Военная деятельность земледельческих племен на сев

ВОЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИХ ПЛЕМЕН НА СЕВЕРЕ МЕКСИКИ.
В  1821  году  мексиканская  провинция  Сонора  была  населена  множеством  индейских  племен  и   равным   количеством  мексиканцев  смешанного  происхождения.  Из  них,  по  оценке,  сделанной  около  1840  года: 36640  испанцев;  35766  метисов; 60885  индейцев,  из  них  12000  яки.  Индейцы  состояли  из  племен:  яки,  майо,  опата, пима,  папаго,  тараумара,  сери,   кокопа, юма, марикопа, тепока,  апачи  и  остатков  других.   
Некоторые  из  этих  групп  были  многочисленными,  другие  совсем  маленькими.  В  основном  они  находились  под  мексиканским  управлением,  но  несколько  из  них  были  политически  независимы.
Многочисленные   юма,  кокопа,  марикопа,  папаго  и  пима  с   реки  Хила были  удалены  от  мексиканских  властей  и  лишь  косвенно   затронуты  христианским  преобразованием.  Сери  и  тепока  находились  в  аналогичной  ситуации,  но  они  были  к  1821  году  совсем  малочисленные,  особенно  тепока. Опата  и  южные  пима  были  почти  полностью  христианизированы,  знали  испанский  язык  и  находились  в  большей  зависимости,  чем  остальные  племена,  от  мексиканских  властей. Яки  и  майо  тоже  подверглись  значительной  христианизации,  но  они  в  большей  степени  сохранили  племенную  идентичность,  чем  опата  и  южные  пима,   фактически  являясь  к  1821  году  независимыми  или  полу-независимыми  группами.  Тараумара   имели  такой  же  статус  как  опата  и  пима. Горы   на  севере  и  востоке  Соноры  и  на  севере  Чиуауа   являлись  домом  для  нескольких  групп  апачей.   В  Соноре  они  были  независимыми,  а  в  Чиуауа  большая  часть  чирикауа  проживала  возле  мексиканских  пресидий,  практически  находясь  в  зависимости  от  них  в  плане  получения  необходимых  товаров.  Из  мирных  апачей  набирались  разведчики  в  борьбе  против  их  враждебных  соплеменников.  Войны  с  апачами  к  началу  мексиканской  независимости   длились   уже  в  течение более  ста  лет,  и  лишь  военные  способности  опата  и  пима,-союзных  с  мексиканцами,-сохраняли   после  1700  года  провинцию  от  захвата  апачами.
В  год  (1821) завоевания  Мексикой  независимости, культуры  коренных  народов  Соноры  претерпели  значительные  изменения,  но  все  еще  были  достаточно   живые,  хотя,  с  другой  стороны,   эти  народы  почти  полностью  находились  под   испано-мексиканским  управлением.
МЯТЕЖ  ОПАТА  В  1820  ГОДУ.
 Индейцы  племени  опата   на  протяжении  многих  лет  использовались  испанскими  властями  в  борьбе  против  апачей,  являясь  незаменимой  частью  испанских  пограничных  гарнизонов.  В  1810-1811 годах  это  племя  выступило  на  стороне  короны,  и  в  битве  при  Олаисе,  Чиуауа,  200  воинов  опата  неожиданно  атаковали  из  засады  600  инсургентов,  убивая  400  из  них,    остальных  захватили  в  плен  подоспевшие  испанские  войска.   Позже  часть  опата  перешла  на  сторону  революционеров.
В  1820  году  начались  волнения  в  гарнизоне  пресидио  Бависпе,  состоявшем  из  опата.  Причина  этого  до  конца  не  выяснена.  Британец   Харди, путешествовавший  по  Мексике  в  1826  году,  писал, что  опата  восстали   в  1821  году,  так  как  мужчины,  вернувшиеся  из  армии,   сражавшейся  за  независимость,  обнаружили,  что  их  семьи  голодают,  а  поля  незасеянны.  Им  было  отказано  в   денежной  оплате  их  военных  услуг  и   генерал-комманданте  отказался  выдать  им  хоть  какую-то  провизию,  взамен  осыпав  их  угрозами.  Обозленные  солдаты-опата   попытались  поднять  на  мятеж  все  племя.
Все  остальные  источники  противоречат  Харди  в  дате  начала  восстания,  указывая,  что  оно  началось  в  1820  году,  а  не  в  1821.  Различные  документы,  хранящиеся  в  Секретариа-де-Гуэрра-де-Мария  (библиотечные  архивы)   в  городе  Мехико,  указывают  на  то,  что  волнения  начались  в  октябре  1820-го,  и  в  него,  кроме  опата,  были  включены  индейцы  племени  яки.  Игнасио  Зунига   написал  в  1835  году,  что  восстание  началось  в  1820.  Источники  изображают  этот  мятеж  как  очень  серьезное   противостояние  с  опата  и  яки,  которое  разорило  Сонору.  Гарсия  Конде,  командир  провинциальных  роялистов (сторонников  короны),  вынужден  был  призвать  помощь  из  других  райнов  страны,  чтобы   подавить  мятеж.  Опата,  находившиеся  в  мире  с  испанцами  с  17  века,  впервые  открыто  выступили  против  своих  хозяев.  На  контрасте  к  ним,  индейцы яки   восставали  в  1740, 1770  и  1795 годах. 
Волнения  опата  в  Бависпе  всколыхнули  опата  из  Аривечи, Понида,  Сахуарипа  и  Тоничи.   Хуан  Дораме,  лидер  опата,  и  еще  22  других   индейца   подняли  мятеж  в  Бависпе. Согласно  Зуниге (1835 год),  опата   в  нескольких  схватках  одержали  верх,  а  затем,  вместе  с  еще   двумя  десятками  соплеменниками,  укрепились  в   своей  деревне  Аривечи.  Вскоре  они  были  атакованы  подразделением  мексиканских  войск  под  командованием  капитана  Антонио  Нарбона, и  были  разбиты  в  результате  трехдневного  сражения.  Франциско  Веласко составил  в  1850  году  несколько  другой  отчет.  Согласно  Веласко, триста  воинов  опата  продвинулись  за  город  Тоничи,  по  пути  разгромив  войска  капитана  Луриона.  В  окрестностях  Тоничи  они  разбили  мексиканскую  армию   полковника  Ломбона,   состоявшую  из  1000  солдат.  В  Аривечи  опата   полностью  уничтожили  роту   из  60  солдат  под  колмандованием  капитана  Морено.  Вскоре  они  были  атакованы  объединенными  мексиканскими  силами  из  провинций  Сонора  и  Чиуауа,   численностью  2000  человек.  Командовал  этой  армией  полковник  Нарбона.   Сражение   происходило  на  открытой  равнине,  и  по  истечении  четырех  часов  непрерывных  атак,  контратак  и  перестрелок,  опата  отступили  к  Аривечи.  Там  сражение  продолжалось  еще  несколько  дней,  пока,  наконец,  у  опата  не  закончились  боеприпасы.  Фортунатто  Эрнандес  в  1902  году  утверждал,  что   2000  мексиканцев  из  Соноры  и  Чиуауа  атаковали  опата  в  Тоничи.  Он  написал,  что  500  опата   в  одном   сражении   нанесли  поражение   одной  мексиканской  армии,  состоявшей  из  1500  человек,  но  позже  были  разбиты   в  трехдневном  сражении  другой  армией  из  2300  солдат.  Франциско  Тронсоко  сообщил  в  1903  году,  что  300  опата   в  трехдневном  сражении  под  Аривечи  противостояли  мексиканской  армии  из  2000  солдат,  и  что  лидер  опата  Дораме   по  окончанию  битвы  был  казнен.   Уже  упомянутый  британец  Харди  писал  в  1826  году,  что  30  опата  в  течение  суток   сдерживали  в  Тоничи  атаки  800  солдат.  Они  были  все  захвачены  и,  кроме  одного,  казнены.   У  поражения  опата   имеются   объективные  причины.  Во-первых,  другие  сонорские  индейцы  их  не  поддержали;   во-вторых,  разногласия  среди  самих  опата.    Разъединенность  среди  опата    была   обычным  явлением   того  времени.  Несколько  их  пуэбло  вели  независимую   друг  от  друга  политику,  и   в  1850-х  и  1860-х  годах  опата   часто  сражались  на  противоположных  сторонах  во  время  нескончаемых  гражданских  войн  в  Соноре. Следовательно,  можно  сделать  вывод,  что  племени  опата,  как  такового,  не  существовало. Были  только  деревни  опата  со  смешанным  населением,-в  основном  с  мексиканцами,  а  в  некоторых  местах  с  индейцами  пима  и  яки.
ЯКИ  И  МАЙО.
Южнее  Опатерии,  в  долинах  Рио-Яки и  Рио-Майо,    жили  две  индейских  группы  несколько  иной  природы. Яки  и  майо  были  такими  же  трудолюбивыми  и  по-военному  доблестными  как  и  опата,  но  они,  при  этом,  сохраняли  свое  племенное  тождество,  что  делало  их  единым  народом.  Яки  являлись  автономией  внутри  испанской  колонии  и  не  платили  никаких  налогов.  К  тому  же,  они  сохраняли за  собой  очень  плодородную  речную  долину,  мешая  проникновению  туда   поселений  белых,  или  не-индейцев.  Майо  были  не  столь  удачны  в  этом  отношении,  так  как  несколько  испанских  городов  распологались   возле  них,  но  они,  как  минимум,  были  полу-независимым  народом.
Яки  с  радостью  восприняли  мексиканскую  революцию  1821  года.  Возможно  они  полагали,  что  приобретут  избирательное  право  и  освободятся  от  алькальдов  и  священников. Хотя,  кажется,  что  яки   были  более  про-испанскими,  чем  про-мексиканскими,  поскольку  под   Короной   они   занимали  вполне  приемлимые  позиции.   Яки  с  волнением  наблюдали  в  1824  году  за  слиянием  провинций  Сонора  и  Синалоа.  И  их  страхи  были оправданы,  так  как  вскоре  поселенцы  начали  прибывать  на  земли  яки,  и  правительство  заявило,  что  индейцы  будут  облагаться  налогами. В  1825  году  налоговые  инспекторы  приступили  к  замеру  ферм  яки,  и  индейцы,  естественно,  запротестовали.  Ответ  был  предсказуемым:  война   яки  1825-1832  годов.
Начальное  сопротивление  яки  было  раздроблено,  но  затем  в   окрестностях  города  Рахум   яки  уничтожили  мексиканское  подразделение  из  200  солдат  под  командованием  капитана  Миера,  потеряв  при  этом  всего  семерых  своих.  «Угнетатели»  индейцев, такие,  как  Отец  Аргуэльес  и  несколько  других   важных  мексиканцев,  были  убиты,  и   области,  соседние  с  территорией  яки,  подверглись  тщательному   разорению  со  стороны  индейских  отрядов. К  счастью  для  яки,  у  них   нашелся  способный  и  умный  лидер  по  имени  Хуан  де Бандерас,  так  названный  из-за  того, что он  понес  знамя,  захваченное,  предположительно, в  церкви,  принадлежавшей  Моктесуме.   Кроме  того,  этот  лидер  обратился  к   Деве  Марии  Гваделупской,  и  сделал  Моктесуму  и  Деву  Марию  своего  рода  психологическим  оружием   индейского  национализма. Бандерас   на  полном  серьезе  провозгласил  о   своем  намерении  создать  федерацию  нескольких  индейских   племен   с  образованием  индейской  монархии.      
Вначале  некоторые  яки  и  все  майо  держались   особняком,  но  в  мае  1826  года  Бандерас   нанес  последним  визит   и  обратился  к  ним  как  потомок  Моктесумы,  после  чего  многие  майо  к  нему  присоединились. В  1826  году  пима  и  опата  поддерживали  мексиканцев,  и  какая-то  часть  правительственных  войск  была  сформирована  из   них.  Согласно  Харди,  лояльность  опата  обеспечивалась  только   регулярной  выдачей  денежного   довольствия.  Объединенные    группы  яки-майо  по-началу  были  очень  успешны   и  правительство  Соноры  вынуждено  было  обратиться  за  помощью  к  соседям   из  Чиуауа.  В  апреле  индейцы  разгромили  в  Сан-Висенте     войска  полковника  Герреро   и  правительственные  чиновники   не  на  шутку  испугались,  что  государственная  власть  в  Соноре  будет  свергнута.   Дошло  до  того,  что,  например,  жители  города  Аламо   впадали  в  панику  при  виде  одного  индейца.   Гарнизоном  города  Санта-Крус     командовал  Киенфуэгос,  который,  согласно  Харди,   являлся   законным  вождем   яки  и  под  его  началом  находились  солдаты  из   племен  пима  и  опата.   Бандерас  убедил  солдат  присоединиться   к  нему,  а  Киенфуэгосу  пришлось  спасать  свою  жизнь  бегством.  В  животном  страхе  мексиканцы  начали  казнить  пленных  яки  в  Аламосе,  и  Бандерас  ответил  им  тем  же, – казнями  захваченных  мексиканцев,  в  том  числе  священника. Затем  он  отправил  письмо  генералу  Фигероа,  призывая  прекратить  жестокости,  но  предупреждая,  что он  будет  неуклонно  следовать  примеру, который подали  христиане.  В  июле   яки  продвинулись  к  окраинам  городов   Питик (Эрмосильо)  и  Гуаймас.  Комендант  Гуаймаса  и  его  люди  были  окружены  индейцами  и   после  потери  пушки  бежали  сломя  голову. Комендант  выступил  за  полную  сдачу  города  и  все  его   жители  укрылись  в  портовых  доках,  готовые,  в  случае  чего,  бежать  в   провинцию  Нижняя  Калифорния.    
В  августе  1826  года   Бандерас  и  800  яки   возле  Эрмосильо  сошлись  в  яростной  схватке  с  войсками  Фигероа.  Сражение  продолжалось  до  темноты,  а  затем  Бандерас  отправился  за  подкреплениями.  Его  заместитель  Гискамея (Усакамея)    действовал  в  дальнейшем  неудачно  и   утром  яки  были  разбиты.  Позже  их  остатки  были  еще  раз  разбиты  войсками  Миера  возле  Пиларес. Но  к  яки  подоспели  подкрепления  и  Миер,  увидев  с  расстояния  их  подход,  решает  отступить.  Его  индейские  союзники  из  опата,  мало  того  отказались  отступать  вместе  с  мексиканцами, они  открыли  по  ним  огонь.  Бандерас   вновь  собрал  свои  войска  и  направил  их  к  острову  Тибурон,  чтобы  привлечь  к  восстанию  племя  сери. Между  городами  Гуаймас  и  Эрмосильо  яки  захватили   товары  на  общую  сумму  в  30000  долларов.  Часть   людей  отправилась  сопровождать  трофеи  в  страну  яки,  а  Бандерас  с  остальными  возобновил  движение  к  Тибурону,   направляемый  тремя  проводниками  сери. За  ним  следовал  капитан  Ромеро,  который  надеялся  предотвратить  объединение    яки  с  сери,  но  это  ему  не  удалось,  так  как  Бандерас  одарил  сери  девятью  большими  тюками  с  товарами.  В  октябре  яки  нанесли  поражение  150  мексиканским  кавалеристам  возле  Тепагу.  Но  Бандерас  не  сумел  развить  успех. Харди  подчеркивал,  что  он гуманно  относился  к  врагам  и  никогда  не  грабил  города и  деревни  мексиканцев, которые  захватывал, так  как  боялся,  что  его  люди  начнут  совершать  зверства.  Как  казалось  Харди,  Бандерас   добивался  справедливости  для  своих  людей  и  не   был  одержим  желанием   завоевывать.
В  ноябре  1826  года  жители  города  Урес  были  встревоженны  слухами  о  появлении  яки  в  Накори,  Суамкуи  и  Курмурипа (поселения  пима  и  опата).  Вероятно  Бандерас  начал   возбуждать  среди  опата  анти-мексиканские  настроения,  так  как   30-го  числа  этого  же  месяца  два  предводителя  опата, Виргин  и  Долорес,  присоединились  к  яки.  Правительству  пришлось  пойти  на  уступки  яки  и  предложить  им  амнистию,  и  к  апрелю  1827  года  в  основном   установился  мир.  Яки  и  их  союзники  не  были  разбиты,  у  них  осталось  все  их  оружие  и  весь  их  грабеж,  и  они  сохранили  свою  независимость  во  главе  со  своим  капитан-генералом  Бандерасом.
История  яки  до  1882  года,- это  история  независимого  индейского  племени,  которое  участвовало  в  19  веке   по  крайней  мере  в  двух  племенных  войнах,-1832  года  и  1867-68. В  остальное  время  мужчины  яки  были  втянуты  во  многие  гражданские  конфликты  в  Соноре,  но  племя,  как   таковое,  не  было  ими  затронуто.  Яки  оставались  автономными  до  1886  года.
В  1830  году  руководящие  функции  Бандераса  были  упразднены  мексиканскими  властями  и  он  вновь  приступил  к  планированию  образования  индейской конфедерации.  К  опата  и  другим  племенам  были  отправлены  курьеры  и  опата  пообещали  поддержку.   В  1832  году  Бандерас  во  главе  почти  1000  воинов  марширует  в  Опатерию,  так  как  в  его  план  входило  объединение   с  опата  и  пима,  а  затем  атака  на  город   Урес.  Однако, когда  400  мексиканских  солдат  под   командованием    Леонардо  Эскаланте  атаковали  его  силы  возле  Сойопа,  опата  уклонились  от  сражения. Яки  сражались  отчаянно,  но  были  побеждены.  Бандерас  был  схвачен  и  казнен  вместе  с  двумя  опата.  Война  не  закончилась  с  его  смертью,  так  как  сери  примкнули   к  Хусакамеа   и  объединенные  силы  яки-сери  продолжили  сражаться.   Как  следствие,  в  1833  году  проводятся  реформы  по  образцу  Соединенных Штатов.  Их  суть  заключалась  в  распределении  земли  внутри  племени.   Усакамея  теперь  становится   твердым  сторонником  мира  и  реформ.  В  1834  году  он  подавил  индейский  мятеж  в  Тори.  На  протяжении  1840-х  годов,  1850-х  и  1860-х,  яки,  или  некоторые  из  них,  участвовали   в  гражданском  конфликте   между  консерваторами  и  либералами.  Первых  возглавлял  Мануэль  Гандара,  вторых  губернатор  Урреа  и  генерал  Хосе  Пескуэйра.  Как  правило,  яки  и  опата  помогали  Гандаре,  поскольку  именно  он  часто  обращался  к  ним  за  помощью.  В  целом,  в  1829, 1838-40, 1841, 1842-44, 1845-46, 1856-57, 1859, 1860-61 и  в  1862  годах,  яки,  опата  и  майо   играли  заметную  роль  в  политических  войнах    внутри  государства.   “El  Tiempo” в  мае  1846  года  сообщала,  что   Сонора   фактически  находится  под  управлением  дикарей: яки  и  опата  составляли  гарнизоны  основных  городов,  а  пима  охраняли  столицу  город  Урес. Конечно,  солдаты  из  этих  племен  превосходили  мексиканцев,  и  лучше  всего  это  проиллюстрированно    столкновениями  с  апачами.
 
 (Солдаты  яки).
В  1826  году  Харди  писал,  что  «опасности  нападения  апачей  давно  не  существует,  и  трудно  найти  этому  объяснение».  Но  это  не  соответствовало   действительности.   Апачи  были  главным  бичом  севера  Мексики. Не  проходило  и  месяца  без  их  налетов.   Например, 19   марта  1846  года  они  атаковали  ранчо,  убили  там  13  человек  и  захватили  450  лошадей.  Милиция  из  города  Урес  выступила  в  преследование,  но  попала  в  засаду  и  потерпела  поражения  с  четырьмя  своими  убитыми.   Затем  апачи  атаковали  город  Бамури,  где  убили  22  жителя  и  взяли  троих  пленников.  И  это  несмотря  на  500  солдат  яки,  опата  и  мексиканцев,  стоявших  гарнизоном  возле  Ариспе.  В  декабре  1851  года  апачи   грабят  окрестности  Уреса.  Сорок  пять  мексиканцев,  один  американец  и  один  мальчик  опата  бросились  за  ними  в  погоню.  В  последовавшей  схватке  мексиканцы  были  настолько   ошарашены    внезапным  появлением  апачей  словно   из  ниоткуда, что  не  глядя  разрядили  свое  оружие  и  обратились  в  бегство.  Семь  из  них   апачи  проткнули  копьями  в  спину. Джон  Бартлетт,  американский  пограничный  коммисионер,  находившийся  в  Мексике  в  1851  году,  отметил,  что  «мексиканцы  низшего  сословия  беспомощны  против  апачей,  которые  используют  пики  и  обычно  не  имеют  ружей».  Немногим  позже  отряд  из  сотни  апачей   совершал  грабежи  возле   Эрмосильо. Всего  сорок  мексиканцев  решились  на  преследование,  и   в  последовавшем   столкновении  тридцать  из  них  были  убиты.  Все они  были   заколоты  копьями  в  спину,  очевидно,  что  во  время  бегства  от  апачей.   В  конце  концов,  Танори и  его  опата  выследили  этих  апачей,  догнали,  убили  в  схватке  семерых  из  них  и  вернули  860  лошадей  и  мулов.  Бартлетт  высказал  свое  мнение  об  опата:  «Они  живут  в  центральной  части  штата  и   в  основном  посвящают  себя  сельскому  хозяйству.  Между  Ла  Магдалена  и  Урес  мы  миновали   несколько  деревень   опата, которые   одеждой  и  внешним  видом  выглядели  вполне  прилично,  как  и  их  мексиканские  соотечественники.  Вместе  с  тем,  этот  народ  известен  за  свою  храбрость,  и  он  единственный,  кто  успешно  справляется  с  дикими  апачами.  Во  многих  случаях  они   привлекаются  вместе  с  их предводителем  Танори,  который   регулярно  получает  зарплату  от  правительства».
Опата  были  не  только  главным  оплотом  Соноры   в  борьбе  против  апачей,  а  также  являлись  наилучшими  солдатами  в  гражданским  конфликтах,  как  это   было  указано  ранее.  Танори  и  его   люди часто  сражались  бок  о  бок  с  силами  Гандары  против  либералов.  Апачи,  вероятно,  захватили  бы  Сонору,  если  бы  не  опата   с  пима.  Апачи,  фактически,  проживали   в  своих  лагерях  между  городами  Соноры,  и  мексиканские  войска  были  просто  не  в  состоянии  победить  их  в  открытом  бою,-  лишь  за  счет  вероломства  и  привлечения  охотников  за  скальпами.
Еще  одной  группой,  вызывавшей   у  мексиканцев  много  беспокойства,  были  сери. Эти  индейцы   были  родственниками  тепока  и  сотрудничали  с  яки  в  1826  и  1833  годах.  В  1826  году  Харди    был  предупрежден,  чтобы  он  не  очень-то  стремился  посетить  сери,  так  как  они   являлись  свирепыми  каннибалами  и  пользовались  ядовитыми  стрелами.  Тем  не  менее,  он  отправился  на  остров  Тибурон  и  хорошо  поладил  с  этим  племенем,  отметив   позже  их  дружелюбный  характер  и  семейные  привязанности.  Он  написал,  что  сери  возможно  насчитывают  500-600 душ  и   что  они  воюют  только  с  материковыми  тепока.  В  1835  году  Зунига  написал  о  сери: «В  течение  последних  двадцати  лет  они  не  совершили  ни  одного  враждебного  действия  и  живут  в  мире  и   доброжелательной  гармонии.  Они  часто  посещают   для  торговли  наши  города».
 
(Мужчина  сери  и  американец).
 
(Бегун  сери).
 
(Мальчики  сери).
Такая  точка  зрения  противоречит  мнению  Веласко,  высказанному  им  в  1850  году,  когда  он  указал,  что  сери   используют  с  выгодой   для  себя    каждый  мятеж  опата  и  яки,  совершая  грабительские  налеты.  Вероятно   его  утверждение   вытекало  из  обстоятельств   1840-х  годов. В  1844  году  капитан  Виктор  Арайса   возглавил  значительные  силы  против  сери,  совершавших  ограбления  и  убийства.  Войска  неожиданно  атаковали  индейцев,  убивая  11  мужчин,  женщин  и  детей.   Франциско  Понсе  де  Леон,  мексиканский  чиновник,  осудил  это  «бесчеловечное  поведение»  и  разработал  план  по  удалению  всех  индейцев  с  острова  Тибурон  в  Пуэбло-де-Серис,  около  Эрмосильо. Это  была  старая  миссия,  где  проживали    несколько  пожилых  сери.  В  августе  1844  года  этот  проэкт  был  воплощен  в  жизнь  при  помощи  большой  армии,  когда  384  сери  были  перемещены  в  пуэбло  и  на  острове  осталось  всего  37  человек.  Дети  были   расселены  в  мексиканских  семья  Эрмосильо,  но  к  сентябрю  многие  из  них  бежали  и  возвратились   на  Тибурон. Воины  сери  продолжили  идти  по  тропе  войны  и  в  декабре   1844  года  семьдесят  из  них  сражались  с  кавалерийским  подразделением  мексиканской  армии.  Сражение  продолжалось  четыре  часа  и  по  его  итогам  был  заключен  мир.  После  этого  всего  несколько  пожилых  сери  остались  в  Эрмосильо.
В  1844  году  на   некоторых  землях,  на  которые  претендовали  сери,   поселились  первые  мексиканцы.  Паскуаль  Энсинас   основал  ранчо  Сан-Франциско-де-Коста-Рика   и  искренне  пытался  жить  с  индейцами  в  мире  и  согласии,  хотя,  конечно  же  он   вторгся  на  их  старую  племенную  территорию. В  период  с  1855  по  1865  годы  и  с  1875  по  1895,  между  мексиканцами  и  сери  велась  беспощадная  война,  в  результате  чего  численность  сери  упала  с  600  человек  до  300.   Но  они  тоже  убили  много  мексиканцев  и  терроризировали  дорогу  между  Гуаймас  и  Эрмосильо.  В  1861  или  1862  году  в  одном  из   дорожных  столкновений  сери  убили  11  путешественников.  В  ответной  карательной  экспедиции  девять  сери  погибли,  а  12  женщин  и  16  детей  были  захвачены.  Сери  получили  широкую  известность  за  свое  отчаянное  сопротивление  в  1890-х  годах,  и  как  следствие,  в  1894  году   остров  Тибурон  посетили  американские  газетчики.  Двое  из  них  были  убиты.  В  1894  и  1895  годах  Уильям  Макги   отправляется  к  сери  с  вооруженным  эскортом,  а  в  1896  четыре  американских  золотоискателя  убиты  индейцами  на  острове  Тибурон.  Урок  не  пошел  впрок,  и  в   этом  же  году  еще  два  американца  сходят  на  берег  острова, - и  они  тоже  были  убиты.  Видимо  сери   настолько  озлобились  из-за  сокращения   наполовину  своей  численности,  что   враждебно  относились  к  любой   высадке  белых  на  острове  Тибурон.  Хотя  были  и  исключения. В  1875  году  их  посетил  командующий   военно-морскими  силами  США  Джордж  Дьюи,  а  после  1910  года  среди  них  уже  проживало  много  белых  людей.  В  1930  году  Альфред  Кребер,  американский  антрополог,  нашел   их  доброжелательными.  Но  они  тогда  уже  находились  под  надзором  мексиканского  правительства.  Их  численность  сократилась    до   175  человек.  В  настоящее  время  сери  насчитывается  от  225  до  250  душ.
Сонорские  папаго  были  еще  одной   значительной  индейской  группой,  которая   старалась  держаться  особняком  от  остальных  и  сохранила  свою  культуру.  В  основном  они  находились  с  правительством  в  мире,  но  из-за  деятельности  Гандары   подняли  мятеж  в  1838  году  и  были  разбиты  войсками  в  1840.  В  1890-х  годах  папаго  были  расселены  западнее  Эрмосильо,  чтобы  помогать  контролировать  сери.  Воины  папаго  помогали  Паскуалю  Энсинасу  в  его  кампаниях  на  острове  Тибурон.
Из  всего  вышеизложенного  следует  сделать  вывод,  что  индейцы  Соноры  не  были  объединенны   в  борьбе  против  мексиканцев,  но  они  и  не  сражались  в  межплеменных  войнах,  за  исключением  случаев,  когда  индейские  солдаты  участвовали  в  гражданских  конфликтах  штата.
Мануэль  Гандара,  лидер  консерваторов,  часто  привлекал  в  свои  силы  опата  и  яки,  видимо  под  предлогом  защиты  индейских   земель  и  предоставления  индейцам  расширенных  политических  прав,  так  как  индейцы  этих  племен  намного  чаще  помогали  Гандаре,  чем  его  оппонентам.   В  марте  1865  года  прибыли  французские  войска  чтобы  окуппировать  Гуаймас.  Немедленно  Гандара,  его  последователи  и  их  индейские  союзники  во  главе  с   Танори,  лидером  опата,    выступили  против  сил  Хуареса.  Танори  набрал  воинов  из  многих  пуэбло  опата.  Но  были  среди  членов  этого  племени  и   выступившие  на  стороне  «хуаристас»,    или  сил  Хуареса.  Аналогично  можно  сказать  и  в  отношение  яки  и  майо, - их  симпатии  также  разделились. Пока  французские  войска  оставались  в  Гуаймас,  силы  Гандары  и  Танори  выиграли   ряд  схваток.  3   января  1866  года   были  разгромлены  войска  генерала  Гарсия  Моралеса,  а  4   мая  та   же  участь  постигла  войска  генерала  Ангела   Мартинеса.   Впоследствии  силы   Хуареса  консолидировались  и  нанесли  поражение  французам,  которые, в  итоге,  покинули  Гуаймас.  Вскоре   опата  и  яки  настигла   черная  полоса  неудач.  25   сентября  Танори  был  казнен  в  Гуаймас,  и  опата  немедленно  заключили  мир.  Яки  и  майо  продолжали  борьбу,  которая  вылилась  уже  в  их  племенную  борьбу.  В  ноябре  1866 года   генерал  Моралес  нанес  им  поражение,  но  в  1867  они  вновь  начали  вооруженные  выступления  против  посягательств  белых  на  их  земли. Генерал  Моралес  возвратился  во  главе  1500  солдат  и   продолжил   крушить  яки.  450  мужчин  и  женщин  были  сожженны  живьем  в  церкви в  городе  яки  Бакум и  индейцы  попросили  о  мире.  После  1868  года,  впервые  в  истории,  мексиканские  войска  основали  свои  посты  вдоль  рек  Майо  и  Яки.
После  1868  года опата,  пима  и  папаго  перестали  играть  активную  роль  в  истории  Соноры,  хотя  их  мужчины   по-прежнему  несли  службу  в  войсках.  Яки  и  майо  семь  лет  были  мирными,  пока  не  возник  их  новый  лидер  по  имени  Кахеме.  Он был  чистокровным  яки,  родившимся  в  1837  году  возле   Эрмосильо.  В  1849  вместе  с  отцом  он  отправился  мыть  золото  в  Калифорнию.  В  1860-х  он  служил  в  различных  мексиканских  армиях  и   даже  сражался  против  своего  народа  в  1867  году.  Поэтому  он  считался  лояльным  яки,  и  в  1874  году  был  назначен  алькальдом   или  капитан-генералом   этого  народа.
Но  затем  что-то  поменялось  в  сердце  Кахеме,  так  как  в  1875  году  он  начал  подготовку  восстания  яки  во  время  гражданского  конфликта  в  Соноре.  К  июлю   этого  года  индейцы  вынудили   мексиканских  поселенцев  повсеместно  бежать  из  Соноры,  и  в  октябре  между  яки  и  войсками  произошел  ряд  отчаянных   сражений.  В  декабре  генерал  Пескуэйра   возглавил  500  солдат  в  битве против  яки.  Через  несколько  часов  на  той  и  другой  стороне  было  примерно  по  60  убитых  и  раненых.   В  итоге  Кахеме  отступил.   Но  к  концу  месяца  уже  Пескуэйра  вынужденно  эвакуировал  все  военные  посты  в  долине   Рио-Яки.  Он  совершил  много  жестокостей  по  отношению  к  индейцам  и  поэтому  яки  были  сильно  озлоблены.  Весь  1876  год  продолжались  жесткие  военные  действия,  а  в  1877  году  к  восстанию  присоединяются  майо.  Мексиканцы   отступают  по  всем  направлениям  и  до  1882  года  держится  вооруженное  перемирие.  Все  это  время  Кахеме  продолжал  подготовку  новых  воинов  и  в  стратегических  точках  индейцы  даже  создали  фортификационные  укрепления.
 
(Воин  яки).
 (Индейцы  яки).

Понятно,  что   диктаторский  режим  Порфирио  Диаса  не  собирался  спокойно  наблюдать  за  полу-независимым  индейским  образованием  в  пределах  мексиканских  границ,  поскольку   были  нарушены  все  планы   богатых   землевладельцев  из  Соноры  и  Синалоа  по  разработке  плодородных  долин  рек  Яки  и  Майо.  В  1882  году  начался  новый  кризис,  когда  губернатор  Карлос  Ортис  решил  расширить  свои  владения  за  счет  майо.  Агустин  Ортис,  брат  губернатора,   получил  полномочия  на  организацию  военных  сил  в  Навахоа,  нацеленных   против  индейцев.  В  сентябре  этого  года   начинаются  столкновения,  после  чего   Кахеме  бросает  призыв  по  стране  яки  и вскоре  4000  воинов  яки  и  майо  приступили  к  набегам  по  окружающим  их  территорию  областям.  15   октября  1882  года  мексиканские  силы  Ортиса  в  количестве  280  человек  были  наголову  разгромлены,  но  Кахеме  получил  ранение  и  возможно  200  индейцев  были  убиты.  Противостояние  плавно  перешло  в  1883  год,-  пока  на  территории  майо.  Индейцы  взяли  в  блокаду  Навахоа  и  вокруг  этого  города  происходило   множество  мелких  стычек.  К  концу  этого  года  Кахеме  начал   терять  популярность  среди  индейцев  и  установилось  относительное   спокойствие,  продолжавшееся  до   января  1885  года,  когда  генерал   Лорета  Молина   попытался  во  внезапной  атаке   захватить   Кахеме  в  его  собственном  доме. Но  последний  по  чистой  случайности  оказался  в  это  время  на  Рио-Яки  и,  таким  образом,  избежал  пленения,   тем  не  менее,  некоторые  члены  его  семьи  были  захвачены.  Тогда  лидер  яки  шлет в  Гуаймас  ноту  протеста  губернатору  и  начинает  готовиться  к  войне.  Теперь  мексиканское  правительство  решительно  настроено  на  подавление  индейцев.  В  мае  1885  года  более  2200  солдат  двумя  колоннами  вторгаются  в  долину  Рио-Яки.   16-го  числа  1100  мексиканцев  атакуют  укрепленную  точку  яки  в  Афиил   и  отступают,  потеряв  20  убитыми  и  50  ранеными.   Затем  мексиканская  кампания  вообще  забуксовала  и  с  июля  по  декабрь   этого  идут  мирные  переговоры.  В  этот  временной  отрезок  Кахеме  написал  свое  знаменитое  письмо  убернатору: «Мы   направим  документы  о  подчинении  правительству,  но  с   условием,  что  в  течение  пятнадцати  дней  все  правительственные  силы,  находящиеся  у  этой  реки (Рио-Яки)   отступят  в  Гуаймас  и  Эрмосильо. Я  вместе  со   своей  нацией,  и  имею  твердое  намерение    произвести  последние  оборонительные  действия,-священная  обязанность,  которая  является  в  наивысшей  мере  отличительным  признаком  мужчины».
Мексиканские  войска  покинули  долину  Яки,  но  не  из-за  условия  Кахеме.  Правительство  хотело  мира,  но  еще  больше  оно  жаждало  получить  богатую  страну  яки.  Положение    индейцев  после  интенсивных  военных  действий   оказалось  тяжелым:  сказывалась  нехватка  пищи. Еще  в  1882  году  яки  начали  исход  на  юг  Аризоны,  США.  Майо  разделились  на  мирную  и  военную  фракции.  В  таких  условиях,  в  марте  1886  года  начинается  новая  полномасштабная  война,   когда   1200  солдат  атаковали  города  яки,  а  другие  1500  вторглись  в  земли  майо. В  мае  пал  Афиил.  Подавив  майо,  генерал  Ангел  Мартинес  ведет  своих  солдат  на  север  в  страну  яки.  Ситуация  Кахеме  была  отчаянной.  Ему  не  хватала  ружей  и  боеприпасов,  но самым  плохим  было  то,  что  его  последователи  голодали.  Многие  яки  складывали  оружие  в  таких  условиях  или  убегали,  и  поэтому  Кахеме  вынужден  был  сконцентрировать  свои  силы  в  укрепленном  месте  под  названием  Буатачиве.  Там  собрались   4000  индейцев  обоих  полов. В  начале  мая  генерал  Мартинес  взял  форт  индейцев  в  неплотное  окружение  и   стал  дожидаться,  когда  у   них  иссякнут  продукты.  12-го  числа  он  атакует,  имея  1300  солдат  против  около  2000  индейских  воинов.  Это  сражение  не  стало  решающим,  так  как  воины,  за  исключением  около  двухсот,  бежали  в  Сьерра-де-Бакатете  вместе  со  своим  оружием.  Тем  не  менее,  2000  женщин,  детей  и   стариков  были  захвачены  и   долина  Рио-Яки  оказалась  полностью  в  руках  мексиканских  сил.  Кахеме,  Тетабиате,  Анастасил  Кука  и  другие  лидеры  яки  продолжили  борьбу,  но  их   плодородная  долина   была  открыта для  мексиканского  заселения   и  их  народ  теперь  находился  в  милосердии   голодных  до  земли  врагов.  В  начале  1887  года  Кахеме  и  Кука  были  захвачены  и  казнены.  Кахеме  схватили  в  Сах-Хосе-де-Гуаймас,  а  Кука  был  выдан  из  Аризоны. Но  сопротивление  яки,  а  также  некоторых  майо,  продолжалось  до  1936  года  и  носило  исключительно   партизанский  характер.
 
(Яки,  захваченные  в  1910  году).
После  1886  года  политикой  правительства  стало открытие  долины  Рио  Яки  для  мексиканского   заселения: «Лагеря  оккупационных  сил  оказались  буквально  забиты  голодными  и  раздетыми  яки.  Армия  хотела  полностью  очистить  берега  реки  Яки  в  пользу  мексиканских  поселенцев. Те  яки,  которые   не  хотели  уходить  добровольно,  были  отправлены  из  армейских  лагерей  на  работы  в  асиенды  южной  Соноры».
Такое  положение  дел  сохранялось  до  1900  года,  а  потом  было  решено  переселить  яки  в  Кинтана-Роо,  Юкатан  и  Техуантепек,  где  был  большой  спрос  на  рабочих,  и  чтобы  как  можно  скорей   избавить  Сонору  от  партизан-яки. Индейцы   были  проданы   в  рабство  и  этот  бизнес  вскоре  стал  очень  прибыльным  для  последователей  Диаса.  Губернаторы  Исабель,  Корраль  и  Торрес  сколотили  целые  состояния  на  продаже  яки.   Закончилось  это  в  1910  году  с  началом  революции  против  режима  Диаса.
В  1902  году  антрополог  Алес  Хрлдиска  из  Смитсоновского  института  посетил  Сонору  и  стал  свидетелем  преследования  яки.  Во  время  его  нахождения  там, 200-300  свободных  мужчин  яки  освободили  из  рабства  600  индейских  мужчин,  женщин  и  детей  из  четырех  асиенд   около  Эрмосильо.  Затем  индейцы  были  атакованы  войсками  генерала  Луиса  Торреса  в  количестве  900  солдат,  и  большинство  освобожденных  яки  были  возвращены  в  асиенды,   а  вооруженные  яки   в  основном  бежали.  В  процессе,  по  крайней  мере  64  индейских  мужчин  и  женщин  были  убиты.  В  одном  месте  Хрдлиска  насчитал  кучу  из  12  мертвых  женских   тел  и  одной  маленькой  девочки.  Он  писал: «Они (яки) распределены  по  ранчо,  где   пребывают  практически  в  рабстве.  В  больницах  Гвадалахары  находятся   более  двадцати  женщин,  каждая  из  которых  потеряла  кого-либо  из  взрослых  родственников  и  даже  детей. Последних  отбирают  у  матерей  и  передают  кому  бы то  ни  было,  кто  ни  попросит. Мексиканцы  низшего  сословия  имеют  ненасытную  жадность  до  очень  плодородных  земель  племени,  и  поэтому  правительство  при  помощи  наемной  милиции  ведет  беспощадную  войну  без  скидок  на  пол и возраст, стремясь  лишь  к  истреблению  половозрелой  индейской  части  населения  Соноры».
Яки  почти потеряли  свои  земли.  В  1936  году  на  своей  старой  территории  оставались  всего  2500-3000  яки, остальные  их  земли  были  заняты  мексиканцами. Возможно  12000  яки  находились  в  других   областях  Мексики  и  в  Аризоне.  В  1910  году  яки  сражались  против  сил  Диаса  и сыграли  ведущую  роль  в  кампаниях  Обрегона  в  1920-х  годах. В  1930-х  в  отношение  яки   был  принят  новый  политический  курс  и   в  1954  году  на  Рио  Яки  находилось  10000  индейцев.  Они  сохранили  свое  племенное  тождество, - намного  лучше,  чем  опата  или  мексиканские  пима.  В  1826  году  Харди  описывал  их  как  землекопов, ловцов  жемчуга,  фермеров  и  ремесленников.  Он  считал  яки самым   трудолюбивым  племенем   Соноры.  Бартлетт  в  1851  году  сообщал,  что  яки   входят  в   рабочий  класс  Уреса  и  других  городов  центральной  и  южной  Соноры,  и  «они неизменно  честные,  верные  и  превосходят  низшее  мексиканское  сословие».   Все  последующие  наблюдатели  сошлись  во  мнении,  что  яки  являются   наилучшими  людьми  Соноры.  Они  оказались  способны  сохранить  свою  культуру   и  численность  под  напором  колонизации.  В  отличие  от  опата,  они  держали   белых  на  расстоянии,  не  позволяя   им  селиться  среди  них.  И  даже  зная  испанский,  они  всегда  предпочитали  разговаривать  в  присутствии   белых  на  родном  языке. Сейчас численность   яки  находится  на  отметке  20000  человек  и  они  по-прежнему  говорят  на  своем  языке.
В  1826  году  Харди  описал  опата  как  хороших  работников,  храбрых  воинов  и  отличных  поэтов  и  музыкантов,  отметив,  при  этом,  что  их  танцы  и  песни  копируют   белые  жители  Соноры.  В  1835  году  Зунига  писал,  что  они,  подобно  пима  играют  основную  роль  в  сдерживании   апачей.  Он  отметил  их   знание  испанского  наряду  с  широким  хождением  своего  языка.  Таким  образом,  в  1835  году,  после  300  лет  контактов  с  христианской  цивилизацией,  опата  были  двуязычны  и  сохраняли   в  основном  свою  культуру.
Более  поздними  наблюдателями   опата   характеризовались   как  отличные   рабочие  и  солдаты,-очень  отважные  и  дружественные   по  отношению  к  испаноязычным  американцам.  В  1890  году   они   насчитывали  6000  человек.  В  1902  году  Эрнандес  так  писал  о  них: «Сильная  привязанность   опата  к  белой  расе  поспособствовала  тому,  что  в  настоящее  время  они  находятся  в  тупике.  Ни  одно  из  их  пуэбло  нельзя  назвать  индейским  из-за  их  обычаев,  одежды,  пищи,  занятий  и  языка.  Единственно,  чем  они  отличаются  от  белых,  так  это  своей  моралью  и  трудолюбием».
Хрдлиска  тоже  отмечал  в  1902  году  близость  опата  с  белыми.  Он  обнаружил,  что  опата  долины  Сан-Мигель  еще  сохраняли  кое-какой  фольклор  и  танцы,  но  молодежь  не  хотела,  чтобы  их  называли  индейцами  и  отказывалась  говорить  на  родном  языке.  Среди  6000  опата  было  всего  500-600  чистокровных.  К  1910  году  это  племя  уже  невозможно  было  выделить  среди  остального  населения: опата  полностью  растворились  в  мексиканской  среде   и  их  язык  был  утерян. 
 Мексиканские  пима  в  начале  20   века  растворились  в   мексиканском  населении,  а  папаго   на  севере  Соноры  сегодня   насчитывают   около  1000  человек,  и  они   частично  сохраняют  свою  культуру  и  язык.  Все  остальные  индейцы  Соноры: юма,кокопа,   марикопа,  апачи,  пима   и  большинство  папаго, - переселились  добровольно  в  Аризону  или  были  насильно  сопровождены  туда  армией  США.
 На  фотографии  изображены  индейцы  яки.
 


Рецензии