Борис Кеворков неуслышанная просьба

Совершенно недавно, перебирая личный архив, я наткнулся на потрёпанный годами лист бумаги, на котором бывший секретарь НК обкома КПСС Кеворков Борис Саркисович собственноручно написал на русском и на армянском (кириллицей) языках своим родным, чтобы они "поверили тому человеку, который к ним подойдёт, и доверились ему, чтобы он смог бы вернуться к ним..."

Прошло очень много лет, многое позабылось, но эту историю время не стёрло из памяти, я помню её, естественно, без некоторых подробностей...

А дело было так: в 1993 году, по-моему, летом, я поехал в Садахло (Грузия), где должен был состояться обмен пленными. Ко мне подошёл незнакомый азербайджанец, сказал, что "они готовы обменять Бориса Кеворкова" и подал мне письмо, о котором я выше писал. Его я не знал, но были знакомые азербайджанцы, которые сказали, что люди, пославшие этого человека, серьёзные личности... Естественно, ничего не обещая, я сказал, что переговорю со своим руководством, а потом сообщу. Попросил подождать несколько дней.

Вернувшись в Степанакерт, я показал письмо Бориса Кеворкова моему шефу и спросил, что мне делать. Начальник, из бывших руководителей НКАО, сразу же узнал почерк 1-го секретаря... Короче, через пару дней он вызывает меня и говорит, что санкции на обмен Кеворкова нет...

Пришлось выходить на того человека, который привёз из Азербайджана это письмо... и отказать...

Ещё тогда (1992-1993гг.) мы знали, что Кеворков находится в заложниках в Азербайджане. Как он попал туда, что случилось – подробностей ПОЧТИ не знаю. Но знаю, что его содержали в частном доме, по-моему, в Баку или же в Гяндже, содержали достойно, и после прихода к власти Гейдара Алиева (лето 1993 года), по его личному указанию, Кеворкова осенью освобождают, и он уезжает в Харьков, а оттуда – в Москву, где через несколько лет и умирает.

Помню, тогда я подумал, а почему не хотят его обменять и привезти в Карабах? Если он враг народа, как говорили (ят), то вот он – судите его, если нет – то дайте команду, и я его обменяю, а потом отпустите его на все 4 стороны. Ведь человек в заложниках, и для меня не имеет значения, кто он, какой он национальности и вероисповедания (мной обменено сотни людей свыше 14-15 национальностей: армяне, азербайджанцы, русские, украинцы, белорусы, аварцы, лезгины и т.д.). Была прекрасно налаженная связь с азербайджанской стороной, и мы меняли людей...

Это письмо Кеворкова было сильно потрёпано, и я начал склеивать его, приводить в Божеский вид, чтобы затем отсканировать его и выставить здесь для вашего ознакомления...

Председателем ГКО (госкомитет обороны, - прим. АВ) Карабаха в те годы был Роберт Кочарян и, естественно, мой начальник с ним советовался, что и как делать. Не знаю, сам Кочарян советовался с кем-либо в Карабахе, может, выходил на президента Армении Левона Тер-Петросяна... Но Тер-Петросян не знаком с Кеворковым, не работал с ним, и если даже с ним советовались, то почему он должен был не дать "добро" на обмен?

Много вопросов в голове по этому поводу, много интересного "нашёл" в своём архиве, решил постепенно выставлять то, что сочту интересным для вас.

Я не говорю здесь о положительных или же отрицательных чертах характера Кеворкова Б.С., я не говорю о его негативной роли для Нагорного Карабаха, я не говорю о том положительном, что он сделал для Карабаха, я говорю, что человек был в плену (заложниках), и я смог бы его обменять, дать свободу, но мне не разрешили это сделать...

Кеворков Борис Саркисович, 1932 г.р., уроженец г.Баку Азербайджанской ССР, советский государственный и партийный деятель, работал секретарём Кировского райкома партии г.Баку, с 1973 года по 24 февраля 1988 года был 1 секретарём Нагорно-Карабахского обкома КПСС. По официальной версии он был женат на азербайджанке, хотя его жена была русская, но носила азербайджанскую фамилию (прим АВ). Но об этом, может, позже...

Январь 2012 г.


Рецензии