Мир-Дверь-Мяч

               
                пьеса не про футбол


Действующие лица:

– Кирилл ГАРТ – председатель городской молодёжной палаты
– Соня ЗЕЛЕНЦОВА – заместитель председателя
– Кохта АПАРИДЗЕ                I
– Дима ПУЗЫРЁВ                I
– Наташа КИСЛЕНКО                I – члены молодёжной палаты
– Максим МАКСИМОВСКИЙ  I
– Алексей ЮДИН                I
А также: Старик в кепке, Старик в шляпе, Старик в берете               


                Часть первая      

     В помещении, напоминающем то ли школьный класс, то ли небольшой зал заседаний, идёт очередное собрание городского школьного актива. Пока председатель монотонно зачитывает документ, остальные присутствующие (все они, за исключением Юдина, одеты по формуле «черный низ, белый верх») явно скучают. Ребята разбились по парам, и, коротая время, тихонько переговариваются друг с другом.
     Свет и передвижная сцена позволяют в нужный момент сделать акцент на том или ином участнике заседания.

КИРИЛЛ (читает, сидя на стуле). … «В условиях динамично развивающегося современного общества, интенсивности внедрения в наш быт передовых технологий и новейших информационных коммуникаций всё большее значение приобретает способность молодой, только начинающей свой жизненный путь, личности к всесторонней адаптации в соответствии с целями нашего социума. В этой связи особую значимость имеет научно обоснованное решение проблем социально-психологической интеграции старших школьников во взрослую жизнь»…
                (опуская бумагу, которую держал перед собой)
Вот черновой набросок основной части моего доклада. Как вам? Все согласны? И по второму пункту тоже? Хорошо… Только знаете что…
                (откидываясь на спинку стула)
Короче, ребята, мне кажется, было бы неплохо сделать особый акцент… Ну, как бы усилить положение о борьбе с негативными явлениями в жизни современной молодёжи. Чтобы поразвёрнутей было, что ли, пообъёмнее. Чтобы с формулировками… Как вы на это?
                (оглядывает присутствующих)
Согласны насчёт усиления?

АЛЕКСЕЙ (лениво). Да согласны, согласны! Давайте только скорее, режим у меня…

СОНЯ. Конечно, согласны! Обязательно усилить надо, тем более что это вполне в духе времени. Вы вчера итоговые «Вести» смотрели?..

КИРИЛЛ (перебивая). Если согласны, тогда примерно так будет звучать…
                (по листочку)
«Мы, члены городской молодёжной палаты, считаем недопустимыми и постыдными следующие черты, унижающие моральный облик современного школьника:
                (читая, загибает пальцы)
безыдейность, равнодушие, дезадаптивное поведение, нежелание в трудную минуту прийти на выручку своему товарищу»…

СОНЯ (по-школьному тянет руку). А ещё – пренебрежение общественными интересами.

КИРИЛЛ. Пренебрежение?.. О’кей, подойдёт… Это нормально – насчёт пренебрежения…
                (помечает у себя в листке)

КОХТА. Трусость. Про трусость тоже написать надо.
                (оборачивается к Диме Пузырёву)
Да, Димас? Верно я говорю?

ДИМА (он сидит вместе со всеми, но не на стуле, а в инвалидном кресле). – На-на-на-ве-е-ерно… Мне ка-ка-кажется, надо про тру-тру-тру-сость написать…

АЛЕКСЕЙ (передразнивая). Про тпру-тпру-тпру… Эх ты, Димон, сел не в тот вагон!.. Не про трусость в доклад вписать надо, а про душевную чёрствость.

НАТАША. Про чё, про чё?..

КИРИЛЛ. Не понял, обоснуй…

АЛЕКСЕЙ. Про чёрствость. Душевную. Или духовную там, не знаю… Максмаксыч у меня диски с Данбаланом взял и ещё – с первым сезоном «Камеди-клаба». И заныкал, олень такой. Это как? Это – моральный облик?..

МАКСИМ. Ты офигел, пингвин? Я ж тебе вчера их отдал!
                (пытается дотянуться до Алексея, чтобы огреть того тетрадкой)

АЛЕКСЕЙ (уворачиваясь). Ага… А держал сколько? Месяц не возвращал…

КИРИЛЛ. Ребята, ребята!.. Хорош дурака валять…
                (к Алексею)
Лёха, ты шута горохового там будешь корчить…
                (кивает куда-то в сторону окна)
В спортзале у себя, в школе резерва олимпийского… А здесь дела серьёзные. Завтра, между прочим, общегородское расширенное собрание школьного актива, а у нас проект резолюции до сих пор не готов.
                (внимательнее приглядываясь к Алексею)
И вообще… Ты почему в спортивном костюме? У нас тут дресс-код как бы…

АЛЕКСЕЙ. Я с тренировки. У меня тренировка в четыре была.

СОНЯ. Вот-вот! А он всегда такой. Выпендриться лишь бы, противопоставить себя… Вы позавчера программу «Время» видели?..

АЛЕКСЕЙ (Соне). Чего?! А сама-то, сама…

КИРИЛЛ (с силой хлопая по столу бумагами). Всё, прекращаем балаган! Превратили заседание чёрт знает во что… В «Камеди-клаб», блин… Ну, что, утверждаем пункт о пренебрежении общественными интересами?
                (обводит взглядом присутствующих)
Кто за?

     Ребята вяло поднимают руки.

КИРИЛЛ. Единогласно. Соня, в протокол внеси, пожалуйста.

     Соня прилежно склоняется над листочками.

КИРИЛЛ. Так… Ладно… С этим как бы всё. Текст, учитывая поправки, теперь будет звучать следующим образом.
                (откашливается)
 «Осознавая свою ответственность за судьбы родного города, края и всей страны, мы, представители юного поколения, считаем недопустимыми следующие проявления»…

     Кирилл, бубнящий текст резолюции, отъезжает на второй план. Теперь перед нами выделенные лучом света Соня и Дима.

СОНЯ. …А ты контрл-шифт пробовал? Бывает, когда зависает, контрл-шифт помогает. Нажал – и он перепрыгивает сразу.

ДИМА. Да, про-про-бовал… Всё равно не мо-мо-жет…

СОНЯ. Что, даже крепостную стену не может перепрыгнуть?

ДИМА. Какой там сте-стену… Ров даже не мо-может…

СОНЯ. А если искейп-хоум двумя пальцами, а потом эф-пять?..

ДИМА. Ни фи-фига… Беспо-по-полезно…

СОНЯ. А у тебя какая операционка? Семёрка?

ДИМА. Нет, и-и-икспи-пишка…

СОНЯ. А-а, ну, тогда понятно… На икспишке эта игра у всех виснет. Я подруге давала – так она на третьем уровне застряла.

ДИМА. А я на вто-вто-ром…

СОНЯ. Ну, тем более… В операционной системе всё дело. Ладно, я тебе другие диски подгоню, они для Икс-Пи подойдут… Ты в «Инфернал Хотэл Два» играл?

ДИМА. Не-е-ет.

СОНЯ. Ты чё! Зашибательский такой шутер!.. Я тебе завтра прямо на собрание принесу. Там про вампиров.

ДИМА. Зна-а-аешь, Со-со-соня, я это… Я про ва-ва-вампиров как-то не очень…

СОНЯ. Да ладно! Там не страшно совсем. Игра простая очень, я первые пять уровней за час прошла… Там главное это… Короче – первым делом синих монстров замочить надо. Они самые опасные. Но имей в виду, что их пули не берут. И отравленными стрелами – тоже бесполезняк… Их только из огнемёта убить можно. Понял? Поэтому в самом начале выбирай огнемёт. Ну, ещё базуку можешь взять, гранат с десяток… И это... Когда на второй уровень перейдёшь…

     Дима и Соня уплывают на второй план. Акцент вновь на председателе собрания.

КИРИЛЛ (читает). …«За минувший год членами нашей молодёжной палаты была проведена определённая работа по серьёзному  укреплению учебной дисциплины. Особенно, среди школьников старшего звена. В частности, проведено пять открытых собраний, на которых члены палаты совместно с активом школ обсуждали проблемы успеваемости. Разработана программа «Моё завтра», направленная на развитие у слушателей лидерских качеств, навыков коллективно-творческого мышления, стрессоустойчивости, коммуникативности, самопрезентации и ориентированная на повышение их личностных компетенций. Помимо этого, выпущено стенгазет – восемнадцать, из них тематических – шесть, радиопередач с последующей трансляцией по городскому эфирному и школьному проводному радио – четыре, размещено на интернет-сайтах учебных заведений более двадцати материалов воспитательного характера. Исходя  из вышеизложенного, предлагается признать работу учебно-воспитательной комиссии городской молодёжной палаты удовлетворительной».
                (отрывает глаза от бумаги)
Нет возражений?

     Все единогласно за. При этом Кирилл вновь уходит на задний план, уступая место на авансцене Кохте и Алексею.

КОХТА. …Не-е, Лёха, я теперь только у неё стричься буду. Клянусь…

АЛЕКСЕЙ. Чё, классная бикса? Понравилась?

КОХТА. Вообще!.. Ты прикинь, Лёшхен: баллоны – во! Да ещё разрез вот до сюда… Она как прижалась ко мне – я чуть не кончил, в натуре…

АЛЕКСЕЙ. Молодая?

КОХТА. Не сказать чтобы… Не соска, конечно, лет двадцать пять – двадцать семь, так где-то… Короче, захожу такой, а она мне: как стричься будем? Я говорю: красиво будем, чтобы все вокруг восхищались и радовались… А она: ну, присаживайтесь, молодой человек. Молодой человек, прикинь! А сама улыбается, смотрит так…

АЛЕКСЕЙ (с восхищением). Во, Мандалина Петровна!..

КОХТА. Во-во… Я такой сажусь. Она мне всё чин-чинарём: высоту кресла отрегулировала, салфеточку на шею прицепила, накидку на плечи… Ножницы взяла, расчёску и шмыгает вокруг. То слева подойдёт, прижмётся, то справа… То так наклонится, что я лифчик её в зеркале вижу – розовый такой, с кружавчиками… А я сижу такой, медленно припухаю от счастья… А потом чую – встаёт у меня… Конкретно, Лёшхен, встаёт! Ты понял остроту ситуации?

     Алексей смеётся.

КОХТА. А она, видать, во вкус вошла. Машинкой вжик-вжик, а сама то сиськами, то плечом заденет… Височки, говорит, какие делать будем? Прямые или косые?.. А я сижу такой, ничего не соображаю, в башке одна только мысль буровит: подольше бы стригла, подольше бы накидку не убирала. У меня же там… У меня там полметра сухостоя! Как я с этим с кресла встану? Прикинь – жесть вообще.

     Теперь смеются оба.

КОХТА. Не-е, реальная матрёшка, отвечаю…

АЛЕКСЕЙ (кивает в сторону пары Наташа-Максим). Чё, даже Наташки лучше?

КОХТА. Да ну! Сравнил хрен с морковкой…Ты глянь: у Наташки грудь – нулевой номер. А та… Как будто с обложки «Плейбоя». Мисс Апрель, блин…

АЛЕКСЕЙ. Как звать-то, узнал?

КОХТА. Оксана. У неё на бэйджике написано было.

АЛЕКСЕЙ. Замужем, наверное.

КОХТА. Фиг знает… Кольца, вроде, не заметил. Да мне по барабосу – замужем, не замужем… Четверть закончится – на каникулах к ней на тачке заеду. Покататься приглашу, в «Метелице» или там в «Пилигриме» потусить, туда-сюда…

АЛЕКСЕЙ (понимающе подмигивает). Ага, туда-сюда-обратно, тебе и мне приятно...
                (вспоминает)
Погодь-погодь, ты же разбил свою. Сам говорил – ещё на зимних в троллейбус въехал…

КОХТА. А мне батя новую пообещал. Главное, говорит, чтобы четверть без троек.

АЛЕКСЕЙ. И чё? И какую?..

КОХТА. Машину-то? Я вообще-то у бати бэху-шестёрку просил. Или мазду-семь на крайняк. А он такой: пока и лансера с тебя хватит.

АЛЕКСЕЙ. Лансер тоже ничё. Клёвая тачила… Не бэха, конечно, но тоже… Динамика там, дизайн, подушки, все дела… Дашь прокатиться?

КОХТА. А харя не треснет? Прокатиться! До первого столба? Батя меня тогда вообще на «Калину» пересадит… Ты хоть газ от тормоза отличаешь?

АЛЕКСЕЙ (обиженно). Я летом как со сборов вернулся – сразу в деревню к деду поехал. У него «копейка» восемьдесят третьего года... Целый месяц рассекал.

КОХТА. То на «копейке» по деревне гавно давить, а то на лансере по трассе вваливать… Ладно, поглядим… Мне бы только парикмахершу свою уломать, а там…

     Опять на авансцену выдвигается Кирилл. Он продолжает зачитывать документ.

КИРИЛЛ. … «Однако, справедливости ради, следует отметить, что в работе молодёжной палаты наряду с положительными тенденциями присутствовали и отдельные недостатки. Точнее – недоработки. Так, в минувшее полугодие проведено всего четыре рейда по местам массового отдыха молодёжи. Это на два рейда меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Налицо 33-процентное снижение данного показателя. А научная работа? На этом направлении дела также обстоят далеко не блестяще. Если в первой четверти учащиеся школ нашего города приняли участие в двенадцати областных и трёх всероссийских предметных олимпиадах, то во второй – всего в семи областных. Вы, конечно, спросите: а как со всероссийскими? Увы, данный показатель оказался нулевым».
                (открывает стоящую на столе бутылочку с водой, пьёт)
«О чём это говорит, ребята? Это, прежде всего, свидетельствует о том, что комиссия по научно-практической деятельности учащихся нашей молодёжной палаты несколько ослабила свою работу. Позволю себе привести ещё ряд цифр»…

     Теперь наступает очередь выдвинуться на первый план паре Максим-Наташа.

НАТАША (отодвигает от себя какие-то карточки). Да фигли мне твои «Ранетки»! За лохушку меня держишь? Я чё, пэтэушница тебе – от каких-то срунеток тащиться?..

МАКСИМ. Ты же любила… Тебе же нравились… Особенно, вот эта, белобрысая.

НАТАША. Ну, ты вообще тугой, а! По всему периметру… Когда это они мне нравились?

МАКСИМ. Сама говорила. Когда мы в парк ходили, на коньках кататься – ты ещё афишу увидела. Говоришь такая: вот бы на их концерт…

НАТАША. Какую ещё афишу? Не помню я… В парк… Когда это было-то!.. И вообще, Максимовский, отвали. Не подлизывайся. Накосячил, а теперь хвостом виляет…
                (отворачивается к окну)

МАКСИМ. Ты чё гонишь-то? Кто накосячил? Предъявляет ещё… Подумаешь, с Настюхой в клубе увидела… Ну станцевал с ней пару медляков… И чё теперь – обосраться и не жить?

НАТАША. А Карина?.. А Катька?..

МАКСИМ. Какая ещё Катька? Из десятого бэ?

НАТАША. Тебе видней, какая… Или у тебя несколько?..

МАКСИМ. Ничё не несколько… Да хера ли – Катька? Катька с матушкой моей общается. Она у неё ещё в детском саду в группе была, вот и бегает к нам домой постоянно.

НАТАША. Давай, давай, свисти! То-то она от вас вчера выходила – макияж размазан, юбка мятая… А помаду ей всю кто слизал? Мама твоя?

МАКСИМ. Следила, да? Следила?

НАТАША. Очень надо! С Ленкой просто мимо проходили. Мы идём такие, а тут как раз Катька из твоего подъезда выскакивает. Глаза как у обкурившегося покемона, вся в засосах…

МАКСИМ. Да ладно… Знаю – следила… Говорю же: к мамке она приходила. Разговоры там у них какие-то свои: тряпки, сериалы…
                (осторожно берёт Наташу за ладонь, но та отдёргивает руку)
Меня, между прочим, тогда вообще дома не было.

НАТАША. Ну и где же ты шатался, интересно знать?

МАКСИМ (собирает отвергнутые Наташей карточки). Вот за этими самыми стикерами в «Галактику» гонял. На двух автобусах, с пересадками… Полдня убил… Думал: подарю Натахе, порадую… Порадовал…

НАТАША. Кому Натаха, а кому Наталья Валентиновна…

МАКСИМ. …Очередь офигительную выстоял. Есть, спрашиваю, «Ранетки»? Продавщица такая: кончились, говорит… А я: не может быть, говорю, чтоб хотя бы одного комплекта не осталось. Одного-единственного, для одной-единственной девушки…

НАТАША. Ага, единственной… Ты уже со счёта сбился…

МАКСИМ. …Нету, говорит, все разобрали. А сама глазёшки отводит, коза драная. Вижу: греет по полной... Ну, ладно, говорю, нету за обычную цену, тогда давайте за двойную. Или – за тройную…

НАТАША. Чё, богатый стал? Типа, Буратно? Или как Кохта наш?..

МАКСИМ. …А эта коза в сарафане рогом упёрлась – кончились и всё. «Ранетки», говорит, в лёт уходят, на день партии не хватает… А я ей такой: не уйду, говорю, без стикеров. У меня, говорю, жизнь молодая из-за этих «Ранеток» под откос пойти может…
               (снова берёт Наташу за руку, на этот раз она свою ладонь не убирает)
Хотите, говорю, я перед вами на колени встану? И такой – уже движение делаю, типа – на колени… Эта курица заверещала, руками замахала. Не надо, кричит, что вы, не надо! Ныряет, короче, под прилавок, достаёт комплект, мне протягивает…

НАТАША. За тройную цену?

МАКСИМ (поглаживает Наташину руку). Зачем? За нормальную, как в ценнике. Прикинь, эта овца даже чек мне отбила. 
                (смеясь, пододвигает Наташе стикеры)

НАТАША (берёт картинки, разглядывает). А ты, Макс, это… Ты бы чё, в самом деле тогда – на колени смог бы? Перед этой?..

МАКСИМ (пожимает плечами). Хрен знает… Может, и смог бы… Хотя нет, навряд ли – я ж тогда в белых джинсах был.

НАТАША (притворно надувает губки). Во-во-во… Даже на колени из-за меня не можешь, штанов жалко. Вот такой ты…

МАКСИМ (морщится). Смог бы – не смог бы… Тоже мне тему нашла. В «Галактике» это ведь так, театр просто, цирк. Больше – приколоться… А вообще-то я ради тебя… Ну, Наташка, ты же сама знаешь…
                (после паузы)
Ты это… Ты вот что лучше мне скажи: когда мы увидимся-то? А то обещаешь всё, обещаешь… Твои предки вообще когда-нибудь по выходным из дома сваливают? Ну, в кино там, в гости…

НАТАША (легонько прижимается плечом к Максиму). Ну, я не знаю... Бывает, что и уходят. В «Ашан» ездят закупаться или на дачу там… Ты, Макс, такой… Ты спешишь вечно… И вообще, я на тебя рассердилась. Сильно рассердилась, имей в виду!

     Перед зрителями снова предстаёт Кирилл Гарт.

КИРИЛЛ. И ещё, ребята, идейка одна созрела. Предлагаю составить коллективное обращение к нашим старшим коллегам. Я имею в виду депутатов городского Собрания. Попросить их… Даже не попросить – призвать: пусть они почаще приглашают нас к себе – на слушания, на комитеты там, на обсуждения законодательных инициатив, на всякие заседания… Это же бесценный практический опыт для каждого из нас. Да, сегодня мы всего лишь члены молодёжной палаты, наши голоса – будем честны – как бы не очень хорошо слышны в местном политическом хоре. Но завтра, уже завтра, мы вполне можем стать полноценными парламентариями. Почему бы и нет? Думаю, многие из нас именно таким и представляют своё будущее... И вот тогда этот накопленный опыт здорово нам пригодится. Да? Я прав?.. Поддерживаете идею такого обращения? Тогда давайте голосовать. Кто за?

     Все снова голосуют за.

КИРИЛЛ. Замечательно. Соня, Соня, протокол… А теперь давайте обсудим проблему школьного питания. Только за прошлый месяц на организацию работы школьных столовых поступило… Семь?
                (вопросительно смотрит на Соню)

СОНЯ. Восемь.

КИРИЛЛ. …Да, верно, восемь жалоб… Что не устраивает учащихся? Прежде всего – это довольно скудное и, как правило, однообразное меню школьных столовых. Вы только вдумайтесь в следующие данные…

     Председатель палаты уплывает на задний план. Вместо него – Дима и Соня.

СОНЯ (протирает очки). …А ещё у меня знаешь, что есть… «Грейт Крейзи Сити», лицензионный. «Большой сумасшедший город» по-нашему. Это типа стратегии. Там можно деревни разные строить, города, даже государства. Тебе ресурсы определённые даются, а ты думаешь, как ими распоряжаться. Можно торговать, заводы строить или там воевать… Ты стратегии любишь?

ДИМА. Да, ни-и-ичё… Мо-о-ожно, если то-толковая… Для ра-ра-разнообразия… Когда игра но-но-нормальная…

СОНЯ. Эта нормальная, точно говорю. Там вообще шкодно, там можно людей продавать. Это типа рабы… Тебе за это бонусы, а стране твоей – золотой запас.

ДИМА. И-и-нте-тересно… Да…

СОНЯ. Короче, сам увидишь. А ещё у меня другая есть, недавно купила. Эта «Кёнигкрафт» называется. «Царская охота»  – если в переводе…

ДИМА. «Кё-кё-кёнигкра-афт» – это по-по-по-немецки «Ко-ко-королевская сила» о-о-означает. Или ещё – вла-власть…

СОНЯ. Разве?
                (пожимает плечами)
Не знаю, мне так в магазине сказали… Это ж на немецком, а я инглиш учу.

ДИМА. Я то-то-тоже инглиш. И не-немецки-кий е-ещё… На фа-фа-фа-фа-ку-ку…

СОНЯ. На факультативе? Полиглот, значит?.. И зачем тебе это? Ты что, в иняз поступать собрался?

ДИМА. Не-нет. Я на про-про-программиста хочу... Просто, в Ге-герма-манию по-по-потом уеду… Бу-буду жить там, работать.

СОНЯ. Нафига? Что ты там забыл? Съездить посмотреть – ещё ладно, это я понимаю…Интересно… А жить… Не знаю…

ДИМА. Там ме-ме-медицина, понимаешь? Там опера-ра-рации бесплатно, если с та-таким ди-ди-диагнозом, как у меня. И ещё ко-ко-коляски… У них там знаешь ка-ка-какие!.. А-автома-матические, с батареей, с джой-джой-джой-джой…

СОНЯ. С джойстиком? Ну и что? У нас, думаешь, таких нет?

ДИМА. Не-не-нету. А если и е-есть, то до-до-дорого очень. А там… Мне бы то-только а-аттестат сейчас – чтобы получше, для по-поступле-е-ения… И ха-характе-теристику из палаты… Вы-вы-выучусь на про-программиста – и в Германию… У них там про-программисты ну-нужны, я знаю.

СОНЯ (назидательно). Программисты, Дима, везде нужны. А у нас в стране – особенно, учитывая текущий период исторического развития. Ты на той неделе спецвыпуск новостей по НТВ смотрел? А?.. Ну и напрасно, там как раз… Хотя не в этом дело. Просто… Как бы тебе объяснить… Получается, что Родину свою ты на импортную коляску меняешь. Пусть и с джойстиком. Не знаю, Дима, не знаю. Я бы на твоём месте…

     И опять перед нами Кирилл.

КИРИЛЛ. … А субботники? Во многих наших учебных заведениях они превратились в пустую формальность! Их проводят так, для галочки. Выйдет на школьный двор орава человек в тридцать с двумя мётлами и одним мешком, поднимет пару фантиков… А потом рапортуют: мы как бы отработали, делайте нам запись в дневник добрых дел! Разве это нормально, а ребята?
                (снова глоток минералки – и к листочкам)
«Во-первых, нужно чётко определиться с фронтом работ. Подключить завуча по внеклассной, шефов, местный ЖЭК – если надо… Активнее нужно действовать, напористее, смелее! Между прочим, именно этого и потребовал недавно от современной молодёжи наш президент в своём ежегодном послании к Федеральному Собранию. Во-вторых, было бы здорово проводить данные мероприятия в более торжественной обстановке. С музыкой там, ну, я не знаю, с разными подвижными играми… А трудовая четверть? Нередки случаи, когда она сводится к ежедневному перетаскиванию парт и банальному мытью окон в школе. Это же смешно!
                (перелистывает страницы)
К сожалению, оказался забытым положительный опыт предыдущих поколений. А зря. Скажите: разве не созвучны нашему времени были бы сейчас тимуровские отряды, помогающие ветеранам убраться дома, купить лекарства, продукты? А ведь только в нашем городе, согласно статистическим данным, проживает около»…

     Фигура Кирилла отъезжает. Председателя сменяют Кохта с Алексеем.

АЛЕКСЕЙ. …А я тебе говорю: «Пежо» – путёвая тачка. Движок, конечно, не фонтан, зато аэродинамика, коробка опять же… Знаешь, какая там коробка? Шестиступка-автомат…

КОХТА. Да хоть десятиступка! Немец есть немец. Твоя пежуха хоть усерется, а фольц ни в жись не сделает. А уж тем более – «Ауди» или бэху…

АЛЕКСЕЙ. На прямой, может, и не сделает. А в условиях города – запросто! Пойми, тут в приёмистости всё дело. В «Пежо» трансмиссия самая лучшая, они её в Америке заказывают.

КОХТА (насмешливо). В Америке! Не смеши. Когда мы с батей в Штаты отдыхать летали, приличную машину там в прокате взять не могли. Навяливают всякое дерьмо – форды да шевроле… На них только за гамбургерами ездить.

АЛЕКСЕЙ (с нотками зависти). Класс! Ты в Штатах был, в Италии, в Таиланде… А я вот только к финикам на сборы ездил. Да и то все две недели на базе в лесу проторчал.

КОХТА. Наездишься ещё. Ты ж у нас восходящая звезда спорта, КМС. За что сюда и взят.
                (показывает глазами на всё окружающее)
 Кстати, у моего бати телохранитель – тоже КМС. По айкидо и ещё по какой-то хрени.

АЛЕКСЕЙ. Чё, правда? У твоего папахена телохранитель есть?

КОХТА. Три целых. У них работа – сутки через двое. Кабаняры те ещё, но меня побаиваются. На «вы» называют.

АЛЕКСЕЙ. Ясен пень – уважуха, все дела… А нас училка так называла – весь класс. На «вы», прикинь.

КОХТА. Практикантка, что ли?

АЛЕКСЕЙ. Ага, историчка. Она в нашем педе на каком-то там курсе... Практику у нас проходила. Педагогическую.

КОХТА. Типа, на обезьянках тренировалась.

АЛЕКСЕЙ (смеётся). Ну, на крысах дрессированных… Так она ко мне подойдёт, на «вы» назовёт, а сама краснеет.

КОХТА. Ну так… Чё ты хочешь, такой отвязный мачо любую смутит. Симпотная хоть?

АЛЕКСЕЙ. Так, нормальная… Ноги красивые и вообще…

КОХТА. Ну а бампера? Задница?

АЛЕКСЕЙ. Всё на месте, не переживай. Не хуже, чем у твоей парикмахерши.

КОХТА (с ухмылкой). А ты чё, проверял?

АЛЕКСЕЙ. А ты как думал… Я своего не упущу. Мы с ней однажды… Это ещё в том году было… Короче, после контрольной по средним векам она говорит такая: весь класс свободен, а ты, Юдин, останься, карты и пособия поможешь отнести…

КОХТА. Она же всех на «вы» называла. Сам говорил.

АЛЕКСЕЙ. Ну, так и сказала: вы, Юдин, останьтесь, пособия наглядные отнести поможете. Мне на тренировку надо было, но пришлось… Все, понятно, махом смылись, одни мы с Ириной Сергеевной – звали её так – в классе остались. Я такой сижу за партой, жду. Она – за своим столом, делает вид, что тетрадки проверяет. Пять минут так сидим, десять… Потом она такая: Юдин, подойди, пожалуйста… То есть, подойдите, посмотрите, что-то почерк здесь неразборчивый… Подхожу к ней, наклоняюсь, а она…

КОХТА. Хвать тебя за яйца!

АЛЕКСЕЙ….А она такая – притягивает меня к себе и целует. Прикинь! Прямо в губы… Я вначале растерялся немного, а она уже обниматься лезет.

КОХТА. Нормальный ход!

АЛЕКСЕЙ. Ага… Короче, потискались сколько-то. Я всё кофточку её никак расстегнуть не мог, там пуговок столько, мелкие ещё такие… А она прямо извивается вся, стонет…

КОХТА. Вау! У вас прямо как в той порнухе… Ну, помнишь, Антоха ещё диск притаскивал? Ну, на перемене ещё смотрели, после физры. Только тот «Учительница пения» назывался и там её весь класс дрючил… Ну а ты? Как, нанизал наживку на крючок?

АЛЕКСЕЙ. По полной программе, будь спок! Мы с ней прямо на учительском столе. Хорошо хоть, что вечером, что на этаже никого не было. А то на её крики весь педсовет сбежался бы.

     Оба смеются.

КОХТА. Ну а потом?

АЛЕКСЕЙ. Потом я её домой провожать попёрся. Она на Серафимовича квартиру снимала.

КОХТА. А тренировка? Тебе же на тренировку надо было. Или забил на это дело?

АЛЕКСЕЙ. Какая тренировка, Кохта, сам подумай!.. Короче, проводил до самого подъезда, а она такая: может, зайдёшь на рюмку чая? Поднялись к ней на десятый, и вместо чая – сразу в ванну вместе… А потом… Потом и на ковре в комнате, и на столе на кухне, на балконе даже…

КОХТА (ржёт). Ну ты даёшь, Лёшкин, ну даёшь! Ну, ты и мастак гнуть… На ковре, на балконе… Мир-дверь-мяч! Нет, в натуре: мир-дверь-мяч…

АЛЕКСЕЙ (недовольно). Ты чего? Какой ещё мяч? Башню по ходу снесло?.. Чё ты мне тут мозги шнуруешь?

КОХТА. Не, правда: мир-дверь-мяч!
                (почти успокоившись)
Ну-ка Лёха, скажи по-английски: мир-дверь-мяч.

АЛЕКСЕЙ. Нахрена?

КОХТА. Нет, ты скажи, скажи…

АЛЕКСЕЙ. Вообще-то у меня с иностранным не очень… Ну, мир – ворлд, вроде…

КОХТА. Нет, не в смысле мир – планета, а в смысле – мирное время, не война…

АЛЕКСЕЙ (задумывается). Мирное?.. Ну, пис…

КОХТА. Так… Мир-дверь-мяч…

АЛЕКСЕЙ. Пис… Доо… Болл… Ну и чё?

     Кохта хохочет, указывая пальцем на собеседника.

АЛЕКСЕЙ. Ну и чё здесь такого ржачного?.. В чём фишка-то?..
                (наконец, до него доходит)
А-а-а… Да пошёл ты, Кохта!.. Сам ты… Барсук ты мохнорылый после этого, понял?.. Я ему говорю – а он не верит…

КОХТА. Нет, точно – мир-дверь-мяч! Ну, кипятком обоссаться… Ты, Лёха, в следующий раз лучше ври. Правдоподобнее. На Серафимовича – там же одни хрущёвки, пятиэтажки. Старый район. А ты – десятый этаж, в ванной, на балконе… Ещё бы в джакузи сказал! Ну, даёшь! 

     Перед зрителем вновь появляется Кирилл с бумажками в руке.

КИРИЛЛ. Ребята, ребята, я попрошу внимания… Посерьёзней давайте… Алексей, Кохта! Тут вообще-то заседание, а не КВН…
                (заглядывает в листочки)
«Теперь о культурном досуге. Совсем недавно силами актива в ряде городских школ мы проводили анонимное анкетирование. Как раз на данную тему. Так вот, в итоге получили следующую картину. Более половины опрошенных, а точнее пятьдесят шесть процентов, оказались в этом плане предоставленными самим себе. Они не записаны ни в библиотеки, ни в спортивные секции, ни в кружки… А между тем, только в Центральном районе действуют одиннадцать клубов по интересам, где можно заниматься авиамоделированием, фотоделом,  бальными танцами, петь в камерном хоре»…
                (откладывает листки в сторону)
Какие выводы можно сделать из вышеперечисленного? Сфера интересов значительной части учащихся среднего и старшего звена предельно сужена. В основном, она ограничивается походами по всевозможным развлекательным комплексам, залам компьютерных игр и так называемым дворовым общением. Праздным шатанием ограничивается, если попросту… А подобное времяпровождение, как мы знаем, нередко заканчивается плачевно: потасовками, а порой – что ещё хуже – распитием алкогольных напитков. Не буду голословным.
                (снова читает)
«Согласно данным, приведённым в отчёте городской комиссии по делам несовершеннолетних, в скобках – КДС… Так вот, на 1 января сего года на учёте в КДС состояло»…

     На смену Кириллу на авансцене приходят Наташа с Максимом.

МАКСИМ. Не-е, ты джинсовую юбку не надевай. Она тебе не очень, она тебя полнит… Лучше – синее платье. Помнишь, ты на денюхе у Лысого в нём была?

НАТАША. Синее?.. Ты чё, Макся! Оно же из позапрошлогодней коллекции, отстой… Я выкинуть его хотела, сейчас такие уже не носят.

МАКСИМ. Нормально, нормально… Самое то… У тебя в нём фигурка – что надо.

НАТАША. А чё, без синего – фигура уже не то, что тебе надо?

МАКСИМ. Ну чё ты, чё ты! Цепляешься к словам… Говорю же: синее надень. И туфли на высоком, чтобы ножки подчеркнуть. Короче, сама всё поняла.

НАТАША. Макс, там же загородная база, а ты – платье, каблуки… Там же лес!

МАКСИМ. А тебя что, грибы собирать погонят? Это же «Изумруд», комбинатовская база. Там асфальт везде… А этих – в виповском корпусе разместили.

НАТАША. Тоже мне гуси… Подумаешь – москвичи! Если они из столицы, так теперь что, на цырлах перед ними? Птичьим молоком с руки кормить, в люксах селить?

МАКСИМ. Не в том дело, Натаха, что москвичи. Как тебе растолковать… Это из аппарата ребята, из центрального аппарата. Не руководство, но тоже серьёзный уровень, тоже решения принимают. Они и в политсовет вхожи, и в молодёжный комитет Думы, и даже в президентскую администрацию. Сечёшь тему? Думаешь, они просто так в нашу дыру заехали? Побухать да с провинциалками в сауне покувыркаться?.. Они кадровый резерв ищут. Установка сейчас там такая…
                (показывает пальцем куда-то вверх)
Установка – молодёжный кадровый резерв привлекать. Желательно – с периферии. Из социально неравнодушных, карьерно-мотивированных, с активной жизненной позицией… Списки они составляют.

НАТАША. Чё за списки?

МАКСИМ. Обыкновенные. На бумаге... Попадёшь, Натаха, в такой списочек – и всё, о своём будущем можешь не заморачиваться. Академия при правительстве, аспирантура в университете госслужбы, зарубежные стажировки… А потом – работа в аппарате. Преимущественно – в центральном.

НАТАША. А ты уже, гляжу, в центральный аппарат намылился… В Москву.

МАКСИМ. А почему бы и нет? Здесь, что ли, груши околачивать? Грамотные управленцы сейчас везде на вес золота.

НАТАША. Понятно… Ясно всё с тобой.

МАКСИМ. Что, что тебе ясно?

НАТАША. Ясно – умотаешь в столицу, найдёшь там себе…

МАКСИМ. Ну ты… Вообще! Я же тебя с собой на базу беру. Ты что, не поняла? Вообще-то мог бы и один, а беру. Мы же оба можем – в эти списки… Врубаешься? Только сначала надо впечатление на ребят произвести. Поэтому и говорю тебе: синее платье, туфли… Маникюр – само собой… Да, колготки, колготки… Колготки – восемь дэн, не толще,  поняла? И не вздумай чёрные надевать, это дурной тон.

НАТАША. Да знаю, знаю…

МАКСИМ (стараясь не смотреть на подругу). Ну, и ещё… Ты, Натали, это… Короче, если они начнут тебе знаки внимания оказывать… Разные… Ну, там, выпить с ними, станцевать, ля-ля-тополя… Ты уж не кобенься сильно. Лады?

НАТАША. Ты, Максимовский, совсем приборзел, а? Ты, может, меня и в постель к ним подсунуть хочешь? Чтобы они тебя – в свои списки?..

МАКСИМ. Не меня, а нас… Да ладно, я это так… Не грузись по ходу… Ты там главное – говори поменьше, улыбайся больше. Можешь анекдот рассказать какой-нибудь, только не пошлый. А когда за стол сядем, маслины из тарелки пальцами не таскай, как тогда в кафе. Для этого вилочки специальные есть... Короче, в воскресенье заезжаю за тобой в девять.

НАТАША. В девять – это рано. Мне ещё голову мыть…

МАКСИМ. В девять, сказал, в девять ноль-ноль. Чего не ясно?.. Наташа, это тебе не игрушки, тут серьёзный расклад. Я знаешь, сколько этого шанса ждал?.. А тут сами позвонили, время назначили. Это трамплин, Наталенция, это такой трамплин!.. Всё, в девять ноль-ноль.

     Очередная смена действующих лиц. На этот раз освещается вся сцена, в центре внимания оказываются все участники заседания.

КИРИЛЛ. Ну, вот и всё. В целом, считаю, доклад получился взвешенным, солидным. Согласны?
                (с мест раздаётся неопределённый гул)
Тут минут на двадцать… Что? Много? А мне кажется, в самый раз. Всё-таки, итоговый отчёт… Статистика? Пожалуйста: цифры, проценты… Анализ? Вот он: выкладки и выводы… Самокритика – целый абзац, без этого сейчас, сами знаете… Вот думаю, может включить что-то насчёт модернизации или там, типа, инновации? Ну, или про необходимость психолого-педагогической диагностики процесса адаптации с учётом своевременной коррекции личностных качеств... Или развить такую тему, как имидж молодого активиста? А что, член молодёжной палаты уже априори обязан подавать пример другим учащимся! Успеваемость – это само собой… Активная жизненная позиция – разумеется… Но и внешний вид, ребята, как бы тоже значение имеет. Вот мы в прошлом году ввели у себя на заседаниях определённую форму одежды. Строгий деловой стиль. И правильно сделали: это подтягивает, дисциплинирует, создаёт атмосферу команды… Правда, кое-кто позволяет себе это правило игнорировать…
                (строгий взгляд в сторону Алексея)
Но мы долго либеральничать не будем. А то выходит, как в той присказке: вся рота не в ногу шагает, один лишь – в ногу.

     Некоторое время Кирилл молча перебирает свои бумаги, словно не решаясь перейти к следующей теме разговора.

КОХТА. Ну, теперь-то всё? Можно отчаливать? Цигель-цигель…

НАТАША. Ну, время, вообще-то… Ты, Кир, хоть знаешь, который час?

МАКСИМ. Да, давайте голоснём по-бырому и рассосёмся…

КИРИЛЛ. Погодите, ребята. Голосование – чуть позже, а сейчас… Короче, есть ещё один вопросик. Так, формальность…

АЛЕКСЕЙ (недовольным голосом). Блин! Что ещё за вопросик? Хватит уже вопросиков…  Мы же проект резолюции принимать собирались. Давайте поднимем руки – и в разные стороны. Задрало уже…

КИРИЛЛ (очень сухо). Кого задрало – на следующее заседание может не приходить. Выводы сделаем. А вопрос… Вопрос, ребята, действительно короткий… Протокольный, можно сказать.
                (пауза)
Да, протокольный… В общем, нам с вами нужно утвердить три кандидатуры, проголосовать за три фамилии. И всё, можно быть свободными.

ДИМА. А мо-можно узнать, что это за ка-ка-кандидату-туры? Для че-чего?

КИРИЛЛ. Разумеется…
                (перебирает бумаги, старается не смотреть на остальных)
Разумеется… Вот, только вчера мне сообщили… По емэйлу скинули…
                (достаёт несколько листов)
Тут такое дело… Словом, в июле намечается крупный слёт молодёжного актива. Всероссийский… На него нам с вами нужно трёх человек делегировать.

СОНЯ. В июле? В этом июле?.. А где пройдёт?

КИРИЛЛ. Озеро Велигер. Знаете такое? Слышали, наверно?.. Да, да… Там как бы палаточный лагерь, в нём всё и будет – тренинги, семинары, деловые игры, встречи, дискуссии… Десять дней.

КОХТА (аж привстал со своего места). Велигер! Не хило, если это тот самый Велигер. В прошлом году, вроде, тоже там какие-то лидеры собирались... Так в Инете писали, что Утин к ним приезжал, потом – Ведев… Вообще-то крутой замес, если Велигер! Я бы сгонял, не отказался.

КИРИЛЛ. Ну и прекрасно. Твоя фамилия как раз в списке.
                (демонстрирует бумагу)

АЛЕКСЕЙ (ехидно). Надо же, какое совпадение!.. А кто ещё там? Не секрет?

КИРИЛЛ. Не секрет. Значит, вот…
                (зачитывает)
Вот… Значит, как я уже сказал, Кохта Апаридзе. Думаю, всем понятно: человек он активный, авторитетом пользуется. К тому же – участник всех рейдов, дежурств и субботников. С учёбой у Кохты, насколько мне известно, тоже как бы полный порядок, троек нет. Характеристика из школы – блестящая…

МАКСИМ. Да с Кохтой-то ясно. С остальными – не очень… Ты дальше читай.

КИРИЛЛ. Дальше… Вот… Кисленко Наталья. Нет возражений? Отличница, победительница олимпиад по химии, алгебре и обществознанию. Финалистка межшкольного конкурса красоты. Отзывчивый человек, никогда не отказывается заниматься с отстающими… Да, вот ещё немаловажно: Наталья – член комиссии по успеваемости.

АЛЕКСЕЙ. Член, член… А как насчёт третьего делегата? Это, конечно, Кирилл Гарт? Я не ошибся?

КИРИЛЛ (не поднимая глаз). Вы думаете, я не возражал? Я, ребята, им сначала написал, потом позвонил. Доказывал, что с моей стороны это будет как бы не очень… Ну, не слишком этично и всё такое… Но там правило, обязательное… Оно у них прямо в положении записано. Там, оказывается, нужно, чтобы каждую делегацию возглавлял председатель палаты. Вот так…

     В комнате – недоброе молчание.

КИРИЛЛ. Ну чего вы? Язык проглотили?.. Я что, не по-товарищески поступаю? Или не достоин я этой поездки?.. В конце концов, чем я других хуже? С успеваемостью у меня тип-топ, твёрдый хорошист. Мог бы и отличником быть, если б не нагрузки... На олимпиады ездил? Ездил! В спортивной жизни школы участвую? Участвую! К тому же – редактор межшкольного радио. Участник областной конференции молодёжных лидеров. Вот, значок даже…
                (демонстрирует значок на лацкане пиджака)
Ну чего глаза отводите? Чего молчите?.. Знаю, знаю – все на Веригер хотят. Но путёвки-то только три. Я уж этих…
                (неопределённый кивок)
Я этих и так, и эдак уламывал: дайте больше мест. Нет – только три. Разнарядка у них конкретная…
                (пауза)
Я что, в конце концов, зря здесь упахиваюсь? Просто так хомут председателя второй год волоку? У меня ведь не жизнь, а сплошные заседания, согласования, утверждения, съезды… Я уже забыл, когда в последний раз в кино был… Да я…

АЛЕКСЕЙ (негромко, но внятно, качая головой). Мир-дверь-мяч, реально… Не-е, точно: мир-дверь-мяч.

                Конец первой части


                Часть вторая

     То же самое помещение. Правда, от прежнего благообразия уже нет и следа. Ребята разбрелись по всей комнате. Кто-то сидит на столе, кто-то прислонился к подоконнику, кто-то от избытка чувств меряет кабинет шагами. Все спорят, галдят, что-то доказывают друг другу… И от «дресс-кода» тоже мало что осталось: пиджаки сброшены, галстуки распущены. Листы бумаги раскиданы по столам, по полу.

КИРИЛЛ. ...Ну чего, чего непонятно-то? Сколько раз повторять можно: три, только три путёвки. У них там лимит жёсткий, как вы не уясните?

АЛЕКСЕЙ. Да мне твой лимит глубоко по! Ты меня по?.. Ты нам конкретно объясни, чтоб мы въехали: почему именно эти фамилии в списке? Почему Гарт? Почему Апаридзе? Почему Кисленко?.. Почему не Юдин, к примеру, не Пузырёв?..

СОНЯ. Почему не Зеленцова?..

ДИМА. Да, по-по-почему? Вообще-то не-непо-понятно…

КИРИЛЛ. Почему, почему… Это всероссийский слёт. Все-рос-сий-ский! Туда знаете, какой отбор! Туда только самые-самые едут…
                (спохватывается)
О себе не говорю, я как бы в силу статуса... Порядок такой... А остальные… Одна – отличница, второй – активист, участник общественных мероприятий.

МАКСИМ (кривится). Ну-ну… А ещё – спонсор, да?

КОХТА (подскакивает к Максиму). Ты что такое лепишь, зёма, а? Какой я тебе спонсор?

МАКСИМ. Ну, не совсем ты, конечно. Папаша твой, директор оптовки строительной.

КИРИЛЛ. Слушай, Макс, ты это… Ты как бы фильтруй по ходу, думай, что несёшь.

МАКСИМ. А я думаю, думаю. И говорю то, что все давным-давно знают. Кто на зимних каникулах оплатил поездку нашего актива на горнолыжку? А экскурсию в монастырь?.. То-то, всё он – уважаемый Теймураз Апаридзе. А когда автобус понадобился, чтобы делегатов конференции в аквапарк свозить… Кто автобус выделил?

ДИМА. Те-те-тейму-му…

МАКСИМ. Правильно. Горячо любимый Теймураз Вахтангович.

НАТАША. Ну и что? Человек, может, от чистого сердца, а мы теперь его всенародно чморить будем?

СОНЯ. Чего? Да молчала бы уж! От чистого… Ты что, не знаешь, что ему наследничка своего надо в московский вуз запихать?
                (кивает на Кохту)
В Дружбу народов или в МГИМО. А туда с характеристикой молодёжной палаты – куда проще… А тут ещё такой шанс сам в руки идёт… Ясное дело: сейчас Кохта на Велигер съездит, засветится. С кем надо – познакомится, где надо – слово ввернёт, доклад прочитает… Глядишь – ещё и с самим Утиным сфоткается. Вот тебе и путёвка в жизнь!

КИРИЛЛ. Слушайте, это уже ни в какие рамки! Это уже на войну похоже… На гражданскую… Только врать-то, врать зачем в наглую?
                (хватает бумаги, трясёт их перед носом Сони)
Ты… Ты найди сначала! Да ни в одной накладной, ни в одной платёжке фамилии Апаридзе нету. Ни в одной!

АЛЕКСЕЙ. Может, официально и так… А по реалу – он бабосы нам давал. И мы все это знали, молчали просто. Тем более что ты, Кир, всё в чёрную проводил. И вообще… Неизвестно ещё, сколько к твоим ручонкам прилипло.

КИРИЛЛ. Да ты!.. Ты, Юдин, ответишь… Перед советом палаты за свои слова ответишь, перед всеми. Я найду на тебя…

АЛЕКСЕЙ (отмахивается). Ты, тебя… Бла-бла-бла… Бубнишь тут что-то… А по делу, Гарт, сказать-то тебе, похоже, и нечего. Мы уже полчаса добиться от тебя не можем: по какому принципу твой списочек составлен?

КИРИЛЛ (насупился). По справедливому… По максимально объективному и справедливому принципу. Устраивает?

АЛЕКСЕЙ. Да? Ну, если так… Тогда на Велигер вот его нужно в первую очередь отправлять.
                (встаёт за коляской Пузырёва)
Если, конечно, по справедливому и объективному…

НАТАША. А можно поинтересоваться, почему именно его? Почему Пузырёва?

АЛЕКСЕЙ. Ну, хотя бы потому, что на инвалидности человек. Группа у него…

МАКСИМ (горячо). И даже не в этом дело, что инвалидность... Димас действительно по всем статьям подходит. Кто в прошлом году предложил для погорельцев гуманитарную помощь собрать? А? Пузырёв. Сам и организовал всё – по телефону, по аське… А в компьютерах кто лучше всех шарит? Даже учитель информатики чуть что – к Димке бежит за консультацией.

КИРИЛЛ. Ну и дальше что? Что ты этим сказать хочешь? Это же всё частности… Ну, придумал флэшмоб для помощи пострадавшим, ну комп кому-то починил… А дальше? А в общем и целом – что?

ДИМА (в волнении пытается встать из коляски). Как что, Ки-ки-кир? Ка-а-ак что…

КИРИЛЛ. Вот и я спрашиваю: что? Там, Пузырёв, с тебя первым делом анкету потребуют. А в анкетке той графа: успеваемость. Ну и?.. Молчишь?.. Правильно, потому что знаешь: успеваемость у тебя того… Тоже на инвалидности… По русскому-то у тебя трояк.

ДИМА. Да нет, Ки-ки-кирилл… Это не со-со-совсем…

КИРИЛЛ. Думаешь, не знаю? Ты думаешь, я в школу не звонил?.. А посещаемость наших заседаний? Это же полный трындец!
                (листает свой блокнот)
Член городской молодёжной палаты, член комиссии по школьному самоуправлению Пузырёв из восьми последних собраний присутствовал только на пяти. Извини, Дима, но нельзя же до такой степени игнорировать. И пользоваться своей… Своим положением.

ДИМА (дрожащим голосом).  Но, Ки-кирилл… Я же в са-са-самом деле… Я же болел, я месяц из до-до-дома не вы-вы-выходил… Я же на капельнице…

КИРИЛЛ (сухо). Не знаю, не знаю… Никаких справок я не видел… Ну ладно... На это ещё как бы можно глаза закрыть. Списать на физические немочи и всё такое… Но – коляска! Ты же на коляске…

СОНЯ. Ну и что?

КИРИЛЛ (обернулся к Соне). Как – что? Там же палаточный лагерь, берег озера. Там же условий никаких… Там комары… И он в палатку – на коляске?

КОХТА. Слушайте, а в самом деле…Там что, к палатке пандусы подведут? К Димасу что,  сиделку специальную приставят?            

ДИМА (почти плача). За-зачем ты так? Мне си-сиделка не ну-нужна. Я, если надо, всё са-са-сам…
                (вновь порывается встать из коляски)

АЛЕКСЕЙ (удерживая Диму). Сиди, Димыч, сиди…
                (к Кохте)
Ты же сам говорил, что про слёт в инете читал. Ну, который на Велигере, который в прошлом году… А если читал, то должен знать: туда разный народ приезжает. Есть и такие, которые не ходят, которые на колясках. Для них специальный корпус построен. И там – все условия.

НАТАША. Юдин, а ты чё это развыступался? То нудил всё: домой надо, домой, а тут… Голос прорезался? Ты чё, к Пузырёву в адвокаты нанялся? Смотри, не промахнись! Ты не забывай, что твоего подзащитного здесь вообще быть не должно. Его, если начистоту, вообще к нам из жалости определили.

КИРИЛЛ. Наташа, ну зачем ты?

НАТАША. А что? Разве не так? Когда ротацию проводили, у нас и более достойные кандидаты были. Эдик Черных из пятой – лауреат международного конкурса баянистов. А Лера Кузнецова из восемнадцатой? Она со своим номером до полуфинала «Минуты славы» дошла. С самим Гариком Мартиросяном разговаривала! Но тут из облоно позвонили…

КИРИЛЛ (подходит к Наташе). Ну, ну… Это как бы лишнее... Слышишь, Наталья?

КОХТА. Нет, нет, пускай говорит! Раз уж у нас сегодня вечер откровений… Интересно…

НАТАША. Я, разумеется, свечку не держала, мне рассказывали… Короче, тема такая. Позвонили: сейчас, говорят, новая мода пошла, типа, тренд такой сверху запустили – поддержка незащищённых слоёв и всё такое… Надо, мол, выявлять способных людей этой категории, давать им шанс на социальную адаптацию и всякая такая ботва… Ну и Кириллу нашему: надо, мол, такого отыскать – чтобы сразу и подающий надежды был, и при коляске. И по шустрому в состав палаты его ввести. Для квоты – чтобы в отчётах всё кудряво было.

КОХТА. Ну?..

НАТАША (показывает глазами на Диму). Вот, нашли. Вспомнили, что некто Пузырёв из  десятой на олимпиаде по информатике министерскую грамоту когда-то там отхватил. Позвонили директору. За пару дней обстряпали школьные выборы, ввели в состав...

ДИМА. Да вы… Вы-вы-вы что, ребята?.. Вы же мне дру-другое тогда го-го-говорили… Что я  в палате нужен, что до-до-доверяете мне… А вы-выходит – для кво-квоты?.. Как же так, ре-ребята?..

НАТАША. Ой, Пузырёв, только не надо, ладно? Не надо… Не нужны тут никому твои истерики. Сейчас ещё припадок изобразишь…
                (достаёт пилку, чистит ногти)
У меня и так голова уже квадратная. Третий час заседаем… Чего психовать-то? Кириллу позвонили – он под козырёк, исполнил. И всё.

КИРИЛЛ. Ну, может, и не совсем так. Наташа того… Краски как бы немного сгустила… Все мы знаем, что Дима Пузырёв парень в общем-то неплохой…

КОХТА (хмыкает). Ага! Только ссытся и глухой…

КИРИЛЛ (недовольный взгляд в сторону Кохты). …Дима – неплохой парень. Мы его ценим. И действительно – доверяем.
                (смотрит на Пузырёва)
Только тебе, Дима, нужно учесть…

ДИМА. Да как же та-та-так? Вы это по-подстроили… Чтобы я… Что-о-обы мне… Га-гады! Гады!.. Сво-сво-сволочи… Су-суки…
                (хватает со стола блокнот, швыряет его в Кирилла)

КИРИЛЛ. Вот как?.. Так, значит?.. И это твоя благодарность? За то, что специально под твою коляску лестницу расширять хотели? За то, что на каждое заседание на руках тебя на третий этаж тараним? За то, что я в гороно все телефоны оборвал, пока уломал их для тебя надомное репетиторство организовать?.. А ты – так? Да?..

     Кирилл делает шаг по направлению к Диме, но на его пути тут же возникают Соня, Максим и Алексей.

КИРИЛЛ. А-а-а, вот оно что! Снюхались уже… Целую коалицию-оппозицию из обиженок состряпали.

     Кирилл резко разворачивается, возвращается к своему столу, садится на край. Вынимает сигарету, закуривает. Поймав взгляд Наташи, делает досадливый жест рукой.

КИРИЛЛ. Да ладо тебе…
                (к Соне, Алексею и Максиму)
Это всё как бы славно, но… Сами-то вы чего хотите? Что предлагаете? Кому на Велигер ехать? Или, может, вообще нафиг отказаться от счастья такого?

СОНЯ (выходит в центр комнаты). Нет, зачем же… Не надо отказываться… Только нужно по-настоящему объективно выбирать. Чтобы показатели за кандидата говорили, его реальные показатели: и успеваемость, и личные качества, и общественная работа… Вот… Лично я так думаю.

КОХТА (раскачиваясь на стуле). На себя, что ли, намекаешь?

СОНЯ (поправляет очки). А тебя это напрягает? Ты-то что волнуешься? Ты же у нас всё равно неприкасаемый…
                (достаёт из кармана книжечку, похожую на студенческую зачётку)
Вот мой дневник полезных дел. У меня здесь 12 записей – побольше, чем у многих из вас. Комиссар уборочного отряда, пять уроков доброты для младших классов, шесть дежурств в общественной приёмной депутата городского Собрания…

АЛЕКСЕЙ (мрачно). А это… У депутата случайно не Зеленцова фамилия?

СОНЯ (убирая дневник). Какая разница? Ну, Зеленцова… И что с того?

КИРИЛЛ. Разница? Разница, дорогая Соня, в том, что это приёмная твоей мамочки, депутата Горсобрания.

МАКСИМ. …Председателя постоянной комиссии по налогам и бюджету.

НАТАША (ехидно). Даже странно, что маменька тебе так мало дежурств нарисовала. Пожадничала, что ли?

СОНЯ (горячо). Да вы… Да я, если хотите знать… Да я действительно, я по-настоящему!..

ДИМА. Ре-е-ебята! Да разве в этом де-де-дело?

МАКСИМ. А в чём, Димка, в чём тогда? У нас тут отчего напряги? Почему такой хай поднялся? Потому что каждый себя уже там, на Велигере увидел – в палатках, на диспутах, у костерка с Ведевым.
                (обводит всех взглядом)
Давайте уж открытым текстом: эта поездка – она, как лотерея беспроигрышная. Каждый, кто на озеро попадёт, так или иначе вытянет счастливый билет. Не так разве?.. На обсуждениях руку поднял, засветился – напротив твоей фамилии уже галочка. Инициативу выдвинул, дельное предложение высказал – фамилия обведена жирным маркером…
                (к Кириллу)
Где у нас формируется список президентского кадрового резерва? На Велигере. Из кого будут набирать слушателей заочных курсов «Управленец XXI века»? Из велигерских делегатов. Так что…

КИРИЛЛ. …Так что будем теперь глотку друг другу из-за этих путёвок рвать? Да?
                (делает последнюю затяжку, тушит сигарету прямо о столешницу)
Нет уж, увольте, не хочу… Можете мою фамилию вычёркивать.

     Кирилл отодвигает от себя «велигерские» бумаги. Их принимает Соня.

АЛЕКСЕЙ. Широкий жест? Да? В великодушие решил поиграть?.. Это ты потому такой великодушный, что знаешь: без тебя делегацию всё равно не сформируют. Положение там такое, сам говорил: только председатель возглавить может…

СОНЯ (берёт «велигерские» бумаги, изучает). А вот и нет! Седьмой параграф, смотрите: в случае невозможности исполнения председателем молодёжной палаты обязанностей главы делегации, данные функции переходят к его заместителю… Ко мне, то есть. Так что всё ясно, можно голосовать.

ДИМА. Это как? За что го-го-голосовать-то? За ко-кого?

СОНЯ. За список. За новый список делегатов на слёт.

МАКСИМ (осторожно). Ну и?.. Что за фамилии в этом списке? В новом?..

СОНЯ. Фамилии такие: Зеленцова, Максимовский, Апаридзе.

НАТАША. Алё, гараж! Подруга, ты ничего не попутала? А я куда делась?..

АЛЕКСЕЙ (хмыкает). А ты, Натэлла, бамбук кури. Вместе со мной и остальными четырьмя лохами. Для нас – полное обломинго.

НАТАША. Нет, в самом деле… Это что же такое?.. Кирилл!..
      (вопросительно смотрит на Кирилла, но тот демонстративно отворачивается)      
Кир, это что за херомантия? Ведь сначала всё по справедливости было. У меня же одни пятёрки… Похвальные листы – каждую четверть… Моё фото на Доске почёта…               

МАКСИМ (негромко). А проверочную по физике на пару написала…

НАТАША (резко оборачивается, растерянно смотрит на Максима). Макс, ты чего? Ты зачем?.. Я же на следующий день эту двойку исправила. И вообще… Максим!..

МАКСИМ (вскакивает с места, почти кричит). Что – Максим? Что?.. Хватит меня за придурка держать! Кривляется тут, глазами хлопает… Кукла! Думаешь, я не знаю, что ты с этим… Что ты с ним трахаешься?
                (кивок в сторону Кирилла)
Два месяца уже… Или три… Квартиру где-то на Сортировке снимаете, на такси туда… Знаю, видел… Не раз видел… В школе всем: типа, на заседание общественного совета при мэрии. А сами…
                (срывает с шеи галстук, бросает на пол)
Вы потому оба и очутились в этом списке, что Кир подсуетился. Позвонил, кому надо, пошептал в трубку… На Велигере, небось, в одной палатке поселились бы? Резвились бы там на свежем воздухе. Чем не лафа: утром про инновационную экономику порассуждали, днём – про пути выхода из кризиса, перед ужином – патриотические песенки под гитару попели... А ночью, в палатке, под плеск волны… А?

     Ни слова не говоря, Кирилл подскакивает к Максиму, хватает его за ворот рубашки. Однако потасовки не получается, ребят быстро разнимают.

МАКСИМ (тяжело дышит, поправляет рубашку). Что, закусился, председатель, да?.. Значит – правда? А ты бы как хотел? И на кол сесть, и рыбку съесть?.. Не-е-ет, чувак, не проканает. А вот если я возьму – и спалю вас? Если я ещё и видео ваше на ютьюб скину, на вконтакте? В фейсбук?.. Тогда как?

НАТАША. Какое ещё видео? О чём ты?
                (к Кириллу)
Кир, он о чём вообще?..

МАКСИМ. О том самом, Натали, о том самом… О вашем совместном видео…
               (достаёт из кармана телефон, щёлкает кнопками, смотрит на экран)
А ты, Наташка, оказывается, очень умелая… И сверху можешь, и в кресле… А ласкаешь-то, ласкаешь как!..
                (демонстрирует изображение тем, кто рядом)
Даже завидно, честное слово… А это… Это уже на садо-мазо тянет… Ух ты!
                (выключает телефон)
А меня-то… А мне-то лапшу вешала: подожди да подожди, завтра, потом, после дождичка в четверг… А сама тем временем…

КИРИЛЛ (сквозь зубы – Наташе). Ты… Ты чё, совсем дундучка? Ты ему – зачем?.. Нахрена ты ему эту запись скачала? Мы ж это для себя, мы же договаривались… Ты обещала…

НАТАША. Какую запись, Кирилл? Ты чё?.. И вообще я ничего, ничего не понимаю…

     Спустя мгновение Наташа молнией кидается к Максиму, пытается выхватить у него мобильник. Но Максим перехватывает Наташину руку, выкручивает её. Наташа визжит, корчится от боли.

НАТАША (сидя на полу на корточках и рыдая). Дураки вы все! Кретины полные! Козлы, уроды, дрочилы прыщавые!.. Ничего я ему не скачивала… Не говорила даже…

МАКСИМ. Это точно – не скачивала и не говорила. Я эту запись сам у тебя скачал по блютусу. Помнишь, в пиццерии сидели? Ты ещё в туалет пошла, а трубку на столе оставила. Ну и я… Короче, извини, не выдержал. Пока ждал – поинтересовался, заглянул, так сказать, в твою интимную жизнь. Был немало удивлён.
                (кривая усмешка)
Да ты… Да вы не бойтесь. Ничего никуда я скидывать не буду. В хер не упиралось… Но себе на память запись оставлю – так, на всякий случай. Будет напоминать мне в минуты тяжких раздумий, каким поленом я был.
                (к остальным)
Ну, теперь, думаю, со списком окончательно всё ясно? Итак, приступим к всенародному голосованию?

АЛЕКСЕЙ (тихо, не поднимая глаз). Зеленская, Апаридзе, Максимовский?

МАКСИМ. Нет. Максимовский, Зеленская, Апаридзе. Так лучше звучит.

АЛЕКСЕЙ (демонстрирует Максиму средний палец). А это ты видал?

МАКСИМ (подмигивает). Фу, Леша, как некультурно! Недостойно члена палаты… Принижает моральный облик и тэдэ… К тому же – ещё и слабо аргументировано.

АЛЕКСЕЙ. А какие тебе аргументы нужны после этого? Какие?
                (кивает на мобильник Максима)
Да тебе за это!.. Знаешь… Ты думаешь, после этой мерзости кто-то за тебя руку поднимет? Да я… Да мы… Мы сейчас возьмём и новый список составим.

МАКСИМ (иронично). А в нём будет написано: Алексей Юдин…

АЛЕКСЕЙ. Может быть… Если ребята меня поддержат.
                (оглядывается)
Поддержите, а, ребята? Проголосуете?

ДИМА. Да, Лё-лё-ша, по-по-поддержим… Конечно…

     Однако остальные молчат, отводят глаза в сторону.

АЛЕКСЕЙ. Ребята! Вы должны проголосовать. Не за него же вы будете…

МАКСИМ (снисходительно похлопывает Алексея по плечу). Одного голоса, Лёша, маловато будет. Да ещё и убогого такого, с ограниченными, так сказать, возможностями.

АЛЕКСЕЙ (ошарашено). Парни… Девчонки… Вы чего? Неужели вы?.. Почему?..

КИРИЛЛ (обменивается взглядами с Соней). Знаешь, Алексей, мы, конечно, лично против тебя ничего не имеем. Ты перспективный спортсмен, просто парень хороший … Ну и в работе себя как бы зарекомендовал. Только…

АЛЕКСЕЙ. Что – только? Что?

СОНЯ. Тут такое дело, Лёша… Мы пока не хотели тебе говорить, но раз всё так повернулось… На прошлой неделе бумага на тебя пришла. Ну, типа, сигнал – из вашей федерации. Короче, нас, то есть, руководство молодёжной палаты, поставили в известность, что тебя могут дисквалифицировать. На полгода или на год даже. Отстранить от официальных соревнований. Там написано, что пробы на допинг дали положительный результат. Я вот недавно по Рен-ТВ передачу о легкоатлетах смотрела, так там было интервью…

АЛЕКСЕЙ. Пробы? На допинг?.. Это которые на универсиаде, что ли, брали?.. Ну и что? Это же первые пробы, потом ещё вторые вскрывать должны. Это же предварительный результат всего лишь… И вообще – вы-то тут при чём? Велигер – при чём?

СОНЯ. Здрасьте! Как это – при чём? Ты вообще-то член молодёжной палаты, ты на виду всегда. Это обязывает. На тебя смотрят, по тебе и о нас судят. Так что… Сам должен понимать…

АЛЕКСЕЙ. Да я клянусь, ошибка это! Так часто бывает – пробирки перепутали, бланки не те заполнили… Говорю же – ещё вторая проба будет.

СОНЯ. Первая, пятая, десятая… Я вот лично в этом ничего не смыслю. Но, Лёша, попробуй поставить себя на моё…
                (смотрит на Кирилла)
…На наше место. Вот ты бы сам чему поверил: голословным клятвам или официальному документу с печатью, с подписью?

АЛЕКСЕЙ (хрипло). Человеку бы, человеку я поверил! Живому человеку, а не бумажке… Ребята, вы же меня знаете, я же сколько с вами… Мы на субботники вместе, на сплав, в пейнтбол… Ну, разве смог бы я?

КИРИЛЛ (качает головой). Демагогия, Юдин. Чистой воды демагогия.

СОНЯ (смотрит на часы). Полностью согласна…. Ой, а времени-то, времени уже… Всё, надо ставить вопрос на голосование. Кто за то, чтобы…

ДИМА. Я про-про-против!

СОНЯ. Что?.. Против чего ты, Дима?

ДИМА. Про-про-против списка этого… Против фа-фамилий, ко-ко-которые там… Особенно – Апа-паридзе…

КОХТА. Опаньки! Юродивый наш голос подаёт… И чем я тебе не угодил?

СОНЯ. В самом деле, Пузырёв, ты можешь толково свою позицию объяснить? Чем тебя кандидатура Кохты не устраивает?

ДИМА. Не Ко-кохты конкретно… Я против фамилии. Грузинская фами-ми-милия.

КИРИЛЛ. Ну и что с того, что грузинская? Ты что, националист? Грузинофоб, что ли? Вроде, не замечали.

ДИМА. Да вы то-только пре-представьте себе… Приезжают на Ве-велигер Утин там, Ве-ведев…Собирают актив, звучит ро-ро-российский гимн… Участники вста-а-ают, потом вопросы задают, пре-пре-представляются… И тут – Апаридзе… А во-во-война? Она же со-со-совсем недавно была…

СОНЯ. Ну, война… Ну, была и была… Уже забыли все.

КОХТА (приподнимается со стула). Ты что меня моей же фамилией в морду тычешь, а? Ну, грузинская фамилия… Но я в Грузии ни разу не был. Я родился здесь и уже шестнадцать лет в этой стране живу… Я, если хочешь знать, по-грузински с русским акцентом разговариваю.

КИРИЛЛ (нахмурился). Ты погоди, погоди, Кохта, не заводись… Тут это… Тут с холодной головой надо… Тут политика… Вообще-то действительно подумать надо.

КОХТА. Чего думать? Чего?.. Этот овощ меня моей же фамилией попрекает. А ты – подумать?!.

ДИМА. Ты не понял, Ко-кохта… Не в те-тебе дело… То-только… Когда война на-началась, в  га-газетах публика-ка-кации были… Ну, фамилии разные пе-перечисля-лялись – тех, кто гру-грузинам деньги на оружие да-да-давал…

КОХТА. Ну и дальше чё?

ДИМА. Та-та-там и твоя фа-фамилия была, отца твоего… Писали, что он су-су-суммы большие в Грузию пе-пе-переводил… Что оружие здесь закупал, на-на-наёмников якобы вербовал… А ещё…

     Пузырёв не успевает договорить – на него с кулаками бросается Кохта. Атака получается столь яростной и стремительной, что коляска переворачивается, Дима летит на пол. Он пытается сопротивляться, но всё равно оказывается беспомощным против града ударов. Наконец, совместными усилиями рукопашную прекращают. Коляску ставят на колёса, Диму (его лицо в крови) усаживают в неё.

КИРИЛЛ. Ребята, ребята!.. Кохта!.. Дима!.. Вы что, охренели?.. Ведь так… Мы сожрём так друг друга, в клочья разорвём… Нельзя же так… Нам спокойно надо… Нам просто проголосовать надо…

СОНЯ (поправляет одежду на Диме). Ему срочно кровь остановить нужно. Видите: губа… И нос тоже…

     Кирилл дрожащими руками шарит по своим карманам. Достаёт носовой платок.

КИРИЛЛ (протягивая платок Соне). На, держи… Пусть вытрется.

АЛЕКСЕЙ. Тут вода нужна. Холодная… Я его до туалета…
                (поворачивается к Диме)
Димас, как ты? Нормал?.. Я тебя, братан, сейчас до тубзика скатаю…

ДИМА. Не-не-не надо… Я сам… Я нормально себя чу-чу-чувствую… Я сам – в ту-туалет… Я сам…

     С заметным усилием, но стараясь держаться молодцом, Дима толкает колёса своей коляски. Он направляется к дверям. Остальные провожают его взглядами. Дима скрывается в коридоре, дверь закрывается. Некоторое время все подавлено молчат.

НАТАША (вытирая глаза). Тут кровь на полу осталась… Надо будет замыть потом…

     Снова длинная пауза.

АЛЕКСЕЙ (Кохте). Что, генацвале, доволен? Справился с инвалидом?

КОХТА. Отвали… Я его вообще не бил. Толкнул только – он упал. Сами видели… А что: если инвалид, то оскорблять по-всякому может? Да?
              (достаёт из сумки банку пива, открывает её, делает несколько глотков)
«Клинского» кто-то хочет? Правда, тёплое уже…

     Никто из присутствующих не реагирует.

КОХТА (ещё пара глотков). Надоело мне всё это. Во где у меня голосование ваше, резолюции, Велигер ваш грёбанный… Тошно уже…
                (сплёвывает)
Встану сейчас – и уйду нахер.

МАКСИМ. Не уйдёшь.

КОХТА. Сказал – уйду!

МАКСИМ. Не уйдёшь. Отца испугаешься.

КОХТА. В смысле? Чё мне отца-то своего бояться? С какой стати?

МАКСИМ. Если уйдёшь – лавэ его сгорит. То, которое он за эти три путёвки отвалил. С условием, что тебя в состав включат… Интересно было бы узнать, сколько он заплатил… Не в курсе, Кохта, почём нынче десятидневная июльская путёвочка на озеро Велигер? А?

КОХТА (лениво). Да пошёл ты… Ты чё, провоцируешь? Нарываешься? Зря, у меня уже настроение не то – чтобы тебе рубильник шлифовать.

МАКСИМ. Нет, Кохта, правда. Сколько Теймураз Вахтангович заплатил? Сколько такая козырная поездка стоит?

     Апаридзе медленно допивает пиво, тыльной стороной руки вытирает губы. Потом сминает ладонью жестяную банку, швыряет её в угол.

КОХТА. Хочешь узнать сколько? Нет, Макс, ты правда хочешь узнать?.. Хорошо, скажу тебе по дружбе, как член палаты – члену, товарищу: чуть дешевле, чем отмазка от сто тридцать первой статьи.

МАКСИМ. Чего? Ты это о чём?

КОХТА. Ты хотел узнать – я тебе говорю. Ты же прекрасно эту статью знаешь: сто тридцать первая, часть четвёртая: изнасилование с отягчающими.

МАКСИМ. Ну, допустим… Только не пойму, куда ты клонишь.

КОХТА. А я сейчас и это тебе объясню. Всем объясню…
                (обращаясь к остальным)
Помните, месяцев пять назад суд был? Его даже по телеку показывали… Тогда ещё этого отморозка из тринадцатой, Воробьёва, посадили. И пару его подельников тоже. Помните?

КИРИЛЛ. Как не помнить. Конечно. Мы тогда ещё внеочередное заседание собирали, срочно профилактические меры обсуждали… Протокол даже где-то должен быть.

КОХТА. Короче, Воробей тогда с дружками двух интернатовских шестиклассниц в лесу отловил. Ну, уболтали девок, напоили, а потом покуражились… Да ещё избили напоследок, ножом угрожали… Грязная история.

КИРИЛЛ. Да уж… Мерзкая… А чего ты вдруг вспомнил-то?

КОХТА. Да как раз не вдруг… Коллега по палате вот попросил.
                (кивок в сторону притихшего и побледневшего Максима)
Кстати, он ведь тоже у нас из тринадцатой?

НАТАША. Воробьёв из тринадцатой, Максим тоже… Но из этого ничего не следует.

КОХТА. Само по себе – ничего. Только я знаю, что до суда Воробьёв с Максимовским дружбу водили.

МАКСИМ. Не трынди! Какую дружбу? Чего это я буду со шпаной всякой корифаниться?

КОХТА. Хорошо, тогда поправлюсь. Дружить, может, и не дружили, а делишки вместе проворачивали. Так? Не скажу, чтобы крупные, так – фарца копеечная…
               (жестом останавливает Максима, который пытается возразить)
Ты погодь, погодь! Дай уж высказаться, раз настаивал. Я сейчас не об этом… Просто вдруг вспомнилось, что в том уголовном деле – ну, об изнасиловании малолеток – и фамилия Максимовского тоже фигурировала.

МАКСИМ. Ну чего ты мелешь? Чего мелешь?.. Ты сам не знаешь, чего городишь… Это же бред! Кто тебе сказал такое?

КОХТА. Отец сказал. А ему – хороший знакомый из прокуратуры… Так вот: там вместо трёх подельников поначалу четверо проходило. Это с тобой, Макс, вместе. На предварительных допросах Воробей показал, что ты им вино покупал. И что в лесу с ними был... Но твои предки проявили нежную родительскую любовь, включили все ресурсы… Адвокатов наняли, хороших адвокатов… Много адвокатов… 

МАКСИМ. Хорошие адвокаты хороших денег стоят. А мои, если в курсе, на железке работают. Поммастера на дистанции пути и воспиткой в садике ведомственном…

КОХТА. Верно. Всё верно… Излагаешь правильно, как научили. Работа на железной дороге действительно не слишком денежная. Зато стабильная. Что и помогло твоей матери взять кредит в банке. А отец тем временем машину продал, гараж…

МАКСИМ. Нет…

КОХТА. Что – нет?

МАКСИМ (отворачивается). Гараж не продал…
                (долгая пауза)
Покупателя не нашёл…

     В помещении повисает тишина. Слышен даже гул машин за окном.

СОНЯ (дрожащим голосом, тихо). А Дима… Пузырёва что-то долго нет… Надо бы узнать… Я это… Я пойду, гляну?..

     Соня бочком, бочком протискивается к двери, скрывается за ней.

КОХТА. Значит, не продал гараж? Выходит, наврали, напутали… Но купюр-то всё равно хватило, а? Раз в ментовке протоколы заново переписали – значит, хватило? И рот Воробью замазать – тоже хватило? Он на семь лет за колючку отправился, а ты – вот он перед нами, красава такой… 

НАТАША. Макс, это правда? Про уголовку, про Воробьёва… Правда?

     Максим кусает губы. Молчит.

КИРИЛЛ. Максим… Если даже часть… Если хоть какая-то доля из этого… Ты же сам должен понимать…

     Из коридора доносится крик. Тут же в комнату врывается перепуганная Соня.

СОНЯ (кричит в истерике). Там… Там… Там Пузырёв – в мужском туалете… Ребята… Там Димка… Он вены себе порезал… Я пошла посмотреть, а он там… Я сначала не заходила… Просто вижу – свет в мужском… Вода, слышу, льётся… Думаю: постою немного, он кровь смоет, выйдет… А его нету и нету… А вода льётся… Постучалась – ничего… Я такая дверь открываю – стоит его коляска. Прямо посередине стоит. Пустая… А Пузырёва нету… Присмотрелась – а он в углу сидит, в самом углу, где швабры… Сидит такой на корточках, руки вот так сделал…
                (Соня прижимает к животу обе руки)
И кровища!.. Везде кровь, весь кафель красный… Сидит – и глаза закрыты… Мне так жутко стало… А вода из крана льётся, льётся… Ребята, сделайте же что-нибудь! Я боюсь, боюсь я… Ребята!..

                Конец второй части

 
                Вместо эпилога

     В абсолютно пустом помещении – три старика на инвалидных колясках. Один из них в кепке. Другой – в берете. Третий имеет на голове фетровую шляпу. Из мебели в комнате – только пластиковый садовый столик, по которому дедушки колотят костяшками домино.

КЕПКА. …Ага, так, значит? А мы на это – шесть-два.

     От души лупит костяшкой по столу. Человек в берете делает ответный ход.

КЕПКА (человеку в шляпе). Ну, чего мозгами заскрипел? Ходи, давай!

     Шляпа вздрагивает, потом аккуратно кладёт костяшку на стол.

КЕПКА. Эх, Шляпа!.. Ну, кто ж так в домино ходит? Ты не в институте благородных девиц, случаем, обучался?.. Вот так надо…
                (звучно бьёт по столу)
Один-три.

     Берет делает очередной ход. Смотрит на Шляпу.

КЕПКА (Берету). Ну, поршнями-то ржавыми шевели… Чего извилинами заскрипел? Не кроссворд решаешь…

     Шляпа кладёт костяшку.

КЕПКА (морщится). Опять ты… Как будто гладью вышиваешь…
                (кивает Берету)
Давай…

     Берет внимательно изучает оставшиеся в ладони костяшки. Делает ход.

КЕПКА. А-а, вон оно что… Вон ты куда клонишь… Пусто-два? Ага…

     Какое-то время нам кажется, что Кепка раздумывает над следующим ходом. Но нет, он уже забыл об игре.

КЕПКА (швыряя костяшки на стол). А, ну вас к чёрту! Скучно с вами, не интересно. Ставите по десять центов, а думаете, что графские имения проигрываете…
                (подпирает голову кулаком)
Вот у меня в подчинении тоже один такой был – всё задумывался. Прямо на рабочем месте стихи, оказывается, сочинял… Я его разок застукал – смолчал. Второй раз – замечание сделал. Ну а уж на третий… Лети, говорю, голубь, отсюда прямо на биржу труда. Адрес, говорю, назвать или сам найдёшь?
                (ловит недоверчивый взгляд Шляпы и Берета)
Не верите? Думаете – вру?.. Ага, ещё мне «мир-дверь-мяч» скажите…
                (грозит им кулаком)
Только попробуйте!.. Хотя, это ж на английском, а вы кроме своего ничего и знать не хотите… У вас весь мир: завтрак-обед-ужин-домино-телевизор. И кружка пива по субботам. Всё.
                (выпрямляется в кресле)
А у меня, между прочим, четыреста человек в подчинении было. Четыреста! Но это потом… А сначала… Ну, приехал мальчик из России. Кому он нафиг здесь нужен – в коляске, двух слов выговорить не может… Но ничего, устроился программистом в местное отделении партии зелёных. Горбатился по 14 часов в сутки… Заметили мальчика, сделали помощником депутата. А тот себя не жалел, по стране мотался, листовки на улицах раздавал… Под  дождём, на ветру… А лет через пять он уже сам свою кандидатуру на выборах выставил. И что думаете? Прошёл!
                (самодовольная улыбка)
Ну и завертелось… Выборы, съезды, конференции, рейтинги, речи… У зелёных ловить дальше нечего было, в правящую вступил. И там уж как по маслу: пригласили в министерство. Сначала департамент дали, затем – целое направление курировать. Ну а потом и до замминистра дорос!
                (пристально смотрит на Шляпу)
Ну чего ты головой качаешь, чего?.. Не понимаешь – так и сиди… Да, до замминистра... Мне уж и министерский портфель предлагали, только я не согласился… Хлопотно… Да не мотай ты головой своей бестолковой! Ты думаешь – только у них, у этих там всё чики-пики? А я, вроде, как и ни при чём?..
                (из-за пазухи достаёт старую мятую фотокарточку)
Хотя и эти… И они… Достигли тоже кое-чего… Этот – послом в Аргентине был, умер уже… Эта вот – в администрации президента работала… Этот – политолог известный, его по телевизору даже показывали… Этот, что улыбается, – в университете преподавал, на спортивной кафедре. Спился потом, цирроз… Вот эта – замуж за этого вышла, потом себе олигарха нашла, но тоже развелась… Про этого – не знаю…
                (прячет карточку)
Ну чего пялитесь, как сычи? И пялятся, и пялятся… И молчат… Думаете, небось: тот вон в Буэнос-Айресе, а ты тут на коляске… А я ведь тоже не хуже их был… У меня в штате тыща человек была… Это сначала… А потом – три тыщи… И я ими… Как марионетками…
                (крутит руками)
Направо, налево… Потому что я верил… Потому что знал: смогу, достигну, дотянусь! Что вовсе не коляска эта – мой потолок… Хоть и с джойстиком.
                (внезапно на Кепку находит припадок злобы)
Вы что?.. Вы думаете, облагодетельствовали меня тем, что коляску с джойстиком выдали? Что от заикания вылечили, пенсию назначили?.. Не-е-ет! Это я вам одолжение сделал, что приехал, что удосужился, что соблаговолил… Ну и что с того, что нету меня на этом снимке? Ну и что? Нету – и нету… И начхать!.. Когда они там, на Велигере, фоткались, я в больнице валялся. Но Велигер… Велигер всё равно со мной… Всегда со мной… Полвека уже со мной… И никто его у меня не отнимет. Ясно?.. Ясно вам, хари сытые?
                (закатывает рукава, демонстрирует старые шрамы на руках)
А это вы видели? Смотрите, если не верите… Вот… Читать-то по-русски умеете? Буквы-то хоть знаете?.. Вот это и есть: ВЕ-ЛИ-ГЕР.
                (хохочет, довольный произведённым эффектом)
Чего побелели-то сразу?.. Да, это вам не татушка дешёвая… Это – на всю жизнь… До гроба!.. И я всё равно туда ещё приеду. Что плечами пожимаете? Думаете, не попаду я туда? Хрен вам – попаду! Вот курс лечения закончу, деньжат подкоплю – и смотаюсь от вас. На Велигер смотаюсь… Только вот пенсию получу, пособие ещё… У меня знаете, какое пособие?.. Вам и не снилось…

     Кепка задумывается. Как на чужие, смотрит на собственные изуродованные руки. Будто в первый раз видит их.

КЕПКА. Вот только получу… Накоплю… И курс уколов ещё надо…

     Кепка тянется к отброшенным костяшкам домино. Собирает их в ладонь.

КЕПКА (недоверчиво разглядывает). Это что? Это – домино?.. Мы с вами в домино, что ли, играем?.. А ход чей? Мой?

     Долго раздумывает, соображая, какую костяшку положить. Наконец, решается.

КЕПКА. Вот… Так… А я – так… Теперь – пусто-пусто... Видите: и тут ничего, и тут тоже… Пусто-пусто… Ну, кто следующий?




                Конец


Рецензии