Любишь?

Вдохновляясь творчеством Стивена Кинга.

- Ты любишь меня?
Вопрос, сорвавшийся с ее уст, был неожиданным. Казался неуместным в такой ситуации.
Девушка лежала под Виктором и тихо стонала. На ее оголенное тело опускались капельки пота, стекали на кровать по ее животу. Влюбленные уже ощущали скорое наступление оргазма, когда тот неловкий вопрос закрался в голову девушки.
Виктор опустился рядом с Кристиной. Перевел взор на потолок. Некоторое время он отстраненно смотрел на серое размытое пятно над кроватью – соседи не славились аккуратностью, часто затапливали квартиру, отчего побеленный, чистый потолок покрывался серыми пятнами. Виктор и сам пару раз заходил к соседям, просил их вести себя осторожнее, но те продолжали его игнорировать. Виктор решил, что рано или поздно разберется с проблемой, да так и не разобрался.
Кристина повернулась к нему, взяла за руку. В ее глазах читался прежний вопрос, и девушка терпеливо ждала ответа.
Для окружающих влюбленные представлялись идеальной парой: красивая скромная девушка удачно сочеталась со спортивным, уверенным в себе мужчиной. Одногруппники Кристины могли ей позавидовать, в то время как на Виктора, проектировщика коммерческого программного обеспечения, пытались равняться многие коллеги. Не мешала семилетняя разница в возрасте – только так Виктор, имея немалый жизненный опыт, мог обеспечивать Кристину во всех ее потребностях.
Немногие знали о том, что в отношениях влюбленной пары появились размолвки. Прошло несколько месяцев с тех пор, как регулярно начали возникать ссоры – чаще всего пустые, беспочвенные. В такие дни Виктор уходил из дома и не возвращался до шести часов утра. Приходил весь мокрый: то ли от осенних дождей, то ли от последствий дождя – широких грязных луж, в которые попадал, не глядя на дорогу. Кристина затаивала обиду. Молча отстирывала его одежду, пока он высыпался. Теми же вечерами влюбленные снова общались, как ни в чем не бывало. Впрочем, мелкие ссоры чертовски нагнетали.
- Ты любишь меня? – повторилась Кристина.
- Знаешь ведь, что люблю.

Виктор не являлся любителем бесцельных прогулок, тем более под дождем. Но иногда он чувствовал необходимость в одиночестве. Нужную тишину и спокойствие умели обеспечивать осенние дождливые ночи.
В такие ночи Виктор покидал квартиру. Он гулял по городскому парку: вслушивался в голоса немногочисленных людей, в гудение двигателей проезжающих мимо автомобилей, шум дождя, шелест высыхающих листьев. Город будто бы ждал его – раз за разом подбирал особую атмосферу, подходящую по настроению.
Такими по-своему прекрасными осенними ночами Виктор выходил на улицу, чтобы хорошенько подумать. Он неспроста уходил из дома: в квартире пребывала Кристина – девушка, в чьем присутствии все мысли Виктора сводились к ее персоне.
Кристина, независимо от желания, отрицательно влияла на карьеру мужчины, ведь Виктор работал архитектором программного обеспечения, что подразумевало под собой серьезную умственную нагрузку. Мужчина отвечал за продукты своей компании, принимал ключевые решения касательно внутреннего устройства программ, ставил задачи перед рядовыми программистами. Работать ему приходилось и на работе, и после нее. Иначе было невозможно. Многим людям наверняка не понравилась бы подобная профессия, но у Виктора имелась важная причина, чтобы оставаться в команде – у него имелось стремление, интерес к разработке. А, как многим известно, если есть интерес, то работа никогда не перерастет в рутину.
Компания, в которой работал Виктор, недавно приняла более-менее крупный заказ на образовательно-развлекательное программное обеспечение. Условия задания были сформулированы клиентами четко, понятно, хотя не очень грамотно, если смотреть с технической стороны. Упоминался пункт по поводу того, что программа должна работать на различных платформах: компьютерах, смартфонах, планшетах. Заказчики четко давали понять, что им не нужен веб-сайт, который, тем не менее, с лихвой соответствовал бы всем остальным условиям. Виктор не без удовольствия принялся за проектирование, хоть и не раз занимался подобными, кроссплатформенными проектами.
Работа, как и предполагал мужчина, затянулась. Даже теперь, вслушиваясь в звуки дождя, шумы города, Виктор не мог сосредоточиться. А стоило настроиться на рабочий лад, когда все его мысли о проектировании сменялись другой. В голове по-прежнему звучал столь сладкий вопрос: - «Любишь?».

После работы Виктор, проголодавшись, посетил кафе. Он часто появлялся в нем - забегаловка находилась недалеко от дома. Повара, заведующие кафе, готовили в меру приятную пищу: овощи всегда были свежими, а мясо – горячим. Виктор каждый раз приходил и заказывал картофельное пюре на гарнир, мясной салат и чашку кофе. Этого хватало, чтобы насытиться на весь оставшийся вечер. Дома он не питался – Кристина ленилась, ничего не готовила. Виктор любил ее совсем не за готовку. Тем более, навыки кулинарии девушки оставляли желать лучшего, и, в любом случае, кушать мужчина предпочитал вне квартиры.
У Виктора имелся небольшой блокнот, в который он записывал свои мысли. Блокнот не был схож с «дневниками», которые обычно заполняют юные девчонки, но и не предназначался для того, чтобы выделиться на фоне других людей. Скорее, блокнот был рассчитан на хранение малосвязанных друг с другом, но очень важных заметок и схем. Проектировщику такой блокнот был необходим. А может, и любому другому творческому работнику.
В течение дня людей посещают различные мысли, идеи. Творческий человек особенно хорошо понимает, как можно было бы применить большинство из них в своей работе. Хороший проектировщик записывает мысли, сопоставляет фрагменты – так он получает рабочий материал. И, осознавая, что должен иметь легкий, быстрый доступ к собранной информации, использует сильно выручающий в его деле атрибут – блокнот.
Постукивая кончиком ложки по тарелке, Виктор думал о работе. Он никак не мог сообразить, каким образом ему следовало бы перенести весь функционал программы с компьютеров на мобильные устройства, сохраняя общий вид и удобство использования. Он набрасывал приблизительный интерфейс мобильного приложения, чтобы лучше разобраться в составлении архитектуры. Увлекшись, не заметил, как слопал всю еду. Тарелки пустовали.
Когда Виктор обратил внимание на пустующие тарелки, он подумал о том, что нужно продолжать работу над проектом, иначе вдохновение пропадет снова. Он не знал, когда оно потом захочет вернуться. Так что, отметая все иные варианты, Виктор заказал еще несколько чашек кофе и просидел в кафе до глубокого вечера. До момента, когда усталость начала заметно мутить сознание.

Мужчина вставил ключ в дверной замок своей квартиры. Повернул: один оборот, другой. Дверь легко поддалась, открылась. Виктор сделал шаг и оказался дома.
- Милая? Кристина?
Перед тем, как снять ботинки, одним поворотом головы Виктор заглянул в гостиную комнату. Затем осмотрел спальню. Кристины нигде не было видно.
Стянув с себя обувь, Виктор направился на кухню. «Странно, - думал он, - шуба висит у двери». Открыл холодильник, достал бутылку пива. Ушел в гостиную.
Вечерами, после тяжелой работы, мужчина опускался на диван с бутылкой пива, соком или чего-либо еще. Он смотрел телевизор до тех пор, пока не начинал дремать. Виктор не находил в просмотре телевидения серьезных минусов. Во всяком случае, считал он, телевизор был не хуже интернета. И там, и там есть интересный контент, но есть и реклама. Каждый отдыхает, как хочет, подытоживал он.
Скоро домой вернулась Кристина. Сперва девушка пробовала открыть входную дверь ключом, но, увы, Виктор уже закрыл дверь со стороны квартиры. А дверь открывалась только с одной стороны – либо изнутри, либо снаружи. Тогда девушка постучалась. И ей чертовски повезло, что Виктор не спал.
- Где ты была? Уже поздно, а ты не дома!
- Я мусор выносила. Не кричи на меня, Вик! – мужчина любил, когда она его так называла.
- Без куртки?
- Ну да. Тут бежать-то – всего-ничего. Мусорный контейнер стоит за домом… Почему ты злишься, милый?
Виктор на нее не злился. Он попросту не ждал, что наступит момент, когда Кристина вернется домой позже него. А ведь он еще и задержался по пути…

В постели пара снова не могла найти общий язык. Виктор периодически соскакивал с Кристины, а та, обхватив его ногами, все же еле двигалась. Молчала, смотрела в потолок, как делал Виктор предыдущей ночью. Влюбленным будто бы не было дела до друг друга.
Мужчина, утомившись, сполз с девушки. Ночь не удавалась – они оба это понимали. Тогда, чуть позже, они заснули, не обнимаясь.

Следующим рабочим днем Виктор перевыполнил план. Каким-то образом ему удалось завершить проект раньше срока. И, когда мелкие детали были обговорены, работа перешла в руки программистов. Начальник, руководитель компании, позволил Виктору уйти из офиса пораньше – раньше обычного времени на несколько часов. А тот, не желая возвращаться домой так скоро, направился в кафе.
В тот вечер, заказав привычные ему блюда, Виктор сел за столик в дальнем углу забегаловки и разложил перед собой рабочие материалы – ручку и блокнот. Он понимал, что не станет усердно работать сегодня, и вообще не собирался работать, но хотел уточнить, не допустил ли оплошность, и какие проблемы могли бы впоследствии возникнуть у программистов.
Виктор выяснил, что проблемы действительно нашлись. Во-первых, как ожидалось, они проявлялись бы в процессе адаптации функционала на мобильные платформы. Во-вторых, не были утверждены приоритеты программы. Что важнее: быстрота отклика программного обеспечения или же занимаемый программой размер памяти? Наконец, думал он, результат работы вышел на редкость неряшливым: схемы оказались запутанными, а заметки - нелогичными. Впрочем, в проектировании архитектуры нельзя было надеяться на идеальный результат, ведь подобные ошибки – основная часть процесса разработки.
- Я могу принести Вам еще что-нибудь? – подошла пухленькая официантка, едва знакомая Виктору.
- Нет, спасибо. Не очень голоден, - отмахнулся мужчина.
Официантка отошла от столика, за которым сидел Виктор, и направилась на кухню, показательно виляя задом. Мужчина не мог не оторваться от блокнота в этот раз. Инстинктивно взглянул на девушку, проводил ее взглядом до кухни. Он сдержанно улыбался.
В кафе вдруг стало тихо. А может, и не стало. Виктор уже не мог расслышать диалоги других людей, сидящих за соседними столами. Произошло нечто, сорвавшее легкую улыбку с его губ. Весь мир погас для Виктора, как только он взглянул на парадную дверь кафе.
Сперва он заметил Кристину – девушку, которую любил больше жизни. Она смеялась, прикрывала рот миниатюрной ладошкой. Смеялась как никогда. Приобняв девушку за талию, чуть поодаль шел другой парень, знакомый Виктору примерно столь же, сколько и официантка из кафе. Он точно знал парня, но не мог вспомнить имя. Уже в следующее мгновение Виктор подумал, что вовсе не знает имени человека. Но этот парень жил в квартире над спальней Виктора и Кристины, прямо над ними.
Все случилось слишком быстро. Виктор выскочил из-за стола. Ему хватило несколько секунд, чтобы вплотную приблизиться к соседу и схватить его за горло. Глаза горели от злости. Рука сдавила шею. Сосед испуганно открывал рот, пытаясь глотнуть воздуха или же оправдаться. Виктор надавливал сильнее.
Позади кричала официантка – та самая, пухлая. Она умоляла помочь человеку. Какой-то мужчина вежливо просил Виктора опустить руки. Виктор все равно ничего не слышал.
Кристина, спохватившись, влепила Виктору пощечину. Его голову повело в сторону. Виктор непроизвольно ослабил хватку, а потом, вспомнив, что происходило несколько минут назад, ухватился за шею соседа с новой силой – двумя руками. Он чувствовал лишь гнев, и неровную пульсацию сонной артерии соседа под своими пальцами. Кристина в панике пыталась разнять своих мужчин.
Спустя некоторое время – хватило нескольких минут, - дело было сделано. Позже Виктор, постепенно придя в себя, не сомневался – сосед перестал дышать задолго до того, как Виктор разжал его шею. Но даже годы спустя Виктор не сожалел о совершенном им поступке. Его ярость долго не уходила.
Кристины, бывшей спутницы жизни, уже не оказалось рядом. Она мчалась в сторону дома, чтобы собрать свои вещи и скрыться – так думал Виктор.
- Как ты могла?! – кричал ей вдогонку мужчина.
Люди, заламывая руки за спину, усаживали Виктора за ближайший столик. Официантка набирала на экране смартфона единый номер экстренных служб - вызывала полицию.
Виктор сидел на скамье за обеденным столом и ждал справедливого суда над собой. В его мыслях преобладала ярость, а все же за ней, нарастая, горьким воплем рвался наружу вопрос: - «Любишь?».


Рецензии