Раз, раз, раз. Ремарки к первой части

http://www.proza.ru/2007/04/13-379

Необходимость в ремарках возникла в ходе окончательного редактирования, - что-то просто не очень вписывается в контекст ретроспекции, что-то до конца уточнить не удалось и пришлось остановиться на предположениях. Плюс бонусы, косвенно относящиеся к теме, и пара эпизодов от моего соавтора по второй части.

Сначала  пройдёмся  по основному тексту.

«Поющие сердца», 1980-й.
«Солист № 1 чем-то смахивает на Юрия Богатикова. В начале концерта исполняет низким баритоном несколько русских народных песен и больше на сцене не появляется.» По всей видимости это Павел Бабаков, ранее работавший в «Голубых гитарах». А его «низкий баритон» легко превращался в бас-профундо.
«Солист № 3 поёт много песен, среди которых, открывающая концерт «Зачем ты плачешь», хрестоматийный англоязычный шлягер «Чувства», незатейливая «Обманщица». Вообще-то на эту роль вроде бы просится Слава Индроков, один из самых заметных вокалистов ансамбля. Однако, Игорь Офицеров вспоминает, что когда он вернулся в «Поющие сердца» из «Голубых гитар» (а это как раз 80-й год), то «Feelings» на концертах пел Александр Неволин.
«Солист № 4 с самым высоким голосом и с виду самый молодой.» По высоте голоса вполне подошёл бы Александр Евдокимов, более всего известный по миньону Д.Тухманова «Памяти гитариста. Памяти поэта».  Однако, по словам того же Офицерова, в 80-м Евдокимова он уже не застал, зато застал Дмитрия Степанова (будущего Андрея Рублёва), как раз самого молодого в коллективе. Также с небольшой вероятностью солистом № 3 мог быть и Феликс Красиловский. На клавишных играл бородатый человек. Это или Григорий Славин или Виталий Барышников, - оба в то время работали в «Поющих сердцах». Чуть больше оснований склониться в сторону Барышникова – из-за его курчавости и круглолицости.

«Голубые гитары», 81-й.
«Бас-гитарист, он же ведущий певец» - скорее всего, Игорь Борисов (Гейзенцвейг), саксофонист, который «даже что-то поёт на манер Луи Армстронга» - Виктор Коняев, «миниатюрная крашеная блондинка» - Валерия Сёмина.

«Радуга», 81-й.
Когда объявляли состав, фамилия «энергичного соло-гитариста и певца с фиксой и бакенбардами» прозвучала примерно как «Лягин», а вот на афише руководителем значился некто с фамилией, начинавшейся на «Ш» и заканчивавшейся на «ко».

«Интеграл», 81-й.
«Два гитариста, работающие каждый по пол-концерта.» Первым вполне мог быть небезызвестный Юрий Ильченко, тем более, что в финале звучал его «Колокол». Второй – этакий лысеющий блондин, - под это описание можно подвести Александра Назарова, будущего лидера «Форума» и  «Электроклуба».  Правда, Назаров по основной специальности бас-гитарист, но, наверное, мог взять в руки и гитару. Впрочем, внешность лысеющего  блондина – слишком хлипкое основание для идентификации. Тем более,  что согласно общедоступной информации в 81-м Назаров вместе со скрипачкой и бас-гитаристкой Ириной Комаровой уже покинул «Интеграл» (пробыв в нём совсем недолго, а вот Комарова проработала там несколько лет) и влился в состав «Форварда».

«Акварели», 82-й.
 «Больше всех поёт гитарист.»  Практически со стопроцентной уверенностью можно утверждать, что это Владимир Ананьев. А вот с певицей сложнее. По воспоминаниям музыкантов, «песенки в духе КСП» исполняла Елена Волошина. А вот под внешнее описание больше подходит Галина Крылова.

«Здравствуй, песня», 82-й.
 «Худощавый, подвижный солист» это, возможно, Владимир Сутормин, во второй половине 80-х пытавшийся сделать сольную карьеру.

«Голубые гитары», 83-й.
«…небольшая вариация на классическую тему, солирует гитарист.» Практически нет сомнений, что это Сергей Цирес.

«Савояры», 84-й.
«На саксофоне – Евгений Жданов. Он же исполняет единственный англоязычный номер как певец.» Не исключено, что «единственный англоязычный номер»  - «довесок» к песенке про мальчика с мячиком, незатейливо названной «Рок-н-ролл» и попавшей в фильм «Шапка Мономаха». Во всяком случае на некоторых записях можно услышать её именно в таком виде.

Сергей Сарычев, 84-й.
«Нет гонке ядерных вооружений» - именно так Сарычев объявил первую песню, которая обычно называлась  просто «Гонкой».

«Индекс-398», 85-й.
«Затем – ряд  номеров «полегче», среди которых регги «Мой корабль» гитариста и певца группы Виктора Кудрявцева.» Вскоре В.Кудрявцев войдёт в состав «Савояров», а «Мой корабль» перекочует в их репертуар.

«Красные маки», 85-й.
На бас-гитаре, похоже, играл Дмитрий Рыбак. А вот был ли он годом раньше на сцене Зелёного театра, трудно сказать..

«Электрон», 85-й.
Знаменитый сёрфовый «Электрон» когда-то работал в Тульской филармонии. Можно предположить, что наш, похожий на заводскую самодеятельность «Электрон» его формальный правопреемник.

«Круг», 88-й.
«Певец Михаил Файнзильберг, бас-гитарист и певец Владимир Васильев, клавишник и певец Евгений Гетманский и другие.» Трудно сказать, был ли среди «других» певец Валерий Живетьев, - что-то такое вертится в памяти…  «А какое не пойму» - кто не помнит, это ключевая фраза из песни Тухманова «Что-то  есть в тебе такое», записанной Живетьевым ещё в составе «Цветов» как раз вместе с Васильевым и Файнзильбергом.

«Вежливый отказ», 88-й.
«В финале  -  «Пыль на ботинках».  Действительно, номер с рефреном «Пыль на ботинках»  был завершающим. Однако, в альбоме «Пыль на ботинках» нет одноимённого трека. Нет его и в других альбомах «Отказа».

Теперь бонусы.
 Ансамбли, игравшие на школьных танцевальных вечерах как-то не очень вписываются в рамки концертной жизни, но в ремарках о них вспомнить можно. К тому же их выступления, кроме, пожалуй, последнего, были увидены и услышаны в как бы  концертном формате.
Осень 80-го. Ансамбль, приписанный к заводу «Электроприбор», выпускающему катушечные магнитофоны «Астра». Два и гитариста и бас-гитарист. Кто-то из них поёт. Или все сразу. За барабанами сначала сидит скромный парень в «мастерке». Потом появляется видимо опаздывавший штатный барабанщик. На нём кожаный пиджак и очки в модной оправе. Касательно репертуара могу сказать, что  «кавер-версиии» именно этих ребят стали первым моим знакомством с песнями пресловутой «Машины времени», из которых конкретно могу вспомнить только «Битву с дураками». Ну а ближе к финалу – обязательные на подобных вечеринках «Поспели вишни» и «Эх, Одесса».

Скорее всего, осень 81-го. Ансамбль «Форсаж» из то ли «Воронежстроя», то ли какого-то входящего в него треста. Фронтмен (гитарист и вокалист) – взрослый дядька, как тогда казалось, с мулявинскими усами. В программе – «Машина» (точно были «Скачки», ещё возможно «Марионетки» и «Поворот»), «Вот и всё» Антонова, «Мама Мария» на итальянском, ну и кульминация вечеринки – «Волчок»  только-только возникшего «Круиза».  А ещё могу вспомнить песню «Варьете» со словами «Фигуры стройные как лилии цветут», происхождение которой с тех пор установить так и не удалось.  Ну и непременный «блатной» блок. Пожалуй, именно «Форсаж» звучал слаженнее и драйвовее среди всех, здесь названных. В составе кроме фронтмена – гитарист, бас-гитарист и барабанщик.

82-й, скорее, весна, а не осень. Ансамбль из политехнического института. Точно не помню, но, возможно, с клавишником в составе. Поёт гитарист – невысокий субтильный блондин в кожаном пиджаке. «Поворот», «Марионетки», «Прости, земля», «Наше лето» Бориса Рычкова...

Июнь 83-го. Выпускной. Ансамбль «Айболит» из мединститута. Самый слабый и архаичный. С «Малиновкой» в репертуаре.

Вообще самой известной самодеятельной группой в Воронеже начала 80-х были «РКД-80». Именно известной, о популярности вряд ли можно было говорить всерьёз. Расшифровывалась аббревиатура как «рок-кантри-диско», 80 – год создания. Базировались ребята в Политехе. Помню рекламу их выступления на какой-то тусовке в цирке. Присутствовал аж на паре  таких тусовок.  А вот с ними или без них – хоть убейте меня, забыл. Поэтому на всякий случай расскажу то, что помню. Организатор или в одном случае, или в обоих – бюро молодёжного туризма «Спутник».  Первая – осенью 81-го. В фойе, на первом этаже продаются «дефицитные» пластинки. Мне тогда удалось купить Мэнфреда Мэнна и «Бони М». Там же играет самодеятельный ансамбль.  На втором этаже – уже другой ансамбль. Из того, что происходило на арене, помню только некую «торжественную часть»  и цирковое представление (какое именно, уже не помню). Вторая тусовка это где-то 83-й или 84 год. Здесь вообще кроме театра миниатюр «ВИСИлей»  (ВИСИ – Воронежский инженерно-строительный институт) ничего вспомнить не могу. Не исключено, что я что-то напутал, и «РКД» тут вообще не при чём.
Пара «интерлюдий» с участием местной самодеятельности попала в последнюю редакцию основного текста. Остальные же или стёрлись из памяти, или изначально были несущественными.

Ну а теперь обещанные эпизоды от Сэмогона, который на рубеже 80-х и 90-х  делал первые шаги в качестве зрителя.
25-е октября 89-го, Александр Розенбаум в «Юбилейном». Гастроли с 20-го. Начинает бард с объявления, что концерт «зелёный», то есть последний перед отбытием из города, а, значит, длящийся больше обычного. В нашем случае это три с лишним часа. Несколько блоков из «блатных» (с непременной «Гоп-стоп»), «казачьих» и «военных» песен. На «Чёрном тюльпане» зал встаёт, вспыхивают зажигалки. Небольшой дивертисмент, в котором выходит другой артист и что-то исполняет на рояле или под рояль.
90-й, 2-е мая. «Полтинник». Второй из двух фестивальных рок-клубовских концертов с участием «почётных гостей». Воронеж представляют «РКД-80» (те самые). Гости – «Чайф» и Настя Полева (группа «Настя»).
Настя в галифе а-ля В.Бутусов. Из песен точно можно назвать только «Тацу».
«Чайф» с бессменными В.Шахриным и В.Бегуновым и с программой на основе альбомов «Не беда» и «Давай вернёмся». Публики мало, заполнены только первые ряды партера. Днём раньше «почётными гостями» были «Телевизор» и «3,7,Т».


Рецензии