Мужчины

 Почему-то женщины думают, что мужчины это такие сильные, смелые, беспроводные существа, которые ничего не боятся. Которые могут всё! А они боятся. А они могут, но почему-то тогда, когда нам уже не нужно. А они  все время голодные и им хочется спать. А они мерзнут, потеют, стыдятся. 
А им бывает неловко, и они даже не знают порой что сказать. А они переживают. И есть за что. А они бывают печальны, задумчивы, безответны. Погружены в себя.
 И мучимы вопросом. А  зачем я здесь? И второй вопрос. Для чего? Им хочется знать правду, хочется стучаться в дверь кулаком, чтобы кто-то сказал: ты родился  электриком, Степан. Иди, почини розетку. А ты Василий призван устранять засоры. А ты тушить пожары, а ты  месить растворы. А ты фаршировать. 
И все бы стало понятно! Но никто не говорит, поэтому мужчины ищут. Полжизни ищут, потом уже сил никаких нету и вообще ничего неохота. Люмбаго, ишиас, пяточная шпора. Импетиго. И кто-то обязательно виноват и кто-то всю жизнь мешал. И была бы другая страна, и правительство и законы, все было бы по-другому.
И если мужчина заболел, то это не просто озноб. Нет! Это неминуемая смерть, и так обидно. Жил вроде бы жил, а для чего? Ни для чего! Лодку не купил, на рыбалку не съездил, леща не поймал. И лежат они в кроватях и беззвучно рыдают.
 Что останется после меня? Это уже третий вопрос. Грязные носки под кроватью? Письмо? Армейский альбом?
И снова хочется есть, как будто бы и не ел. И хочется вернуться туда, где была молодость, где были силы, где цвела пышным цветом сирень. А сегодня усталость, отдышка, безволосость, трусливость, два диплома, четыре тетради, исписанные вдоль и поперек. И страх  остаться без  чего-нибудь. Будь то деньги, работа, носки, бутерброд с колбасой в буфете…   
Они хотят, чтобы их любили всю жизнь. Всегда. Даже  когда они умерли. Они  как дети. И им страшно. А вдруг? А что потом? А если? А что если?  Посажу, и не вырастет? Полечу и не долечу? Начну, и не хватит?   
И ведь всем от них что-то надо! И принеси и унеси, и выкрути и закрути. И дотянись и допрыгни, и схвати на лету, а потом беги. И покажи, что у тебя там. Ты же  такой сильный, давай! Ты же такой смелый, иди! И он идет, и прыгает, и допрыгивает и хватает. А потом бежит с больной спиной, чтобы его похвалили, чтобы сказали, как он прыгает высоко.
  И вдруг чудо! Представьте, что женщины улетели  и мужчины остались одни! Они вдруг поняли, что им вообще ничего не нужно! Им не нужны масла для загара, крема для лица, крема для шеи и декольте, крема для выравнивания кожи, крема для области вокруг глаз, отбеливающие эмульсии, питательные  лосьоны, бальзамы для губ, лаки для волос, лаки для ногтей, масла для кутикул, отшелушивающие скрабы, гелевые маски, краски  для волос….
У них нет кутикул. Нет декольте. Им не нужна депиляция, эпиляция, педикюр, наращивание ресниц, архитектура бровей…. Они с радостью пришли домой, и стали варить пельмени.  И ни у кого не возникло желания сходить в душ, отжаться от пола сорок четыре раза, почистить уши, в конце-то концов.
Да за ради кого?
 Они смело легли на диван и лежат, названивают друзьям, отсылают фото в трусах.  А те тоже дома, тоже лежат на диванах, фотографируют свои сильные волосатые ноги и  вспоминают, как женщины все время себя снимали, и лежа в кровати и стоя под душем и сидя на унитазе. Да смотреть было противно на этих шлюх! 
  Мужчины едят то, что любят. То, что любили всегда, но скрывали. Они лежат на диванах и едят сосисоны с горчицей, холодец с хреном, селедку под майонезом, жареную  картошку с кетчупом и удивляются, почему сидели раньше за столом. Они выпивают без всякого чувства вины, не прячась, не выискивая причины, а просто, потому что охота.
Они носят одни штаны, не снимая, и даже лежат в них на чистых простынях.  Никто не чешется, не бреется, не моется, и вряд ли ходит на работу. А зачем мужчине работать, когда женщин нету? Никто даже не думает сесть за руль, а перед кем?
 Никто не думает худеть, есть кабачки и капусту, а для кого? Никто не качает бицуху, не бегает по утрам, не висит на перекладине, это еще зачем? 
 Они лежат перед телевизором, вытирают рот бородой и чувствуют себя собой, а не кем-то другим, в кого надо играть, кого выдумал женский мозг. А  этот другой совсем не такой. Он любит морковь, патиссоны, вареную свеклу! Он слушает арии Вагнера, подонок  и полирует полировщиком ногти. Он надевает халат и мнит себя выходцем из старинного дворянского рода, подлец, а еще наливает чай, и обязательно ставит чашку на блюдце, а блюдце на специальную подставку, чтобы на деревянном столе не было пятен.
Он хочет массировать ступни, сволота, и читать с выраженьем стихи. Он обожает вареный лук, скотобаза такая, и фильмы про подруг, которые спят с мужиками, а потом собираются вместе и рассказывают друг другу о том, как им хочется  поверить в любовь,  купить еще одни туфли, перекраситься в рыжий цвет, выкинуть старые трусы и купить новые, и он сжимает лежащую рядом ладонь. Да-да, детка, ты только не плачь.
Он слушает симфонии Моцарта и понимает, что написано на бутылочке с кремом. Он бреет подмышки, наносит на кожу олд спайс, и, улыбаясь, говорит доброе утро, а голос у него ну до того противный, что хочется задушить эту скотину на месте. Он покупает цветы, забирает маму с вокзала, соглашается съесть без соли и выпить без сахара! Лицемерная  рожа! Еще делает вид, что ему это нравится.
  Он думает так же, как думает она, лишь бы не было скандала. Он тактичен, удобен, компактен, его можно пронести с собой в сумочке на балет. И он будет смотреть на сцену, а потом рассказывать, как в одном прыжке была прожита вся жизнь со всеми ее перипетиями.
И вдруг этот другой перестает быть. Его нет! Есть небритое, потное, волосатое чудовище и оно прекрасно в своем естестве, в своей отрыжке, в своей волосатости, немытости, нетрезвости, пердёжности в полную силу, а не надо никого стесняться, не надо выходить на балкон. Можно смело сидеть в туалете, и не включать музыку на всю громкость. Можно быть, наконец, собой!
К  чему это притворство? Эта игра? Это халат, который надо выбросить с пятого этажа. Можно, наконец, жить, потеть, пердеть, не думать о деньгах, о зимней резине, о том, как провести  выходные и что подарить жене, чтобы поднять настроение.
 Можно просто идти пешком и никому ничего не дарить.


Рецензии