E for Earthquake

Несмотря на свой щуплый вид, у Такаси хватает сил дёрнуть мою блузку так, чтобы все пуговицы разлетелись в разные стороны, открывая ему вид на мой животик и груди, скрытые, пока что, под хлопковым лифчиком. Он толкает меня в плечо, и я падаю на кровать. Такаси снимает футболку и отбрасывает её в угол, к старому Фендеру, на котором он любит играть вечерами, для меня или просто так. Он ложится сверху и начинает жадно меня целовать, посасывая язык и покусывая губы. Обхватываю его талию ногами, прижимаю к себе.

История нашей любви началась полгода назад. Я, как и многие ученицы старших классов нашей школы, подрабатывала в одном клубе знакомств в Кабуки-тё. Вполне обычное занятие для девочек нашего возраста, если хочется заработать. По телевидению таких, как я, называют проститутками, но среди моих знакомых нет ни одной девочки, занимающейся сексом с клиентами. Просто потому что это категорически запрещено. Современным работающим мужчинам порой так не хватает простого человеческого общения, что им приходится идти искать его в подобные заведения. Естественно, они не знают, что весь вечер над их пьяными шутками смеются невинные пятнадцатилетние девочки.

Он целует мою грудь, играет языком с сосками, покусывает их, осыпает живот поцелуями, спускаясь все ниже. Мне щекотно, когда он целует мои бока, я смеюсь и пытаюсь вырваться, но его тонкие руки стальными тросами держат меня, заставляя страдать и наслаждаться одновременно. Несколько ловких движений, и моя школьная юбка оказывается на полу.

Однажды, Кайто, один из секс-гидов, работающих с нашим клубом, привёл одного американца. Политикой клуба иностранцы не запрещены, но не желательны. Однако Кайто убедил менеджера обслужить его, так как у того, с его слов, было очень много денег. Естественно, он выбрал на вечер меня, и, естественно, он напился и начал приставать. Охрана и менеджер еле его вытолкали, содрав при этом с него 50000 йен за нарушение правил клуба. Доработать смену я не смогла, и, спустя час после инцидента, придя в себя, я пошла домой. Пока я ждала такси, тот американец, который, как я поняла, подкарауливал меня у клуба, вновь начал ко мне приставать. На этот раз меня спас незнакомый мне худощавый парень двадцати лет на вид, отбив этому гайдзину яйца и желание вновь появляться в Кабуки-тё.

Белые хлопковые трусики медленно спускаются вниз, постепенно обнажая перед лицом Такаси сначала мягкий пушок, а затем и его любимую часть моего тела. Он не думает долго, прежде чем начать выводить языком кандзи на моей вагине. Я закатываю глаза, медленно погружаясь в бездну наслаждения. Достаточно раздразнив меня, он легонько каcается кончиком языка мой набухший клитор, и меня буквально подбрасывает вверх. Я чувствую, как вибрации моего тела передаются кровати, отчего она начинает трястись. Такаси же продолжает уничтожать мою нервную систему своим языком. Мне кажется, что ещё чуть-чуть, и у меня просто лопнет голова от наслаждения. Он знает об этом, поэтому отстраняется, чтобы я чуть-чуть успокоилась. Но это всего лишь уловка, потому что не проходит и секунды, как моя промежность вновь оказывается во власти его языка и губ.

Через несколько дней, придя снова на смену, я, поспрашивав у других девчонок, узнала, что моего спасителя зовут Такаси, и что он один из секс-гидов, недавно начавших работать на районе. У нас он не появлялся, так как работал с другим клубом, что не помешало мне найти его на улице. Так мы и познакомились. Сначала мы виделись после работы, если он не был занят с очередным туристом, потом начали видеться в нерабочее время. Он встречал меня после школы, и мы шли к нему, где смотрели дорамы, слушали классический рок из его огромной коллекции пластинок и занимались сексом.

Не в силах больше ни сдерживаться самому, ни мучить меня, Такаси стягивает джинсы. Его член напряжен так сильно, что на нем отчетливо виднеются набухшие вены. Кажется, что он разорвет меня, но моя достаточно влажная плоть принимает его в себя без проблем. Как только он входит в меня до конца, всё вокруг начинает дрожать. Обнимаю его и целую. Такаси начинает медленно двигаться во мне, постепенно наращивая темп. Мои ногти впиваются ему в спину. Вибрации усиливаются, кровать начинает трястись под нами. Фендер падает, издав струнами предсмертный стон. Биографии великих музыкантов слетают с полки вниз. Несколько реплик Уорхола падают со стен на пол. А Такаси продолжает двигаться во мне, выбивая из меня последние силы, которыми я могла хоть как-то удержаться в этом мире, и забирая меня с собой в то далекое, неизвестное место, которое многие зовут раем…

Мы лежали на влажной от пота простыне. Такаси смотрел в потолок и курил Майлд Севен. Я положила голову на его грудь и слушала его успокаивающееся сердцебиение. Одежда была разбросана по всей комнате. Лишившийся одной струны Фендер, книга о ЭйСиДиСи, раскрытая на странице, посвященной альбому Бэк Ин Блэк и порезанные разбившимся стеклом из рамок шедевры Энди. Но нам было плевать на все это. Мы были вместе, и нам было хорошо. Совместный оргазм, буквально чуть не перевернувший всю комнату вверх дном, явился отличным завершением этого дня, освободив нас от забот и мыслей об окружающей действительности.

Мы лежали на влажной от пота простыне и пока что не знали о случившемся буквально несколько минут назад шестибальном землетрясении.


Рецензии