрим принял факел и пошёл за майа, ступая точно по его следам. И вот они достигли входа в тоннель, который уводил в далёкий подземный лабиринт, уводивший далеко на восток под озеро Нурнен. Он был похож на страшную, оскалившуюся пасть какого-то существа. Свет, исходивший из глубины тоннеля, стал быстро меркнуть. С потолка срывались капли воды. Алтарис и Занэрим следовали за уходящим светом, который их как будто манил за собой. Но вот крутой спуск вниз. Их ноги не слушались и скользили по сырому полу тоннеля. Резкий обрыв впереди. Алтарис чудом смог устоять на ногах и удержаться перед обрывом. Вовремя среагировав, он отклонился назад и резко отошёл в сторону. Следом за ним вылетел из тоннеля Занэрим, и майа успел его схватить за синий балахон. Дёрнув монаха на себя, Алтарис спас его второй раз за несколько прошедших часов.
- Ты меня спас ещё раз. – Запыхавшись от страха, произнёс монах. – Я тебе обязан по гроб жизни.
- Просто будь осторожен, ведь в следующий раз меня может не оказаться рядом. – Ответил ему майа и слегка улыбнулся. Монах одобрительно и понимающе кивнул.  Они увидели лестницу справа, которая зигзагами уходила вниз, извиваясь вокруг тонкой, высокой скалы. Лестница петляла в разные стороны по каменной кромке и ныряла в огромные дыры. На полпути неизвестно откуда появился тусклый свет. Казалось, что он исходит сверху или с боков. Но этого света хватило, чтобы озарить тьму. Перед взором Алтариса и Занэрима предстали древние руины. Бездна, в которой они находились, казалось, не имела конца и края. У майа от удивления чуть глаза не вылезли из орбит, а монах замер с открытым ртом. Они увидели множество разрушенных зданий, от которых практически не осталось камня на камне. Но, не смотря на всю трагичность, руины выглядели величественно. Своим мрачным видом они манили к себе. От очертаний разрушенных стен и мостов было невозможно оторвать взгляд. Было видно по расположению зданий, что город был построен на склонах древних, горных массивов, которые плавно уходили вниз. Между разрушенными зданиями лились водопады с крутых склонов каменной породы. Где они брали своё начало, различить нельзя. Но вода падала вниз, пополняя собой воды огромного озера, которое находилось в самом низу. Озеро не выходило из своих берегов, и было непонятно почему, но часть городских руин торчала из воды. Не смотря на вторжение водопадов, гигантский и глубокий водоём был абсолютно спокоен. Его вода была ужасно тёмной, даже чёрной, и на этой непроглядной глади не было ни единого всплеска даже от капель воды, которая лилась сверху по горным склонам. Озеро было похоже на чёрное зеркало, в котором отражались все линии древних руин. Среди разрушенных зданий было нечто похожее на поляны, которые очень давно имели  чёткие и правильные формы. Кажется, на этих местах когда-то были парки. Странно, но в этой подземной глуши среди руин гулял ветер, который играл с пеплом, поднимая его вверх и унося за собой. Посреди озера было нечто огромное, похожее на башню, а вернее на то, что от неё осталось. Древнее строение основанием уходило глубоко под чёрную воду. Но большая его часть, как показалось Алтарису и Занэриму, была на его поверхности. Башня была наклонена в сторону, а её огромные осколки торчали из тёмной воды и также были разбросаны среди руин. Майа и манаху показалось, что эта громадина раньше не стояла в озере, а висела над ним в воздухе. И этот вывод был сделан не просто так. О том говорило расположение пяти разрушенных мостов, одна часть которых торчала из башни, а другая часть тянулась к ней от горных склонов, где были видны пять ровных, но разрушенных поверхностей, похожих на городские площади. В свою очередь от этих мест тянулись контуры улиц, каскады ступеней и небольшие мостики. Эта картина вклинилась своим видом в мысли Алтариса и Занэрима, вырисовывая в их разуме первоначальный вид города. Но вот Алтарис увидел, куда уходит то самое свечение, за которым они гнались, и опомнился от фантазий.
- Занэрим, смотри! – Дёрнул он монаха за рукав синего балахона, как будто пытался его разбудить.
- А? – Очнулся монах.
- Смотри, говорю! Свечение исходит из башни. Значит нам туда.
- Но как мы попадём в башню?
  Алтарис ладонями легко взял монаха за голову и повернул в нужном направлении.
- Смотри внимательней. Видишь обломок моста, который тянется от башни и касается руин?
- Вижу.
- Вот так мы туда и попадём.
  Занэрим в знак согласия кивнул головой и зашагал вслед за Алтарисом.


Рецензии