Разрешаю выдать Туполеву 10 штук

    

     Не очень давно я случайно напоролся на мемуары Л.Л. Кербера - довольно-таки известного авиационного деятеля и не только…
     Не гнушаясь присвоением высоких для него должностей, званий, учёных степеней, орденов и премий, он на протяжении всей своей жизни был ярым врагом советской власти и безвременно скончался, прожив всего чуть больше 90 лет.
     Мемуары, как мемуары, но в отличие от  подобных ему авторов, в его воспоминаниях присутствует честность в описании некоторых событий - это меня поразило и заинтересовало.

     В качестве преамбулы привожу то, что нам как-то поведал заведующий Оборонным отделом ЦК КПСС Игорь Фёдорович Дмитриев ( в то время он был зам.заведующего).
 
     Неожиданный звонок Л.И. Брежнева: « У меня сейчас Туполев, заходи надо поговорить». 
     Нас трое. Поговорили. Попрощались с Генеральным.
     И только вышли из приёмной, как Туполев схватился за голову, выругался и со словами « самое главное-то я забыл», попросил у меня чистый листочек из записной книжки.
     Получив листок, прислонил его к стенке,  что-то написал, попросил обождать и  пошел в приёмную Брежнева.

     Жду. Не проходит и пяти минут, как он возвращается и передаёт мне мой листочек.
     Читаю - « тт. И.Д.Сербину, И.Ф.Дмитриеву. Разрешаю выдать Туполеву 10 шт. (подпись – Л.И. Брежнев)",  а под этим  просьба  А.Н. Туполева к Дорогому Леониду Ильичу о присвоении 11-и его подчиненным звания Героев Социалистического Труда за Ту-154.
     Не успел я раскрыть рот, как он потряс мою руку с этой бумажкой и поплёлся к выходу".

     Уважаемые читатели.  Вы, я уверен, слышали о существовании «сталинских шараг», в которых злобно эксплуатировали и издевались над невинными жертвами маньяки НКВД. 
     Я тоже много слышал о них и кое-какие мемуары этих жертв по диагонали просматривал. Однако ни у кого из авторов не встречал такой честности в описании этих «сталинских» шараг, как у Л.Л. Кербера.

     Пару слов о Леониде Львовиче Кербере  ( 1903- 1993) - специалист в области авиационного оборудования, доктор технических наук, заместитель генерального конструктора, сын Людвига Бернгардовича Кербера (ставшего в 1916 году
 Людвигом Фёдоровичем Корвиным) - российского военного моряка, вице-адмирала. 
     Видимо забыв, как звали своего отца, но сохранив его настоящую фамилию, Леонид Людвигович стал Львовичем.

     В 19 лет он с усердием собирал трупы «кронштадтских мятежников 1921 года», но несмотря на это, как «классово чуждый элемент» , так и не был принят ни в одно высшее учебное заведение.

     Пришлось заняться самообразованием и жениться на дочери известного авиаконструктора М.М. Шишмарева .

     По ходатайству тестя, в то время заместителя Туполева, чуть было не слетал в Канаду на АНТ-25 в составе экипажа. 
     Однако  вместо этого почему-то загремел в лагеря, откуда вместе с двумя такими же, как он, был «согнан» на 4 года в уголовную авиационную шарагу, где "паханом" по протекции маньяка Берии был назначен А.Н. Туполев.

     На четвёртый день пребывания в шараге, неизвестно за какие заслуги, «пахан» назначает его на должность начальника отдела общего оборудования самолётов, и в его подчинение попадают «вольняги» - не репрессированные (вольные) и в отличие от него - дипломированные инженеры и техники.

     «Отныне я мог им предложить остаться на работе вечером, отпустить или не отпустить в отпуск, решить, достойны ли они премии. Поначалу это серьезно обеспокоило нас: не заболеем ли мы «головокружением от успехов», излишним самомнением, а главное, как будут относиться к нам вольные, свободные подчиненные? Все оказалось гораздо проще»( Л.Л. Кербер).

     Через четыре года шарага выходит на волю и становится Туполевским КБ.
     Кербер занимает  в нём высокие должности, несовместимые с отсутствием партбилета и высшего образования.
     В это же время, т.е. в 50-ые годы он сочиняет  антисоветчину, которая, побывав в самиздате, в 60-ые была растиражирована за границей.
     Именно это послужило причиной того, что в 1968 году  в возрасте 65 лет ему "пришлось уйти на пенсию".

     Как Туполев умудрился сделать его в 1953 году своим заместителем, доктором наук и наградить орденами Ленина, Ленинской премией, Государственной премией и др.,  Леонид Львович не успел сообщить, т.к. после всего пережитого безвременно скончался в 1993 году  на 91-ом году своей короткой, но очень плодотворной жизни.

     Эту тайну чуть-чуть приоткрывает - заместитель авиаконструктора Ильюшина - И.Я. Катырев:  «У Туполева полно докторов, кандидатов наук, а у нас?
 Когда Ильюшин умер, разбирали его стол и нашли там много заявлений с просьбой разрешить защитить диссертацию. Он их складывал в нижний ящик стола и считал, что, если занят серьезной работой, можно обойтись без диссертации. А тех, кто порывался в этом направлении, он быстренько отпускал.
     Туполев же своему заму по электрооборудованию Керберу, у которого не было высшего образования, сделал подарок: „Вот тебе чистый диплом доктора наук, впиши туда свою фамилию, будешь доктором!“ У Ильюшина такого не было»    (Феликс Чуев. Ильюшин) .

     Воспоминаниям Кербера предшествует эпиграф:  « Число дураков неисчислимо.  Галилей».   
     Видимо, это зашифрованный ключ к истинному названию его  воспоминаний, которое должно было звучать так – « Я в окружении дураков».
     Ведь обычно эпиграф – это «уши» автора, торчащие из его произведения.

     Особое впечатление на меня произвели слова Леонида Львовича – «в изложенных ниже записях вымысла нет. Выражаясь английской формулой, в них правда, только правда и одна правда".
     И следующее – «Мне пришлось прожить в "шараге", созданной Берия вокруг крупнейших русских авиационных специалистов, четыре года.
     Согнанных из всех лагерей СССР, их в 1938 году привезли в Болшево , в бывшую трудкоммуну ОГПУ затем перебазировали в Москву в здание КОСОС ЦАГИ на ул. Радио, а после начала войны отвезли в Омск на завод № 166 НКАП» .

     Чтобы вы имели представление о страшной шараге, в которую «сгоняли из всех лагерей СССР» безвинных врагов советского народа, в то время, когда одни отдавали свои жизни на полях сражений, а другие, падая от голода и усталости, работали на Победу, предлагаю выдержки из Кербера.

    «Трое заключенных с вещами сидели опустив головы. Куда, зачем?
    Поколесив по Москве, машина остановилась у глухих железных ворот на улице Салтыкова и просигналила. Вышел охранник в форме НКВД, переговорил с офицером, сидевшим рядом с шофером, и пикап въехал на территорию завода, где сейчас мемориальная доска много лет руководившему им А.Н.Туполеву.
    Проехав мимо традиционных монументов Ленина и Сталина, машина остановилась у двери здания КОСОС—конструкторского отдела сектора опытного самолетостроения ЦАГИ.
    Нас провели в лифт и подняли на 8-й этаж, в канцелярию.
    Обхождение вежливое: «Садитесь, вы прибыли в специальную тюрьму НКВД, ЦКБ-29. Прочтите правила внутреннего распорядка и распишитесь…
    Охранник разводит нас по «месту жительства», как он это называет, по камерам, как думаем мы.
    Идем по коридорам, по мягким ковровым дорожкам, направо, налево, вниз — везде пусто. Наконец, попка (охранник; другое их название у заключенных — вертухай) открывает дверь и вежливо просит пройти.
    Прислушиваемся, дверь за нами замком не лязгает. Осматриваемся. Мы в одном из залов КОСОС. По стенам 30 солдатских коек, покрытых байковыми одеялами, у каждой тумбочка, на ней пачка папирос «Дукат», окно в решетке, несколько стульев.
  … Уже другой охранник произносит нечто вроде «пожалуйте ужинать». По въевшейся привычке развязываю сидор, достаю котелок и становлюсь у двери. Попка улыбается: «Этого не нужно, там дадут», — и ведет в столовую.
    Открывается дверь, человек сто, сидящих за столами, покрытыми белоснежными скатертями, одновременно поворачивают головы, кто-то вскрикивает, кто-то бежит навстречу, много знакомых, дружеских лиц, к нам тянутся руки. Трудно описать эту встречу и чувства, нахлынувшие на нас.
    Охрана — их человек пять — вежливо, но настойчиво просит успокоиться и занять свои места.
 
    Нас рассаживают на свободные места. Действительно, котелок и ложка, которые в лагере можно было оставить, только отправляясь на кладбище, здесь выглядели бы смешно.
    Ножи, вилки, тарелки, от которых мы порядком отвыкли, подчеркивают нелепость моих котелка и ложки.
    Девушка в переднике приносит мясо с макаронами и спрашивает: «Вам (это мне-то, еще вчера именовавшемуся «падлом»!) чай или какао?»
    Большинство уже заканчивают ужин и расходятся, когда сидевший рядом пожилой человек (в дальнейшем выяснилось, что это крупный химик, член партии с 1915 года А. С. Файнштейн, встречавшийся когда-то с Лениным) раздраженно бросил: «Опять какао холодное, просто безобразие».
  ….«Командует этим предприятием — нельзя же говорить, в самом деле, что руководит, — полковник НКВД  Г.Я. Кутепов, бывший слесарь-электрик»( это пишет автор – доктор наук, лауреат и орденоносец, не окончивший даже техникума).
   ….Впервые за три года ложимся спать в нормальные человеческие кровати, с простынями, подушками и одеялами. Спальня затихает, только из-за окна изредка раздается скрип трамваев, сворачивающих с Дворцового моста на Волочаевскую улицу.
     Наутро в кабинете шефа КБ-103 майора Балашова мне выдали готовальню, логарифмическую линейку, талон в тех-библиотеку и факсимиле. Затем Балашов проводил меня на рабочее место и представил вольнягам в качестве ведущего конструктора и руководителя.
     Итак, через четыре дня после того, как в тюрьме любой вертухай мог третировать меня как ему заблагорассудится, я стал руководителем нескольких инженеров, техников и конструкторов.
     Отныне я мог им предложить остаться на работе вечером, отпустить или не отпустить в отпуск, решить, достойны ли они премии.
 
     Распорядок жизни был таков. Будили нас в 7 утра, до 8 мы приводили себя и спальни в порядок. С 8 до 9 завтрак, после чего работа до часу дня, когда мы шли обедать. С 2 до 7 опять работа, затем отдых до 8, ужин и свободное время до 11, когда гасили свет.
     Проверка проводилась ночью по головам, когда мы спали. Ближе к войне рабочий день удлинили до 10 часов, а с весны 1941 года и до 12. 

     Кормили достаточно хорошо, на завтрак — кефир, чай, масло, каша;
обед из двух блюд и компота, второе — мясо с гарниром; на ужин горячее блюдо, кефир, масло, чай.
     Для работавших после ужина в столовую приносили простоквашу и хлеб. После лагерей такое питание напоминало санаторное, и без физического труда  арестанты стали округляться».

     Я не буду далее цитировать автора.  С его творением можно легко ознакомиться в Интернете.

     Ничего плохого не могу сказать о Туполеве. Старик был талантлив
от Бога, и соответственно тщеславен, умён, хитёр и изворотлив. Как сейчас модно говорить – всё в одном стакане.
     Но мне интересны типы, «конгруэнтные»  Л.Л. Керберу. Откуда они берутся? 
     С одной стороны, не моргнув глазом готовы руководить любыми коллективами по указке «пахана» или генерального конструктора, принимая как должное высокие награды, звания, зарплаты и премии от ненавистного государства, с другой – обливают его грязью.
     При этом, они чётко знают, что должности, звания и награды  -  это не их заслуга, а подчинённых «вольняг».

     И, кстати, чем отличался  «начальник отдела» Кербер от  начальника ЦКБ-29 полковника НКВД   Г.Я. Кутепова, бывшего слесаря-электрика?  Только тем, что он как бывшая верная шарашная «шестёрка» был одарен паханом дипломом доктора наук и, не задумываясь подставлял грудь для орденов и лауреатских медалей, а  Кутепов не входил в состав «хевры» и не был женат на дочери заместителя  Туполева - Шишмарёва? 

     А теперь пора возвращаться к своей «преамбуле» - рассказу И.Ф.Дмитриева:
     - Мне ничего не оставалось, как только ознакомить с этим «документом» моего начальника И.Д. Сербина. Что тут было…- не передать словами! Пошли к Устинову - !!! 
     В конце концов было решено подготовить проект постановления ЦК и Совмина, приложить к нему этот «документ» и доложить его Л.И. Брежневу.
     Доложили.
     Он повертел бумажку со своей резолюцией, снял трубку и позвонил А.Н.Косыгину… 
     На следующий день постановление ЦК и Совмина получило номер и дату.
     Листок из моего блокнота с резолюцией Генерального Секретаря ЦК КПСС был подшит в дело, как документ, и вскоре 10 человек стали Героями Социалистического Труда за Ту-154.

     P.S.  Ф. Чуев.Ильюшин ( http://royallib.com /book/chuev_feliks/ilyushin.html )
     «На коллегии у Министра Дементьева слушали два проекта –Ил-74 и Ту-154.
     Доложил Ильюшин. Осмотрели, сказали – всё хорошо.
     По 154-й машине докладывал  зам. Туполева  С.М. Егер.
     После него выступил снова Ильюшин и спокойно, коротко, ясно доказал, что взлетный вес Ту-154 – 70 тонн – в докладе занижен, на практике самолет с таким весом не получится. …"Если вы сделаете не 70, а 85 тонн, то считайте, что построили лёгкую машину.     .            
     На деле получилось около 100 тонн.
     Туполев прекрасно понимал, что такую машину не сделает, но важно было получить заказ.
     Хорошая машина, но практически все пункты задания не были выполнены.
     Однако  10 человек за Ту-154 стали носить звёзды Героев. 
     Всё сошлось…  Неисповедимы пути Твои Господи…"
      

     О путях Божественного Промысла мы знаем в той мере, в какой Сам Господь нам открывает для нашего спасения.
     Все, что сверх этого, сокрыто в бесконечной Премудрости Божией. «Рассказывают, что авва Антоний, будучи однажды приведен в недоумение глубиною домостроительства Божия (управления миром) и судов Божиих, помолился и сказал: “Господи! Отчего некоторые из человеков достигают старости и состояния немощи, другие умирают в детском возрасте и живут мало? Отчего одни бедны, другие богаты? Отчего тираны и злодеи благоденствуют и обилуют всеми земными благами, а праведные угнетаются напастями и нищетою?”

     Долго был он занят этим размышлением, и пришел к нему глас: “Антоний! Внимай себе и не подвергай твоему исследованию судеб Божиих, потому что это душевредно”» (Отечник).

     P.P.S. 
 
          Кратко:
     Оборонка возвращается к сталинской системе управления
     Во вторник, 20 января 2015г., президент РФ Владимир Путин провел заседание Военно-промышленной комиссии, в ходе которой сообщил о подписании указа «О генеральном конструкторе по созданию вооружения, военной и специальной техники». Сделал он это в целях реализации единой военно-технической политики.   Фактически это означает постепенный возврат к советской, еще сталинской, системе главенства конструктора, а не финансиста-менеджера.
    16 января совет директоров Объединенной авиастроительной корпорации досрочно прекратил полномочия президента корпорации Михаила Погосяна, сохранив за ним должность генерального конструктора. Это сообщение вызвало тревогу – так начинались погромы успешных предприятий и КБ в последние годы.
    Этот вой ненасытных тварей преподнесла нам "Независимая газета"
                23 января 2015 г.

      Уверен, что если Указ В.В. Путина заработает в полную силу  и понятие -
      финансист-менеджер в промышленности и в нашей жизни исчезнет, то надежда
      на возрождение и укрепление нашего государства станет реальной.


Рецензии
Вы расписали сусально-сладкую картинку советской доброты в сталинский период. Как все было хорошо. Но Вы упустили, что перед тем как попасть в эту "сказку" они хорошо понюхали лагерной пыли. А этой "сказке" они предпочли бы нормальную жизнь с женой, с детьми, с родителями, с возможностью вечером сходить к кино или в театр. Но они такой "роскоши" были лишены. А главный вопрос "ЗА ЧТО" им было предоставлено такое "счастье". И спросите самого себя и своих близких - хотели бы они оказаться на их "сказочном месте"? Слово "сказка" я применяю в отношении этих людей без иронии, им повезло попасть в нее. Но для нормального человека это же кошмар!

Артем Кресин   15.01.2019 10:40     Заявить о нарушении
А в те годы не выбирали судьбу, Артём. Кто спрашивал? Руки за спину и бодрым шагом.

Мурад Ахмедов   21.03.2019 04:39   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.