Вышла бумажная книга

   Музаффар, удочеривший Егяну, чьи родители погибли в результате страшного пожара, прибирает к рукам ее имущество, мечтает об удачной партии для падчерицы, конечно же, с выгодой для себя. Однажды, признав себя негодяем, он ищет ответ на вопрос «дозволяет ли шариат мужчине брак с женщиной, считающейся его дочерью перед законом?»

   Я побледнел как мел и потерял дар речи. Егяна добралась до запретной страницы, которую я тщательно замуровал в подсознании.
 
   Это случилось в начале июня 1997 года, через два месяца после смерти бабушки. Её квартира в центре города тянула на семьдесят тысяч, а это был потолок для того времени. Я обещал бабушке не выселять девочку из квартиры, но обещание не касалось её земной жизни. Через пять лет дочь Мустафы получила бы свой участок. Пока же я являлся опекуном, а также наследником в случае её смерти вдали от меня. Так прописали в договоре по настоянию глупого сельского муллы.

   Егяна проводила летние каникулы в родном селе. Накануне вечером я попросил её встать пораньше, мол пошлю за ней водителя или сам отвезу. Устроив себе надежное алиби, я примчался за ней на угнанном джипе. Свою машину оставил в гараже.
   В шесть часов она уже ждала на балконе. Увидев меня, спустилась ко мне.
   – Моя сломалась, а друг любезно одолжил, – соврал я.
   Девочка со своими пожитками молниеносно влетела в диковинную тачку и с любопытством стала изучать её интерьер. Она обнаружила на сиденье много журналов и погрузилась в чтение.
   – Ну, кот ты мой ученый, читай – дорога длинная, – проговорил я.

   Через час с небольшим Егяна оторвалась от журналов и предложила:
   – Музаффар бей, давай позавтракаем.
   – Молодчина, славное дитя! Я голоден, как волк, но поблизости ни магазина, ни кафе.
   – На всякий случай я прихватила завтрак на двоих и чай в термосе.

   Я затормозил почти у цели, где собирался совершить убийство. Солнце уже было высоко. На редких деревьях щебетали птицы. Мы уселись в тени пригорка. Бедняжка и не подозревала, что нет лучше места для осуществления коварного замысла. Будто сам чёрт повелел ей напомнить мне об этом. Детище Макарова, доставшееся мне от времен политической неразберихи, и отливающий серебром нож были готовы к работе.

   Я оценивающе посмотрел на обе свои жертвы (под другой имел в виду машину). После прострела головы я хотел облить её бензином и поднести зажигалку. Потом стер бы все отпечатки пальцев и бросил джип далеко от места преступления…
   – Что случилось? – спросила девочка.
   – Пересолила ты котлеты.
   Она извинилась и сказала:
   – Мне так не показалось. Чай ещё остался.
   – Зачем пить чай из водопроводной воды, когда родник недалеко, – сказал я, выливая на землю содержимое термоса. – Сбегай, малышка!
   Мы оба хорошо знали это место. Егяна с термосом в руках нахмурила брови:
   – Довольно далеко, Музаффар бей.
   – Беги же, а я пока осмотрю машину – подергивала вроде.

   На самом деле проблема была в дороге, а не в джипе. К счастью, девочка поверила мне. Минуты через три после того, как она скрылась за скалами, я достал пистолет и выпустил все пять пуль в левое заднее колесо автомобиля. Немного постояв в оцепенении, поменял колесо.

   Через пятнадцать минут падчерица вернулась с чистой ключевой водой и веселой улыбкой на лице. Я с жадностью напился и умылся.

   Сирота прибыла на малую родину целая-невредимая. На следующее утро мы тепло простились – она всегда была добра.
   По дороге в Баку я вытащил прострелянное колесо и кипу журналов, поджег их, а вместе с ними сжёг все мысли о покушении на жизнь приемной дочери. Джип, брошенный мной на запланированном месте, в тот же день нашли гаишники.
 
   Я сидел на диване неподвижно. Егяна же раскрывала неизвестные для меня детали этой истории:
   – Когда ты послал меня за водой, я сначала спряталась за огромной каменной глыбой по нужде. Там одинокая ива стояла. Меня еще отвлекла черепашка – живая копия утеса. Короче, меня не было видно, а ты был у меня как на ладони. Я прекрасно видела, как ты вытащил пистолет и услышала твои слова: «Будь проклят Шайтан!» Я испугалась, представив, что ты хочешь убить себя. Хотела прибежать к тебе, но не смогла, понимаешь? Когда поправляла одежду, увидела, как ты пробиваешь шину. И в этот момент я поняла, что эти пули предназначались для меня.

   Я слышал каждое её слово, но всё еще не был в состоянии ответить и даже шевельнуться. Она невозмутимо продолжала:
   – За себя я совсем не испугалась. Если бы ты показал мне оружие, я бы попросила тебя выстрелить в сердце – мне и самой тогда хотелось умереть. Столько родных людей потеряла. А тем, кто у меня остался, нужны были только мои деньги.
   Я побежала к источнику, разрываясь между хорошими и дурными мыслями. Смотрела на валуны, дорогу, солнце, родник. Хотелось остаться тут навсегда, застыть, как скалы.
   – Как я сейчас, – еле выдавил я из себя.
   – Потом поняла, что меня ждут. И поспешила обратно, осознав, что всё-таки не безразлична тебе. У него доброе сердце. Он боится Аллаха, – думала я. Ведь ты не реализовал свой план. А Бог не наказывает рабов за не совершённые грехи, какими бы тяжкими они не были в мыслях.

   Все эти годы я был абсолютно уверен, что она ничего не заподозрила в тот проклятый день. И теперь, с каждым высказанным словом, она уничтожала меня в моих глазах, вычерпывая из грязи остатки моего чистого начала.
   – Всю оставшуюся до деревни дорогу я мысленно перематывала пленку, пытаясь прийти к заключению: хороший ты или плохой.
   Я начал приходить в себя:
   – Всё же, хороший, раз уж…

Басира Сараева. МОЯ ЕДИНСТВЕННАЯ Сентиментальные рассказы и история любви.
 Баку, 2017; 80 с.
ISBN 978-9952-8130-5-0 .
Желающие получить книгу в подарок, могут написать мне на почту: metanet533 (пёсик) gmail.com


Рецензии
Чудесно! Умело плетете кружева слов, не упуская сюжетной линии и
не растекаясь, как многие другие авторы.

Григорий Аванесов   01.11.2018 16:25     Заявить о нарушении
Все говорят, что эту повесть я написала с душой. ТАк получилось. Хотелось что-то оригинальное придумать.

Басира Сараева 2   01.11.2018 17:32   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.