Первые записи в дневнике

Когда я начинал вести авторский дневник, в первых записях есть ещё остаточные явления, осознав ошибочность которых, я осознал и роль исполнителя-наставника. Читателям предлагаю ознакомиться с ними. Это три произведения, публикуемых как одно.

29.08.2014 БЕССРОЧНАЯ АКЦИЯ


Предыдущий 2013/14 учебный год (формально завершающийся для меня в полночь с 31 августа на 1 сентября, так как отдельные заказы были и летом) отмечен двумя особенностями – плохой и хорошей. Хорошая особенность – в том, что я обратил внимание: впервые не было ни одной такой корректировки и тем более претензии, для которой была бы хоть незначительная теоретическая возможность моей вины как исполнителя. Но оборотной стороной этого как раз является плохое: число корректировок увеличилось, а их содержание стало откровенно неприемлемым для ответственного исполнителя, как я. Между тем, что было в предыдущие годы, и тем, что появилось в 2013/14 учебном году, не может быть никакого сравнения.
Самое значительное – что участились случаи, когда студенты перестали читать работы, и даже более того: работы теперь не читают и преподаватели. Это можно понять даже из замечаний, потому что многие замечания просто бы не появились, если преподаватель всё же будет читать работу, тем более внимательно. Преподаватели стали требовать вставить в работу фрагменты, содержащие не только плагиат (откровенно списанные с общедоступных собраний рефератов и дипломов, чаще всего allbest.ru и bestreferat.ru), но и заведомо неверный текст. Впрочем, меня сам такой приём не удивляет: ещё в конце мая 2012 года этого от меня с каждодневным скандалом добивалась Яна Склярук из московской компании IQ Assistant, заставляя вставить в дипломную работу (только по названию таковую, если быть точным) фрагмент списанной курсовой 2005-2006 годов с соответствующими по времени практическими данными, да ещё на примере ближнего зарубежья, сейчас охваченного последствиями Евромайдана. Но одно дело – этот реликтовый экземпляр безграмотности подвида Склярук, а совсем другое - когда это делают преподаватели и массово (за 2014 год у меня было не меньше десяти таких случаев, причём почти все – из таких вузов, как ПГУПС или ИНЖЭКОН, а в конце апреля получил даже корректировки сразу по двум работам от разных преподавателей с такими требованиями в один день).
Встречался и откровенный беспредел, как изменения требований по оформлению работы уже после прохождения ей нормоконтроля (а значит, подписания соответствующих заполненных бланков строгой отчётности), или изменение темы работы по мере приближения к её выдаче. Наконец, отмечен даже случай, когда в СПб ГУСЭ одну из моих заказчиц, не найдя никакой возможности придраться к её дипломной работе, на защите оскорблениями и унижениями довели до истерики и сорвали защиту (я посоветовал ей обратиться в вышестоящую инстанцию с заявлением на преподавателей дипломной комиссии: ведь такие комиссии всегда формируются в порядке назначения через приказы руководства).
А если заказчики не читают работы, то для исполнителя это ещё хуже: ему начинают задавать лишние вопросы по поводу и без, и часто – не вовремя и не в тему. Один из таких (собственно, он заказывал работу у меня не для себя, а для своей жены) даже сказал мне, что если вопросы возникают, значит в работе есть ошибки. Нет, вопросы возникают, потому что их задают и хотят задавать, особенно если работу не читали.
Всё это – следствие искусственно поддерживаемого мифа о презумпции виновности исполнителей. В политике HomeWork даже есть зловещее правило, придуманное ими в конце декабря 2007 года: если на работу исполнителя поступила претензия, ему на определённый срок не будут давать в работу заказов, причём использовано издевательское слово – «ограничения» (в работе).
Для меня это понятие оскорбительное, так как я помню, как в Махачкале, где я жил до осени 2007 года, Дагестанская энергосбытовая компания в своём конфликте с Махачкалинскими городскими электрическими сетями (не исключено, что это форма рейдерского захвата) под предлогом задолженности (как я теперь знаю, из-за искусственно созданного замешательства во взаиморасчётах) вводила «ограничения» в потреблении электроэнергии – попросту отключения (что для меня означало перебои в работе и опасность подвести заказчиков). При этом речь шла не о долгах горожан, а о неурегулированных взаиморасчётах многочисленных посредников. И после этого, даже зная такие подробности от меня, в марте 2008 года офисный персонал HomeWork, оценивая ситуацию исключительно по тому, что заставляли нас «глотать» официальные СМИ, удивлялись, что я приветствовал сообщения о захвате махачкалинских подстанций и избиению работников Дагэнергосбыта. Позже такая форма борьбы распространилась и в других республиках Северного Кавказа, а также на Дальнем Востоке; а в самой Махачкале зашла ещё дальше: у одного из руководителей Дагэнергосбыта похитили сына-дошкольника, в другого – стреляли, и он после ранения выжил чудом. И только после всего этого представители Дагэнергосбыта согласились пойти на переговоры об урегулировании задолженностей. Это отступление даст понять и несправедливое содержание слова «ограничения» (в чём бы то ни было – в энергопотреблении, в работе и др.), и то, что есть справедливые и результативные средства борьбы с теми, кто вводит эти «ограничения». Я даже сожалею, что так мало похищают детей «нужных» родителей и так мало стреляют в самих этих «нужных» людей, потому что только так их можно заставить быть сговорчивее.
Возвращаясь же к политике HomeWork в отношении исполнителей, можно сказать только одно о порядке «ограничений»: эти «ограничения» вводились только по факту написания заказчиком претензий (то есть наказывали по недовольству заказчика и лишь потом выясняли их причины, но и в том случае, если недовольство оказывалось необоснованным, исполнитель «отбывал штрафное время» не менее двух недель с момента введения «ограничений»). Даже придумали способ шантажа исполнителей претензиями: заказчик пишет и заявление на корректировку, и заявление на претензию, первое предъявляют исполнителю, второе – как бы «придерживают», но о его существовании исполнителю сообщают. В моей практике только за апрель 2008 года таких случаев оказалось четыре; и все четыре – по вине заказчиков, не читавших работы и не сумевших поэтому ответить на вопросы преподавателей.
Мало того, в системе HomeWork вели счёт корректировок, не задумываясь об их причинах. Даже все данные о том, что исполнители виновны в очень немногих замечаниях, во внимание сознательно не принимались. Немало бывает таких случаев, когда заказчик, получив работу и – ещё до передачи её преподавателю - прочитав её поверхностно (а то и не читая вообще), выдвигает своё замечание. Исполнитель под давлением уступает ему. Но преподаватель после этого требует убрать эти исправления. Вместо «здоровой» работы получаются две корректировки, и эти данные сознательно-избирательная статистика HomeWork уже во внимание принимает. Именно количеством корректировок (безотносительно к их происхождению) тогда попрекнул меня один из организаторов HomeWork – В. Бакутеев. Впрочем, сейчас я понимаю, что чего-то иного от человека, чьи основные потребности благодаря родителям изначально удовлетворены, ждать не приходится.
Но именно эти неправедные обиды дали понимание, что исполнитель должен осознавать, что пишет работы для того, чтобы их читали, а не отчитывались.
Поэтому в целях искоренения всех перечисленных явлений с 1 сентября 2014 года у меня запланирована бессрочная акция именно для самых ленивых заказчиков под названием «Меньше задавай вопросов – количество ответов ограничено!» В рамках этой акции я устанавливаю следующее:
1. Число корректировок ограничено: отныне заказчик имеет право на исправление замечаний не больше чем три раза, и в любом случае я могу отказать, если признаю замечание безрассудным, а особенно ошибочным.
2. Я разрешаю заказчикам не читать работы при условии, что они добровольно отказываются от права на любые замечания по работе. Потому что прав без обязанностей, активов без обязательств не бывает.
3. Перечень преподавательских замечаний по умолчанию считается исчерпывающим, закрытым. Любое новое замечания я вправе считать новой работой.
4. Правило «клиент всегда прав» у меня не действует. Я могу отказать в обслуживании кому угодно.
Я даже уже установил порядок такого отказа: кому и на каких основаниях я откажу в обслуживании по умолчанию. Разве что его следует дополнить одним подвидом заказчиков с менталитетом Яны Склярук: сочетание лени с агрессивностью, выраженное в отработанных фразах «я-же-вам-плачу-деньги-а-то-я-бы-мог(ла)-сделать-это-сам(а)». Нет, самостоятельно выполнить достойную работу многие из них как раз не смогли бы из-за своей глупой лени и невежества. Так что они платят исполнителю не только за выполнение работы, но и в порядке признания превосходства исполнителя, и не только произнести это вслух, но даже подумать об этом – величайшее унижение для них. Поэтому они предпочитают оскорблять и унижать исполнителя, называя процессвыполнения работ «лажей», а сами работы – «косячными», как это делала Склярук в мой адрес. Нет, мои работы – хорошие по определению, и тех, кто оспорит это, я считаю обидчиками. А обидчиков, как уже известно, я перестаю считать за людей и поступать с ними буду исходя из этого подхода.
Кстати, вспомнил ещё об одной стороне политики HomeWork, выраженной в случайно брошенной фразе Д. Шкляра (другого организатора HomeWork и также человека из числа тех, чьи основные потребности изначально удовлетворены усилиями старшего поколения), что дескать, «один недовольный заказчик – это десять потерянных потенциальных заказчиков».  Причём офисный персонал повторял это на все лады, как попугаи.
Да, те, кто останется недоволен мной, могут пытаться шантажировать меня распространением обо мне отрицательных сведений, в том числе в Интернете. Только советую этого не делать по соображениям их же собственной безопасности. Они и проиграют, и пострадают, потому что мои возможности, причём созданные собственными силами, а не помощью других лиц, в этом намного превосходят все подобные, известные до сих пор. Я смогу не только отразить удар, но и возвратить его.
Один недовольный заказчик – это всего лишь один недовольный заказчик. Даже если он уйдёт, больше будет времени для других, более лояльных, которым место освободится, и которые будут читать работы: на них моя бессрочная акция не распространяется.
И те, кто готов читать заказанные ими работы, чтобы знать их содержание и быть готовым ответить в пределах этого содержания на любые вопросы преподавателя, – именно таких я жду, и побольше!

31.08.2014 ЕСЛИ ВЫ ХОТИТЕ КУПИТЬ ГОТОВУЮ РАБОТУ …


Одним из самых популярных Интернет-запросов студентов является «купить готовую работу». Спрос рождает предложение, и многие компании, где можно заказать курсовую работу, обзаводятся магазинами готовых работ, где собраны рефераты и дипломы – заказы прошлых лет.
Но какие выгоды получает студент, если он предпочитает купить готовую работу? Только одну – работа на продажу будет стоить значительно дешевле, чем на заказ (обычно вдвое). Сроки же, собственно, их отсутствие, роли не играет: при наличии наценки можно заказать работу срочно, разница снова только в стоимости.
Недостатков при предпочтении купить готовую курсовую работу намного больше. Первое – готовые работы могут содержать устаревшие сведения, и это относится к работам по правовым дисциплинам. Законодательство то и дело изменяется, а по этой причине одна из лучших моих работ на тему «Порядок перевода жилых помещений в нежилой фонд», написанная летом 2003 года, с 1 марта 2005 года – то есть с введением в действие Жилищного кодекса РФ – сразу стала такой «устаревшей». Новую работу на эту же тему пока не довелось написать. И к такой перемене в законодательстве я отношусь с пониманием: до принятия нового Жилищного кодекса как законов, так и подзаконных актов, включая ведомственные инструкции, в жилищной сфере было много, некоторые из действующих в начале «нулевых» годов были утверждены ещё до Великой Отечественной войны и подписаны Л.П. Берией, так как в конце 1930-х годов жилищно-коммунальное хозяйство находилось в ведении Народного комиссариата внутренних дел. Попробуй, разбери весь этот массив!
«Рефератные» компании в этом отношении далеко не на высоте. И как раз потому, что они никакие не «рефератные», а посреднические (крайний пример такого посредничества – IQ Assistant). Исполнители, согласно проводимой ими политике, должны написать работу и забыть о ней. А иногда и выполнять бесплатно – под предлогом «корректировок» - её «подгон», если работа уже выложена в магазин готовых работ, и находится желающий купить её. Иногда такое бывает на следующий день после предоставления исполнителем готовой работы! Такое было в моей практике: 7 марта 2008 года около 20.00 мне позвонили из компании HomeWork и предложили написать работу на тему «Методика преподавания фонетики русского языка для иностранцев». Хорошее дело, если принять во внимание, что срок выдачи работы – 11 марта, а три дня подряд будут нерабочими, и достать материал трудно. Всё же кое-что уже имелось в запасе, дополнительно купил недорогое пособие по методике преподавания в «Зингере» напротив Казанского собора, - в итоге выполнил работу на совесть и как раз 11 числа выдал. Но на следующий день, 12 числа, получаю письмо с требованиями корректировки последней части работы: чтобы система занятий при обучении фонетики строилась с такими учащимися, для которых родные языки относятся к угро-финской группе (финны, эстонцы, венгры), то есть сузить тему по сравнению с задуманной (большинство публикаций, которые были доступны мне, относились к носителям более распространённых индоевропейских языков). Как я установил позже, работа была выложена в магазине готовых работ HomeWork сразу после выдачи заказчику, и кто-то пожелал купить работу на эту тему на следующий день, но с другими примерами (в первоначальных требованиях не указывалось, с носителями какой языковой группы проводятся занятия).
В магазине готовых работ HomeWork счёт идёт уже на десятки тысяч, но это всего лишь счёт. Там есть работы про единый социальный налог (не существующий с 2010 года), который они даже смешивают с единым налогом на вменённый доход, работы по таможенному делу на основе Таможенного кодекса РФ (то есть написанные до создания Таможенного Союза и с его образованием перешедшие в разряд неходовых), работы по бухгалтерскому учёту прошлых лет (и это - несмотря на введение новых форм отчётности с 2011 года и новой редакции Закона о бухгалтерском учёте, действующей с 1 января 2013 года). Не удивительно, что есть исполнители, ставящие под сомнение наличие магазинов готовых работ. Да и офисный персонал не разбирается в том, что можно использовать при написании работы, а что – нельзя по причине «старения» (разве что в сравнительном порядке при обязательном употреблении «старого» материала в прошедшем времени). Незадолго до моего разрыва с HomeWork от меня потребовали внести изменения в работу, посвящённую уголовно-правовой и криминалистической ответственности за контрабанду на основе старой монографии 1996 года. Напомню, что действие разворачивалось в 2008 году, монография же писалась непосредственно перед принятием нового Уголовного кодекса РФ и вышла в год его вступления в силу (по построению фраз, об этом Кодексе в ней говорится в будущем времени). Кроме того, с 2002 и 2004 годов соответственно вступили в силу новые Уголовно-процессуальный и Таможенный кодексы (тогда ещё не было Таможенного Союза, как я уже указывал), и в Уголовный кодекс в конце 2003 года были внесены массовые изменения (хотя бы пересмотр меры ущерба и величины штрафов в сторону увеличения в связи с инфляцией). Поэтому монография не просто старая, её следует называть «старейшей». Зато, когда ссылаешься на диссертации правоведов советского периода в порядке сравнения, но в тему, это вызывает недовольство и преподавателей, и заказчиков, и офисных бездельников таких компаний, как HomeWork. Такое было, когда я использовал в работе Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» (с изменениями от 14 марта 1963 г.) – нормативно-правовой акт, действующий до сих пор, и, возможно, по времени принятия «древнейший» в отечественной системе законодательства.
Второе - курсовые работы, рефераты, дипломы быстро попадают в Интернет. Курсовая работа, сданная хотя бы два года назад на «отлично», сегодня может просто перестать быть оригинальной.
Вот и представьте себе такую ситуацию: компания с многолетним «опытом» деятельности на рынке студенческих работ может иметь магазин, в котором таких готовых работ накопилось больше пятидесяти тысяч; но, сколько там работ устаревших. Ведь такая компания нередко размещает работу в магазине сразу после выдачи работы заказчику или получения её от исполнителя. Степень актуальности информации в готовой работе далее попросту не отслеживается, то же - случаи попадания таких работ на общедоступные Интернет-ресурсы.
Мало того, когда я решил в 2012 году вновь предложить свои услуги HomeWork, но не в качестве регулярного исполнителя, а сделать необычное коммерческое предложение – осуществить тотальную проверку их магазина готовых работ, - руководитель HomeWork Д. Шкляр даже разговаривать со мной не стал, хотя он до этого он неоднократно пытался связаться со мной через социальные сети и почту – «забудем прошлое, уставим общий лад». Но когда я действительно самолично прибыл к нему на Большой проспект П.С., он меня выгнал в оскорбительной форме. Что ж, он об этом пожалеет, так как за прошедшие без малого два года магазин готовых работ HomeWork ещё в большей степени завален «неходовиком». А значит, ему предстоят скандалы: ведь исполнителей, которые написали работы, вошедшие в магазин, Шкляр давно выгнал, и ему не на кого будет перекладывать ответственность
Свой магазин готовых работ есть и у меня: в настоящее время я единственный исполнитель, имеющий собственный магазин готовых работ (прим. авт. – магазин закрыт с 01.09.2015). И именно поэтому он выгодно отличается от магазинов готовых работ «рефератных» компаний.
Работ в нём не так много, несколько сотен. Казалось бы, смехотворно мало – не десятки тысяч и даже не тысячи. Но я не использую чужой труд (у меня, правда, есть в магазине двадцать работ других авторов на правах комиссионной продажи как следствие первоначального замысла проекта Goodauthors, но уже в этом ещё одно отличие от HomeWork, где от продажи готовых работ исполнители ничего не получают, а иногда получают меньше, чем ничего, вроде вымогательства бесплатного труда при «подгонах» под видом «корректировок»). Лучше иметь две своих руки и одну свою голову, чем десятки подневольных голов и пар рук.
У меня нет «неходовых» работ, так как все работы я проверяю один раз в семестр (по новостям на сайте это можно отслеживать), и работы, не прошедшие проверку, снимаются с продажи (одни – навсегда, другие – временно, до осуществления доработки, это определяется величиной утраты ими оригинальности и актуальности).
У меня есть и такие готовые работы, которые … никогда не защищались! Ведь HomeWork постоянно вещает о том, что выложенные в магазине готовые работы «защищались в прошлые годы на «хорошо» и «отлично». Я не буду говорить того, чего нет. У многих исполнителей есть материалы необработанные, не вошедшие в намеченные работы по разным причинам. И вот я решил: а что, если их переработать в курсовые работы, рефераты, эссе? А дальше – просто: берись и делай! В частности, большинство работ по дисциплине «Концепции современного естествознания» никогда не сдавались, а написаны при переработке накопившегося неиспользованного материала. Чем лежать бесполезным грузом, пусть лучше это будут законченные произведения, описания которых будут выложены в магазине. И если даже не найдётся желающий купить готовую работу на конкретную тему, то такое разнообразие тематики и дисциплин для готовых работ сделает мне как исполнителю немало чести и привлечёт новых заказчиков, в том числе тех, у кого HomeWork вызвал разочарование. Так что и здесь я оказался первопроходцем, исполнителем, работающим не только на заказ, как это принято, но и на продажу. И уже есть первые результаты: была куплена работа на тему «Сравнительный анализ реформ Селима III и Махмуда II», написанная при переработке накопившегося массива разрозненных материалов в «незавершённом производстве». И если говорить о «незавершённом производстве», то исполнителю – и самому, и через компании – приходится писать части дипломных работ. У меня набралось их больше двадцати, и кое-что я уже при самостоятельной массовой доработке дописал до полных работ.
Это только Д. Шкляр, самостоятельно не написавший ни одного реферата, может говорить, что исполнители сбывают «шлак». Вспомним, что многое, считавшееся «пустой породой», сбрасывалось в отвалы. Но затем приходили потомки перводобытчиков, использовавшие более совершенные способы переработки, и «шлак», «отвал» превращался в ценный ресурс. Вот такой переработкой я занимаюсь регулярно, и я – именно тот исполнитель, у которого можно одинаково хорошо и купить готовую работу, и заказать новую (на тему, которую я не обрабатывал, или же такая обработка устарела до степени исключения из числа готовых работ).
Приведу фрагмент из «Книги о шашках» В.Б. Городецкого: «Может возникнуть вопрос: так ли велика разница между нормальными окончаниями и этюдами; почему одни подняты на высокий пьедестал искусства, а другие относят к обычным позициям? Ведь и тут и там встречаются труднонаходимые, тонкие ходы. И всё-таки. Все знают, что большинство металлов подвержено уничтожающей коррозии — окислению. Сколь бы блестящим и красивым ни был металл, он со временем начинает ржаветь. И только благородные металлы сохраняют свой первоначальный вид невзирая на время. Ещё пример. Есть музыкальные произведения, которые можно слушать в течение всей жизни и каждый раз открывать новое и новое. Подлинные произведения шашечного искусства тоже не стареют. И восхищение, которое они вызывают сегодня, воздействие, которое они оказывают на людей, непреходящи».
То же самое можно сказать и о хороших курсовых и дипломных работах.

01.09.2014 ЗАРАБОТОК В ИНТЕРНЕТЕ: ОН ВСЁ ЖЕ СУЩЕСТВУЕТ!


В 2006 году у меня был заказ на дипломную работу, посвящённую мошенничеству в Интернете. В моём магазине готовых работ её нет: и оригинальность в значительной степени утрачена, и законодательство за восемь лет изменилось, а главное – мошенники за это время придумали новые способы. Появились даже ранее не существовавшие мошенники с садистскими наклонностями. В «нулевые» годы, по крайней мере, мошенники были сами по себе, садисты – сами по себе. А новые ублюдки (так как межвидовые гибриды ранее называли именно этим словом) хотят не только заполучить чужие ресурсы (деньги, вещи), но и поиздеваться над пострадавшим. Первые экземпляры этих ублюдков стали известны мне в 2011 году, а массово они начали появляться в следующем, 2012 году.
А с 2013 года в Интернете массово распространяются новые виды мошенничества, издевательски называемые «заработками в Сети». Сводятся они к трём видам:
различные «курсы успешности» и «партнёрские программы», приобретение которых является платным с обещанием сверхприбылей;
обычные финансовые махинации для вовлечения массы непрофессионалов; можно выделить подвиды: самые обычные финансовые пирамиды и валютно-биржевые спекуляции (от рынка Forex до бинарных опционов, к большому горю, реклама последних проникла и в процесс выполнения дипломных работ);
пропаганда азартных игр с обещаниями высоких доходов. О последнем стоит рассказать особо.
В детстве мы с братом играли в странную, придуманную им игру. Он кричал: «Прячься, Рожа летит!» По его мнению, это странное существо, которое летает и издаёт жуткий звук «Ы-ы-ы-ы», можно обезвредить только одним способом. По указанному крику обоим нужно было спрятаться под одеяло, и эта «Рожа» опускается на одеяло, затем последовательно – ходит, села, легла, - и в этот момент нужно сбросить с себя одеяло, поймав в него «Рожу» и немедленно придушив.
В Интернете в качестве такой летающей «Рожи» постоянно выступает то и дело появляющийся на баннерах «Иван Полонский», который утверждает, что разработал выигрышную стратегию для игры в казино, но на самом деле это давно известная «стратегия мартингейл», где предлагается ставить на один цвет – красное или чёрное – и при проигрыше удваивать ставку, а при выигрыше – менять цвет. Даже при выигрыше она только перераспределяет потери во времени.
Но манипуляция не сводится к собственно азартным играм. Особое внимание заостряется на том, что игра идёт в Интернете, то есть якобы «зарабатывать» можно, «не выходя из дома». Ведь в обычное казино многие не пойдут, потому что осознают, что «игроки выигрывают редко и случайно, а игорный дом выигрывает всегда». А в Интернете игроку противостоит программа, настраиваемая заинтересованными людьми, и возможность проиграть ещё больше. Кроме того, идёт манипуляция словом «зарабатывать», хотя все перечисленные способы – это простое перераспределение, и чаще это перераспределение от обманутых пользователей к мошенникам, вроде Ивана Полонского.
«Зарабатывать» при этом противопоставляется понятию «работать», хотя это изначально однокоренные слова без противопоставительных приставок. В Интернете на каком-то утраченном форуме я нашёл следующую запись: «Общество будет продолжать болеть до тех пор, пока не поймет, что «зарабатывать» - обратная сторона медали с понятием «приносить пользу». Коррупция, низкие оклады, лохотрон суть следствие одного и того же». Я уже не стану отвлекаться на то, что данный пример – это сознательное соединение организаторами Интернет-зависимости и лудомании (игорной зависимости).
И всё же я не могу согласиться с тем, что заработок в Интернете не существует! Как-то внезапно я подумал: разве мой авторский магазин готовых работ расположен не в Интернете? И разве он не приносит доход? Пусть не от продажи самих готовых работ. Но работы эти написаны на самые разнообразные предметы и темы, что свидетельствует о том, что я исполнитель не просто профессиональный, но и разносторонний. А это привлечёт заказчиков, особенно разочарованных «рефератными» компаниями.
Ведь такое разнообразие тематики и широкая полоса дисциплин редко встречается у одного исполнителя. Обычно только «рефератные» компании такое могут. Но в действительности они могут не так много и не могут ничего сами по себе. В офисе компаний вы не найдёте настоящих исполнителей (исключений – единицы, и их стараются полностью истребить). Иногда, впрочем, они пытаются скоропалительно писать работы сами, но как они это делают, я один раз видел и запомнил навсегда: простая компиляция имеющихся у них работ прошлых лет с заменой терминологии, что приводит к несоответствию заявленной теме. Кто видел такое, не сможет забыть, кто не видел, тот не поверит! А наличие посредников, причём невежественных, - это всегда искажение сведений между заказчиком и исполнителем.
Да, и у меня возникло всё это не сразу. Я много читал и брал работы на то, о чём имел представление. Постепенно у меня отработалась система поиска материалов в новых изданиях и периодике. Я научился их обрабатывать и сопоставлять, оценивать и – при необходимости – выражать несогласие.
Разумеется, у меня нет таких неправдоподобных доходов, которыми хвастаются перед толпой обывателей организаторы азартных игр и спекуляций. Обидно даже, что им верят: мой отец не без гордости выражал своё отрицательное отношение к «Спортлото» и прочим ему подобным, произнося: «Я в карты с государством не играю», зато был готов сыграть в рулетку с частными лицами, поставив мне в пример того же «Ивана Полонского», который якобы столько зарабатывает в Интернете. Я думаю, если бы был какой-то «выход для всех», там бы довольно быстро возникла давка. И поэтому я в такие «выходы» не верю и другим не советую.
Лучше искать или даже создать собственный выход. А чаще всего он бывает там, где был вход. И поэтому я собрал все свои работы прошлых лет, проверил их по всем показателям: сначала оригинальность по программе Антиплагиат, затем перечитал все работы, прошедшие эту проверку (потому что сама по себе величина оригинальности означает только то, что данная работа ещё не успела попасть в Интернет), и исключил и многие оригинальные работы: одни – по причине старения сведений в них, другие – потому, что они просто не понравились мне: в «рефератных» компаниях как только не заставляют уродовать изначально хорошие работы, объясняя это отработанной фразой «так-хочет-заказчик(преподаватель)», то есть речь идёт уже не о требованиях «методичек» (которые тоже часто содержат грубые ошибки или вообще написаны бессодержательно), а о простом «хочу», обоснованным исключительно статусом того, кто хочет, и в этом статусе он ощущает свою безнаказанность и начинает откровенно борзеть. Я помню, что в компаниях (даже в собственной – «Кафедра-Консалт», в память о которой я и назвал один из своих ресурсов в Интернете), под давлением менеджеров-кураторов-партнёров приходилось уступать заказчикам, а окажись бы я один на один с этими особо наглыми заказчиками – пошлю к чёрту.
И хотя я в своей работе опираюсь на Интернет, я даже не представляю, что можно зарабатывать, не выходя из дома. Да, дома – моё рабочее место, но мне для работы приходится ездить:
в различные районы Санкт-Петербурга, а иногда и Ленинградской области для расклейки своих объявлений (так как на одну рассылку в Интернете я не надеюсь, тем более – иметь всего один вид рекламы просто опасно);
в согласованные места (преимущественно торговые центры) для встреч с заказчиками, так как я предпочитаю личные контакты и никогда не принимаю «на дому»;
в библиотеки за материалами для выполнения работ.
И тем не менее, меня с большим правом можно назвать Интернет-предпринимателем, чем «Ивана Полонского» (тем более в ОКВЭД нет такого вида деятельности, как участие в азартных играх, а сам игорный бизнес разрешено организовывать на определённых территориях, которых, к сожалению, стало на одну больше из-за Крыма). Также мой магазин готовых работ с большим основанием можно именовать магазином успеха, тем более – он во многом отличается от именуемых «магазинами» откровенных свалок «неходовика» у компаний, вроде HomeWork.
Более того, я считаю, что любой профессиональный и ответственный исполнитель (но именно если он – профессиональный, то есть мастер своего дела, и ответственный, то есть ему небезразлично, что он пишет в своих работах) может последовать моему примеру. Нужно только потрудиться: сначала тотально проверить все свои работы прошлых лет в той последовательности, как это сделал я – сначала на оригинальность, затем на содержание. Для тех работ, которые прошли проверку, следует составить их описание по основным показателя. У меня их восемь – наименование/тема работы; предмет; статус/тип – т.е. диплом, курсовая и др.; объём, выраженный в страницах формата А4 при шрифте 14 Times New Roman и интервале 1,5; характеристика содержания (роспись глав и параграфов); количество наименований в списке литературы; цена; дополнительные сведения (если они есть). Этого необходимо и достаточно для заказчика. Затем создаётся сайт в Интернете с наличием нескольких основополагающих страниц для подробного описания своей деятельности как исполнителя, а остальные страницы добавляются по структуре «общий каталог – тематический раздел – конкретная работа». Я иду ещё дальше: переработкой накопившихся у меня за много лет материалов и «незавершённого производства» регулярно пополняю магазин новыми работами, а дважды в год провожу всеобщую проверку готовых работ, чтобы не сбывать работы, устаревшие до степени исключения из числа «ходовых».
Причём самих работ (текстов) в Интернете нет, есть только описания. Если находится желающий купить работу (оплатив её одним из указанных на сайте способов), я вышлю ему текст работы. Кстати, из-за этого у меня в марте 2014 года даже произошла стычка с одним преподавателем, не желавшем принимать работу только потому, что её описание выложено в Интернете. Не сомневаюсь, что если бы это была страница с описанием работы не на моём сайте (как я уже говорил, единственном известном мне магазине готовых работ исполнителя, а не компании), а на сайте HomeWork или SaveStud, то такого бы просто не произошло. Потому что к «рефератным» компаниям относятся лояльно, а к самостоятельным исполнителям – неприязненно.
«Рефератные» компании делают всё, чтобы дискредитировать самостоятельных исполнителей, работающих вне компании. Я, конечно, при приезде в 2007 году в Санкт-Петербург начинал именно с работы в качестве исполнителя при компании (не могу написать «в компании», так как исполнители выведены за штат). Первоначально у меня даже возникла иллюзия «социального партнёрства», бывшая не совсем иллюзией, так как на начальном этапе «рефератные» компании действительно играли в «социальное партнёрство» и только затем начали политику «свёртывания демократии» (один HomeWork в этом отношении чего стоит – за короткий срок сразу три ужесточения требований к исполнителям: повышение штрафов за претензии, введение «ограничений» в работе и практика переноса выплат на неделю и больше). Окончательный поворот к прекращению «игры в демократию», похоже, совпал по времени с моим переездом в Санкт-Петербург. Ощущение «партнёрства» у меня возникло и потому, что здесь «часть», именуемая исполнительским гонораром (тогда в процентном отношении выше, чем сейчас), была больше «целого» - того, что я мог брать за работу на Юге, к тому же мне не нужно было искать себе заказчиков. Казалось бы, хорошо, но оборотной стороной было невежество офисных работников и всё, что происходило от него. Я написал об этом выше и повторять не стану. Попросту: компания может дать тебе работу, но может и не дать, и всегда при любых стычках наказывают исключительно исполнителя.
Существуют и другие приёмы дискредитации самостоятельных исполнителей. Раньше был распространён такой: исполнитель, работающий «якобы» по выезду, встречается с заказчиком в условленном месте, принимает заказ, берёт сумму аванса и … пропадает! Таких случаев, конечно, было не так много, но усилиями «рефератных» компаний все они были на виду и на слуху у широкой публики, а иногда организовывались самими компаниями, причём в роли подставного исполнителя мог выступать как кто-то из офисных работников, так и один из немногочисленных привилегированных (по терминологии HomeWork - «прикормленных») исполнителей.
Более поздний способ – создание «подставных» якобы «независимых» исполнителей, которые являются на самом деле «младшими посредниками второго порядка» при «рефератных» компаниях. Они регистрируются на сайтах этих компаний, берут разнообразные по темам работы и распределяют их среди непосредственных, настоящих исполнителей, чьи гонорары, разумеется, становятся ещё меньше. Я навсегда запомнил, что одна такая была отмечена фирменными часами с логотипом HomeWork на корпоративе в ЕСОДе 23 декабря 2007 года – как раз за подобную «организацию работы». А в конце января следующего, 2008 года, у меня был разговор с обоими организаторами HomeWork – В. Бакутеевым и Д. Шкляром: оба они не могли поверить, что я являюсь таким разносторонним исполнителем, который сам пишет все работы. По своему консервативному мышлению, они решили, что я такой же «посредник второго порядка». А в филиале компании в Екатеринбурге мне по телефону вопрос на ту же тему задали в середине мая того же года, несмотря на то, что я уже один раз отвечал на него, и руководство компании должно было позаботиться о том, чтобы впредь подобные вопросы не возникали. Сейчас таких «младших посредников» больше чем достаточно, но их можно узнать по ряду признаков на сайтах (утверждение, что у них десятки тысяч готовых работ; наличие двух и более стационарных телефонов; указание, что они пишут только дипломные работы, тогда как я начинал с небольших контрольных; встроенные – то есть постоянные, не всплывающие - баннеры «рефератных» компаний, по отношению к которыми они, несомненно, и являются «младшими посредниками» и др.). И появление исполнителя, работающего в режиме компании (и даже группы компаний, считая мои другие ресурсы – «Синьор Курсаче» и «Новая Кафедра-Консалт»), – это нежеланный прецедент, но с ним всем «рефератным» компаниям придётся смириться. Не меньше, чем смириться. Потому что – большего я хочу.
Ведь исполнители существовали до появления таких компаний. Правда, тогда не было Интернета. Но сейчас, когда он есть, один исполнитель может использовать его возможности, как это делаю я. И не стоит сетовать, что мои сайты реализованы на условно-бесплатном хостинге Ucoz. В хороших руках и Ucoz – не «ширпотреб», а непрофессионалам и Битрикс не поможет.
И можно поразмышлять над тем, каким станет рефератный рынок, если не будет «рефератных» компаний, а исполнители, конечно же останутся, и будут работать с заказчиками без помех, создаваемых посредниками.
Попытку в этом направлении я предпринял ещё в 2012 году. Тогда я написал «Манифест исполнителя», отражающего первоначальный замысел данного сайта. Там были такие слова:

Исполнитель!
В рефератном деле ты – ключевая фигура! Разве без тебя возможно выполнение курсовых и дипломных работ на заказ? Ни одна компания не может существовать без тебя и других твоих собратьев-исполнителей.
Но в нынешних условиях организации рефератного дела ты – самая незащищённая фигура!
Многочисленные компании, называющие себя «рефератными», а на самом деле являющиеся посредническими, пользуясь твоим трудом, искусственно создают тебе тяжёлые условия!
Ты чаще всего работаешь без договора, а если договор и заключается, это делается только для того, чтобы обезопасить компанию, которая постоянно его нарушает и всегда объявляет виновным тебя!
С каждого заказа ты имеешь 20-30 % той стоимости, которую уплачивает заказчик. Остальные 70-80 % достаются всей этой ораве менеджеров, кураторов, контролёров и владельцев «рефератных» компаний. Все они отличаются полной некомпетентностью в отношении рефератов и дипломов, все они когда-то сами выступали в роли заказчиков и никогда не пробовали себя в качестве исполнителей.
Мало того, что они не отрабатывают присваиваемые ими 70-80 % стоимости заказа, не желая анализировать задания на работы и перекладывая это на тебя. В силу своей некомпетентности они допускают регулярно грубые ошибки и сами же спрашивают с тебя за эти ошибки! Они придумывают, как бы заплатить тебе твои 20-30 %, издевательски именуемые «гонораром», как можно хуже и позже, а то и вообще не заплатить!
Они придумывают различные поводы для штрафов, обвиняют тебя в плагиате, заставляют исправлять несуществующие замечания, вымогают бесплатный труд под видом «корректировок», принуждают уродовать написанные тобой работы, которые после этого утрачивают всякий смысл!
Формально тебе дают право самостоятельно строить график работы и отстаивать свою точку зрения. На деле тебе могут звонить круглосуточно по ерунде, а твоё мнение, даже самое разумное и обоснованное, будет отброшено в пользу любой истерики кого-то из работников компании или заказчиков.
Есть и такие офисные работники, которые не брезгуют откровенными оскорблениями и унижениями в твой адрес и в адрес написанных тобой работ.
Если у тебя проблемы хотя бы с одним из выполненных тобой заказов, они стараются не заплатить по всем заказам, выполненным тобой. Всегда это мотивируется тем, что деньги якобы приходится вернуть заказчику, но сидящая в офисах свора бездельников знает, что это непроверяемо, чем и пользуется. На самом деле почти у всех «рефератных» компаний отработана система, при которой и исполнителю его жалкий «гонорар» не выплачивается, и заказчику ничего не возвращается.
Также «рефератные» компании грубо нарушают твои авторские права, продавая написанные тобой работы в своих магазинах готовых работ, в том числе и те, которые не были оплачены тебе! И с этого ты уже ничего не имеешь!
Компаний, личный состав которых образуют профессиональные исполнители, очень немного. И их становится всё меньше. Зато появляются такие компании, которые выдают себя за «независимые ресурсы».
Твои враги не только «рефератные» компании. В последнее время среди твоих формальных коллег – вроде бы таких же преподавателей, но неспособных быть исполнителями, - возросло количество случаев намеренно проваленных работ. Тебя заставляют при «корректировках» делать заведомые ошибки, не слушая твоих разумных аргументов, а затем тебя же обвиняют в этих ошибках.
Хотя считается, что каждый преподаватель «видит тему по-своему», «индивидуальным видением» можно оправдать что угодно: коррумпированность, некомпетентность и даже личную неприязнь к тому, кто сдаёт работу.
Среди студентов в последнее время усилился потребительский экстремизм. Они считают, что за ту умеренную сумму карманных денег, которая достаётся тебе, ты им должен всё!
Но самое худшее – когда беспредельщики, представляющие компании, студентов и «научных руководителей», объединяются против тебя, Исполнитель! «Рефератные» компании всё чаще поощряют неадекватное поведение заказчиков, чтобы вызвать их негодование в твой адрес! «Научные руководители» нередко не принимают работу только потому, что она была «заказана не в той компании» или «не у того исполнителя». Известны случаи, что такие «научные руководители» подлизывались к владельцам «рефератных» компаний и становились у них «прикормленными» - привилегированными – исполнителями без каких-либо объективных оснований.
Почему ты, профессионал, мастер своего дела, должен унизительно уступать всем этим некомпетентным личностям?

Разумеется, я отразил здесь все свои обиды, особенно самые недавние на момент написания Маниыеста: во-первых, невыплаты от Яны Склярук (менявшей требования к работам по ходу самой работы и навязывавшей откровенно непроходные ошибочные материалы), представлявшей законченную посредническую компанию IQ Assistant, карлика рефератного дела с завышенной самооценкой, крайнюю степень вырождения посредничества; во-вторых, обидную фразу человека, которого (точнее – которую) я считал своим другом и партнёром по делу больше трёх лет: именно в момент крайнего обострения ситуации с IQ Assistant при просьбе помочь, когда, обессиленный таким террором, я уже не мог справиться один, она в ответ на мою просьбу о помощи произнесла зловещую фразу, которую не прощают: «Ты не умеешь делать дипломные работы!» Обида оказалась страшной и привела к разрыву между нами, даже толкнула меня тогда в объятия людей ещё более зловещих – откровенных социопатов. И это не просто мои переживания: вспомним, что в 1962 году в Новочеркасске оскорбительный выкрик партийного чиновника в адрес рабочих, недовольных повышением цен на продукты и увеличением норм выработки, который я привожу дословно: «Если не хватает денег на мясо – жрите пирожки с ливером!», привёл к выходу ситуации из-под контроля и в итоге – к трагическому исходу.
Возвращаясь к тексту Манифеста, напомню, что тогда я предлагал создание исполнительской биржи готовых работ, разослав приглашение всем знакомым исполнителям с горячим призывом, завершавшимся такими словами:

Исполнитель, ты вправе принимать решение самостоятельно, но от твоего выбора зависит будущее твоей творческой работы. Чем больше исполнителей поддержат наш проект, тем сильнее будет удар по всем «рефератным» компаниям и их владельцам и офисным бездельникам. Ты можешь обойтись без них, а они без тебя не могут просто существовать!

Представьте себе, насколько я был тогда разочарован: очень немногие откликнулись, а описания своих работ предложили и вовсе только два человека. А среди остальных даже возникло всеобщее озлобление. Причину частной неудачи я понял недавно: исполнителям не хватало того профессионализма и той ответственности, которыми можно охарактеризовать меня. Я отношусь к выполнению рефератов и дипломных работ на заказ как к работе, а не подработке, и всегда считаю себя ответственным за написанное.
В 2013 году я перестроил сайт для биржи в свой магазин готовых работ, – и вот он перед Вами. Впрочем, название Goodauthors - «Хорошие авторы» (во множественном числе) я сохраняю для своего магазина. Потому что я руководствуюсь тем же подходом, что и правительство Египта, которое после выхода Сирии из состава Объединённой Арабской Республики (ОАР) длительное время сохраняло название ОАР, указывая на верность политики единства арабского мира, и даже предпринимало шаги в этом направлении.
Я тоже предпринимаю такие шаги. Практику комиссионной продажи работ других авторов (они отмечены в разделах каталога красными звёздочками) я не отменяю. И приветствую, если настоящие исполнители также создадут такие же магазины и рабочие ресурсы.


Рецензии