Психиатрическая медитация

Ниже публикуется отрывок из книги:


Игрушечные люди: Повести и рассказы/Тимофей Ковальков.
— [б. м.]: Издательские решения, 2018.—262с. ISBN978-5-4493-9971-7

Ознакомиться с книгой и прибрести печатную или электронную версию 
можно по адресу:
https://ridero.ru/books/igrushechnye_lyudi/

Ссылка на книгу расположена внизу авторской страницы. Приятного чтения.

***


       Слоняясь лениво в осеннем парке, Саша увидел смешную белую собаку с рыжим пятном на половину морды. Собака бежала, устремленная серьезной собачьей целью к дальним деревьям, но, уловив чуткими ушами резкий свистящий звук, остановилась. Источник звука собака не видела. Животное, постояв мгновение, развернулось и побежало обратно с прежней устремленностью. «Забыла, что ли, куда бежит?» — подумал Саша.

       Саша и сам забыл, куда шел, и перевел взгляд на квадратную трансформаторную будку. Заброшенное прихотью неизвестных архитекторов, строение расположилось в самом центре парка, полное скрытого электричества внутри. Стены изрисовали яркими граффити: девочки-фигуристки и мальчики-хоккеисты из старого советского мультфильма застыли в танце. Три мальчика и три девочки с одинаковыми улыбающимися лицами. Кому-то вот понадобилось прийти в парк и рисовать шаблонные картинки на трансформаторной будке. Скрытое электричество внутри головы Саши выткало из квантов вопрос: «Зачем?» Вопрос покинул пределы Сашиной головы и повис в плотном осеннем воздухе. Ненужный вопрос, не имеющий ответа.


       Ходят вот и рисуют неведомые уму художники чисто автоматически. Нелепые картинки на странных и ненужных в парке трансформаторных будках, воздвигнутых тайными архитекторами для контроля за электричеством самого центра парка. Автоматически, без умысла и цели. Вокруг бегают собаки, сами не зная куда бегут. Так уж устроена местная природа. Механистически.

       Пока Саша размышлял, он незаметно дошел до пруда, увидел людей, кормящих уток и голубей. С застывшими в глуповатых улыбках лицами семьи с детьми бросали синхронно кусочки хлеба, отрывая их от круглых батонов в целлофане. Раз-два. Раз-два. Утки подплывали к еде, а люди подпрыгивали к уткам, голуби вспархивали и шуршали крыльями. Нестерпимо медленно. Вся природа вспархивала неторопливо и жужжала, как шмель, летящий над цветами.

      Подобно шмелю, пока Саша думал, прожужжал самолет в небе. Двоюродный брат самолета прожужжал по небосводу Сашиного сознания и, вылетев за пределы головы, исчез в мареве над прудом. Осеннее солнце играло рябью на воде, в глазах искрилось, воздух полностью застыл, как целлофановая мягкая пленка, не давая вялому сознанию проникнуть за нее. Такой же пленкой в ресторанах иногда накрывают чашечки с салатом, сначала незаметно, а ложка мягко упирается в невидимую преграду. Что-то мешает достать салат из чашечки, и не заметишь сразу. Может быть, и нет там никакого салата, а есть лишь рисунок на обратной стороне пленки, как граффити на стене. Картина «Салат оливье» непостижимого художника-шутника.

     Мир в мягкой пленке, а мысль застывает, как рыбный студень с морковью, и тихонько трясется под собственной желеобразной тяжестью. За пленкой заводной игрушечный мир сверкает смешными маленькими зубчатыми колесиками и жужжит, как шмель. Окружающее тихо, механистически движется без смысла и цели.

     Мысли стихают. «Если я — это мои мысли, то где же теперь я? — удивился Саша. — Как же так? Моих мыслей нет, а Я еще есть?» — удивление Саши барахталось на краю сознания, как одинокий дельфин на морской волне, а потом исчезло вслед за мыслями. Мир проходил насквозь, как тень, не задевая…

     Ум Саши утих и замолчал на время, обрадовавшись незнакомому и звенящему покою. Душа тоже решила помолчать вслед за умом и притихла в уголочке самой себя. Наступила тишина внутри и снаружи. Как тихо и хорошо там внутри, в уголке. Уютно.


Рецензии
И ещё одна Вам реприза:
В кишеньи брезгуя погрязть, души своей ценя мерцание,
отверг я действие и страсть, избрав покой и созерцание.
Привет с респектом Саше!
С уважением,

Вячеслав Абрамов   06.11.2016 13:56     Заявить о нарушении
Благодарю за репризу. есть такие маленькие штучки в голове - сеточки-паттерны. от них уже булькают мысли. и все это заставляет кидаться на стену бесчисленно и неутомимо. некоторых на мельницы, кого-то на кровати, кого-то на ножи. страсть и действие кипит как пельмени в бульоне. призраки названий и убеждений требуют вечной с ними борьбы. негатив требует себе позитива, чтобы захлебнуться в истерике противоречий. проекции мыслей на мнимый экран наносят реальные раны. режиссер кино умирает, заколотый мечами, бегающих по экрану чудовищ собственного кино, из года в год переписывая однотипные сценарии битв.

Тимофей Ковальков   06.11.2016 17:29   Заявить о нарушении
У духа, как у плоти, есть позывы, но плотские - крепчают, разъярясь,
а духа просьбы тонки и пугливы и гаснут, незаметно испарясь.
Суета суёт, сеточки-паттерны дымятся - а чем кончается? Жаждой нирваны. Хорошо, когда во-время.
С уважением,

Вячеслав Абрамов   06.11.2016 18:13   Заявить о нарушении
у духа просьбы ровно такие, какие он себе определит, возможность есть, а чем она заканчивается или к чему ведет, можно решить.

Тимофей Ковальков   06.11.2016 20:19   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.