Взрослые игры

        Двери супермаркета с шумом разъехались и сомкнулись за спиной Марины. Время обеда ещё не закончилось. Коллеги с её работы разгуливали по небольшой площади перед магазином. Никто не спешил. Внезапно перед ней, забежав из-за спины, встал бомж. Мужчина оказался высокого роста. Загородил дорогу на несколько секунд, глядя поверх головы молодой женщины. Она задохнулась:

- Фу-у! Напугал как!

Бомж перевёл взгляд на лицо Марины, продолжая молчать. На его лице были ссадины, царапины, волосы в клочьях.

  Марина поборола страх и неприязнь. В осанке разглядела военную выправку, которая вырисовывалась даже сквозь грязную одежду. Кровоподтеки вблизи показались бутафорией. Невольно вырвалось:

- Ну и рожа у тебя, Шарапов!

Ни один мускул не дрогнул на лице мужчины. Он лишь усмехнулся и тихо шепнул:

- Наконец-то, узнала!.. Я сам тебя найду.

И скрылся в толпе. Так же быстро, как появился.

Марина вышла из ступора и медленно пошла к своему офису. Сколько лет они не виделись? Пожалуй, уже много, около десяти. Он просто однажды исчез из её жизни, перестал звонить. Не в правилах Марины было выяснять отношения. Да и обида тогда оказалась сильнее…

    Она жила в панельной многоэтажке, выстроенной на месте старых складских ангаров. Её соседями была молодая семья, глава которой работал в полиции не в участковом отделении, а в городском отделе уголовного розыска. Супруга Сергея дружила с Мариной и однажды пожаловалась, что приходится часто покупать мужу новые тренировочные штаны, которых хватало ровно на неделю. Не понятно, как проходят занятия по борьбе в спортзале полиции, но треники постоянно, буквально трещали по швам и рвались. Худющий, высокий, чуть сутулый Сергей был мастером спорта по каратэ. Он никогда не носил полицейскую форму, был похож на студента и часто дежурил в крупных магазинах города. Соседка встречала его в Детском мире, сидящим на подоконнике лестничного пролёта и беспечно болтающим с такими же молодыми людьми. Случались у него и ночные командировки «по поимке». Тогда жена Сергея не могла спокойно спать… Вот откуда Марина была в курсе о службе, которая «и опасна, и трудна». Она не спрашивала Игоря о его работе. Он иногда рассказывал о своей фирме, часто уезжал «в командировки за стройматериалами». Теперь она поняла, куда исчезал её знакомый.

    На берегу реки пару дней назад появилась новая группа бомжей. Они лежали, сбросив кроссовки и стоптанную обувь, будто загорали на грязных картонках и оборванных половиках, постеленных прямо на траве.

- Какие-то заезжие гастролёры, - сказала подруга, - не местные, не похожи на тех вонючих, которые каждый день тусуются вокруг вокзала.

- Это не бомжи. Полиция. Видно, ловят кого-то, - ответила Марина.

- С чего ты взяла?

- У них носки чистые. Ты не обратила внимания?

- Не-е-ет… - удивлённо протянула Татьяна, - мне в голову не пришло. Как ты заметила? Я только мобильный телефон видела у одного…

Среди приезжих «бомжей» был Игорь. Внешний вид у него был жуткий. Но тренированную, спортивную фигуру скрыть невозможно. Он не смотрел на Марину, если она оказывалась неподалёку.
Она понимала, что нельзя. Могла, чего доброго, поздороваться и навредить. Работа обязывала.

    За столько пролетевших лет у них была ещё одна странная встреча во время игр Евро. Марина с сыном возвращались домой на метро. В вагон вбежал высокий мужчина в камуфляжной одежде. Лицо его было измазано чёрным гримом, как гуталином у циркача Тибула в «Трёх толстяках». Загримированное лицо меняет внешность до неузнаваемости. Мужчина сел напротив и не сводил глаз с Марины. На следующей станции (это был «Университет») он нехотя вышел. Разговаривать ему было запрещено. Кем? Работой, конечно.

    Прошло недели две. Может, больше. Однажды вечером возле дома Марину окликнули. Она оглянулась. Это был Игорь. От приглашения зайти к ней он отказался, смущённо оправдываясь:

- Рано утром уезжаю в отпуск. Давай прокатимся по городу.

Автомобиль ехал по ярко освещённым улицам Москвы.
- Так как ты меня узнала? – улыбнулся Игорь, не отрывая взгляда от дороги.

- Я чувствовала, что мы увидимся когда-нибудь в будущем. Только тогда я, да и ты, выйдем на пенсии, будем шамкать беззубыми ртами и ходить мелкими шажками, опираясь на клюшки.

- Ну ты, мать, даёшь! Вот так воображение!

- Последние несколько лет твои «боевые подруги» открыто высказываются о своей ненависти ко мне. Хотя я им ничего плохого никогда не делала. У меня, понимаешь, голос, одежда и прочая дребедень не такие, как надо им. Пишу я плохо, моим рассказам место в бульварных журналах. Гнобят сплетнями и наговорами. Из девочки-отличницы их молитвами я превратилась в дебильное ничтожество.

- Хм, почему решила, что мои? У тебя проблемы? А мне как раз твой голос нравится. Я его слышу в своих мыслях много лет…

- Ты не говорил… - Марина осторожно поменяла тему, - ну, так куда мы путь держим?

- На Воробьёвы горы. Хочу взглянуть со смотровой площадки на ночной город и звёзды…

    Что же было дальше с моими героями? Читателю покажется окончание рассказа скомканным. Но тут решаю я. :) Можем только посмотреть на них со стороны. Нарисую красивый финал.

    Обнявшись, двое стояли на самом краю Вселенной. Под их ногами светились разноцветными огнями улицы любимого города, звёздный шатёр над головами уходил в бесконечность…

О чём говорили? Я не слышала, а придумывать не хочу. Это касается только их двоих.

Не знаю, встретятся ли они ещё… Жизнь – сложна и непредсказуема.

Но, наверное, росчерком пера я смогу распорядиться… Пусть они встретятся. Помогу им в этом, ведь слово материально.

 


Рецензии
Часто бывает, что счастье одних-это растоптаное счастье других.

Сергей Вебер   21.08.2021 22:11     Заявить о нарушении
Спасибо, Сергей!
Мои сообщения удаляют, не могу написать тебе

Светлана Лобова   22.08.2021 09:31   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.