Рейды апачей в 1860-70 годах

 РЕЙДЫ  АПАЧЕЙ  И  ОТВЕТНЫЕ  КАМПАНИИ   С   НАЧАЛА   1860-Х  ГОДОВ  И  ДАЛЕЕ.
 Архивные  документы  штата  Аризона.
 Росс  Браун,   сопровождавший  в  1863  году   Чарльза  Постона  и  Миллтона   Даффилда  из  Калифорнии  в  Аризону, написал  в  своей  книге  “Adventures  in  the  Apaches  country”(Приключения  в  стране  апачей): 
«Я  посетил  много  стран,  но  не  встречал  таких  аномалий  как  в  Аризоне. Миллионы  акров  пахотных  земель, и  там  была  всего  одна  действующая  ферма  на  момент  нашего  посещения.  Богатые  золотом  и  серебром  шахты,  валютой  же  являются  бумажные  деньги.   Много  фортов,  но  почти  нет  никакой  защиты  для  жизни  и  собственности.    Богатые  пастбища,  и   имеется немного  скота  или  вообще  нет  никакого.  С  прекрасными  естественными  дорогами,    путешествия  очень  опасны  и  трудны.  С  реками  через  каждую  долину,   человек  не  может  напиться,   и  испытывает  жажду.
В  январе,  я  в  днем  наслаждался  тропическим  солнцем,   а  ночью   спал  под  двойным  одеялом.  Есть  города  без  жителей,   и  их  поглощают  пустыни.  Растительность,  где  нет  почвы,  и  почва   на  которой  не  бывает  растительности.  Снег  виден  оттуда,  где  его  никогда  не  бывает.  Есть  индейцы,  наиболее  послушные  в  Северной  Америке,  а  есть  самые  варварские  индейцы,  которые  каждый  день   кого-то  убивают  на  дорогах.  Мексиканцы  выгнали папаго   из  их  южных  домов, а      теперь  в  их  же  деревнях  ищут  защиты  от    апачей.  Пятнадцать  сот  воинов   апачей,   самого  трусливого  индейского  племени  в  Аризоне,  разбили  в  каждой  схватке   индейцев   пима,   марикопа  и   папаго,  держат   этих  и  других  индейцев   запертыми    как  в   корралях.   Те  же    апачи   опустошили  страну  населенную  120000  мексиканцев.  Шахты  без  шахтеров,  форты  без  солдат,   маклеры  без  торговли,  лавочники  без  магазинов,  погонщики  без  стад». Вот  как  он  в  том  же  году  описал   то,  как  выглядел   юг  Аризоны, и,  в  частности,  долина  Санта-круз:  «Три  года  тому  назад,  эта  долина  была  хорошо  заселена  предприимчивыми  партиями  пограничных  людей -  от  главного  города  Тубак,  далее  на  протяжении  15  миль  до   ранчо  Калабасас. Когда  разразился  мятеж(гражданская  война  между  Севером  и  Югом),  произошёл  отказ  от  Наземной   Линии  Этапа, как  впрочем  и  от  всей  Территории, которая  затем превратилась  в  руины с  быстротой, не  имеющей  себе  аналогов. Апачи, предпологая, что  это   они  являются  причиной  паники  среди  поселенцев, стали  более  дерзкими  и активными  в  своих  набегах, чем  когда-либо  ранее. Одно  ранчо  за  другим  были   разорены  огнём, грабежами  и  убийствами. Никакая  белая  жизнь  не  находилась  в  безопасности  за  пределами  Тусона. И  даже  там, немногочисленные  жители   постоянно  находились  в  состоянии  страха  и  террора. Я  видел  дорогу  между  Сан-Ксавье  и  Тубак, а  это сорок  миль (60  километров), почти  полностью  заполненную  могилами  белых  людей,  убитых  апачами  в  течение  последних  нескольких  лет. Обочина  была  буквально  усеяна  местами  погребения  этих  неудачливых  поселенцев. И  теперь  здесь  нет  ни  единственной  души, чтобы  оживить  это  небытие. Всё - в  молчании, - и  подобно  смерти. Хотя, как  это  ни  странно, это  умиротворение  прекрасно  в  своём  запустении. Вот  места  со  снесёнными  изгородями; сожжённые  дома  или  разнесённые  на   куски  в  результате   неистовства; стены, когда-то  дававшие  приют, теперь   представляют  из  себя  беспорядочные  кучи   обломков; повсюду    мрачные  руины, вызывающие  ассоциации  с  жуткой  внезапной  смертью. Редко, когда  я  проезжал  по  местности   более  богатой  и  благодатной  в  прошлом, и  это  ещё  больше  угнетало. Круглые  сутки  общим  предметом  разговоров  были  убийства, и   где  бы  наш   взгляд  не  был  привлечён  красотой  окружающей   местности  или  плодородием  почвы, заваленная  камнями  могила  выходила  на  передний  план».
Вот,  что  написал  Чарльз  Постон  насчёт  войны  Кочиса: «Мужчины, женщины  и  дети  убиваются; собственность  уничтожается,  и  ущерб  поселениям  Аризоны  невозможно   оценить. Стоимость  войны  Кочиса  позволит  Джону   Варду купить  верёвки  для  воловьих  хомутов  длиной  от  Атлантического  до Тихого  океана.  А  Микки  Фри, сын  его  жены, позже  стал  индейским  скаутом  и  переводчиком, а  также  почти  таким  же  бесчестным  мерзавцем, что  украшают  эту   профессию».  Как  известно, именно  из-за  Джона  Варда  и  его  приёмного  сына  Микки  Фри   началась  война  Кочиса. Последний  был  несправедливо  обвинён  армией  в  захвате   ребёнка - приёмного  сына  Джона  Варда,  позже  ставшего  известным,  как  индейский  скаут  Микки  Фри.
Письмо    лейтенант- полковника  Роджерса  Джонса  и генера- майора     Мэрси  к   генерал-инспектору   Шерману,   в  Вашингтон,  от  21  сентября  1870  года:
ПЛЕМЕНА  АРИЗОНЫ.   
  УАЛАПАИ.
 Их  численность  примерно   600  человек ,  живут  в  основном  в  горах   Кербат  и   Агуариус,    а  также  вдоль  восточных  склонов  Черных  Гор.  Они   бродят  по  долинам   Уалапаи,   Ямпаи   и  Сакраменто,  от  гор  Билла  Вильяма  на  юге    до   реки  Диамонд  на  севере.  Живут  они  охотой  и  собирательством.   До  1866  года  уалапаи были  в  мире  с  белыми,  а  затем  их  главный  вождь  Вауба  Юма  был  убит  белым    по  имени  Миллер,  и  с   тех   пор  они  находятся в  открытой  враждебности    к  белым.  Они  смелые  люди,  хорошо  владеют  огнестрельным  оружием  и  наносят  большой  вред.  Офицеры  из   Прескотта  говорят ,  что    в  бою    один   воин  уалапаи  стоит  пятерых  апачей.  Есть  подозрения,   что  боеприпасы  они  получают  в  мормонских  поселениях  в  верховьях  Колорадо   или  непосредственно  через   пайютов.
ЯВАПАИ
 Обычно  их  называют -  апачи-мохаве.   Долгое  время  они  были  самыми  враждебными  и  кровавыми  индейцами  в  Аризоне.  Их  страна   протянулась  от  гор  на  севере,  на  юг   до  дороги  на  Ла-Пас.  Это  позволяло   им   контролировать  все  дороги  от   реки   Колорадо  до  региона  к  северу  от   Хилы.  Они  бродят  от  гор   Санта-Мария,  между  Агуариус  и  горами  Атцека    в  Хагуэлальях   и    Пенахачапет,  и  дальше  на  юг  к  Кастл-Хаус,   около Хилы.  Они  часто  атакуют  почтовые  этапы,  граждан  и  фургонные  обозы.  Эти  индейцы  возделывают  небольшие  участки  земли  в  труднодоступных  местах  предгорий,  обеспеченных  водой  с  горных  ручьев.  В  их  стране  много  оленей,  а  в  ручьях  много  рыбы,  похожей  на  форель.  Множество  их  жертв  обеспечили  их  огнестрельным  оружием,  а  боеприпасы  они  получают  от  дружественных   мохаве  и   юма,  или  в   Ла-Пасе.  Губернатор,  тем  не  менее,    отвергает  утверждение  граждан,  что  они  получают  боеприпасы  в  резервации  на  Колорадо. На  войне  они  не  используют  лошадей,  хотя  и  обладают    множеством  лошадей  и  мулов,  которых   используют  при  перемещений  своих  ранчерий.  Некоторые   их  ранчерии  живут  в  резервации  выше    Ла-Паса,  но  часто  уходят  оттуда,  захватывая  по  пути   весь  скот.    Однажды  они  убили  суперинтенданта  Лейхи,  его  клерка   и  дружественного  индейца,  которые  возвращались  из  Прескотта.
 Генерал  Девин   предоставил  некоторые  сообщения  касательно    апачи-мохаве. Весной  1868  года,  между  100  и  200  индейцев   находились  в  резервации,  но  так  как  они  не  хотели  работать,  то  им  не  выдавались  никакие  рационы,  и  они  снова  ушли  в  горы. Вслед  за  этим,  происходят  ограбления  вплоть  до  августа  этого  же  года.  Например,  грузовой  обоз  Ченовита  и   Миллера,  убийцы    Вауба  Юма, был   атакован  и  много  погонщиков  было  убито. Затем  некоторые  из  апачи -мохаве   пришли  в  Ла-Пас,   желая  заключить  договор.  В  результате,  более  дюжины  индейцев   были  убиты,  включая  несколько  вождей.  Полковник  Прайс,  командующий  округом  верхнего  Колорадо,  принял   меры  и  арестовал   нескольких  граждан,   виновных  в  атаке.  Но  окружной  судья  освободил   обвиняемых,  и   Ченовит  и  Миллер,  ветераны  двух  последних  индейских  войн,  стоивших  жизней  более  100  наших  лучших  мужчин,  хвастали  о  своей  готовности  делать  снова  то,  что  они  делали  прежде.  С   этого  момента   индейцы  расширили  свои  налеты,  и  их  смелость  была  беспрецендентна.  Много   гражданских  и  солдат   были  убиты,   почта  многократно  атаковалась,  а  работы  на  шахте   Ястреба   (единственное  сохранившееся   выгодное  предприятие  на  территории)  почти  остановились  из-за  постоянных   атак  на  дорожные  караваны.   Войска   постоянно  находились  в  поисках  индейцев, но   с  небольшой  степенью  успеха,  так  как  индейцы  легко  уходили,  благодаря  хорошему  знанию   своей  обширной  страны,  и  дважды  войска  попадали  в  засаду.  Из  этого  следует, что   с  улучшением  знаний  об   этой  стране   и  увеличении  количества  войск,  мир  на  западе   Верде  будет  установлен.  Численность  этого  племени  точно  не  известна.
Другое  племя  индейцев,  имеющее  примерно   около  300  воинов,  бродит   на  востоке  страны,   от   Кэмп-Макдауэлл  на  севере,  до Кэмп-Грант,  вдоль  южного  берега   Соленой  реки,  между  Пинал-  Крик   и  Тонто-Крик.   Вероятно,  они  являются  ответвлением  явапаев,  и  так   как  их  язык   имеет  какое-то  сходство,   их   тоже  называют  апачи -мохаве,  но  все  же  их  страна  находится  на  100  миль  восточнее.  В  своей  горькой  враждебности  к  белым  они  имеют  сходство  со   своими  тезками,  и  в  своих   налетах   заходят  далеко  на  восток  к  Прескотту   и  на  дороги  южнее   Хилы,   в  окрестности     Тусона.  Количество  огнестрельного  оружия  у  них  не  превышает  25  процентов  от  количества  воинов.
Кэсирьюи -племя,  живущее  в  горах    Билла  Вильяма  и  Сан-Франциско.   О  них  почти  ничего  неизвестно,  так  как  никаких  ограблений  с  их   страны  не  прослежено  и  войска  редко  туда   заходят. 
 ТОНТО-АПАЧИ.
 Это  название  дано  индейцам  с  бассейна  Тонто,  страны  по  обоим  берегам  реки  Верде,   у  истоков  Ист-Форк,  вокруг  истоков  Чиуинто-Колорадо,   до  северной  Блэк-Месы,     и  в  горах    Могольон.  Эта  часть  страны -  Бассейн   Тонто,  простирается  с  гор  Могольон на   севере,    до  Соленой  реки  на  юге,  от  Сьерра-Анча  на  востоке,   до  гор   Мазатзал (Масатсал)  на  западе.  Из  данных,  полученных  от  лейтенанта  Джорджа  Чилсона, офицера  21-го  пехотного   полка,   расквартированного    в  Кэмп-Рено  в  бассейне  Тонто,  в  30  милях  восточнее   Кэмп-Макдауэлл,  можно  узнать,  что  эти тонто-апачи  занимаются  немного  земледелием,  но  в  основном  живут  собирательством  корней,  желудей,  мескаля,  а  также  охотой  на  оленей,  кроликов  и  индеек.  Кроме  того,  у  них  есть  много  украденной    и  захваченной  в  набегах  добычи.  Генерал  Девин,  в  свою  очередь,  сообщает  о   тонто,  что их  ошибочно  считают  наиболее  трусливым  из  племен   апачей,   так  как  они   убили  больше  пионеров  в  северной  Аризоне, чем  любое  другое  племя.  Они  постоянно  наблюдают  за  дорогами,  и  пропуская  большие  группы  белых,  атакуют  маленькие  партии,  а  также  одинокие  ранчо.  Около  25  процентов  из  них   имеют  винтовки,  заряжающиеся   с  казенной  части,  боеприпасы  для  которых  можно  получить  только    захватом  у  белых.   Боеприпасы  для  другого   огнестрельного  оружия (заряжаемого  с  дула)  они  получают  от   навахо   и   зуни,  а  также  от   койтеро, живущих  в  резервации  около  Кэмп-Гудвин.     От   койотеро боеприпасы  получают  не  только   тонто,  но  и   пинал-апачи.  Эта  информация  исходит  от  их  мексиканских  пленников.  До  1865  года  они  были  сравнительно  мирными,  но   вследствие  беспорядочной  стрельбы  по  ним  со  стороны  поселенцев из   района  Прескотта,  они  теперь  находятся  постоянно  в  состоянии  войны  с  нами, за  исключением  нескольких  месяцев  в  конце  1867  года  и  в  начале  1868-го, когда  ранчерия   Делшэя,  численностью  около  200 человек,      жила  около   Кэмп-Рено.  Они,  казалось,  были  довольны их  новыми  отношениями  с  войсками,   и  приносили  пользу,  работая  курьерами,  а  также  занимаясь  заготовкой  сена.  Другие  члены  этого  племени, численностью  около  300  человек, собирались  последовать  примеру  Делшэя,   и  поэтому питались  надежды  на  то,  что  в  течение  года  все  тонто  будут  находиться  в  мире  с  белыми, но  этого  не  произошло. 
Во  время   войны их  редко  можно увидеть  в  их  труднодоступных  горных  районах,  так  как  они  сразу  исчезают   при  появлении  войск,  и  успешное  их  преследование  бывает   просто  невозможным.  Их  семьи  остаются  в  ранчериях,  пока  их  мужчины  постоянно  находятся  в  набегах.  Обычно  их  ограбления  происходят  в  округе  Прескотт.  Насколько  известно, они  в  мире  с  соседними  племенами. 
 ПИНАЛ-АПАЧИ. 
Из  всех  апачей,  это  племя  самое  смелое  и  предприимчивое.  Они  живут  в  труднодоступных   горах   Сьерра-Анча,  Могольон,  Пинал   и  Апачи, которые  пересекаются   многочисленными   горными   ручьями  и  имеют   плодородные   земли   в  предгорьях. Их  страна  изобилует   корнями,  семенами,   желудями,  оленями,  кроликами,  индейками   и  перепелами.   
Индеанки  занимаются  земледелием,  выращивая  кукурузу  и  пшеницу, но  мужчины  говорят,  что  их  скорей  убьют,   чем   они  согласятся  обеспечивать   свое  благосостояние  своим  трудом. 
Радиус  их  ограблений  очень  большой.  Он  охватывает  округ  Викенбург, дороги  на Тусон,  Сакатон,   Кэмп-Грант  и  Сан-Педро. Часто  в  своих  ограблениях  они  пересекают Хиллу выше   Кэмп-Гудвин,   и   через   горы  Чирикауа  и   Гваделупе,   или  через  Драгуны  и   Уачука,  ходят  в  рейды   в  Сонору   и  даже   в   Синалоа.  После  отсутствия  в  несколько   месяцев, они  возвращаются   с  большими  стадами, захваченными  у  мексиканцев. 
Генерал  Девин  так  сообщает  о них: «Когда  их  догоняют, они  никогда не  уходят от  борьбы, и  требуется   много   войск  и   сил,   чтобы  выгнать  их  и  возвратить  захваченных  животных.  Но  это  редко  удается,  так  как  их  перемещения  очень  быстрые,  даже  когда  они  стеснены   большим  количеством  добычи.  Пинал  хорошо  вооружены   ружьями, большинство  которых  захвачено   у  белых,  но  также  они   доверяют  лукам  со  стрелами  и  пикам  с  железными  наконечниками.   Боеприпасы  они  приобретают  у   зуни, а  также  от  койотеро  около   Кэмп-Гудвин.   Их  семьи   обычно  остаются   в   ранчериях,  занимаясь   в  предгорьях  земледелием, но  они  не  беспечны,   и   постоянно  ведут  наблюдения   с  окрестных  скал,  с  которых  можно  с  большого  расстояния  увидеть  приближающихся  врагов.  Почти  два  года,  эти  индейцы,  в   количестве  где-то  в   тысячу  человек,  приходили за  рационами   в   Кэмп-Грант,  но  по  окончании  этой  практики,  они  находятся  в  открытой   и  горькой  враждебности  к  белым. Насколько  известно,   с  соседними  племенами   они  в  мире.  Как  правило,  на  войне   и   в  налетах   они  не  используют  лошадей.  Точного  числа  этих  индейцев  не   установлено.
 КОЙОТЕРО   И  СЬЕРРА-БЛАНКА. 
 Фактически  это  одно  племя.  Последнее  называют  так по  имени гор,  которые  они  населяют.  Койотеро  живут  севернее   Хилы  и  восточнее  Сан-Карлоса.   Кэмп-Гудвин находится  на  южной  границе  их   страны,  подобно тому  как   Кэмп-Грант   является  югом  страны  пинал-апачей.
Подобно   пиналам,   радиус  действий   сьерра-бланка и  койотеро   распространяется  далеко  в  Мексику,   и  они  такие  же   хорошие  эксперты   по  погромам и  воровству,  как  и  их  соседи, и,  как  и   пинал,  никогда  не  уходят   от  борьбы   с  войсками.
Мигель,   мексиканский  отщепенец, предполагаемый   главный  вождь  койотеро.  Другой  Мигель -   чистокровный  индеец, главный  вождь  сьерра-бланка.  Все  эти  индейцы  имеют  много  ружей,  в  основном  заряжающихся  с  дула,   получаемых,  главным  образом,   в   деревнях   зуни  и  от  беспринципных   белых  маклеров.  Также  много  оружия  они  захватывают  в  многочисленных    налетах.  Боеприпасы  получают  из  тех  же  источников.  Способы  их  существования  подобно   пиналам. 
Предполагается, что   койотеро   и   сьерра-бланка  вместе  имеют  около 1000 воинов. У  них  есть  немного  лошадей  и  нет  никакого   скота  или  овец.  В  1866  году,  приказом  от  генерала  Макдауэлла  для  них  была  организована  резервация  в   Кэмп-Гудвин.   В  течение  двух  лет  они  получали  рационы  в  установленные  сроки.  Примерно  1500  индейцев   получали  эти  рационы.  Для  них  была  создана  ферма,  где  их  обучали  труду,  но  все  это  обернулось  неудачей, и  генерал  Девин, командующий  округа,   приказом   от  декабря   1870   года   прекратил   все  выдачи,  пока  все   койотеро  не  согласятся  жить  в   резервации  и  не  выдадут  виновных  в  последней  атаке  на  обоз  и  убийстве  некоторых    солдат.  Оба  эти  условия   были  отвергнуты,  и  все  племя  ушло  в  горы.  Теперь  они  в  открытой  войне  с  белыми.  Тем  не  менее,  весной  против  них   было   проведено несколько  успешных  экспедиций. Подобно пинал, они  живут  в  мире  с соседними  племенами.
 ЧИРИКАУА-АПАЧИ. 
Являются   наиболее  враждебным  и   мстительным    индейским    племенем  в  южной  Аризоне,   и  они  хорошо  известны  офицерам  армии, обслуживающим  этот  регион.  Живут  они  в  горах  Чирикауа, на  юго-востоке  Территории.  До  1860  года  были  дружественны  белым  и  часто  предоставляли  свои  услуги   по  возврату  животных  и  пленников, захваченных  другими  племенами.   Но  опрометчивый   захват  их   вождя  Кочиса    и  его  родственников,  толкнул   их   к  обьявлению  войны,  и  ведут  они  ее  с  успехом  и  свирепостью, возможно   убив  больше  белых людей  южнее  Хилы,   чем  другие  племена.
Таким  образом,  примерно  7300  индейцев  в  Аризоне  находятся  в  состоянии  войны  с  белыми.  На  данный  момент   имеются  много  жалоб  в  отношении  индейских  ограблений, а  меры  по  преследованию  их    редко  оказываются  успешными.  Имеются  также    и  примеры  зверств  белых  по  отношению  к  индейцам, но   последние  редко  жалуются,  отплачивая   беспорядочными   убийствами   и   грабежом.  Белое  население   Аризоны    в  1870  году,  после   двадцатитрехлетнего  владения  территорией,  из-за  постоянной  индейской  угрозы  составляет  всего  7000  человек.
ПЛЕМЕНА  НЬЮ-МЕКСИКО.   
 МЕСКАЛЕРО-АПАЧИ.
 Племя  численностью   от  500  до  600  человек.  Его  группы  бродят  по  всему  юго-востоку    Нью-Мексико.  Со  времени  их  ухода   в  1865  году   из  резервации  Боске-Редондо,  они виновны   во  множестве  убийств  и  ограблениях ,  в  основном  на  дороге  от  Сан-Антонио  до  Эль-Пасо.  Они  живут  в  труднодоступных  горах,   и  войскам  очень  нелегко  их  найти. Лишь  случайно, однажды, семеро  из  них  были  обнаружены  разведывательным  отрядом  из  65  человек.  По  общему  мнению,   им  должна  быть  предоставлена  резервация  около  форта  Стэнтон,  на  их  старой  домашней  территории.
 АПАЧИ-ХИЛА.
Включают   в  себя   два  племени –мимбре   и могольон,  численностью  около  1600  человек.   Они  бродят  по  большой  территории,   и  их  обвиняют  во  многих  преступлениях.  Военные  не  могут   их  хорошо  наказать  из-за  их  обширной  территории  и  отсутствия  поблизости  белых  поселений.  Другого  пути  решения  их  проблемы,  кроме  как  предоставления  им  резервации  на  их  домашней  территории  на  юго-западе   Нью-Мексико и   кормления их  там,  не  существует. 
 ХИКАРИЙЯ-АПАЧИ    И  МАКУАЧЕ-ЮТЕ.   
Численность  их,  соответственно -788  и  484  человека.  Они  близко  связаны  между  собой.  Резервации  у  них  нет   но  они  приходят  для  получения  рационов  в   ранчо  Максвелла  на   Симарроне,    на  северо-востоке   Нью-Мексико.   Они  дружественные  и  сговорчивые,  но  ничего  не  производят,  и  живут  за  счет  охоты  и  поставок  правительства.
 Необходим  контроль  над  всеми  этими  племенами,  так  как  убийства  наших  граждан  с  их  стороны  являются  делом  частого  случая,  и  они  бродят  там,  где  захотят,   а  в  случае  опасности  отступают  в  горы.  В  течение  прошлых  лет,  они  убили  и  ранили  много  граждан,  и  только  присутствие  военных   мешает  им  очистить Территорию  полностью  от  шахтеров  и  поселенцев.   Некоторые  нападения   совершают   апачи  северной   Соноры.  Например,  в  июне  этого  года  ими  была  атакована  почта  и  партии  эмигрантов   на  дороге  между  Миссулой (Месилья),  Нью-  Мексико, и  Тусоном,  Аризона».         
С  самого  начала  занятия  американцами  Аризоны,   индейцы  создавали  им  прблемы. Соединенные   Штаты    обязали  себя,  согласно   11-го  пункта   Договора   Гуадалупе  Идальго,   защищать,  по  возможности,  мексиканскую  границу  от  индейских  посягательств,    и  возвращать  мексиканских  пленников   домой.  Это  было  трудно  делать  в  то   время,  так  как   навахо  и  апачи  имели  вместе  5-6  тысяч  воинов    и  их  методы  полностью  отличались  от  методов  войны  индейцев  равнин. 
Эти  индейцы  никогда  не  сражались  открыто,  и  не  вступали  в  борьбу,  если  их  число  было  не  в  их  пользу. Они  хорошо  знали  свою  страну,   и со  скалистых  пиков  наблюдали  за  каждым  фургонным  караваном  и  за  каждой  партией  белых,  проходящих  по  их  территории.  Посредством  дымовых  сигналов  они  могли  передавать  сообщения   на  расстояние  многих  миль,  таким  образом  созывая  многих  воинов  концентрироваться  в  указанном  месте.  Они  могли  маскироваться  в  траве  таким  образом, что  становились  полностью  невидимы.  Их  нападения  никогда  не  были  случайными,   и   неизменно  являлись  результатом  длинных  ожиданий,  осторожных  наблюдений  и  дальнейших  совещаний.
В  1857 году  капитан  Боневилль провел  первую  экспедицию  против   койотеро  и  других  враждебных   апачей.  Он   совершил  общую  ошибку,  характерную  для  всех  военных  того  времени:    заключил  договор   с  индейцами,  которые  затем  полностью  его   игнорировали.  Все   апачи   находились   на  тропе  войны,  как  на  востоке,  так   и   на  западе  Аризоны. Все, кроме чирикауа    под  руководством  Кочиса. Пинал, тонто и койотеро в  Аризоне,   мимбре  и мескалеро  в Нью-Мексико,   были  особенно  опасны.  Также  апачи-мохаве   не  сходили  с  тропы  войны.
 Кочис,  военный  руководитель   чирикауа,   был  единственным  дружественным  индейцем  в  1859  году.  У  него  имелся  контракт  с  Линией  Этапа  Баттерфилд   на  поставку   леса  в  форт  Боуи,  и  нет  сомнения,  что  это  свирепое  и  ужасное  племя  сохранило  бы   дружелюбные  отношения  с  белыми людьми,  если  бы  не  глупость  одного   американского  офицера. 
Однажды  индейцы  похитили  мальчика  с  ранчо  в  Сонойта,  который  позже  стал  известен, как скаут  Микки  Фри.  Владелец  ранчо   пожаловался  командиру  форта  Бьюкенен,  и   попросил  его, чтобы   военные  помогли  вернуть  ему  мальчика  и  похищенный  скот.  Лейтенант  Баском, сержант  Барнард   и  команда  из  12  рядовых  отправились   в    проход  Апач  (Апачи-Пасс)  в  горах  Чирикауа,  где  находилась    наземная  станция  этапа,  чтобы  собрать  информацию   о  мальчике   и  индейцах,   похитивших  его.  Лейтенант  недавно  окончил   военное    школу  и   ничего  не  знал  об  индейцах. Это  было  его  первое  дело.  Прибыв   на  станцию,   он  вызвал  Кочиса  для  обьяснения  целей  своего  визита.  Кочис   сказал,  что  никто  из  его  людей  не  участвовал  в  ограблении, но  в течение  нескольких  дней  он  может  найти тех,  кто  украл  скот  и  мальчика, и  вернет их  белым.  Баском  не  поверил  Кочису,   и  обьявил  ему  и  его  людям, что  они  задержаны. Тогда Кочис   выхватил  нож,  разрезал  палатку   и  убежал  на  холмы.  Другие индейцы,  в  количестве   шести человек, включая  двоюродного  брата  Кочиса, были  захвачены  Баскомом  и  его  людьми.  Кочис, в  свою  очередь,  захватил  трех   белых  мужчин  и около  10  мулов.  Один  из  захваченных,  по  имени  Уоллес,  знал   язык  апачей, и  Кочис  предложил  через  него  произвести  обмен  пленниками,  но  Баском  отказался.  На  следующий  день   предложение  было  повторено, но  Баском  с  необъяснимым  упрямством  отклонил  и  его. Тогда  Кочис  запытал  до  смерти захваченных  белых, а   Баском  повесил  заложников-апачей и  бежал  в  форт. Офицер  погиб  во  время  гражданской  войны в  битве   при  Вальверде  на  стороне   федеративных  сил. 
С  этого  момента  Кочиси  его  племя  стали  заклятыми  врагами  белых.  В  течение   следующих   двадцати  лет,  его  племя  находилось   в  состоянии  войны  с  ними. 
 Индейский  вопрос  в  Аризоне  не  был  решен  к  середине  1860-х  годов.  В  1866  году, Аризона  была  разделена   на  северный  и  южный  округа, и командирами  округов  стали: полковник  Валлен  на  севере  и  полковник  Лоуэлл  на  юге.  Но  они  не  долго  продержались.    Их  заменили  в   начале   1867  года,  соответственно: генерал  Грэг  на  севере  и  генерал  Гритенден  на  юге.  Генерал   Гритенден    прибыл   из   Калифорнии   во  главе  трехсот  солдат.  Регулярные  войска  пришли  на  замену  добровольцам,  их  численность   колебалась  от  1500  до  2000  человек, и  в  ближайшее  время  эта  численность  должна  была  расти.  В  октябре,  Аризона  была  официально  обьявлена  военным  округом  приказом  генерала  Халлека.  В  декабре, генерал  Макдауэлл   находился  с  визитом  в  Аризоне.   Белые  жители  Аризоны  его  не  очень  любили,  так  как  он  был  мягким  по  характеру   и  не  понимал   природы  и  требований   индейской  войны.   
Налеты  и  бойни  продолжались,  и  интенсивность  их  резко  возросла  на  юге  зимой  1866-67  года.  Из-за  поражения  Максимилиана  и  победы  Хуареса в Мексике,  много  людей  эмигрировало  через  границу.  Этот  исход  был  постоянным,   а  индейцы,   в  свою  очередь,  не  снижали  бдительность,  и   атаки   эмигрантских  караванов   тоже  были  постоянными.  В  апреле  1867  года  апачи   совершили   атаку  на  ранчо  в   трех  милях  восточнее  Прескотта,   похитив  немного  скота.  Отряд  войск  из  форта  Уиппл  был  послан  вдогонку,  но  пройдя  75  миль   за  24  часа, так   никого  и  не  нашел. Командир  сообщил,  что  индейцы  ушли  в  каньон  Хэллс.  Генерал  Грэг   во  главе  двух  рот  кавалерии  ночью  проследовал  туда,  но  не  обнаружив  ни  малейшего  следа,   возвратился  в  форт  Уиппл.  Через  два  дня отряд  кавалерии  обнаружил  ранчерию  апачей  на  юго-западе  Верде   и  убил  пятерых  индейцев  первым  же  залпом, ранив  вдвое  больше.  Остальные дикари  сплотились  и   вынудили  войска  отступить.  Основные  дороги  от  Прескотта  до  Рич-Хилл,  Дэйт-Крик, Викенбурга   и   Энренберга  на  реке  Колорадо, проходили  через   Скалл-Вэлли,  и  по  крайней  мере  50  белых    людей  были  убиты  там   в  1867  году.  В  нижней  части  долины  в  1866  году был  организован  пост  с  небольшим  отрядом  солдат  в  нем,   чтобы  сопровождать  почту  и  защищать  переселенцев   вдоль  дорог. Лейтенант  Хаттон  командовал  этим  отрядом, который  состоял  из  мексиканских  добровольцев.   В  1867  году   ранчо  Миллера  на  окраине   Прескотта  было  атаковано  индейцами,  которые  пытались  угнать  скот.  Самого  Миллера  дома  не  было, но  его  жена   взяла  в  руки  винтовку  и  окрыла  огонь  по  индейцам.  Благодаря  ее  смелости,  скот  был  сохранен.   В  1868  году  не совершалось  столько  убийств,  как   обычно  до  этого,  но  среди  убитых  были известные  люди: Эрвин,  член  легислатуры ,  и  Джордж  Боуэрс,  один  из  знаменитых  молодых  людей  Прескотта.  Они  были  убиты  по  дороге  из   Кэмп-Верде  в  Прескотт.  28  февраля  1868  года   отряд  индейцев  украл  лошадей  и  мулов  около  Викенбурга.  Команда  из  24  человек   следовала  за  налетчиками   в   бассейн  Тонто. Эти  индейцы  всю  зиму  получали  рационы  в  форте  Рино.   Мексиканцы,   пима  и   марикопа, говорят, что   договор  с  апачами  является  фарсом, и  дружественные   с  военными,   апачи  нападают  на  поселения,  крадут   и   убивают  там.  Никто  не  обвиняет   командиров  в   Макдауэлл  и  Рино, так  как  все  понимают,  что  они  выполняют  приказы  сверху.  Единственным  путем  достижения  мира  с  апачами  является  их  убийство  и  постоянное  преследование,    и  чем  скорее, тем  лучше.  4   апреля  1868  года  уалапаи   атаковали партию  почты,  убили  охрану,  захватили   саму  почту,  и  все  это  в   трех  милях  от  лагеря   волонтеров.  Они  зверски  покалечили  тела,  отрезав   их  конечности.
В   середине   1860-х   армия  была  слишком  неорганизованной    для  борьбы с апачами,   и  все  ее  внимание  было  переключено  на  племя   уалапаи  с   северо-западной  Аризоны.  Уалапаи     подразделялись  на  три  подгруппы:  Люди  Гор,   Сражающиеся  с   Явапаями и  Люди  Плато. В  них  было  13  общин, которые  имели  по   85-250  человек.  В  течение  года  общины  разделялись  на  маленькие  лагеря по  3-4  родственных   семей.   Уалапаи  четко  выделялись  из своих  лингвистических  родственников явапаев,  которые  были  им  враждебны.  Летом  они  ухаживали  за  посевами,  которые  располагались   рядом  с  водными  источниками.  В  другие   времена  года  они  занимались   собирательством  и  охотой.  Территория    уалапаев  простиралась  от  Большого   Каньона  до  реки  Билла  Вильяма.  В  1863  году  на  их  землю   прибыло  много  шахтеров  и  изыскателей,  и   Черум,  вождь   Людей  Посередине  Гор,  начал  проявлять  беспокойство. Под  его  руководством   уалапаи  торговали  оленьими  шкурами  в  обмен  на  одеяла  с  навахо,  а  с  пайютами  в  обмен  на  ружья,  которые  те  получали  от  мормонов.  Военные  действия   начались  в  апреле  1865  года,  когда  англо-американцы  убили  одного  из  вождей   уалапаев по  имени Асама. В  ответ  индейцы  остановили   все  движение  между   Прескоттом  и  портами  на  реке  Колорадо. С  помощью  переговоров  и    мирной  дипломатии,  фрахтовщик  грузов  Харди   вновь открыл    платную  дорогу  между  Прескоттом  и  Хардвиллом,   и  предохранял  конфликт  от  расширения. Но  мир  Харди  продержался   около   девяти  месяцев. Вождь  Вауба  Юма,  из  Сражающихся  с   Явапаями, однажды   пришел  к  источникам  Бейли,  чтобы  показать  белым  с  грузового  обоза  копию  договора  с  Харди. Один  из  фрахтовщиков,  по  имени  Миллер,  убил  его  выстрелом  из  пистолета,  и  скоро   Война  Уалапаев  распространилась   по  всей  западной  Аризоне.  Подобно  большинству  войн  с  индейцами  в  Аризоне,    в  этой  тоже  происходило  мало   генеральных  сражений.  Обычно  уалапаи   атаковали  с  гор  грузовые  караваны и  пьяных  шахтеров  на  их  разработках  или  в  хижинах.  Кавалеристы  из  форта  Мохаве  отвечали  атакой  на  ранчерии   уалапаев, предавая  пламени  их   викиапы,   кукурузные  поля,  захватывая   женщин   и   детей.  Мохаве  иногда  присоединялись к  этим  кампаниям,  тем  самым  мстя  своим  традиционным  врагам.  Армия  использовала  этот  антагонизм   так  же,  как  испанцы  и  мексиканцы  в  течение  200  лет.  Индейцы  Аризоны  редко когда   были  способны  поддерживать  межплеменные  союзы.  Каждая  группа  помогала  поражению   друг   друга.   Уалапаи   более двух  лет  продержались  против  своих  лучше  вооруженных    противников.  В  одном  случае,  Черум  мобилизовал   несколько  сот  воинов,  чтобы  атаковать  войска  у  источников   Бейли.  В  нескольких  других  столкновениях,   он  успешно  противостоял  армии,  имея  только  40  винтовок  и  мушкетов  среди  своих  воинов.  После  одного  такого  боя   произошла неожиданная  атака  на  собственную   ранчерию  Черума  в  горах  Кербат. В  итоге  полуторачасового   боя,   войска  под  командованием  капитана   Сэмуэля  Янга  вынуждены  были   отступить.  Между  июнем  1867 года  и декабрем  1868-го кавалерийские  колонны  уничтожили   по  крайней  мере  68  небольших    уалапайских  ранчерии  и  убили  175  индейцев, почти  четверть  племени. В  свою  очередь,   уалапаи  убили  более  100  солдат,шахтеров  и  дорожных  путешественников  во  время  двух  войн,  разделенных  миром  Харди.  Летом  1869  года  среди   уалапаев  распространилась эпидемия  коклюша  или  дизентерии,  умертвившая  много  индейцев. Поэтому  вождь  Леве  Леве из  Сражающихся  с   Явапаями   начал   сдачу  его  людей  в  форте  Мохаве.   Уалапаве   временно  поселили   около  реки   Колорадо.  Черум  дважды  бежал, когда  его  пытались  выслать  на  остров  Алькатраз  в  бухте  Сан-Франциско. Через  год,  50   мужчин уалапаев поступили  на  службу   скаутами  для  армии.  В  их  лице  военные  получили  мощную  поддержку  в  своих  экспедициях  в   Апачерию.
 В  долине  Сан-Педро,  на  юге  Аризоны,  первым  поселенцем  в  1865  году   стал  Марк  Олдриш.  Апачские  ограбления  начались  там  в  1867  году  и  продолжались  весь  1868  год.  Почти  сотня  первопоселенцев  была   уничтожена.  Были  предприняты попытки  восстановить   ранчо  южнее     Тусона,   в  долине  реки  Сонойта  и  в  других  местах.  Некоторые  рискованные  земледельцы  и   скотоводы  дорого  заплатили  за  свои  эксперименты.  Ранчо  Тома  Хагнеса  было  ограблено  несколько  раз,   то  же   самое  произошло  и  с  ранчо  Чарли   Шайбела. Пеннигтон  заплатил  жизнью  за  свою  смелость.  Пит  Катчен, хотя  индейцы  и  убили  его  пастуха  и  приемного  сына  и  заполнили  стрелами  его  свиней,  был  единственными,  кто  смог в  начале  противостоять  налетам.   Позже  индейцы  убили и  его,  его  троих  сыновей  и   его  жену. В  1869  году  в  эту  область  прибыло  множество  новых  поселенцев,  но  вплоть  до  февраля   1871  года только  одна  смерть  произошла   от  естественных  причин.  В  основном  в  этой  области  действовали аравайпа  во  главе  с  вождем  Эскиминзином,   издавна  ненавидившим   белых, и  чирикауа  Кочиса.  В  1885  году  один  старый  пионер  из Тусона  пересчитал  длинный  список  предполагаемых  жертв  Эскиминзина.   Его  данные  указывают,  что    между  1856  и 1871  годами   южнее  реки  Хила  эти  индейцы  убили  приблизительно  1000  белых   и  мексиканцев.  Хотя,  вряд  ли  Эскиминзин  и  его   люди   могли  нести  ответственность  за  каждую  атаку.  Относительное  спокойствие  в   этой   местности  было  установлено  после  резни  этих  апачей  в  Кэмп-Грант  в  1871  году. Чирикауа  Кочиса,  с   1868  по   1871  годы  совершали  налеты   на  юге  территории:  поселенцы  в  Сонойта  и  Санта  Крус,   и  далее  до  Ногалеса,   были  убиты,  а  их  скот   похищен. 
Севернее  Хилы,  3  марта  1868  года,  генерал  Александр  и  майор  Клинден   прибыли в  форт   О’Коннел  с  отрядом  из  170  человек,  и провели  там   совещание  с   двумя  группами  индейцев  общей  численностью   около  200  человек,  под  предводительством  Делшэя   и  Скивиткилла - вождей    тонто  и  пинал. Генерал  предложил,  чтобы   вожди   выделили  ему   в  скауты   с  десяток  мужчин.     Индейцы  согласились,    и  затем  пропели  всю  ночь.  На  следующее  утро,  когда  они  получили  говядину,  Скивиткилл  и  его  племя   бежали   в  горы.  Делшэй  сначала   оставался  на  месте,  но    постепенно   большинство  его  людей  ушло, а  около  полудня   и   он  сам  исчез.  В  два  часа   команда   сделала  переход   и  расположилась  лагерем  на   берегу  Тонто-Крик. Наутро  они   продолжили  свой   путь   на  восток,   к  горам.   Когда  они  достигли  каньона,   то слева,  на  небольшом  холме,  заметили  индейцев.   Это  были  Делшэй  и  его  люди.    Армейский  переводчик  пошел   навстречу индейскому  переводчику,  который  спускался  с  холма.  На  середине  холма  они  встретились   и  закурили  сигары.  Когда  генерал  подьехал,  он  спросил,  что  хотел  вождь. Тот  находился  на  скале,  на  верхе  холма,  в  его  руке  была  винтовка,  одет  он  был  в  блузку,  а  на  голове  была  черная  шляпа.  Ответ  переводчика  был  таким: «Он  сказал,  что  он  встретил  капитана  для  того,  чтобы  обьявить  войну  американцам.  Он  хотел  крови,  и   требовал, чтобы  генерал  оставил  его  страну.  Он  сказал, что   маленький капитан,  то  есть  лейтенант  Дибойс,  хороший  человек,  но  большой  капитан   плохой, и  он  не  соглашается  на  мир  с  ним. Затем  он   добавил, что  Скивиткилл  придет  с  его  воинами  и  они  будут  атаковать   наш  лагерь,  и  все  мы  будем  уничтожены».  Все  это  сопровождалось  ужасными  жестами,   и,  наконец,  этот  джентельмен  начал  сыпать  последними  оскорблениями.  Генерал   приказал  переводчику  спускаться,  а  солдатам   стрелять.  Тут  же  около   пол-десятка  пуль  полетели в  вождя,  но  он  молниеносно  исчез   из  вида.  Еще  немного  был  виден  флаг  апачей,  но  потом  и  он  пропал.  Пехота  и  кавалерия  быстро  поднялись  на  холм,  но  индейцев  нигде  не  было  видно,  только  валялось  жестяное  ведро.  Генерал  не  хотел  терять  времени, и приказал  идти  дальше,   однако,  как  только  арьергард  перешел  на  другую  сторону  холма, индейцы  встретили  его  огнем, но  никого   не  задели.  Солдаты  прошли  до   каньона   Ред-Рок  и  там  расположились  лагерем  на   ночь.  Наутро  они  направились  к   Мидоуз-Вэлли    и  прибыли  туда   к   трем  часам  дня  в   воскресенье,  так  и  не   увидев  никаких  индейцев.   В  понедельник  вечером  войска  отправились  на  юго-восток   к  форту  Грант.  Пехота  поднималась   на  холм, а  сержант  роты  L   8-го  кавалерийского  полка   шел  сзади,  ведя  в  поводу   свою  лошадь. В  это  время  из  леса  раздался  выстрел  и  лошадь  была  ранена. Сержант   и  индейцы  перестреливались  уже  минут   пятнадцать,  когда   подошел  арьергард, который  отбил  атаку апачей и  привел  раненую   лошадь. Чуть  позже  ее  пришлось  пристрелить.   
Взойдя  на  холм, солдаты  посмотрели  вниз,  куда  должны  были  идти, и  увидели  местность,  покрытую  каменистыми  откосами  настолько  далеко,  насколько  хватало  глаз.  Из  Мидоуз-Вэлли  пехота   шла  два  дня,  и  при  этом  постоянно  теряла  своих  людей  на  дороге. Генерал   послал  капрала   во  главе  шести  солдат  в  форт  с  приказом  захватить  всех  индейцев,  находящихся   там. Следующей  ночью  индеец  выстрелил  по  войскам,  а  затем  скрылся  в  направление  верхушки   холма. Оттуда  он  кричал  и   проклинал  всех  американцев. На  следующий  день,  четыре  индейца  пришли  в  лагерь   под  флагом  перемирия  от  Скивиткилла,    и  сказали,  что  вождь   испугался  большого  числа  американцев  и  поэтому  бежал,  но  он  не   является  враждебным,   и   теперь  хочет  сдаться.  Эти  четверо  были  задержаны.  Два  апачи -мохаве  пришли  на  следующий  день  и  тоже  были   задержаны. Про  этих  индейцев   говорили,  что  они  большие  воры.  На  следующий  день,  скаут    пошел   в   Грин-Вэлли,  где  распологался  форт  Рено.  Эта  долина  находится  в  10  милях  севернее   Мидоуз-Вэлли. Это   было  великолепное  место  для  поста   и  для   охоты  на  индейцев.  Один  современник  так  выразился: «С  еще  одним  постом  между  фортом  Рено  и  фортом  Грант,  с   большим  количеством  кавалерии  и  с  дорогами   вокруг,  настанет   конец  апачей  в  Аризоне.   Апачи  смеются    над  пехотой,  но  кавалерию  и пима   боятся, особенно  последних.  Пехота  же  здесь  бесполезна».
10   октября  1868  года   газета «Arizonian  Miner»  сообщила:  «Ла-Пасу  угрожают  индейцы.  Граждане  и   70-80  индейцев   чемехуэви  подготовились  для  защиты  города  от  объединенных  сил   апачи- юма ,апачи- мохаве и  явапаи.  Сорок  семей  удалены  в  большой  магазин  Равенас.  За  городом  установлены  пикеты,  а  чемехуэви  занимаются   активной  разведкой  и  сообщают   своим  белым  друзьям  о  перемещениях  враждебных  дикарей».
31  октября  1868  года,  эта  же  газета  опубликовала  сообщения  о  нескольких  индейских  атаках.  Одна  из   них  была    проведена  на  Джозефа  Мелвина  и  Гибсона,  когда  они  верхом  ехали  от  Агуа- Фриа   до   Верде. На  дороге  они  попали  в  засаду,  и  Гибсон  получил  четыре  пули  в  руки  и  две  в  грудь. Пуля  пробила  ботинок  Мелвина,  но  он  сам  не  получил  повреждений, и  поддерживая  своего  друга  в  седле,  они  поскакали  к  Агуа-Фриа.  Гибсон  не  мог  ехать  дальше  из-за  потери  крови,  и  Мелвин  оставил  его  и  поехал в  ближайшее  ранчо  за  помощью.  Там  он  взял  фургон, вернулся  за  своим  другом  и  привез  его   в  дом.
В  последнее  воскресенье,  во  второй   половине  дня,  Джозия   Уиткомб,  Кинг  Вильям  и  Боблетт   выехали  на  фургоне  в  Прескотт  из  их  ранчо,  и  не  доезжая  четырех   миль  попали  в  засаду. Огонь  был  открыт  с  обеих  сторон  дороги.  Уиткомб  был  убит  сразу,  а  Кинг  получил  серьезную  рану  в  ногу.  Боблетт  не  получил  ни  царапины. Оба  они  спаслись  бегством. Солдат,  ехавший  за  фургоном, не  был  ранен  и  тоже   удачно  бежал.  В  понедельник,  около  10  часов утра,  индейцы  атаковали  группу  из  пяти  мужчин,  состоящую  из  трех  солдат  и  двоих  гражданских: Джорджа  Боуэрса  и  Джозефа  Леннона.  Они  следовали  из  форта  Линкольн  в   Прескотт.  Индейцы  стреляли  в  них  из  ружей  и  луков   и  оглушительно  кричали.  Боуэрс   был  ранен  в живот,  а   солдат,  ехавший  за  ним,  получил  шесть  пуль.  Другие   остались  целы,   и  придерживая  раненых  на  мулах,  бежали.  Они  были  встречены  и  спасены  лейтенантом  Дерби  во  главе  20  солдат из  форта  Уиппл.  Ночью  в  среду,  Аугустус  Беголе  и Томпсон  были  атакованы  индейцами  в   трех  милях  от  Прескотта .  Томпсон  был  убит,  а  Беголе  ранен  в  плечо. Расстреляв  все  пули  из  револьвера,  он  бежал. 
 
( Скауты- явапаи.  Кэмп-Верде,  Аризона.  1880  год).
Жизнь   в  Прескотте  была  опасной  и  неизвестно  когда  апачи   подкараулят  очередную  жертву. Выезд  из  города  был  невозможен  без  хорошей  охраны.
Еще  несколько  сообщений  из  аризонской  газеты  “Gamiltons” о  нападениях  1867-68  годов.
 Ламбертсон  был  одним  из  первых  поселенцев  в   Уиллоу-Гроув.  У  него   имелось   
семь  или  восемь  молочных  коров. Как-то  вечером,  в  1867  году, он  вел  их  домой и попал   в  засаду  в  полмиле  от  дома.  Старый  человек был  сильно  ранен  и  упал  на  землю.  Индейцы  поспешили  к  нему,  но  Ламбертсон  имел   винтовку  Генри  и  лежа  убил  троих  из  них, а  остальные  бежали. Он  так  и  не  восстановился  полностью  от   ранения  и  умер  через  несколько  лет. Харви  Тваделл,  изыскатель, получил  пулю  в сердце  в  той  же  долине. Он  пожил  еще  восемь  дней и  умер  в   своем  доме. Посмертное  вскрытие   показало, что   пуля  вошла  в  нижнюю   часть   сердца   на  полдюйма. В  1866  году мародеры  тонто убили  мексиканца  Гонзалеса  между  Агуа-Фриа и  Прескоттом. Они   отделили  от  тела  его  голову,  а  тело  установили  на  локти  и  колени,   и  затем  выпустили   в  него  17  стрел.  В  1867  году,  Ле  Рой  Дэй  и  Вильям  Трэхан  попали в  засаду  при  охране  фургона между  Биг-Буг и  Терк-Крик,    и  были  убиты.  Возчик  бежал, а лошади  были  захвачены.  Собственники шахт с  1866  по  1869  годы  потеряли   240  мулов  и  лошадей;  5  служащих  были  убиты,  4   сильно  ранены  и  10  кварцевых  фабрик  было  сожжено.  Викенбург  был  городом  на   берегу  реки  Хассаямпа, построенный  теми,  кто  добывал  кварц  в   окрестных  шахтах    в  1864  и  1865  годах.  Много  людей  были  убиты  в  те  годы в  этом  районе  и  сотни  животных  украдены. В  1867  или  1868  году   лейтенант  Крадлебаух  был  послан  с  отрядом  солдат   в   Блэк-Хиллс   (не  путать  с  одноименными  горами  в  Дакоте  и  Монтане)   на  встречу  с  индейцами,  которые  хотели  прийти  на  пост  для  переговоров  о  мире.  Солдаты  расположились  лагерем  около  скал.  Лошадей  привязали  рядом.  Утром,  дремлющие  кавалеристы  были  разбужены  неземными   воплями,  ливнем  стрел  и  пуль.  Все  лошади  были  убиты  и  ранены. Солдаты  тесно  сжались  под  скалой.  Один  из  них был  убит,  несколько  ранено,  включая  доктора,   у  которого  была  разбита  рука  и  потом  в  форте  ее  пришлось  отрезать.  Джэксон  Маккрайкен,  впоследствии  знаменитый  шахтер, находился   с  солдатами.  Когда  атака  началась,  он  спал  возле   небольшой  сосны,   приблизительно  в  восемь  дюймов  в  диаметре.  Свинцовый  град  сыпался  вокруг, и он  спрятался  за  дерево. Большой,  жирный  человек,  и деревце  было  недостаточным,  чтобы   закрывать  его  тело. Много  лет  спустя,  он  признался, что  когда  пули  стучали  о  дерево,  он  подумал,  что    хорошо  бы, чтобы  это  дерево  было   хотя  бы   дюймов  на  шесть  потолще. В  1869  году   группа  из  13  изыскателей    направлялась  в  Санта-Фе,  Нью-Мексико,  и  добралась   до  востока  Аризоны.  Там  они   нашли  золото,  но  во  время  работы  индейцы  атаковали  их,  убили  четверых  или  пятерых  из  них  и  забрали  все   их  вещи  и  животных. Уцелевшие  бежали  через  горы  в  поселения  Верде. Они  достигли  лагеря  солдат,  которые  приняли   их  за   индейцев и  сделали  по  ним   более  50 выстрелов,  прежде  чем  несчастные  шахтеры  убедили    солдат  в  их  ошибке.   
 Смертельные  случаи  были  ограничены на  небольших  группах  людей от  2  до  5  человек.  Организованные  большие  группы  редко  подвергались   нападению,  за  исключением, когда   происходила   борьба  с  солдатами  или   волонтерами.  Много  скотоводов  погибло  во  время  работы   или  помогая  соседу.  Неизменно  белая  жертва  была  жестоко  искалечена, часто  оскальпирована.
 
(Знаменитый  скаут  Эл  Сибер  и  его   скауты   явапаи.  Форт  Уиппл.  1880  год).
 
 Дела   на  юге  Территории  были  также   плохи,   как  и  на  севере. Следующее  взято  из  рассказа  Чарльза   Шайбела,  сохраненного  в   Историческом  Обществе   Пионеров  города Тусона: «В  течение  первых  месяцев 1867  года, я  находился  в  Тубак, и  убийства  апачами  происходили  там  постоянно.  1   марта  Эд   Мэрси  был  убит,  а  Оскар  Букали  потерял  ногу   и  имел  мало  шансов  выжить.  Мистер  Букали  был   почтовым  курьером   между  Тубак  и   шахтой   Патагония, и  он  подьезжал   к  конторе  шахты, где  находился  заведующий  Томас  Уэркс, а  также  Ричард  Дорс  и   Эд  Мерси. Когда  раздались  выстрелы,  то  он  был  ранен, а  его  лошадь  смертельно  ранена,  но  ей  хватило  сил  дойти  до  корраля,  где  она   упала  замертво   и  придавила  ему  ногу. Индейцы  постоянно  стреляли,  но  несмотря  на  это,  Томас  Уэркс  добрался  до  коралля  и  занес  Букали  в   строение.  Ричард  Дорс  тоже  был  ранен,  и  от  полученной  раны  стал  безумным  и  бежал.  Его  так  никогда  и  не  нашли.  В  том  же  году,  в  июле,  на  дороге  из  форта  Грант  были  убиты  Томлинсон,  Исраэль и  Ирвин. В   августе  Чарльз  Хадкелл  и  два   солдата  были  убиты  на  дороге  возле  Боуи.  В  этом  же  месяце,  около  форта  Боуи  были  убиты  лейтенант  Кэролл  и  Джон  Слэйтер.  Убийства  были  многочисленны  и  многих  имен  я  не  помню».
 В  1868  году  изменений  не   предполагалось,  так  как   племена  реки  Колорадо и  апачи находились на  тропе  войны.  Фиш  сообщил,  что  зимой  1867-1868  годов  в  районе  Прескотта  индейцы  убили  48  белых людей. Навахо  были  спокойны  и   ничем  не  навредили, за  исключением  нескольких  украденных  животных.  Зато  они   совершали  набеги  в  Юту,  убивая  там  и  крадя  скот.
Джейкоб  Хамблин, один  из  первых  мормонов, основал  поселения  около  Колвилла,  которые  затем   образовали  округ   Пайюте  в  Аризоне. Он был  послан  заключать  мир  с  пайютами,  и  многого  добился   в  этом  деле.  Майор  Пауэлл  в своем    труде   о   собственных  исследованиях   реки  Колорадо так написал: «Этот  Хамблин   хорошо  говорт   на  их  языке  и  имеет большое  влияние  на  всех  индейцев  в  этом  регионе.  Однажды  трое  мужчин, голодные  и  усталые,  пришли   в  деревню   пайютов.   Индейцы  их  накормили  и  показали  дорогу  в  поселения  белых.  Вскоре  после  их  ухода, появился  индеец  с  восточного  берега  Колорадо  и  сказал,  что  шахтеры  убили   скво (индеанка). Из-за  этого  индейцы  пришли  в  ярость, догнали  белых  мужчин  и  заполнили  их  стрелами».
 Майор  Доран  в  своих  мемуарах  приводит  такое   подтверждение  индейской  лояльности.  Однажды  он  со  своими  компаньонами  вступил   в  лагерь  пайютов, который  находился  в   состоянии  войны   с  белыми. Там  они  попировали,  а  затем  возвратились  в  свой  лагерь  и  всю  ночь  спокойно  спали.  Утром,  после  сбора  лагеря, они  проходили  мимо  этих   же  индейцев   и  те  их  дружески  приветствовали,  хотя,  как  потом  стало  известно, эти   индейцы  несколькими   часами ранее  уничтожили  другую  группу  белых   людей.
 В  1868  году  в  северном  округе  Аризоны  было  проведено  против  индейцев  46  экспедиций,  в  которых  было  убито 146   дикарей,  61  ранен  и  35  захвачено.  На  юге  сравнительно  немного  было   сделано. С  начала  лета и  до  17  июля  1869  года  только  в  округе  Пима  апачи  убили  52  белых  человека  и  18  ранили.  До  конца  этого  года  еще  47  белых  было  убито  и  6  ранено, и  это  кроме  уничтожения  собственности в каждой  части  Территории.  Не  было  ни  одного  грузового  фургона,  скотовладельца  или  фермера,  которые   не  пострадали  бы  от  индейцев.
Газета «Miner» из  Прескотта,  6  марта   1869  года  писала: «Индейцы  продолжают  ограбления  вокруг  Прескотта  и  всех  смежных  поселений, убивая  и  воруя. Генерал  Орд  из  команды   Отдела  Калифорнии  сообщил,  что  количество  рот  повышено до  36  и  нужно  еще  8  рот,  которые  надо  прислать  как  можно  быстрей.  С  прибытием пополнения,  в  войсках  будет  1800  человек.  В  последнее   время  войска  в  северной  Аризоне   добились  нескольких  успехов   в  борьбе  с  индейцами.   Скауты генерала  Александра, полковника  Прайса, майора  Клиндена,   лейтенантов  Хассона,  Сомерсби  и  Уэллса,  захватили  и  убили  64  индейца,  а  также  уничтожили    ранчерии   и  собственность  нескольких  военных  партий  индейцев,  которые   грабили  и  убивали  поселенцев  на  Территории.  Военные  партии  принадлежат  в  основном  апачам,  некоторые  к  враждебной  фракции   уалапаев».
12  декабря  1869  года «Miner» опубликовала  сообщение  полковника   Бернарда  о  его  борьбе  с  апачами  под  предводительством  Кочиса : «16  октября  полковник   Бернард  выступил  из  форта  Боуи   во  главе  подразделения   из  61  человека   и   пятнадцатидневными  пайками,  маршируя  только  ночью.  20-го  числа  он   достиг  лагеря, который  был  покинут  всего  день  назад. Полковник  поскакал  галопом  в  каньон,  а  другой  офицер  с   пятью  рядовыми  начали  подниматься  к  скалистому  холму.  Полковник  оглянулся   и  увидел  на  вершине  индейцев. Тогда  он  приказал   своим  людям  следовать  быстрее  за  первыми  его  подчиненными. Когда  эти  шестеро  достигли   половины  холма,  индейцы  открыли  по  ним  огонь,  и  белые   укрылись  за  скалами.  Солдаты  находились  всего  в  30  ярдах  от  индейцев,  и  те  сверху  посылали  стрелы  в  любого  человека  на  зрении.  Здесь  двое  солдат  были  убиты,  а  один  ранен.  Когда   остальные  войска  прибыли  к  месту  действия, то  пошла  уже  серьезная  стрельба,  длившаяся  примерно  полчаса.  Полковник  оставил  командование  на  лейтенанта  Лафферти,  а  сам   спустился  вниз,  чтобы  встретить  фургоны  с  припасами.  Здесь  он  обнаружил,  что  многие  лошади  ранены. Животные  были  удалены  в  безопасное  место,  а  лейтенант  Лафферти  с  несколькими  людьми  остался  охранять  убитых.   Тем  временем,  полковник   во  главе  20   солдат  переместился   влево,  надеясь  зайти  сзади  к  противнику,  но  это  было  невозможно,  так  как  индейцы  охраняли все  подходы  и  сразу  открывали  огонь.  Затем,  он  с   тридцатью  рядовыми  прошел  вправо,   рассчитывая достичь  верха   скалы. Этот  переход  был  сделан  вокруг  холма,  и  индейцы  не  могли  его  видеть.  Огибая  холм, он  обнаружил  глубокий  каньон  и  оставил  там  своих  лошадей.  Здесь  он  послал первого  сержанта   и  пятнадцать  рядовых  занять  ближайшие  скалы  на  холме. Они  открыли огонь,  и  это произвело  хороший  эффект. Несколько  индейцев  были  поражены  из  этой  точки.  Затем  полковник  отдал  приказ  капитану  Адамсу  вместе с  Лафферти    идти  в  атаку  и  забрать тела  мертвых  солдат.  По  прибытии   Адамса,  лейтенант  Лафферти  получил  касательное  пулевое  ранение  в  щеку, в  результате  чего  у  него  была  разбита  нижняя  часть  челюсти  и  кость.  Со  сгущением  сумерек  полковник  решил  уйти  и  не  терять  больше  людей  в  напрасной  попытке  выбить индейцев  с  их  позиции.   Позже  он  сказал, что его люди  сражались  хорошо  и  никто  не  смог бы  сделать  лучше. Он  сказал,  что  не  смог  бы  выбить  индейцев  и  с  полуторасотней   солдат,   не  потерял при этом  по  крайней  мере  половину  из  них». 
В  1869  году,  после    инагурации  президента  Гранта, была  назначена  мирная  комиссия.  В  этом   году война стала особенно  безжалостной  как  на  севере,  так  и  на  юге  Аризоны. Этот  уничтожающий  мирный  полис  был  в  известной  мере  ослаблен  на  севере  Территории,  но  ошибочно  применен  на  юге.
 Следующее взято  из  рассказа  Альберта Банта, известного   аризонского  пионера  и   скаута: «Кинг   Вулси (Вулсэй)    сражался  вместе   с  двумя  сотнями  гражданам   своими  методами  в   Бассейне  Тонто в  1864  году.  Но  после  знаменитого  «Договора  Пиноле»   вынужден  был  оставить    свою  борьбу.  Поэтому,  с  этого года (1864) и  до 1880-го,  эта  область  оставалась   terra  incognita (неизвестной  землей). Область,  о  которой  я  говорю,  включала  в  себя  земли  к  северу  от  реки Хила и  восточнее реки  Верде. На севера  эта  область граничила  с  рекой  Литтл-Колорадо,    а  на  востоке  с  пограничными  деревнями  на  западе  Нью-Мексико.    Эти  мексиканские  деревни  постоянно  подвергались   налетам  индейцев, как  апачей, так  и  навахо. Военные  установили  форт  Рено  около  восточного  склона  хребта  Мазатзал,    в  2- 3  милях   западнее  Тонто-Крик.  В  этом  лагере  расположилась  рота  пехоты, и  она  почти  ежедневно  была  обеспокоена  апачами  тонто  во  главе  с  вождем   Делшэем.  Опасно  даже  было   отходить  на  сотню  ярдов  от  лагеря.  Участники деревозаготовительных  партий часто  работали  с  угрозой  для  своих  жизней». 
В  течение  всего  1869  года, так  же, как и  в  предшествующие  годы,   апачи  непрерывно  совершали  грабежи,  убийства  по  всей  южной  Аризоне.  Генерал  Девин  сообщал,  что  многие  ограбления,  совершенные   на  юге  Аризоны  и  приписываемые  индейцам  Кочиса   и  другим  индейцам, живущим  южнее   Хилы,  на  самом  деле  совершаются апачами  с  северной  Апачерии.  В  июле  1869  года,  полковник  Грин  из  форта  Гудвин  получил  приказ  из  штаб-квартиры, расположенной  в   Кэмп-Макдауэлл,  собрать  всех  солдат  и  лично  возглавить  кампанию  по  искоренению   апачей  к  северу  от   Хилы.  В  соответствии  с  приказами,  он,  с  четырьмя   ротами  1-й  кавалерии (кавалерийский  полк)  и  отрядом  дружественных  индейцев  во  главе  с  вождем  Мануэлем, пересекли    Хилу.  Много  дней  он  карабкался  по  склонами и  каньонам. 27   июля  его  команда  расположилась  лагерем  около  соединения   двух  горных  потоков,  которые  известны  теперь  как  восточный   и  западный рукава  Белой  Реки, приблизительно  в  четверти   мили  западнее   современного   Форта -Апачи.  Во  время  экспедиции   было  встречено  много  враждебных,   некоторые  из  них  были  убиты   и  многие  ранены. Любые  животные,  принадлежащие  индейцам,   убивались,  а  посевы  уничтожались.  Фактически,  это   было  кампанией  искоренения  и    опустошения.  В  сердце  Апачерии  полковник  решил  установить  базовый  лагерь,  впоследствии  ставший  известный   как  форт Апачи.
Район  Флоренции  долгие  годы был  одним  из  самых  проблемных  и  опасных  из-за  апачей,  пока  в  июле  1870  года  в  результате  решающего  натиска  их  мощность  в  этом  регионе не  была   навсегда  разрушена. Генерал  Стоунмен   располагался  с   несколькими  ротами  солдат  в  форте   Пикетт,  в   30 милях  севернее  Флоренции,  в  горах  Суеверия. Пост  находился  в  долине  Квин-Крик,  и    легко  просматривался  с  самой  высокой  точки   под  названием   Пик  Тордилья,  поэтому  все   перемещения   солдат  были  видны  как  на  ладони. На  верхушке  горы  как  раз  и  располагалась ранчерия  апачей. Они  часто спускались   вниз,  на  дорогу  в  долине  реки   Хила, где  крали, жгли  и  убивали  в   поселениях  белых  и  в   проходящих  караванах.  Когда  войска   пускались  в  их  преследование,  они  безнаказанно  исчезали  в  каньонах.  Все  попытки  генерала  Стоунмена  выяснить  местоположение  деревни  были   бесплодными. 
 Однажды  индейцы атаковали  ранчо  около  Флоренции  и  угнали   стадо  скота.  Рота  индейцев     пима, в  которой   находились  трое   или   четверо  белых,  под  командованием  капитана  Уолкера,     после  нескольких   дней  терпеливых  поисков,   наконец  обнаружили   след,  ведущий  к  ранчерии.  Индейцы,  видимо  ввиду  постоянных  успехов,   просто  потеряли  бдительность   и  чувствовали  себя  в   полной  безопасности,   и  даже не  выставили часовых. Таким  образом,  люди  Уолкера  подкрались  ночью  и  атаковали   ранчерию,  которая  располагалась   всего  в  нескольких   ярдах  от  края  крутого  утеса,  с  которого   апачи  наблюдали   за  фортом  Пикетт.  Индейцы, видя, что  они  окружены, сделали несколько  выстрелов, а  затем  бросили  винтовки  на  землю и подняли  руки в  знак  сдачи. Нападавшие,  видя  свое  преимущество   и помня  о  жестокости   апачей   по  отношению  к  беззащитным  семействам   на   Хиле, решили  использовать   его   по   максимуму,   и  открыли  непрерывный  огонь  по    ним. Когда  две  трети  индейцев  упали  убитыми и ранеными,  уцелевшие  побежали  к  краю  утеса   и с  высоты  в  200  футов  бросились   вниз  на  скалы.         
В   1868- 1871  годах,  Аризона  и  ее   жители   больше  всего  страдали  от  индейских  набегов. Например, А.О.Нойес  владел  лесопилкой  в  12  милях  от  Прескотта, где он  производил  заготовку  и  обработку  леса.  В  его  учетных  книгах  стояли   крестики  напротив  имен более 300 человек,  работавших  у  него   в  эти  годы   и  убитых  апачами. 
Зимой   1870  года  и  весной  1871-го  апачи  начали  прибегать  к  новой  тактике   проведения  атак: одновременно   в  разных  местах  и на  большом  расстоянии.  Они   больше  не  встречали   войска,  даже когда  у  них  было  преимущество.  Апачи  часто   подкрадывались к  форту  или  к  любому  белому  человеку, и  бесшумно  убивали   стрелой  из  лука  часового, пастуха  или   возницу.   Никто  не  знал  о  присутствии   апачей,  пока  не  обнаруживалось  тело.  Этот  способ  войны  держал   солдат  и  поселенцев    в  постоянном  напряжении, и  много  людей  погибло,  не  видя  и не  слыша   противника. Убийства   были  очень  частыми,   и  индейцы   не  оставляли  никаких  следов  для  последующего  успешного   их  преследования.  Дела  достигли  такой  же критической  точки, как  и перед  гражданской  войной 10   лет  назад,  когда  войска  оставили  Территорию.
 В  отчаянии   жители  Аризоны  напрямую  обратились  к  президенту.  14   октября   1871   года,  газета  “Miner” напечатала   петицию   к   президенту, к  которой  прилагался  список  из  имен   301 человека,  убитых   апачами  в  Аризоне  с  1864  года.    
 Ниже  петиция  и  список.
 «Нижеподписавшиеся   жители  Аризоны   сообщают  в  настоящее  время,  об  аномальном   состоянии  дел   в  отношениях  с  индейцами   на  Территории.  Эти  дела  достигли   верхнего  градуса  напряженности   и  угрожают  интересам  нашего  общества.  Мы  с   уважением  заявляем,  что   мы  ничего  не  желаем   более, чем  мира   с  апачами. В  последнюю   весну,  обескураженные   нашими  многочисленными  страданиями  и  убытками  от  враждебных  индейцев,  мы  были  готовы  уже   покинуть  Территорию, где  у  нас  прошли  трудные   годы   в  ожидании  покорения  апачей. Но  затем,  назначение   генерала  Джорджа   Крука   в  команду   Военного  Отдела (департамента) Территории  дало  нам  новую  надежду, и  мы  решили  воздержаться  от   ухода и  поверили,   что  действия  генерала   могут  завершиться  скорым  решением  наших   проблем.  Однако, когда его  планы   стали   успешно  претворяться   в  жизнь,  мы  вдруг  узнаем,  что  все  дела  теперь  переданы   в  руки   мирного  уполномоченного.  У  нас  нет  доверия  его  к   политике.  Опираясь  на   опыт  прошлых  лет,   мы  знаем, что  никакой  мирный  договор   с   апачами   не  может  иметь  места,  если  они  являются  при этом  равной   стороной.  Мы  всячески  помогали  разным  уполномоченным    в  реализации   их  планов.  Но  с  тех  пор,  как  сюда  прибыл  их  агент,  мы  чувствуем  смятение, потому  что наиболее   враждебные  племена  отказываются    иметь  с  ним  дело, и  продолжают  смело  и  беспрепятственно  совершать  свои  убийственные  и  грабительские  налеты. Мы  разочарованы  политикой  агента, предложившего   давать  приют   и  помощь  в  военных   постах всем  индейцам  подряд. В  прошлом,  неоднократно  воины  оставляли   их   семьи  и  собственность   в   безопасности,  а  сами   в  это  время   занимались   мародерством   по  Территории  и  возвращались  со  скальпами  и  грабежом  под  защиту  постов.  Мы  будем  удовлетворены, если  люди, составляющие   мирные  договоры  с  нашими   индейскими   противниками,  также   должны  иметь   мощные  полномочия  по  наказанию  нарушителей  этих  договоров.   
Следовательно,   мы,  Ваши  истцы, серьезно  просим, чтобы  Ваше  Превосходительство  сообщило  нам,  что  этот  проэкт  Правительства  об  управлении  делами,   имеющими  отношение к  тем  индейцам    Аризоны,   которые  проживают  вне  резервации,  находится   в  руках  мирных  уполномоченных  или   под  управлением  командира  Военного  Отдела.  И  мы  хотели  бы  с  уважением  сказать   Вам,  что  если  политика,  введенная  здесь  агентом  мирных  уполномоченных   будет  и  дальше  претворяться   в  жизнь,  то  мы  предупреждаем, что  мы  здесь  не  останемся,так  как, со  всей  вероятностью,  разделим   судьбу  наших  соседей  и  друзей,  а  также   людей,  убитых  апачами,  чьими  могилами   заполнены  каждые  кладбища  и  обочины  дорог  в  Аризоне.
Одна  из  причин  для  этого  исхода, - это  то, что  люди  Аризоны,  а  также   люди   Калифорнии  на   границе  с  нами, исчерпали  все  средства  для  защиты   своих   жизней   и  собственности, и  эта  аппеляция  к   Вам - наша  последняя  надежда. Чтобы  не  было  предубеждений  против  поселенцев  на  границах,  и  для  доказательства  страшной  необходимости   в  средствах  еще  не  испытанных, и  от  которых  мы  надеемся получить  защиту, мы  публикуем   частичный  список  индейских  убийств   с  марта   1864  года.  Мы  думаем,  что  это  будет  говорить  само  за  себя,  и  не  оставит  равнодушным   ни   одного   честного   нашего   согражданина , и  что  американцы  сделают  правильные  выводы  в  отношении  нас.
Вот  этот  список: «Мы  начнем  с  округа  Явапаи,  где   4  марта  1864  года  дикари,  которых  мы  иногда  одевали  и  кормили, без  причин  и  провокаций   начали  карьеру  убийств  и   ограблений,   беспрецендентных   в   истории  Запада.  Тонто-апачи  убили   в  этот  день   пять   мексиканцев   и  трех  американцев.  16   марта  они  атаковали   ранчо   Шелдон-Форбс,  около  Прескотта,  убивая  мистера  Косгрова.    1  июля  Белнап  убит  около  Ореховой  Рощи.  6   июня  Р.  Джон  убит  в  районе  Биг-Буг,    и  неописуемо  искалечено  его  тело.  В  тот  же  день,  Сэмюэль Харрисон  убит  в  Батт-Флэт.  24    июля   бедный  Джек  Бекхамп  потерял  свою  жизнь  при  изучении  страны  восточнее  Прескотта.  Дружественный   койотеро  убил  его. 13   марта   трое  неизвестных   мужчин   убиты   около  Кэмп-Дэйт-Крик.  15   марта  1865  года,  Чарльз  Смит  убит  около  Викенбурга.   10  апреля  Кросс  Л.  убит  при  перегоне  стада  животных  через  низину,  затопленную  Хассаямпа  (река).   Его   обнажённый  труп  у  места  переправы  было   утыкан    семнадцатью  стрелами,  и  двадцать  одно  животное  украдено.   Через  некоторое  время, в  этом  же  месяце,  мистер  Александр  был  убит  примерно  в  двух  милях  западнее  Прескотта.  2   марта, солдат, имя  его  неизвестно, попал  в  руки  враждебным  около  Прескотта  и   принял  смерть  через  пытки. В  апреле 1865 года  мексиканский  погонщик   убит  в  округе  Мохаве.  2   мая мексиканец  убит  возле  Линкс-Крик.    3   мая,  в  Уиллоу-  Спрингс, между Кэмп-Дэйт-Крик  и  Киркленд-Вэлли,  жертвами  дикарей  стали  Ричард  Белл, Корнелиус  Сейг   и  Чарльз   Кеннигхэм.  26   мая,  Джон  Райан, солдат,  убит  возле  Викенбурга.  2  июня,  Хэйрри, по  прозвищу  «Боров»  Джонсон, убит  у  Аррастра-Крик    при  прогоне  стада. 22   июля  враждебные  убили  Джона  Уиттинга  возле  Скалл-Вэлли. Через  некоторое  время,  в  августе, шериф  Калкинс  и  два  солдата  были  тяжело  ранены  между  Линкс-Крик   и  фортом  Уиппл.  В  1865  году  или  в  1866,   дикари  убили  возле  Викенбурга  сына  Пола  Уивера.  В  эти  же  годы  они  атаковали  самого  Уивера  и  человека  по  имени  Рэймонд,  нанеся  последнему  ранение,  от  которого  он  позже  умер.  30   марта 1866  года   уалапаи  убили  Эдварда  Кловера  в  Уиллоус,  на  дороге  между  Мохаве  и  Прескоттом.  1  мая,  Джон  Бродерик, солдат, был  убит  выстрелом  у  Рио-Верде,    возле   Кэмп-Верде.   В  этот  же  день  было  обнаружено  тело  неизвестного  человека  на  тропе  в  Валнут-Гроув,   труп  был  искалечен  и  утыкан  стрелами. В  сентябре  1866 года   Уильям  Бун  был  убит  в  округе  Мохаве.  8   ноября  Уильям  Трахерн, Лерой  Джэй  и  Льюис   Линтон   были  убиты    во  время  перехода  от  ранчо   Вулсэя   к    фабрике  и  шахте  Буэно-Балья.   10   ноября, Лэйхи,  суперинтендант  по  индейским  делам, и  его  клерк   мистер  Эвартс,  в  очень  отвратительном  способе  убиты  при  следовании  через  каньон   Беллс, индейцами,  с  которыми   мистер  Лэйхи  обращался  со  всей  добротой. В  1866  году    или  в  1867,   Стэйнбрук  был  убит  около   Валнут-Гроув. 27   апреля  Бентли  умер  от  ранения,  полученного   им  в  стычке  с  индейцами  у  Уивер-Хилл  некоторое  время  назад. 19  февраля  или  20-го, возле  ранчо  Мартинеса,  на  фургонной  дороге  между  Ла-Пас  и  Прескоттом, дикари  убили  Джэка  Клауда  и  двух  других  мужчин,  чьи  имена  не  выяснены   нами. В  это  же  время,  два  солдата,  Харрингтон  и  Дюваллиз, из  32-й  пехоты, потеряли  свои  жизни  возле   Кэмп-Верде.  В  марте,  Таггарт  был  убит  в  округе  Мохаве. В  этом  же  месяце, Маккэйл  был  убит  в  округе  Мохаве.  В  июне  1867 года  Уильям  Таггард  был  убит  в  этом  же  округе.  27   июля, возле   Валнут-Гроув,   Харви  Твиделл  получил   рану,   от  которой  скончался  пятого  августа.  1   августа  индейцы  убили  солдата  возле  Биг-Буг-Крик.  3 августа  два  солдата  были  убиты  в   каньоне  Беллс. 7   августа  Уомсли  убит  в  Лоуэр-Агуа-Фриа.  10   сентября индейцы  убили  Сэкстона  возле  ранчо  Бранта. 31   марта дикари  атаковали  почтовый  этап  между  Уиллоус  и  Котоннвудом,  на  дороге  между  Мохаве  и  Прескоттом,  убили    двух   солдат -  капрала  Троя  и  рядового Гловера,  и  ранили  курьера  Чарльза  Спенсера. 13   мая  Джо  Грин  и  Джон   Макуортер  подверглись  нападению  и  были  убиты  между   Кэмп-Макдауэлл    и  Кэмп-Рено.  18   мая  индейцы  убили  Джона  Бэйкера  восточнее Рио-Верде.   29   мая  неизвестный человек  был  убит  между  Прескоттом  и  Скалл-Вэлли.   16   июня,  между  Макдауэлл  и  Рено,  убиты  четыре  солдата:   сержант  Лаймон  и  трое  рядовых,  Мэрфи,  Мэррил   и  Морроу.  23   июня  солдат   по  имени  Хоаким  убит  выстрелом  возле  Уильямсон-Вэлли.  30   августа  дикари  убили  человека  по  имени  Оскар  Келли - между  Викенбургом  и  шахтами  и  фабрикой  Ястреба.  В  августе   Джон  Алтман  был  убит  в  округе  Мохаве.   2   сентября мексиканец  Хуан  Тепс был  убит  между  Прескоттом  и  Линкс-Крик.   В  сентябре, человек  по  имени  Бин  убит  возле   Уайт-Маунтин.  4   сентября  Роберт  Смит  был  убит   выстрелом  в  пределах  видимости  из    Биг-Буг-Милл.    28 октября   дикари   убили  Томпсона   в  полутора  милях  от  Прескотта. 24   октября  Гибсон  получил  ранение,  в  результате  которого  скончался  7   ноября 1868  года. 25   октября  дикари  убили  Джозию   Уиткомба  возле  ранчо  Бранта. 26   октября  дикари  атаковали  партию  возле   Сиенега  и    тяжело ранили  Джорджа  Боуэрса: 30   октября  он  умер  в   Кэмп-Верде. 26  ноября  дикари  убили  солдата  возле  Викенбурга,  а  через  день  или  два,   ими  был  убит  Роберт  Никс.  8   ноября   индейцы  атаковали   вьючный  караван  в  округе  Биг-Буг,   и  убили  Хосе  Рико,  Сегундио  Лопеса   и  Хосе  Молино. 12   ноября   Фрэнк   Пьютжед  попал  в  их  лапы  возле  Викенбурга  и  был  жестоко  убит.  1  декабря   Джон  О’Доннел   был  убит  возле  Кэмп-Уиллоус,  приблизительно  в  шестидесяти  милях  западнее  Прескотта. Через  некоторое  время, в  1868  году,  они  атаковали  Джона  Диксона  и  Мэтта  Уэлша: первый  был  убит,  второй  спасся  бегством.  В  1869  году  они   продолжили  убийства: 22  февраля  или  23-го,    Уильям  Барнетт  убит  возле  Гранит-Уош,  на  дороге  между  Прескоттом  и  Ла-Пас. 25   февраля  Джон  Лоуэлл  убит  между  Скал-Вэлли и   Киркленд-Вэлли.  26   февраля Дэвид  Ошборн  убит  возле  Прескотта.18-го  апреля  Милтон  Хадли  убит  в    Кэмп-Толл-Гейт.   29-го  мая Шэлдон  убит  возле  Уиллоу-Гроув.   18   августа  Харрисон  Грэй  убит  в   Валнут-Гроув.   21   августа  убит  мексиканец, - имя   не  выяснено. В  том  же  месяце,  Вильям  Тэйлор  убит  в  округе  Мохаве, а   возле   Бил-Спрингс  был  убит  человек  по  прозвищу  «Док».  8  сентября  четыре  мексиканца  убиты  возле  шахт  Ястреба.  16   октября  Джулиус  Пелет  убит  в    старом  мексиканском  лагере   в  низовье  Линкс-Крик.    27   ноября  Джордж  Мелвин  убит  возле   Уильямсон-Вэлли. 11   ноября  они  захватили  Джона  Ширли  возле  Линкс-Крик,  приблизительно  в  двенадцати  милях  восточнее  Прескотта,  и  сожгли  его   заживо. 27   ноября  Чос.  Бэрри  убит   около  Прескотта . 28   декабря   неизвестный  мексиканец  был  убит  между   Кэмп-Макдауэлл  и  Финиксом. 13   декабря   Уэсли  Файнерти  был  убит   около   Прескотта. 10   февраля  1870 года   индейцы   украли четырёх  животных  в  шахтах  у  Хассаямпа,   около  Киркленд-Вэлли, в  двенадцати  милях  от  Прескотта. 21   февраля краснокожие  посетили  Финикс  и   покинули  его  с  шестнадцатью  головами  крупнорогатого  скота. 28   февраля  человек  по  имени  Джэйкоб  Смит  убит  на  дороге  в  Мохаве,  в  семнадцати  милях  от  Прескотта,  его  тело  было  обнажено,  ужасно  изуродовано  и  утыкано  стрелами.  18   марта  они  совершили  набег  на  стадо,  принадлежащее   компании  Биг-Буг-Милл, ранили   пастуха  и  украли десять   лошадей  и  мулов. 22   марта  группа  из  трёх  мужчин была  атакована   приблизительно  в  восьмидесяти  милях  северо-восточнее  Прескотта: все  были  тяжело  ранены  и  их  животные  украдены;   смертельно  раненый  Фердинанд  Вандер  застрелил  себя  из  собственного  револьвера, чтобы  завершить  свои  страдания. Двое   других  достигли  через  два  дня  поселений, почти  мёртвые  из-за  потери  крови  и  жажды. В  то  же  время,  партия  изыскателей  на  горе  Брэдшое,   приблизительно   в  сорока  милях  юго-восточнее  Прескотта,  лишилась  четырёх  вьючных  мулов,  украденных  индейцами.  1  апреля  подлецы  увели  сто  тридцать  голов  овец  и  коз,  принадлежащих  Бруксу, в  миле  от  Прескотта.  7   апреля  мексиканец  был  ранен  выстрелом  в  руку  при  рубке  леса,  в  двух  милях  выше  Прескотта.  В  этот  же  день  большой  отряд  индейцев  набросился  на   стадо  мулов,  принадлежащее  мистеру  Ариола  из  Викенбурга,  убивая  мексиканского  пастуха,  тяжело   раня  другого  и похищая   75   прекрасных  животных. 17   апреля  индейцы  убили  Уильяма  Пирсона,   когда  он  распахивал  поле  в  Минт-Вэлли,  в  четырнадцати  милях  от  Прескотта,  и  украли  всех  его  животных. 18   апреля  Дорган  был  серьёзно  ранен  выстрелом  при  изысканиях  возле  Кэмп-Дэйт-Крик.   19   апреля,  Грили,  смотритель  на  дорожной  станции  в  десяти  милях  ниже  Викенбурга,  был  убит  возле  собственного  дома. 23   апреля  мистер  Сибрайхт,  осуществлявший  надзор  за  стадом  из  350  овец  возле  Вильямсон-Вэлли,   был  убит  и  все  овцы были  украдены. 18   мая   Оливер   Питерсон  был  застрелен   в   Валнут-Гроув,  и   три  принадлежащих  ему  животных   были  украдены.  Мистер   Питерсон  умер  от  ранения  приблизительно  через  три  недели.  3  июня  индейцы  совершили  налёт  на  федеральный   табун  в   Кэмп-Верде,  убили   капрала, ответственного  за  охрану  табуна,  и  украли   двенадцать    животных.  6  июня   Альфред  Джонсон  и  мистер   Уотсон  убиты  на  дороге  между  Скал-Вэлли   и  Кэмп-Дэйт-Крик.   13   июня   индейцы  своровали  двух  лошадей  и  десять  осликов  в  Бургер&Ламбертсон,  в   Валнут-Гроув.  24   июля,  Томас,  Элиотт  и  Доусон,   находились на  подходе  к  городу  с  обозом  ячменя,   когда  были  атакованы  тридцатью  апачами. После  часовой  схватки   они  были  вынуждены  бросить  груз  и  фургоны,  которые  индейцы  сожгли. 10   августа  апачи  своровали  шесть  голов  крупнорогатого  скота  у  Джоя  Фие  возле  Солт-Ривер.    В   тот  же   день  индейцы  своровали   девять  лошадей  и  мулов  из   Юрека-Миллс, возле  Линкс-Крик,  и  трёх  животных   в  ранчо  Дэвиса  у   Хассаямпа,  а  также  легко   ранили  выстрелом  Вэлла   возле  гор  Брэдшое.    К  27   августа,  за  неделю,  закончившуюся  этим  числом,  индейцы  насытились  четырнадцатью  головами  лошадей  и  мулов  в  Вильямсон-Вэлли; девятью  возле   Кэмп-Уалапаи;  двумя  в  Викенбурге  и  пятью  на  станции  Дип-Уош,  на  дороге  в  Ла-Пас. 14   сентября индейцы  украли  девять   голов  скота  у  Ли  из  Американского  Ранчо   в  Раунд-Вэлли,  в  двенадцати  милях  от  Прескотта.  6 октября   Уильям  Дэннисон  убит  индейцами  в  ранчо   Дэвиса   у   Хассаямпа,  в  восьми  милях  от  Прескотта. 13  ноября   Уильям  Харли  и    Джэй  Баллок   жестоко  убиты  апачами  возле  кварцевой  разработки   в  Биг-Буг.   15   ноября   Томас  Рутледж  убит  и  изуродован  апачами   не  далее  чем  в  полмиле  от  Прескотта.
 
 (Скауты-явапаи.  Кэмп-Верде, Аризона, 1870  год).
 
(Вожди  явапаев  верхом, река  Верде,  Аризона, 1880  год).


(Группа  явапаев  у  реки  Верде, Аризона, 1880  год).   
 
 Скауты-явапаи.  Кэмп-Верде, 1875  год).
ОКРУГ  ПИМА.
 1  марта  1864  года  Гилберт  Хопкинс  и   Уильям  Вригстон  убиты  возле  форта   Бьюкенен. 
 В   следующие  два  года   почему-то  нет  ни  одной  записи  в  Тусоне  об  индейских  ограблениях   в  округе  Пима.  Вероятно,   именно  в  этот  период   восемь  мексиканцев   были  сожжены  живьем  возле   Апачи-Пасс,  и  тогда  же  убийства  и  ограбления  в  Санта  Круз,   Сонойта   и  Сан  Педро  приобрели  характер  массовых.  26   марта 1866 года  майор  Миллер  и  четверо  солдат подверглись  нападению  и  были  убиты  в   Раунд-Вэлли,  на  дороге  между  деревнями  пима  и  Кэмп-Грант.  7   июня 1867 года  три   мексиканца были  убиты  на   дороге  между  Кэмп-Грант  и  Тусоном.  4   июля  белый  человек, имя его  неизвестно,  был  убит    в  ранчо  Хесуса  Элиаса  около  Кэмп-Грант.  В  тот  же  день  другой  человек  был  убит   в  ранчо   Тамлинсона,  в  долине  Сан-Педро.  23  марта 1868 года  Джонсон  и   Дэниэль  убиты  возле  Пикачо.  6  марта  мексиканец  убит  в  трёх  милях  от   Тусона. 26  марта  четверо  мужчин - Браунли, Теннеси,   Кноулс и  Кинг  -  убиты  где-то  на  дороге между   Тусоном  и  Рио-Гранде.  13   июля возле   Сиенега  были  убиты  Сото  и  Барба. 15   июля   возле  Сан-Ксавье  был  убит  дружественный  индеец  и  женщина   захвачена  в  плен.  16   июля  Алонсо  Ирвин  убит  в  Кэмп-Грант.   23    июля возле   Кэмп-Криттенден   были  убиты  два  мужчины,  а  третий,   по  имени  Кэррол,  захвачен.   24   июля  мексиканец  по  имени  Козозо  убит  возле  Кэмп-Грант.   27   августа  Джэймс  Пеннигтон  убит  возле  Сан-Ксавье.  10   ноября мистер  Бэйллон  убит  возле  Апачи-Пасс.  13   ноября  там  же  убит  мексиканец . 26   февраля 1869 года  дикари  убили  двух   мужчин, Прайса  и  Дэвиса,   возле  Кэмп-Грант.  19   марта два  мексиканца  убиты  возле  Пикачо.       14  апреля  там  же  убиты  два  солдата. 11   мая  между   Тусоном  и  Кэмп-Криттенден  убиты  трое  мужчин. 28   марта  неизвестный  человек  убит   в  Сан-Педро.   10   июня  дикари  убили  мистера  Пеннигтона  и  его  сына  в  Сонойта. 19 июня  Хосе   Джарамильо  убит   в  Солджерс-Форевелл.  26   июня,  там  же,  еще   два  человека  лишились  своих  жизней.  3  июля,  в  Сан-Педро,  Джонсон, Макмюррэй и    
O’Доннэлл   были  принесены  в  жертву  дикарям. 15   июля  мексиканец  погиб  в  ранчо  Пало-Парадо.  25   августа   человек  убит  в   Солджерс-Форевелл.   6  октября  четыре солдата  и  четыре   гражданских   убиты  возле  Апачи-Пасс. Среди  них  полковник  Стоун,  руководитель   горнодобывающей  Компании  Апачи-Пасс,  и  мистер  Калер.  Имена  других  жертв  неизвестны. 13  октября  два  мексиканца   убиты  возле   Тусона. 26   ноября   Бенджамин   Эйкен  и  мексиканец убиты   у  Сонойта. 30  ноября  Ричард  Хэлстад  убит  возле  Флоренции. 14  декабря   индейцы  убили  почтового  курьера  между  Флоренцией   и  Макдауэлл.  В  тот  же  день  они  убили  мужчину  возле  Сиенега.
 7  сентября 1869  года,   два  техасца, по  имени  Бентон  и    Фостер,  на  пути  в  свой  штат   убиты  индейцами  в  долине  Сан-Педро. 13 октября  группа  индейцев  захватила  табун  из  девяносто  лошадей   в  Рильято,  убив  при  этом  одного  мексиканца  и  четырёх  животных. 21   октября   мексиканец  по  имени  Пескуэйра   был   застрелен  у  станции  Девятой  Мили,  и  его  лошадь  лежала  мёртвая  под  ним. 27   ноября  индейцы  захватили  федеральный  табун  в   форте  Боуи.  В  этот  же  день  индейцы  украли  двух  лошадей  из  станции  Миллера  в   Сиенега. 28   ноября   вечерний  визит  индейцев  в   Кэмп-Криттенден   закончился  воровством  коровы  в  двухстах  ярдах  от  поста  и  палаток.   В  этот  же  день  они  атаковали  дом  мистера  Барнса  в   Кэмп-Валлен,   забрали  его  имущество   и  сожгли  его  припасы  и  хранилище.  1 декабря  индейцы  своровали  тридцать   два  мула  из  ранчо  мистера  Аллена   на  границе  с  Тусоном,  в  пределах  видимости   из  Кэмп-Лоуэлл.     4  декабря   тела   недавно  убитых  троих  американцев  были  найдены  возле  Сиенега. 10   декабря   почтовый  курьер  убит  на  маршруте  между  Флоренцией   и   Кэмп-Макдауэлл,  почта   похищена. В  этот  же   день  индейцы  попытались  сжечь  ранчо   около   Кэмп-Грант  и  украсть  мула,  принадлежащего  правительству.   8   января 1870 года  Сэмюэль   Браун  и  Джэй  Симмс  убиты  индейцами  в  поселении  Сан-Педро, и  их   конная  упряжка  была   похищена. 17    января  индейцы   вторглись  во  владения  Клинта  Томпсона  и  захватили  сорок  пять  голов  скота. 18   января тридцать  восемь  голов  скота  захвачено  индейцами  возле  Сан-Ксавье.   20  января  они   атаковали  почтовый  этап  из  Соноры   возле  Сасаби-Флэт:  служащий  по  имени  Агуэрра   и  два  пассажира  убиты. 31   января  индейцы  внезапно  напали  на  ранчо  Моргана  возле   Кэмп-Криттенден   и  украли  трех мулов,  принадлежащих  Осборну.  2  февраля  Соломон   Уорнер  и  доктор   Уокфилд  атакованы  индейцами  возле   Кэмп-Гриттенден:  первый  был  ранен,   второй убит.  3  февраля  индейцы  атаковали  караван  возле  Пойнт-Маунтин,  отогнали  сопровождение, убили  двоих  мужчин,  ранили  одного и  унесли  с  собой  собственности  на  значительную  сумму. 8   февраля  Диего  Кампио  убит  индейцами  в  районе  Флоренции   и  его  конная  упряжь,  а  также  другая  собственность,  захвачены. 22-  февраля   индейцы  украли  шесть  высокопородных  голов  молочного  скота  из  ранчо мистера  Аллена  возле  Тусона.  26   февраля  индейцы  нанесли  визит  во  владения  полковника  Рагглеса, возле  Флоренции, и  украли  прямо  из  корралей  двух   лошадей.  1 марта   индейцы  совершили  налёт  на  ранчо   Брауна  и  Гарднера,  и   забрали  весь  скот, принадлежащий  обоим  ранчо.   7  марта  конторщик  Паумастерса  находился  на  пути  из    Кэмп- Рено  в   Кэмп-Макдауэлл  с  охраной  из  тринадцати  солдат.  Во  время  апачской  атаки  он  был  ранен,  а  один  из   сопровождающих  убит. 6   апреля  мексиканец  по  имени  Сайез был  убит  в  Рильято,  а   его  лошадь,  и  лошадь  его  компаньона,  были  захвачены.  7  апреля стадо  из  двести  голов  скота, принадлежащее  Хуану   Грихальва, украдено  в  окрестностях  Тусона. 10  апреля Джэксон  убит  индейцами  в  Сан-Педро.   11  апреля  мексиканец  по  имени  Сото   был  убит  и  оскальпирован  в районе   Кэмп-Валлен.  18  апреля   индейцы  нанесли  визит  в  Кэмп-Грант     и  украли  там  три  лошади прямо  из  упряжи,  принадлежащей  капитану  Хиндсу,  а  также  четырёх  мулов,  принадлежащих  Конвеллу. 17   апреля  индейцы   атаковали  ранчо  Миллера   в  Сиенега,  и  убили  одного  из  солдат,  расквартированных  там. 21   апреля   партия  мексиканцев,  прибывшая  из  Соноры,  была  атакована  индейцами  в  Портеро,  и  шестеро  из  них  были  убиты.  6  июня   двести  индейцев  атаковали  фургоны,  принадлежащие  Кеннеди  и  Израэлю,  возле   Каньон-дель-Оро    убили  и  того,  и  другого,  и   забрали  конные  упряжи   и   товары,  а  фургоны  сожгли.  8  июня индейцы  совершили  нападение  на  ранчо  мистера  Гарднера  в  Сонойта,  убили  Дэвида  Холланда,  захватили  мексиканского  мальчика  и   забрали  стадо  скота. 15   июня индейцы  забрали  двадцать  восемь  голов  скота  из   Сан-Ксавье,   принадлежащих  мистеру  Лазарду.  25   июня индейцы  атаковали  партию  изыскателей  возле  Коттонвуд-Спрингс,  на  дороге  из  Флоренции  в  Кэмп-Грант,  ранили Майерса,  Джонса  и  Куртиса,   и   захватили   фургон  и   имущество, оцененные,   приблизительно,  в  две  тысячи  долларов.  1  июля  индейцы  атаковали  караван  мистера  Уэркса  возле  Сан-Педро  и  убили  одного  мула. 10   июля   вновь  атакован  караван  мистера  Уэркса, на  этот  раз  в   Оук-Гров,  в пятидесяти  с  лишним  милях  от   Кэмп-Коттонвуд,  и  забрали  одно  животное. В  тот  же  день, Смит и   Иниго  были  убиты   у  ранчо  Пита  Китчена  в  пятнадцати  милях  от  Тубак. 14   июля   индейцы  нанесли  визит  на  станцию  в  Пойнт-Маунтинс,  в  восемнадцати  милях  западнее   Тусона,  и  забрали  шесть  мулов. 17   июля  индейцы  атаковали  ранчо  Бланчарда возле  Тубак, забрали  всё  его  имущество  и  сожгли  постройки.   7   августа  Томас   Венэйбл,  Питер   Ригг  и  мексиканец   убиты  индейцами  в   Дэвис-Спрингс,   в  восемнадцати  милях  от   Кэмп-Криттенден, и   их  фургоны  и  товары, стоимостью  свыше  6000  долларов  были  сожжены, а  животные  украдены.  8  августа  почтовый  курьер  и   еще  два  человека,  Скотт  и  Янг,  убиты  в  Сиенега,  в  двадцати  пяти  милях  восточнее   Тусона.  Почта  была сожжены. 13   августа  индейцы  атаковали  станцию  в  Пойнт-Маунтинс,  и  тяжело  ранили  в  левое  плечо  мистера  Блоува. 18  августа  почтовый  этап  подвергся  нападению  индейцев  на  полпути  между  Сиенега  и  Сан-Педро.    Убиты погонщик  Уильям  Барнс,  управляющий  этапа   Джон  Коллинс,  и  два  солдата  из  21-й  пехоты. 28   декабря дикари  атаковали  грузовой  обоз  между   Тусоном  и   Кэмп-Гудвин,  убили  Мартина  Риверу,  ранили  двух   неизвестных  и  захватили  тридцать   быков. 23   сентября  1868 года  Джон  Киллиан  попал  в  засаду  и  был  убит  в  пределах  мили  от  Хардвилла.   1  октября, в    окрестностях   Сакраменто,  Вудворт,  Бенджамин,   Джадсон, и  Бэйкер  встретили  свою  смерть  в  руках  дикарей.  Там  же  Сэм  Кнодл   был  ранен  и  его  правая  рука  потеряла  трудоспособность. 24    июня 1867 года  дикари  убили  почтового  курьера, имя  неизвестно,  в   Беал-Спрингс.  20  августа  Джеймс  Стимпсон,  Фрэнк    Массеур  и  Эдвард  Йонкер  лишились  своих  жизней  при посещении  шахт  в  окрестности  Сакраменто.
ПРОЧЕЕ.
 5  января  1871 года  индейцы  провели  ночную  атаку  на  команду  лейтенанта  Крадлебауха,  состоящую  из  его  самого, гражданских     Пека   Маккракина,  Суржеона  Стейжерса,   а  также  двадцати  рядовых,  которая  закончилась  ранением  доктора  Стейжерса   и  рядового   Майерса,  убийством  двадцати  трех   правительственных  лошадей  и  захватом  трех  других. Произошло  это  приблизительно  в  сорока  милях  восточнее  Прескотта. 11   января   фургонный  караван  атакован  возле  станции  Агуа-Фриа,    на  дороге  между   Финиксом  и  Викенбургом.  Один  мексиканец  был  убит  и  трое  ранено.  Также   дикари  забрали  лошадь  и  тридцать  две  головы  скота  после  того,  как  уничтожили  содержимое  фургонов. В  этот  же  день  дикари  совершили  налёт  у  Хилы  и  украли  восемнадцать  мулов. 14   января   апачи  украли  тридцать  или   сорок  мулов  в  окрестностях    Аризона-Сити.    В  этот  же  день  они  обзавелись  семью  головами  скота  и  двенадцатью  лошадьми  на  станции   Каллингса,  на  дороге  между  Прескоттом  и  Ла-Пас.  19-го   числа, того  же  месяца,  возле   Кэмп-Макдауэлл    дикари  атаковали  караван,  принадлежащий   Уильяму  Хеллингсу,  убили   Джорджа   Кинга,  ранили   Пола   Фентона  и  еще  одного  человека. Затем  они  сожгли  все  фургоны  и  их  содержимое,  и  увели  в  горы  двадцать  пять  мулов,  принадлежащих  мистеру  Хеллингсу.
 17   февраля  1871  года,  так    называемым  Индейским  Комитетом  было  направлено  послание   в  6-ю   Законодательную  ассамблею  Аризоны,   касающуюся  отношений  с  индейцами  в  Южном  Округе  Аризоны,  в  основном   в  округе Пима: «Наш  комитет  назначен, чтобы  брать  показания  свидетелей  об  ограблениях    враждебными  индейцами   на  этой  Территории.
С  1-го  января  1869  года  по  настоящее  время,  мы  сообщаем  и  представляем   в  Законодательное   собрание   те  факты,  на  которых  основано  наше  сообщение.  Наш  комитет  привел  много  подтверждений  от  надежных  свидетелей,  доказывая,   что  индейцы   находятся  в   наивысшей  враждебности  с  поселенцами  этой  Территории.  Из-за  ограниченности  во  времени,  мы  берем  доказательства,  которые  в  основном  исходят  из  округа  Пима,  но  все  части  Территории  пострадали  одинаково.
Наши  граждане   убиты  на  дорогах  и   в  областях,    уничтожена  собственность  стоимостью  в  сотни  тысяч   долларов.  Убийства  и  ограбления  происходят  почти  ежедневно.  Многие  плодородные  части  нашей  Территории   покидаются  поселенцами  из-за  регулярных  и  разрушительных  налетов   апачей.  Почта  U.S.    часто  захватывается  и  ее    носители  убиваются.  Станции  атакованы  индейцами  и  их  служащие  убиты,  а  сами  станции  уничтожены. 
В  1870  году    индейцы   апачи  находятся   в  более  активной  враждебности,  чем  в  любое  другое  время  с  тех  пор,  как  Территория   находится  под   американским  флагом.  Те  страдания  и  смерти,  которые  посетили  наши  поселения  на   этой  Территории  вследствии  враждебности  апачей,    немного  известны  за  нашими  границами.  Наши  свидетельства  компилированы  показаниями  свидетелей,  многих  надежных  граждан   и   офицеров  армии,   которые  показывают,  что  дикая  война  все  еще   происходит,  вызывая  убийства  сотен  наших  граждан  и   убыток  обширной  собственности.  Ни  в  каком   временном  отрезке,  с  тех  пор  как  появились  поселения  на  Территории,  не  было  такого  убытка  в  жизнях  и  собственности  более,  чем   в  1870  году.       Враждебность  апачей  приводит  к  отказу от  многих  шахт,  также  покидаются  большие  земледельческие  поселения.      
Территория  расположена  в  хороших  климатических  условиях.  Обладает  прекрасными  сельскохозяйственными   и   минеральными  ресурсами.  Все  это  может  сделать  страну  густонаселенной   и  пригодной  для  жизни.  Много  сотен  людей  упали  под  скальпирующим  ножом  и  пострадали  под  пытками  на  огне.  Другие  заполняют  освободившиеся  места    и,  тем  самым,  продолжают  смертельный  конкурс.  Наши  люди   построили  здесь  дома  и  не  имеют  других,  но  если  не  дать  им  защиту, то   постоянное  прореживание,  которое  с  ними  происходит,    скоро  уничтожит  все  следы  цивилизации,   и  останутся  только   разрушенные  стены.
 Как  верные  граждане  Соединенных  Штатов,  от  имени  человечества  мы  требуем защиту  и  помощь.   Решением   Совета   и  Палаты  представителей  Аризоны,  нашему  делегату  в  Конгрессе  даны  права,  чтобы  использовать  все  честные  средства  для   донесения  наших  соображений  к  Президенту.
 Уильям   Смит, фермер,   проживающий  в   Сиенега, округ  Пима,  под  клятвой  дал  показания  об     апачских  ограблениях  его  дома  и  в  окрестностях.   
В  январе  1869  года   лошадь  была  застрелена  под   под  почтовым  курьером,  а  сама  почта  изъята  и  уничтожена  индейцами.   Весной  1870  года  солдат  U.S.    по   имени   Бернард  Хоган  был  застрелен  в  дверях  дома,  в  котором  квартировала   охрана  пикета.   В   августе   1870  года   его  дом  был  атакован   и   два  человека  убиты,  свидетель  бежал,   все   посевы   и  недвижимость    были   уничтожены.
Морган,  фермер  из  долины   Сонойта,  округ  Пима,  поклялся,  что   в   мае   отец   и   сын   Пенингтоны  убиты   при   вспашке,    а  все  их  имущество,  лошади   и   мулы  похищены.  В   ноябре   1869 года  Бенджамин   Эйкин  и  неизвестный  мексиканец убиты   при   сборе  урожая  зерна,   всё   их   имущество    захвачено.  В   том   же   году,   Хоакин   Тапиа   и  Джесс   Каттерсон  убиты   на  дороге.  Джозеф  Голдфри, который   был     с   ними,   бежал   с  разорванной  пулями   и   стрелами   одеждой.  В   том   же   году,   Томас  Вондей  убит   в   дверях   своего  дома   и  дом   ограблен. Тогда   же   была   совершена   атака   на  две  группы  солдат,   и  двое   из  них  были   убиты.  В   июне   1870 года Дэвид  Холланд   был  убит,   а  маленький  мальчик   взят   в   плен.   В   момент  нападения   семь   мужчин   находились  поблизости,   но  бежали.  В   1870   году   Томас  Венэйбл   и  двое   других   были  убиты   на   дороге   из  Тусона    в   форт   Гритенден,  а  два   фургона   с  товарами   и  12   мулов   были  украдены.    Двадцать  пять  солдат   и    трое  гражданских   погнались   за  индейцами,  догнали  их,  но  вынуждены   были   отступить.   
Альберт   Декер   держит  станцию    у  Хилы;  он    поклялся,  что   в  феврале   1869  года   его  пастух  был  убит  апачами.   В  январе   1870 года    у   него   украли   четыре  лошади, но  он   погнался   за   индейцами   и  отбил   три    из  них.   В  апреле  1870  года  индейцы  украли  у   него   40    коз, 13   овец    и  упряжку   быков,   а   также   8  мулов   и  четыре   лошади.
Сэмюэль  Хагнес,  клерк  из  Тусона,  сообщил  о  некоторых   нападениях  под   присягой.  В  ноябре   1869  года  апачи  убили   мексиканца   возле   форта   Макдауэлл.  В  июне  1870  года,  он  и  еще   25   человек   были   атакованы     полусотней    индейцев.  Ньютон,  Израэль   и   Кеннеди   Хуг  были   убиты, два   фургона   с  товарами   и    семь   мулов    украдены.   Тела  убитых   были  сильно  покалечены, а   одно  полностью   сожжено. 
Чарльз  Шайбелл,  налоговый   чиновник   из   Тусона,  сообщил   об  ограблениях   в   прошлом   году.   В  августе   1870-го, на  дороге  из   форта   Гудвин  в   Тусон,  он  обнаружил   убитыми  почтового  курьера   убитого   и  еще   нескольких  человек: Джон  Коллинз,  Уильям   Барнс  и    два  солдата.   Все  они   были  оскальпированы,  один   частично сожжен,   у   другого   выколоты   глаза.    
Исаак   Голдберг,  торговец,    поклялся   и   сообщил,   что   в  марте    1870  года   Хуан  Грихальва  был  убит   между   фортом   Макдауэлл   и    Финиксом    при  перевозке  почты.   Погонщик  фургона   Ангел  Ортис  тоже   был  убит.      
 Джон   Бурк,  второй   лейтенант   3-го  кавалерийского  полка,   проведший   на  этой  Территории  десять     месяцев,      клялся   и   сообщал. В   апреле   1870  года  партия   изыскателей   была  атакована    отрядом  индейцев  численность  в  шестьдесят  человек   в   15  милях  от  форта   Грант.      Они   забрали   всех   лошадей, фургоны   и   ранили   троих  мужчин.   Чуть   позже   человек   по   имени   Графф   был  убит  во   разведки   в   горах   Апачи.  В   сентябре   1870  года,  находясь   в   поиске   индейцев,  захвативших  почту,   свидетель   обнаружил   два  сожженных   черепа  и       выброшенный   скальп.  1  октября   1870  года  он   участвовал  в  столкновении   с   индейцами,   которые  украли  животных   из   Тусона,  и  два  его  человека  были  ранены.      
Генри   Лонг, живущий   на  реке   Сан-Педро,   в   Трес-Аламос, поклялся   и   сообщил    об   апачских  ограблениях   в   этом  районе.  В   июле   1869  года    человек  по  имени   Калвер   был  убит   при   вспашке.  В  мае   1869  года   Сэмюэль  Браун   и  Джон  Саймс   были  убиты   в   трех   милях   от   их  дома. В  марте   1870  года  апачи  убили Ли  Джэксона.       
 Джэймс  Райли, второй   лейтенант   21-го  пехотного  полка,   поклялся   и   сообщил,  что   9   октября   1869    года   была   атакован   почтовый  этап,  следовавший  в   Драгун-Спрингс,  почтовый  курьер  и     четыре  солдата  21-го  полка,  его  охранявшие,  были  убиты.  Вся   собственность   была   захвачена  или  уничтожена. В   августе   1870   года   совершено   нападение   на  почтовый  этап   из  Тусона,  и    четыре  человека  были  убиты.   В   декабре   1870  года   обоз   Тьюлли   и  Очоа   был  атакован   в   45  милях   от  Тусона.   
Генри   Лаки, поклялся   и  сообщил, что  он  шесть  лет  находится   на   Территории    в  форте   Гудвин,    и    являлся  свидетелем  многих    ограблений   в  районе  этого   поста.  Индейцы   апачи   рассматривают  форты,    занятые  войсками,  как   укрытия   для  собственной   безопасности   и   питания.  Три   четверти  апачей,  которые  считаются  дружественными,  совершают  ограбления,  а затем  возвращаются  под  защиту  поста.      
Мариано   Саманиего,    перевозчик   грузов   в  округе   Пима    поклялся   и   сообщил,  что  в  декабре    1870  года   в  форт   Гудвин   были доставлены   ружья   и  боеприпасы.   28  декабря   1870  года  он  видел   часть  этих  ружей   и  боеприпасов   в  форте  Томас,  выданных   индейцам   сержантом.   Он  также  видел  апачей   с   этими  ружьями,   и   индейцы  сказали  ему,   что  им  их  дал   «большой  капитан» (офицер ).  Свидетель  персонально  знает    некоторых  скаутов-индейцев,  постоянно     уходящих   из   форта   с  враждебными   намерениями. 24 декабря   индейцы  в  форте  Томас  сказали  ему,  что   несколько  дней  назад  они  атаковали    фургон   около   Сиенега-де-Лос-Пимас  убили  человека  и  забрали  животных.   
Игнасио  Варела,  фермер,   поклялся,   что   весной   1869  года,  два  человека, атакованные   апачами,   нашли  убежище   в   его  доме.   В  тот   же  день,     были  атакованы  еще  девять  человек, и   один   из  них  был  убит.  Также  было  множество   других   ограблений   в   его   местности,  включая  уничтожение  посевов   свидетеля.   
Роуэлл,  теперь  окружной  прокурор,  сообщил,  что  в   в   апреле   1869  года   Джеймс  Шелдон  был   убит   апачами   в  Кэмп-Уиллоу-Гров. Были    похищены   принадлежащие  ему  лошадь,  ружье   и   300  долларов.  13   января апачи-мохаве   захватили   29  голов   мулов  свидетеля   в   городе   Хила,      в   25  милях  от  форта  Юма.   
  Ли   Браун,  фермер,  поклялся,   что    в   мае   1869  года  апачи   атаковали  две  группы   солдат   в   семи   милях   от  форта  Гритенден,   убили  одного,  ранили  другого   и  захватывая   10   мулов.   Также   они  убили   и  сожгли   Томаса  Яндея   в   9  милях   от  форта   Гриттенден.  Еще  они  убили   Пенингтона   и  его  сына   в   Сонойта,    и   украли   палатки офицеров  с  задней  стороны   форта   Гритенден.  В  ноябре   1870  года   караван  Эдмунда  и  Пачеко  был  атакован   в   восьми   милях    от   Гритенден,   и  часть  имущества    была  захвачена.   Также  он  сказал,  что  из-за  враждебности   апачей  он  вынужден  был  покинуть   свою   ферму   в  долине  Сонойта.   
 Франциско   Ромеро, фермер  из  Тусона,   поклялся,    что   в   мае   1869  года   у  него  были  украдены  четыре   лошади  и   два   мула ;   в  октябре   этого  же  года   еще  13  голов  скота,  а   в   марте   1870-го  еще   15  голов.  Боясь   за   свою  жизнь,  он  покинул  Территорию   и  переехал   в   Сонору, Мексика.      
 Эштон,   фермер   с   реки  Санта-Круз,  округ  Пима,  сообщил,   что   в   апреле   1870 года   группа  дружественных    папаго  была   атакована   апачами    в трех  милях  милях  от  его  фермы.   Один  из  них  был  убит   и  несколько  лошадей были   захвачены.   В  мае  девять   человек    были  атакованы   в   семи  милях   от  его  фермы.  Трое  из  них  были  убиты,  один   ранен.  20    марта  у  свидетеля  апачи   украли  трех  лошадей.  4   июля    человек   и   его  лошадь  убиты  в   5  милях  от  его  дома.      
Хосе   Геррерас,    фермер,    родившийся  в   Аризоне,  сообщил,  что   в   ноябре   1869  года    человек   по  имени   Джанеро  был  убит   индейцами;  также  он  видел   тела  убитых  Хуана  Сайза  и   Ангела  Ортега.  У  свидетеля   в  течение   двух   лет  были  украдены   66  голов   скота.   
 Хесус  Элиас,    фермер,    поклялся,   что   в   июне   1869  года  он  видел   в   каньоне  Дель-Оро,   в  40  милях  севернее  Тусона,    тела  двоих   убитых   мужчин.   Одежда  с  них  была  снята,   а  тела  покалечены.   Где-то  через  тридцать  дней  он  видел  тела   двоих  мужчин  убитых  апачами      приблизительно    в  миле  ниже  форта  Грант.      
Джордж  Уэсли, фермер  на  реке   Сан-Педро,   сообщил,    что    в  июле   1869 года    Уильям  Джонсон  был   убит   на   его   ферме. В  тот  же  день  были  убиты  Макмюррей  и  Макдонелл, а  их  мулы  были  похищены.   7   января  1870 года  Сэмюэль   Браун  и   Джон  Саймс  были  убиты   в    трех   милях  от  его  дома,  и  тела   покалечены  апачами  в  их   способе.  Из-за  враждебности  апачей  он  был  вынужден  покинуть  свою  ферму.   Также  он  узнал   некоторых  индейцев,  ограбивших   его  дом  и  укравших  его  лошадей,   как  апачей   форта  Гудвин.   
 Хоакин  Тельес, фермер  из  Тусона,  сообщил,  что  апачи  украли   у   него  четыре  головы  скота, и  что  многие  люди  сидят   в  городе   своих  домах,  боясь   выйти  на  дороги   из-за   апачских  убийств  и  ограблений.  Фактически,  вся  Территория  находится   в  состоянии   блокады.      
 Эйпл,   погонщик  грузового   фургона  из   Тусона   сообщил,   что  в   1869  и  1870  годах  апачи  украли  у   него  несколько  животных.  18   декабря   1870   года   его  фургон  находился     в   атакованном  апачами   караване   Тьюлли   и  Очоа,    в   девяти  милях  восточнее   станции Сиенега.    Индейцы  убили  одного  и ранили  двух   мужчин,   захватили  37  голов  крупнорогатого  скота,  одного  мула  и  три  оседланных  лошади.  В  сентябре  1869 года   управляющий  и  погонщики  похоронили  семь   человек,  убитых   апачами   возле  границы  в   Ногалес.  В  апреле 1870  года   апачи  атаковали    его  караван  в  ущелье  Кротон,  но  были  отбиты.   
Франциско   Грихальва,   уроженец   на   этой  Территории,   сообщил,  что    весной   1869  года  Хуан  Лопес  был  убит   около  форта    Уиппл.  Двумя  неделями  позже    три  человека  были  атакованы   и   убиты   между  фортом   Уиппл  и  фортом   Линкольн,  их   животные   похищены.    3   ноября   1869  года     два  человека  были  убиты  апачами  между    долиной  Вильямса  и  Прескоттом,     12  их  мулов   похищены.  В  августе   1870 года  два  солдата  были  атакованы  около  Ореховой  Рощи  при  перевозке   почты.    Один  из  них  был  убит,  другой  ранен, прочта  потеряна.  В   октябре   1870  года    солдат  и   гражданский    были  убиты   апачами  при  перевозке  почты.    
 Свидетель   сообщил,  что  он  говорит  на  языке   апачей,    и   узнал  от  них  в  форте  Томас,  что  вооружение   и  боеприпасы там  выдаются  полковником    Грином так  называемым  дружественным  индейцам,   а  те  продают  их    враждебным.  Индейцы  в  форте  Томас  имеют   много  денег    номинацией   от  10   до   50  долларов,  которые   даны  им  враждебными   пинал  за  порох   и   ткани.   Дружественные  индейцы   приобретают   боеприпасы   у  полковника   под   предлогом проведения   разведки   и   охоты,  а  потом  продают  их  враждебным.  Дружественные  индейцы  имеют  обыкновение  оставлять   резервацию   для  набегов  на  границе  с   Сонорой   и  далее  вглубь  Мексики.  Также  индейцы   из  форта  Томас  считают, что   они  находятся   в   мире   с  белыми  людьми  только   из  этого  места.     Свидетель  указал   на  то, что   он  был  захвачен   индейцами   в    двенадцатилетнем  возрасте   и  жил  с  ними   четыре  года,   а  сейчас  работает   на  правительство   в   качестве   переводчика.   
А.  Лонг,  житель  Территории,  сообщил  что  он  видел  апачей-койтеро  с   денежными   купюрами  номинацией   от  20  до  50  долларов,  а  переводчик  из  форта  Томас  сказал  ему,  что  он   продаёт   апачам  патроны   для  охоты   на   индеек.  Свидетель   рассматривает  всех  или  почти  всех    апачей   в  этой  резервации    враждебными     и  верит,  что   при  малейшей   возможности   они  оставляют  резервацию  для  совершения    ограблений.   
 Джеймс  Спиди, перевозчик  почты  из  Тусона,  сообщил,  что   15  июля   1869  года   этап   в  количестве   трех  человек   был  атакован   апачами   в   ущелье    Салфер.  Свидетель   и  еще  один человек бежали   в  форт  Боуи.    Прибывшие   на    место   войска    обнаружили  мертвым  третьего  мужчину,  и  всё  имущество  было  уничтожено.         
Джон  Фитцжеральд   из  Викенбурга,   член   Законодательного    Собрания,  сообщил, что  караван   Ариолы   был  атакован   апачами   в   пяти  милях   от  шахты   Ястреба    в   июне   1869  года.   Три  человека  были  убиты  и   восемьдесят  мулов  похищены. В  сентябре  1869 года   апачи   атаковали   пастухов    Ариолы,   захватили  86    мулов  и  10    лошадей.    В  марте   он   пришел   в  дом   Маквильямса  на  реке   Хассаямпа   и  обнаружил  там   тело   Хорацио  Грили,   убитого  индейцами.   
Линн,   дилер  из  Тусона,  сообщил,  что   в   октябре   1869 года   два  неизвестных  человека  были  убиты  апачами   в  Пекачи,  на  дороге  из  деревни  пима. 
 Сабино   Ортеро,  фермер  из  Тубак,  сообщил,     что   в  июне   1869 года  его  рабочий  был  убит  индейцами  и  три  головы  скота    украдены.   Через  три  месяца   былаукрадена  лошадь,  а   в  октябре  1870 года   два   его  рабочих  были  атакованы  апачами, один  из  них  убит,    две  лошади   захвачены.   
 Нипумекено   Бараган, уроженец Нью-Мексико,  погонщик, сообщил,   что   в  декабре  1870 года   караван   Тьюлли  и  Очоа  был  атакован  апачами.   Свидетель  был  ранен,  Мартин  Ривера  убит,     Теодор  Карвахаль  ранен.  Свидетель  сказал,   что  нападавшие  индейцы  имели  хорошее  огнестрельное  оружие.   
 Джон   Миллер,  округа   Пима,  сообщил,  что   в  июле   1869 года  апачи   убили   Калвера  при  вспашке,   и    забрали  двух  его  лошадей.  В  мае  1870  года   они   убили  солдата   на  станции     Сиенега  на  глазах   у   служащих   станции. 9    июля 1870   года   апачи   атаковали   эту  же  станцию   и  убили   еще  двух  мужчин.  Эта   станция   расположена   на  южной   почтовой   дороге    в  25  милях  восточнее  Тусона.      
 Уильям   Райт  из   ранчо-поселения Портеро,  что  в  семи  милях   севернее  границы   с   Сонорой,  сообщил,   что  15  мая   1870    года   три  мексиканца    были   убиты     и  два   ранены    в   пяти  милях  от  его  дома. 15  июня  индейцы   убили   пастуха   Питера  Китчена  и  забрали   12 быков.  17   июня    свидетель   обнаружил   около  границы   тела  троих   мужчин,  убитых   индейцами.  15    июля  индейцы  провели   три   атаки   на  его   дом, были  отбиты,  но  забрали лошадь   и   мула.  Лошадь  затем   видели   в  форте   Томас . 
 Соломон, маклер  из  Тусона, сообщил,   что  29    января   1870  года  он  был  атакован  апачами, был  ранен   и  остался  инвалидом   на   всю  жизнь.  С  ним   находились  семь   человек, один  из   них был    убит  и  еще  один   сильно  ранен.   Индейцы   забрали   двух  лошадей, двух  мулов  и  сожгли  упряжь.  Уильям  Эйл   из  долины  Кирклэнд ,  округа  Явапаи,  сообщил,   что  в  январе   1869  года    Джон   Хауэлл  был   атакован    индейцами    и   убит,  два  мула   похищены.  В  июле   1869  года   четыре  солдата   и   один  гражданский   были  атакованы  апачами  при  перевозке  почты     на  дороге  из    Прескотта   в  Дэйт-Крик.  Два  солдата  были  убиты,  гражданский  ранен,   почта   и  пять   лошадей  захвачены.  В  ноябре   1869  года,   Уайт  был   убит   индейцами  в  пятидесяти  ярдах  от  дома   при  осмотре  его  пшеничного   поля.  В   июне  1870 года   Альфред  Джонсон  и  Кентук  были  убиты  индейцами  в   12  милях   выше    Кэмп-Дэйт-Крик  на  дороге  в  Прескотт.   
 Джон  Хопкинс  их  Тусона   сообщил  о  множестве  убийств,  совершенных  апачами  в  1869  и  1870    годах.    Также  он  подтвердил, что нет  ни  одной   дороги   на  Территории, чтобы  на  их  обочинах  не  было  бы  могил  многочисленных  жертв   апачей.   
Джон   Роджерс,  фермер  из  округа  Пима,   сообщил ,   что   в   мае  1870 года   шесть  человек  были   атакованы  индейцами   в   Ногалес,  трое  из  них  были   убиты,  один  ранен,  их  мулы  захвачены.    
 Джон   Тейлор, из  Прескотта,     член  Законодательного  Собрания,  сообщил,  что   осенью   1869  года  человек   по   имени  Осборн  был  убит   в  двух   милях   севернее   Прескотта.    Этой   же  осенью   свидетель  помогал    в  похоронах  Уильяма  Деннисона,  убитого   индейцами.  Через  две   недели,    Томас  Рутлайдж   был   убит   в   двух   милях   от  Прескотта,   два  его  мула  и  пистолет  были  похищены. 
 Рамон   Пачеко, погонщик  грузового    фургона,  сообщил,  что   в   сентябре   1870 года  на   дороге   в   форт   Гриттенден   он   видел  тела  троих   мужчин,   убитых   апачами.   
Альфонсо  Рикмэн   сообщил,  что   в   феврале   1870  года   апачи  атаковали  его  караван,   убили  одного   погонщика  и  забрали   16  мулов.    Свидетель   преследовал   индейцев   и    отбил   у  них   12   животных.    В   течение   последних    восемнадцати  месяцев   свидетель   находится    безвыездно   в    шестидесяти   милях  южнее,   на  реке   Сонойта,  и,  по  его  словам,  апачи   почти  каждый  день  совершают  там  ограбления  и  убийства.   Нет   никакой   защиты   в  области, на   дорогах, и  даже   около  военных   постов   и   в   городах.   
Джозеф   Мелвин,   член   Законодательного  Собрания   округа   Явапаи, сообщил, что   в   начале  1869  года,    он   и   Гибсон  были  атакованы   индейцами   в   Эш-Крик. Гибсон   был   смертельно   ранен,    его   ружье   захвачено. Вскоре  после   этого,  индейцы   атаковали   двоих   граждан   и   солдата    около    Гриф-Хилл,  убили   солдата   и   одного   гражданского,   забрали  мула    и   два   пистолета. В  городе   Тубак   граждане   боятся  из-за  индейцев   в   темное   время   суток   появляться   на  улицах.  Джеймс   Питерс,   погонщик   из   Тусона,  сообщил,  что   в  июне   1870  года  он  помогал   хоронить    Дэвида    Холланда,    убитого   апачами   на   ферме   Уэркса.  В  сентябре  1870 года  апачи  захватили  у  свидетеля  на  дороге  между  фортом   Критенден  и  лесопилкой  в  Санта-Рите   восемь  пар  быков. Джон   Хамелл,  погонщик  из   Тусона,    сообщил, что   2  февраля   1870  года,   между   Тусоном   и  деревней   Пима,  он  и    еще   четыре  человека   были  атакованы   индейцами.  Его   компаньоны были  все  убиты  и  20  мулов  захвачены.  Охрана  из   шести человек, ехавшая   впереди   фургонов   в   пятидесяти  ярдах,  не  оказала  никакой   помощи.   
Е. Барнард, капитан   1-й    кавалерии, сообщил, что   в   октябре   1869   года   свидетель   и  тринадцать  нижних  чинов    преследовали  группу  апачей, ограбивших  караван  на   дороге из   Тусона  в   форт  Грант.  Они  догнали  индейцев  в   горах   Аравайпа, но  вынуждены   были   отступить.   
 В  июле   1869   года  апачи  напали   на  форт  Боуи,    и    одновременно  атаковали  почтового  курьера   в  полумиле   от  поста, убили    его   лошадь   и    захватили  почту.   Спустя  некоторое  время  два   почтовых   фургона   были  атакованы   и   четыре  человека   убиты  в  шестидесяти   милях  от  форта  Боуи, почта   и   животные   захвачены. Вскоре,   около   того  же   места,   группа   мужчин  была  атакована,     один из  них  был  убит,  еще  один  ранен  и   300   голов  скота  захвачены. 2   ноября   1869  года   правительственное   стадо   было  захвачено  апачами  вблизи  форта  Боуи.    В  декабре   1869  года  индейцы   забрали   из   каравана   25   мулов   в   полмиле   от   поста.  В  октябре   1869  года    почтовый  этап   был  атакован  в  ущелье  Драгуна    и   почтовый  курьер   со  всеми  пассажирами  были  убиты,  почта   и  животные   захвачены. В  конце   декабря,   около   станции  Сан-Педро,   индейцы  убили  двух  человек.  Тогда  же,   около   форта   Боуи   были  захвачены девятнадцать  правительственных   лошадей   и   мулов. В  январе   1870  года,  вновь   около  форта  Боуи  индейцы   захватили   тринадцать  лошадей  и  мулов,   а  летом   1870  года   двумя  выстрелами  убили   человека,  когда   он  выходил   из   дома   внутри  поста.  Также  свидетель   сообщил    о   множестве   других  ограблениях   и   убийствах   возле  форта  Боуи  во  время   его  нахождения  там. А.  Саффорд,  губернатор   Аризоны,  поклялся   и   сообщил, что   он  путешествовал   по   Территории  и   сделал  вывод, что  кроме   нескольких  миль    вдоль  реки   Колорадо,   нет  больше  ни   одного  безопасного  места.  Нет  ни  одной   дороги   без  следов    индейских   военных   действий.  Нет  ни  одного  дня,  когда  бы  ему   ни  сообщили    об    убийствах   и  ограблениях, совершаемых  индейцами.   Он  никогда   не  знал   индейцев   более  активными,   чем  сейчас,  и,  по  его  мнению,   они  примут  условия   мира   только   под  давлением  военной  мощи.     Индейцы  сейчас  предельно   жестоки,  и  он  видел   в    августе   останки  белого  человека,  который   был  оскальпирован  и  сожжен,  возможно  живьем. 
 Санта  Круз  Кастанеда,   погонщик,  сообщил,  что  в   мае   1869  года  он   работал  погонщиком   фургона   в   караване    Тьюлли   и   Очоа,  когда  он   были   атакован   на  дороге  в   форт   Грант    большим  отрядом   апачей. Караван  состоял    из  девяти  фургонов  и  четырнадцати  погонщиков.      У   них  имелась небольшая  пушка,  благодаря  которой   они   продержались   до  заката,  а  затем  у  них  кончились  боеприпасы.     Они  были  бы  убиты,  но   подошли   войска   из   форта    Грант  и  все    вместе   они   смогли   отступить,  оставив    индейцам    все   фургоны   и   тела   троих   убитых   мужчин. Также   индейцы  убили  тридцать  мулов  и  забрали  оставшихся.  18   декабря  апачи  вновь   атаковали    караван   из    девяти   фургонов, принадлежащий    Тьюлли  и   Очоа,  в 29   милях   восточнее   Тусона,  на   дороге  в   форт   Гудвин.  В   результате,   один  человек  был  убит,   двое   ранено,  39   быков   и   3  лошади    захвачены.  Свидетель    разговаривал   с   индейцем   по  имени   Киско,  который   участвовал   в   нападении   в   мае  1869   года. Этот   индеец  жил  в  то  время в  форте   Гудвин, где  правительство   кормило   и  защищало   его. 
 Фредерик  Грокс, погонщик   из   Тусона,  сообщил,  что   в   1870  году,   караван,  в  котором  он  работал  погонщиком, был  атакован   апачами,   два  человека   были   убиты    и   два  ранены.   
Газета  «Miner»    написала  26  марта 1870  года:  «Губернатор   получил   согласие    Комитета   Военного    Отдела  на  набор  двух  полков  добровольцев   в   Аризоне  для  проведения  кампаний  против  индейцев.  Никто  не  знает  точно, где  апачи  берут  ружья   и   боеприпасы.  Конечно,   они  захватили   много  хороших   винтовок,  но   недостаточно  для  того,  чтобы  принять   во  внимание    то   количество, которым   они  обладают.  Вероятно,  много оружия   они   получают от   индейцев  моки (хопи), которые,  как   известно, торгуют  с  враждебными».   
Следующее   сообщение    на   этот   счет  было   опубликовано  в  “Miner”  23   июля    1870   года.   Письмо   командующему   Северного   Округа   Джорджу   Уитону     в   форт   Уиппл  из   форта   Уингейт,  Нью-Мексико,  2    июля   1870  года.   
«10    мая   1870   года   я   возвратился   в   форт    Дифайенс    из  деревень    моки(хопи), где    находился   девять   дней. Там  я  обнаружил, что    индейцы  моки  имеют   обыкновение   посещать  Прескотт   и   форт   Уиппл  из   Орайби - одной  из  их   деревень.  Можно  не  сомневаться,  что  и  другие  их  деревни   торгуют   с   разными   группами     апачей.      
 Во  время   моего   пребывания   там, я  все   время   разговаривал   с    моки   об  их  плохой  политике,   и   соответствующих   плохих  последствиях   этой  политики, если   торговля   не  будет   прекращена.  Я   сомневаюсь,  что   мои    слова   произвели   какой-либо   эффект. Тем   не   менее,  я   взял   с   них   обещание, что   они   впредь  станут   рассматривать   враждебных   апачей   как    противников,   а   также   пригрозил, что   в   противном   случае,  они   лишатся   правительственной   помощи  и   их   вождь   будет  отдан   под   суд  как  допустивший   торговлю    с   апачами.   
Вскоре   я    совершил    еще  один   визит   к    моки   и   познакомил   их  с   содержанием   Вашего   письма. Отмечу   также,  что   невозможно   привлекать    моки   как   скаутов,  так  как   они  ленивые,  трусливые,   и  заботятся   только   о   росте   своих   посевов. Также  я   посылаю   своего  индейца    в   Прескотт   с   информацией,  касающейся  этого  дела.    
Капитан    Палмер, специальный  агент   для   индейцев   моки».      
В   своем  сообщении   в   Законодательную   ассамблею   в     Тусон  от  14    января   1871  года,   губернатор    Саффорд    привлек   внимание    к   последним    апачским  ограблениям,  что  произошли  одновременно  вдоль   Южного   Наземного   Маршрута:  два   погонщика   этапа   были  убиты; один   этап   был  захвачен   и   все  люди  в   нем   убиты; караван  был  захвачен   и   все   убиты;  станция   этапа   в   22   милях   восточнее     Тусона   была  захвачена    и   только   двое   спаслись   бегством.  В  других   местах  тоже  погибли  люди  в  результате  индейских  нападений. 
В  то  же  время,   койотеро  и    апачи-мохаве  выразили   готовность   к    миру.  Для   последних   была   подготовлена   большая   резервация.  Поселенцы   питают   плохие   чувства   к   этому  племени, так   как   многие   из   них   присоединяются  к   мародерствующим   отрядам,   и  когда   выполняют   свою   гнусную   работу,   возвращаются   под   защиту   резервации.  Апачи-мохаве    не  получали   никакой   помощи    даже   в   самом   необходимом,  и не   удивительно, если через   несколько   дней,   или    недель,  они  снова   будут  находится  в  открытой   враждебности. Три   человека   были   недавно  убиты   около   Прескотта,  и   это  совершили   апачи-мохаве.    Также  они   приходят  большими  группами  в   долину   Чино   и   требуют   пищу   у   жителей.   В  один  из  таких  случаев,  поселенцы  им  отказали,   и  затем  индейцы   ушли, но   сообщили,  что   придут    еще  и   возьмут  всё,  что   им   нужно.  Опасность   считалась   неминуемой,  поэтому   все   жители    бежали   в   Прескотт. Люди   там   находятся   тревоге   и   волнении,  подобно  тому,  когда  индейцы   находились   в  открытой   враждебности.   
Индейцы,  открыто  сейчас   враждебные  - это  пинал,  тонто  и  чирикауа  Кочиса, а   также  некоторые  отщепенцы   из  других   племен,  недавно   принявших  мирные  условия.  Также  точно   установлено, что  навахо   из  резервации в  Нью-Мексико   совершают   частые   налеты,  крадут   имущество  и   убивают   граждан  далеко  западнее  Прескотта.    
На   юге  ситуация   тоже   напряженная. В   течение   короткого   времени    в   Сан-Педро  были  убиты:  Генри   Лонг, Алекс   Маккензи, Сэм   Браун, Симмс и   многие   другие;  в   Санта-Круз6  Вустер   и   его   жена,    Сандерс   и   много   других; в   Сонойта : Пенингтон,  Джэксон,   Кэрролл,   Ротечвелл.   Эти   убийства  совершили  индейцы   из   резервации: пинал  и аравайпа. Кочис   и   его   люди  тоже   совершают    налеты   по  всему  региону.   
В   течение   зимы   1870-71   годов  апачи  вновь  прибегли   к   тактике,  которую   испытывали   в   прошлом,   и   всегда   с   успехом. Много   одновременных    нападений   было    совершено  в  разных   местах   для  того, чтобы  дезориентировать   войска    и   поселенцев,  и  распространить  страх  по   всей    Территории. 
  Из   мемуаров  Бурка:  «Атака   одновременно  произошла    на  юге  Аризоны:   на  станции   этапа   в   Сан-Педро и  Сиенега;  около   Пикачо  и  в  ранчо   в   долине   Бабакомари;  в  Трес-Аламос.  Затем   было  совершено  нападение   на   Пита   Китчена    и   похищение   стада   скота   из    Тусона.  Наконец,   был   убит    погонщик  этапа   между    Тусоном  и   миссией   Сан- Ксавье,   и  произошла   бойня   партии   мексиканцев  из   Соноры  недалеко   от  реки  Сонойта.   
5   мая   1871  года,  лейтенант   Говард    Кушинг   из    3-го  кавалерийского  полка, несколько  гражданских    и   три    солдата  были   убиты   апачами  недни  во  главе  с   Ху   в   Медвежьем  каньоне,  в   горах   Ветстоун,  в   35   милях  южнее   Тусона.  Отряд   Кушинга   состоял   из   22   мужчин,  большая   часть   которых   попала   в   засаду.  Наши   силы   были   окружены, и   лейтенант   пытался   вывести   людей,  но   получил   смертельную    рану.  Если   бы   не   действия   сержанта   Джона   Мотта,   до  этого  побывашего   во   многих   схватках   с   апачами,  ни   один  человек   из   команды   не   вышел   бы   из  каньона    живым.   Сержант   находился   сзади,   и  когда  началась  стрельба,  увел   некоторых   индейских   лошадей   и   мулов.    Противник  атаковал  его   и   его   людей,  но   пешком  индейцы   не  способны   были  догнать   их.   Это  дало  время  тем,  кто  попал   в   засаду,   вырваться   из  каньона.  Затем   Мотт   вел   уцелевших  по  долине    Бабакомари    и  достиг  форта    Криттенден   без   помех.   За   48   часов  были организованы   три  роты  кавалерии  для  поиска   апачей. 
Когда  войска   пришли   в  каньон,  то  увидели   много   подтверждений   кровавой  борьбы. Тела   лейтенанта   и    других   лежали   там, где   они  упали,  без   одежды, которую   апачи   всегда  снимают    с  их   жертв.  Во   всех   частях    узкого   каньона   валялись   туши   лошадей,  наполовину    объеденные   койотами   и   сарычами; разбитые   седла, переметные   сумы, продырявленные   пулями,  а  также  клочья   обгорелой   одежды   и   упряжи, так   как    апачи    подожгли   траву, чтобы   скрыть   следы    преступления.   Можно   только  предполагать  о  количестве   убитых   индейцев, но  убыток,   вероятно,   был   тяжелый, поскольку  были   видны  следы   от   потащенных   тел.   
Чирикауа   поднялись   из   каньона   к  хребту,  поросшему   сосновым   лесом, а   затем   спустились    в   северные   предгорья     и  рассеялись   в   разных   направлениях,  чтобы   затем  объединиться   вновь   у  границы   с   Мексикой,  где   их   след   был  обнаружен  и   сопровожден   в  течение  нескольких   дней   майором   Джеральдом   Расселом   из   3-го  полка.  Апачи   шли   без  остановки   вглубь   Сьерра-Мадре -  их  надежного   оплота  - и  Рассел  следовал  за  ними,  пока  не  иссякли  силы   у   людей  и    животных».    
 В   1870   году  Стивен  Уивер  и   некоторые   другие    находились  на  пути   к    Солт-Ривер  в   караване   мистера   Ханна,   который  перевозил  зерно   в  Прескотт. Они  расположились   лагерем   на    Агуа-Фриа,  в   26   милях  к   северу   от  Финикса,   когда   индейцы   их   атаковали, многих   убили,  а   фургоны   разграбили. Это   был   тот   же   отряд,  который   вырезал   партию    майора   Шайбела,  а  также  захватил    и   разграбил   караван  Крита   Брайана,   и   совершил    множество   других   преступлений.   
 Генерал   Стоунмен   принял   командование   в   Аризоне   в   середине   1870   года   и  был   заменен   Круком  в   1871  году.  Его   пребывание   было   коротким,  но   он  был   очень   активен.      Экспедиции,   которые  он   организовал,  а   в  некоторых   и   сам   принял  участие, изучили    большую   часть    страны   апачей. Действия   его   федеральных  сил    привели   к   перемирию   между    мохаве,   уалапаи,   явапаи  и    апачи-юма    на  реке  Колорадо.   
 Из  всех  индейских  племен   в   Аризоне  навахо   были  самым   многочисленным,   и,   в  основном,  они  находились  в   мире   с  белыми,  за  исключением   некоторых  случаев   мародерства   и   краж.       Их  враждебность  распространялась,  главным  образом,  на  Нью-Мексико    
Марикопа, пима  и   папаго  всегда  были  дружественными  племенами (по  отношению  к  белым  людям).     Юма,  после   того,  как   они   были   поражены  экспедицией  генерала  Хинтзелмена  в   1853   году,   были   также  в   основном    дружественными. Многие    мохаве   и   некоторые   из    юма,   проживавшие  в   резервации   вдоль   реки   Колорадо   и   получавшие   там   пропитание,  на  начало  1860-х  годов  практически  полностью  находились в   состоянии   войны   с   белыми,  и  проводили    все  свое    свободное   время   в   убийствах   и  грабежах   поселенцев.  То  же   самое   можно   сказать   о     уалапаи,   апачи-юма   и   апачи-мохаве.   Апачи-мохаве, - это  индейцы  племени  мохаве,   смешавшиеся  с   апачами-тонто,  которые,  наряду  с  чирикауа  были   наиболее   кровожадным    и  воинственным  из  всех  племен  апачей.  В  ранние  дни  Аризоны  их  называли   просто  тонто.  У  них  было  два  деления:  северное  и  южное, -  а  те, в  свою  очередь,  подразделялись  на  несколько  групп,  уже  упомянутых  в  первой  главе.  Не  лишним  будет  напомнить.
Южные   Тонто .
Самая   большая    их   группа  Мазатзал, - жила  в   горах   Мазатзал.   Шесть  небольших  подгрупп: к  северу   от  озера   Рузвельт;  в  верховьях   ручья  Тонто (Тонто-Крик); западнее   вторых   на  восточном  берегу реки  Верде; на   север  от  третьей  группы   по  ручью  Верде (Верде-Крик);  и две    последних   на  ручье  Вишни (Черри-Крик).
Северные   Тонто. 
 Группа   Лысой   Горы (Болд-Маунтин) - на  Лысой Горе, южнее   Кэмп-Верде.  Группа Окаменевшего  Ручья - на  одноименном   ручье (Фоссил   Крик)  между  рекой  Хила  и   округом    Явапаи.   Группа   озера  Мормона (Мормон-Лейк,  на  южном  берегу   этого  озера.  Группа   Дубового ручья - на   юге  одноименного ручья (Оук-Крик).      
Существует   страшная   неразбериха  относительно  тонто (в  переводе  с  испанского  языка: дурак  или  глупый), которые,  предположительно,  являлись  смешанной  группой  юма  и  тонто-тинне (атабаски).  Термин  «тонто»  принадлежит  племени   апачей   делджи. Этим  именем  их  раньше  называли  индейцы  племени явапаи,  но  потом  оно   было  почти  забыто. Тонто-юма   идентичны  с   группой  толкепайя - ответвлением   явапаи, апачи-мохаве  или   апачи-юма, - которая   возникла   от  смешения  явапаев  с  тонто-тинне.  Есть  несколько  причин  так  думать. Тонто-тинне  называют  себя   «гохун».  Этим   термином  многие  авторы  называют  тонто,  говоривших   на  диалекте  юма,  и  слова,  записанные   среди   апачей-юма, совпадают  со  многими  словами  тонто.   Язык  явапаи  настолько  отличается  от  юма, что  апачи-юма   и  юма  с  Колорадо   не  понимали   друг  друга. С    1868  года  термин  «апачи-юма»  с   легкой  руки  генерала  Грэгга  распространился    и  на    уалапаев. 
В  1874  году  тонто   Сан-Карлоса    были   наполовину   смешаны  с  явапаями,  их  численность  не  превышала   500  человек  и   говорили  они,   как  правило,  на  обоих  языках .   
Тонто,  особенно  северные,  были  очень  тесно  связаны  с  явапями.  Термином «тонто» называли  и  юго-восточных  явапаев,   и  скорей  всего   они  произошли   от  смешения   явапаев  и  апачей.  Сами   тонто  утверждали, что  много  лет  назад  они ушли  от койотеро,  и   с  индейского  диалекта  их  название  переводится  как  «непокорные».  Со  временем  этот   термин   был  искажен  и  их  стали   называть  испанским словом  «тонто».         
Этнографические    исследования   среди   западных  апачей   и  явапаев   выявили   несоответствия   в  определении  границы   между  этими  двумя  племенами   в   центральной  Аризоне.  Исследователь   Гиффорд, который  занимался   в  основном  северо-восточными  явапаями,    считал, что  их  территория  проникала   глубоко   в  центральный  регион. Гудвин  работал   с    западными   апачами,   в  том  числе   с  северными   и  южными   тонто,  и  выявил  несоответствия   границ   территории  тонто.   Их  земли   простирались   с  северного  конца  гор   Мазатзал    через   низовья   реки  Верде,  и  включали   всю  пойму   реки   Верде - с  востока  от    Фоссил-Крик  и   до   восточного   берега   Оук-Крик.   Западная   часть  области   включала   в   себя   ручей   и  реку   Верде,  за  исключением   земель   от  истоков   Оук-Крик   на  полпути   между  истоками  Клир-Крик    и   Фоссил-Крик.   Гудвин   описал   эту   область,  как  страну тонто-апачей, населенную   носителями   языка   атабаска   и   меньшим  числом  явапаев,   которых  связывали   смешанные   браки.   
 Две  группы  южных  тонто - севернее  Верде  с    Черри  Крик,  судя  по  описанию  Гудвина  были   чистыми    атабасками   и   проживали   с   юга   этой   области   до   ее   западных  границ. Три   из  четырех   групп  северных  тонто - Фоссил-Крик,  Болд-Маунтин  и  Оук-Крик -  находились   полностью   в   пределах   описываемой  области.  Группа  Болд-Маунтин  состояла   частично   из   апачей  и  частично   из   явапаев. Согласно  Гудвину, апачи  формировали   большую  часть этой  группы.   Некоторые  апачи   и  явапаи   были  связаны   браками  и   образовывали   отдельные    небольшие  ранчерии  в   пределах   этой  группы.   Основная  часть  апачей   располагалась   выше   по  ручью,  а   явапаи   ниже,  вместе   со  смешанными  семьями.
 Группа    Оук-Крик  состояла,  по  мнению   Гудвина,  поровну   из   апачей и  явапаев,  и  они  были  сильно  перемешаны  друг   с  другом.  Это  перемешивание  было  таким   сильным, что  некоторые   исследователи   даже   пришли   к  выводу,  что   северные   и   южные  тонто  были,  на  самом  деле,  явапаями.  Но Уильям  Корбюзье,  ранний   исследователь  тонто,  считал  их  смешанной  группой  Катчап (Юма) и   Тинне  (Атабаски ). По   крайней   мере  два   словаря,   записанные   в  19  веке,  были  отнесены  к  тонто.  В   1866  году    доктор  Чарльз   Смарт,  который    находился   в   форте    Макдауэлл, собрал   словарь   слов   от   индейцев,  проживавших  в   окрестностях   этого   форта     и   перемещавшихся   на   север   и   восток   области.  Индейцы  говорили, что  они   родились   и  взрослели   в   этой   области. Они  были  известны   под    термином  «койотеро»,   или    «тонто». Вероятно,   они  являлись   людьми   из   группы   Мазатзал (Масатсал)   южных  тонто,  которые,   по   сообщению    Гудвина,   иногда   посещали    явапаев    на   западных   склонах   и  в  предгорьях   гор   Мазатзал.   
В  сентябре  1873   года, Генри  Лоуи,   член  армейской   экспедиции  Уиллера,  проводившей   широкие  исследования   Юго-Запада,  записал  словарь, который   позже  использовал   Альберт   Гатшет,  классифицировавший  тонто, как   людей  говорящих   на  диалектах   юма.  Кроме  этого,   доктор  Джон  Уайт,   индейский   агент   в  резервации   Сан-Карлос  в    1873-75  годах, сообщал,  что он  записал  слова  тонто,  которые   были  очень  похожи   на   язык  мохаве. 
 Эти  данные  вносят   дополнительную   неразбериху    в  определении   лингвистической   и   общественной   границы  между  западными    апачами  и    явапаями. Более   поздние   исследования  показали, что    тонто,  благодаря  смешанным   бракам  и     некоторому   поглощению со  стороны  явапаев,   имели  легкий   акцент   в   своей   речи, а   сама   речь   была   быстрой   и  гнусавой.  Их  различие  от  языка   других  западных  апачей  обуславливалось  более  тем  фактором,  что   когда-то   давно  они  отделились  от  них,  а  не   тесный  контакт с   явапаями. 
Тонто  и  явапаи  даже   внешне  отличались  друг   от  друга. Первые были невысокими людьми,  с  волосами  до  плеч,  часто  каштанового   цвета.  А  явапаи   были  в  основном  высокорослы, с   волосами  иссиня- черного   цвета, длиной   часто  до  середины  спины. Явапаи  практиковали   различные   татуировки   и   украшения,  а   у  тонто  этого  не  было   принято. Чисто   географически  получилось  так,  что   некоторые  явапаи   были   более  тесно   связаны   с  тонто,  чем   с  северо - восточными   явапаями.  Тонто,   вероятно,  отделились   от   западных    апачей   после   1740  года.  Явапаи   к  этому  времени   уже   жили   в   долине  Верде.  Они  были  дружелюбны   по  отношению   к   пришельцам   атабаскам  и   приглашали   их   как   союзников   для  отражения   налетов  испанцев.  Этот   союз   привел   к   вливанию   некоторых    общин  явапаев  в  конгломерат  западных   апачей, но  без   потери   своего   языка   и  традиций.  Их   часто   называли  апачи- мохаве. Они  мало  чем  отличались  от  своих   родственников    юма  и   мохаве, за  исключением  того, что   жили  кочевой  жизнью   в   горах  Аризоны. Их  привычки,   и  особенно  враждебность   к  белым,   были  сходными   с   апачскими. Кровь  юма  давала  им   крепкое  телосложение,  а   кровь   апачей   бдительность   и   выносливость.   В   1863  году   их  численность  была  2000-2500   человек, а   в   1873  году   уже  насчитывалась  всего  тысяча  их.      
 Термином  «тонто»    в   19  веке   называли   всех   индейцев,   бродивших    между   Белыми  Горами (Уайт-Маунтинс)  и   Рио-Колорадо. Многие  из  явапаев,   женатые  на  женщинах   койотеро,  жили  изолированно   в   Бассейне  Тонто, и  у  них   имелась   характеристика  четкой  группы, говорившей  на  своем  диалекте   и  державшейся  в   стороне   от  других   апачей. Тонто  постоянно  находились   в   рейдах,   в  том  числе  далеко  в  Сонору  до  основания  форта  Макдауэлл   в   1865   году.  Затем   они   отступили    на  восток   и  северо-восток   к   каньонам   Четырех  Пиков,  где  армия   постоянно  их  преследовала,   не  давая  долго  задерживаться   на  одном  месте. 
Основные   вожди  апачей  Бассейна  Тонто  (Tonto  Basin)
 Делшэй пользовался  большим  влиянием  среди  апачей   и  явапаев,  проживавших  севернее  Кэмп-Рено. Он  был  молод,  вероятно,  в  возрасте  около  тридцати  лет,  и  его  группа  насчитывала  около  сотни  воинов,  сорок  женщин,  и  шестьдесят  детей (капитан  Шуилер  считал  только  тех,  кто  непосредственно  приходил   к  Кэмп-Рено,   конечно,  число  женщин  и  детей  в  действительности  намного  больше,  далее  это  касается  всех  групп). От  пятнадцати  до  двадцати  мужчин  владели  разного  типа огнестрельным  оружием,  от  старых   одноствольных  охотничьих  ружей  до  самых  современных  моделей  Спенсер  и  Спрингфилд. Так  как  апачи   постоянно  играли  в  азартные  игры,   оружие  часто  переходило  из  рук  в  руки.
Скит- ла-вис- йа - предводитель  объединенной  группы  апачей  и  явапаев, проживавшей в нескольких  милях   севернее  группы   Делшэя.  Вышеупомянутый  вождь  этой  группы  был  человеком  среднего  возраста,   очень  крепким  на  вид,  и  хромавшим на  одну  ногу  вследствии  удара  мула. Чилсон  отмечал,  что  Скит- ла- вис-йа  был  человеком  своеобразным,  в  собственных  глазах  имевший  большую  важность, и  хотя  был  очень  робок  и  суеверен,  считал, что  обладает  неограниченной  властью,  и  при  этом  признавал,  что   добился  ее  не  собственноручно,  а  всецело « при  помощи  Солнца,  Луны  и  Звёзд».Он  бегло  говорил  по-испански,  что,  несомненно,  также  влияло  на  его  лидерство. Его  группа  была  сравнительно  небольшой,  и   включала  в  себя  лишь  около  двадцати  мужчин,  тридцати   женщин  и  тридцати   детей.
Чилсон   немного  мог  узнать  о  молодом   предводителе  явапаев по  имени  Пи- йа-гон-те  и  его  последователях, живших  возле  реки  Литтл-Колорадо.   Согласно  непроверенным  сообщениям,  они    совершили  большинство  индейских  ограблений  в   районе  Прескотта.  В  его  группе  насчитывалось  около  тридцати  мужчин, двадцати  женщин  и  двадцати  пяти  детей.
Ча-липан - явапаи,   жил  со  своей  группой  на  юго-западе  Грин-Вэлли,  и  примерно  в  десяти  милях  восточнее  реки  Верде. Их  стратегическая  позиция  предоставляла  им  хорошие  возможности  проводить  налеты    в  окрестностях  Прескотта  и  Викенбурга.  Группа  включала  в  себя  пятьдесят  воинов,  двадцать  женщин  и   между  тридцатью  и  сорока  детей.
Три  группы  южнее  Кэмп-Рено  были   сильнее   и  многочисленнее.
Ош-Кол-Те - предводитель  объединенной   группы  апачей  и  явапаев (тонто),  состоявшей   из  семидесяти  мужчин,  двадцати  женщин  и  приблизительно  двадцати  детей,   проживавших  на  восточном  склоне   Четырёх  Пиков  и  далее  до  Солт-Ривер. Воины  были  хорошо  вооружены,  однако  зависели  в  получении  боеприпасов  от    Аш- кав-о-тила  и  Биг  Рампа  (Большой  Крестец).
Аш-кав-о-тил   был  молодым  предводителем, пользовавшимся  большим  авторитетом.   Чилсон  считал,  что  он  принадлежал    к апачам-пинал.   Его  последователи  населяли  область  площадью  900  квадратных  миль  вдоль  обоих   берегов   Солт-Ривер.  После  группы  Биг  Рампа,  эта   являлась  наиболее  воинственной  в  центральной  Аризоне.  Хорошо  обеспеченные  огнестрельным  оружием  и  боеприпасами,  которые  они  получали  от  апачей  форта  Гудвин,  его  две  сотни  воинов  совершали  ограбления  далеко  на  юг  до  наземного  маршрута  в  направлении  Тусона  и  возле  Сакатон и Кэмп-Грант. Их  удаленность   от  любых  военных  постов,  делала    из  них   предельно  наглых   и    удачливых    налетчиков.
Самая  большая  и  свирепая  группа  принадлежала  Биг  Рампу,  явапаи. Несмотря  на  то,  что  современники  немного  знали  о  нём (он  всегда  отказывался  от  мира  с  американцами), осведомлённые  лица  оценивали,  что  его   воины  насчитывали  от  300  до  400  человек.   Но  Чилсон  сомневался  в  этом. Он   считал, что  это   завышенная  оценка, но,  всё  же,  благодаря  информации,  полученной  от  других  индейцев, известно, что их  численность  превышала  численность  воинов  любых  других  групп. Независимо  от  мнения  Чилсона,  известно,  что   люди  Биг  Рампа   имели  более  ста  единиц   огнестрельного  оружия.
Далее  центральная  группа  апачей:  койотеро  были  подразделены  на   койотеро    пинал  и   койотеро  Белой  Горы.   Были  одними  из  самых  опасных  групп  апачей  и бродили   по  обширному  региону  в центральной  Аризоне,  доходя   до  запада   Нью-Мексико. Часто   объединялись   с   грабителями  тонто   для  совместных  набегов  из   их  труднодоступных   горных   домов,   и  заходили  далеко  на  юг  в  Мексику  до  берегов  Калифорнийского  залива   в   Соноре, и  даже  до  Синалоа. 
Мимбреньо  жили в  основном  в   горах   Мимбрес, но   также  кочевали в   регионе   между реками    Рио-Гранде   и   Сан-Франциско.  Они  ходили   на  юг  до   Коауилы, Мексика,  и на   север   до    Белой  Горы  в  Аризоне.  Мексиканцы,  снабжавшие   их    рационами   в    Ханосе   в   1850  году,   насчитывали   у  них   200   воинов. В  течение   следующих    двадцати   лет   их   общая   численность  колебалась    от   400   до   750    человек. В   1857   году Индейское   Бюро   оценивало   их   численность   от   900   до   1300  человек.   
На  юго-востоке  Аризоны   жили   самые  известные   индейцы  Северной   Америки - чирикауа.  Они  совершали   набеги  в  Нью-Мексико,  Аризоне,  но,  в  основном,  на  юг   в   Мексику,  распространяя   террор  от   северной  границы   Чиуауа  до  границ   Дуранго.   Защищенные  самой  природой,  объединенные  прочными   военными  связями,  они   усеяли   целый  регион   могилами   своих   жертв.
 Имеются  много   оценок  численности   апачей.  Например,   Кэтлин   насчитывал   у  них   30000   человек,  а   Кремони  в   1850-х   годах  оценивал   их  численность   в   25000  человек.  Другие  исследования  устанавливали  их  численность   в   5000 – 7000   человек,  но   уже   перед  заключением  в  резервации.   
Молодые  офицеры  часто  обвиняли   апачей   в  трусости,   так  как  те   часто  уходили   от  открытой   борьбы, предпочитая  ей  уловку   и   хитрость.    Военная   тактика   апачей   заключалась   в   том, чтобы   своих   жертв   держать   постоянно   в   страхе   и  напряжении.  Они   прекрасно   знали   топографию   своей   страны, а   рациональное   использование   природных   и  животных   ресурсов   позволяло   им  поддерживать   свое   существование   в   разных   условиях. Различная  эффективная  связь: дымовые  сигналы   днем, вспышки  огня  вечером,   знаки   на   тропах   в   виде  сломанных  веток,  определенным  образом  размещенных  камней  и  тд. - позволяла   отдельным  группам   действовать   в  необычайном   согласии   и  сохранять   контроль   над  обширной  территорией. Часто  после  нападения   враждебных  апачей   нельзя   было  обнаружить   никаких  следов. Они  знали   все    водные   ресурсы  страны,   а  в   набегах   часто   несли   воду   в   кишках    животных.  Апачи   атаковали   в  момент,   когда  их  враг   чувствовал   себя   в   безопасности.  Затем  они разбегались   подобно   волкам, чтобы    позднее   собраться   в   определенном   заранее  месте. По  мнению   военных, апачи являлись  самыми  свирепыми   из  всех  враждебных  индейцев. 
В  то  же   время,   апачи   были   хорошими   дипломатами.  Часто   они   находились в   мире   с  ближними   оседлыми   соседями, сбывая   им  добычу   из   других   регионов.  Например,   они  обычно   продавали   в  Эль-Пасо,  награбленное   в   Соноре. 
Трудно  оценивать  мораль   апачей. Стандарты  честности  у  них   отличались  от  белых.  Последние считали   апачей  предательским  племенем,  а   сами    апачи   воспитывали   с  рождения   своих   детей   так, чтобы  они  считали   всех   других   людей   естественными  врагами.   Конечно   апачи   были  жестокими  людьми ,  так   как   целые  их  поколения   вырастали   в    борьбе   против   врагов,  таких   же   жестоких   и   мстительных,   как   они   сами.  Наученные   жестокости   в  детстве   на   птицах   и  животных,   вырастая,   они   практиковали   свои   способности   на   человеческих   жертвах,   поджаривая  их   на   медленном   огне   или   отрезая   отдельные    части   тел   у   еще   живых   людей,  а   в   финале   разбивая   головы   своим   жертвам. 
Когда   они  приобрели   огнестрельное   оружие,   то    часто   убивали   людей  выстрелами   в   голову,  то  есть,  чтобы   наверняка  нанести  человеку  смертельное  ранение.  Особым   способом   они   отмечали   смелость  своих   жертв.  У   противника,   который  дорого   продавал   свою  жизнь,   сдиралась  кожа  с рук  или  ног. Иногда   в  отношении  тех,  кто  оказывал  упорное  сопротивление,   практиковалось   скальпирование.    При  этом,   они   не  были   лишены более  высоких  человеческих   чувств,   и   часто  прилагали  особые  усилия,  чтобы   смягчить    бремя   покалеченных   и  старых   своих   людей. 
 

(Скауты  тонто-апачи.  1880  год)
 
(Апачи  агентства  Сан-Карлос,  Аризона.  Дата  неизвестна).
 
(Апачи  из  агентства  Сан-Карлос    1880  год).

АРХИВНЫЕ  ДОКУМЕНТЫ    ШТАТА  НЬЮ-МЕКСИКО.    
Шахты   Санта-Рита , Нью-Мексико,   были  открыты   в   1804  году.    Свыше   30   лет   они   поддерживали   население,   численностью  в   600    человек    В  1838  году   апачи   заставили   белых  отказаться   от  освоения  региона.    Шахты   были  вновь  открыты   только   в   1850-х  годах.  Англо-американцы  вначале  были  встречены  дружелюбно, но   затем   и   они  столкнулись   с   откровенно   враждебными  действиями. Например,   2  февраля   1850   года   партия   апачей-хиленьо   атаковала     город  Дона-Ана,   убивая  одного   и  раня   троих  человек.   В  то  время  как   майор  Стин    преследовал   этих   индейцев,  другой  апачский   отряд   забрал    весь  скот  из  поселения.  Майор   позже  советовал    основать   постоянный  военный  пост  в   Санта-Рита  для  отражения  атак  апачей.
Капитан   Боумен,  посланный  изучать  ситуацию  на  месте,   передал  слова  апачей: «Мы  должны   красть  у  кого-то,  и  если   вы   не  разрешите   нам  грабить   мексиканцев,  мы  будем  красть   у   вас   и   воевать   с   вами».   Он  оценил   количество   воинов   в   том   регионе   в   1100   человек, и,   по   его   мнению:  «всех   их  надо  обеспечивать   продовольствием  или,  в  противном  случае,  уничтожить».  Он  настоял   на   расквартировании    шести   рот  на  этом  посту.
Первым  шагом полковника  Джоном   Монро,  командира    Военного  Департамента    Нью-Мексико,  стало  создание  форта  Вебстер  в  Санта-Рита.  Ограбления   были  остановлены,  шахты   окрыты вновь,   и   вождь (Мангас  Колорадос) апачей-хиленьо     пришел в   Санта-Фе   для   встречи  с  суперинтендантом  Калхуном.   Однако,  чиновник  хотел,  чтобы   все  дела   с   индейцами   вела   армия. В   течение   лета,  комиссия   Соединенных  Штатов,  возглавляемая   Джеймсом   Бартлеттом,   находилась   несколько   недель около   Санта-Рита,  ведя    переговоры   с   мимбреньо.   
Дружелюбие   индейцев     убедило    Бартлетта  в   том,   что    племя   желает  мира   с  американцами,  но   он   не   мог   заставить   их   вернуть   пленников   и   грабеж,  захваченных  в  их  набегах    в   Мексике.  Несмотря   на   присутствие   военных   в форте    Вебстер, апачи    украли  у   членов  комиссии   много  животных,   и    тем  пришлось     возвращаться   в   Санта-Фе   практически   пешком. Высказывалось  даже  мнение, что  апачи  готовы   были  истребить    комиссию,  но   прибытие   вождя   навахо  Мануэлито   и  его   400   воинов   помешало   этим  планам.
Военные,   в   свою   очередь,   находились   в   не   лучшем   положении.  Индейцы были  убеждены,   что  они   одержали  верх  над  белыми,  а   это  озачало, что  усилия   комиссии   ни   к  чему   хорошему   не   привели.      
 Отношения   с   апачами   усложнились  с  прибытием   150   золотоискателей  в   Пинос-Альтос - новый  поселок  из  бревенчатых  домов    около  Санта-Рита.   Когда   Мангас  Колорадос   пришел   к   ним   для   разговора,  они  выпороли  его  розгами, тем   самым  нанеся  глубокую  рану   его   гордости.   С   этого  момента   и   до  самой  своей  гибели  во  время   Гражданской  войны, его  страсть    мести    к  белым  никогда   не  была   насыщена.  Некоторые   апачи   погибли   от   рук   шахтеров,  но   гражданское   руководство,   никак   не   наказывая   убийц,  просто   повысило   враждебность   племени.   
 После   отъезда  комиссии,    эвакуировался   и   форт   Вебстер.  Это  стало  очень  опрометчивым    шагом   ввиду   возможного  союза  апачей   и   навахо.    Кроме  того,   апачи  крайне  осмелели,  и   теперь  много   мексиканских   апачей  приходили  в    регион  реки   Хила.      
В   начале   1852   года   апачи   стали   очень  энергичными: их  налеты  распространились    на   всю  страну   восточнее   и  западнее   долины  Рио-Гранде.  Они   практически   уничтожили   цивилизацию   в   северной   Мексике.  Эта  часть  Мексики, известная как   Покупка   Гадсден, стала   «землей   вдов».  Вся   сельскохозяйственная   деятельность  была  остановлена, а   в   западной   части,  города  Тубак   и   Тусон,  с общим   населением  в  1009   человек, имели  репутацию   самых   незащищенных     поселений.  Бартлетт   был   убежден,  что   Соединенные    Штаты   не   могут  остановить  налеты,   а   лейтенант   Уиппл   рекомендовал   создать    четыре  постоянных   поста:    один   в   Медных   Шахтах (Коппермайн); один  у  реки Салинас;  один   в  устье   реки   Сан-Педро;  и  один у  реки   Колорадо. 
Тем  временем, Калхун,  назначенный  губернатором  Нью-Мексико, послал  Чарльза  Овермана  на  Хилу,  чтобы, по   возможности,  заключить  договор   с  индейцами. 
Весной   ситуация   стала  предельно  угрожающей, и  полковник Самнер решается  на   проведение   кампании  силами  регулярных   войск.  Но  тут  усложнилась    общая   политическая   ситуация   в    Нью-Мексико, и  полковник   отказывается   от  своих   планов,  переложив  всю  ответственность  в  делах  с  апачами  на  Калхуна.    Однако,  тот  серьезно   заболел   и   покинул   Нью-Мексико.   Ему  на  смену  пришел   Джон  Грейнер  и   первым  делом   послал   бегунов   к   вождям   на    Хилу   с    просьбой  о  встрече   в  пуэбло  Акома  для   мирных  переговоров. Полковник  Самнер   решил   лично   вести   переговоры, которые   прошли   успешно  21  июля. Но  условия   договора   не   выполнялись  до  апреля  следующего   года,  когда   новый  управляющий   Лэйн   заключил    новый   договор,   согласно   которому   индейцы   должны  были  получать  соль,  муку, говядину    и  животных   для   разведения.   Не   дожидаясь   решения   Сената,  Лэйн   собрал   хиленьо  около  бывшего  форта  Вебстер,  и  начал   снабжать   их    оговоренными    в    договоре   продуктами. В   августе   он   был  сменен   на  своем  посту   Дэвидом   Меривезером, который   обнаружил   фонды   практически  исчерпанными.    Сенат,  в  итоге,  отказался   ратифицировать   договор   
Голодающие   индейцы   пришли    в  ярость, и  половину  следующего   года    провели   в   набегах   на  поселения, из   которых    непрерывно  текли  сообшения   об   убийствах  людей  и   уничтожении    собственности.  Проблема   апачей   была    усилена   присутствием    и  деятельностью   гарнизона   в   форте  Вебстер   и   повышенной   иммиграцией   через   юго-запад   к   месторождениям  золота   в   Калифорнии.   В   июле   Конгресс   выделил     помощь   в   размере   30000  долларов   для   приобретения   товаров   и  их  использования    в   переговорах   с  враждебными   апачами.  Даже   с   этой    небольшой  помощью, Мэривезеру   удалось   заключить  мир  с   хиленьо. Затем  он   столкнулся  с  трудностями    в  убеждении   вождей  приступить  к   земледелию  под   руководством   агента  Майкла   Стека.   
Доктор   Стек  уже   был   знаком   с   хиленьо    и  был  дружелюбно   ими    встречен,  более   того,   они  согласились   заняться   земледелием. В   первый  же   год    индейцы   собрали   хороший   урожай.  Окрыленные   успехом,   в   следующем    году    они  собрали    еще   больший   урожай, и   в   1857   году   у   индейцев   уже  был   избыток   зерна   и   овощей.    
Но пока  одни  индейцы,  находящиеся  под  контролем   агента,  оставались  мирными, другие, с  гор    Могольон, дальше   на   западе,   пришли  в  ярость  от   перемещения  войск,  которое   произошло  согласно  условиям    договора  Гадсден, и  начали    мародерство   против  поселений   на  Рио-Гранде    Эти  западные   индейцы  расширили  свои  налеты   во  всех   направлениях,  и особенно   на   юг   в  Мексику.   Там  они  уничтожали  много   процветающих  асиенд   и   возвращались   с  многочисленными   пленниками   и   стадами   животных. Полковник   Бонневилль   из   Военного  Отдела   никак  не  реагировал  на  это  вплоть  до  зверского  убийства   агента  навахо  Доджа  около  пуэбло  Зуни.  Затем  он  посылает    полковника   Майлза  Диксона   с  отрядом   из   400  человек   для  наказания   враждебных.  В  конце   июня,   Диксон,   в  верховьях  Хилы,  в  5  милях  от  горы  Грэм атакует  большую   индейскую   деревню,  убивая   42 апача,  захватывая 36  и   уничтожает   их  посевы.  Почти  одновременно,   полковник  Лоринг,   несколько   севернее  атакует   другую  деревню   в   каньоне   Де-Лос-Муэртос-Карнерос,  убивая  более  7  человек,  включая   известного  Кучильо  Негро, и   захватывая   несколько  семейств   и  более  1000   голов   скота.  Эта  экспедиция  потеряла    10   солдат  убитыми.  Теперь  могольон   попросили   о   переговорах   с  Бонневиллем.  Во  время   этих  переговоров  индейцы   признали  свою  вину,   и   три   вождя   предложили  свои   земли   в  обмен   на   мир.   Однако,  это  было  отклонено,  и   Бонневилль  пригрозил  им  страшным  наказанием, если   апачи  не  остановят   свои  набеги.         
Полковник  Джеймс  Коллинз  сообщил    в  Денвер,   что   Военный    Департамент  должен   теперь  выбирать   между   мирной   политикой   и   политикой   искоренения.  Он   сказал,   что   мирный   полис  предпочтительней,  и   необходимо  создание  резервации   на    Хиле, достаточно  отдаленной  от     поселений   белых.    Предполагалось  собрать  там  и   содержать  в  мире  всех  враждебных  апачей  под  контролем  большого  военного  поста.  Военный    секретарь   Джон   Флойд, рекомендовал  для  предотвращения  налетов  создание   сплошной   линии   кавалерии   и   пехоты   на  индейской   границе.  Но   Конгресс   не   предпринял   никаких  действий, и  Законодательное  Собрание  территории  послало  в  Вашингтон  петицию  с  отчаянной   просьбой   об  удалении   диких   племен   дальше   на  север. Их   разочарование   было  дополнено   тем, что   количество   войск,  защищающих   южные   поселения, было  сокращено.  Агент   Стек  у истоков  Хилы   показывал    примеры   конструктивного   управления   индейцами.  Хотя  хиленьо  и  пострадали   от  многих  несправедливостей,   они  пропускали небольшие  партии  иммигрантов   через    их  земли. Болезни  белых   сократили   число   воинов  наполовину,   но  под  влиянием   Мангаса   Колорадоса    индейцы   занимались   земледелием  на  площади    в  150    акров.  Западные  апачи (тонто и  пинал)   и  апачи  Белой  Горы  продолжали    совершать  налеты   с  прежней  интенсивностью. Индейский  офис, обеспокоенный   этим, послал   агента  Джорджа    Бейли  для  изучения  ситуации.  Он  сообщил, что  большинство   налетов   происходят    с   севера   от   Хилы,  и  налетчики   возвращаются  с   награбленным   вдоль  нескольких   рек. Он  сделал  вывод, что  необходимо    создать   посты  в   устье   ручья  Аравайпа,  у  реки  Сан-Педро  и   около    форта   Вебстер.   
Военный   Отдел   предложил    Конгрессу   меры  по  установлению   постоянных   постов   на  юге   Территории. Встревоженные   вероятностью   военного   управления, гражданские  представители   в  декабре  провели   конференцию   с  чирикауа  в  Апачи-Пасс.   Стек   сообщил,  что   получил   с  них  обещание,  что   они   не  будут   приставать   к   иммигрантам   на   Наземном  Маршруте, и    утверждал, что  если   они  уйдут  на   север, ситуация   станет   более   безопасной. В   феврале,  в  каньоне  Дель-Оро  он   встретился   с    тремя  сотнями   воинами   пинал,  которые  представляли  3000   индейцев,   и  хотя   индейцы  дали  обещание  соблюдать  мир,  большинство  поселенцев   им  не   верило. Для  установления  истины   в  деле,  в   начале лета  полковник   Бонневилль    отправился  в  инспекционную  поездку  по  стране  апачей.   Около   Санта-Риты    он   встретил   мирных   мимбреньо,    тем  не  менее, следуя  совету  доктора   Стека, приказал   организовать   здесь   пост   для  защиты   шахтеров.   
Дальше   на  западе,  чирикауа  держали  мир,  если  не  считать   многочисленные  кражи   животных   у   мексиканцев.   Но   Бонневиллю   с  первого  взгляда   стало   ясно,  что   для  освоения   долин   Сан-Педро  и  Санта-Круз    необходимо  принятие   защитных   мер. Он  рекомендовал   создание   двух   постов: около   Тусона   и   у   Сан-Педро. 
 Вскоре  после  его  визита,  индейцы   убили  около  шахты   Патагония   известного   гражданина.  Это  послужило  доказательством   нереальности    мира,   но   военные,   из  страха,   что  индейцы  начнут отплачивать   атакой   на   иммигрантов   вдоль    Наземного   Маршрута,  не  предприняли  никаких  ответных   действий,  решив  дожидаться  инструкций   от  полковника   Фаунтлероя.   
 Мимбреньо   и   могольон    под    контролем   доктора   Стека   не   вызывали   большой   озабоченности,   несмотря  на  то,  что  болезни   сильно   уменьшили их  численность.  Количество   воинов   упало   с   400   до   150   человек.  Они  оставались  оседлыми  и   ухаживали   за   своими   посевами,  что  раскинулись   на  протяжении   трех   миль   вдоль   реки   Санта-Люсия.   Проблемами   было  пьянство,  а  также  то,  что  грабежи  американцев   они  заменили   рейдами   в   Мексику.   Стек  говорил, что  им  необходимо  предоставить   резервацию   в   этом  месте  или   удалить   к   северу   от   Хилы.   
Пока  военные   ждали  инструкций,   Стек   прилагал   усилия   для  предупреждения   карательных  действий   против   западных  индейцев.  29  октября   он  встретился    с   800  индейцами   в  горах  Ослика.   Затем,   у  реки  Сан-Симон   он  встретился  с  400     чирикауа,  где,  несмотря   на  критику   военными   его  действий,  он  взял  обещание   с   Кочиса  воздерживаться   от  военных  действий.   После  этого   он  решил   объединить  чирикауа  с  мимбреньо   и    двумя  с  половиной  тысяч  других  апачей,
  в  основном   койотеро,  в  Пуэбло-Вьехо,   около   современного  Саффорда  в  Аризоне.   Однако,  присутствие   двухсот   враждебных    пинал   делало   ситуацию   взрывоопасной.     Поэтому  он  попросил  военных   основать   пост   в   этом  регионе. Командир   Военного  Отдела   полковник    Фаунтлерой   в  конце  ноября  послал    полковника    Рэйва  с  кампанией  из  Сан-Педро  в   страну    пинал.   Тот  гнался   за   индейцами   350   миль,   потерял   в   горах   их   след,  и  по возвращении   на   базу    доложил,  что  для   успешных военных   действий  против  индейцев,  необходимо    создание   военного  поста   непосредственно    в    индейской  стране. Несмотря   на   то,  что   солдаты   Рэйва   убили   восемь    индейцев,  захватили   23  других,  а  также  111 животных  полковник  Фаунтлерой, показывая   свое  незнание     проблемы,  заклеймил  ее  как   большую   неудачу,  тем  самым  показывая,  что  не   разбирается  в  проблеме.
В  сентябре  следующего  года,   управляющий   Коллинз  предложил   комиссионеру   Гринвуду     идеалистическую    программу,  суть  которой  заключалась в   том,  что   апачи   должны   быть   размещены   в   системе    пуэбло.  Это   предложение  отдавала  какой-то  мистикой  и  было  просто  невыполнимым.  Племя  Кочиса (чоконен)   обитало  около   Апачи-Пасс  и   было наиболее   дружественным  из  всех  остальных  апачей.  Эти  индейцы  не  трогали  этапы,  проходящие   через  их  страну,  и  более  того,  предоставляли  им  защиту. Всё   было  гармонично   до   октября   1861  года, а  затем  войска   из  форта  Бьюкенен  прибыли  в  Апачи-Пасс    для   поиска   налетчиков,    мародерствовавших   в   районе  реки   Сонойта.  Хотя   виновными   были  пинал, Баском   арестовал   Кочиса  и   еще   четверых   его   людей. Кочис  сбежал,  и    чтобы  хоть  как-то  гарантировать  сохранение  жизней   своих   людей,   захватил  в   заложники    трех   белых.  Когда   Баском   не   выдал   ему  заключенных   индейцев, Кочис   немедленно  убил  своих   заложников,   после   чего   Баском    повесил  заключенных  индейцев. Кочис  отплатил    страшной   местью.   Для  начала,  там  же  в  проходе (Апачи-Пасс),    его  воины  уничтожили  мексиканский   обоз,  поджаривая  живьем,  привязанных   к  колесам  девять  человек.  Затем  его  месть  перекинулась  на  Наземный  Маршрут, и   в  следующие  шестьдесят  дней   было  убито  больше  150   англо-американцев  и  мексиканцев.      
В   конце   лета   коммисионер   Микс   послал    агента   Макмахона   изучить  ситуацию.  Макмахон  был   реалистом,   и   он  сразу  понял, что   решить  проблему  можно  только  через  установление  жесткого  контроля  над  всеми   апачами,  не   только  над   чирикауа. Он   рекомендовал   создать   защитный   кордон   вдоль   апачских    границ   и   установить   новый  пост   в   изгибе   реки   Хилы.   
С   началом   Гражданской   войны   и    с   уходом   войск   из  страны    апачей,   индейцы   усилили    свои   набеги.  За   исключением   Тусона,  который   превратился   в   деревню  из  двухсот  человек, каждое  предприятие   или   поселение   в   Аризоне   было   покинуто  или  уничтожено.Такой   же   хаос   установился  на   юге    Нью-Мексико.   После   убийства   изолированных   поселенцев,   Мангас  Колорадос   и  Кочис  в   сентябре     атаковали     Пинос-Альтос,  и   хотя    апачи  не  захватили  город   (было  убито    от  десяти  до  двадцати  индейцев  и  пять  белых),  бойни  охватили  весь  регион.  Только  в   проходе  в  каньоне  Кука  было  убито  более  100  белых,  что,  в  итоге,  привело   к  отказу   от   поселений    в   долине   Мимбрес. 
В   начале   1862  года  правительство   организовало  калифорнийских   добровольцев  под  командованием  генерала  Карлтона  и  направило  их  в  Аризону.  Произошло  столкновение  в    с  индейцами  в  Апачи-Пасс.  В  результате,   Мангас  Колорадас   был  ранен,  много   воинов  убито.    Понимая  стратегическое   значение   этого   места,   генерал   Карлтон   основал    там  форт   Боуи.  Затем   он   издал  приказ   о   начале   войны   по   искоренению   апачей.    
 Коммиссионер   Микс    утверждал,  что  недостаток   питания   толкает  апачей   на   ограбления  и   по   этой  причине  политика   Карлтона  неблагоразумна. В  качестве  альтернативы   он  предложил  основать  резервацию.  Однако,  генерал   отверг    его   предложение    и   продолжил   концентрировать   войска    в   регионе    Пинос-Альтос.  Вскоре  там  был  основан  там   новый  пост: форт   Уэст. В   дальнейшем   Мангас  Колорадос   был   убит,   и   много   его   воинов  погибли   в   течение   нескольких   недель.  К   1864  году  мимбреньо   стали   одним   из   наименее   ужасных   племен   апачей.   
 Не  все  приветствовали  безжалостные  меры  Карлтона.  Гуманитарии   настаивали   на   заключении   договоров;  на  том, что  экономней  кормить   индейцев,  чем  содержать  войска,  эксплуатация   которых   требовала   7500000  долларов  в  год  только  в  Нью-Мексико.  Они  доказывали,  что  кормежка  индейцев  сократит  вдвое  ежегодные   расходы  на  военные  нужды.  Стек   и  друзья    утверждали,  что   одной   двадцатой   от  военных   расходов   они   достигли   большего   в  деле   построения   мира.    
Но  политика   искоренения    продолжалась.   Вскоре   в  центральной  Аризоне   в  сжатые  сроки  было  возведено  поселение   Прескотт   для  шахтеров   и   золотоискателей, а   в   феврале   1863  года   была   образована   Территория   Аризона   и   появилась   потребность   в   энергичных   действиях    против   апачей.  На  Территорию   прибыло   несколько   тысяч   новых  шахтеров   и   скотоводов.    23   декабря  в  долине   Чино   был   основан  форт   Уиппл.   Комендант    форта   майор   Эдвард   Уиллис    сразу  же   попытался  заставить   прийти   к   соглашению   300   индейцев,  проживавших   северо-восточнее  нового  форта.   Во  время   встречи  его  люди   совершили    предательскую   атаку,   убив    20   озадаченных   дикарей.  Такое    вероломство    привело  к  тому,  что  вскоре  все  племена   апачей   в   центральной   Аризоне  вышли  на   тропу   войны. Чарльз   Постон,  новый    управляющий   по  Индейским  делам,   в  отчаянии   потребовал    немедленно  прислать  дополнительные    войска. Росс   Браун, чиновник   Военного  Отдела,   отметил, что   150   солдат   в  Тусоне  не   могут   защитить   даже   своих   лошадей,   и  для   защиты   иммиграции  необходимо   3000    солдат  и    ведение    непрерывных  военных  действий против  индейцев  до  тех  пор,  пока   они   не  будут   уничтожены   или  помещены   в   резервацию.   
В   течение   нескольких   недель   индейцы    похитили   с   разных   ранчо   весь   скот,  множество   людей  было   убито   во   время   работ. Индейцы    оказались  настолько  многочисленными   и   опасными, что   передвижение   по   дорогам   было   просто  невозможным   без   сильной  охраны.  Аризона  заливалась  кровью.  Работники,   воздвигающие  постройки  в   Прескотте,   шли  на   работу   вооруженные,  и  за   пределами   города   находиться   было   просто   опасно. По   сути,   город   находился   в   блокаде. В  марте   отряд    тонто  совершил   набег  вдоль  реки  Хассаямпа   с  убийством  семи  человек,   включая   двух    известных  граждан. В  ответ,   известный   скотовод    Вулсэй    организовывал   и   возглавил   карательную   экспедицию    численностью  в  120  человек (60  белых  и  60  индейцев  пима  и  марикопа).  В  районе    Блад-Тэнкс   он  провел  совет,   на  котором   24  индейца  были  вероломно  убиты.  Согласно  сообщению,  он   устроил   индейцам   праздник  и   дал   им   отравленную   стрихнином    еду, а   затем  расстрелял   ослабевших   индейцев. Это  событие     получило  название «Договор  Пиноле».      
 В  южной  части  Территории   положение  было  не  лучше.   Около   Тубак,   полковник    Баттерволд  и   партия   горных   инженеров,  после   потери   двух    своих  людей  вынуждены  были  остановить  работы. Военные   в  форте   Лоуэлл   были  слишком   слабы  для  того, чтобы  обеспечивать   защиту,   и   дальнейшие   бойни   и   опустошения      практически  привели   к   отказу   от  всех  предприятий   в   регионе.  Сбитый   с    толку   Постон   обратился   в   Вашингтон    с    просьбами   о   помощи.   Умоляя  о   присылке   большого  количества   войск, он  также   требовал  достижения  согласия   между   различными   департаментами,  отмечая,  что   кампания  против   апачей    сходна   со   входом   в   иностранное   государство,  и  поэтому  нельзя   военные   действия   передавать   от   одного    военного   отдела  к  другому.  Для  обуздания,   или  хотя   бы   уменьшения   военных  действий  со  стороны  апачей,   он   просил   о   присылке    от  трех  до  пяти  тысяч   кавалеристов.   
20   февраля   губернатор   Гудвин   запросил   разрешение   Военного   Департамента   о   наборе   полка    волонтеров.   Разрешение   было   дано,  но   его   исполнение   было   отложено    до   июня   1865   года.  Апачи,   тем    временем,   полностью   блокировали  Прескотт.  Их  разведчики,  невидимые    для  глаз  белых  людей, постоянно   наблюдали   за   передвижениями   по  дорогам,  и   выезд   небольших   партий   в  любом   направлении   был   равносилен    самоубийству.    
Роберт   Маккормак, шериф  Прескотта    и   бывший  журналист   из  Нью-Йорка,    попросил    Постона   прислать    дополнительные  войска,  а   также   сообщил  ему,  что    люди  в   Прескотте    желают   полного  искоренения  индейцев. Постон   просто  не  решился  на  поездку   в    этот  город,  чтобы   ознакомиться   с   обстановкой  на   месте,  оставаясь  в   Тусоне.   Он   хотел   послать  делегацию   в   Вашингтон   для   привлечения   мощности   и   ресурсов   правительства,  и   не   хотел   брать  на  себя   ответственность   в   продолжительной  и  дорогостоящей   индейской  войне.   Эту  ответственность  взяли  на  себя   жители Аризоны.  Они   организовали   экспедицию    под   командованием    полковника    Вулси.  В   Бассейне   Тонто   они  обнаружили   и  атаковали   большую   деревню,  состоящую  из  шестидесяти  викиапов,  которой  находились   в  основном     женщины,    дети   и   старики.  Деревня   была   уничтожена,  и,   по   словам   Карлтона,   среди   убитых   было всего  14 воинов.    
В   течение   нескольких   месяцев,   Карлтон   тратил   свою   энергию   против     навахо   и   мескалеро,  пытаясь   загнать   их   в   Боске-Редондо,   Нью-Мексико.  Также   он   продолжал   незначительные   действия   против   мимбреньо и   могольон. Для  защиты   золотых  приисков   он   задумал   создать   новый  пост  к  северу  от  Боуи,  который    стал   известен   как   форт   Гудвин  на    Хиле.  Жителям  Аризоны  он   сообщил,   что   скоро   будут  присланы   войска   и   в   марте   начнется   серьезная   операция   против   апачей. Он   попросил   о  сотрудничестве   губернаторов   Соноры  и  Чиуауа  и   разрешил    их   войскам   пересечь  границу,  чтобы   с  1-го   июня   они  приняли  участие   в трехмесячной   кампании.  Аналогичная   просьба   о   помощи   и   сотрудничестве   была   послана   губернатору   Гудвину.  Фактически,   генерал   Карлтон   уже   начал   борьбу,   отправив  в  земли    к   западных  апачей  в  верховья  Хилы   экспедицию  под   командованием   капитана   Уитлока.    
 Тридцать  четыре  убитых   индейца,  много  раненых     и   45  голов   захваченных   животных    указывали   на   то,    что   апачи   не   были  так  уж  неуязвимы.  Полковники   Ригг   и   Дэвис  в   конце    июня   проникли   в   тот   же   регион  с   целью   определения   места   для   нового   поста.  Они   выбрали   место   около    Хилы,  в   6  милях   от   форта   Томас,  Аризона.  В   этой    экспедиции  они   убили   49  индейцев.  Затем,   Карлтон   на  волне   успеха   предложил  провести  новую   кампанию,   но   она   так  и  не  осуществилась,   и  причина   этого  точно   не    выяснена. Возможно,   пограничные  жители    не   захотели  содействовать   на   добровольных   началах.      
Официальные   власти  Территории   начали   резко  нагнетать   магнитуду   индейской  проблемы.   Генерал- инспектор  передал   сообщение   наверх,  что   индейцы   могут  собрать  1800   воинов. Джон   Данн, агент   по  делам  явапаев,  говорил,  что   белые  люди  вынуждают   этих  дружественных   индейцев  объединяться    с   враждебными. С   1864   по  1866  годы  белые   убили   более  150   явапаев,   в  основном  предательским  способом  во  время,  якобы,  мирных  переговоров   и  раздачи  подарков. Данн   предрекал, что  белое  посягательство   заставит   всех  индейцев   от  реки  Колорадо   до   Прескотта   стать   враждебными. Когда   в   начале  августа   ситуация  стала    совершенно  отчаянной, он   приехал    в   Дэйт-Крик  и   посоветовал     явапаям   перебраться   в  резервацию   юма   на  Колорадо.  Данн   как   мог   удерживал    пограничников   Прескотта   от  войны   с   явапаями.  Тогда   те   послали    экспедицию   из   90   человек   в   восточную   Аризону,   и   хотя   никаких   индейцев   не   было   убито,   они,    перемещаясь по  неизвестной  до  сих  пор  стране,  собрали  много  информации   географического   характера. Более  важным   итогом   было   то,   что  они   выяснили,  что   число  апачей  сильно  преувеличено,  и   их   далекие   дома   не  казались     теперь  такими  уж  призрачными.    
К   несчастью,   в   январе   1865  года   Карлтон  был  переведен  из  Аризоны   в   Тихоокеанский  Отдел,   и   индейцы   стали  совсем    несдержанными.  В   начале   февраля   они  совершали   многочисленные   бойни   и   грабежи   на   юго-востоке   Аризоны, а   затем  атаковали  небольшую   группу   солдат   из  форта    Бьюкенен   на   виду   у   всего    этого   поста.  Один  офицер  проницательно  заметил,  что  индейцы  загнали  белых  в  резервации.  Политика  искоренения  Карлтона   вначале  привела  к  убийству  какого-то  количества  апачей,  а  затем  они  все  поднялись  в  мести.  Почти  не  было  прямых  столкновений: апачи  внезапно  атаковали  из  засад,  и нанеся  урон,  быстро  исчезали.  Преследование  по  свежим  следам  было  бесполезным.      
Западнее  Прескотта   белые   не   давали  явапаям   и   апачам-юма   никакого   шанса   на   мир.  Хотя   многие   из   этих  индейцев   работали   на  прокладке   дорог   и  пасли   скот   поселенцев,   солдаты  из  форта  Уиппл  в   начале   января  бессмысленно   атаковали    и  убили    28  мужчин,  женщин  и   детей   вождя   Хокесма, включая   самого   этого   дружественного   вождя.   Индейцы   все   еще   надеялись   на  мир,  но   в   следующем   месяце   поселенец   убил   вождя   Амаса. Это  убийство   послужило  толчком   для  ответных   мер,  и   вскоре   индейцы   прервали   всё  движение   и   связь    в  области  реки  Колорадо. К  июню   создалась    реальная   опасность   отказа   от   белых  поселений   в   центральной   и   западной   Аризоне. Официальные   власти  Территории  совместно  с  авторитетными  жителями  делали   отчаянные   попытки,  чтобы  обуздать  ситуацию. Губернатор   Гудвин  и  полковник   Вулсэй  поехали  в   Сан- Франциско,  чтобы   вести   с   банкирами   переговоры   о   займе,  но   они   прошли    неудачно.  В   Сан-Франциско   они  рассказали    о  своем   плачевном   состоянии   командующему   Тихоокеанского  Отдела   генералу  Ирвину   Макдауэллу.  Тот  согласился   помочь   им,  пообещав  присоединить   Аризону   к   своему   военному   округу.      Макдауэлл   действовал   быстро,  и   в  марте   в   Аризону  прибыл  генерал  Мэйсон  с   войсками,  численностью  1000   человек.  Он   появился  там  вовремя. Как  раз   все   дружественные   племена    на   Колорадо   собирались   вступить   в   войну.  С   войсками    были  присланы  инструкции.  В  них   указывалось, что   Территория  должна   быть   подразделена   на   множество  подокругов,  в   которых   командирам   должна  предоставляться   любая   требуемая   помощь  для   проведения   активных   действий. Новый   индейский   агент  Лейхи  начал  реализовывать   план  Постона,  переселяя   дружественных   индейцев   на   Колорадо  и   предоставляя   право  пограничникам   разбираться   самим   с   враждебными. Он  спешно  отправился   в   Прескотт   ради  облегчения    сотрудничества   с   Мэйсоном.  Индейский   Офис   указал    Лейхи  передать  индейские   дела   на   Территории  под  полное   управление   армии.  Даже   в   вопросах   поставок   он   должен  был  следовать   рекомендациям   военных .   
 Вскоре  Мэйсон  открыл  военные  действия.  Он   направил  полковника   Льюиса  атаковать  враждебных   южнее    Хилы   и   восточнее   деревень    пима. Но   Льюис  потерпел  неудачу,      ситуация   резко    ухудшилась.   Войска   из   форта   Боуи   провели    собственную    кампанию  на  юге  Территории,  но  так  же   неудачно.   
 Мэйсон   в   сопровождении   губернатора   Гудвина   отправился   в  форт   Боуи.  Он    попытался  провести   переговоры   с   индейцами,  но   после   пяти  нарушений   перемирия,  те   никак   не  откликнулись   на   его  просьбы.  Затем   он   разработал   план,  согласно   которому   предполагалось   нанести  индейцам  сокрушительное  поражение  в   общей   атаке   по   всей   Территории. Сдавшихся   планировалось   размещать   в  резервациях,  где  планировалось  их  кормить  и  охранять.  Главную    резервацию предполагалось  основать  около   форта   Гудвин.  Лейхи   был   оптимистом  и  предсказывал   успех   этого  мероприятия.  Территориальные  политиканы   преждевременно   восторгались,   и   для   привлечения   иммиграции  повсеместно   объявили,   что   проблемы   с     апачами   закончены.  Но  широкораспространенная   враждебность   в   центральной   Аризоне   в   течение   лета   1865   года  доказала   ложность   этих   утверждений.      
Вокруг   Прескотта   атаки   происходили   ежедневно  и  по  несколько  раз.  Налеты   и   бойни   совершали  пинал   и  тонто.  Долина   Соленой   Реки  (Солт-Ривер)требовала    расширенной   и   постоянной   защиты. Генерал   Макдауэлл   приказал    основать  пост   для   пяти   рот   около  впадения  реки  Верде  в  Солт-Ривер.  Этот  приказ  был    исполнен   7-го   сентября   1865    года  полковником   Беннетом,  который   назвал  новый  пост: форт   Макдауэлл.   
Выбор  позиции   был  удачен  в  стратегическом   плане,  так   как   форт   стоял   на   пути  тонто,       когда   они  шли  в  рейды   на   юг,  главным  образом  в  Мексику.   Генерал   Мэйсон   решился    на   зимнюю   кампанию. Он  предложил   основать  по   реке  Верде   пограничную   линию, через  которую   все   экспедиции   будут  проникать   на   восток.  Лейхи   поддержал    этот   план,   и  сказал,  что   мир   на  Территории    может   быть  достигнут   только   в   результате   войны. Но   в   тоже  время,   Лейхи   был  реалистом   и   понимал, что   неуважение   поселенцев   к   индейцам   сделает   мир   химерой. Он  также   понимал,  что   недостаток   пищи   для   индейцев   неизменно   приведет   к   столкновениям   с   ними.      
Необходимость   военной   защиты   белых   поселений   приводит   в   конце   1865  года   к   созданию   постов  в   Верде,  Вильямсоне, Киркленде   и    Скал-Вэлли. В   январе   1866  года   в    верхней   части     долины   Верде   был   основан   форт  Линкольн  (23   ноября   1868   года   переименованный   в   форт   Верде).       
В   октябре   1865  года   разразилась   война   между   племенами   на  Колорадо. С   помощью   союзников  из  мохаве  во  главе   с  вождем   Иретаба,    и   явапаев   с   вождем   Куэсакама, Лейхи   переместил     восемьсот     явапаи-мохаве  в   резервацию   на   реку   Колорадо. Этот   успех   дал    глоток  воздуха   войскам   Мэйсона, возродил    торговлю  и   остановил  уход   белых   из   большинства   мест   в   западной   Аризоне. 
Войска   Мэйсона   развил    необычайную   активность.  В   октябре   они   отбили   атаку     двухсот   налетчиков   на   поселения    в   долине    Верде   с  убийством   пятерых   из   них.  Одновременно  с  этим,  они   атаковали    племя   Кочиса    в   горах   Чирикауа, и  в  дальнейшем  беспокоили  их  всю  зиму.   Дорога   из   форта   Макдауэлл   постоянно   патрулировалась.  Однако,  враждебные   были  неуловимы.  К   несчастью,   действия   войск   западнее   Прескотта   не   были   поддержаны   сотрудничеством   с   гражданами,  а   в   районе   форта   Гудвин   майор   Джеймс  Корман  не   проводил   никаких   эффективных   действий.      
Генерал   Мэйсон    в   декабре  символически  обрезал    явапаев   и   другие   племена   западной   Аризоны  от  остальной  части  Территории,  нарисовав   на  карте  линию   границы   с  севера   на  юг,   на   полпути   между   Прескоттом   и   Колорадо.    Западнее   этой   границы   индейцы  должны   были  теперь  считаться   мирными, а  восточнее -  враждебными. В   то  же   время,   майор   Корман   из   форта   Гудвин   заключил  договор   с   вождем   койотеро    Франциско,  по  условиям  которого  последний   расположился    в  окрестностях   форта   со   своим   народом. Питаясь   рационами  Кормана,  его   племя   грабило   и  убивало   на   Рио-Гранде,   затем  сбывая   добычу  маркитанту   и   офицерам   этого   поста.    
Военные    Нью-Мексико   вновь   обратили    внимание   на   западных   апачей   в   1865   году. В  марте   генерал   Карлтон  решил,  что   мимбреньо     необходимо  переселить  в   Боске-Редондо  и   послал  капитана  Дэвиса   для   переговоров   с    ними.   20    апреля   тот   встретился  с   Викторио   и   его   младшими   вождями  в   Пинос-Альтос. Дэвис  нашел    их  бедными   и   уставшими   от   войны,  а   также   готовыми   послать   делегацию   в   Боске-Редондо. Место   и   время  переговоров   было   назначено,  но  индейцы  не  пришли  на  них.  Тогда  Дэвис   приказал  своим  людям   убивать   всех  встреченных   индейцев,  а   Карлтону   он   сообщил,  что «справедливой   политикой   к     гремучим   змеям  станет  неотступная   война». 
 В  течение   1865   года   официальные  лица   Военного  Департамента  в   Вашингтоне проявляли   небольшой   интерес  к   апачам,  в  отличие   от   военных    Нью-Мексико  и   Аризоны.  Никто   в  отделе   не  понимал  проблему, и,   например,   звучали предложения,  чтобы   Лейхи   давал  взятки  в   300-500   долларов   каждому   вождю,  тем  самым   держа  их  в  мире.      
 Конец  Гражданской   войны   ознаменовался    временным    ослаблением   федеральных   сил   в   стране    апачей. Произошло   это  из-за  того,   что  согласно  приказа  Военного   Отдела   Калифорнии   добровольцы   были   выведены   из   Аризоны, а   на   замену  им -  не  было  никого.  Для   предохранения   полного   краха   военного    управления   в   стране  апачей, секретарь  сделал     исключение   из  приказа   от  20  мая   1865  года,  разрешив  вербовку   полка  аризонских   добровольцев.  Было   сформировано   шесть  рот   общей   численностью   в   350   человек    под  контролем   генерала   Макдауэлла.   188   из   этих   добровольцев   были   индейцы   марикопа   и   пима,  остальные   мексиканцы. Половина  людей  осталась  на  юге  Аризоны, а остальные   были   перемещены   в   Прескотт.  Военные   не   предпринимали    никаких   действий  до прибытия   в   декабре   в   Аризону   генерала   Макдауэлла.   Некоторые    пиналы   и   койотеро, которые   фактически   перерезали   все   дороги   и,   соответственно,   поставки   в   форт   Гудвин,   были    быстро  успокоены  войсками   из   форта   Грант.  Затем   все    аризонские   добровольцы   были  сконцентрированы   в   форте   Линкольн     для   действий   в   долине   Верде.  Правительство   уделяло   мало   внимания   войскам,   и   те  сталкивались   с   большими  трудностями. Тем   не   менее,   их  деятельность   была   эффективной.  11    февраля   1866  года   лейтенант   Мануэль    Гальегос  во  главе  сорока  пяти  человек   отправился  в   долину    Верде   в   поисках   мародеров.  Команда   передвигалась   только   по   ночам    и   обнаружила     большую   ранчерию,   расположенную   вокруг   укрепленных   пещер. Бой  длился   несколько   часов,  и,   несмотря   на   потери   среди   враждебных,   успеха   достигнуто   не   было.  Такие   же  команды   во  главе   с  лейтенантами   Ивингом   и   Сервантесом  в  марте   атаковали индейцев   севернее    Солт-Ривер,     убивая  42    и   раня   многих   других   враждебных.  Подобные   удары   выталкивали   враждебных   апачей  на  юг  Аризоны,  где   они  проводили  налеты  с  еще   большей   дерзостью.  Они   были   близки   к   тому,  чтобы  полностью   разорить   регион,  но   генерал   Макдауэлл,  все   еще   находившийся    в   округе,   приказал  привести    в  действие   войска   из   форта   Грант. В   результате,   лейтенант   Урми   прошел  по   региону   225   миль, сжигая    при  этом   250    хижин   и   убивая    всего  шесть   индейцев.      
С   отбытием  Макдауэлла   в  его   штаб-квартиру   в   Калифорнии, войска   прекратили  активные   действия. За   исключением    сорока  одного   индейца,  убитых   и   захваченных   в   апреле  в долине   Верде,   в   следующие  несколько   месяцев    не   было   никаких   действий   со   стороны   военных.   Агент   Лейхи   в  это  время  сильно   критиковал    военных.   «Их   работа»,- говорил   он,- «лишь    увеличивает   индейские   проблемы». Он  считал,  что   за   счет   одной  десятой   всех   расходов,      потраченных  на  военные   действия,  можно   было   предоставить   комфортабельные   дома   для   индейцев   по   всей   Территории. И   более   резко   он   высказался    насчет  того, что  безрезультатный   итог   военных    действий  явился   следствием  неопытности   людей,      посланных   в   Индейскую   страну. Губернатор  Гудвин  заявил,  что   против  дикарей   должна    вестись   постоянная   война   до  их  полного  уничтожения, или: «пока  их   шеи   не   склонятся   в   подчинении». Затем   они,   по  его   словам,  должны   быть   помещены   в   резервацию   и   заставлены   трудиться     или   голодать,    так   как:   «нельзя   с  ними   заключать никакого   договора   о   поставках   им   говядины».  Кусенбери   написал   президенту   Джонсону   письмо   относительно   малого   количества   войск   на   Территории, некомпетенции   командиров   и   убежденности   людей   в   полном   искоренении   индейцев.  «Такие   настроения»,- утверждал   он, - « происходят   от   недостатка   четко   сформулированных   планов   по   организации   работы   с   индейцами   в   случае   их   сдачи».  Он  предрекал,   что   10000   солдат  и   несколько   лет   потребуется   для     убийства   всех   апачей.  Лейхи   рассуждал   более  обнадеживающе   и   писал,  что  хорошее   обеспечение   должно   подтолкнуть    большинство   индейцев    к   поселению   в   резервации, но  также   выразил   мнение,   что  несмотря   на   заботу,  некоторые   из   них  будут   покидать   резервацию   и   убивать   изыскателей   и   шахтеров. 18   мая   1866  года   Лейхи    сообщил, что   жители Тусона   предложили    мирным   апачам-мансо   по   100   долларов   за   каждый   скальп,   снятый   с   враждебных.    
В   июне   1866  года   произошла  реорганизация   армии.  Страна  была  подразделена  на  военные   дивизионы,  и   Аризона, как  военный   округ, была   причислена   к    Военному   Отделу  Калифорнии,  став частью   Тихоокеанского  Дивизиона.  Для   эффективности   действий   в   войне   с   апачами,   запад    Нью-Мексико  был   присоединен  к   Аризоне. Реорганизация   предусматривала   замену   добровольцев   на   регулярную   армию.  Генерал   Макдауэлл, ослабленный   расформированием    аризонских   добровольцев,  теперь  склонялся   к   проведению   мирных   мер.  Индейцы   из   долины   Верде, вероятно   из-за   последних   военных  действий, также   склонялись   к   миру.   Полковнику   Беннетту    был  отдан  приказ   принимать  их   как   военнопленных    в   форте   Макдауэлл,  где   они   должны  были  обучаться   ведению   сельского   хозяйства.  28  мая  индейцы  пришли,  но присутствие    многочисленных  пима  напугало   враждебных,   и   многие   из  них   ушли.      Присутствие   других    пима   и   марикопа   около   форта Гудвин  помешало   сбору   враждебных   с   Верде   в   этом   форте. Беннетт   решил    продолжить   переговоры,   надеясь,  что   позже   индейцы     придут   в   форт  Макдауэлл. 
 Тем   временем,  дела   в   западной   Аризоне   ухудшались.  Восемьсот  явапаев,   пришедших  в   резервацию   на   реке   Колорадо   в    1865   году, были   недовольны   условиями   жизни   там.     Бедные   урожаи, ссоры   с   мохаве,  жадность   и   высокомерие   белых,  а  также  нерегулярные   поставки    продовольствия,    вынудили   их  возненавидеть   оседлую   жизнь.  В  результате, весной   1866  года   они   бежали   в   горы   центральной   Аризоны  и  немедленно  приступили  к  грабежам.  Пограничники   отплачивали,  атакуя   и   убивая   их   при   каждой   возможности.  В  ответ  индейцы     убили   изыскателя  около  Дэйт-Крик   и   сожгли   его   хижину. Толпа   граждан   из   Хардвилла   без  лишних  раздумий  вырезала  группу  уалапаев   из   10    мужчин    во   главе   с   вождем   Вауба  Юма, а   также   несколько   женщин   и   детей. Такое   беспорядочное   убийство    дружественных   индейцев   привело  к   повторению   кризиса   прошлого   года: движение   западнее   Прескотта  было   остановлено,  большие   караваны   передвигались    с    многочисленной   военной   охраной.   Лейтенант   Оскар  Хаттон,  посланный   в   регион, не  убил   никаких   индейцев, но   уничтожил   их   ресурсы,  заставив   индейцев   голодать,   что  только   ухудшило  ситуацию. 11   августа   его   команда    сопровождала   фургоны   через    Скалл-Вэлли   и    столкнулась   с  полутора  сотней   истощенных   воинов,  которые   потребовали   отдать   им   содержимое   фургонов.  Последующие   переговоры   закончились   сражением, и   индейцы    отступили,   понеся    большие   потери  (33   убитых, 15   захваченных).   Лейхи   предположил,  что   теперь   должна   последовать    тяжелая    отплата    со   стороны   индейцев.  Ситуация   усугубилась    расформированием    аризонских   добровольцев   из    Дэйт-Крик  и   Викенбурга. Генерал   Макдауэлл   приказал    регулярным   войскам   действовать   активнее,  по   примеру  волонтеров.   Но   вместе   с  этим,   он   не  отказался    и   от   мирных   методов.  В  результате,  около   форта    Гудвин   было собрано   несколько   сот   апачей.  Тем  временем,  войска  не  сидели  сложа   руки.  В   конце   сентября  войска  капитана   Джорджа   Стэнфорда   совершили     девяностомильный   переход   из    форта   Макдауэлл   в  Мидоуз-Вэлли,  где   3   октября   атаковали   большую  ранчерию,  убили  15   воинов,   захватили    семерых   и   уничтожили  множество   припасов   на   зиму.   Позже  в   этой   области   был   основан   форт  Рино.    
 14   ноября   капитан  Стэнфорд  возглавил  другую   экспедицию   в    этот   регион. Оттуда   он   послал  команду    из  шестидесяти  четырех   человек   дальше   в   страну тонто,  где    она  атаковала   один   из   больших   лагерей в   каньоне,  считавшийся   неприступным. Результат   был   скудным:   шесть   убитых   и    пять   захваченных   индейцев.  Тем  не  менее,  все   племена   в   области   были  напуганы,  и   в    следующие  нескольких   месяцев   не   создавали   никаких   проблем.   
 В   это   же   время   военные  южной  Аризоны   решили    предпринять  свои   меры, но,   к   несчастью,    столкнулись  с  неодобрением   со   стороны   высшего   руководства.  Индейцы  южной   Аризоны   сохраняли   спокойствие   в   течение   года   ввиду  основания   форта   Валлен   на   ручье   Бабакомари   и   действий   лейтенанта   Уинтерса    в  горах   Уачука   и Мула. Полковник   Гуидо   Илгнес, в   соответствии   с   инструкциями   от    высшего  командира   полковника   Чарльза   Лоуэлла, заключил  мирный   договор   с   вождями   аравайпа,  тонто   и    пинал   апачей.  Индейцы   согласились   с   20    декабря   осесть    в   резервации,  где   они   должны  были  сохранять   мир,  а  взамен   получали   право   на   охотничьи   и   продовольственные   экспедиции  (сбор   ягод,     мескаля  и  т.д.) для    получения   дополнительного   питания. Генерал   Макдауэлл   немедленно   назвал   этот   договор   неуместным. Он   сказал, что   военные   южной   Аризоны   взяли   на   себя   невыполнимые   обязательства.    
В   1866   году   суперинтендант   по   индейским   делам  Лейхи   был    заменен  на   Дента,    двоюродного   брата   генерала   Гранта, который   сразу  повел  активную  политику.     Он  считал, что   Территория   находится   в    прискорбном   состоянии,   и  призва   к   активной   войне   с    индейцами, в   которой   их   надо   убивать   и   заставлять   голодать. Одна   или  две  кампании,    по   его   словам, должны   были  замирить   их,  а   в   дальнейшем   управление   над  ними   должно   было  перейти   в   руки   гражданских   властей. Он   обвинил   генерала   Макдауэлла   в   недостаточно   активных   действиях,  и  утверждал,  что  именно   это  толкает  индейцев   на   увеличение    числа   ограблений.  Свирепость   индейцев   он   приписывал   тому, что   они   считали   белых  слабыми. Ситуация   в   западной   Аризоне   подверждала   слова   Дента.  Атаки   явапаев   и   тонто   на   фургонные   обозы    происходили   ежедневно.   Новый  губернатор  Маккормик     послал   отряд  рейнджеров,  и  несколько  мародеров  были  убиты.  Такой   результат   обеспокоил   губернатора,   и   он   предупредил  регулярные  войска  на   реке   Колорадо  о    возможной     бойне   мирных   индейцев,  проживающих   в    резервации,  в  случае,   если   будет   доказано, что   кто-то   из   них   участвовал   в  налетах.      
18   ноября   индейцы   убили  Лейхи и   его  клерка  Эвертса.  Они  были   убиты   враждебными   восточнее   Ла-Паса.  Индейцы   думали, что   убийство «большого   руководителя»   среди   белых   приведет   их   к   уходу   из   региона.    В  это  же   время  набеги   шахтеров   на  горы   Брэдшое    вынудили    две  сотни   явапаев   просить   о   мире    в   форте   Уиппл.   Однако,   никаких   договоренностей   достигнуто   не   было   и   возможность   для   заключения   мира  была  упущена.    
  Военное  начальство,   реагируя   на  просьбу   губернатора   Маккормика,  в   начале   1867  года  прислало  в   округ   Прескотт  и   в   верховья   Колорадо    дополнительные  войска  под   командованием   генерала   Грэга.  Чтобы   избежать   повторение   событий   1866   года,  Грэг  приказал    создать   патрули,   постоянно   перемещающиеся   в   этой   беспокойной   области:  от  нового    Кэмп-Макферсон  до   Дэйт-Крик. В   апреле   он   издал   приказ, согласно   которому, отсутствующие   в   резервации   индейцы  с   реки  Колорадо  должны  были  считаться   враждебными   апачами.  В  проверку   он   также   включил   некоторые   деревни   на    калифорнийской   стороне   реки. Эти  приказы   были  отменены,   так  как   Макдауэлл   полагал,  что   война   против  дружественных   индейцев   бесполезна   и   бесчеловечна.  Он   заявил,  что  приказы   Грэгга   слишком   строги  и   возвратил  их    на   доработку. 11   июня   Грэг     издал   новые   приказы, рассматривающие   враждебных   до   сего   времени   индейцев   мирными,  если  племя   поручиться   за   них. Отдельные   атаки   и   кражи   отдельными   людьми   отныне  не  должны  были  рассматриваться   как   враждебные   действия, - только   как   правонарушения,  такие   же,  как  если   бы   они  были   совершены   белыми   гражданами.  Макдауэлл   тут   же   заклеймил   своего     подчиненного   как   популиста,  серьезно   дискредитирующего    военную   службу.  Он,   в   свою   очередь,   издал  специальные   приказы,   указывающие   на   ошибки   Грэгга. Пока   высшие   должностные   лица  столь  глупым  образом   тратили    свое   время,  некоторые   их   подчиненные   показывали   достойный   одобрения   энтузиазм. 
Капитан    Уильямс   с     отрядом  из  80  человек   отправился   в   апреле   из   форта   Уиппл  в   верховья   Верде, где   большой   отряд   враждебных   угрожал   всему   региону. В   двух   схватках    тридцать  пять   индейцев   были   убиты.  Эти  удары  расстроили    индейцев   и   обеспечили   безопасность   Прескотта   с   востока.  Также,   полковник   Илгнес   и   капитан   Вандерслейк   из   форта   Макдауэлл   атаковали   некоторых   тонто   в   низовьях  Верде,  в   области    Мазатзал.   Они    мало  чего  добились,  но   их  разведчики   изучили  расположение   изолированных   индейских   ранчерий. Об   этом   было   доложено  генералу  Грэгу,  который   теперь  решил,   что  двадцать  семь  его  рот   не   хватит   для   выполнения   задачи   по   покорению   индейцев   и   сохранению   мира.  Большая   протяженность   округа   и   частота   дезертирств,   недостаточная   поддержка   со   стороны   граждан   и   малое   количество   постов,  являлись   непреодолимой   преградой   для   решения   проблемы.  Однако,   вместо   серьезного   рассмотрения   проблемы, Макдауэлл  отругал  Грэга   за  то,  что   он   не   начинает   войну   в  то  время, когда   индейцы   готовы  пойти   на   заключение   мира.  Таким   образом, он   переложил   всю  ответственность   на  плечи  своего   подчиненного.   
 Майор   Роджерс  Джонс   был   послан   в  Аризону, чтобы   изучить   обстановку   в   округе   и  дать  рекомендации.  Он   пришел в   ужас  от   увиденного:   много   людей было   убито   в   разных   местах   вдоль   дорог,  скот   был   украден   на   виду   одного   поста, который   он   посетил. Он   видел,  что  сейчас   на   Территории   значительно   опасней, чем   при   первом   посещении    им   этого   региона   в   1857-59   годах. Теперь   он   видел, что   войска  практически   бессильны,  и   предложил     несколько    радикальных   изменений: организация   Аризоны   в  отдельный  отдел для   более  быстрого   исполнения   приказов;  концентрация   войск   в   существующих   постах   для  более   эффективных   действий; обеспечение   поддержки   пехотой,   так  как   кавалерия   часто  была   перегружена; строительство   более   комфортабельных   домов   и  госпиталей  для   предупреждения   дезертирства   и   защиты   от   болезней.   
Рекомендации   Джонса   были   конструктивными, но  не   предлагали   быстрого   военного   решения   проблемы   апачей. 14   августа    Макдауэл  отправил  письмо   Халлеку, в   котором   отверг    предложенные   рекомендации. Он    оправдывал    действия   своей   администрации   существующими   трудностями.   В  его  анализе    военных   проблем   с  апачами  были  видны  пораженческие   настроения.  Генерал   Грэгг,  тем    временем,  стал  сторонником   мирных   методов  благодаря   незначительному  беспокойству  со   стороны    склонных   к   миру   индейцев  области   Верде   и   Брэдшое.  Сложные   инструкции   ограничивали    его  действия. 
Генерал   Халлек   принял   управление    делами   апачей   в   военном  плане.  18  сентября    он отправил   сообщение  генерал-адьютанту   18   сентября,  в  котором  утверждал,  что   на   западе  Аризоны  слабая   защита,  так   как:  «только   одна   девятая   армии   находится    на   обширной   территории». Из  сорока  семи  рот,  выделенных   Военному    Департаменту  Калифорнии,  двадцать  восемь  были   направлены   в   Аризону,   но   этого   явно    не  хватало. Войска    не  могли  решить  проблему.  Кроме   этого,   он   не   видел   никаких   перспектив    в  деле  обеспечения   постоянной   безопасности    поселений  в   этом  регионе,  пока   враждебные   индейцы   не   будут   завоеваны. В  любом   случае,    их  необходимо  было  удалить   от  поселений   белых  людей   и   содержать под   жестким   управлением. Концентрация    войск    предполагала   увеличивать    эффективность   их   применения,  а   децентрализация   необходима  была   для   защиты   небольших   поселений, разбросанных   по   региону.  Необходимо   было   прибытие   двух   или   трех   дополнительных   полков.   
Военный  секретарь   Грант, исследовав   сообщения   Халлека,  в  ноябре  1867  года  сообщил   президенту   Джонсону, что   апачи   не   соблюдают   никаких   договоров, соглашений   и   перемирий.   Он   также   отметил,  что   они   наиболее   враждебные   американские   индейцы. 
В   начале   1868   года  военные   разработали план   действий   по  подчинению  апачей  на  востоке   центральной   Аризоны. Вначале,  по   предложению   генерала   Девина,   войска    должны  были   войти   в   область   Прескотта  для   очистки   от   индейцев   восточной   части   Бассейна   Тонто;    затем   они  должны  были  как   можно   быстрей   продвигаться   внутрь   бассейна,  куда,  согласно  проверенным  сведениям, мародеры   отступали   с   их  грабежом.  Затем   он   послал   гонцов   к   явапаям,  прося   прийти   на   совет   на   реку   Колорадо   их   вождей,  самым   известным   из   которых   был   вождь    тонто  по   имени   Делшэй.      
Совет    состоялся   в   форте   Макдауэлл. Генерал   предложил    мир   индейцам, если   они   будут      ограничивать  свои    передвижения   в   районе    Черной   Месы: между   рекой  Верде   и     Соленой  Рекой.  Соглашение   было   достигнуто,   и   осенью  Делшэй  и   его   люди   сами   пришли   в   форт    Рено,  где   некоторые  из  них  какое-то  время  использовались   как   курьеры,  а   другие   работали   на  заготовке  сена. Генерал    Критенден  из  форта  Грант  тоже  пришел   к   соглашению   с   индейцами,  и  оно   заменило  прежнее  соглашение,  заключенное    полковником   Илгнесом   в   1866   году.    
 Однако, после   получения    рационов    индейцы   вновь    приступили  к  грабежам.   Криттенден   послал    небольшую   карательную   экспедицию   в   Бассейн   Тонто, откуда   начиналось  большинство   индейских   нападений   в   Аризоне.  В   конце   апреля   генерал   Девин   выступил   с   войсками  к  сравнительно   неизвестному    региону   восточнее  форта   Линкольн.   Сорок  пять  дней    он   безуспешно   разыскивал   индейцев.  Все   следы    указывали  на  то, что   неуловимые   индейцы   сконцентрировались   на   реке   Литтл-Колорадо.  Этот   факт   убедил   военных  в  том,     что   враждебные   получают   оружие   и   боеприпасы   от  зуни   и    навахо.      
Тем   временем,   капитан   Чарльз   Уайттер    был  послан  для   изучения   ситуации   в   Аризоне.  Подобно   Джонсу   за   год   до  этого,  он   оценил   ситуацию   как   крайне  неблагоприятную. Он   заявил,  что  трудовая  эксплуатация  индейцев  является   нарушением   закона,  но  согласился,  что   выдача   рационов   индейцам  является  конструктивной   политикой.  Он    пришел  к  выводу,      что   мир   часто   нарушается  из-за  неразумного   поведения    жителей  границы,  и   что  центральное  правительство   недостаточно  помогает  в  решении  проблемы  апачей.      
Никаких   конструктивных   действий   не   происходило,   и   во   второй   половине   1868  года   ситуация    вновь   становится     серьезной. Новый   губернатор  Хэт  предложил    гражданам   самим  обеспечивать   свою   защиту  и   разрабатывать    планы   по  быстрой   и  беспорядочной   резне   индейцев. Это  было немедленно  исполнено,  когда   явапаи,  спасаясь   от  эпидемии   коклюша   и   скарлатины,  ушли   от   реки    Колорадо в  места  еще   не   задетые   болезнями.   Несмотря    на   обещание  индейцев  скоро вернуться, 25    сентября    десять   дружественных   вождей,  включая  Куэсакама,   были убиты   около   Ла-Паса. Таким  образом,  одним предательским   ударом   были   перечеркнуты   все  прошлые   достижения    в  деле   мира.    
Враждебность   индейцев распространилась  повсеместно.  В   форте   Гудвин, в   районе   которого    случилось   несколько   атак   из   засад,  комендант   был   уполномочен   захватывать   и   содержать    под  арестом  всех   индейских   мужчин,  пока   каждый  грабитель   и   убийца   не  будет  пойман.  Но   это  являлось  невыполнимой   задачей. Убийство  белых  людей   около   форта   Уиппл    сделало  ситуацию   ненадежной   в  районе   Прескотта ,   и   генерал   Орд - новый  командир   Военного   Отдела   Калифорнии,  получил   приказы   по   проведению   мер   принуждения   индейцев   к   миру.   Однако, из-за   сокращения  численности   рот,  генерал   не  мог  претворить  в  жизнь  указанные  меры.   Генерал   Халлек,   осведомленный   о  критической     ситуации, еще   раз    сделал  предложения   Военному    Секретарю.  Он    отметил,   что  ни   соответствующая   защита,  ни   энергичные   кампании  не   могут   быть   эффективно    проведены   без   дополнительных  двух   полков   войск. Также  он   говорил   о   необходимости   привлечения   индейских  скаутов   из   числа   апачей.    
 Никакого   действия   не   последовало   на  предложения   генерала,  и   это   привело   к   хаосу   противоречивых   мнений   в   1869  году. Несмотря   на  равнодушие   высшего   начальства,  генерал   Орд   приказал    войскам   начать   охоту   на   апачей,  как  будто   они   являются   дикими   животными,  тем  самым, благословив   их  захват  и    полное   искоренение.  Прежде  чем   войска   приступили   к   выполнению   приказа,  генерал  неожиданно    его  отменил,  решив,  что   система   резерваций   и   выдача   рационов   будет   более  эффективным   путем   замирения   дикарей.    
Тем   временем,   обстановка    ухудшилась: явапаи   остановили   торговлю  повсеместно  в   западной   Аризоне;  более   100   белых   были  убиты   ими   за   короткое   время; почта   перемещалась  только   в  сопровождении  сильной  охраны;  Наземный   Маршрут   был  осажден   на   всем  протяжении.  Еженедельник   “Arizonian”   отметил,  что   в   течение   двух  последних   лет  2000   индейцев   одновременно  сражались    с  белыми  и  получали  от  них   рационы.      
Около   форта   Байярд   множество   мексиканцев   было   убито.  Область   Сан-Педро   потеряла   почти   всех   из   сотни    первопоселенцев,   прибывших    туда   в   1867   году.  Один  округ   Пима   со   2    января   1868   года   по   13   июля   1869  года   потерял   убитыми,  захваченными  и    ранеными   13    процентов   от   общего   числа   населения   в   5500   человек. С  июля   1869  года   по   июль   1870-го  в   этом   округе   было   убито    апачами   еще  47   человек.  Майор  Джонс  сообщил,  что 7300   индейцев  враждебны,  а   регион   от   Прескотта   до   Соноры  полностью   парализован.   
В   июле   1869   года    генерал   Орд   послал   полковника    Джона   Грина  в  область   Сьерра-Бланка (Белая  Гора,  Аризона)   на  поиск   для   резервации   и   предполагаемого   поста.  Команда   из   130   человек   проникла   в   южную   часть   региона.  Одновременно,  там   же   находился   капитан Джон  Бэрри  с   отрядом  из  шестидесяти  кавалеристов   с   целью   уничтожения   индейских   посевов   и,   по   возможности,   убийства   индейских   воинов.  Однако,   Бэрри   поддался   на   мирные   уговоры  индейцев   и    проигнорировал  приказы.  Он  был   арестован    Грином, но   впоследствии   освобожден.  Грин   в  результате   экспедиции  в   очередной   раз    убедился, что   единственным   путем   решения   проблемы   апачей   является   их   искоренение.  Также   он   сказал,    что   койотеро   Белых   Гор   при   правильном   управлении   и  под   защитой   поста   в   этом   регионе, смогли   бы   сформировать  ядро   для   цивилизации   всех   апачей. К   несчастью,   все   другие   племена    апачей  стали  еще   более   ужасными   и    кровожадными,  и   к  осени  на   большей   части   Территории  торговля   и  любые   предприятия   белых   были   остановлены. В   течение   июля  передвижение   почты  было   прекращено,  кавалерия    повсеместно   вынуждена   была   отступать.  Единственным   работающим   предприятием    оставалась   шахта   Ястреба  в   Викенбурге,   благодаря   тому, что   генерал   Томас   приказал  организовать   непрерывное   патрулирование   окрестностей   и   дорог   между   шахтой   и   городом.  В   центральной   Аризоне  тонто    продолжали   воплощать   в   жизнь   тактику   воровства  и  грабежа,  а   на   юго-востоке   отряды   Кочиса   не  только   поставили   под   угрозу   само   существование   цивилизации, но   и   полностью   расстроили   все   операции    против   них   войск   из   форта   Боуи.  Общая    ситуация   в   конце   1869  года  показывала, что   никакого  прогресса   в   управлении   апачами   не   было.
1870    год   ознаменовал   начало   новой   эпохи    в   деле   решения   проблем    апачей. Никаких   грандиозных   успехов  достигнуто   не   было,  но   было    положено   начало   действиям, которые,   в  конце  концов,   привели   к   завоеванию    апачей. Во-первых,   Аризона  была  выделена в   отдельный   Военный   Отдел; во-вторых,   были  предприняты   меры  по  контролю   над  койотеро  Белой   Горы. В   остальном,  бойни,  атаки   и    индейские  грабежи  происходили   ежедневно  и  повсеместно   по   всей   Территории. 
В  ноябре  1869  года  очередной   губернатор   Саффорд   поехал   на   восток   и   провел   там   встречи   с   многочисленными   федеральными   представителями    и  нью-йоркскими   журналистами, рассказывая   о   проблемах   с   апачами. Передовые   статьи   в  газетах   становились    бушующим   океаном  и, следовательно,  восточная   публика   проникалась   ужасом   непрерывных   зверств   апачей.   
 МакКормик,  как  делегат   от   Территории, встретился  с  президентом   Грантом  и   генералом   Шерманом.  Кроме  этого, он  доложил  о   ситуации   в   Конгрессе.   
15   апреля    был  образован  единый   Военный  Отдел    Аризоны  и   южной   Калифорнии   под   командованием   генерала    Стоунмена.    Он   немедленно  потребовал  принять   меры   по   налаживанию   связи   между  восемнадцатью  изолированными   постами,   и,   следовательно,   более   эффективных   действий.  В   течение   нескольких   месяцев   войска   занимались  прокладыванием   дорог   между   постами. К   счастью,   генерал   Орд   практически   завершил   прокладывание   дороги  в   Белые   Горы,   и  именно  этим  обьяснялось   миролюбие   живущих   там  койотеро.  Стоунмен   не   был   оптимистом   в   отношение   будущего   индейцев. Он  писал,  что   они   никогда   не   покорятся,   пока   их   не   постигнет   участь   всех   исконных  народов,  когда-либо  вступавших  в   контакт   с   белыми  людьми.  Новый  командир   выдвинул   собственную  программу  по   завоеванию   апачей: постоянные   поселения   должны   расти, чтобы   сами   могли   себя   защищать;  должно   быть   налажено   широкое   сотрудничество   между   войсками   и   гражданами;  шахты   должны   находиться   под   постоянной   охраной;   все  индейцы   должны   считаться   враждебными, если   не   доказано   обратное.   
Прежде  чем   программа   заработала, было   проведено   несколько   эффективных   действий   против   дикарей. По    явапаям    и   тонто  было   нанесено  нескольким    чувствительных  ударов, и,   в   результате,   капитан  О’Брайн   заключил   с  ними   мирное   соглашение,  которое  продержалось   несколько   месяцев.    
Кочис  тоже   был   наказан,   и   после   потери    шестидесяти  одного  воина   за  последний  год (правда  48  из  них  были  убиты  в  Мексике),  пришёл  к  Кэмп-Орд,  где   любезно  был   встречен   и      впоследствии  наслаждался  гостеприимством   полковника   Грина.  Если   бы   официальные  власти   поддержали Грина, то   последующие   кровавые    войны   с   чирикауа    вероятно  были   бы      предотвращены. Но   возможность   была   упущена,   и   Кочис   со   своими   людьми   возвратился     в    свои   горы.  В  результате,  убийства, ограбления    и   уничтожения  достигли    еще   больших  пропорций, чем   когда-либо   прежде.   Только   с  7-го   по   18   августа    двенадцать   белых  людей  были   убиты,  один   ранен   и    собственность   стоимостью   10000   долларов    уничтожена.   Также   многочисленные  отряды  кавалерии, посланные   для   поиска   и   наказания   индейцев,  отступали,   понеся    большие   потери,   а   индейцы  демонстрировали   отличную   тактику. 
Несмотря   на    общую   тяжелую   ситуацию   в    индейской   стране,  успешно   разрабатывался   курс   по   управлению    койотеро    Белой  Горы.  Обширная  область   на   востоке  Аризоны   была   выбрана   местом   для  их  резервации.  Согласно   плана,  военные   должны   были  организовать    резервацию,  а   затем   передать   управление   в   руки   гражданским   представителям.  Генерал   Орд   представил   собственный   план  как   конечное   решение   проблемы    койотеро.   Он   предлагал   полностью   изолировать    их,   окружив   белыми   иммигрантами,   и   заставить   зависеть   только   от    земледелия  и  скотоводства.  Такие   меры  должны   были,  по   его   мнению, подтолкнуть   враждебных   к   поиску   мира. Единственной   альтернативой   такого   метода   являлось   полное   искоренение   и   уничтожение   апачей.  Ответственность    за   выполнение   программы     ложилась    полностью    на   плечи   полковника   Грина, который   был   хорошо   знаком   с  койотеро.   Сначала   он   построил   дорогу   в   центр   региона,  а   затем   организовал   там   пост,  который  назвал   Кэмп-Орд,   позже   ставший  известным  как   форт   Апачи.   Индейцы, побуждаемые   голодом, горели   желанием   сотрудничать,   и   более   1000   из  них   присутствовали   1    июля   на   выдаче   рационов   в   виде   говядины.  Затем   2000   индейцев   под   контролем   военных   занялись   заготовкой   сена  и   леса,  которые   зимой   были   проданы   благодаря   посредничеству   генерала    Стоунмена. К   сожалению,   этим   успехи   и   ограничились.   
Весна   1871  года   ознаменовалась   отображением   обычных   несчастий   и   горя. В    марте  генерал   Стоунмен  реализовал   экономические   меры, приведшие  в   ярость   поселенцев. Он   выбрал  мирный   путь   решения   проблемы,  потребовав   поставок   мяса   и   одеял   индейцам,  чтобы  они  мирно  жили  в   резервации.  Был   построен  новый   пост  Кэмп-Грант,   около  которого  поселилась   группа  апачей   во   главе   с   вождем   Эскиминзином  и   его   другом   лейтенантом   Уитменом. Они   начали   заниматься   заготовкой   сена.   Однако, поселенцы   не   согласились с   таким   положением   вещей   и   гневно   отвергли    планы   по  кормлению   индейцев    как  средства   по   обузданию   военных   действий   в   Аризоне. Эта   зловещая   ситуация   усугубилась  непрерывными   зверствами   апачей    на  юго-востоке   Аризоны,    и   в   апреле   Стоунмен  был  вынужден   принять   смешанный   полис   войны   и   мира. Он   просто   заявил,  что   индейцы   должны   преследоваться   до   тех   пор, пока   сами  не  запросят   о   мире  и   безопасной   жизни   в   резервации. Общественный  «Комитет   Безопасности»   из   Тусона    заявил   в   свою   очередь,    что «дальше   ждать   нельзя   и   мы   сами   должны   позаботиться   о   собственной   защите».  Индейцы   из    Кэмп-Грант   были  обвинены  в   совершении  грабежей.   В   Тусоне  была   организована   экспедиция   из   146  человек   под  командой  Хесуса   Элиаса  и   Оури. Вооруженные   территориальным   генерал- адьютантом,  28   апреля   они   выступили    по  направлению   к   индейскому   лагерю   и   через   два   дня  рано   утром   неожиданно   атаковали   их  ничего  не   подозревающие   спящие   жертвы.   Жуткая   работа   была  быстро  закончена   и   отряд   без   потерь   отбыл   по   направлению  к  Сан-Педро,  оставляя   позади  себя  85   искалеченных   тел, 77   из   которых   принадлежали   женщинам    и   детям. Двадцать  девять  детей   были   уведены   в   рабство.  Бойня, одобренная   на   западе,  вызвала   шок   на   востоке,   особенно   среди   сторонников   мирного   урегулирования.  Президент   Грант   выразил   свое   возмущение   бойней  и   сообщил   губернатору   Саффорду,  что   в   Аризоне   будет   введено   военное   положение,  если   не   состоится   суд   над   участниками   бойни. Соответственно,   в  декабре  прошло   формальное   действие,   и   все   мужчины,   участвовавшие   в    резне,   были   оправданы.   
Полис,  подобный  полису   Стоунмена,   попытались  ввести    для   апачей  и  на   юго-востоке   Нью-Мексико.  В   течение   трех   лет  после  Гражданской  войны,   истощенные   мимбреньо  Нью-Мексико   возобновили   интенсивные   военные  действия,  и,  по   мнению   генерала   Джона   Поупа,   требовалось   усиление   эксплуатации   форта   Каммингс   в  каньоне   Кука,  форта   Селден   на   Рио-Гранде, форта   Стэнтон  на   Бонито, и   форта   Байярд   около   Силвер-Сити.  Кроме   этого,   планировалось  создать   многочисленные   временные  посты,  чтобы   предотвратить   отказ   от   белых   поселений,   разделенных   в  регионе  большими   расстояниями. Один   офицер   заявлял,  что   для   предотвращения   рейдов    апачей   на   восток   необходимо   создание   линии   постов   от   страны   навахо   до   форта   Байярд.   
В   августе    1869  года  губернатор  Митчелл   объявил,   что   индейцы, ушедшие   из   резервации,   должны  считаться   бандитами   и   уничтожаться   при   обнаружении.  Высшие   официальные   лица   немедленно  заявили, что   это   создаст   помехи   в   разработке  мирного   Индейского  полиса ,  и  суперинтенданту    Уильяму   Клинтону   было  указано  на   недопущение   столь  неуместных   и   нецелесообразных   действий.  Такая  запутанная   ситуация   возымела   положительный   эффект  в   деле   управления  апачами  на   уполномоченного, решившего, что   мир   мог  быть  наилучшим   образом   достигнут   через   гражданское   руководство. Согласно  этому,   лейтенант Чарльз   Дрю   23  августа    отправился   к   юго-западным   апачам. Через   несколько   недель   он   прибыл   к   ним   и   обнаружил,   что   Локо   и   его   сторонники  готовы  обсуждать   мирные   условия. Они   выразили   готовность   поднимать   свои  посевы  возле   старой   резервации, но   взамен  требовали   право   на   охоту   в   обширной   области, которая   распространялась   на   восток   от   Рио-Гранде.   Агент   понимал, что   если   мир   не  будет   заключен  осенью, зимой   ограбления   и   опустошения   достигнут   еще   больших   пропорций     (например,   в   районе   форта   Каммингс   и   в   проходе   каньона   Кука   с   1861  года  по   1867    апачи  убили   более   400   белых   людей).  Следовательно,   10    октября   он   встретился    с   Локо   для   проведения   мирных   переговоров.  Вместе   с   Локо   на  встрече  присутствовали  Викторио, Лопес,  Частине  и   также   несколько   лидеров     мескалеро. Было   заключено   соглашение,    согласно  которому,  Локо   должен   был   собрать   все   группы   и   привести   их    к   Каньяда-Аламоса,   а   Дрю,  с  его  стороны,   должен   был   отвечать   за   снабжение   пищей   и  одеждой.  В   глазах   индейцев   он   стал    главным   в   этом   деле   после «Большого   Белого   Отца». Вожди   придерживались   своей   части   соглашения, но   рационы   были   наполовину   урезанными   и    среди  их  людей   начались  волнения.  Дрю  посещал   их   лагеря, как  мог   успокаивал  индейцев   и   иногда    целые   сутки   оставался   у   них.   Он отослал   несколько   писем  в   Вашингтон  на   имя   Уполномоченного   по   индейским  делам.  Ниже  они приведены   в   полном  виде. 
 Первое   письмо:  Форт  Макрэй,  3  сентября 1869   года. 
  Имею  честь   сообщить,  что  в   соответствии   с   инструкциями, полученными   от  майора    Уильяма   Клинтона - суперинтенданта    индейских    дел  в    Нью-Мексико,  я выехал из   форта   Байярд,  Нью-Мексико, для   попытки   налаживания  связи  с   южными   племенами  индейцев    апачей. Немедленно   я    приступил   к   работе   в  форте   Макрэй, получая   при   этом   всяческую   помощь   от  высшего   офицера    поста    бревет   лейтенант-полковника (подполковника)     Гилмора  из   38  пехотного  полка   США.  Несколько   мексиканцев    из   форта  ходили   к   главному   вождю   апачей с   просьбами  прибыть   в   форт   для   разговора. Через   три   дня, Локо-вождь   племени    мимбреньо,   в   сопровождении   трех   воинов   и    четырех   индеанок   пришел   в   форт.  Через  переводчиков,   и  в   присутствии   офицеров   форта, я   имел   с   ними   разговор.  Я  узнал, что Локо   хочет   покинуть   военную   тропу   и   может   говорить   об   этом   от   имени  всего   племени.  Он    сказал, что   они  хотят    мир- настоящий   мир, безо   всякой   лжи.  Локо   сообщил, что   Лопес,- один   из   вождей    апачей    хила, которые   живут   в  горах   Ослика,   находится   в   его   лагере,  и   что   люди   Лопеса    также  могут    прийти   в   форт,  если   они  увидят   пользу   от   визита   Локо.  Пока   же   Лопес   воздерживается    от   прямых   переговоров,  но   хочет,  чтобы   Локо   говорил   также   и   от   его   имени.  Локо   сказал,  что   они   хотели   бы   встать   лагерем   около   Кучильо-Негро,   где   они   жили   в    прежниее   времена,  еще   они   желают   охотиться   на   восточных   склонах   гор  Мимбрес,  далее  на   юг   к   старому   форту   Торн, на   восток   до   гор   у   Рио-Гранде  и   на   20   миль   севернее   форта  Макрэй.  Они   очень   хотят   установления   прочного   мира,  и   я   думаю, что   нам  удастся   вывести   одно   из  племен   апачей   с   военного   пути. Я   уверен,  что   Локо   и   его    люди     совершали    ограбления   севернее     и   юго-западнее   форта, так   как   некоторые   его   воины   ранены. По-моему,   сейчас   самое   лучшее   время   для  проведения   переговоров,  а   если   выступить   против   них   с   войсками,  они   спрячутся   и   мы   не   достигнем   успеха.  Локо   обещал   остаться   в   лагере,  в   месте,  где   он   сейчас   располагается,  пока   я  не   получу   ответ   на   это   свое   письмо.  Не   имея  денег   и   товаров, а   также   инструкций   от   своего   руководства,   я   ничего   не   могу   ему   обещать.  Я   считаю,   что   мы  должны   безотлагательно   действовать, тем   самым   мы   сохраним   множество   жизней   и   собственности.  Если   эта   возможность   будет  упущена,  в   дальнейшем   будет   невозможно   ослабить   их   недоверие.  Я    прошу   как   можно   скорей   прислать   мне  ответ.  Ваш  послушный  слуга   Чарльз   Дрю,  первый  лейтенант  армии  США,  специальный   индейский   агент.
 Второе   письмо   от   11  октября   1869   года:  «Имею  честь   сообщить  о   проведенном   мною   совете   с  следующими   вождями   апачей:  Локо, Викторио,  Лопес, Частине.  Имя   еще  одного   я  не   могу   правильно   написать. С   первыми   тремя   я   встречался   дважды, последние   двое   из     племени  апачи-могольон.  У    них   около  сорока   воинов,   и  я   видел   их   наблюдателей   почти   на   каждом   холме.   
Совет   состоялся   на   окраине   небольшого   мексиканского   города   Каньяда-Аламоса,    и   они   хотят,  чтобы   этот   город    стал   северной   границей   их   резервации. Локо, судя   по   всему,    у     них   главный,  так  как  ведет  от   них   весь   разговор. Он   также    посылал   четырех   своих   людей,  чтобы  пригласить   некоторых    вождей    мескалеро. Мимбре   и   могольон  раньше  все находились    когда-то  под   одним   вождем  Мангасом   Колорадосом, который   был   убит  калифорнийскими    волонтерами.   Сын   этого   вождя   тоже   присутствовал   на   совете,  хотя   он   и  не   является   вождем.  Локо   сказал, что   они   уйдут   с   тропы   войны, если  Большой   Отец   даст   им   пищу   и   одежду.  Я   не   могу   понять,   почему   сейчас   мы   не   можем   дать   им  хотя   бы   табак   и   одеяла.  Я   сказал   им, что   до   Большого   Отца   далеко   и   нужно   долго   ждать   пока   придет   ответ.   
Могольон    имеют    выносливых   лошадей,  которые   находятся    в   хорошем   состоянии.  Один   мексиканец   сообщил   мне, что   у  них   84   воина  только   около   Хот-Спрингс, а   всего   132, кроме   женщин   и   детей. Всего    их   должно   быть   более   400   человек.  Они   очень   подозрительны   и   всегда   приходят   хорошо   вооруженные:   большинство   ружьями,  остальные     пиками   и   луками. Я   не   мог   их   пригласить   в   город,   так   как   там   находилась   партия   разведки   под   командованием   капитана    Балларда,  действовавшая  согласно  Общего  Приказа  N1. Они   пришли   в   город,  когда   вожди   разговаривали   со   мной. Разведчики   вели   себя   хорошо   и   по   моей   просьбе   покинули   город.  Тем  не  менее,  индейцы приняли   меры   предосторожности   и   были   очень   обеспокоены,  за   исключением   тех,  с  кем  я   встречался   прежде.   
Офицер  15-го  пехотного  полка,  майор   Шоркли,   присутствовал   на   совете.  Индейцы   не  вступали   в  город,  пока   я   не   вышел   к   ним   с   переводчиком   и   не   встретил   их   на  расстоянии  в   более  чем  одной   мили   от   города.      
Могольон  совершают   ограбления   ниже   форта   Каммингс  и   его   окрестностей.  Мескалеро   совершают   убийства   в   районе   хребта   Сент-Августин  и   в  одноименном   проходе.  Все   воины,   которых   я  видел,  усталые   и    истощенные, и  большинство   их   ранено. Я   думаю, что   правительство   понесет   меньше    убытков,  питая   и   одевая   их,  чем  если  они  останутся   в    их  нынешнем   состоянии.   
 Я  был   у   них   три  раза   и   не   чувствую  желания   ходить   к   ним   снова,  так   как   ничего   не   могу   им   дать. Они   собираются   в   таких   числах,  что   если   их   не  содержать   в   мире,  они   создадут   войскам   большие  проблемы,  кроме   потерь   жизней   и   собственности.  Я   должен   серьезно   просить, чтобы   Ваш   Военный   Отдел   прислал   мне   определенные   инструкции   и   фонды,  чтобы   я   начал   что-то    выполнять   по   отношению   к   индейцам.   
Локо  сказал   мне,  что   сейчас   они   находятся   около   Сьерра-Негретте   и   в   Хот-Спрингс,  и   он   попытается   сдержать   своих   людей   как   можно   дольше.  Я   уверен,  что   Локо   хочет   мира,  но   ему  будет   тяжело   сдерживать   своих   людей. Также   я   знаю,  что   Викторио   не   расположен   к   миру,  но   у   него   недостаточно   воинов    в   настоящее   время   и   он   ничего   не   может   предпринять, пока   к   нему   не   присоединятся   остальные   недовольные.  Это  племя  обвиняется  во  многих  ограблениях,  совершенных  за  последние  два  года,  ответственность   за   которые   они  сами  взваливают   на   плечи   мексиканцев.  Например,   убийство    почтового  курьера  около    Парайе.  Первый  лейтенант   Чарльз   Дрю,  специальный   индейский   агент   для    Нью-Мексико.   Майор   Клинтон,  США».   
 
(Локо-вождь  мимбреньо  апачей).
 Третье   письмо   от   1   декабря   1869   года:  «Имею  честь   сообщить, что   я   посетил   индейцев   своего   агенства   дважды   в   этом   месяце, и   они   по-прежнему    находятся   в   резервации    в   ожидании.  Они   находятся   в   обнищалом   состоянии. Я   дал   им  немного   кукурузы.  Я   не   знаю -  что   делать.  Они   остаются   в   одном   месте, рискуя   быть   атакованными    любыми   разведчиками,  которым  известно   о   местонахождении   индейцев, так   как   всем   офицерам   всех   постов   было   сообщено   об   этом   письменно.  Индейцы   сейчас   подобны   детям,  всегда   ожидающим   чего-либо.  Я   должен   просить   о  быстрейшем    разрешении   дел    и   начале   наших   немедленных   действий». 
 Четвертое  письмо:  Форт    Макрэй,   5  января   1870   года.   
 Имею  честь  сообщить, что   в   течение   декабря   1869  года   я   давал   кукурузу   индейцам   в   небольших   количествах, а   6    декабря   выдал   им   немного   говядины,  и   я   так   буду   делать  впредь,  пока   не   получу   обратных   инструкций.   Я   оказываю   эту   небольшую   помощь   индейцам, так   как   вижу   их   большие    страдания,  а   в   некоторых   случаях   смерть   от   голода.    Я   взял    на   себя   такую   ответственность,  так   как   это  единственный   способ    держать   индейцев   всех   вместе.  Я   думаю   мои   действия   встретят   одобрение     отдела.  Неполучение   никаких  инструкций   из   отдела, гарантирующих   законность   моих   действий   в  заключении  постоянного   мира   с   южными   апачами, есть   причина   моих   настоящих   действий.  Я   не   сомневаюсь,   что   эти   индейцы,  которые   много   лет   являются    кошмаром   этой   страны,     могут   поселиться   в   резервации   и   оставить    Нью-Мексико   в   сравнительном   спокойствии    и   мире.   
Я  посещаю   лагеря   этих   индейцев   и   однажды   оставался   там   три   дня,   беседуя   с   Локо,   Викторио, Сальвадором   и   другими   вождями   апачей  мимбре   и    могольон. Они   часто   говорили   о   своей   готовности   подчиниться   требованиям   нашего   правительства.   Большинство   из    них   принадлежат  к  мимбре,  кроме   сорока    могольон   под   руководством   Частине.   Я   думаю, что   их   более    трехсот,  и   Локо   их   главный   вождь. 
Несколько    голов  лошадей   и   скота   было   украдено   из   Сан-Хосе   и   граждане   обвиняют   в   этом   людей   Локо.   Он  предпринимал   меры   по   установлению   истины  и   посылал   Сальвадора   и   еще   10-12  других    на  поиск  следов.  На   следующий   день,   Сальвадор   сообщил   мне, что   он   нашел   следы    украденных   животных ,  и   оказалось, что   это   дело   рук  навахо   или   мексиканцев.  Я   ходил  в   их   лагерь   и   удовлетворился   тем,  что   никаких   украденных  животных   там   нет.  Больше   у   меня   не   было   к   ним   вопросов.  Мексиканцы   часто   крадут   животных   у   граждан   вдоль   Рио-Гранде,  а   затем   все   сваливают   на   индейцев. Это   известный   факт, который   создает   мне   множество   проблем.  Индейцы   становятся   все   более   беспокойными.  Они   требуют   себе   постоянного   места,  чтобы   выращивать   кукурузу   и  пшеницу,   а   также  хотят  получить  инструменты: мотыги   и   т.д.  Им   необходима   еда   и   одежда,   и   если   они   скоро   этого   не   получат, то   рассеятся    на   небольшие   партии   для   охоты. Они   многократно   мне   говорили,  что   хотят     к   себе   такого   же   отношения   как  к   навахо. Они   всё   знают   о   навахо   и   о   той   системе,   которая   определяет   их   жизнь   в   резервации.   
Локо   сказал   мне,  что   Кочис- вождь    апачей    хила,  известный  смелый   грабитель   и   кровожадный   апач, должен   прийти   и   присоединиться    к   ним,  но   он   хочет   получить   гарантии   в   том,  что  не  будет   предан   и   убит,  как   его   люди   когда-то.  Локо   думает,  что   несколько   тысяч   индейцев    могут   собраться   в   этом   месте, если   им   будет   гарантировано   получение   пищи, одежды   и   инструментов  для   занятия   земледелием. Они   хотят   правильного   и   точного   определения   границ   резервации,  так   как   живут   в   страхе    от   действий   белых,     определенных    Общим   приказом   N  1.   
  Отряды  из   Чиуауа,  которым   обещана   плата   за   индейские   скальпы,  часто   охотятся   за   индейцами   на   этой   территории.  Партия  мексиканцев  из   Хамас,  Чиуауа,   несколько   дней   угрожала   атакой   на   индейцев. Они   были   предупреждены   генералом   Мэйсоном, командиром   форта  Байярд,  о   непозволительности   таких   действий.  Тем  не  менее,   они   его   не   послушали   и   собирались   атаковать   лагерь.  Я   оставался   в   лагере   два  дня,  чтобы,  в  случае  чего,  остановить     атаку. Мне   кажется,  что   мы   должны   принять   меры   в  том  плане, чтобы   граждане   другого  государства,   с  которым  мы   находимся   в  мире,   не   совершали   злодеяний   на   людях,  находящихся  под   опекой  нашего   правительства.  Если  им   позволено  охотиться   на    индейцев   в   этой   стране, то   они   должны   знать,  что   они   не    могут   приставать   к   индейцам  в   резервации.  Невозможно   установить   постоянный  мир   с   этими   индейцами, когда   жители     старой   Мексики  бродят   у   нас   по   своему   желанию   и   атакуют   индейцев   всякий   раз,  когда   их   обнаружат.  Им   все   равно   кого   атаковать, - дружественных   или   враждебных  индейцев.  Они   работают   за   деньги   и   скальпы,   и  им  не  интересно - какие   индейцы   совершают   ограбления.  Я  привлекаю  внимание   к   этому   факту, поскольку,  если  охотников  не  остановить,  проблемы  никогда  не  закончатся.   
Индейцы   в  нашем   лагере   находятся   в   нищем   состоянии   и    вызывают   соболезнование  у   каждого,   кто   их  видит.  Эти   индейцы   ревнуют  к    навахо. Они  хотят   такого   же   отношения   к   себе. Они   в   это   верят   подобно   детям. Если они   этого  не   получат,  то   уйдут  отсюда,   боясь   резни.  У   них   имеется   горький   опыт   насчет  этого.    
Чарльз   Дрю, агент   для  южных    апачей.  Майор   Вильям  Клинтон».
Наконец,    5    января    1870   года   был   получен   ответ   из   офиса   Индейских  Дел, что   выделено   2800   долларов   на   выполнение   октябрьских   соглашений.  Взрыв   враждебности  был   погашен.   К   тому   же   апачи   имели   и  другие   причины   для   мира.  К   октябрю   1870  года,  790   индейцев, включая   Кочиса  и   некоторых   его   людей,  собрались   в   Каньяда-Аламоса.   У    Кочиса   много     мужчин   погибло   и   женщины   сильно   превышали   число   мужчин. Там    произошла  встреча   между   Кочисом    и   специальным   агентом   Эрни,   которого  прислали  пересчитывать   индейцев   и   способствовать    в  деле   укрепления   мира. Он   дал   Кочису    обещание   от   имени   правительства   о   поставках  еды   и   одеял.  Эрни  сообщил   уполномоченному, что   сейчас    настало   наиболее   подходящее   время   для   закрепления   мира,   если   правительство   действительно   в   этом   заинтересовано. Он   рекомендовал   поставку   1000   одеял,  а   также   снабжение   индейцев   небольшими   ежедневными   рационами, которые   оставались   в   агентстве    на   зиму.  Он   также   рекомендовал   создание   постоянной   резервации   в   стране    апачей,  где   различные   их   группы   были   бы   тщательно   изолированы   от   заразных   болезней   и   спиртных   напитков   белого   человека.  Пока   организация   резервации   не   будет   завершена,   он   настаивал   на   кормлении   индейцев   в  Каньяда-Аламоса.  Новый   агент   Хеннеси   говорил,  что  если   этот   план   будет  поддержан,   две  тысячи  индейцев   к   концу   года    станут  мирными.  Хеннеси,  5   июня  1870   года  заменил   преждевременно   умершего   Дрю.  Специальный   уполномоченный   Кольер   приехал   в   Санта-Фе,  где  узнал,  что  жители Каньяда-Аламосы   и   окрестностей   организовываются   для  истребления   всех   индейцев,    собранных   в   южном   агентстве     апачей.   Боясь  надвигающегося   бедствия,   он,   вместе   с  губернатором   Поупом   спешит   в    агентство   и  находит  его  без   индейцев.   Те  просто   сбежали   в   горы,  боясь    предстоящей   резни. Кольер   пытался  наладить   с  ними   контакт,  но   вожди   отказались  оставлять   свои    горные  убежища.  Партия   Кольера   с   сильной   охраной   добралась     до   изолированной   страны    апачей   на   западе    Нью-Мексико  и   в   восточной   Аризоне, в   Охо-Кальенте.     Переместившись  дальше   в   долину   Тулароса,  уполномоченный   пришел  в   восторг  от   того, что   эта   область   очень   подходит   для   резервации. Место   было   удалено   от   поселений  белых  и  окружено   горами. Здесь   была   хорошая   пахотная   земля,  достаточно   хорошей   воды  и   много   леса. Долго   не   раздумывая,   он   объявил   этот  регион в   истоках   реки   Тулароса  индейской   резервацией   для   южных   групп   апачей.  Он   рекомендовал   губернатору   Поупу немедленно  переселить   индейцев    из  Каньяда-Аламоса  в   эту  новую   резервацию. 
Тем   временем,   Крук   готовил    экспедицию   против   Кочиса  и   его    чирикауа. Генерал   собрал   вокруг   себя   наиболее   способных   офицеров   в   Аризоне,  организовал   команду   из   шести   кавалерийских   рот  и    скаутов,    и  11   июня  переместил   их  всех  в   форт   Боуи.    Крук   был  убежден, что   стабильный  мир  не  будет  достигнут,  пока   остается  угроза   чирикауа. Узнав  о   мирной   комиссии    Кольера, Крук   поменял свои  планы   относительно   Кочиса    и   переместился    на   север,  где   надеялся    встретить   не  только   враждебных   индейцев, но  и  укрепить  союз   с   дружественными,  живущими   около   форта  Апачи,  куда  он  прибыл  12  августа.   Крук   был   удовлетворен   тем, что   около   500   индейцев,   под  руководством   вождей   Мигеля, Чикито и   Педро,   занимаются   выращиванием   кукурузы. Вскоре   после   того,  как   Крук   оставил   форт  Боуи, индейцы  похитили стадо   коров   в   пределах   видимости   с   плаца:   апачи   убили   двух  пастухов   и   увели   38   животных. Войска   из   форта   начали   преследование   и   около   Сан-Педро   нагнали   их   и   убили   13  дикарей.  Четыре  солдата  были  потеряны.   
 Индейцы  форта  Апачи  понимали,  что   лучше   жить   с   белыми   в   мире,   и   Крук   легко    привлек  на   службу  скаутами   44    воина  из    апачей  сибекью  и    Белой  Горы.  Он   также    убедил    всех   дружественных    индейцев, чтобы они  каждый   поименно   дали  письменные   гарантии   ненападения   на   белых.   Вместе  с  тем,  некоторые   упрямые  койотеро  продолжали   идти  тропой   войны,  якобы   протестуя   против   бойни    в   Кэмп-Грант,  и   генерал   надеялся  найти и   атаковать  их  по  пути   в   форт   Уиппл. 
  Но  тут пришли приказы, приостанавливающие   энергичные   действия  до  тех  пор, пока   не   будет   завершена  миссия  Кольера,   и  Крук  расположился  в   форте   Уиппл,  в  ожидании  дальнейших     указаний. Кольер,   тем   временем,   закончил   его   мирное   путешествие  и  поспешил   в   Вашингтон.  Однако, несмотря   на    то,  что среди койотеро,  пинал, аравайпа    и   племен    долины   Верде  произошел   некоторый  спад  напряжения,   последующие   события   показали,   что   решение  проблемы   апачей    находится  в  очень   отдаленной перспективе.
5  ноября   1871 года  калифорнийский   этап  с   восемью  пассажирами   был   атакован   около   Викенбурга    отрядом     апачи-мохаве,   племени,  численностью  в    тысячу   человек, получающих   рационы   в   агентстве  Дэйт-Крик.  Шестеро  белых   были   убиты.  Кроме   этого,  1200   южных    апачей,  переселенных   в   резервацию   Кольера,  хотя  и  в  меньшей  степени  чем  прежде,   но  продолжали   заниматься    грабежами. Полковник   Дэвис,   проверявший  на  тот  момент   агенство,  решил, что   это   новое    место  не   служит   препятствием   для  индейцев  в  их  ограблениях.  По   этой   причине   он   рекомендует   переселить   их   обратно   в    Каньяда  Аламоса. Общественное   мнение   и   взбешенная   западная   пресса  атаковали Кольера,  и   вскоре   военная  фракция  получила  преимущество.   Теперь  оставалось   ждать    инструкций   от   генерала   Шермана  и  готовиться   к  решительной  кампании. Крук   в   декабре   1871   года   объявил    индейцам, что  все   они   должны  находиться   в   резервации.  Он   не  сделал  скидки  на   суровую   зиму   и   голод,   поскольку  военные   урезали   рационы   апачам. Крук   ждал   до   9   февраля,  а   затем   заявил,  что   по   истечении   девяти   дней   все    отсутствующие   апачи   будут   считаться   враждебными.       
Война   стояла   на   границе, но   мир   вновь   восторжествовал   в   Вашингтоне.    Крук  всё  же  успел  переместить  войска   в   область   действий    до  того,  как   пришли   мирные   инструкции.   Однако, по  просьбе   военного   секретаря   Делано,  ему  пришлось  избегать,  по  возможности,     открытых   военных   действий. Из   Вашингтона   в   Аризону   для    проведения мирной   политики   правительства   прибыл   генерал  Оливер  Говард.  Он   остановился  в   сердце   страны   Апачей  - в   форте   Макдауэлл. Тем   временем,   800    явапаев  и  тонто    покинули  Дэйт-Крик,   убили   двух   белых  людей,   атаковали    два   обоза  и  в  дальнейшем   полностью   захватили  область  между   Прескоттом  и   Викенбургом.  Воины   атаковали    каждую   шахту   и   ранчо   в   регионе.  Ограбления   и   налеты   тонто   и   явапаев   из    района   Верде   поставили   под   угрозу   весь   мирный   полис,  и  Говард   без   колебаний    говорит   Круку, что   эти   враждебные   неисправимы   и   нет   смысла   проводить    по  отношению  к  ним   мирный   курс,  а   следует   действовать   против   них    энергично   и   максимально   эффективно.   
  Говард    находился   в   Прескотте    неделю,  а   затем   в   сопровождении    Крука   поехал   форт   Грант, куда   и   прибыл  20  мая. Там   он   собрал   конференцию   с   индейскими   вождями   и   определил  им   под   резервацию   большую    часть  агентства  Сан-Карлос  южнее   резервации  Белой   Горы,  как   будущий   дом   для  всех   племен,   собранных    в   форте   Грант.  На  этом Говард   закрыл конференцию,   и   в   сопровождении   семи   важных  индейских  лидеров,  согласившихся   на   поездку   в   Вашингтон,  оставляет   индейскую   страну.  В   форте   Апачи   к   мирной   делегации   присоединились  три   вождя   койотеро.   Она  достигла   Вашингтона    22   июня   1872   года.  В   течение   следующих   трех   недель, на   встречах   с   чиновниками   и   на   появлениях   в   обществах   Нью-Йорка,   значительно   укрепились    мирные   чувства   людей   на   востоке.   Однако,  администрация  решила, что   без   включения   в   полис   Кочиса    и   чирикауа,  мир   в   Аризоне   нереален. Следовательно,   президент   Грант   вновь  отправил  Говарда  в   страну  апачей  для   продолжения   мирной   миссии.   11    августа   генерал  прибыл  в  форт  Апачи и   нашел   там    койотеро   близкими   к   мятежу. Эта   ситуация   возникла   из-за   задержания   вождей, выразивших  недовольство    сокращением   рационов.  Говард  освободил   заключенных   и    заменил  действующего  агента   майора   Далласа  на   доктора  Милана   Соула - хирурга   этого   поста.  На   время   установилось    спокойствие.    
В   течение   весны   и   лета   1872  года   обстановка  в   стране   Кочиса  стала  столь  же   серьезной  как   и   в   прошлые   годы. Все   ограбления   здесь   теперь   приписывались    исключительно    чирикауа.  Говард    отправился  в   резервацию    Тулароса  в  надежде    организовать   встречу   с   Кочисом. В   течение   его    восьмидневного  визита   к   южным     апачам, вожди   предоставили  ему   много   аргументов   против   Туларосы    и   настаивали   на   возвращение   в    Каньяда-Аламоса.     Они   также требовали    присылки  нового   агента. Говард   пообещал   обсудить   эти  вопросы   с   президентом. Из   1600   индейцев  в   1872  году в  Каньяда-Аламосе,  только   450   ушли   в     Туларосу.  Говард   пошел   на   компромисс,  дав  разрешение   двум   группам    апачей   на   возвращение   в    Каньяда-Аламоса.  Однако,  злобная   газетная   кампания  в  течение  трех   месяцев,   на   поводу   которой   пошли   Шерман,  Шеридан, Белкнап, Делано  и   многие  другие   представители   властных   структур,  практически   парализовала   все   действия  по   мирному  решению    проблемы    апачей   в  этом   регионе. 
Все   еще   не   в   состоянии   связаться   с   Кочисом,  Говард   согласился   на   услуги   Томаса   Джеффордса - необычного   пограничного   жителя,  который был   уверен   в   том, что   мир   можно  заключить,  но   для   этого   генерал   должен   отправиться   в   горы   Драгуна - оплот   Кочиса   в   Аризоне. Предложение   было   принято,   и   партия   из  трех  белых   и   двоих   дружественных    чирикауа  выступила  в   путь.    
Джеффордс  был   другом   Кочиса. Но  Генри   Таррел - военный  врач  в   форте  Байярд  в   1872   году, позже   писал, что  эту   дружбу   Джеффордс   приобрел,  продавая    Кочису    боеприпасы,  и   имеются  свидетели  этого.  Многие   пограничные   люди   тем  же  образом  оценивали  дружбу  Джеффордса   с  Кочисом.   В  начале  октября  экспедиция  достигла  пика   Стейн,   откуда  были  поданы  дымовые  сигналы.    Они  были  замечены, и   маленькая   партия   переговорщиков  была   проведена   в   главную   ранчерию.  По  прибытии  индейцев   из  других   лагерей,   переговоры    начались.   Кочис    так   желал  мира, что   даже    был  готов   на   переход   в   Каньяда-Аламоса,  но   его   капитаны   соглашались   на   резервацию   только   в   Аризоне.   Говард   понимал,  что   без   включения   чирикауа   в   мирный   договор,   никакой   мир   в   Аризоне   невозможен.  Кочис    соглашался   вернуть   украденную   собственность    белых,  гарантировать   безопасность   на   дорогах, но  только  в  том  случае,  если   его   племени  будет   предоставлена  резервация   на   их   домашней   территории.  Говард  согласился  на   это,   и  дополнительной   радостью   для   индейцев   стало   назначение   Томаса  Джеффордса  их  агентом.   13   октября, в   форте   Боуи,  Говард   поставил точку   в   этой   конференции,  приказав  командиру   поста   снабжать   чирикауа   рационами  до  тех  пор,  пока    гражданский   департамент не   возьмет   на   себя   ответственность   по   их  снабжению.       
 Все   апачи   в   регионе   теперь    стали   мирными. Но   дела   в   резервациях   показывали, что   проблемы   в   управлении    большие.  Либеральный   курс,   начатый   в   форте   Грант,   не    остановил  налеты, кроме   того,   со   смотром   и   выдачей   рационов    один  раз  в  десять  дней,     налетчики   имели   много   времени,  чтобы   покрывать   большие   территории   и   приходить   в   форт   в   назначенное   время.   По  факту, произошло   увеличение   мародерства   и   ситуация   сильно   напоминала   ситуацию   до   бойни   в  Кэмп-Грант.  В   начале   второй   поездки,  узнав    о   неудовлетворительном  состоянии  дел,  Говард   упразднил   пункты   кормления   индейцев   в   форте   Макдауэлл   и   в   Дэйт-Крик.   Затем   он    заменил   агента   Джейкобса  на    Джорджа     Стивена  который  был   популярен    как  среди   белых,  так  и  среди   индейцев.  После   заключения   мира   с   Кочисом,  Говард    обеспокоился   положением   дел   среди   племен   около   форта   Грант   и   распорядился  переместить   их   в  Сан-Карлос   не   позднее   1  января   1873  года.  Дела   в   резервации   Верде   были   еще   хуже,  чем   в    форте    Грант.  После   декабря   1871  года,   когда   Крук   ввел   военное   управление,  500   индейцев   бежали   в   горы.  В  течение   следующих   месяцев   ушло  так  много  других, что   Говард   уже   не   уделял   внимания   к   этой   резервации     ни   в   одной   из   поездок. Хотя     несколько   деревень  желали   мира   и,   по   сообщению   капитана   Кара, коменданта   форта   Верде,  около  80   явапаев   и   тонто    сдались    и   получали   рационы.     Однако,  затем   произошло   убийство   одного   тонто   и   индейцы    вновь  бежали.   Индейцы   в   этом   регионе   постоянно   практиковали    приход   и   получение   рационов,  а   затем    уходили  и  грабили  по   всей   территории.  Только   в   конце   зимы  и   в   начале   весны   1872  года    явапаи   и   тонто   совершили    пятьдесят   налетов,  лишив  жизни  сорок  человек,   и    в   последующих    тридцати  трех  преследованиях  убили     еще   26  гражданских   и   10   солдат.   
Крук   пробовал    решить   проблему   проведением  ежедневного    смотра.  Этим его   действия   по   возможному   заключению   мира   и   ограничились.   Контрастом  к  индейцам   с   Верде   являлись     900-1000   явапаев,  находившихся   в   Дэйт-Крик.   Но   покорными   они   были   лишь  до  июля   1872  года, когда  новым   агентом Уильямсом    была  введена   более   жесткая   дисциплина.  В  дополнение  к  этому,  в   августе,  во   время   эпидемии   лихорадки,  он   разрешил    нескольким   сотням   больных   индейцев   уйти   на   холодное  плоскогорье.  Управление   резервацией,  казалось,   уходит   из   его  рук, но   тут  ему   на   помощь  пришел    Крук,  который  после   убийства   четверых   белых  (бойня   Лоринга)  провел  кампанию   против   непокорных.  Было   убито   70   индейцев, что   существенно   уменьшило   боевой   дух   племен,  и   к  декабрю    1872    года    резервация     Дэйт-  Крик  была   заполнена   индейцами   больше,   чем   когда-либо.  Управление   резервацией   явапаев   в   Дэйт-Крик   постепенно    налаживалось. 
Восточнее   Дэйт-Крик,  апачи    койотеро  Белой  Горы   легко    восприняли  резервационное   управление.  Это   благоприятное   и  дружественное   отношение  объясняется  тем,   что   их   новая   жизнь   в   резервации  на   их     домашней   территории  не   требовала   радикального   изменения. Кроме   этого,   поставка   регулярных   рационов    делала   жизнь   легче   и   надежней.     В   1872   году   они   вырастили   и   продали   более   80000   фунтов   зерна. Единственная   опасность  для  них   могла   возникнуть   в   связи   с   намечающейся  в  конце  года  кампанией   Крука.   
 Крук   не   имел  ничего  против   мирных   индейцев,  но   в   планировании   кампании   он   неизменно   устранял   всё,   что   могло  привести   к   осложнению   его   действий.  Следовательно,   опасаясь   того, что   некоторые   молодые    койотеро  присоединятся  враждебным,  5    ноября  1872   года  он  распорядился,  чтобы   все   индейцы    обоих   полов   сконцентрировались   в   пределах   одной   мили   от  форта  Апачи  для  проведения  там  ежедневно  смотра.  Но   индейцы     не  были  склонны   покидать   свои   дома,  посевы   и  животных,   и   не   собирались    предоставлять    скаутов  для   борьбы   против   соплеменников.  В   результате,   им   было   разрешено   оставаться   в   радиусе   10   миль   от   форта.  Несмотря   на   некоторое   улучшение   обстановки  в  связи  с           действий   Кольера   и     Говарда,  в   течение   лета   1872   года    атаки   как  и  прежде  были  многочисленны, -  как   в   северной,  так   и   в   южной   Аризоне.  Ситуация   в   регионе   Прескотта - в  районе   действий   апачи-мохаве  и   тонто - имела   сходство   с   тем,  что   там   происходило   сразу   после   Гражданской   войны. Поэтому  инициатива   вновь   перешла   в   руки   военной  фракции, представители   которой   были   уверены,   что   апачей    можно  только  силой  привести  в  подчинение.  Теперь   даже   чиновники   из  Вашингтона  под   влиянием   общественного   мнения   склонялись  к   проведению    широкомасштабных   военных   действий    севернее    Хилы.  Крук ,  таким   образом,   получил   поддержку   своим   будущим   действиям.  21    сентября   1872  года он   сообщил   в   Военный   Отдел,  что   апачи   из   резервации  виновны   во   многих   убийствах , произошедших   в   это   лето,    и  закрепил   свое   сообщение   списком   из   44   убитых   и   16   раненых   белых  людей в   последнее   время. Он   требовал  наказания   враждебных   и   просил    о  полном   сотрудничестве    со  стороны  гражданских   агентов.  Высшие   офицеры   одобрили    его   планы.  Генерал   Шоффилд   заявил    15    октября,  что  не  может   быть   никакого  другого   курса, кроме   неослабевающей   войны.    
Крук   полностью   готов  для  начала   войны.  Он   запланировал   кампанию   таким   образом,   чтобы    конечные   удары    направлялись    в   центр   враждебной   страны -Бассейн   Тонто.  Также,  для  успешного  выполнения  плана    должны  были  проводиться  дополнительные  кампании  в   примыкающих   областях. Таким   образом,   он   хотел  постепенно   сузить  радиус   действий   индейцев   и   сконцентрировать   их   в   Бассейне   Тонто. Он   предложил    организовать   войсковые  колонны, постоянно   перемещающиеся   по   периметру   области.    Проведение  кампании  было  запланировано  на  зиму,   когда   индейцы  меньше   всего  готовы   к   сопротивлению,  и   15   ноября   было   назначено   датой   начала  операции. Крук   собирался   покончить   с   враждебными   индейцами  Аризоны  из   северных   и   центральных   районов  ее  районов.   Нередко   эти   индейцы   распространяли   свои   ограбления   и   в   южную   Аризону. Крук   понимал,   что   без    скаутов-апачей  успеха   не   будет   и    завербовал  много    индейцев   из   племени    Белой  Горы.   
15    ноября  генерал   начал  перемещения   войск. Он   разделил   кавалерию   на   три  колонны.  В   каждую   команду   были   включены   отделения   индейских    скаутов  по   40   человек.   Войска  оставили    Кэмп-Уалапаи,  и   в   сопровождении    скаутов  двинулись  вдоль    пиков   Сан-Франциско,   в    верховьях   Верде,   в  Кэмп-Верде. Перемещение   было   необыкновенно   успешным,   и   за   15   дней,   пока   войска   добирались   до    этого  форта,  они   уничтожили   большую   ранчерию,  которая  уже  расположилась  на   зимовку.  Было   убито   13   воинов   и   захвачено   несколько   индеанок.    В   то   же   время,   капитан   Джордж   Прайс  из   Дэйт-Крик   провел  две  колонны  с   целью   очищения   от   враждебных    области  западнее   Верде  и  вниз   до   форта   Макдауэлл.  Две   другие   команды  были  посланы   от    Кэмп-Верде   до   Красной   Скалы   и   области   Черных   Холмов.   Войска   Прайса   обнаружили   много  индейцев   между   Дэйт-Крик и    Кэмп-Верде,   но   никаких   решительных   действий   не    произошло.  Они   убили    тринадцать   молодых   воинов,  захватили  еще   троих   и   вытеснили   враждебных  в  восточную  часть   Бассейна   Тонто.   
Крук   был   более   активен,   чем   его   подчиненные.   В   форте  Апачи    он   завербовал    из  койотеро  еще  скаутов.  Затем  он  направил   войска   под   командованием   капитана    Джорджа   Рэнделла  в   форт   Грант,   а   сам   завершил   организацию   трех   колонн,     одна  из   которых   выступила   в   область   форта   Макдауэл.  Таким   образом,   девять    войсковых  колонн   проникли   в   призрачную   враждебную   страну.   Из-за   труднодоступной   местности  и   разбросанности    индейских  ранчерий,   борьба   раздробилась   на   множество  мелких  схваток   и   перестрелок.    Самые   большие   потери   индейцам   были   нанесены   в   так   называемой    Бойне   Кровавой (Скелетной)  Пещеры  около   Солт-Ривер,   где   солдаты  из   форта  Грант,   под   командованием   капитана   Брауна,   застали    врасплох   большую   группу      явапаев    из   подгруппы     кеувкепаи,  убили    76    и  захватили  восемнадцать.  Другие   команды   Крука   выполнили   не   такую   грандиозную, но   одинаково  эффективную   работу.  За   три   месяца   с   начала  кампании   они   преследовали   враждебных   почти   непрерывно.   Они   уничтожали   оружие,  одежду   и   продовольстьвие   индейцев.  Запасы   кукурузной   муки,    сушеного   мяса,     диких   семян  и  мескаля  были  конфискованы  и   сожжены.   Из-за   голода   и   холода,    явапаи   и   апачи   начали  сдаваться.     Индейцы   приходили   с   гор   Брэдшое,  Мазатзал,  Сьерра-Анча,  Пинал   и   с   предгорий   Могольон.   В   середине   марта,  около   500   индейцев,  укрывшихся  в   регионе   между     Хилой   и   Колорадо   начали  совершать  налеты   рейды   в   окрестностях   Викенбурга.   Большинство   их   склонялись   к   сдаче,  но   одна   из   партий   убила    трех    жителей  города,  и  выбора  не  оставалось.  Войска   в   ответных   действиях   убили    80   индейцев   и    захватили  тридцать.  Еще   66   индейцев   были   убиты   колонной   капитана   Рэнделла   в   Бассейне   Тонто.   Затем,   за   несколько   дней   ему   сдались   еще   136   индейцев   в   районе   Таррет-Маунтин   западнее   Верде.   Такие  потери   деморализовали    индейцев   и   они    начали  массово  приходить   в   резервации.      Первого  апреля   множество  их  собралось  около    Кэмп-Верде.   6  апреля   1873  года,    Крук   принял   сдачу    Чалипэна    (Шляпа   из   Оленьей   Шкуры,   Чарли  Сковородка)  военного  вождя    индейцев   с   Бассейна   Тонто,  пришедшего    во  главе  трехсот  его  людей.   Чалипэн   утверждал,  что   он   представляет   всех   враждебных   численностью  в  2000   человек. Он  так  сказал  Круку: «Мой   друг, я   начал   сдачу   своих   людей,  так   как   у вас   слишком   много   медных   кассет   с   патронами. Я   хочу   быть    вашим  другом.   Я  хочу,  чтобы   мои   женщины   и   дети   спали   спокойно,    чтобы  они   разводили   костры   и   готовили    на  них   пищу     без  боязни  прихода   ваших   войск.   Мы   не   боимся   американцев, но   мы   не   можем   бороться   против   вас   и  наших   собственных   людей». 
25   апреля   1873  года   капитан   Рэнделл   окружил   лагерь   Делшэя  в   Каньон-Крик,   чем   вызвал   сдачу   в   плен   голодных   индейцев.  Делшэя   и   его   людей   поселили   в   резервации   Белых   Гор,    но    они   не   смогли   ужиться   с   тамошними  индейцами   и  их   переселили   в   резервацию   около    Кэмп-Верде.  В   конце   августа   или   начале   сентября   1873  года,  Делшэй,  беспокойный   и   раздражительный   по   каким-то   своим   причинам,  возможно    из-за  угрозы  ареста   от   лейтенанта   Уолтера   Шуилера, исполняющего   обязанности   агента,     а   также,   вероятно,   от  угрозы   бойней   со   стороны   Эла   Сибера    (знаменитого   белого  разведчика)    и   других   белых,     бежит  в  горы   во  главе  восемнадцати  мужчин  и  двадцати  четырех  женщин.    Сибер  и   другие    предприняли    его   поиски,  но  неудачно.   Делшэй    укрылся   где-то   в    горах  Могольон.  Также   в   горах   оставались   военные    вожди  Чунз,    Кочинэй,    Чан-Дэйзи  с   немногочисленными   последователями.   Сообщения  о   Чунзе,  Кочинэе   и   Чан-Дэйзи   приходили   отовсюду. Они   теряли   поодиночке   своих   людей,  но   сами   оставались   невредимы.   Крук  так  их  охарактеризовал: «Эти  лидеры  так   распологались   лагерем,  что   почти   в   каждой   атаке   войск      всю   тяжесть   ударов   приходилось   выносить   их   воинам,   а   они   сами   в   это   время   уходили.    Воины,   видя   это,   в   больших   числах  начали   дезертировать.   С   помощью   этих   дезертиров    мы   и   заполучили   лидеров   индейцев».    Кочинэй   был   убит  в  мае   маленьким   отрядом   индейских    скаутов,   которые   поймали  его   лежащим   в   засаде   на   дороге   в   трех   милях   от    Тусона.   Его   голову   выставили   на   плаце   в   Сан-Карлос.    Через   месяц   голова   Чан-Дэйзи   была  принесена  в  форт   Апачи  и   также   выставлена   на  плацу,   как   и   голова   Чунза.   Их   тоже  убили   индейские   скауты.   Трое    тонто   с    Верде   29    июля   убили   Делшэя   в   горах  Таррет   и   принесли   его   скальп   вместе   с   ухом  с   жемчужной   пуговицой,  которую  Делшэй    носил    в  качестве  украшения.  Дисалин   и   его  25    койотеро    привели    76   пленников   тонто  и   39   членов   своего   собственного   племени,  которые   ушли   из   резервации   с   началом  кампании.    30  октября   1874   года   Дисалин    принес,   по   его   уверениям,  голову    Делшэя.  Крук   заплатил   ему     за   нее   так  же,   как   до   этого     скаутам-тонто.    Из-за   большого   количества   армейских    скаутов-апачей,  жизнь   вне   резервации   стала   просто   опасной. Согласно   Бурку,  за   время   кампании   около  600   индейцев  было    убито   и    захвачено.   Потери  армии  составили, согласно  Бурку,  110   солдат.  Он  так  написал: «Мы  потеряли  110  наших  товарищей». Хотя  из  его  слов  не  ясно,  были  ли  это  только  убитые,  или  это  общее  количество  убитых, раненых, обмороженных,  покалеченных  каким-либо  образом.  Второе,  более  вероятно.   Без  скаутов-апачей   войска   убили  и  захватили  только    двадцать  враждебных .   Войска   со  скаутами  убили   272   враждебных   и    захватили  313.  В  дальнейшем,  с  сентября   1874  года   по   март   1879-го,  скауты-апачи  (в   основном   тонто)   под   руководством  Эла   Сибера   участвовали   в   24  операциях,  в  семнадцати   из   них   убив   115   враждебных   и    захватив  122.   
 9    апреля   1873  года  Крук   в   форте  Грант приветствовал   свои   войска,  как   он   выразился:  «не   имеющих   себе   равных   в   истории   индейских   войн,  и,   наконец,   окончивших   войну,  что  велась  апачами   с   дней   Кортеса».  К   сентябрю   1873   года   в   центральной   и   западной   Аризоне   проблема   индейцев   перестала   существовать.    Однако,  Крук   поторопился   со   своими   выводами.   По  его   собственным  словам  в   1883  году,   за   10   лет,    прошедших   с   окончания    его   кампании,   апачи  (в  основном  чирикауа)  убили   на   юге   Аризоны   и   в   северной    Мексике    около  1000    американцев   и   мексиканцев.  В   кампании    Джеронимо   1885-86 годов,  по   словам   генерала   Майлса,  в   Аризоне и Нью-Мексико   апачи  убили 170  человек,  и  по   сообщению   губернатора   Соноры,  за  последние  полгода  его   «дикой  карьеры»,  Джеронимо (с  его  людьми)   убил  в  этом  штате  от  пятисот  до  шестисот  человек.  Со   сдачей   Джеронимо,  Найче  и   их   последователей  в  Скелетном   Каньоне  в  сентябре  1886  года,   закончилась   самая    продолжительная,   длившаяся  более   150   лет,  и,   вероятно,   самая   кровавая,   унесшая   десятки   тысяч   жизней,  индейская   война   в   истории   освоения    Северной  Америки.


Рецензии