Удивительный мир

               
 Меня много что удивляет. Например, что на земле нет ничего вечного. Все ломается, куда ни посмотри. И у всех та же песня. Куда ни приди, что-нибудь да валяется в углу.
И на чем-нибудь обязательно царапина, трещина, оскомина. И полы вот-вот разойдутся и рамы рассохнуться, и перестанет гореть красная лампочка в утюге, и, прижав руку к тефлоновой подошве, можно будет ощутить сквозящий холод вселенной. Прямо из этих дырочек.
И почему так устроена земная жизнь, что все в ней так зыбко, так тревожно, так сумеречно одиноко.… Стоит только зацепиться за что-нибудь и все. И дыра, и стрелка, и прощай стройные ноги, обернутые лайкрой.
И вроде бы недавно все было приклеено, прибито, приколочено, а сегодня извините, оторвано. И висит оно и болтается на ветру, и отходит от краев, и отлетает и естественно в сторону, и теперь не найти.
Да и сам человек существо ненадежное. Стоит придти в баню, как сразу же становится понятно, насколько мы все беззащитны, как мы все одинаково сгущены, взбиты до однородной массы и непостоянны. И не имеет значения, умен ты или глуп, кандидат ты каких-то там наук, или водитель трамвая, когда все ходят с листьями,  прилипшими почему-то именно к ней.
 Только в бане, наконец, понимаешь, как мы слабы и можем умереть от чего угодно. Даже от пара. И  это большое чудо, что мы до сих пор живы и нас не смыло водой, не унесло ветром, не засыпало кирпичами.
Господи! Слава тебе! Знаешь Ты, каков состав наш, помнишь, что мы персть, пыль земная, прах. Посмотришь, и нет нас.
Что наша жизнь? В том то и дело, что ничто! Мы бежим, не разбирая дороги, и катимся кубарем вниз и застреваем, и падаем, и проваливается по пояс. И летим сквозь густые сизые облака, и пролетаем на скорости и всё почему-то мимо и можем успокоиться, только очнувшись и поняв, что вокруг тишина, и кто-то в белом поправляет висящую в небе луну.
Мы можем на мгновение все же остановиться, и вдруг ощутить, как призрачны и мелки наши цели, и это вовсе не то, ради чего стоит жить. Но тут же заскочив в лифт, мы начинаем  разглядывать свое лицо в зеркале и замечать, как  за лето выросли брови, и в зубах застряла вчерашняя колбаса.
А если кто-то мужской попал в кабину и на вопрос, вам какой? говорит пятнадцатый, когда в доме всего девять этажей, то всё внутри холодеет от ужаса. Неужели все? Надо быстро нажать на кнопку диспетчера и из этих металлических полосочек начнет раздаваться голос женщины, которая только что сообщала, что на второй путь прибывает поезд из Семфирополя, будьте осторожны.
Я так однажды нажала и думаю, а чего мы не едем? И тут эта женщина давай меня спрашивать, мол, что вы молчите? Вы застряли? Я говорю, нет. А сама думаю, откуда голос? А что тогда? спрашивает она и начинает дуть на только что накрашенный ноготь. Я перепутала кнопки, говорю я. Простите.
Если представить жизнь как путь из пункта А в пункт Б, то периодически есть какие-то остановки, дабы переосмыслить, пересмотреть, переоценить, проанализировать.  Проверить себя самого. Обонять делаемое дело, может оно уже протухло и воняет, как помойное ведро, в котором три дня лежит рыба?
 Но, как правило, остановки эти незаметны, их надо делать самому, а так как все вокруг перемещаются в пространстве, бреют ноги, чихают, заправляют кровати, что-то пережевывают, размешивают, развинчивают, прикручивают, протирают, без конца перетаскивают, то как-то душа успокаивается.
Ей кажется, что времени много.
Что все еще впереди.


Рецензии