Подвиг конструктора Алексеева

Подвиг конструктора Алексеева.

В 1973 году летом во время первых ходовых испытаний на реке Волга экраноплан «Орлёнок» неудачно задел отмель. Затем пилот включил поддув, и машина сошла на воду, взлетела и без происшествий дошла до базы. Но неудачная посадка на отмель, как потом выяснилось, безследно не прошла. Корпус предсерийного «Орлёнка» был изготовлен из сплава К482Т1 — жёсткого, прочного, но хрупкого. Видимо повредили корпус, в корме пошли трещины, которые не были замечены при внешнем осмотре, а сыграло это только в следующем году.
22-го ноября 1974 года уже на Каспии для Государственной Комиссии проводились показательные полёты первого «Орлёнка». На борт поднялись четыре десятка человек — Ростислав Алексеев, экипаж, специалисты и члены Комиссии. В то утро море было не спокойно, но «Орлёнок» уверенно сделал несколько галсов по 60-80 км. Когда начали отрабатывать взлёт и посадку вдоль и поперёк волны, неожиданно присосало на разбеге кормовую часть экраноплана. Фюзеляж не выдержал нагрузок и дал трещину. Корма вместе с оперением и маршевым двигателем НК-12 с жутким треском обрушилась в море и утонула. Внутрь аппарата хлынула ноябрьская волна. Всё на приборной доске в рубке сразу отключилось, но было слышно — два носовых двигателя НК-8-4 живы и работают. Экипаж замер в смертельном оцепенении, с последней надеждой смотря на Алексеева: «Ты здесь первый после Бога. Спасёшь ли ты нас?»
Первая его команда:
- Двигатели не выключать!
Поднявшись во весь свой гигантский рост, Адмирал открыл верхний люк. Выглянул. Море свистело штормовым холодным ветром, играя седыми гривками волн осеннего каспийского предштормья. Оглянулся назад. Вместо привычного кормового оперения с маршевым двигателем фюзеляж резко обрывался в море. Спасательных средств на всех не хватит, да и вода минут за 15 прикончит и экипаж, и Комиссию в своих ледяных объятиях, но носовые двигатели ещё могут вытащить! Адмирал молча захлопнул люк, сдвинул с кресла пилота и решительно толкнул рукоятки управления двигателями вперёд. Турбины, забирая обороты, переходили на тонкий свист. Ну, кузнецовские лошадки, выносите! Козырьки газовыхлопа опущены на поддув. Экраноплан, почувствовав железную волю генерального конструктора, послушно перебалансировался, задрал вверх изувеченную корму, уводя рваную пробоину подальше от мертвящего холода ноябрьского Каспия. Огромный столб распылённой воды встал над машиной. Движение тяжелораненого аппарата происходило при сильном волнении и опущенном носе. В иллюминаторы кабины били тысячи мелких брызг. Дворники не работали, зеленоватый поток был почти сплошным, казалось, что нос уже нырнул под волну. В кабине потемнело, напряжение людей, наблюдавших борьбу Адмирала со стихией, ставкой в которой были и их жизни, возрастало ежесекундно. Но никто не дал моральной утечки, не запаниковал. По команде Адмирала люди надевали спасательные жилеты, надули плотик, отнесли в корму, преградив доступ воде. А в пронзительно тонком свисте турбин, работавших на предельных оборотах, уже слышалась уверенность в благополучном исходе.
В режиме глиссирования Адмирал ювелирно вёл с трудом управляемый разнотягом носовых двигателей экраноплан к базовой испытательной станции. СОРОК КИЛОМЕТРОВ по штормовому Каспию Алексеев нёс аварийный экраноплан без кормы, руля, маршевого двигателя и электроэнергии практически на своих руках,  поставив его на берег — все люди на борту «Орлёнка» оказались в целости и сохранности. Это была уже сверхчеловеческая синергетика, оценить которую мы не в состоянии.
В победном рёве несокрушимых кузнецовских турбин, взметнувши в хмурые ноябрьские небеса до самого Созадателя и соединившись с ним сверкающе белым водяным столбом экраноплан входил в створы базовой гавани, а находившиеся на берегу «авиационщики», увидев израненный корабль, сказали: «У нас, за такие вещи, в авиации Героев дают!»
Алексеев вышел из кабины, не спеша направился к кормовой оконечности «Орлёнка». Она лохматилась рваными трубопроводами гидравлики, лопнувшими патрубками топливных и смазочных магистралей, большим количеством растерзанных проводов. Потёки масла размазаны по бортам. Рыжей заплатой торчал надутый спасательный плотик. Все спасённые Доктором люди толпились возле этого зрелища. Что бы разрядить обстановку Адмирал улыбаясь сказал: «Надёжность испытываемого парохода оказалась больше 100 процентов! Предлагаю отметить это событие товарищеским ужином в кают-кампании.»
Попавшие в экранопланный переплёт члены Комиссии отделались лёгким испугом, но для самого Ростислава Евгеньевича эта авария имела гораздо более тяжёлые последствия.
 Все ожидали, что Алексеев за создание экранопланов получит звание Героя Социалистического Труда. Но вместо этого, тогдашний министр судостроительной промышленности Б.Е.Бутома, воспользовался аварией как предлогом и снял Алексеева с должности «главного конструктора по экранопланам», понизив его до начальника отдела перспективных разработок.
Алексеев раздражал многих чиновни¬ков, ему не могли простить неугодли¬вость и независимость характера. Вот авария «Орлёнка» и стала козырной картой для тех, кто стремился отодвинуть Доктора в сторону и закрыть работы по экранопланам.
Расправа с конструктором оказалась, пожалуй, главной катастрофой, приостановившей развитие экранопланов. А расследование показало, что причиной аварии «Орлёнка», стал хрупкий сплав его корпуса. Он не выдержал удара о волну. Сложность положения конструктора усугублялась ещё и тем, что за десять лет, он так и не смог пробить разрешение, строить экранопланы из лёгких и очень прочных сплавов авиационной промышленности.
Умник Бутома (министр судостроительной промышленности) озвучил свою позицию так: «Чего я пойду к Дементьеву (министру авиационной промышленности), на коленях просить металл, он и так дефицит. Я просить к нему не пойду, пусть Алексеев берёт металл из судостроения». А в судостроении, лёгкого прочного металла не было.
В результате, с одной стороны, первый «Орлёнок» обошёлся в несколько раз дешевле, чем, скажем, опытный эк¬земпляр Ил-62, но с другой — потен¬циальные возможности экраноплана были далеко не раскрыты. Так могла бы возрасти его прочность и аэродинамическое качество.
Вскоре все документы по аварии «Орлёнка» были бутомовцами уничтожены. Министерство постаралось скрыть свою вину. Алексеев понял, что надо уходить из судостроения — сколько можно рисковать машинами и людьми! Он хотел перейти в министерство авиапромышленности и разослал письма в 14 отделений — среди адресатов были: главнокомандующий ВВС, главнокомандующий ВМФ, командующий ВДВ, секретариат ЦК, никакого ответа получено не было — никто не хотел наживать себе врагов.
В сентябре 1975 года, Ростислав Евгеньевич Алексеев — лауреат Сталинской и Ленинской премии, доктор технических наук, человек — сотворивший наш флот на подводных крыльях, и создавший никем не повторённые доныне экранопланы, был снят со всех должностей и отстранён от всех проектов. Это была кульминация многолетней мести министра. Впрочем, напоследок добрый Бутома о безработном конструкторе позаботился: «Дайте ему человек 15, пусть что-нибудь придумывает». В данном случае Бутоме надо было переступить через себя, потому, что, таких как Бутома от Москвы до Владивостока хватит, чтобы расставить крабом, а таких как Доктор — только один.
Это был уникальный для СССР случай, когда уволили главного конструктора нового стратегического оборонного направления. В 59 лет, один из ведущих конструкторов страны, остался без власти, без базы, без людей.
Отобрали всё, даже подаренную Горьковским автозаводом «Чайку». А его прежние проекты упрямо продолжали жить. В цехах завода и отделах КБ, как и раньше, кипела работа, но он был от неё отстранён.
Когда Алексеева снимали с его должности, то все люди, которые работали рядом — которые «Алексеевцы», категорически отказались замещать Алексеева. Но один всё же нашёлся, пожелавший занять его место. Этим человеком был первый заместитель Алексеева, по сути, ученик — Виктор Соколов. Только он дал согласие занять освободившееся место и возглавить работу над «Орлёнком». По сути дела его использовали. Он был нужен не как главный конструктор, а как инструмент для снятия Алексеева.
Поэтому по бумагам считается, что «Орлёнок» был создан учеником Ростислава Алексеева — Виктором Соколовым, так как он подписывал последующие экземпляры «Орлёнка» к испытаниям и сдавал их заказчику — ВМФ СССР.
Комиссия по разбору аварии заключила: «Машине не хватило конструкционной прочности…»
Хотя было ясно — дело не только в этом, но также и в неграмотном пилота¬же, а при нём какую надёжность ни закладывай, технику всё равно угробить можно. Проанализировав причины аварии, Адмирал заменил материал корпуса для последующих экранопланов на алюминиево-магниевый сплав АМг-61 — имевший хорошие пластические характеристики и высокую коррозионную стойкость.
 В августе 1977 г. первый «Орлёнок» из алюминиево-магниевого сплава АМг-61, был доставлен в Каспийск. Его испытания проходили в течение двух лет. Результаты радовали создателей машины. А потому было принято решение о строительстве на опытном заводе «Волга» при ЦКБ по СПК третьего экраноплана (второй уже строился).
5 октября 1979 года были начаты государственные испытания машины, а через месяц — после их завершения, принципиально новый высокоскоростной корабль — десантный экраноплан «Орлёнок» был принят на вооружение ВМФ СССР.
3 ноября 1979 года на первом боевом корабле-экраноплане был поднят флаг Советского Военно-морского флота. Экраноплан был принят в опытную эксплуатацию и включён в состав Краснознамённой Каспийской флотилии, в соединение десантных судов на воздушной подушке (экранопланы относились тогда к надводному флоту).
В мае 1982 года, в СССР были проведены крупные учения Ставки войск Южного направления. На Каспии, в них впервые приняли участие два «Орлёнка» из состава 11-й авиационной группы экранопланов. Скорость, с которой два летательных аппарата осуществили в Туркмении высадку двух рот морской пехоты, ошеломила не только наших военных. После выхода на берег, в течение минуты была осуществлена высадка и через ещё 3-4 мин, экраноплан был уже в недосягаемости.
Государственная программа предусматривала строительство 120 машин. Серийную сборку должны были осуществлять судостроительные заводы в Горьком и Феодосии. Главком ВМФ — С.Г.Горшков собирался поставить «Орлят» на внутренних морях СССР, для доставки передовых сил десанта.


Рецензии
Спасибо за прекрасную и интересную статью. Жаль, Алексей, что эти прекрасные аппараты так и не вошли в состав наших вооружённых сил.

С уважением, Андрей.

Андрей Штин   12.11.2018 12:36     Заявить о нарушении
Спасибо за прочтение и отзыв. Вошли. 5 "Орлят" и "Лунь". Но потом вышел меченый с эльцером.

Алексей Николаевич Крылов   12.11.2018 20:06   Заявить о нарушении
Про "меченого" и ЕБНа: первый просто дурак, а второй был одержим жаждой власти. Два придурка загубили всё, что создавалось в нашей стране с таким трудом и отбросили нас на десятилетия назад, забыв слова Александра - III:"У России есть только два друга: её армия и её флот".

С уважением, Андрей.

Андрей Штин   12.11.2018 22:07   Заявить о нарушении
Вероятно, всё сложнее.

Алексей Николаевич Крылов   13.11.2018 08:34   Заявить о нарушении